159

Дневник: Закрытый город.(окончание)часть 4.

От автора: Последняя запись.

моя страничка в контакте для тех кому будет интересен бумажный вариант:https://vk.com/id38689530


Запись 32.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я снова отвлёкся. Большаков укладывал дочь спать. Я слушал их разговоры:

- Ничего Юленька, теперь нам будет жить полегче. Уедем, как можно дальше. Купим домик с садом. Ты снова будешь ходить в школу. Я устроюсь на новую работу. У тебя появятся новые друзья. А в саду, если хочешь, я поставлю тебе качели. Ты ведь помнишь как раньше я качал тебя на качелях?

- Помню Папа, но не надо. Я уже взрослая. Зачем нам эти качели? – ответила его дочь.

- Ну, и что? На качелях в любом возрасте можно качаться. Я сделаю большие качели – Павел Фёдорович подоткнул ей одеяло - Ты главное пока поменьше двигайся и отдыхай. Тело должно приспособиться.

- Спасибо Пап. Вы и так уже для меня слишком много сделали. Лучше сами отдыхайте. Я крепкая. Справлюсь. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, доченька.

Большаков осторожно отошёл от её постели и сел возле меня:

- Как вы её смогли притащить? Я же так и не спросил, что вы бедолаги из-за неё там пережили? Трудно было её там отыскать?

- У нас путеводная звезда была. Семён которая – пожал плечами я – Нашли мы её быстро. Кукла хранилась в капсуле из стекла. Код подобрать не смогли. Тогда Андрей аккуратно разбил стекло. Хорошо, что кукла была полностью укомплектована. И уже одетая.

- Это да. – Большаков посмотрел в сторону дочери – А я признаться, старый дурак, про одежду и не подумал. Как только будет подходящая остановка – побегу на рынок, бельё покупать.

- И обувь – подсказал я. – Мы же её, в резиновые сапоги 44 размера, обули на станции.

- И обувь! – схватился за голову Большаков – Ох отвык. Отвык я от роли отца. Всё мне бутылка заменила. Всё теперь сухой закон! Думать теперь только о дочери и о будущем. Баста!

- Тащить было её конечно тяжело. Андрей привязал её мне на спину, при помощи изоленты и найденных обрывков верёвки. А Семён открыл нам прямую дорогу к станции из первого корпуса. Жаль, сразу так нельзя было сделать. Хотя нет. Не жаль. Тогда бы мы про многое не узнали. И Аристов Сергей Валерьевич спустил бы биомассу в городскую канализацию.

- Но как Семён станцию отключил? Вот что мне покоя не даёт. Ведь я же работал на ней. Знаю. Это можно было сделать только вручную. А он сделал аварийную остановку. А это верная смерть для того кто производит аварийное отключение. Так станция устроена.

- Фунтик же выжил – усмехнулся я.

Большаков поморщился:

- Давай только не про него.

- Как скажешь. Насчёт отключения могу и рассказать – согласился я – Мы послали на верную смерть снеговика.

- Кого?

- Игрушку, которую мне подарил Семён. Ах, да, ты же её не видел. В общем, он мне её подарил, и я принёс её на станцию в сумке со своими вещами. Но в последний момент, перед отправкой, Семён её у меня спёр и отдал Андрею. Я про это ничего не знал. И сам удивился, когда возле труб вентиляции ведущих из первого корпуса на электростанцию он неожиданно велел Андрею её достать. Мы, подсадили снеговика в вентиляционный короб, и Семён велел нам возвращаться. А дальше было всё просто. Мы дошлёпали по подземному пути до кабельных тоннелей и вернулись на Консерву. А там, нас уже ждали вы и контейнер, где плескалась ваша дочь.

-Угу – кивнул Павел Фёдорович – Я пойду, чайник поставлю. Ты будешь пить чай?

Я согласно кивнул. Он отошёл от меня и я усевшись на своей койке, прислонился спиной к стенке вагона. Закрыл глаза. Но даже с закрытыми глазами, передо мной снова стояла эта сцена с переливанием дочери Большакова в куклу...

Усталые и замученные мы сбросили ненавистные защитные костюмы на втором этаже Консервы. Но посидеть отдохнуть не удалось. Едва переодевшись, пришлось идти помогать Большакову перетаскивать тяжеленный контейнер из нержавейки. Он привёз его на станцию на машине. Сам Павел Фёдорович то же был изрядно потрёпан. Видно поездка за дочерью в санаторий далась нелегко. Мы не спрашивали его как все прошло. Не до этого было. Время поджимало. Контейнер пришлось тащить на второй этаж где Семён уже подготовил нам стол и обследовав куклу остался доволен.

- Молодцы ребята! – торжественно объявил он – Справились. С большим делом справились.

- Теперь дело за тобой – ответил ему Андрей – Пока не будет отключения электростанции я не дам добро на пропуск вас на железнодорожный вокзал. Поезд отходит через три часа. Так, что рекомендую поторопиться.

И для убедительности он повертел перед носом у Семёна большой чёрной трубкой рации. Но на того этот жест не подействовал.

- Вы пока займитесь девочкой – велел он – Половники я вам приготовил. Руками не трогать. Она едкая. Куклу я для вас уже раздел. Прошу.

Мы втроём несмело приблизились к кукле. Я, конечно, видел женщин голыми и понимал, что перед нами всего лишь кукла, а не живой человек. Но всё-таки было некое чувство неловкости, словно бы я нарушаю табу и вижу, то, что мне не положено видеть.

- На теле куклы вы можете видеть полости – показал Семён – Масса куклы специально рассчитана на девочку 12 – 14 лет. То есть, способна принять необходимую массу тела от подростка заражённого аркатом в 4 стадии. Скелет из титана и облегчённых материалов. Верхний слой из качественного силикона. Внутренний - состоит из множества слоёв способных быстро впитать в себя жидкость как губка. Сначала вы зальёте полностью брюшную полость. Потом, голова, руки и ноги. Старайтесь, что бы убралось всё. Не торопитесь. Жидкость будет расходиться по телу куклы постепенно и равномерно. Я же займусь отключением электростанции в подвале.

- Как мы узнаем, что ты её отключил? – хрипло спросил Андрей.

- О. Вы в окно увидите.

И Семён ушёл.

- Ну, начнём помолясь – вздохнул Павел Фёдорович и открутил крышку на контейнере.

В нос ударил едкий противный запах. Пахло прокисшей квашеной капустой. Меня чуть не вырвало. Кашляя отступили от контейнера. Пришлось надеть противогазы, висевшие на стене. Контейнер подтащили к столу и разобрали половники. Минут за двадцать мы закончили с туловищем. Павел Фёдорович сбегал в машину и принёс воронки, что бы было удобнее. Я держал воронку, пока Андрей возился в контейнере половником, и осторожно зачерпывая жижу, переливал её в полости рук и ног.Всё равно в контейнере оставалось слишком много. Или нам это казалось?- Ничего – испуганно, утешал сам себя Большаков – Сейчас мы с конечностями закончим. И дочка нам поможет. Давай Юленька помогай, нам. Привыкай к новому телу. И не важно, что ты теперь брюнетка. Ты же всегда хотела брюнеткой быть. Может быть, цвет волос смениться, когда ты обживёшься внутри?

Как бы у него крыша от пережитого не поехала, подумал я тогда. Впрочем, мы все от такого, наверное, уже с ума сошли.

Вспышка света осветила окна второго этажа и на несколько секунд ослепила нас.Пол под ногами заходил ходуном. Бухнули лампы дневного света под потолком и разлетевшись на мелкие осколки осыпали нас словно блёстки. Зашумел в подвале невидимый генератор и по стенам загорелись красные аварийные светильники, осветив комнату багровым зловещим светом. Едва проморгавшись, мы бросились к ближайшему окну. И увидели.

Из корпусов, из самого центра провала бил в тёмно- голубое небо огромный белый луч света.

- Это отключение? – в ужасе крикнул Андрей, обращаясь к Большакову – Это точно оно?

- Больше смахивает на взрыв – ответил бледный Павел Фёдорович – Не понимаю. Он вызвал перегрузку. Погоди. Сейчас если погаснут все огни на корпусах. Значит это оно.

Словно в подтверждение его слов прожекторы, освещавшие высокие стены третьего корпуса начали гаснуть. Третий корпус потемнел и теперь издали походил на чёрное лицо старика сморщившегося, словно от боли. Но видимо это только мне одному так показалось. Андрей заликовал:

- Наконец то! Теперь мы покажем Мирону, где раки зимуют. Проутюжим эту заразу как следует.

Он отошёл от нас и взялся за рацию:

- Приём. Приём. Это Фартовый. Как слышно?

- Слышу тебя хорошо Фартовый. Докладывай. Приём.

- Мавр сделал своё дело – Мавр может уходить. Приём.

- Принято. Мы уже видим. Весь город обесточен. Приступаем к операции “Надежда”. Передай гражданским, что вагон ждёт их на Железнодорожном вокзале. Если не хотят попасть в заваруху – пусть не мешкают. Поезд долго ждать не будет.

- Принято. Ещё хочу доложить о ценной информации полученной мной….

От громкого выстрела у меня заложило уши. Андрей замер и удивлённо схватился за грудь. Его повело, и он неловко упал, выронив из рацию из правой руки.

- Гы. Приветик – из полумрака выступила до блевоты знакомая фигура. Фунтик. Он переступил через упавшего Андрея и навёл на нас пистолет:

- Отдохнуть собрались? Гы. На курорт, всей семейкой? А как же лучший друг семьи, останется здесь совсем один? Гы?

Мы молчали в оцепенении от произошедшего.

- Я вовремя подслушал ваши переговоры с военными. Какая же ты Павлуша всё-таки гадина. Про всех подумал, а про меня забыл. Про меня забыл? Я же был тебе вернее собаки – продолжил Фунтик.

- Нет. Не был. Ты сумасшедший Фунтик, – оборвал его Большаков – Не знаю, какие демоны в тебя вселились, и не хочу знать. Но после аварии ты перестал быть человеком.

Фунтик ухмыльнулся. В этот момент заговорила рация:

- Фартовый? Приём. Как слышно? Приём?

Фунтик подобрал рацию и голосом Андрея ответил:

- Приём. Говорит Фартовый. Всё хорошо. Тут связь плохая. Свяжусь с вами позже. Приём?

- Понял вас, Фартовый. Отбой.

От того как он использовал чужой голос он стал ещё противнее.

- Ну что же вы встали, - махнул он нам пистолетом – Не стесняйтесь. Продолжайте ваше благородное дело. Гы.

Он заставил нас продолжить переливание Юлии, а сам между тем ходил за нашими спинами и говорил:

- Когда ты меня отправил на смерть Павлуша, я ведь ещё не знал об этом. Ты даже не удосужился попрощаться со мной. Отправил зелёного юнца на погибель. И я умер там. Слышишь? Умер и возродился вновь. Что мне ваши человеческие отношения и пустая мораль, когда я услышал песнь сферы? Вы все насекомые под пятой великана. Такова: великая песнь сферы! Но вам её не дано было услышать. А я слышал её постоянно. Все эти годы. Даже когда станция была отключена, песня рвала меня на части. Гы. Знаешь как это больно Паша? Когда тебя всё время рвёт на части? Ты ведь ни разу не спросил меня каково так жить? C таким грузом на сердце.

Фунтик остановился. Посмотрел в контейнер на остатки дочери Большакова и хихикнул:

- А знаешь, кому ты обязан появлению своей тухлой дочери Пашенька? Мне и только мне. Это я дал дорогу новому миру.

- Чего ты несёшь? - огрызнулся Большаков.

Фунтик сменил голос теперь он зазвучал словно голос мультяшного зайца из Ну погоди:

- Песнь сферы мучила меня. И тогда я пришёл к Мирону. Я рассказал ему о песне и он сказал, что верит мне. И что тоже слышит, как она поёт. Он взял у меня кровь на анализ. А потом похвалил и сказал, что я уникален. Но он тоже меня предал! При помощи меня он провёл свои эксперименты и создал аркат. А что получил я? Разрешение употреблять наркотики в неограниченном количестве, что бы приглушить боль? Вот, как он со мной поступил! Мне так надоела моя работа, Паша. Я хочу славы и известности. Хочу вгрызаться своими зубами в сладкие тела манекенщиц и попивать ром на жарком пляже. И ты мне в этом поможешь, Паша. Я уеду с тобой отсюда, ибо сфера больше не поёт. Она затихла и я свободен.

- Могли бы и договорится, зачем было убивать Андрея? – сквозь зубы проворчал Большаков.

- Ты Паша, не отвлекайся. Занимайся дочкой – махнул пистолетом Фунтик и снова заговорил своим голосом – А договариваться я больше ни с кем не хочу. Я уже знаю, какое интересное время наступает. И хочу занять своё место. В ряду зрителей. Гы. Ваши Андрей с Семёном в моих планах лишние. И кстати.

Он задумчиво почесал затылок:

- Семён. Кто это такой? Я ведь убил настоящего Семёна, тогда, перед аварией и спрятал его тело в камере вентиляции. Мы с ним поссорились из-за одной девчонки.И я убрал конкурента. Но странно - этот ваш Семён в подвале и не Семён вовсе. Перед тем как выстрелить в него я спросил его настоящее имя. Но он только засмеялся в ответ. Так и лежит сейчас в подвале – смеётся.

Контейнер опустел. Мы закончили переливать Юлю под усмешки Фунтика. Он торжествующе подошёл к столу.

-Ну что же, пора прощаться с проклятым городом – ухмыляясь, сказал он и навёл на меня пистолет – А ты мелкий поганец мне больше не нужен. В другое время я бы помучил тебя перед смертью, но уж извини, тороплюсь. Давай подставляй мне лобик, и я убью тебя по-быстрому. Бах и в рай! Хорошо?

От ярости и безысходности у меня горело лицо. Я медлил. Искал глазами что нибудь острое, что бы вонзить в  поганую харю Фунтика. Но он внимательно следил за моими движениями и держал меня на прицеле. Время замедлилось. Мне показалось, что он нажал на крючок. Мимо моей головы что-то пролетело и Фунтик завыл закрыв  свою голову ладонями. Большаков выплеснул ему в лицо последний половник. Не сговариваясь мы бросились к нему и повалили на пол выкручивая пистолет из руки. Он орал на нас разными голосами и сопротивлялся. Павел Федорович насел на него и бил  кулаками наотмашь. Но он не терял сознание. Любой другой давно бы потерял, но Фунтик словно не чувствовал. Его голова превратилась в багровую вздувшуюся массу, глаза выпучились, но он по прежнему сопротивлялся.

- В сторону - крикнул чей-то голос и я увидел как в живот Фунтика вонзился железный рифлёный прут. Отфыркиваясь, мы поднялись на ноги. и увидели Семёна насевшего на прут сверху и проткнувшего Фунтика насквозь, словно иголкой жука. 

- Вовремя я подоспел  - улыбнулся Семён - Но эту тварь так просто не убить. Придётся вымачивать в кислоте.

- Семён ты жив? - обрадовался я - Но Фунтик сказал, что убил тебя.

- Я только притворился. Как он меня убьет, ещё такого оружия не придумали - хмыкнул Семён - Эй Фунтик! Семён с того света передаёт тебе привет. Вот оно долгожданное возмездие.Сколько же я ждал возможности вернуть тебе должок.

- Ты... Не он...Ты не Семён - хрипел Фунтик.Он дёргал руками и ногами пытаясь освободится, но Семён держал крепко.

- Он проросший? -  спросил Павел Фёдорович разглядывая не желавшего умирать мерзавца.

- Не могу сказать точно. Но давайте ребята поторопимся. Тащим его в низ. Я уже приготовил для него ванную.

Мы запихали Фунтика в большую кювету стоявшую в подвале. Она была с крышкой. Крышку плотно завернули на болты. Фунтик тут же начал колотиться о стенки и кричать нам ругательства. Семён усмехаясь показал нам небольшое отверстие в крышке. Туда мы стали заливать кислоту из канистр подставив воронку. А Семён ушёл наверх,сказал, что ему надо проверить как дела у Юли пока ещё есть время.Фунтик заверещал словно заяц.  Я думал про себя -неужели Семён и это предусмотрел: емкость, средство уничтожения,всё было словно приготовлено заранее. А может давно хотел расправится, да не было возможности? Не попадался Фунтик у него на пути? Нет. странно. Когда крики из кюветы затихли, Большаков пнул ногой по её металлическому боку проверяя. Она зазвенела.

- До половины налили, - сказал он прислушавшись к звуку - Хорошая кислота.

- Давай для верности, ещё польём  - предложил я - Для такой скотины лишней канистры кислоты не жалко.

Вылили ещё одну канистру и заткнули дырку пробкой.

- Надеюсь, он там сдох в мучениях - сказал мне Павел Фёдорович когда мы вышли из подвала на улицу. Тут мы услышали громкий шум. В рассветном небе над нами пролетело несколько вертолётов.

- Кажется штурм начался - крикнул мне Большаков  - Бежим наверх.

Наверху Юлю заканчивал одевать Семён. Она уже начала двигаться и немного помогала ему.

- Всё прекрасно - сообщил он Павлу - Кажется, твоя дочь уместилась в кукле. Но психическое её состояние тебе придётся наблюдать. Я рекомендую, найти на большой земле хорошего психолога, умеющего держать язык за зубами. И с докторами надо быть впредь осторожнее. А то они могут испугаться от неожиданности.

- Мы закончили с Фунтиком. Спасибо Семён я учту. -  кивнул Павел Фёдорович - Мы видели вертолёты.

- Да я тоже их видел. Пора вам. Пора. Берите дочку и ступайте с богом. Я же тут пока приберусь.

Я проводил взглядом Павла Фёдоровича бережно взявшего на руки свою дочь и понёсшего её к выходу. Схватил свою сумку - потом опомнился.

- А может и ты с нами? - спросил я.

Но Семён только покачал головой:

- Не могу я. Сначала хотел  было рассыпаться  и стать безвредным пеплом. Как весь чёрный пух, после отключения сферы.  Но теперь нет. После того, что я в первом корпусе узнал. Нельзя мне сейчас на пенсию уходить. Мирон далеко распустил свои щупальца и кто то должен помешать ему.

- Но ведь есть Кузнецов - сказал было я.

- Кузнецов не выход. Он такой же мерзавец. Ну, может чуть получше. Если Кузнецову дать в руки такую власть, он тоже наворотит дел. Сейчас, возле них, должен находится человек который сможет сгладить углы и помочь людям выбраться из надвигающейся катастрофы. И потому я не уйду. Останусь в Солнечногорске. Посмотрю к чему всё приведёт.

Он увидел моё грустное лицо и улыбнулся:

Не печалься. У тебя вся жизнь впереди. Не сомневаясь, двигайся вперёд и всё у тебя будет с Ниной замечательно. Чёрный пух рассыпался безвредным пеплом. Сегодня, множество  хороших людей наконец обрели долгожданный покой и больше не плачут от горя, летая над провалом. Разве, ради такого, не стоило постараться?

- Наверное стоило, - промямлил я - Но Семён...

-  Ты давай. Шуруй на станцию с Павлом. Вещи свои не забудь. Тебе, кстати, вместо снеговика Андрей подарок подсунул.Сказал, что на свадьбу для молодых.

Он посмотрел на лежавшее тело Андрея:

-  Хороший он парень, жаль, что так нелепо погиб. Но что поделать.

На прощание мы обнялись. Я отнёс вещи в машину, но потом Большаков вспомнил, что Юля без обуви и я поднялся наверх, взять сапоги. Пусть и не по размеру, но хотя бы на первое время. Вернувшись, я увидел странную картину - Семён перетащил тело Андрея  на стол и склонившись над ним напевал поминальную песню уборщиков:

"От зари и до зари смена наша тянется

Жизнь проходит мимо нас – ты постой красавица

Просыпаемся в мечтах и спокойных мыслях

Отряхнём с сапогов мы чужие жизни

Все кто новый – встанут в строй

И заменят прежних

Серебристый скафандр - чистые одежды

Черным пухом станем мы

Нет у нас надежды".

Он стоял спиной ко мне. Я, стараясь его не беспокоить, взял сапоги и ушёл. Надеюсь, мне не доведётся услышать эту песню снова. Проклятый Фунтик забрал жизнь ещё одного моего нечаянного друга. Прости меня Андрей. Пусть я не разделял твоих взглядов по поводу больных аркатом, но ты был хорошим соседом, мы прошли вместе через корпуса.Ты неоднократно спасал меня от смерти там. И я не верю, что ты согласился пойти со мной, только потому что так захотел Семён и приказал Кузнецов.  Надеюсь, душа твоя упокоиться. Всё таки я считаю тебя своим другом.

С такими мыслями я  сел в машину Большакова и мы поехали по ухабам в сторону города.

- Чай готов. Тебе сколько сахару?

Я словно очнулся от полусна и очумело оглядел вагон.Что же это было? Сон? Реальность? Я словно заново пережил тот момент. Всё было таким реальным. Большаков испуганно смотрел на меня держа в руках кружки с горячим чаем.

- Наверное, у тебя голова до сих пор болит? -  испуганно спросил он меня.

- Не очень - соврал я и машинально ощупал затылок. Знатно он меня вырубил. Шишка на голове была приличная. Мы сидели и пили чай ,тихо переговариваясь, что бы не разбудить Юлю.

- Ты уж прости меня. Но так велела она. Так и сказала, - "делай что хочешь, но увези его отсюда". - говорил Большаков - Я уж её уговаривал по всякому, не бросать тебя. Думаешь я не понимаю. Сам молодым был. И глупости порол, по молодости, побольше твоего. И влюблялся. Да, что говорить. Вон - дочка моя, результат пылкой любви. Только она в жизни и осталась.

- Да понимаю я всё, но нельзя же так. Она могла лично  мне рассказать - я бы понял. У меня душа болит после такого, понимаете? - вздохнул я.

- Женщины и прямые пути  - не совместимы. Ты видел её ангелом. Да любая женщина хочет казаться ангелом, в глазах любимого мужчины. Любой, самый малюсенький  внешний недостаток может свести женщину с ума. А тут не малюсенький.

- Не говорите так. Не надо - попросил я - Только не про неё.

- Давай лучше историю расскажу - предложил Большаков и не спрашивая моего согласия начал -Работала у нас в институте одна молодая женщина...

Я уже не слушал. После чая меня разморило. Я скрестив руки на груди уткнулся себе подбородком в грудь и вновь погрузился то ли в дрёму, то ли в воспоминания.

На вокзале мы бросили машину и кинулись в комендатуру. Нас дожидались. Военные проводили нас к нужному поезду. Кузнецов не пожалел для нас целый вагон. Вагон предназначался для военных, охраняющих опасные грузы. В нём имелся туалет, небольшая кухня и четыре двух-ярусные кровати. И холодильник. Военные даже позаботились и выделили для нас небольшой запас продуктов. Первой ходкой мы перетащили дочь Большакова, которая ещё не могла ходить. Уложили её на ближайшую койку. Я нервничал: Нины нигде не было. Самое обидное,что не было связи. У неё хоть заяц был. Семён бы мог с ней связаться через него. Но где теперь Семён? А,мой снеговик тю-тю. Погиб во благо общество. Большаков успокаивал меня,ещё было время.Но  когда вышли на площадь за вещами  увидели, что выезды перекрываются грузовиками. Военные торопились. Многие были с оружием. Готовились занимать оборону.

- Что происходит? - дёрнул одного за рукав Павел Фёдорович/

- Колонна манекенов на подходе и с ними какая то хрень здоровая - вроде БТР, а вроде и нет.  Уже один заслон снесли. Прячьтесь, пока не поздно.

Я в ужасе замер. А вдруг Нина сейчас там пытается сюда пройти. А на пути эти манекены.

- Я останусь - сказал я Большакову - Вдруг, она сейчас придёт. Кто-то должен её встретить. Иди один.

- Не придёт - вдруг, мрачно ответил он мне - Пошли к вагону. Я покажу тебе от неё письмо.

- Какое письмо? Ты о чём?

- Сам прочитаешь.Пошли!

На вокзале он бросил в вагон свои вещи и пошарив в кармане куртки достал яйцо  - одну из игрушек Семёна. Нажал на кнопку в оправе и протянул мне.

Я услышал голос Нины:

- Привет. Эту запись, Семён сделал по моей просьбе, для тебя. А Павел Фёдорович пообещал отдать, как только вы доберётесь до поезда. Я не знаю чем кончится ваш поход в корпуса за телом для Юли, но очень надеюсь и верю, что ты вернёшься. Прости меня, но я не поеду с тобой. Я очень бы хотела, но не могу. И что бы ты не думал дело не в тебе, а во мне. Когда мы только познакомились - я думала, что ты шпион подосланный ликвидаторами. И отвела тебя к Огневой. Она должна была решить твою судьбу. Если бы она приняла другое решение, тогда - я бы убила тебя в тот вечер. Потому, что таких вопросов которые ты задавал, говорить в слух было нельзя. Я была очень рада, что мне не пришлось этого делать. Огневая поверила тебе. Она умеет видеть хороших людей. А потом мы начали дружить. Знаешь, ты первый, кто увидел во мне девушку, а не злобное чудовище. До того как мы познакомились, я боялась общаться с людьми. Стыдилась своих прошлых поступков. Теперь не боюсь. Надеюсь, что ты сможешь понять меня. Уезжай. Пожалуйста. Уезжай один. Я не могу бросить сейчас своих друзей и знакомых. Тут ещё осталось много людей, которым нужна помощь и я должна им помочь. Да, я согласилась ехать с тобой, но только ради того, что бы ты смог уехать. Пожалуйста. Сделай так - как я тебя прошу. Я люблю тебя.

Голос оборвался. Я стоял и тупо глядел на игрушку в своей руке. Где то вдалеке послышался сухой треск автоматов.  Вокруг бегали люди. Засвистели поезда. но всё как то глухо словно через одеяло. Я стоял, словно отделённый от них ватной стеной и  на моей стороне царила пустота.

- Садись в вагон - попросил Большаков - Манекены близко. Сейчас начнётся.

- Я остаюсь - резко ответил я ему - Да лучше я здесь сдохну, чем куда-то поеду.

- Ты же слышал, что она тебе сказала. Так будет лучше.

На меня накатила злость:

- Почему вы решаете за меня? Почему вы все, решаете за меня, как мне лучше? У меня, что нет своего мнения? Я как пешка в ваших руках, которая безвольно переходит из рук в руки. И ведь никто из вас меня не спрашивал, как для меня будет лучше? Почему то только ваше мнение существует, а мое мнение неправильное и оно всегда хуже вашего! Я взрослый человек и сам могу дать оценку своим поступкам. Я остаюсь в городе. Буду военным помогать. Нину найду.  Давай сюда мою сумку!

- Хорошо - ответил оглядываясь по сторонам Большаков  - Остаёшься так остаёшься. Ты прав. Ты взрослый и самостоятельный. Я не вправе теперь давать тебе указания. Давай что ли попрощаемся и я сбегаю за сумкой.

Мы обнялись на прощание. Я демонстративно повернулся спиной к тамбуру. И тут в глазах моих потемнело. Очнулся я уже под стук колёс движущегося поезда. Затылок болел. Взгляд у Большакова был виноватый. Но тут дочка его пришла в себя и начала разговаривать. Я сначала ругался не громко. Демонстративно злился. Угрожал, что по шпалам назад в город вернусь. Но потом от тряски наступила апатия. И тошнота.

- ...А потом они поженились и жили душа в душу. Ну, до аварии то есть - донеслось до меня словно из под подушки. Я затряс головой - снова уснул. И прослушал историю Павла Фёдоровича. В прочем он не обиделся.

- Я же говорил поспать тебе надо  - сказал он мне.

- Угу - зевнул я - Мне вот интересно когда вы узнали, что Нина одна из Изменённых?

Большаков почесал затылок:

- Когда в Санаторий пошли, через канализацию. Да она сама мне созналась. Там в этой канализации какие только чудища не живут. Если бы не Изменённые, от меня бы остались рожки да ножки. Но с ними я благополучно добрался до Санатория и вызволил дочь.

- Расскажите? - попросил я.

- Нет - подумав ответил он мне - Нечего там рассказывать. Нет больше Санатория. Уничтожили мы его. А Изменённые свои ряды пополнили новыми борцами за права больных аркатом. Они увидели, что там творилось. И теперь больше нет там ни одного работника. Кто убежал. а кого и съели. Как то так, вообщем.

Он улёгся на свое место и тут же заснул. Я то же попробовал. Нет не идёт сон. Зачем то полез в сумку и натолкнулся на свёрток обёрнутый газетой. Развернул его. Пачка долларов. У меня их точно не было. Потом вспомнил - подарок от Андрея на свадьбу. Да какая теперь свадьба Андрей, грустно подумал я. Невеста предложила пожить отдельно. Куда мне теперь эти доллары девать? Матери на лечение? Я вздохнул и запихал свёрток обратно в сумку.

- Нина вернётся к тебе - услышал я в тишине голос Юли.

- Откуда ты знаешь? - удивился я.

- Знаю. Дай ей немного времени. Она сама найдёт тебя. И не беспокойся. Она может за себя постоять - ответила она и отвернувшись снова уснула.

Не знаю почему, но я вдруг ей поверил. На душе сразу стало спокойнее и легче. И голова прошла. Спать впрочем всё равно не хотелось. Тогда я улёгшись на живот, достал ручку и дневник и на последней странице написал

"Солнечногорск, жемчужина Урала..."

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Найдены возможные дубликаты

+44

Благодарю всех кто читает или прочитает мои "каляки-маляки". Это были весьма занимательные три месяца. Когда я сел за этот дневник - он должен был быть не большим. Он вообще должен был быть не таким!!! И только благодаря вам и вашим комментариям я увидел какая эта история на самом деле. Кому то из вас она понравилась. Кто то плюётся от моего текста и ставит мне минусы. Но вы все, помогли мне сделать моих персонажей более живыми. Наверняка найдутся и те кто останется недоволен концовкой. Я как и положено: многое не учёл, многое не усмотрел, а кое-чего попросту утаил. Всё равно каждый находит что то своё. И все видят по разному. Я старался как мог. Теперь займусь улучшением текста. А поскольку я не графоман и не умею в пунктуацию то  быстро электронный вариант не выйдет. Ну может к новому году. Не знаю. В любом случае всем вам большое спасибо.

раскрыть ветку 7
+2
Спасибо за твое творчество) мне зашло))
+1
Так это что, все, конец???? Блин....
0

Спасибо! Было очень интересно)

0
Спасибо большое за ваше творчество, было классно читать на одном дыхании!
раскрыть ветку 1
+1

Всегда позязя.

0

Спасибо. Прочёл на одном дыхании :)

раскрыть ветку 1
0

Пожалуйста

+6
Тебе огромное спасибо! А концовка вполне нормальная, с затравкой на будущее. Ну и по традиции - буду ждать продолжение)
+4

После прочтения у меня появилось стойкое желание в ЭТО поиграть.

Это может быть как АА проект, с графикой, ачивками и множеством концовок, так и DnD-проект.

Автор, запиши себя куда-нибудь в черновики все идеи и ответвления по этой истории. Авось, когда-нибудь нам удастся ПОСМОТРЕТЬ на них.

раскрыть ветку 2
+2

Мне как то с трудом представляется такая игра в виде настолки. А все идеи и ответвления записать невозможно. Я когда то уже говорил тебе об этом. Там все меняется каждый день. Стоило мне только отвлечься как герои начинали вести себя по другому. Они принимали новые решения часто выступая против меня. Мне приходилось уступать им, я боялся что они станут сковаными и потеряют индивидуальность.  Не очень мне хотелось иметь шаблонных персонажей тупо ведущих диалоги между собой. Нет, если ты видишь какие то идеи игры поэтому произведению - так предлагай свои варианты, я ж не против. Просто в настолках я не особенно разбираюсь.

раскрыть ветку 1
+1

тут мастер нужен. Я всего-лишь бывалый игрок, не более. Но, полагаю, кто-то из читающей аудитории таковым может являться.

+3

Спасибо огромное!

Из-за "Дневника", собственно, и зарегалась на Пикабу.

Интресное, необычное и неоднозначное произведение. Именно из-за недосказанности, "крупных мазков" и получилась объемная картина Солнечногорска.

Круть!

Пишите! Буду ждать!

раскрыть ветку 4
0

Спасиба.

0
Даша, это ты?
раскрыть ветку 2
0

Нет. Это не Даша!)

раскрыть ветку 1
+3
И снова ура!
раскрыть ветку 3
+3

Все, теперь то доволен? Теперь ты знаешь чем история кончилась.

раскрыть ветку 2
+3
История написана очень крупными мазками/кусками. Тут столько предысторий/постисторий можно написать!
раскрыть ветку 1
+2
В восторге!) и поминальная песня уборщиков еще круче, чем прошлая)
раскрыть ветку 1
+2

В смысле прошлая? Это она и есть. Просто куплет позднее придумал. А там только припев был.

+2

Мне очень понравились, обязательно пишите ещё!

+2

Спасибо :) хорошо, что не сорвалось это все в чернуху с расчлененкой и людоедством :)

+1

2. Не очень понятно противостояние Ликвидаторов с Измененными, да и вообще проросшими. Опять же, этот вопрос вытекает из первого. Они - серьезная угроза, а значит, их необходимо уничтожить (так обычно мыслят военные). Почему зачистками зараженных кварталов занимается маленький отряд, а не специально подготовленный батальон РХБЗ, натасканный на это дело тем же Андреем?

3. Измененные. Это вообще страшный сон безопасника. Как боевики, которые днем мирные, а ночью... Ладно, отвлекся. Какие у них способности? Как их вычисляют? У Ликвидаторов какой-то амфисенсор есть или иными методами? И сами Ликвидаторы. В конце сказано "я думала, что ты шпион ликвидаторов...". Так они кто, отряд зачистки или спецслужба? Они могут вести ОРД и уже пробовали засылать шпионов? И почему Огневую не уничтожили? Она, как я понял, предводительница Измененных? Или я ошибаюсь?


З.Ы. Я специально зарегился здесь ради вашего произведения. Будет очень интересно, если вы проясните описанные моменты.

раскрыть ветку 6
0

А вы откуда обо мне узнали? Если не секрет. В поиске нашли?

раскрыть ветку 3
0

Мне нравятся фантастические произведения подобных жанров, поднимающие определенные проблемы. Поэтому я посматриваю здесь определенные сообщества в поисках чего-нибудь нового. Раньше сидел на Самиздате (не реклама), но потом пришел сюда. Там больше всякого шлака, и некоторые авторы не совсем адекватны, если судить по переписке с ними. Так что просто рейдил в поисках годноты и нашел.

Кстати, после определенного опыта чтения подобного открывается способность с высокой долей вероятности предугадывать сюжетные повороты. Читаю и гадаю, как будет дальше. Честно говоря, я примерно с середины вашего повествования ждал сюжетного поворота, когда протагонисту придется делать непростой, а может даже и садистский выбор. Например, между людьми и Измененными, тем более, у него подруга из них. Влюбленность на одной стороне, на другой - дружба и спасение города. Или что-то в таком духе. Но даже облегченно вздохнул, когда такого поворота не было.

раскрыть ветку 2
0

1 - противостояние между поросшими и ликвидаторами объяснено. Вторые уничтожают первых из за нападений первых на людей.  Почему одна группа действует? А я не написал что одна, просто герой видел одну.  И основная часть ликвидаторов это люди чьи семьи пострадали от проросших.  Но и военные есть. Андрей возглавил ликвидаторов потому что хотел защитить горожан от чудовищ в которых превращались некоторое проросшие.  Нина измененная. А кроме того дочь учёных которые имели отношение к сфере. Работали с ней. Измененных ни как не вычисляют. В том то и проблема. Огневую не уничтожили потому что мать Огневого. А в городе он был в своё время как Ломоносов при Екатерине. У неё 2 стадия арката почти третья.

раскрыть ветку 1
0

Измененных я пока не особо раскрывал.

+1
ну и для всех, мы еще продолжаем идеи по поводу издания книги!
+1

Уважаемый WarhammerWasea, очень понравилось ваше произведение. Финал с заделом на будущее оставляет поле для размышлений и поднимает философские проблемы, в частности, извечное "Что есть человек?" и вопросы использования непонятного. У Стругацких, кстати, тоже поднимаются подобные вопросы. Да и много у кого... Читал с большим интересом, и надеюсь, что вы напишете еще что-нибудь в дальнейшем. Но все-таки в процессе чтения остались некоторые вопросы, и хотелось бы, чтобы вы их прояснили. 1. Я понимаю, что сеттинг в духе бесславных девяностых, там всякое было. Но все-таки, Солнечногорск - типичный "почтовый ящик" по типу атомно-ракетных, коих немало осталось с советского времени. Но все же... Там происходят вещи, мягко говоря, напрямую угрожающие безопасности РФ. Куда смотрит доблестная "чрезвычайка"? Тут же прямая государственная измена. Как Мирон, особо не скрываясь, нанял кучу иностранных наемников и что эта частная армия делает на территории РФ? Как он так просто продает за рубеж сверхтехнологии, имеющие огромное оборонное значение? При этом потенциал Сферы еще не изучен, и кто знает, какие последствия будут. Все эти игры с биотехнологиями - это ведь имеет прямое оборонное значение, а он просто использует их в своих целях без всякого контроля. Как? Почему безнаказанно развел чудовищ в канализации и это никто не отследил? Это ведь прямая угроза! Я понимаю, 90-е, но такие вот ЗАТО очень хорошо контролировались органами даже тогда, причем режим секретности пытались обеспечивать даже при полном попустительстве руководства.

раскрыть ветку 1
+1

Ого! Браво! Браво! Наконец то. А то я уже расстроился. Перестали задавать автору нужные вопросы - понимаете -ли. Отвечаю. Продолжение писать буду - но не сразу, мне надо отдохнуть от дневника. Продолжение будет в Синей папке. Можете глянуть если не глядели оно в профиле. Сфера не изучена согласен. Самое важное я от читателя скрыл. Согласен. Но это я сделал специально - те кто шёл вместе со мной с первой записи меня поймут и простят и буду строить свои версии продолжения. Но по Мирону и Кузнецову хочу напомнить вам - что дело приблизительно в 95-96 году происходит. Коррупция тотальная. Иностранный капитал лезет везде. Американцы имели доступ к разрешения высших чинов власти ко многим секретным объектам и технологии успешно скупали все кому не лень на право и налево пользуясь слабостью государственной власти. Поэтому мои фантазии не лишены логики - такое было бы возможно вполне при определённых условиях. Кузнецов при этом однозначно выступал против развития био технологий и хотел просто паразитировать на сфере. А Мирон до сих пор загадочен. Все его возможности не раскрыты. Откуда он взялся мне до сих пор не ясно. Хотя вроде бы я его и придумал. Ну пока основная его цель это революция в масштабах всей планеты которая приведёт к появлению нового общества. Какого мне тоже пока не ясно.

+1
Спасибо за рассказ. Очень понравилось!
раскрыть ветку 1
0

Пожалуйста

+1

Спасибо!!! Спасибо!!! Круто!!! Браво, БИС!!! И конечно же ЕЩЁ!!!

раскрыть ветку 1
0

Да пожалуйста. Надумаете - загляните в АТ у меня ссылка в профиле. Там я потихоньку выкладываю дневник без ошибок и с дополнениями.

+1

Спасибо большое, прочитала залпом с большим удовольствием

раскрыть ветку 1
0

пожалуйста

+1

@moderator, уберите попрошайку из ветки комментариев.

раскрыть ветку 5
+1

Спасибо

раскрыть ветку 4
0
Где можно начало почитать?)
раскрыть ветку 3
+1

Произведение должно иметь ритм, структуру, наполненность. С наполненностью проблема в первичном повествовании - много воды и ненужностей. Побег на трамвайчике в другой цех во время метелицы - не пригодился, перечисления ресторанов и аттракционов - не нужное, во всяком случае не в таком объеме, многие посиделки, где сюжетного наполнения только по финалу в полтора абзаца - разлом структуры произведения, провал в наполненности. При этом создана вялотекущая ритмика текста, в большей степени этакая пасторальная, соответственно переход к деятельной части должен быть с нагоном постепенным- скорость должна набираться, а ты тупо влупил скоростной финал - без предварительной оговоренности, без раскачки - сразу ребята пошли на миссию. Предварительная накачка через побег через тайный ход была маловменяемой, так как в большей степени носила номинальный характер, нежели чем пережитой сценический.

В финале как уже и сказал - ты тупо бахнул все и разом, таким образом развалил ритмику, в очень многих сценах забил на описаловку, поэтому персонажи находились в номинально обозначенных сценах, по сути болтались вне пространства.

Откровения персонажей у тебя однотипные окололозунговые, по сути они вызывают ощущение одного - автора за ними стоящего. Так часто делают начписы, полностью отталкивая и забывая об индивидуальности повествовательных персон, лишь бы подать мысль, которую должно сейчас потребить читателем. Это не есть хорошо - обобщенность монологов стирает жизнь из персонажей.

Так же глобальный минус, то что у тебя герой, кроме как влюбиться в Нину, сам ничего не предпринял. Его валандало от человека к человеку по указке прочих персонажей и он нахватывался то там, то тут инфы, да - в какой то мере его заслуга, но в плане действий он ничего не предпринял в произведении, он всегда действовал под присмотром и руководством (да, еще одно его действие - спасать друга, когда руки себе испоганил) - больше от него ничего не зависело.

Структурные нарушения - потребление читателя, вместо подачи ему. Так уже было сказано - тайна фунтика - в конце и разом. Ты потребил читателя закинув эту идею с его крутостью, хотя по факту должен был провести проработку первичную (ружье в первом акте, коего не было), а сразу бахнул из него в бедных читателей. С ниной и ее убийственными наклонностями - тот же коленкор.

Опять же загон значимых ролей с нивелированием их участия в тексте - бабка по сути была фоном, хотя ее роль должна была быть по всем канонам более значимой.

Не доведение расследований до должного раскрытия - переход к разовым ответам. Так читатель хотел бы более полного описаний той же сферы, нахождение каких то трудов относительно нее, даже желательно как с шаром желаний в сталкере - непосредственное присутствие с раскрытием инсайта героя - сцена требовалась и напрашивалась - не сложилась. Война сильных мира сего тоже требовала большего раскрытия, должна была стать самостоятельной, то бишь прочерчиваться должна была едва ли не от начала произведения и в большей степени через действия - то есть охранка должна была изначально как то неровно дышать к мироновским, у тебя же эта война получилась утилитарной - в том объеме, который был нужен для прочерчивания заварухи ближе к финалу.

Финал ты скомкал. Многое обозначил (самолеты, танки, все прочее) но это все фоном прошло, не встретилось, по сути же оно требовало хоть какой-то проработки на уровне прокрадывания мимо или еще чего-то - они должны были вкусить "радости" почти общения с оным бестиарием, а так - все осталось только картинками и словами.

В финале очень плохо вел сцены, превратив героев в роботов, фунтика так и вовсе переквалифицировал в комиксного злодея штампованного (может фигачил его на белом шуме?)

Короче... в тексте есть очень удачные моменты - начало повествования с погружением в город (до самостоятельной работы без фунтика), смерть друга, первая встреча и знакомство с библиотекаршой. Все остальное набито не очень удачно. Нет эмоций, нет работы над сценами, нивелирование индивидуальностей персонажей.

+1
чот прям жестко с Фунтиком то? Мне одному кажется что с чястями текста в конце какая то перетосовка не та?
0

прочла залпом за час все части) очень круто!)
фильм бы такой теперь посмотреть

раскрыть ветку 3
0

Как за час? Там чтения на день? Все равно спасибо

раскрыть ветку 2
0

я быстро читаю) отфильтровала все части и все прочла сразу)

раскрыть ветку 1
0
Класс! Прочитала запоем от начала до конца, глотая. Одно но: беда с орфографией, грамматикой, пунктуацией, прямая речь как-будто в некоторых частях приобрела правильный вид, а потом опятт съехала. Еще смутное ощущение, что местами не вяжутся события, но. т. к. было проглочено, возможно, что это только мои ощущения. Тут вам видней. В целом очень круто и необычно. Пишите еще!!
раскрыть ветку 5
+1

У меня опыта просто нет. Писал подгоняемый подписчиками оттого и ошибки. Но это видно в ветках комментов. Сейчас работаю над улучшением дневника.

раскрыть ветку 1
0
За то есть куда расти! Удачи!
+1

И если где-то не вяжутся события прошу указать где. Мне это важно.

раскрыть ветку 2
0
Если есть вордовый файл могу попробовать поправить пунктуацию, грпмматику. Не скажу, что в совершенстве владею великим и могучим, но с прямой речью справлюсь. Заодно смогу проанализировать на предмет нестыковок. Сейчас же я читала в дороге, с телефона и просто запоем. Села в самолет в 6 утра начала читать. В 10.30 в аэроэкспрессе дочитывала уже чтобы просто потому что видела сколько всего частей и значит не ждать до вечера.
раскрыть ветку 1
0

Очень благодарен за приятные минуты интересного чтения👍  концовка особенно тронула.

0

Опять обман - действо пропущено, заменено на разговоры, дочка сразу в штабе предъявляется и снова структура произведения подпорчена настолько, что читатель глупо моргает, и задается вопросом: "а где?" - где оно все? Где подвиги, где катарсис, где надрыв сил и превозмогания себя и обстоятельств? Нет ничего, вместо финальной погони с перестрелками Шерлок Холмс и доктор Ватсон сразу сидят у камина и обсуждают, какие они молодцы.

Фунтик говорящий чужим голосом - перебор. Говорить в манере, или подражая голосу - норм, а говорить - перебор терминаторский. Далее выясняется, что Фунтик вообще со странностями, а это надо было структурно в наметках ранее прочертить, а то получается, что все происходит тогда, когда это необходимо для сцены - нет предварительной проработки.

Опять же Нина - нужна предподготовка, для того чтобы потом в финале навесить на нее ярлык ассасинки. А так получается - выход из за печки, да вприсядку.


Это то что относится к этой части.

0
Спасибо, было круто. 2 часа с перекурами на одном дыхании
раскрыть ветку 1
0

позязя.

0
Спасибо Вася, ты крут.
раскрыть ветку 2
0

Больше не переживаете из за Нины?

раскрыть ветку 1
0
Нет.
0

Огромное спасибо за ваше творчество, весь рассказ на одном дыхании, очень круто!!!

раскрыть ветку 1
0

Всегда пожалуйста - со следующей недели, надеюсь, начну клепать продолжение. Синяя папка. Оно будет не таким как дневник. Сам, вобщем, не знаю каким оно будет до конца, может быть и не таким интересным. Но пробовать надо.

0
Я бы и сериальчик посмотрел бы.
раскрыть ветку 4
0

По дневнику то?

раскрыть ветку 3
0
Ага
раскрыть ветку 2
0

Креатив гениален! Автар маладец! Блин под финал аж скупая слеза навернулась! Огонь!!!

раскрыть ветку 1
0

Спасибо

0
Аж мурашки побежали! Круто! Спасибо!
раскрыть ветку 1
0

Вам спасибо за прочтение.

0

Прочитала весь дневник. Необычно.

Не оч нравятся все эти физиологические жижи и проращивания 🤢

Хочу снеговичка ⛄

Жаль, что Нина с ним не уехала..

Фунтик вообще какой-то мутный

Интересная получилась история, но на мой вкус более краткие истории у вас лучше получаются, красивше что-ли ...

Автор молодец в любом случае ;-)

раскрыть ветку 1
0

Это просто вы не участвовали в этом удивительном марафоне когда я сочинял одну главу за другой и все постоянно менялось. Трикстер Семён. Ужасный и непостижимый Мирон. Герой которого по сути водят за ручку и не считают нужным сразу сказать всю правду. Страдающий Большаков. В прочем они уже появились в синей папке

0
Господи, спасибо тебе мил человек! Это было великолепное приключение! Не помню чтобы я давно так увлечённо что-то читал! Пиши ещё!)
Похожие посты
27

Лифт в преисподнюю. Глава 62. Дурная больнота

Предыдущие главы


«Тот» испачкал всю свою нечеловеческую морду в крови. Он не спеша слизывал сок с тихой теперь еды. Тёплой. Полной сока. И чего-то ещё. И всё это приятно будет пробовать. Кусать. Рвать. Есть. Поедать!


«Тот» всё не мог решиться.


Укусить. Еду. В первый раз.


Что-то внутри пыталось сообщить, что после начала наступит конец. И тёплой, сочной еды не останется.


Нетерпение копилось. Полнилось. Напрягало внутри. Он уже не сводил глаз с места, на которое нацелился.


Смотрел. Смотрел. Смотрел.


А потом вонзил зубы. Не глубоко. Не со всей силы. Только чтобы почувствовать сок.


Надкусил.


***

Сначала ты смят. Растоптан. И выключен.


Потом.


Чужие зубы. Твои скулы. Чик.


Ты как бы включился.


Саша сквозь боль почувствовал боль.


Или даже через дурную больноту. Боли — две. Одна — будто шлепок, размазавший неприятное по голове и телу. Другая — пронзила скулу справа и втиснула плохое в лицо.


Зубы «бывшего» вернули его к боли, а она уже ко всем остальным чувствам.


Тяжелое давит сверху.


Острое в лице.


Мерзкое расплывчатое перед глазами.


Рот наполнен кровью.


Весь мир наполнен кровью!


В голове есть штука, которая обычно объясняет происходящее. Сейчас она что-то бубнит в уголке осознанной темноты, словно пьяная. Поэтому непонятно, как относиться к тому, что есть.

На всякий случай. Лучше, пожалуй, этого бояться. И попытаться убраться подальше.


***

Еда захрипела. Взбрыкнула. Начала вертеться.


Сок забурлил!


Это только добавляло интереса к поеданию. «Тот», сжав пальцы здоровой руки в кулак, несколько раз треснул сокохранилище по голове.


Не помогло. Еда только сильнее крутилась. Тогда неживой, не снимая зубов с лица жертвы, схватил её за волосы и приподнял. Потом с силой потянул вниз, стараясь приложить головой о ступени. Но что-то смягчило удар, хотя еда на какие-то пару секунд и успокоилась.


А затем:


— Ты тут откуда, тварина, взялась?


Вынув зубы из еды, «Тот» как будто с недовольством поднял голову на звук.


Маша опустила на неё желтый металлический тазик.


Бум.


Бывший врезался мордой в Сашу.


Женщина начала заносить таз над собой, чтобы добавить неживому. Но тот изловчился и прыгнул вверх. Толкнул Машу лбом в колено и схватил за ногу. Та едва не упала и отпустила тазик, чтобы схватиться за поручень. Первый раскрыл пасть, чтобы укусить, но таз упал перед самой его мордой. «Тот» злобно ткнулся в металл. Попытался его цапнуть, но только цокнул зубами.


— Саша! — крикнула женщина.


Она увидела. Почти чистое. Вылизанное лицо. Из посиневшего носа текла струйка крови.

Тварь взрыкнула. Маша, крепче схватившись за перила, со всей силы пнула «трупника» через тазик в лицо. Он отклонился назад, и женщина:


— На! — ударила его ступнёй в лоб настолько удачно, что тот опрокинулся на спину.


Снова бросила взгляд на Сашу. Губы страшно разбиты. Шея, одежда, ступени под ним в крови. Глаза приоткрыты и двигаются. Обрадовалась:


— Живой?! — наклонилась, чтобы взять тазик и снова огреть им врага. Но «бывший» будто ждал этого. И ударил её своей нерабочей рукой по голове.


Тазик улетел куда-то вниз. Рассыпая по реальности цветные звёздочки, Маша плюхнулась на зад. Падая, взмахнула рукой и случайно спасла лицо от второго удара «трупника». А потом и от третьего, четвертого, пятого… Полулежала настолько неудобно, что подняться, не подставив нос под кулак, не получалось. А «первый» не останавливался и колотил. Иногда рука неживого соскакивала и ощутимо проходилась по рёбрам слева.


От ударов почти «под дых» не хватало воздуха. Рука, блокирующая удары, начала неметь. Маша запаниковала, что сейчас та просто откажет, и «трупник» доберётся до головы.


Но потом раздался какой-то шум, и «бывший» перестал попадать. Удары становились всё слабее и опустились ниже к бёдрам. Кажется, лицу ничего не угрожало.


Послышалась возня внизу. Маша осторожно выглянула из-за руки.


«Трупник» сполз на пару ступеней, упав на спину. Саша обхватил его за ноги и пытался оттащить брыкающуюся тварь от женщины.


Маша вскочила и накинулась на противника. Удар за ударом втаптывала его голову в ступени. Тот взмахивал руками, пытаясь отбиться, но был наполовину обездвижен.


Саша со стоном перевернулся, тем самым повернув «бывшего» мордой вниз. Так ему стало сложнее защищаться. Но неживой и не собирался сдаваться или умирать. После нескольких Машиных ударов ногой, мужчина прохрипел:


— Прыгай! На голову ему.


Женщина не задумываясь выполнила приказ. Что было мочи подпрыгнув, опустила свой вес на голову твари.


Хрустнуло. Связь конечностей «первого» распалась. Он безвольно затих. Голова неестественно вывернута набок. Глаза медленно двигаются. Руки и ноги даже не дрожат.


— Господи... — пробормотала Маша.


— Сдох?


— Вроде.


— Сними. Помоги. Его…


Женщина развернулась. Саша лежал под «трупником». И видимо, совсем не имел сил, чтобы скинуть с себя его тушу.


С трудом подсунула руки под мерзкую тварь. Напряглась. Перевернула на бок. Саша свободен.


— Ну что ты там?


Мужчина ничего не ответил. Медленно подтянул руки к лицу и стал его ощупывать.


— Ну и морда у тебя, Санёк. Твою ж мать. Как он тут оказался? Почему не позвал?


Откуда-то снизу раздался шум. Загремело. Попадало. Кто-то робко подвыл.


— Что ещё за фигня?! — женщина постаралась просунуть голову сквозь перила, чтобы посмотреть.


Саша вздохнув сказал:


— Если один прорвался, то сейчас и другие попрут.

Показать полностью
184

Перерождение

Когда Дима предложил отдать наши последние деньги нищему, я, не зная, как реагировать, просто посмеялся и сказал, что нам тогда придётся топать до дома пешком.

Диму этот ответ, кажется, устроил, так как через минуту он уже поддевал пальцем последний рубль, что никак не хотел выбираться из маленького кармашка кошелька на этот собачий холод. И я его полностью понимал. В такую погоду хотелось ехать домой, сидя в нагретом печкой салоне какого-нибудь Uber, но никак не топча заветренную грязь из песка и подтаявшего снега.

Лохматый бомж в прожжённой сигаретами синей болоньевой куртке и коричневых вельветовых брюках принял деньги как-то безучастно, в ответ лениво осенив нас неполным крестом, невнятно пробормотав что-то о благодарности Всевышнего и нашем вечном здравии.

Убрав деньги во внутренний карман куртки, он снова вытянул руку, повернув желтой ладонью кверху.


― Не, ну ты смотри на него. Да он же пропьет всё! ― не в силах смириться с утратой, набросился я на Димку, когда мы отошли от мужика на десяток метров.

― Ты бы с радостью сделал то же самое.

― Это другое. Посмотри на него — здоровый мужик, он не в состоянии пойти работать?

― А ты не в состоянии пройтись пешком? Посмотри на себя — заплыл весь и закис, ― он не хамил и не повышал голос, просто указывал на те вещи, которые я и сам прекрасно знал.

Я бубнил ещё минут десять, пока губы не обветрились и не треснули. Облизнув их в очередной раз, я почувствовал соленый привкус крови и, наконец, замолчал.

Сырой ветер вырывался из дворов, залезая мне под куртку и щекоча ребра. Хотелось как можно скорее добраться до родного квартала, где всегда было немного теплее. Может, это потому, что район находился близ химического завода, а возможно, меня грели мысли о том, что дома ждет суп с клецками и бутылка егермейстера.


Я ускорил шаг, но Дима предпочел не торопиться и всячески тормозил меня, намекая на то, что нужно насладиться и без того коротким днём.

― Машину толкнуть не поможете? ― окрикнули нас два здоровенных «лба», явно налегающие всё своё свободное время на спорт.

― Поможем! ― охотно согласился Дима. Мне хотелось выть от злости и безысходности.

«Ну почему? Почему я всегда должен идти у него на поводу? У меня ведь даже перчаток нет. Эти двое явно не выглядят слабаками, вполне бы справились сами».

Дима, кажется, не разделял моего недовольства и охотно встал в стойку, уперев ноги в асфальт. Пришлось помогать, иначе я бы выглядел полным козлом.

― У меня рукава теперь в грязи, ― жаловался я, ища глазами чистый снег.

― Хватит ныть, будь у тебя машина и попади ты в подобную ситуацию, сам был бы рад, если бы тебе помогли.

― Но у меня нет машины! И уже давно! А эти двое вполне справились бы сами! Два кабана, которые эту машину поднимут и руками перенесут! ― я снова выплескивал своё недовольство наружу, и застывшая кровь на губах потекла с новой силой.

Дима меня даже не слушал. Он спокойно шёл себе дальше, смотря по сторонам, словно выискивая, где ещё прыснуть своим великодушием.

Успокоиться ему было не так просто. То фантик поднимет, то подбежит к подъезду и придержит дверь. Всё это выглядело смешно и немного бесило.

В мире творится черт те что: голод, войны, пандемии, коррупция, а этот тип своими потугами борется со вселенским злом при помощи йодовой сеточки. Вот именно так это и выглядело.

С Димой мы познакомились недавно, но он как репейник зацепился за штаны и всюду следовал, распространяя свои семена.


Деньги у нас, кстати, закончились сегодня тоже не просто так. Мы как раз собирались покидать офис нашего арендодателя, у которого мы снимаем склад. Он забыл снять показания счетчиков за прошлый месяц и не выставил счет. Это было настоящее новогоднее чудо, хотя на дворе стояла середина марта.


― Вы нам в том месяце электричество не посчитали, ― резанул меня словами, точно тупым ножом, Дима, когда мы прощались со стариком.

Тот улыбнулся и назвал Димку хорошим парнем. «Хороший парень не будет сам себе палки в колеса вставлять!», ― думал я, доставая из кошелька последние смятые купюры, но вслух лишь улыбался.

Скажу честно, Диму я ненавидел и хотел от него избавиться. Он не понимал намеков, не понимал угроз. Любой нормальный тип уже давно бы обиделся и ушел, но в том-то и проблема, Дима не был нормальным.


Поначалу к нему начали тянуться все мои друзья, постепенно отталкивая меня в тень. Он очаровал всех своей добротой и отзывчивостью, а меня бесило, что он был таким в действительности и не лицемерил. Постепенно я начал замечать, что Димой заинтересовалась моя супруга. Нет, я, конечно, не ревнив, ведь моя жена не из ветреных, но покоя все равно больше не было. Они часто разговаривали, шутили несмешные шутки, в коих не было той перчинки, которую я называл юмором, а моя жена — грязью и пошлостью.

Всё у этого парня было с улыбкой: дела, слова, отношение к деньгам и даже я. Он улыбался мне всякий раз, когда я пытался его оскорбить или унизить.

Ничего не выходило. Я начал пить. И его спаивал за свой счет. Диме это не нравилось, он всегда ныл, что алкоголь разрушает его. Это-то мне и было нужно.


Я стал водить его по кабакам и закусочным. Поил его сначала дорогим алкоголем и медленно перешел на сивушную подделку. Дима почти скатился и стал таким же, как и я, почти потеряв свою индивидуальность. Но тут вступилась моя жена. По сути ― это была измена в чистом виде, и я ненавидел её за это.

Она присела нам обоим на мозг. Меня отчитывала за то, что я зачем-то всё порчу, а Диму — за то, что поддается. В итоге он пошел на поправку, а я совсем зачах. Я знал, что она уйдет к нему, и это случилось сегодня.


Мы поднялись на родной этаж, разулись и зашли в квартиру. Дима чувствовал себя хозяином моего жилья, моей жизни, моей жены. Он вытащил откуда-то букет полуживых цветов, которые купил у бабушки возле остановки.

Я посмеялся над ним, но промолчал. Жена пригласила нас за стол, поставила тарелку супа с клецками и нарезала хлеб. Я попросил достать бутылку егермейстера, но она сказала, что давно отдала её соседу. Я хотел было накричать на неё… Но тут она поцеловала меня так сильно, как никогда в жизни, и поблагодарила за то, что я так сильно изменился.

― Я люблю тебя, Дим, ― сказала она, и я исчез. Раз и навсегда. Дима победил. Он выселил меня из собственного тела.

Никакого больше Дмитрия Сергеевича, злого и подлого жмота, что никого и никогда не ставил вровень с собой. Никакого алкоголя. Теперь был только Дима — добрый и отзывчивый, вечно молодой парень. Он появился в тот день, когда я оказался в одном шаге от смерти. Добрые люди вытащили меня из горящего авто. Тогда-то он и родился. Дима был частью меня, способной на добро и созидание. И со временем эта часть победила, оставив всю злобу и ненависть позади.


(с) Александр Райн

Недавно у меня вышел печатный сборник рассказов, за подробностями в группу вкhttps://vk.com/alexrasskaz

Перерождение Авторский рассказ, Доброта, Фантастика, Помощь, Рассказ, Личность, Сознание, Длиннопост
Показать полностью 1
323

Институт (3)

Сначала: Институт

Институт (2)


- Геннадий, вы откроете дверь в подъезд, как только я подам сигнал, - полковник вытащил из кобуры пистолет и снял предохранитель.

- Михаил Павлович! Зачем оружие? - профессор попытался схватить его за руку. Но военный мягко отстранил его руку:

- Спокойно. Мы не знаем что нам от него можно ожидать.

В это время, с другой стороны двери раздался стук.

- Кто там? - воскликнул Геннадий.

- Вы спятили? Открывайте немедленно! - профессор всё порывался открыть дверь сам, но полковник намеренно не давал ему пройти, встав по середине узкого прохода.

- Итак... Три, два, один. Открывай!

Геннадий отодвинул засов, дёрнул ручку двери и чуть не сбив полковника с ног, прыгнул назад.

В открывшемся проёме двери стоял человек в скафандре, через стекло шлема было видно улыбающееся лицо. Он поднял руку в приветствии. Михаил Павлович, подержав его на мушке ещё пару секунд, убрал оружие обратно в кобуру.

- Человек, - прошептал Артём Дмитриевич, - это хорошо.

- Здрав-ствуй-те! Мы - зем-ля-не! - растягивая слова, и показывая то на себя то на пол, поздоровался Геннадий.

- Молодцы! - глухо отозвалось в скафандре. - Помогите мне снять этот чёртов шлем.

"Космонавт" указал рукой в перчатке на защёлки в районе шеи, прямо под шлемом. Геннадий, подойдя ближе, помог ему его снять. Теперь все увидели голову обычного человека, коих на наших улицах тысячи. Русые волосы, прямой нос, тонкие черты лица мужчины, которому на вид можно было дать лет 35-40.

- Здравствуйте! Терпеть не могу эти скафандры, знаете, в них такой воздух тяжёлый, и душно как в зад... - не договорил пришелец.

Профессор, Геннадий и Артём Дмитриевич стояли, впитывая как губка, каждое его слово.

- Вы кто такой? - нарушил молчание полковник.

- Ах да, позвольте представиться - Аран Мо, представитель цивилизации Наггарот. С другого края галактики.

- Серьёзно? Прям вот из Наггарот? - спросил Геннадий.

- Конечно, - улыбнулся Аран, - а почему вы сомневаетесь?

- Да потому что вы выглядите точно так же как и мы, - вставил полковник.

- Прекратите пожалуйста, оба! - воскликнул Артём Дмитриевич. - Вы не обращайте внимание, они шутят. Давайте пройдём ко мне, в мой кабинет.

- Профессор, он же по-русски говорит, - возразил полковник, - ну какой из него инопланетянин?

- Он вышел из портала, это во-первых, - строго произнёс Артём Дмитриевич, - а вы знаете много инопланетян? И как они выглядят? Это во-вторых... Пойдёмте.

- Что здесь происходит? - послышался позади голос директора института. - Там ваши военные, Михаил Павлович, орут на всех, и не дают выйти людям из кабинетов... Здравствуйте... - прошептал он, увидев Арана.

- Я тоже вас приветствую! Может быть пройдём в кабинет к эээ...

- Артём Дмитриевич, простите, сразу не представился.

- Очень приятно! - вновь улыбнулся Аран. - Пойдёмте, и я наконец, смогу снять этот дурацкий скафандр.

- А кто это? - спросил Лев Давидович.

- Как кто? Инопланетянин, говорит, тоже сразу не признали? А ещё академиком называетесь, - ответил с тенью сарказма Михаил Павлович. И тут же подхватил за руку падающего в обморок директора института...


- В общем, я получил приказ - вас из здания тоже не выпускать. До полного выяснения всех обстоятельств, связанных с вашим появлением в аномальной зоне. - Михаил Павлович снова присел за стол, пряча в карман смартфон. У него - у единственного из находящихся в здании, было средство связи, которое не блокировала система "глушилок".

За большим столом в кабинете профессора Лапина, сидели Геннадий с Михаилом Павловичем, ну и сам Артём Дмитриевич с Араном. Пришелец наконец снял скафандр, и оказалось что Аран был одет в лётный комбинезон - возможно от всего этого наряда ему и было душно.

Академик Лев Давидович, сейчас приходил в себя в медкомнате, разговор с пришельцем решили начинать без него. Один из солдат, пятью минутами ранее установил видеокамеру на штативе, недалеко от стола. Полковник предупредил, что их разговор будет записан. «Валяйте» - согласился Аран.

- Итак, - начал Михаил Павлович, - сегодня 15 сентября, время 12:26. Приблизительно в 11:55, в аномальной зоне, расположенной в левом крыле здания НИИ ядерной физики, а именно: на уровне девятого этажа, над лестничным пролётом подъезда, произошёл эээ... Произошла высадка, неизвестным нам методом, из светящегося овального прохода, человека, именуемым Аран Мо. Он утверждает, что прибыл сюда из другой звёздной системы. Съёмка ведётся для уточнения вопроса, допрос... точнее - опрашивать пришельца будет полковник Михаил Павлович Горелов. Присутствуют сотрудники института: профессор Лапин Артём Дмитриевич и младший научный сотрудник Геннадий Сергеевич Морозов.

- Очень, очень рад! Вы позволите, я налью себе водички? - спросил Аран, протягивая руку к графину, стоявшему по центру стола.

- Конечно, разумеется! Может вы хотите отобедать? - любезно откликнулся профессор.

- Нет спасибо, возможно позже.

- Тогда продолжим, - снова начал полковник, - мы ждём от вас объяснений.

- Я с удовольствием. Наша цивилизация является светочем свободы, науки, социальных льгот и вообще у нас очень мило. Я прибыл к вам для заключения мирного договора о сотрудничестве и союзе, если вы не против... Надеюсь вы когда-нибудь посетите великий Ноггарот. Знаете, я живу на берегу моря и сейчас там такой клёв, ммм... Вам понравится.

- Слушайте, а поподробнее нельзя? Как вы здесь оказались? И почему именно здесь? - в голосе полковника промелькнули нервные нотки.

- Эээ... По маяку. Вы включили какой-то прибор, испускающий тета-частицы. Вас тут же и засекли наши учёные. Они сфокусировали гиперпространственный лифт, и вот, я здесь.

- Но позвольте, вы сказали что прибыли из другого края галактики, - удивился профессор. Куда свет от нас летит десятки тысяч лет!

- Вы не знаете всех свойств тета-частиц, я так понимаю, - улыбнулся Аран. - Они летят в миллиарды раз быстрее скорости света. Ну вот какой прибор вы включали впервые, не ранее двух ваших недель назад?

- Мини-ускоритель частиц...

- Вот, точно, это именно он, - закивал головой пришелец.

- Очень интересно, а когда вы выучили наш язык? - спросил Михаил Павлович.

- Когда стоял под дверью. Нас с детства учат адаптироваться к любым языкам, - всё также улыбался Аран.

- Значит призраки тоже почувствовали излучение этих частиц?

- Отличный вопрос Геннадий, - поддержал его полковник.

Пришелец изменился в лице, он больше не откидывался на спинку стула, и голосом, полным удивления, спросил:

- Какие ещё призраки?

- Ну или привидения, я не знаю как точнее сформулировать, - военный достал из кармана смартфон и нажал на воспроизведение видео:

- Вот, полюбуйтесь. Разве вы их не знаете? Они вторую неделю расковыривают нам стены.

Аран внимательно смотрел на экран смартфона, и с каждой секундой его глаза, от изумления или даже страха, стали открываться шире.

- Уничтожьте... Немедленно взорвите там всё!! - вскочил на ноги пришелец.

- Что такое? Почему вы так говорите? - всполошились уже все присутствующие.

- Это один из инферно!! Он готовит проход для их армии в ваш мир!! Вы все в большой опасности!! Он успел написать письмена!?

- Какие к чертям письмена? Объяснитесь же наконец! - волнение захватило и старого вояку.

- У вас есть трансляция из этого места? - не унимался Аран.

- Конечно, пойдёмте! Комната совсем рядом с подъездом! - Артём Дмитриевич быстрым шагом пошёл к двери, за ним устремились остальные.


Четверо человек вбежало в штаб. Пётр, следивший за мониторами, сказал:

- О приветствую! Вы как знали, когда прийти. Существо появилось совсем недавно.

- Как появилось? - прошептал Аран.

- Вон, активно трудится.

На мониторе виднелось, знакомое всем, кроме пришельца, существо. Оно быстро, и даже с каким-то отчаянным рвением скребло когтями стену посреди прямоугольника.

- Надпись! Оно заканчивает надпись! Ломайте стену! Уничтожить всё! - у пришельца началась истерика.

- Погодите, давайте не будем делать скоропалительные выводы, - попробовал успокоить его профессор.

- Смотрите! Надпись! - воскликнул Геннадий.

И действительно, призрак немного отступил назад, и теперь ясно было видно: он закончил начертание. Надпись запылала зелёным пламенем. Вслед за ней вспыхнул зелёным прямоугольный контур. Привидение впервые повернуло голову и посмотрело горящими, красными глазами, прямо в камеру. Подняв руку оно указало корявым пальцем в объектив. Люди по ту сторону экрана вскрикнули. Внутренняя часть прямоугольника теперь светилась вся, и из под таинственных иероглифов стали появляться огромные чёрные руки - видимо другие призраки были гораздо крупнее своего проводника.

- Взрывайте!! - крикнул профессор полковнику.

- С ума сошли!? Здесь же пол этажа разнесёт!! Бежим!! Быстро!! - вскричал в ответ полковник.

Два раза повторять было не нужно. Теперь уже пятеро людей стремительно бежали по коридору к другой лестнице. Увидев несколько солдат и офицера, стоявших у входа на лестничную площадку, полковник крикнул:

- Немедленная эвакуация здания! Капитан Решетов - включить сирену! Боевая тревога!!

- Есть!

Капитан, с тремя бойцами, бежал позади всех. Он отдавал приказы по рации. Когда наши герои миновали четвёртый этаж, завыла сирена, со всех сторон послышался гул голосов: люди спешно пытались убежать из опасного места. Вбежав в вестибюль Михаил Павлович спросил:

- Пётр, ты можешь подключиться к камерам в зоне, из этого поста охраны?

- Попробую...

- Давай, давай! Все бегом, за периметр ограждения!!

Пётр поколдовал немного с компьютером на посту охраны и воскликнул:

- Вот! О боже мой...

Все прибывшие с ним посмотрели на монитор: над лестничным пролётом аномальной зоны колыхалось в воздухе более десятка огромных призраков, и из зелёного прямоугольника вылезали ещё...

Весь вестибюль заполнила толпа бегущего народа. Некоторые женщины падали, мужчины подхватывали их на руки, и бежали дальше к выводу. Крики страха заполнили пространство. Один бронетранспортёр развернулся, и снёс собой контрольно-пропускной пункт, расчистив проход для бегущих на улицу людей. Раздались выстрелы в воздух - солдаты отгоняли толпу зевак.

- Взрывайте! - истерично крикнул Аран.

- Надеюсь на верхних этажах людей не осталось... - произнёс полковник, достав из кармана небольшой пульт. Он снова посмотрел на монитор и сказал:

- Извините, мы вас не звали.

Михаил Павлович нажал на кнопку пульта. По бокам лестницы, над которой висели призраки, вспыхнули яркие вспышки. Одно большое существо раскинуло руки в стороны. "Грибы" взрывов замерли, словно кто-то остановил там время. Призрак посмотрел в камеру и помотал головой влево-вправо, словно говорил, что делать так больше не надо. Пламя взрывов постепенно начало уменьшаться, и вот оно исчезло совсем.

- Этого не может быть... - прошептал полковник, он ещё и ещё раз нажимал на пульт - но всё тщетно. - Уходим! Бежим отсюда! Бегом бегом, за бронетранспортеры!

Они покидали здание практически последними. Бойцы капитана Решетова охраняли их, направив дула автоматов в сторону лестницы. Полковник бросил последний взгляд на экран - но приведений там уже не было.

- Всё, мы теперь покойники, - уже выбегая из здания заключил Аран.

Михаил Павлович, подбежав к внешнему кольцу обороны, взял рацию у одного из офицеров:

- Всем бойцам занять боевые позиции! Командирам БТР - взять под прицел вестибюль! Без моей команды огонь не открывать!

Башни с пулемётами стали разворачиваться в сторону института - бойцы "Железной цепи" приготовились к бою.

Артём Дмитриевич выхватил из толпы директора - тот мало чего соображал и шёл, словно отрешенный от этого мира:

- Что происходит? За что всё это? Нормально же работали...

- Лев Давидович, пойдёмте с нами! Быстрее! Иначе погибнем!

- Да что же это?

Геннадий, подхватив под руку академика, увлёк его за собой. Наши герои устремились бегом через небольшую площадь, позже они остановились, спрятавшись за деревьями.


- Товарищ полковник, кто наш противник? - спросил его один из офицеров.

- Спокойно Ваня, скоро ты их увидишь...

Над небольшим пространством между кольцом бронетехники и зданием института повисла гнетущая тишина. И вот в вестибюле замелькали чёрные тени.

- Огонь! Огонь!! - истошно крикнул полковник.

Воздух словно разорвало на куски. Грохот выстрелов стало слышно на несколько километров. Пулемётный огонь из нескольких десятков бронетранспортеров сначала срезал начисто решетки забора, затем, вырывая из стен здания огромные куски бетона, устроил в вестибюле настоящий филиал ада. Было сначала заметно, что там кто-то мечется из стороны в сторону, но потом из-за поднятой в воздух пыли и языков пламени больше никого видно не было.

Ещё через несколько секунд полковник проорал:

- Всё, стоп-стоп! Прекратить огонь! Перезаряжай!

Грохот выстрелов смолк. Михаил Павлович, держа в одной руке пистолет, а в другой рацию, вышел из-под укрытия. В вестибюле начался пожар, все стекла были выбиты, дальняя стена превратилась в кусок дырявого, искорёженного бетона. Но вот внутри снова замелькали тени...

- Без команды не стрелять! - прохрипел полковник. - Живые, сволочи...

Из руин вестибюля выплыло большое привидение, оно застыло недалеко от входа и подняло руку.

Полковник посмотрев немного в его сторону, сказал:

- Капитан Решетов, принимай командование. Я пойду, поздороваюсь. Если что, на меня не смотри, стреляй.

- Есть, товарищ полковник.

Полковник, отдав капитану пистолет, помахал призраку рукой. И вот он подошёл прямо к нему. Призрак смотрел на него своими адскими глазами, и казалось, что он хотел прожечь в полковнике дыру.

- Вы хотите поговорить? - спросил Михаил Павлович.

- Ну надо же. Теперь они решили поговорить! - прогремело чудовище. - Какого дьявола вы открыли по нам огонь!?

- Оу, вы понимаете по-нашему, хорошо. Ну вы же начали сюда вторжение, поэтому мы и открыли огонь.

- Какой дурак вам это сказал!?

- Ну этот... Пришелец, Аран.

- Где он?

Полковник, немного подумав, поднёс к губам рацию:

- Капитан Решетов!

- На связи! - откликнулось в рации.

- Привести сюда этого, Арана. Он с профессором Лапиным, позади площади.

- Есть!

Через минуту, в сопровождении нескольких бойцов к полковнику и призраку подошли профессор с Геннадием и Аран. Причём последний всё порывался убежать, и бойцы притащили его практически за шкирку. К призраку, тем временем, подлетели его товарищи - видать наши пули им были нипочём.

- Вот он, - указал на Арана полковник.

- Не отдавайте меня им! Они заберут мою душу!

- С какой целью вы сюда прибыли? - задал вопрос призраку Михаил Павлович.

- Мы сюда прибыли как раз для того, чтобы забрать этого мошенника и вора! - указал перстом с ужасными когтями "главный" призрак.

- Я же говорил! Не отдавайте меня!

- Но позвольте полюбопытствовать, - спросил профессор, - почему вы его называете вором? Он прибыл к нам из развитой цивилизации, для налаживания сотрудничества.

- Сотрудничества? Не смешите мой балахон, - усмехнулось привидение. - Он прибыл сюда за вашим кислородом. Он вор и мошенник.

- Как это, за кислородом? - удивился Артём Дмитриевич.

- Он спрятал свой танкер за вашей планетой Юпитер, и прибыл потом сюда, чтобы разнюхать степень вашей защиты. А здесь ведущий институт, где ещё, как не здесь, собраны самые передовые знания. Как вы сможете защититься от корабля, который сядет где-нибудь на полюсе, и за один день засосет в себя весь ваш кислород - узнать это и было его целью. Он потом продаст кислород скупщикам, это ходовой товар.

- Но как же... Что-то не понятно. Ваш эээ... товарищ, появился здесь гораздо раньше. - недоумевал профессор.

- Мы узнали когда здесь появится этот вор, его скупщиков мы поймали и они нам всё рассказали.

А теперь объясню о Ключнике. Это самый малый и лёгкий из нас. Мы, сконцентрировав волю, можем отправить его в любую точку вселенной. Но сами так не можем, всё же, вес у нас побольше. Ключник чертит символы в точке прибытия, и слова - а слова эти имеют силу нашей воли, позволяют нам преодолеть пространство. Наш малый товарищ очень разряжен, воздушен, так сказать. Поэтому для начертания в камне ему нужно время.

- Так кто же вы? - спросил Геннадий.

- Мы - раса. Ну конечно, более развитая чем вы. Когда-то у нас тоже были тела, громоздкие и зависимые от многих факторов. Но мы научились переносить наш разум в более лёгкие частицы. Например - в дым. Так гораздо удобнее, поверьте.

- А почему вы не используете гиперпереход, как Аран? - профессор всё сомневался.

- Эта технология губительная для окружающей среды, и она не самая быстрая.

- А какая быстрая? - спросил полковник.

- Воля. Сила мысли, вот что самое быстрое. Вы когда-нибудь до этого дойдете. Но мы отвлеклись. Отдайте нам этого вора. Он ограбил несколько планет у наших союзников, и обрёк на гибель миллиарды существ. Нам нужно чтобы из вас кто-нибудь согласился. Это ваша планета, вам решать.

- Не отдавайте меня! - Аран отчаянно забился на руках солдат.

- Забирайте! - ответил профессор.

- Так, стоять! То есть как это понимать, Артём Дмитриевич? - возмутился полковник.

- Пусть забирают, - уверенно произнёс профессор.

- Этого достаточно... - улыбнулся призрак.

- Нет! Не-ет! - закричал Аран, но его уже потащили в вестибюль, схватившие его своими когтями, инферно. Призраки, через пару секунд, исчезли за языками пламени.

- Что это за вашу мать, профессор!? Какого хрена вы его отдали? - полковник аж покраснел от злости.

- Потому что он нам врал, полковник.

- С чего вы взяли!? Почему вы поверили им а не ему!?

- Помните наш разговор у меня в кабинете? Аран ещё сказал что заметил нас по излучению прибора, который мы включили пару недель назад?

- Ну помню! Этот, как его... Мини-ускоритель!

- Мини-ускоритель мы включили в первый раз три года назад. Мы вообще не получали никаких новых приборов уже как года четыре. Я специально так ему сказал. И он попался. Я знал что он нам врёт, но не говорил вам, потому что тогда начался весь этот бардак...

- Вы... Вы... Ну вы и артист.


- Профессор? Куда вы?

Геннадий с удивлением посмотрел на бегущего к пожарному щиту Артёма Дмитриевича.

Прошёл всего один день после контакта с пришельцами. Люди, кто смог, вышли на работу. Кто помогал разгребать завалы щебня из кусков бетона в вестибюле, кто убирался во дворе или в кабинетах. Институт понемногу возвращался к нормальной жизни. Военную охрану ещё не сняли, но полковника здесь не было - вызвали с отчётом в министерство обороны.

- А Геннадий! Побежали, вы мне поможете!

- Да что случилось?

- Бежим к зоне!

Профессор, выхватив из щита топор, побежал по коридору - прямо к двери в аномальную зону. Геннадий устремился за ним. Открыв дверь в подъезд, профессор Лапин пулей вбежал наверх, и вдруг со всего маху ударил в начертанные символы. В ответ они полыхнули зелёным огнём, отлетело несколько кусков штукатурки.

- Что вы делаете!? Вы сошли с ума!? - Геннадий попытался схватить профессора за руку.

- Нас... Нас обманули, Геннадий! Всю... Всю Землю обманули!

- Да о чём вы говорите?

- Вот посмотрите, - Артём Дмитриевич вытащил из кармана смартфон, и включил какую-то запись:

- Это видео из моего кабинета, там над шкафом у меня висит камера... Вот смотрите! В этот момент призраки забрали Арана, и как мы думали, утащили через этот портал.

- Ну а что не так?

- Вон на диване лежит его скафандр. Видите? Мы думали что его тоже утащили призраки! Вместе с той камерой на штативе.

- А разве не так?

- Смотрите.

Геннадий внимательно смотрел на экран смартфона. На видео был виден почти весь кабинет. И вот в кадр попадает Аран. Он подошёл к дивану один, совершенно один. Закинув себе на плечо скафандр, он причесал волосы, взял одной рукой штатив с камерой и с тенью улыбки вышел через дверь.

- Но как...

- Он не их пленник! Они вместе! Эти две цивилизации - союзники! Всё было спектаклем, абсолютно всё, Геннадий!

- Но зачем, Артём Дмитриевич? Я не понимаю.

- Где можно за очень короткое время узнать всё самые страшные боевые технологии противника? И посмотреть как будут реагировать на опасность их военные силы? А? В институте ядерной физики, твою мать! Создав этот спектакль с призраком! Они теперь знают о нас всё, и готовят вторжение! Отойди-ка! - размахнулся топором профессор. Он нанёс очередной удар прямо в центр надписи. Она полыхнула ярко, как разряд электротока, зелёный огонь пробежал по контуру прямоугольника и потух. Профессор отступил на шаг назад, трогая лоб левой рукой:

- Что-то мне не хорошо...

- Может отдохнёте? Давайте теперь я.

- Что? Кто вы?

- Профессор, вы наверное перенервничали. Я Геннадий, из «газодинамики». Вспомнили?

- Из «газодинамики»? Интересно, и чем это вы там занимаетесь? - спросил, улыбаясь профессор, пряча правую руку с топором за спиной.

Ещё бы, ведь его рука теперь была из чёрного дыма...


(Всем спасибо. Искренне Ваш, Александр Нэд)

Показать полностью
210

Курвошлеп

Курвошлеп Авторский рассказ, Фэнтези, Фантастика, Длиннопост

— У-у-у, по ж-жопке!

Сочный хлопок.

— А-ай!

Сейн выскочил из стойла, где привязывал лошадь, и увидел широко распахнутые глаза Марго. Она жалась к стене харчевни, закрывая руками ягодицы.

— Кто это был?

— Не знаю, — выдавила Марго, бледнея — Он меня шлепнул! Выскочил из-за угла, я и глазом не успела моргнуть.

Сейн оглянулся. Темные улицы едва освещались редкими факелами.

— Меня! Да как он вообще... Да за такое руки надо…

— Пойдем. — Сейн потянул девушку к двери. — Пока еще кто-нибудь не покусился на твой задок.

В тесной харчевне их встретили настороженными взглядами. Лысый мужичок за стойкой внимательно осмотрел гостей, оскалился и подмигнул Марго.

— Познакомились уже с нашим курвошлепом?

— Я те дам курвошлепа, пенёк плешивый! — Накинулась на него немолодая, но крепкая женщина в заляпанном фартуке под одобрительный гогот завсегдатаев. — Какие они тебе курвы, а? Какие курвы, я тебя спрашиваю?

Трактирщику оставалось лишь вжимать голову в плечи и всё ниже опускаться под стойку.

— Ну а че, кто еще по ночам на улицах шастает, как не курвы? — поддержал лысого один из посетителей, ковыряя ножом в гнилых зубах.

— Но-но! — Женщина погрозила ему пальцем.

Сейн спросил, есть ли свободные комнаты.

— Серебряный в ночь на двоих, — отозвалась она, все еще косясь на трактирщика, и достала из-под стойки деревянный поднос. — Есть-пить будете?

Сейн недовольно крякнул и выложил серебряную монету, покопался в карманах и добавил к ней несколько медных. Заказал еды и пива.

Марго подошла к длинной скамье за единственным столом, разделившим помещение надвое. Аккуратно села на свободное место. Скривилась, хватаясь за живот.

— Опять? — Сейн опустился рядом .

— Ты обещал помочь.

— Да, сейчас. — Он достал из сумки несколько высушенных пучков, разложил перед собой травы и подозвал разносчицу с подносом. — Завари это, вот это и… да, добавь это тоже. Дай остыть.

Пока ели, Сейн слушал разговоры за столом.

— Так что за напасть такая в городе? — спросил он громко. — Расскажите, люди добрые.

— А тебе чего за дело? — отозвался гнилозубый.

— Кончай строить! — перебил его рыжий дядька рядом. — Вишь, у человека балахон, мож он чародей какой? Ты чародей, мил человек?

— Не чародей, — сказал Сейн, промакивая подливу хлебной корочкой. — Но тоже кое-чего умею.

— Так вот, значит, — начал рыжий. — Повадился в городе нашем сучий сын какой-то баб лупцевать. Выскочит из темноты, подол задерет, и ка-а-ак приложит пятерней! Что тем кнутом. Крику стоит…

— Ну а стража почему его не выловит? — спросила Марго — Это же ужасно!

— А что стража? — фыркнула разносчица, — Они только пиво жрать горазды.

— Да ловят его, — махнул рукой рыжий. — И стража ловит, и мужики наши ловят. Шустрый, гад! Сделает дело — и как сквозь землю! А тем временем отлупцованных всё больше, на десятки счёт.

— Сотня, не меньше! — вставил трактирщик.

— Может, так, — покачал головой рыжий. — Но вона как интересно выходит: и молодух охаживает, и бабами постарше не брезгует, ему всё едино.

— А что, коли постарше баба, то и брезговать ей теперь? — Разносчица уперла руки в боки.

Пряча улыбку, Марго сделал вид, что дует на отвар.

— А я как думаю. — Гнилозубый почесал щетину. — Бабы теперь сами по ночным подворотням шарятся. Кому любая рука под подолом в радость.

— Рот сгнил, и мозги гниют, — скривилась разносчица.

Скрипнула дверь. В харчевню вошел высокий мужчина с легкой сединой на висках, его встретили уважительными кивками. Гость сел рядом с Сейном, разносчица мигом поставила на стол кружку и миску каши с мясом. Оплаты не взяла.

Пришедший медленно жевал.

— Алхимик? — спросил он тихо, не поднимая покрасневших глаз.

— Как догадался, лекарь? — ответил Сейн.

— Клеймо на сумке. В этих краях такие не ставят, но и я немало повидал. А ты?

— По запаху.

На уставшем лице мелькнула улыбка.

— Извини, вторую ночь на ногах. Слышал о нашем шлепальщике?

Сейн кивнул.

— Навредил кому?

— Косвенно, если только. Сам даже синяков не оставляет, лишь испуг. Но мужикам не нравится, когда их жен лапают, оно и понятно. Кому понравилось бы? Вот они и ищут виноватых за каждым углом, избивают бродяг, блаженных и всякого, кто косо посмотрит на их женщину. Вчера мне принесли юношу, живого места нет.

Рыжий ковырял ногтем край столешницы, не поднимая головы. Сейн хотел встать. Ему не нравилось, куда ведет разговор, не нравилось, как лекари обычно относятся к алхимии. Сейн хотел встать, но вместо этого зачем-то спросил.

— Помощь нужна?

— Возможно, — подумав, ответил лекарь.

— Не, ну а че, мужики обознались, со всяким бывает, — подал голос гнилозубый. — Бабы сами громче всех визжат. Теперь уже и не приголубить их, сразу обвинять лезут. Ты вот вроде умный, эскулап, а сам ничего дельного не предложил.

Лекарь покачал головой.

— Не калечить всех подряд, вот мое предложение. Не взять вам его силой. Видел я мельком одно нападение: не может человек так быстро двигаться. И жертвы и “охотники” сходятся в одном: шлепальщик исчезает прежде, чем его удается хотя бы рассмотреть.

— Суккуб, — предположил алхимик задумчиво. — Суккуб, один из бесов, которого можно призвать в наш мир. Пакостит, если ему не удается вернуться обратно. Питается похотью, но не может причинить вреда или принудить кого-то к ласке. Отвергнутый суккуб может тянуть силу… скажем, неудовлетворенных желаний, через краткий контакт…

— И как изловить эту погань? — все повернулись к Сейну.

Тот пожал плечами.

— Сначала следует выяснить, почему призыв пошел не так…

— Ты давай не мямли, — сказал гнилозубый. — Прямо говори.

— Суккубы любят любовные утехи и сладкое, — огрызнулся алхимик. — Намаж жопу медом и лови на живца. Хватай, пока будет пальцы облизывать.

Лекарь вытер губы и встал.

— А ты шутник. Здесь остановился? Я сейчас снова в лечебницу, но позже загляну. Посмотрим, что в твоей сумке может быть полезного. Бейтс.

Сейн пожал крепкую ладонь.

***
— Две капли развести на стакан теплой воды. Не горячей. Не холодной. Теплой. Пить за день до и через день после.

Девушка, замотанная шарфом так, что остались видны лишь глаза, быстро кивнула и сгребла пузырек со стола. Бросила три серебряных монеты и вышла прочь, не проронив ни слова.

— Отвратительно, — Марго лежала на кровати, закинув ноги на стену. — Ты поощряешь распутство!

— Неужели? — Сейн принялся разливать остатки зелья по флаконам. — Они найдут способ оправдать распутство и без моей помощи. А нам нужны деньги чтобы нанять корабль. Любовь без последствий хорошо продается, тем более у меня теперь есть нужные ингредиенты.

— Разве это любовь?

— Любовь бывает разной. Или ты думаешь, что они все ринутся изменять мужьям и прыгать по койкам? Возможно кто-то боится холодных зим и засушливого лета, когда нечем кормить голодные рты.

— Ты не можешь знать.

— Мое дело варить, а не спрашивать. К тому же, последствия без любви еще страшнее. Если бы я не вырвал тебя из рук короля, если бы вернул ему мужскую силу, разве не хотела бы ты себе такой пузырек?

Марго вздрогнула так, что чуть не свалилась с кровати головой вниз. Схватилась за живот, застонала.

— Пей отвар.

— Горький! Смотреть на него не могу.

Боль застала Марго в пути, и они решили переждать в ближайшем городишке несколько дней прежде, чем девушка вновь сможет сесть на лошадь.

— Вот скажи, алхимик, почему тебе под силу превратить человека в василиска, но не под силу сделать так, чтобы меня не терзала каждый месяц изнутри тысяча ос?

— Женский организм подобен роялю. Можно разрубить рояль и пустить на дрова. Можно распилить и сделать табурет. Но чтобы настроить рояль нужны навыки, которых у меня нет. Или очень редкий ингредиент.

Через распахнутое окно влетел далекий вскрик:

— По ж-жопке!

И сразу за ним девичий визг.

— Сколько здоровья женщины сгубили подавляя свои желания в любви из страха. Последствий, осуждений. А потом бегают по городу суккубы и щипают за подавленную энергетику…

— Будешь что-то с этим делать? — Марго кивнула на окно.

— Было бы неплохо. Если это и правда суккуб, за его слюну можно выручить хорошие деньги. Есть у меня предположение…

В дверь постучали. Бейтс мялся на пороге, Сейн уже собирался предложить ему помощь с больными, но тот отмахнулся.

— У меня всего хватает. Парень очнулся.

Сейн не сомневался в ответе: те, кто привык лечить без магии, редко опускаются до просьб к алхимику.

— До жены моей слух дошел, — краснел лекарь, когда за ним закрылась дверь. — Она бы никогда, сам понимаешь… попросила меня. Вы только не подумайте, я… мы ничего такого… Сил нет, алхимик, у нее больше не хватит сил, еще раз…

Бейтс достал флягу, сделал глоток. Зажмурился, собираясь с мыслями, продолжил, не открывая глаз.

— Знаешь, какого это, двадцать лет лечить людей и быть не в силах помочь единственному важному человеку? — Снова замолчал. Выдохнул разом: — Три выкидыша за три года. Слабые мышцы матки. Я подумал, может ты…

Сейн покачал головой.

— Спасибо, что не стал врать и обнадеживать, — Бейтс посмотрел ему в глаза. — Тогда я возьму зелье… Это ведь не слухи?

Расплатившись, лекарь вышел из комнаты. Сейн подбросил на ладони три серебряных, повернулся к Марго.

— Всё еще считаешь, что я продаю распутство?

Девушка отвернулась.

— По ж-жопке! — послышалось под самыми окнами.

— Хватай!

— Бей, лупи!

***
На улице трое мужчин в женских платьях пинали тощего юношу.

— Довольно! — кричал Бейтс.

— Остановитесь! — из харчевни выскочила разносчица и вторила ему.

Юноша крутился в грязи и тонко повизгивал от каждого удара.

— Кто убьёт суккуба, больше не сможет быть с женщиной! — гаркнул Сейн.

Мужчины перестали лупить лежачего и повернулись к алхимику. В двоих он узнал завсегдатаев трактира.

— Не слышали о проклятии суккуба? — продолжил заливать Сейн.

— О, зельевар! Работает твой живец! — улыбнулся рыжий.

Суккуб поскуливал, слизывая мед с ладони. Голубоглазый, со светлыми курчавыми волосами, он даже не пытался прикрыть наготу. Марго налилась пунцом и отвела взгляд.

— Вот и пошутил… — пробормотал Сейн, потирая лоб.

Тем временем к трактиру стягивались горожане, открывали окна и перегибались через подоконники, чтобы лучше разглядеть неуловимого шлепателя. Мужчины ругались и требовали немедленной расправы, но после заявления алхимика никто не осмелился подойти к суккубу. Женщины настаивали, что следует дождаться стражу.

— Что ж мы, звери какие?

— Мальчика забить готовы, ироды!

— Он совсем слаб, ему нельзя в темницу, — говорил Сейн. — Нужно завершить призыв и вернуть обратно…

Его голос тонул в общем шуме.

— По ж-жопке, по ж-жопке... — бормотал суккуб, обводя людей заплывшим глазом. Замолчал, уставившись на разносчицу.

— Глянь, чего делается? — ахнула толпа.

Тело юноши менялось: стало еще тоньше, пальцы вытянулись, черты лица заострились, волосы отросли длиннее, появились маленькие грудки…

— У них нет пола, — ответил Сейн на удивленный взгляд Марго. — Когда мужчина готов убивать, его энергетика схожа с той, когда он возбужден. Сейчас мужская сила преобладает, и бес подстраивается...

— Вот и славно, — гнилозубый подтянул повыше платье и схватил суккуба за волосы. — Убивать никого не будем, заберем с собой. А как отработает за всё по полной, отдадим страже.

Толпа вновь разразилась негодованием.

— Ды мы ж ради вас! — кричал рыжий. — Мы ж за вас отомстить, милые женщины!

— Да где стража-то?

— Так не пойдет, — Сейн шагнул к гнилозубому.

— Слух, хиляк, у меня вся жопа липкая, и я очень злой. Брысь, тебе говорят!

Из складок широкой юбки показался нож.

— Неужели вы не видите? Это безвредное существо… — Марго не успела договорить.

Бейтс, подскочил к ближайшему переодетому, двинул локтем в челюсть с короткого замаха. Рыжий было дернулся к нему, но наступил на длинный подол, замешкался и получил кулаком в кадык. Гнилозубый развернулся, сделал длинный выпад и попал в захват. Вопль смешался с хрустом вывернутой руки и нож полетел на землю.

— Чтобы лечить людей, надо знать, как их калечить, — буркнул Бейст, поднимая на руки обнаженную девушку. — Десять лет в королевском военном лагере я не только бинты менял. Куда ее, алхимик?

— В таверну, — сказал Сейн.

Когда дверь за ними закрылась, лысый трактирщик спросил:

— Почему сюда?

— Хочу отведать ваше блюдо из козлиных яичек, есть такое в меню? — спросил Сейн.

Все уставились на него. Только девочка-суккуб одной рукой обнимала лекаря за шею, а другой тянулась к лицу разносчицы.

Та покраснела.

— Для вызова суккуба нужен особый ингредиент, и этим утром я зашел к вашему мяснику. Спросил, не делал ли у них кто-то необычный заказ, — Сейн не сводил с нее взгляда.

— Я не понимаю, — оглядывался трактирщик, — Лина?

— Да, это я! — выкрикнула женщина. — Я, я потаскуха! Довольны?! А где здесь мужика искать? Одна пьянь и скоты! А я, может, еще не такая старая… А эта козлина лысая, и не глянет в мою сторону, и так перед ним раскорячусь, и эдак…

Трактирщик пятился, намереваясь спрятаться за стойкой.

Сейн смотрел, как текут слезы по щекам разносчицы и думал, что она действительно моложе, чем ему показалось вначале. И старила ее лишь истинно женская тоска, засевшая в глазах.

— Где был ритуал? — спросил он.

— На кухне печь, там семенники спалила и над картой читала…

Лина принесла потертую игральную карту, испещренную мелким шрифтом.

— Купила у одного алхимика на городской ярмарке… Думала, враки. Я не успела! Ничего не успела… этот, лысый, вернулся. Ну я хлопца за руку и за дверь. Не думала, что он такое начнет вытворять...

Бейтс опустил суккуба перед печью. Сейн присел рядом. Пока он собирал из разбитого носа кровь и слезы с уголков глаз, она норовила дотянуться и поцеловать его пальцы, засунуть руки под балахон.

— Не в этот раз, красавица, — алхимик отстранился.

За спиной фыркнула Марго.

Сейн перевернул карточку и прочитал формулу одними лишь губами, бросил в огонь. Бумага разом потемнела, а спустя миг суккуб растворился в воздухе.

Сейн разглядывал флакон в руках.

— Это можно продать? — подошла к нему Марго.

— Этого хватит на корабль. Но… это гораздо сильнее, чем слюна. Ты даже не представляешь, что я могу сварить с такой силой. Зелье, которого бы хватило на это захолустье, и мужья бы вспомнили о женах хотя бы на один день, и люди целовались на улицах. Я могу сделать так, чтобы ты навсегда забыла о болезненных регулах, я могу…

Марго накрыла его руку своей.

— То есть, ты сможешь настроить рояль?

***
Бейтс пришел провожать их с женой. Миловидная женщина целовала Марго руки и падала на колени, лекарь сжимал Сейна так, что у того хрустели позвонки.

— По ложке в день, когда придет срок. Запомни, — сказал алхимик напоследок.

… Марго ехала в дамском седле.

— Как твои… живот?

— Уже терпимо, но торопиться не будем, — ответила она. Помолчала, закусив губу.. — Ты не стал удивляться, когда я сказала, какое зелье хочу. Не стал спорить.

Марго взглянула на молчаливого Сейна. Только после нескольких недель совместного пути она научилась различать едва уловимую улыбку в его глазах.

— А я скажу тебе, почему. Ты говоришь, что любовь разная, но ты сам не веришь в это, алхимик. Ты вместе со мной слышал голос Бейтса, когда тот рассказывал про жену. И вместе со мной понял, что их любовь истинная.

Сейн молчал. Марго еще раз украдкой посмотрела на него. Добавила так, чтобы он не услышал:

— А у истинной любви должен быть шанс.

Другие работы автора: https://vk.com/pritonlisa

Показать полностью
40

Апосематический размах

Всем здрасте снова, товарищи читатели! :)


Не уверен, что еще осталась моя аудитория после столь долгого отсутствия, но, все же, представляю вашему вниманию новый текстовый сериал!

Я понял, что таковые помогают мне не забиться в угол от творческого кризиса, так что, парочку таких надо вести, помимо основного творчества.

С творчеством автора в более широких масштабах можно ознакомиться по ссылкам после истории, также как и с возможными продолжениями, которые вас могли бы заинтересовать!


Приятного чтения!


Серия 1. Предвестье катастрофы.


- Чем, говоришь, ты занимаешься в городе? - спросил подпитый мужичок пятидесяти восьми лет.

- У меня много областей, честно говоря, - смущенно проговорил парень лет тридцати, поглядывая на часы.

- Ну, каких? - все подначивал мужичок.

- Отстаньте от ребенка! - возмутилась полноватая женщина, ставя на стол сковородку с жареной картошкой, - он в кой-то веки со своего города приехал домой, а вам все лишь бы спросить!

Второй мужчина, сидящий за столом, хлопнув еще одну стопку, похлопал парня по плечу.

- Молодец наш Егорка, в городе сделался большим человеком ведь!

- Пап, ну почему же большим... Я просто занимаюсь исследованиями в области биологии и химии, тоже мне, нашел большого человека, - Егор хмыкнул, - даже не в самом крупном университете.

- Он скромничает, - улыбнулась мать, - ему даже дали этот... сынок, как ты его назвал?

- Исследовательский грант на осуществление изучения поведенческих признаков микроорганизмов класса паразитирующих, - со вздохом произнес Егор.

- Во! -воскликнул отец, - выпьем же за успех моего сына, Михалыч!

Михалыч замахал руками.

- Ну нафиг, не буду я пить за каких-то там паразитов! У нас их вона и в селе масса!

Егор тихо встал и вышел из дома на воздух, голоса родителей и их гостей все стихали по мере удаления. Выходя, он накинул легкую куртку, даже в летнее время у них в селе было достаточно прохладно по ночам.

Он уселся на ступеньки и принялся рассматривать звездное небо. В деревне, по причине отсутствия освещения, небо всегда было куда красочнее, чем в городе. Звезды простирались по всей длине небосвода, казалось, им нет ни конца ни края... А может, так оно и было.

Егору нравилось представлять, что с одного из этих огоньков на него смотрит такой же живой человек и думает о том, что Егор думает о нем.

Внимание молодого человека привлекла курица, внезапно подошедшая к нему вплотную, почти не издав ни единого звука.

Егор улыбнулся такому повороту и погладил птицу по голове.

- Тоже решила посмотреть на звезды, да? А я вот только сегодня домой приехал, наслаждаюсь, ласково проговорил он.

Курица пару раз прикоснулась клювом к его ладони и аккуратно пошла к своему загончику.

Спустя шесть минут наслаждения звездным небом, Егор услышал крик домашней коровы, что родители держали в хлеву. Крик, как ему показалось, был наполнен болью и отчаянием.

Отец выбежал из дома почти в одних трусах, накидывая куртку на себя и хватая из коридора охотничье ружье. Егор вскочил.

- Что случилось? - крикнул отец.

Егор пожал плечами.

Вместе они быстро добежали до хлева и отец распахнул ворота, направив ружье на помещение.

Егор вырос в деревне и мало что могло сильно испортить его аппетит, но, картина, что они наблюдали сейчас, явно была не из стандартных.

А именно, они, опешив, наблюдали, как целая дюжина куриц, столпившись вокруг туши коровы, активно и жадно пожирают ее плоть и внутренности, они даже не обратили внимания на вошедших людей.

Михалыч, прибежавший следом, недолго пребывал в шоке. Он смачно сматерился.

- Это чего? - прохрипел мужичок, - какого лешего тут делается?... - он уселся прямо на землю и перекрестился.

Отец, помешкав еще пару минут, выстрелил.

____

Зайдя в дом, трое мужчин не разговаривали. Они до сих пор не могли до конца осознать, что именно произошло в хлеву.

Нарушил молчание Михалыч.

- Природа свихнулась... - прошептал он.

- Природа или нет, - грозно проговорил отец, - от птиц надо избавиться, от греха подальше.

- А как же яйца? - забеспокоилась мать.

- Новых купим! Зина, они корову уложили! - заорал отец, - корову! Курицы!

- Пап, честно говоря, уложить они ее вряд ли могли, - заметил Егор, - разве что сбежались на уже мертвую.

- Егорка, мы все видели, что там было! Это... против природы! - занервничал Михалыч, - надо домой бежать, предупредить!

- Успокойся ты! - рыкнул отец, - ну свихнулось несколько птиц, что среди людей панику наводить.

- Паника это или нет, - задумчиво протянул Егор, - но образцы с мертвых птиц я возьму. Одна из них подходила ко мне, я еще тогда посчитал ее поведение странным. Поеду в город, изучу, - Егор поднял глаза на отца, тот кивнул в ответ.

- Мертвых курей-то принесите, хоть приготовлю, - досадливо бросила мать.

- Нет, мам, - отрезал Егор, - пока не изучу их, не ешьте птицу вовсе, - он подумал, - и корову мертвую тоже. Мало ли что там...

***

Утренний самолет доставил в аэропорт города Ежовска Валерия Алексеевича Груднева, ведущего специалиста по выращиванию и разведению домашнего скота и птицы. В аэропорте его встретила миловидная девушка, представившаяся "просто Настей" и предложила проехать с ней к начальнику департамента сельского хозяйства.

На большой черной машине, Валерия Алексеевича доставили до престарелого здания явно прошлой эпохи и почти втолкнули в кабинет начальника.

- Валера, как я рад тебя видеть! - протянул мужчина, приветствуя за руку Валерия и усаживая его на кресло, - у нас тут какой-то ахтунг на производствах.

- Я уже слышал, Жень, и я рад тебя видеть, - спокойно сказал Валерий, - знаю также и о случаях нападения домашней птицы на скот в частных хозяйствах. Я в курсе ситуации, есть что-то новое для меня?

Женя уселся в кресло, слегка поерзал и нахмурился.

- Честно говоря, я рассчитывал услышать что-то от тебя. Я не понимаю, что объявлять и как реагировать на такое!

- А что президент? - осведомился Валерий.

- Правительство молчит, - Женя фыркнул, - как всегда. Наш ждет главного, главный, видимо, ждет чуда.

- Класс! - хлопнул в ладоши Валерий, - так и ты жди.

- Ты упал? У нас сельскохозяйственный регион. У нас планы, расчёты! У нас заказов на пять лет вперед, а получается, что один продукт убивает и ест другой! И ладно бы это один раз, два...

- Третий раз, как известно, уже система, - усмехнулся специалист.

- А случаев за неделю масса! Я уже не знаю, на какой реагировать, честное слово!

- Сколько?

Женя толкнул к Валерию папку.

- На, ознакомься.

- И что, никаких предпосылок? - спрашивал Валерий, листая папку, - агрессивное поведение, специфические повадки, изменения в окрасе шкур или перьев? - Женя качал головой, - дай мне хоть что-то! Они же не просто накидываются на скот?!

- Просто. Так. - отрезал Женя.

Валерий закрыл папку и поднял брови.

- Что скажешь? - спросил Женя.

- Я не знаю, - растерянно пробормотал Женя, - таких случаев я не встречал никогда и даже не могу предположить, что это все значит.

- В деревнях уже начали ходить байки про демонов и богов разных. Мол, природа обернулась против людей. Жрут то домашние домашних, те, кого люди выводили.

Валерий поднял взгляд.

- А ведь и правда, - воодушевленно проговорил он, - это зацепка. Что бы не происходило, это касается только домашних животных...

Валерий встал.

- Нам надо что-то делать, Валер, а то неизвестно, до чего эта ситуация может нас довести.

- Мне бы орнитолога в команду, - задумался Валерий, - и бюджета бы под проект.

- Бери, что нужно, - кивнул Женя, - занимайся. Только попроси и получишь.

- С губером согласуешь?

- Еще бы, - хмыкнул начальник, - говорил же, у нас регион держится на сельском хозяйстве, он одобрит, я позабочусь.

***

- В ночи несется над деревнями птица-Юстрица, что с собою приносит голод, мор и несчастье, - вещала престарелая Агния, - куда крылом своим коснется, там беда и горе начинаются!

- Бабушка, это все, конечно, здорово, но я ведь уже взрослая девочка, в сказки не верю, - с сомнением сказала Лена.

- Послушай меня, и послушай внимательно, - доверительно придвинулась бабушка, - я-то уже стара стала, сама не сделаю, что нужно, а ты еще полна сил. Люди нынче забыли старых богов, забыли обычаи и приметы, на том и погибель их идет! Юстрица пришла на планету по велению Стрибога, беду принесла она!

- Ты про эти случаи с домашней птицей? - улыбаясь, спросила Лена, - сказки то.

Агния помотала головой.

- Не сказки это, внучка, не сказки. Поверь, ты теперь одна надежда людей. То, что случилось с домашней птицей, скоро будет со всеми. Юстрица касается трижды! Первый раз - предупреждение, второй - беда, третий - смерть! Первое касание случилось с неделю назад, она коснулась птиц домашних. Второе будет через пару-тройку полнолуний, всех птиц теперь коснется. Третье должно быть через год, тогда люди умирать начнут!

Лена аккуратно отодвинулась.

- Бабушка, мне на работу пора, - вздохнула она, - извини, твои страшилки я дослушаю позже.

Агния схватила внучку за рукав.

- Внучка! В городе Ворон есть место, место тайное, сокрытое. В нем ты найдешь то одно, что может еще спасти людей, ларец Юстрицы, - бабушка вложила внучке в руку загадочный тонкий предмет с неровно торчащими осколками, - это ключ к месту тайному. Я его хранила много лет, ты используешь его.

Лена вырвала руку и посмотрела на предмет. Он смахивал на каменную ручку с вкрапленными осколками мутного темного стекла.

- Бабушка, сказки уже перешли за грань, я пойду! - нервно проговорила Лена и пошла к выходу.

- Одна не ходи! - сказала Агния вслед, - через два дня встретишь защитника. Только с ним иди, но иди обязательно! Ты знаешь его уже, но узнаешь заново. Меня завтра уже не найдешь, не забудь желание мое. Найди ларец, открой. Там спасение наше.

Лена сглотнула и вышла из избы.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
487

Институт (2)

Сначала: Институт


- Вы все допустили непростительную ошибку. Точнее - вы, Лев Давидович, в первую очередь, - ходил из угла в угол полковник. - Вам следовало сразу оповестить соответствующие органы, вы же прекрасно об этом знаете.

- И что? Что мне теперь за это будет?

- Расстреляют, конечно же. Да ладно вам, я же шучу.

Директор института тяжело дышал схватившись за сердце. Его коллега - Артём Дмитриевич, сидел за столом и хмурился:

- Скажите, Михаил Павлович, к чему такая шумиха? Солдаты, бронетранспортеры... Нельзя разве было просто, тихо и спокойно...

- Нельзя. Факт обнаружения вами аномалии подтверждён и нашими специалистами. Нельзя чтобы подобное явление появилось и у наших эээ... иностранных партнёров. Теперь все видят степень охраны здания, и они тоже. Это предотвратит возможное проникновение иностранных агентов, они теперь точно не посмеют.

- Но позвольте, у нас и раньше была некоторая степень секретности, - вставил Лев Давидович.

- Открытие, или существо которое вы здесь зафиксировали - это превосходит все открытия совершенные ранее. Вы понимаете что может произойти? - голос полковника стал жёстче. - Если люди узнают что точно есть потусторонний мир... Начнётся массовая религиозная истерия - вот что нас ждёт, уважаемые учёные.

- Возможно что вы правы, - отодвинув стул произнёс руководитель лаборатории, - но лично мне кажется, что вы несколько переборщили с карантином. В здании пятьсот человек, и к так называемому контакту имеет отношение лишь чуть более двадцати.

- Так положено. Честно признаться такое вводится впервые. Но поверьте, как только будет хоть один шанс, я приложу все усилия, для того чтобы снять карантинные меры. Всё самое необходимое: провиант, предметы первой необходимости и даже постельное белье и раскладные кровати скоро будут сюда доставлены. Семьи сотрудников и средства массовой информации будут нами оповещены. Ещё есть вопросы?

Двое учёных лишь задумчиво молчали.

- Ну хорошо. Значит что мы имеем на этот час? Говорите мне всё, я должен знать даже малейшие детали, - военный достал из нагрудного кармана блокнот: видимо он привык делать записи по старинке. Артём Дмитриевич посмотрел на своего руководителя и дождавшись когда он ему кивнул, заговорил:

- Ну раз вы видели видео я не буду повторять то, чем это существо там занималось. Оно делает всегда примерно одно и тоже: царапает стену. Из последних наших открытий - оно не реагирует на звук.

- Вот это уже интересно, - оживился полковник, - как вы это выяснили?

- Один из наших специалистов менял сломанный датчик в аномальной зоне. Как раз в тот момент, когда существо снова там появилось. К счастью он оказался не из робкого десятка, и попытался с ним поздороваться.

- И что?

- Ничего. Никакой реакции не последовало, мне даже кажется что у этого существа полностью отсутствуют слуховые рецепторы. Если и есть на свете существа подобные ему, возможно они общаются другими способами.

- Понятно. Ещё есть какие-либо выводы? - Михаил Павлович подчеркнул что-то в блокноте.

- Глаза, - продолжил Артём Дмитриевич. Глаза у него есть. Это видно по снимкам, ну и потому как оно каждый раз безошибочно возвращается на то же самое место, где и закончило царапать стену в прошлый раз. Ну и руки с когтями или с большими ногтями. Тоже имеются.

- А ноги?

- Вот здесь не ясно, - вступил в разговор Лев Давидович, - там можно лишь разобрать что на нём надет какой-то длинный балахон или нечто на это похожее. И всё это чёрного цвета, такое же, как и цвет его тела.

- Хотел бы добавить, что есть тело, в понятном нам, осязаемом виде, или его нет, и это всё какой-то вид голографии - пока не ясно, - руководитель лаборатории теперь уже встал и ходил по кабинету академика, на ходу водя в воздухе рукой - как будто обрисовывал описываемое существо в воздухе.

- Эмм... - замялся полковник, - а теперь я хотел бы задать главный вопрос: что вы думаете сами, ваше личное мнение? Оно может быть привидением? - спросил он полушепотом.

- Как учёные мы скажем лишь, что делать какие-то выводы очень рано, - ответил директор, - но за себя скажу - если выяснится что потусторонний мир существует, я точно этому не удивлюсь. Что скажете, Артём Дмитриевич?

- Аналогично. Поддерживаю ваш ответ.


- Вы просили позвать вас, когда это существо снова появится, - Артём Дмитриевич, глядел сейчас из-под очков сидя в кресле у одной из стен штаба.

- Всё правильно, - еле дыша ответил полковник, - вам бы лифт починить... Вот этот экран?

- Да, смотрите.

Существо на экране колыхалось, зависнув в воздухе. Оно продолжало царапать стену, увеличивая длину линии, которая уже заняла собой место на стене длиною с метр.

- Да что же оно делает? - изумился военный.

- Нам не ясно, приходится всего лишь ограничиться наблюдениями.

- Мы должны понимать, несут ли его действия какую-либо угрозу.

- Угрозу? Да вы о чём, полковник?

- Зачем оно здесь появилось? Зачем чертит, или чёрт его знает - царапает стену? Я второй день как нахожусь здесь, и пока не получил никакого ответа.

- Никто не получил. Нам остаётся только наблюдать.

- Вот это самое бездействие просто выматывает, уж извините.


Прошла ещё неделя. Сотрудники института приспособились к новым условиям, хотя проживание в спартанских условиях многим далось очень нелегко. Многие из них подходили к директору института и к Артёму Дмитриевичу - предлагали свою помощь. Но руководитель лаборатории добавил в команду лишь Геннадия и Петра - возможно за их первостепенный вклад в открытие. Михаил Павлович старался не мешать учёным, но всё же ввёл некоторые ограничения для сотрудников по свободе передвижения внутри института. Внутри контура п-образного здания института находился небольшой дворик, и выход в него стал строго регламентирован по времени. Единственный "островок без потолка" - так прозвали его учёные.

По всему забору бравые солдаты успешно намотали спирали колючей проволоки, по углам установили смотровые вышки. На всех столбах теперь висели видеокамеры роты охраны. Весь периметр круглосуточно охранялся патрулями - институт действительно напоминал теперь девятиэтажную военную базу.

Толпы зевак, которые вперемешку с выкрикивающими призывы о грядущем конце света фанатиками, находились поодаль, охрана не подпускала их ближе чем на несколько десятков метров к бронетранспортерам, являвшими собой первое оборонительное кольцо. Тут и там сновали журналисты и блогеры - стараясь прорваться поближе, для того чтобы снять только свой "эксклюзив", но уже в который раз они попадались охране, которая передавала их потом полиции.

Новости о происходящем в институте были в топе лент новостных агентств всего мира. Руководство страны - под нажимом СМИ, всё же разрешило передавать некоторые сведения журналистам. Каждый вечер, часов в шесть, через контрольно-пропускной пункт выходил на улицу полковник "Железной цепи". Тут то и начиналась форменная вакханалия - толпа журналистов допускалась ближе, и они, практически отпуская друг-другу тумаки, старались лично взять у полковника интервью. Но Михаил Павлович был скуп на слова и выдавал только строго дозированную порцию информации. «Сегодня было зафиксировано два визуальных контакта. Первый в 3:21, второй в 14:37. Первый контакт длился семь минут, второй - девять. Существо продолжило свою работу» - один из примеров. И каждый вечер он передавал одному из журналистов - кому повезёт, флешку с сильно урезанной видеозаписью. Один раз одного такого работника СМИ чуть не прибили коллеги, и когда среди просветительских тружеников начался форменный мордобой - пришлось успокаивать толпу автоматными очередями в воздух. Потом выдавали флешку строго по утвержденной очереди...

Но в целом последние новости всколыхнули мир. Многим было неспокойно, ведь привычный уклад жизни и устоявшееся мировоззрение могли рухнуть в одночасье. Всё теперь зависело от новостей из института.


- Что мы имеем на сегодня?

Михаил Павлович открыл небольшую "пятиминутку", проходившую каждый день в пять вечера.

- Сегодня, повторю: замечательные новости, - улыбнулся Артём Дмитриевич, - существо закончило чертить прямоугольник, а я ещё раз напомню, что это напоминает мне проём двери...

- Всё-таки давайте заминируем лестничный пролёт и стену, - перебил его полковник, - мало ли что оттуда может вылезти? Мы же совсем не понимаем его природу? Взрывчатка не помешает.

- Да вы о чём говорите!? - воскликнул директор института. - Я не позволю обкладывать бомбами этот свет науки, этот передовой...

- Здесь я решаю, чему быть а чему нет, - перебил его Михаил Павлович. - И если случится непредвиденное, только я и мои солдаты сможем спасти ваши задницы, уж извините за резкость. Надеюсь, что сможем.

- Я не рекомендую вам этого делать, - высказался руководитель лаборатории. - Взрывчатка может быть расценена как признак враждебных намерений. И как к этому отнесутся существа? Если они задумали создать некий портал - мы не сможем им ничем помешать.

- Почему вы так думаете?

- Оно нас не боится. Оно даже не обращает на нас никакого внимания. Следовательно, угрозы мы не несём. В данный момент.

- Ну хорошо, - задумчиво произнес полковник, - а я, в свою очередь, хочу вас проинформировать о возможных взаимосвязях существ с нашими оккультными эээ... учениями.

- С чем? - воскликнули учёные.

- Нельзя вот так запросто откидывать даже самые сомнительные варианты, - скрестив на груди руки, возразил Михаил Павлович. - Наша обязанность - проверить всё что можно.

- Ну и какие новости в оккультном мире? - улыбнулся Артём Дмитриевич.

- Над этим работал целый отдел...

Нечто похожее на привидений упоминалось во многих древних книгах и рукописях. Вера в них восходит своими корнями к самым древним временам, и когда об этих, бестелесных созданиях было упомянуто впервые - неизвестно. В мифах и легандах народов они олицетворяют собой дух умершего человека, и не нужно улыбаться господа. Далее... Мы проверили все несчастные случаи произошедшие в вашем институте...

- Ну вообще... - не выдержал Лев Давидович.

- Кхм... Мы выяснили, что в 1934 году, во время постройки этого здания со строительных лесов упал и разбился насмерть один рабочий. Как его связать с нынешней ситуацией мы понятие не имеем. Дальше. Одна из сотрудниц вашего института в молодости состояла в секте сатанистов...

- Где состояла!? - вскочил директор

- В секте. Сядьте, Лев Давидович. Это было когда ей стукнуло семнадцать лет. Сейчас ей более тридцати, и на допросе наши психологи выяснили что больше она... ну не верит в эту бредятину. Зато мы ей верим. Но связано это как-то или нет, чёрт его знает. Мы даже посоветовались с некоторыми специалистами по оккультизму, но они все в один голос твердят, что для того чтобы открыть врата в ад нужно непременно чертить пентограммы. Приплясывая с бубном. И для этого никто не чертит прямоугольники. Хватит улыбаться, Артём Дмитриевич. В общем, вы как учёные, должны знать все аспекты изучаемого вопроса. Пока всё. Вам эта информация о чём нибудь говорит? Можно связать с происходящим?

- Не знаю, распечатайте ваши доводы на бумаге, я хотел бы сохранить это для себя.

- Давайте посерьёзнее, Артём Дмитриевич! Мы же стараемся помочь!

- Ага. Вот спасибо то. Вы пожалуйста не ляпните это при встрече с журналистами, - попросил директор института.

- О паранормальном даже намекать нельзя, - согласился полковник, - иначе мир скатиться ко всем чертям.


- Артём Дмитриевич!

- Что, Геннадий?

- Посмотрите на экран!

- Что? Что это?

Двое учёных прильнули к экрану, по центру которого виднелся лестничный пролёт, ведущий с девятого этажа вниз, к отглушенному деревянными панелями проходу. Над лестницей, примерно на высоте человеческого роста появилась яркая точка. Её свет освещал пролёт не хуже яркой лампы. Помигав несколько секунд, точка исчезла.

- Что это было, Артём Дмитриевич?

- Не знаю. Давай позовём сюда полковника, а то ведь потом забодает вопросами...

Примерно через пару минут в бывшую венткамеру явился полковник. Он внимательно просмотрел запись:

- Что думаете, друзья - учёные?

- Ничего не думаем, какой-то свет...

- Понятно что свет, а почему он возник?

- Не хочу делать предположений... - начал Артём Дмитриевич, но его прервал Геннадий:

- Вот, смотрите, «кочегар» снова появился! - указал он на другой экран, на котором снова возникло загадочное существо.

- Прекратите его так называть! - прошипел профессор.

- Хм... Нормально, - улыбнулся полковник. - Но что это с ним?

Существо, на этот раз, не сразу подошло к стене. Оно несколько секунд стояло, и казалось, что смотрело вниз, на то самое место, где совсем недавно горела яркая точка. После, оно снова ринулось к стене и с удвоенным рвением стало царапать штукатурку. Но делала оно это совсем не там где раньше, а в центре прямоугольника.

- Что-то новое... - прошептал Артём Дмитриевич.

- Всё-таки хорошо что мы всё заминировали, - тоже шёпотом сказал Михаил Павлович.

- Что-о? Когда? - старый учёный попытался встать с кресла.

- Когда-когда... Ночью. Не нужно нервничать, садитесь. Так спокойнее мне и руководству. Смотрите на экран, ведь интересно же...

- Чёрт знает что!

- Смотрите сюда! - громко зашептал Геннадий, указывая на первый экран, тот, на который они смотрели совсем недавно. Яркая точка снова появилась. На этот раз она горела всё ярче и ярче. Точка превратилась в нестерпимо яркий шар, который рос прямо на глазах.

- Всем внимание! - крикнул в рацию полковник. - Боевая готовность! Возможен прорыв в аномальную зону! Второй взвод ко мне - в штаб!

Учёные не обращали на него внимания, они завороженно смотрели на горящее в подъезде "солнце". Геннадий легонько стукнул по плечу Артёма Дмитриевича, указав ему рукой на второй экран. Существо на нём сжалось, словно от давления яркого света. Затем, закружившись чёрным смерчем оно сложилось в чёрную точку, и исчезло. Одновременно с этим яркий шар стал превращаться в овал, который стал растягиваться вниз - до самой лестницы. Став больше ещё и в стороны, внезапно, его внутренняя часть стала темнеть. Внутри показалась фигура человека. Было похоже, что человек внутри был одет в скафандр. Сделав шаг из горящего овала, человек оказался на лестнице. Как только он ступил на неё второй ногой свечение исчезло. Вместе с таинственным овалом. Человек в скафандре с интересом стал озираться по сторонам, и тут, неожиданно, он помахал рукой в камеру.

- Охренеть... - прошептал профессор.

- Второй взвод - отбой, всем - отбой, - еле выговорил в рацию полковник.

- Прикольно, - резюмировал Геннадий. - К нам приехал космонавт.


(Спасибо что читаете, далее - постараюсь завтра)

Показать полностью
684

Институт

- ... Не знаю как вы, а я видел призрака. Поэтому и верю.

- Погодите, вы - младший научный сотрудник, работающий в институте ядерной физики... Верите в привидения!? - руководитель лаборатории по изучению сверхтяжелых частиц, Лапин Артём Дмитриевич, от изумления сдвинул свои очки на самый кончик носа.

- Вот только пожалуйста не смотрите на меня как на идиота, - его оппонент - Геннадий, попытался исправить веру в него, как в учёного. - Я тоже никогда не верил во всё это мракобесие. Пока сам не столкнулся...

- Ну...ну и где это вы столкнулись? - еле скрывая улыбку, спросил руководитель лаборатории.

- Где-где... В курилке, в нашей.

- Это вы так решили надо мной посмеяться? - одёрнув галстук, серьёзным тоном спросил Артём Дмитриевич. И резко отложил вилку в сторону.

К счастью, никто в институтской столовой не обратил на это внимания. Время обеда подходило к концу, и Артём Дмитриевич, не дождавшись своего коллегу из другого сектора, подсел за стол к Геннадию. Мило улыбнувшись друг другу, и закончив обсуждение мерзопакостной погоды, собеседники обсудили некоторые вопросы современной науки. И вот, совершенно не понятным образом, разговор двух малознакомых людей зашёл на потустороннюю тематику.

- Абсолютно нет, конечно. Если хотите, пойдёмте, я вам покажу это место.

- Ну хорошо, молодой человек, - указал куском хлеба на собеседника старый учёный, - я с вами пойду. Но если я узнаю, что это какой-то пранк, или ещё какая-то новомодная чертовщина - имейте ввиду, я это так не оставлю!

- Артём Дмитриевич! Что вы такое говорите? Вас знает и уважает весь наш институт, да и всё научное сообщество тоже, я уверен в этом! Даже не думайте...


- Куда вы спрятали камеру? Признавайтесь, Геннадий.

- Да нет здесь никакой камеры.

Двое научных сотрудников, уже несколько минут сидели на наспех сколоченой "лавочке", собранной из остатков старых шкафов. На повороте лестничной площадки, который и слыл в народе "курилкой" тянуло слабым ветерком, тяга уносила теплые потоки воздуха наверх, и затягивала в большую щель над металлической дверью, служившей для выхода на крышу института. До неё оставался ещё один лестничный пролёт, и учёные смотрели сейчас на неё и на площадку перед ней, с расстояния в несколько метров. Слабое освещение и отдалённые, гулкие голоса работников научного учреждения создавали непередаваемую атмосферу, схожую чем-то с нахождения в склепе на кладбище.

- И как вы здесь курите... Мрак какой-то, - всё ещё ожидая подвох произнёс Артём Дмитриевич.

- Лампочка уже как с неделю перегорела, видите, только благодаря освещению из окон этажом ниже здесь ещё хоть что-то видно, - почему-то тихим голосом ответил Геннадий.

- Бросали бы вы курить, Геннадий. От такой дряни - не удивительно, что появляются различные галлюцинации.

- Брошу... И это не галлюцинации. Мне об этом, - молодой человек кашлянул, - «явлении», Пётр Фролов, из «газодинамики», рассказал. Я сначала тоже не поверил, но позавчера сам увидел. Знал, что меня поднимут на смех если я кому-нибудь расскажу. А тут вы со своим скептицизмом, простите профессор...

- Мне кажется мы здесь засиделись, и я, честно признаться, чувствую себя старым дураком. Пойдёмте Геннадий, сегодня ещё много работы.

- Подождите, вот, смотрите на дверь... - в приглушённом шёпоте Геннадия появились испуганные нотки.

А пугаться было от чего. Тёмный силуэт двери, казалось, стал расширяться. Правая её часть стала изгибаться, и вот от неё отделилась тёмная фигура. Двое человек, внизу пролёта, оцепенели, было слышно лишь их учащённое дыхание. Тем временем, чёрная фигура подошла к стене, стало казаться что она протянула к ней свои руки и словно пытается её расковырять.

- Вы видите? - еле прошептал Геннадий.

- Уухр...- прохрипел профессор.

Чёрный силуэт, совершенно беззвучно проделал ещё несколько раз движение руками. Через несколько секунд он стал растворяться в воздухе, ещё миг - и он исчез совсем.

- Профессор?

- Я... Я совсем не готов к подобного рода явлениям, - прошептал Артём Дмитриевич. - Но это действительно удивительная аномалия, и я думаю, её необходимо изучить.

- Уже... - показал ему экран смартфона Геннадий, - видите? Я всё записал.

- А вы молодец, Геннадий! Давайте, пойдём отсюда, пока меня инфаркт не постиг. И знаете что? Сбросьте пожалуйста файл видео мне...


- ... И прежде чем уйти, мы с Геннадием поднялись к той двери - на самый верх. На небольшом участке стены, там, где была эта эээ... фигура, в общем на штукатурке появились царапины. И я думаю, что эти несколько царапин, в принципе, должны составлять прямую линию.

Академик Лев Давидович Шмидт - директор института, сидел в кресле посреди своего кабинета, и с выпученными глазами смотрел на экран ноутбука, который сейчас принёс Артём Дмитриевич:

- Артём Дмитриевич, дорогой вы наш! Но вы же понимаете как это выглядит со стороны? Знаете, я думаю, что всё это подделка. Этот Геннадий...

- Геннадий Морозов, из «газодинамики».

- Да-да конечно. Вот он водит вас за нос, ну и меня заодно.

- Вы абсолютно точно повторяете ход моих мыслей, Лев Давидович. Я поначалу отнёсся к этому вопросу с большим сомнением, хотя, честно признаться, я сильно струхнул, там, на лестнице. После увиденного, и как только я получил файлы видео и фото - сразу передал их на экспертизу Андрею Михайловичу, в сектор оптики. У него там неплохие ребята...

- Ещё и сектор оптики, - в сердцах воскликнул директор, - а ещё кто-нибудь знает?

- Пока нет. Но хотел бы добавить: Андрей Михайлович, со своими ребятами прогнали файлы через «Цезеус-5»...

- И что?

- Они подлинные. Нет никаких сомнений. Мы действительно столкнулись с чем-то реальным, что раньше у меня бы вызывало лишь бурю негодования при малейшем упоминаниях о подобных фактах. - Артём Дмитриевич указал рукой на экран своего ноутбука, на котором виднелась застывшая тень на фоне белой стены. - И это очень важно, нужно что-то решать. И ещё неизвестно, повториться ли подобное явление ещё раз, или нет.


Теперь в кабинете директора сидело двадцать человек: весь сектор оптики в полном составе - во главе со своим руководителем, Артём Дмитриевич со своим замом и Геннадий с Петром Фроловым - тем самым, который первым заметил странное явление.

- Вы наверное уже все догадались зачем я всех вас здесь собрал... - начал директор тоном, который не предвещал ничего хорошего. - И прежде чем мы начнём обсуждение нашей эмм... немного странной проблемы, я хотел бы у вас спросить: кто-нибудь посылал файлы за пределы института?

В ответ было лишь гробовое молчание.

- Надеюсь что нет. Да, и хотел бы предупредить: если такой факт будет иметь место - будут уволены все сотрудники соответствующего отдела или сектора. Включая их руководителей. Это понятно? Ни друзья, ни ваши жены - никто не должен знать. Почему я так говорю? Да чтобы обезопасить вас же... Ну представьте - если все об этом узнают, и потом выяснится, что это всё продукт каких-то массовых галлюцинаций...

- Вы же сами видели файлы, - вставил Артём Дмитриевич.

- Видел. Но у меня нет уверенности в их подлинности.

- Но позвольте, - возмущённо привстал Андрей Михайлович, - «Цесеус-5» принят на вооружение в министерстве обороны, он может распознать что угодно и где угодно...

- Вот только давайте сейчас без упоминаний о министерстве обороны. - отмахнулся Лев Давидович. - Их только сейчас не хватает... Хорошо. Что мы имеем на данный момент? Артём Дмитриевич.

- Мне пока сказать нечего. Нужно исследовать феномен.

- Как, как вы заметили его в первый раз? - повернулся академик к Петру Фролову.

- Да всё также, как на видео. Появился, поцарапал стену и исчез.

- А какие у вас мысли насчёт природы? Ну... Ну вы же не думаете, что это настоящее привидение? - понизив голос, спросил руководитель института, снова повернувшись к Артёму Дмитриевичу.

- Есть версия, и она достаточно фантастична, - теперь уже все присутствующие смотрели на Артёма Дмитриевича, - возможно это представитель параллельных миров, или это его голографическая проекция, хотя... Всё же, он нацарапал на штукатурке, значит, он там присутствовал, - замолк профессор.

- Ну давайте, не стесняйтесь, высказывайтесь! - горячо предложил директор. - Может быть наш институт построен на старом индейском кладбище, коих в Москве до чёрта, или кто-то придушил здесь свою невесту? Что молчите?

- Я думаю что не нужно горячиться, Лев Давидович, - снова сказал Артём Дмитриевич. - Нам нужно разработать план по изучению аномалии, собрать группу специалистов.

- А идите вы все... Если хотите - изучайте. Но если всплывёт какое-нибудь дерь... Проблемы, я имею ввиду. Отвечать будете вы. Я не позволю бросить тень на наше научное учреждение. В общем - под вашу ответственность.

- Почему вы так относитесь... Вас смущает факт контакта с другим миром?

- Нет. Меня смущает факт, если выяснится что контакт произошёл в курилке. Которую устроили в неположенном для этого месте. Всё, идите!


Следующие несколько дней прошли в довольно напряжённой обстановке. Артём Дмитриевич и Андрей Михайлович, скооперировавшись вместе, в первую очередь распорядились отглушить лестничный проход на крышу в районе восьмого этажа. Теперь к аномальной зоне можно было попасть только через дверь девятого. К концу третьего дня специалисты закончили установку над лестничным пролётом датчиков, приборов и видеокамер работающих в разных частях спектра. В соседней венткамере создали штаб, куда стала стекаться вся собранная информация. Директор, хотя и относился ко всему этому весьма скептически, всё же нарочно или нет, появлялся здесь по нескольку раз в день:

- Ну что, есть что нибудь? - спросил он Артёма Дмитриевича, когда в очередной раз посетил «штаб». Руководитель лаборатории, устало откинувшись на спинку стула, улыбнулся:

- Есть, вот смотрите.

Он указал на большой монитор, на котором запустил видеозапись. Камера ночного видения уже более ярче и контрастнее, чем телефон Геннадия, показала верхнюю площадку, прямо перед дверью на крышу. На этот раз было видно, что фигура растёт как бы из одной точки в пространстве - словно чёрный дым выходящий через замочную скважину.

- С ума сойти... Неужели это правда? - удивление переполнило уста директора.

- Похоже на то... Видите? Оно опять царапает стену.

- Зачем? Зачем оно это делает?

- Возможно хочет что-то написать...

- А что? Как вы думаете, Артём Дмитриевич?

- Оно тоже возмущено низкой зарплатой сотрудников нашего института. Не иначе.

Академик уставился на Артёма Дмитриевича:

- Ну знаете! Я серьезно, а вы тут шутки шутите.

- Извините. Я правда не знаю. Но царапины теперь соединились в одну сплошную линию. Всё, как я и предполагал.

- Это удивительно! Продолжайте изучение...


- Артём Дмитриевич!? - директор просто орал в трубку телефона, - немедленно зайдите ко мне!!

Уже через минуту, удивлённый гневным выпадом Льва Давидовича, Артём Дмитриевич входил в его кабинет.

- Ну что!? Подвели всё-таки меня под монастырь!? - вскочил с кресла директор.

- Что случилось?

- А вы полюбуйтесь! - Лев Давидович включил телевизор.

«...видите удивительные кадры. Ещё раз убедительно просим: уберите детей от экранов ваших телевизоров. Напоминаем: сегодня в восемь утра в интернет были выложены весьма удивительные видеофайлы. На них видно, даже не знаю как это вам сказать, уважаемые телезрители... привидение, которое регулярно появляется в здании НИИ ядерной физики. Также вы можете увидеть на этих кадрах, что кроме этого ужасного существа видны приборы и провода, и это наводит на мысли, что учёные из вышеназванного института вовсю занимаются изучением данного феномена. Пока руководство института никак не объяснило, но и не опровергло факт проводимых исследований...»

- Ну всё, всё! Вы понимаете что мы допрыгались? Нас всех теперь отсюда выгонят поганою метлой! Я как знал, что какая-то собака обязательно выложит эту хрень...

Служебный телефон стал разрываться от звонков, руководитель института лишь нервно от него отвернулся. В двери показалась секретарша:

- Лев Давидович, вам...

- Ой, уйдите Марина Сергеевна! Меня нет, я умер. Или нет - меня забрало привидение. Ну и что нам теперь делать? - обратился он к Артёму Дмитриевичу.

- Да продолжать исследования. Об этом все узнали - ну и пусть. Рано или поздно это должно было случиться, а искать сейчас виновных - дело бестолковое и никому не нужное.

- Как, ну скажите мне - как я теперь выйду из института? Вы видели? У ворот стоит толпа журналистов! Что мне им сказать? То что у нас здесь филиал охотников за привидениями?

- Лев Давидович, - вновь вбежала секретарша, - там, на улице!

- Да что там? - спросил директор, и подошёл вместе с руководителем лаборатории к окну.

За воротами института происходили удивительные события. Толпу обычных зевак и примкнувшим к ним журналистов стали разгонять плотные шеренги военных в комуфляже. Выли сирены, машины полиции сверкая сине-красными огнями обложили небольшую площадь перед воротами института. Толпа начала отступать, потому как стали подъезжать бронетранспортеры. Они стали становится друг за другом, создавая непреодолимое кольцо вокруг научного учреждения. Башни со спаренными пулемётами стали поворачиваться наружу «кольца»...

- Что происходит? - вцепился в одежду Артёма Дмитриевича директор. - Куда вы меня втянули?

Внезапно позади них раздался шум голосов, взвизгнула Марина Сергеевна. Ещё через мгновение в кабинет вбежало несколько вооруженных солдат в масках. С ними вместе вошёл полковник в чёрной униформе:

- Всё нормально ребята, выйдите пока...

- Что... Кто вы такие? - на высоких тонах спросил Лев Давидович.

- Меня зовут Горелов Михаил Павлович, полковник структуры «Железная цепь».

- Какой структуры?

- Не сильтесь вспомнить, вы вряд ли когда-либо о нас слышали, уважаемый Лев Давидович.

- Но...

- Никаких «но». У меня распоряжение верховного главнокомандующего: институту присвоен статус военного объекта класса «9С».

- И... И что это значит? - рухнул в кресло директор.

- Теперь из института никто не выйдет...



(Пишу далее, если зашло, автора можно поддержать словом или делом через яндекс 410019597486703. Это необязательно конечно же, в любом случае, спасибо что читаете!)

Показать полностью
48

Лифт в преисподнюю. Глава 61. Сокопускание

Предыдущие главы


Он полз не по своей норе.


Запах сока кричал. Визжал. Выл в голове нотами будущих ощущений.


Нетерпение начало иссякать из-за чувства неотвратимости наслаждения.


Сегодня он отведает сока. Этого не изменить.


Еда снова пела ему.


А он стал петь ей. В ответ.


Особое наслаждение — петь еде, которая уже твоя.


Это делало её запах гуще.


Жирнее.


Он толстым слоем размазывался по норе. И всасывался неживыми ноздрями.


Только желания. Только образы. И везде сок.


Ползти. Карабкаться. Лезть.


Еда наполнит его тишиной.


И сама упокоится.


Подняв голову, «Тот» увидел шуршащий сосуд сока.


Очень свежая.


Сочная.


Еда. Ждала. Его.


«Тот» не выдержал и взвыл, разбрызгав перед собой слюну.


***

Покалеченный «первый» выполз на площадку между этажами.


«Как ты оказался здесь, чёртов полутруп?»


Обгорелый. Грязный. Выглядел не таким уж и опасным. Скорее, отвратительным.


То, что ползает, вряд ли накинется на тебя так же мощно, как то, что ходит и бегает. Но сейчас исключения из правил работают чаще, чем они сами.


Внутри у Саши всё полыхало, гудело, стучало. Но не из-за страха перед настойчиво ползущим к нему «бывшим» человеком.


Мужчина не знал, как будет добираться до своего дома. Но точно знал, что как-то будет. И сейчас скорость была прямо пропорциональна смыслу этого движения. А на лестнице ещё одно препятствие.


И когда неживой завыл... Нет, как будто даже радостно заскулил, вывалив изо рта на пол мерзкую жижу. Саша сразу вышел из ступора.


Да, страх никуда не исчез. Он пропитывал всё тело. Но теперь это работало как-то по-другому.


Не мешало.


Забежал в овощехранилище. Осмотрелся.


«И почему я не живу на военном складе с оружием?»


Схватил деревянную табуретку. Выскочил в подъезд.


«Первый» не терял времени. Полз по ступеням наверх.


Саша присмотрелся к нему. Прислушался к себе.


Не услышал ничего кроме бушующей тревоги. Вспомнил, у него совсем нет времени.


— Фууух.


Занёс над головой табуретку. Начал медленно двигаться навстречу неживому.


«Какие-то неприятные у него глазища. Противные даже по меркам этих отвратительных существ. Нездоровые».


Спустился на пару ступенек. Старался держаться на безопасном расстоянии от твари. Но достаточно близко для нападения. Перехватил поудобнее занесённое над головой орудие:


— Ну прощай...


Он словно выполнил приседание с вытянутыми руками перед собой, пытаясь опустить тёмную от времени сидушку прямо на морду «бывшего». «Тот» резво прикрылся покалеченной лапищей. Видимо, её не жалко. И отвёл удар. Деревяшка стукнулась о металл перил.


Извернувшись, неживой схватился здоровой рукой за ножку табурета. И, дёрнувшись всем телом, попытался вырвать его из рук человека.


Саша от испуга едва не отпустил своё орудие. Всё так же согнутый пополам, завис в непонятной позе на самой грани равновесия. Напрягая все мышцы, старался вырвать из лапы «бывшего» табуретку. Неживой делал то же самое. Ещё и жадно хлюпал челюстями, глядя прямо в глаза жертве.


Мужчина, собравшись с силами, дёрнул на себя и попытался выпрямиться. Но мёртвая хватка «первого» оказалась действительно мёртвой. И Саша не удержался. Из-за неудачного рывка пятки соскочили со стёртых граней ступеней. И он упал на свой зад. Боль от удара на секунду вызвала у него помутнение. Тело как будто онемело и размякло. Нужно несколько секунд, чтобы собраться.


Саша съехал немного вниз, а «бывший» подтянулся вверх. Табуретка между ними. И пока мужчина был в замешательстве, неживой взмахнул покалеченной рукой и ударил его в зубы.


Губы в кровь. В челюсти что-то хрустнуло.


— Ууух, — простонал он, схватившись за больное место рукой, и этим случайно немного прикрыл лицо от второго удара.


Звёздочки. Глаза. Слёзы. Кровь.


А «Тот» и не собирался останавливаться: уничтожал остатки своей руки о лицо Саши.


***

Веселясь звуками. Мял. Свою. Еду.


И забрызгивал невкусным соком изо рта. Зачем? Низачем. Но теперь все поедатели смогут знать, что эта еда:


НЕ. ДЛЯ. ДРУГИХ. ПОЕДАТЕЛЕЙ.


Он мял её в мягкое хрустящее место. Снова и снова быстро давил. Со всей силы. Так он пускал из еды сок. Выжимал.


Его рука уже вся была в этом соке. В следах еды.


А еда удобно распрямилась, зачем-то закрывая мягкое цветное сокопускание.


От этого пускать сок было ещё веселее.


...В один момент что-то изменилось. Такое случалось и раньше. Но «Тот» про это всегда забывал. Вспоминал только тогда, когда видел это снова.


Вокруг стало чуть-чуть темнее. Мимо пролетели странные звуки:


«Не балуйся с едой! Ешь!»


Что-то было в звуках тёплое…


Но затем всё стало чуть-чуть светлее и «Тот» увидел, что цветные следы сока были уже повсюду.

Он остановился. Поднял плохую руку к самому носу. Несколько глубоких вдохов.


Сок. Аромат. Мощь. Экстра.


...«Небеса!» — вылетел нежный растянутый звук из внутренней темноты…


«Тот» тут же забыл про звуковидение. Припал разбитыми потрескавшимися губами к своей руке. Собирая капельки сока.


Он едва сдерживался, чтобы не искусать себя. Но нет, всё же иногда несильно покусывал. И рычал-повизгивал от удовольствия.


Столкнул вниз мешавшее твёрдое, что лежало перед едой. Схватил здоровой рукой вяло шевелящуюся сокоёмкость. С визгливым рыком дёрнул её на себя. Активно двигая плохо работающими ногами, начал медленно заползать на еду. Сантиметр за сантиметром он забирался наверх.


Приятные неровности. Твёрдости. Шелестение.


Оказавшись сверху. Чувствуя её тепло. Дрожь. Снова несколько раз глубоко вдохнул, двигая носом в нескольких сантиметрах от сочной мягкости. Начал собирать губами сок.


Торопиться не нужно. Теперь только наслаждаться аппетитной едой. А потом впасть в тишину.

Показать полностью
264

Записки инспектора ДПС. Часть шестьдесят вторая

Первая глава здесь:

Записки инспектора ДПС. Часть первая.

Предыдущая глава здесь:

Записки инспектора ДПС. Часть шестьдесят первая


Дорогие мои читатели, хочу напомнить, что все вопросы по интересующим вас темам вы можете задавать в комментариях, либо на моей странице вконтакте https://vk.com/id520998861. Постараюсь ответить всем, интересные темы включу в повествование. Так же хочу напомнить, что в моём повествовании НЕТ выдуманных историй. Всё описанное происходило со мной лично.



Глава 62

- Осталось только «синяка» поймать для полной картины – сказал старший лейтенант А., заводя мотор служебного автомобиля

- Самое время – поддакнул напарнику Меланин – одиннадцатый час. Куда поедем?

- Да куда глаза глядят – ответил старший лейтенант А., выворачивая на проспект

Прокатались они минут сорок, выборочно проверяя «не понравившиеся» машины. Ничего интересного не попадалось. Инспектор уже было направился в сторону своей любимой «Ждановки», когда на одной из остановок общественного транспорта он заметил две маленькие фигурки, сиротливо жмущиеся друг к другу.

Инспектор остановил «патрульку» и, выйдя из машины, подошёл поближе. Фигурки оказались мальчиком лет 7-8 и девочкой, примерно на год помладше, видимо сестрой. Они исподлобья настороженно смотрели на старшего лейтенанта А., готовые в любой момент броситься наутёк. Инспектор присел на корточки:

- Вы что здесь делаете в такое время? – спросил он, стараясь разговаривать как можно мягче

- Мамку ждём – с вызовом ответил мальчик, пытаясь заслонить собой сестру

- А где она?

- Придёт скоро

Было заметно, что дети стоят тут достаточно давно и уже порядком замёрзли.

- Садитесь к нам в машину, погрейтесь – предложил старший лейтенант А., открывая заднюю дверь «патрульки»

Девчушка было направилась в сторону автомобиля, но брат довольно жёстко её осадил, дёрнув за руку

- Ты куда, это же «менты» - зашипел он на неё

- Ну, какие же мы «менты» - так же мягко сказал инспектор – мы гаишники, и ничего плохого вам не сделаем

- У вас на двери «милиция» написано – не поддался на «развод» мальчик – значит «менты»!

- А что же вам милиционеры плохого-то сделали? – продолжил диалог старший лейтенант А.

- Они папку нашего к себе увезли – всё так же с вызовом ответил мальчик – он так и не вернулся. Нас вы тоже хотите в «ментовку» увезти и в «обезьянник» сдать!

- Может, вы есть хотите? – зашёл с другой стороны инспектор

При этих словах мальчик сглотнул слюну, а девочка беззвучно заплакала. Почувствовав, что нащупал нужную тему, старший лейтенант А. продолжил:

- Поедемте, мы вас покормим, а потом назад вас привезём, я обещаю

- Я есть хочу – громко зашептала девочка на ухо брату и стала плакать ещё сильнее

Мальчик упирался ещё минут десять, но, видимо, чувство голода оказалось сильнее, и они вдвоём с сестрой кое-как залезли на заднее сиденье «патрульки».

Старший лейтенант А. подъехал к ближайшему киоску с фаст-фудом и купил пару хот-догов и пакет сока. Это, может быть, конечно, и не лучшая еда для детей, но в данной ситуации, это было единственное, что он смог придумать. Ели ребята жадно: откусывали большие куски горячего ещё хот-дога и, почти не жуя, глотали. Потом по очереди, обливаясь на себя, выпили сок.

Старший лейтенант А., пользуясь моментом, плавно тронулся с места и поехал в сторону РОВД. Через несколько минут мальчик спохватился:

- Куда вы нас везёте? – спросил он и, увидев в окно здание районного отдела, стал кричать – Так и знал, что «ментам» верить нельзя, вы нас сейчас в «обезьянник» сдадите!

При этом он попытался на ходу открыть дверь. Благо, что сидел он с левой стороны, а левые задние двери в патрульных автомобилях всегда жёстко заблокированы.

- Я всё равно убегу, волки позорные!

Тут уже было не до дипломатии:

- А сестру, что бросишь? – спросил у мальчика старший лейтенант А., паркуясь у крыльца РОВД

Тот, недовольно засопев, замолчал. Поев и согревшись, девочка уснула, поэтому её пришлось нести на руках. Её брат понуро плёлся сзади. Меланин открывал двери.

Инспекторы сразу пошли в отдел ПДН. Сегодня там дежурила Василиса.

- Привет, Вась – поздоровался старший лейтенант А., заходя в кабинет – принимай гостей

- Не было печали – заворчала ПДНщица – Я уж думала, хоть одно дежурство посплю спокойно. Ты где их взял?

Впрочем, ворчала она для проформы: инспектор Василису знал давно – работу свою она любила и относилась к ней очень добросовестно.

- На остановке подобрал – ответил старший лейтенант А. – рапорт я попозже напишу, как сдаваться приедем, заберёшь потом в «дежурке», а мы полетели, нам ещё «синяка» надо успеть поймать.

Пьяного гаишники поймали практически сразу - он к ним приехал сам. Старший лейтенант А. стоял на запрещающий сигнал светофора на Текстильной – ждал включения стрелки, разрешающей поворот на Промысловую, когда мимо проскочил серебристый «Витц» и не спеша поехал по Промысловой. Это была наглость. Инспектор включил проблесковые маяки и ринулся следом. Однако, практически сразу, «Витц» врезался в столб. Складывалось впечатление, что водитель сделал это специально. Гаишники извлекли из «Тойоты» двух хмурых мужиков, от обоих исходил запах перегара. Водитель сразу протянул инспекторам водительское удостоверение и свидетельство о регистрации на автомобиль. У пассажира при себе была только справка об освобождении. В РОВД, на всякий случай, доставили обоих. У «Витца» оказался пробит радиатор, поэтому машину оставили на месте, вызвав заранее эвакуатор.

«Оформился» водитель совершенно спокойно, послушно делая, что ему говорят. Интересной, однако, оказалась распечатка из базы. Оказывается эти двое сидели вместе на одной зоне, водитель освободился полгода назад, а пассажир буквально на днях. Ещё у водителя в «досье» стояла отметка, что он, в местах не столь отдалённых, относился к категории «опущенных». Что между ними произошло, оставалось только гадать – оба во время составления материала хмуро молчали, но старший лейтенант А. склонялся к мысли, что водитель, по каким-то причинам, привлёк внимание гаишников специально.

Инспектор уже закончил писать, когда в кабинет заглянула Василиса:

- Пошли, покурим – кивнула она

Они вышли на внутреннее крыльцо РОВД и закурили по сигарете

- Рассказывай – сказал старший лейтенант А., выдыхая сигаретный дым

- Да что рассказывать, эта семейка давно у нас на учёте стояла. Папаша их соседа, по пьяни, топором зарубил, тот, правда, жив остался, но инвалидом стал. Папашка, соответственно, сел надолго. Мать бухает как не в себя. Детей на остановке оставила, сама за сигаретами пошла. В магазине какую-то подругу встретила и ушла бухать к ней, про детей забыла. Я её телефон в деле нашла, раза с десятого дозвонилась. Так она мне на голубом глазу клялась, что дети у неё дома спят, сытые.

- Тварина – инспектор зло сплюнул – что теперь?

- Пока спят в кабинете на диване, завтра с опекой будем связываться, пусть они решают

На крыльцо выглянул Меланин:

- Эвакуатор приехал

- Иду - ответил старший лейтенант А., выкидывая сигарету

Передав «Витц» работникам штрафстоянки, гаишники поехали «сдаваться». Разоружившись, списав материалы и поставив «патрульку» в гараж, разъехались по домам.

Показать полностью
281

Из двух зол

Жена пытается уложить спать дитё. Но этому действу мешает кот. Он то начинает мяукать, то бегать как сумасшедший, мешая ребенку уснуть. Жена зовет мужа и просит вывести животину из комнаты. Муж задачу понял. Направляется к коту. Но тот, не будучи дураком, в атлетическом прыжке ныркает под кровать. Отец наклоняется за ним и пытается достать руками. Не тут-то было. Кот засел далеко. Тогда муж вылезает, попутно стукаясь затылком и матерясь сквозь зубы, чтобы достать трубу от пылесоса. Пока пытался отсоединить ее от шланга, с грохотом уронил сам пылесос. Снова вбежав в комнату и нырнув под кровать, муж кота там уже не застал. Вылезая, снова шваркнулся тыквой, выронив из рук трубу. Гулкий звон разнесся по комнате вперемешку с матершинным шипением. Кот с интересом наблюдал за происходящим со стола. «Ах ты, морда…» - именно с этими словами незадачливый преследователь кинулся к своей цели, но споткнулся об удлинитель, снеся с полки электронные часы и телефоны, стоящие на зарядке. По полу загрохотал дождь из девайсов. Пушистый беглец снова срыгнул под кровать. Воскликнув: «Ага!» ликующий муж ринулся следом, ведь там все еще ждала своего часа алюминиевая труба от пылесоса. Но незадача! Кот засел в самом дальнем углу, так что даже с таким инструментом его было недостать. Тогда было решено свое орудие запустить как торпеду. С громким шуршанием и звонким стуком труба ударилась об ножку кровати. Кот, сумевший засечь по радарам приближающуюся опасность, слинял, птицей взлетев на стул, полку, а с нее сиганул на шкаф. Пыльный муж, выбираясь из-под кровати, традиционно состыковался с ней черепом. Таких стыковок не было даже в «Интерстелларе». Увидав издевательски-снисходительный взгляд, который кот бросал на него со шкафа, мужик не выдержал. Стоя на карачках, он снял с себя тапок и запустил в ухмыляющееся животное. На пути у снаряда вопреки всем баллистическим расчетам встала люстра. Под малиновый перезвон тапок срикошетил в прикроватный столик и опрокинул стоящий там стакан. Звон разбитого стекла стал последней каплей для животины. От греха подальше он решил ретироваться, посчитав что безумство войны захлёстывает эту землю.

За всем этим первозданным хаосом (до некоторых пор молча) наблюдала жена: «Ваня, ну твою ж мать! Я просто попросила выгнать кота!» Муж, гордо приосанившись в одном тапке, пафосно изрёк: «Пытаясь победить одно зло, ты призвала другое, гораздо более грозное!» и, потирая многократно пострадавший затылок, поплёлся за веником и совочком.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: