7

Деревенские байки "Хозяин и животные"

Деревенские байки "Хозяин и животные" Мистика, Сказка, Байка, Сверхъестественное, Домашние животные, Домовой, Длиннопост

Как и обещала - продолжение.

"Животные и Домовой"

В деревнях Домовому приписывают много дел по хозяйству. Если с ним "дружить", то он помогает во всем: скотину и птицу в порядке держать, с детьми играть и даже ночью покачать малых. А ещё, говорят, что в тандеме с котами всякую нечисть выживают, даже с собаками дружит.

Не каждый кот с ним уживется. Если не по нраву пушистый пришёлся - "со свету сживает". У моего соседа ни один кот больше года не продержался - прыгают с восьмого этажа. Мой тоже к ним в гости любил захаживать, прошмыгнет в приоткрытую дверь, пока мы разговариваем, потом забрать от них не могли.

Приписывают разное, что если кот приходит и на грудь ложиться, то так домовой Вашей энергией питается. Я в это не верю. Считаю, что мой кот меня лечил, пока силы были и гладить я его могла тогда, когда мне хочется, остальных не подпускал. Если очень хотел, то приходил к моему мужу, к сыну только в ногах полежать. Да не суть.

Завела мамина подруга Ольга себе кота, ну как завела, подобрала замухрышку на улице, отмыла, накормила и остался он у неё. Каждый раз она рассказывала, что с появлением кота дома стало шумно. Говорит, что по ночам просто балаган на кухне. Вроде как кот шкодливый, везде лезет, все роняет. Надоело ей этот грохот слушать пошла посмотреть, что он там творит: включила свет, а мелкое чудо (кот) на занавеске висит, вся шерсть дыбом и шипит за холодильник в угол смотрит. Глупенький какой, подумала она и забрала с собой спать, дверь в комнату закрыла. Мелкий успокоился и уснул. Следующий вечер прошло под очередным приступом у кота: опять шипение, везде бегает, все роняет. Уже начала жалеть, что принесла в дом. Тётя Марина, ещё одна подруга поинтересовалась, когда это происходить начало и спросила, где кот ест. Марина увлевалась всем, что связано с потусторонним и сказала, что это Домовой с котом дерутся. Порекомендовала ей поставить ещё одно блюдце с молоком на холодильник, куда кот не долезет, и положить конфетку, так делать каждое первое число месяца. Ольга решила проверить. Потом рассказала, что и правда все успокоилось. Кот стал адекватным и покладистым, по ночам не носился и просто утихомирился. Появился у неё ухажер и кота, как подменили. Стал он пакостить: мог укусить его, поцаратать, шипел на него, правда в обувь ему "дела" не делал. Опять Марина советом помогла - "Не просто так кот к нему так относится. Они уже в" паре" с Домовым тебя предостерегают. Через кота Хозяин Дома показывает, что человек ему не нравится." Оля отмахнулась - "Дурь. Кот работает с Домовым!? Ты сама то себя слышишь?!" Тогда они поругались. Через какое то время помирились, на почве горя у Ольги: у неё вытащили кошелёк со всей зарплатой. Как она думала, в трамвае украли. Прошло ещё время, кот продолжал не любить жениха, но на него не обращали внимание. Ну дурной, что теперь с ним сделаешь. Как то пришла она вечером, уже поздно к нам вся в слезах, просила моего отца замок в квартире ей сменить. Как оказалось, её ограбили и так, что знали целенаправленно где лежат деньги и золото. В лишние места не лазили, ничего не искали, а взяли ровно столько сколько было. Заявление в милицию она написала и, конечно же на своего жениха. Больше ключей от её квартиры ни у кого не было

. Не знаю нашли его или нет, но почему то мне кажется, что нет. В 90 х полно таких историй было с любовниками-грабителями. Кот успокоился и даже пытался успокоить Ольгу. Все время с ней рядом, на колени запрыгивал, ночью под боком урчал. Потом она согласилась, что Марина была права и скорее всего Котейка почувствовал плохого человека и так пытался предостеречь и предупредить об опасности. Если бы она сразу послушала, то и истории бы не было.

"Тандем против нечистой"

Коты и собаки видят то, что нам не дано. Иногда они могут урчать или вилять хвостом смотря куда то, а для нас там ничего нет. Так они общаются с Домовым, точнее он может гладить кота или играть с собакой. Хозяина часто видят маленькие дети и говорят, что это что то мохнатое, с длинными пальцами и маленького роста.

А вот и история. Рассказал знакомый со скорой помощи.

Молодой семье (он и она врачи Лена и Сергей) дали дом в Пензенской области. Дом был не новый, но с ремонтом. Чистый, уютный, три комнаты, кухня и даже туалет с ванной в доме (видимо пристроили). У них двое деток: 2х лет девочка и 3х лет мальчик, собака Рем и кот Граф (имена животных я сразу запомнила). Врачи, но как выходцы из деревни про Домового с первого дня знали и помнили, что делать. Все хорошо. Работа, дом. Тихая и размеренная жизнь. Не с того не с сего сали простывать,ссориться по мелочам. Когда и мелкие начали болеть и плакать по ночам вообще ещё пуще начали ругаться. Ночью кот и собака стали беспокойными, кот шипел, собака лаяла, её выставили из дома, но тут кот, как будто взбесился и стал кидаться на дверь, царапаться. Его тоже отправили на улицу, но и там они не унимались и дебоширили под дверью. Бегали вокруг дома искали как зайти обратно. Впустили, но лучше не стало: к их беспределу добавился капающий кран и перегорела проводка. Неделька выдалась - ремонт за ремонтом и постоянно что то ломалось, отваливалось. Первой упала вешалка в прихожей, потом вечером упал шкафчик над раковиной и поколотилась почти вся посуда,дверная ручка отвалилась и так все подряд. Самый трындец начался потом, когда все ночью слышали, как кто то бегает от кота и собаки по дому и этот или это кто то/что то крушит все на своём пути. Даже Сергей боялся выходить из комнаты и уже все переехали жить в одну. На работе не скажешь - засмеют. А заря так долго молчал. Ссоры переросли в скандалы, грохот по ночам, все ломается, дети орут, как по "тревоге" ночью, животные беснуются. В очередной раз, прийдя в местную поликлинику на работу (врач ортопед), был без сил. Хотелось ему спать и просто провалиться. О доме и думать не хотелось, хоть ложись тут на кушетке. Сегодня по записи только два пациента и всё. Первый прошёл, за ним женщина в возрасте. Она поинтересовалась, когда он последний раз спал? Все ли нормально? Он не выдержал и все рассказал, в конце добавил, что так скоро разведется. Женщина его выслушал и поинтересовалась где их поселили. Он сказал адрес. "Ну тогда все понятно" - сказала она и выдала, что "в этом доме жил бывший военный, гонял семью, пил и дебоширили. Когда жена от него ушла он напился и повесился. Худо там живёт теперь, а Вы его прикормили и питается он Вашими скандалами и хворь на вас насылает. Домовой и животные пытаются его выгнать (неприкаянные души самоубийц не могут покинуть землю и никуда не могут попасть). Покойный считает, что Вы к нему вторглись и изживает, как может. " Ну вера в мистические существа была, но до такой степени? Что за ворох информации непонятной? Какие покойники, души?!" Забил и забыл. Жена, не выдержав очередного скандала, собрала детей и уехала к родителям. Семейному счастью настал конец. По ночам продолжался балаган, уже какая ночь без сна. Шел он с работы и решил купить выпить. Пришёл домой, достал банку капусты, поставил рюмку на стол и налил её до самого края. Рядом сидел Рем и укоризненно на него смотрел. Сергей взял рюмку, нацепил на вилку капусты и собирался уже выпить, как кот прыгнул и выбил стопарь из рук с криком "Мяу!" Да таким протяжным и противным, что и пить больше не захотелось. Побрел в комнату лежать. Ночь, как всегда - не ночь. Решил утром зайти в церковь и так, и поступил. Купил свечку налил святой водички в бутылочку и принёс домой. Ещё от кого то из своих слышал, что можно в воскресенье пройти по всему дому опрыскать углы святой водой от входа и по часовой стрелке, открыть дверь входную и так же пройти со свечой делая в каждом углу крест говоря при этом "Изыйди Сатана! Изийди Лукавый! Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Ныне и пристно и во Веки Веков. Аминь!" Так и сделал в воскресенье ближе к полуночи. Что потом началось - это фильмы про полтергейст. Всё сделал и выбросил огарок за порог, зашёл в дом и пошёл на кухню. В спину подул холодный пронизывающий ветер и то кто то толкнул, замигал свет, кот и собака пробежали мимо на кухню. Там началась грызня, в полном шоке он пошёл на звук и застыл в дверях. Что то тёмное металось из стороны в сторону, животные будто кидались на это пятно. Что то оттолкнуло его с прохода и все действо переместилось в коридор в сторону входной двери. От страха подкосились ноги и он сполз по стене на пол. Вещи попадали с вешалки о дверь что то ударилось и наступила зловещая тишина. Рем и Граф выши за порог, а в сторону Сергея медленно приближалось, что то, имеющее очертания, но незримое целиком. Думал, что сейчас смерть или сошёл с ума. Это что то коснулось его, такое тёплое и мягкое. Какое то спокойствие расплылось по всему телу. Он уснул на месте, где и был. Проснулся утром. Кот спал на тумбочке у входа, поперёк двери лежала собака. Понедельник и надо на работу.

Постепенно жизнь наладилась, жена с детьми вернулась. Иногда он замечал, что перед сном Маша и Саша на кого то смотрят и улыбаются, иногда что то балакают в никуда. Больше ничего не ломалось и скандалов не было.

Видимо, выгнали они все вместе в ту ночь что то из дома, а Сергей, не зная этого - помог.

Это не все истории про Домовых. Но сразу все не напишешь.

Деревенские байки "Хозяин и животные" Мистика, Сказка, Байка, Сверхъестественное, Домашние животные, Домовой, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

0

Вот, в этот раз картинка получше =D.
Спасибо за истории.

раскрыть ветку 1
+1

Спасибо, Вам! :))

0

Очень интересно.

Похожие посты
143

Традиционный совиный венок

В этом году, правда, не по размеру - очень уж много было красивых цветов. 😁 Да и Пуша был недоволен - он же мальчик, а тут какие-то веночкицветочки.

Традиционный совиный венок Сова, Домашние животные, Фотография, Сказка, Длиннопост, Птицы, Животные
Традиционный совиный венок Сова, Домашние животные, Фотография, Сказка, Длиннопост, Птицы, Животные
Традиционный совиный венок Сова, Домашние животные, Фотография, Сказка, Длиннопост, Птицы, Животные
Традиционный совиный венок Сова, Домашние животные, Фотография, Сказка, Длиннопост, Птицы, Животные
Показать полностью 2
38

Дар.(часть 8) Катерина

Предыдущие части.

Дар. (часть 1)

Дар. (часть 2)

Дар. ( часть 3)

Дар. ( часть 4)

Дар. ( часть 5)

Дар. ( часть 6)

Дар.(часть 7) Наталья

Закончив свои дела я возвращалась тем же поездом. Мое купе вновь было пусто, уж не знаю, Наталья постаралась или мне просто сказочно везло. Впрочем, в связи с новым вирусом люди не спешили в путешествия.

Наталья довольно быстро меня нашла. Окинув ее взглядом, я улыбнулась: выглядела она значительно лучше, чем в первую нашу встречу. Прибрала волосы, в глазах горела надежда, от прежней сутулости не было и следа. Заметив мой взгляд, она засмущалась.

-Ну не растрепухой же перед дочками то...

- Наташ, не будет все просто. Дочек твоих надо еще разыскать, уговорить их мне поверить.Не сегодня и не завтра это будет.

- А я что? Я ничего. Я столько лет без всякой цели тут существую, я и мечтать не смела о том, что смогу их еще повидать. Нет, вру я, конечно мечтала. Но теперь я это точно знаю. Ты же обещала.

- Обещала. - вздохнула я. - Но не факт, что у меня получится.

- Получится, - убежденно ответила Наталья.

Я вышла на станции городка К., где по словам Наташи она оставила свою первую дочь. Погода заметно портилась. Прибившись к стайке туристов, я села в автобус, едущий к монастырю. Мысли в голове путались. Шансы найти Катю, да и даже просто узнать информацию о ней были прямо скажем невелики. Где она теперь?

Первые крупные капли дождя, ударившие по стеклу оконца автобуса вывели меня из раздумий. Я почувствовала на себе чей то взгляд. Огляделась. Чуть поодаль от меня сидела пожилая женщина и внимательно на меня смотрела.Увидев, что я заметила ее взгляд, она ничуть не смутилась, напротив, приободрилась и села со мной рядом.

- В монастырь едешь, доченька?- поинтересовалась она, положив на мою руку свою ладонь. Я не люблю чужих прикосновений, но сейчас мне совсем не хотелось одернуть руку. Хотелось просто с кем то поговорить, спросить совета.

-Мне нужно разыскать одну девушку. Ее ищет...ищут мать и сестра.

- Что ж, дело благое. Но почему в монастыре?

-Когда то давно мать оставила ее у монастырских ворот.

- А теперь раскаяние пришло...Ну да, так бывает, грехи в старости замолить, прощение у всех получить. Так бывает.

- Не нужно матери отпущение грехов, да и не отпустит ей уже их никто.

- Как это? Пока человек живет, он всегда со всеми примириться может, и сердце свое облегчить!

- Это если живет...

- Что ты такое говоришь, дочка? -Старушка испуганно посмотрела на меня и перекрестилась.

- Как есть, так и говорю. Не нужно матери никакого отпущения, сестер познакомить желает.

Старушка замолчала. Довольно долго мы ехали, слушая как барабанит дождь по крыше автобуса, сливаясь с гулом приглушенных людских голосов. Наконец старушка спросила меня.

-А как зовут девушку то? Я живу при монастыре, хоть и мирянка. Грех свой отмолить пытаюсь, да думаю, не простит меня господь. Но не об этом сейчас. Может, помогу тебе с поиском.

- Екатерина.

- И всё? Фамилию не знаешь? Год рождения?

-Не знаю. Крестик при ней был, медный, старый очень. Еще прабабушки ее. Но я его в глаза не видела, так что примета так себе.

- Это верно...Если Катерина твоя решила в монахинях остаться- имя у нее другое уже, не как в миру было. Поговоришь с настоятельницей монастыря, я тебя к ней проведу.

- Спасибо.

- И тебя спаси бог, доченька,- старушка слегка сжала мою руку.

Пробирались мы от остановки к монастырю под сильнейшим ливнем.Мне повезло с попутчицей, она вела меня и мне не пришлось плутать, как тем несчастным туристам. Обойдя ворота мы подошли к какой то маленькой двери на задворках, старушка ловко провернула ручку, засов упал и дверь открылась.

Внутри было заметно теплей. Я огляделась. От двери вглубь монастыря вел длинный слабо освещенный коридор.

- Как зовут то тебя, дочка? - отряхивая свой плащ спросила меня старушка.

- Маша.

- А я Елена Борисовна.

Я кивнула ей, мол очень приятно. Говорить не очень хотелось. Старушка же напротив, щебетала пусть и приглушенным голосом, но очень оживленно.

- Сейчас в трапезную пройдем, спросим у сестры Евфросинии остатки ужина, подкрепиться тебе не мешает, дочка, а то странно говоришь ты, непонятно.

Есть и вправду очень хотелось, возражать я не стала. Елена Борисовна повела меня через коридоры, плавно перетекающие один в другой, пока мы не вышли в достаточно большое помещение. По центру стоял большой деревянный стол, по краям - деревянные же лавки. Всюду висели иконы. Перекрестясь старушка прошла дальше, в конце трапезной была небольшая дверь. На наши шаги и разговоры вышла высокая монахиня. Руки ее были мокрыми, в руках она держала тарелку, которую очевидно мыла. При взгляде на меня брови ее удивленно приподнялись.

- Покорми путников с пути, сестра Евфросиньюшка, - попросила ее Елена Борисовна. - Издалека дочка едет к нам.

Ни слова не говоря монахиня вынесла миску вареной картошки, нарезала хлеб. Выложила на плоскую тарелку ароматные бочковые огурцы.

- Рыбы не осталось, ешьте. Как говорится, чем богаты...- проговорила сестра Евросинья.

- Ну что вы, все замечательно, - сглотнула слюну я. - Сто лет не ела бочковых огурцов.

- Ну вот и славно, Машенька, идем, поедим.

Перекрестившись и выслушав короткую молитву старушки я принялась за еду. Картошка была остывшей, но необыкновенно вкусной. Вкусным был и хлеб, который пекли тут же. Про огурцы и говорить было нечего. Все это помножилось на мой дорожный голод.

После еды меня слегка разморило. Но мне предстоял разговор с настоятельницей монастыря, игуменией матушкой Ксенией. Я прежде никогда не общалась с игумениями, и мне было как то не по себе. В воображении представлялась сухая властная дама, видящая меня насквозь. Когда меня наконец провели в кабинет, я облегченно выдохнула. Передо мной стояла полноватая немолодая уже женщина, в монашеском убранстве, с миловидным лицом. Эдакая тетушка, но никак не настоятельница, управляющая монастырем. Матушка улыбнулась мне.

- Елена сказала мне- вы кого то ищете? - спросила она, жестом предлагая мне присесть.

- Ищу, - ответила я. - двадцать восемь лет назад вам в монастырь принесли девочку, Катю. Все что я знаю о ней, что она черноволосая, с острым взглядом. При ней был медный старый крестик.

Игуменья помрачнела.

- Зачем вы ее разыскиваете? Кем она вам приходится?

- Ее разыскивают сестра...и мать.

- Почему они сами не пришли сюда? Почему прислали вас?

- Все очень сложно. Вы можете мне помочь найти ее? Она здесь?

Игуменья встала. Прошлась по кабинету.Я молча смотрела на нее, напряженно ожидая ответа. Наконец она заговорила.

- Я знаю, о ком ты говоришь. Я ведь могу говорить с тобой на ты?

Я утвердительно кивнула.

- Действительно, двадцать восемь лет назад на пороге монастыря мы обнаружили ребенка, девочку.Конечно же мы приняли ее. Все оформили как положено, и она стала жить при монастыре. Имя оставили ей данное матерью, фамилию дали Никифорова, по отцу Никифору, нашему батюшке и духовнику. Девочка росла активной, жизнерадостной, к восемнадцати годам решила, что жизнь при монастыре тяготит ее. Она решила уехать. Мы отговаривали ее как могли. Она ведь не готова совсем была к жизни в миру, среди людей и людских соблазнов...Образование при монастыре она получила, помимо общешкольной программы девочек мы обучаем швейному делу. Она полагала, что все сможет. Что ж, неволить мы не можем, скрепя сердце отпустили.Она вернулась через пять лет. Не было больше прежней Кати. Потухший взгляд, нет того огня в глазах. Допросов никаких я не учиняла, решила - сама расскажет как раны залечит свои. Но она так ничего не рассказала.

- Я могу видеть ее?

- Можешь.Но прежде я прошу тебя рассказать о матери Кати. Я опекаю ее,и хочу убедиться в том, что вся эта информация не ранит ее снова.

- Честно говоря, я и не знаю, что вам рассказать о ней. Ее имя Наталья. Малограмотная селянка, наделавшая кучу ошибок в своей жизни. Не она одна в них виновата. Она просто жила в рамках отведенной ей провидением роли, не пытаясь выйти из нее, думаю она и не подозревала, что это возможно. Считала, что достойна именно такой жизни. Но ведь блаженные нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное, не так ли?

Игуменья молчала. Приободренная ее молчанием, я продолжила.

-Она на прощение дочери и не надеется. Не смеет надеяться. Она хочет, чтоб Катя узнала о своей сестре, Анжелике.Хочет, чтоб две родные души встретились, чтоб они знали, что они друг у друга есть.

-Я тебя конечно к Кате отведу. Но ты должна знать. В Боге она чувствует утешение. Как и все мы. Она собирается принять постриг в этом году. Если она вновь уйдет в мир, мы препятствовать ей не сможем и не будем. Но этот второй уход может добить ее. Душа ее, она сама, вот только спустя годы после возвращения стала крепнуть. И все так легко сломать. Впрочем, на все воля Божья.- На этих словах она перекрестилась.

- Сегодня уже поздно. Я позову кого-нибудь из сестер,  тебе покажут  комнату, в которой ты сможешь переночевать. Утром до завтрака ты встретишься с Катей.

Ночью мне было сложно уснуть.Я не знала, что пережила Катерина, не представляла себе ее эмоциональное состояние, не знала, как отнесется к моему Дару человек глубоко верующий, каким она и являлась, раз  решила посвятить жизнь служению в монастыре.Вдруг она расценит все это как бесовщину, пожалуется игуменье, сестрам, поднимет шум и они меня выставят? Мне не привыкать конечно к негативу со стороны людей, но переживать это снова вот вообще не хочется. Ну ладно, не побьют же они меня, в конце концов, решила я, и сон наконец одолел меня.

Утром я проснулась сама, без будильника и до того, как за мной пришла монахиня, чтоб проводить меня к Кате. Лежала какое то время, проворачивая в голове речь, которую выскажу перед старшей дочерью Наташи.Когда открылась дверь Катиной кельи, эта речь покинула мою голову абсолютно.

У Кати действительно был пронзительный взгляд темно-карих глаз. Такие не забудешь и узнаешь спустя годы.Я набрала побольше воздуха в легкие и начала.Я старалась смягчить информацию, мне хотелось оправдать в Катиных глазах ее мать. Не для того, чтоб она охотней согласилась на встречу с ней, нет. Просто...просто чтоб она простила ее. Наконец я подвела свой рассказ к тому, что Наталья умерла.

- Я чувствовала это. Знала как то подспудно, что нет моей мамочки в живых, а иначе она нашла бы меня обязательно, - Катя расплакалась. - тогда, в городе, обязательно бы нашла, и не было бы со мной всего того, что было.

Милая, она себя то спасти не смогла, хотелось мне сказать ей в ответ, но я промолчала.Вместо этого рассказала, что Наталья приезжала в монастырь, когда Катя была ребенком. Горечь отразилась на лице Кати.

- Ну почему же она не заговорила со мной?

- Я не знаю. Наверное ей было страшно. А может стыдно. Я не знаю.

Немного помолчав Катя спросила:

- Так вы пришли, чтоб рассказать мне о моей матери?

- Не только. Катя, у тебя есть сестра. Ее зовут Анжелика. Твоя мать очень хотела, чтоб вы встретились.Настолько сильно хотела, что связалась со мной.

- Как это...связалась?

- Я могу видеть души неупокоенных. Они не уходят, когда их терзает что то. Мама твоя умерла очень плохо. Она покончила с собой, бросившись под поезд.Она не смеет и надеяться, что ты и Анжела простите ее, но очень хочет увидеть вас, и чтоб вы с сестрой познакомились.

Катя поверила мне безоговорочно. Ей так хотелось, чтоб у нее был хоть кто то родной, что она ухватилась за мой рассказ как за спасительную соломинку. Мне стало не по себе, когда я представила, что могло ожидать такую доверчивую девушку в большом городе.

Мы выехали тем же днем.Катя шла, решительно зажав в кулачке маленький потемневший от времени медный крестик- единственное напоминание о матери. Матушка Ксения и Елена Борисовна молча проводили нас до остановки.

Показать полностью
37

Дар.(часть 7) Наталья

Предыдущие части.

Дар. (часть 1)

Дар. (часть 2)

Дар. ( часть 3)

Дар. ( часть 4)

Дар. ( часть 5)

Дар. ( часть 6)

Люблю поезда. Есть в них что-то, черт побери, умиротворяющее, способствующее расставлению всего по местам в суетливой человеческой голове.У тебя внезапно появляется большое количество свободного времени, которое можно потратить на безделье. И в этом самом безделье подумать, поразмышлять без спешки.

Так думала я, располагаясь в полупустом вагоне поезда дальнего следования.Дальневосточный поезд увозил меня все дальше от дома, мерно постукивая колесами и укачивая.

Разжившись кипяточком у проводника я заварила чай, вынула из продовольственной сумки пачку печенья. За окнами проплывал однообразный пейзаж: степь, тощие деревца вдоль жд, изредка сбивающиеся в лески-стайки. Вечерело.

Плацкартный вагон, а я ехала именно в таком, постепенно наполнялся пассажирами. Я с любопытством вглядывалась в людские лица, мне нравилось угадывать, кто они, чем занимаются, куда едут. Хохочущая парочка, загорелая девушка в хлопковом платье, краснощекий парень с выгоревшими от солнца волосами- наверняка молодожены, возвращаются с отдыха. Так и есть, девушка подтвердила мои догадки, ухватившись за поручень правой рукой, на безымянном пальце которой сверкнуло обручальное колечко. Парень придержал её, его руку украшало такое же.Ребята прошли дальше по вагону, затерявшись в нем. Следом по вагону, шумно дыша и отдуваясь, прошла-проплыла грузная женщина лет пятидесяти, волоча за собою девочку.

- Так, Геля, это наши места?- женщина остановилась возле моего купе. Я невольно вжала голову в плечи, мысленно прося Гелю ответить отрицательно.- Ну гляди же, Геля, мне очки доставать чтоли?

Девочка послушно развернула билеты.

-Наши семнадцатое и восемнадцатое, - пролепетала она.

- А здесь какие? - тыча пальцем-сосиской вглубь купе пробасила женщина, вновь обращаясь к девочке и совершенно игнорируя меня.Девочка в рассеянности оглядела купе, по всей видимости она не знала, где указываются номера мест.

- Пятнадцатое и шестнадцатое, вам в соседнее, - ответила за нее я. Женщина почему то с недовольством глянула на меня, протянула " Ну-ну" и, взяв сумку поковыляла дальше. Девочка рассеянно улыбнулась мне.

Бабушка и внучка? В них не было абсолютно никакого сходства внешне. Впрочем, так бывает.

- Бывает, - раздалось с соседнего места. Я невольно вздрогнула.Еще мгновение назад в купе была только я.

Женщина, сидящая напротив, имела неопрятный вид. Растрепанные волосы, фланелевая клетчатая рубашка,явно мужская, на которой отсутствовало несколько пуговиц, брюки, потертые в коленках. Всмотревшись в чрезмерную бледность её, я всё поняла. Снова беспокойная душа.

-Мои ласточки не были похожи ни на меня, ни на мамку мою. Может, на папку моего и были похожи, только поди разбери, как он выглядел, одна ток фотокарточка осталась от него, и та мутная. Катюха, старшая, чернявая, глаза карие, глянет- ну прям орлица! А Анжелка, младшенькая, беленькая, волосешки золотые, ну ангел, ангел и есть. Потому и назвала ее Анжеликой, глянула на нее и поняла: ангела родила.Как же там мой ангел теперь, беда беда...- она заголосила так неожиданно для меня, что я по привычке оглянулась, не привлекло ли это еще чьего внимания.

-Дура ты, дура, - все так же неожиданно расхохоталась попутчица. - Кто ж меня увидит то, окромя тебя...

Прекратив смеяться, она ненадолго замолчала. Я не возражала бы, чтоб она молчала так всю дорогу, а лучше б и вовсе убралась, так она мне была неприятна. Женщина прочла мою неприязнь.

- Брезгуешь меня...А меня все всегда брезговали, даж мужики мои, поимев и не касались больше.Я так рассудила: ну и поделом мне, чо я, барышня киношная чтоль, шуры-муры разводить, поцелуи, обьятия...Я девка простая была, такой и остаюся. Картохи мужик принес, водки стакан налил- стало быть евоная я, уважить его должна.Анжелкин ток папашка, вот тот подзадержался. В колхоз наш студентики  приехали, и средь них- он. Весь тонкий такой, интеллигентный, хтьфу.Ваши натруженные руки, Натали, говорил он мне, внушают безграничное уважение. Натали! А я ж Натаха.

- Зачем вы мне рассказываете все это, Наташа? - мне хотелось, чтоб она скорей перешла к делу.

- А не знаю. Столько лет поговорить не с кем было, а тут ты. Я болтать не очень то, но соскучилась уже.Больше двадцати лет катаюсь тут, а эти все ходят, как будто я стеклянная, как будто и нету меня.

- Вас и вправду больше нет. Для людей- нет. Почему вы не ушли?

- А куда мне идти? Не знаю я...Эх, закурить бы, да не могу. И выпить не могу. Ничего не могу. Выть вот с тоски только да в окно смотреть.

- За вами не приходили? Как вы умерли?

Мимо моего купе прошла та девочка, искавшая места. Услышав мои слова, она остановилась и удивленно на меня посмотрела. Поспешно взяв в руки мобильник, я сделала вид, что разговариваю по нему.Девочка недоуменно пожала плечами и ушла.

- А ты смышленая, - неожиданно похвалила меня Наталья, оценив хитрость с телефоном.- Не такая дура, какой первоначально кажешься.

- Так как это произошло? - проигнорировав ее очередную грубость, снова спросила я.

- Как как...Влюбилась я в студентика то того, отца Анжелкиного. Как же, Натали жешь я для него, а не Наташка потаскушка, как для других. Приезжайте, говорит студентик мой, Натали, в город мой, родителям вас представлю, да жить станем вместе, с благословения материнского.И укатил. Я баба то нахрапистая, а тут хвост поджала. А ну как не понравлюсь родне его, интеллигентской, я ж грубая да несдержанная, и матюкнуться могу, а оне то наверное как сынок разговаривают, на вы да с любезностями. И приданого у меня никакого- дом вот деревенский и всего то. Любовь любовью, а не поеду я. Это я значит всерьез размышляла так, думала он взаправду меня позвал.

Времечко то идет, и стала замечать я, что понесла. Чай не впервой- Катюха то первая моя была.Еще в пятнадцать родила ее.От кого и не знаю.

- А где Катя ваша? - перебила ее я.

- Где где...Не оставлять же мне ее с собой, чтоб глядела она на мужиков моих.Да и мне дите к чему было, чем кормить, сама впроголодь.Сирота я, образования семь классов, работала поденно, кому дрова порубить, кому воды понатаскать. Да с огороду что вырастет тем питалась. Ну и мужики мои чего принесут.Какое уж тут дите.Оставила я ее на пороге монастырском в городке соседнем, оставила да и ушла в ночь. Ездила потом, как паломница, высматривала в детишках что при монастыре живут, орлицу свою. И всё думаю, узнает- не узнает, кровь то не вода. Ан нет, вода, бегает Катюшка моя и не чует, что мамка приехала. Ну и не стала я подходить к ней, пусть живет как жила, зачем ей мамка потаскуха. И студентик то мой знать про нее не знал, все и к лучшему, думалось мне тогда. Да и щас так думается.Так вот. Чувствую я, что все как с Катюхой было, и тошнит, и работать не работается, все спать охота. Сначала испугалась. Не бесконечно ж детей разбрасывать, стыд вдруг обуял. А потом подумала подумала- а может с дитем то и примет родня студентикова меня, особливо если ребеночек в отца уродится. Любят мужики то, когда порода в дитях ихняя.Но, думаю, рожу сперва, чтоб сразу видно было отцовство то. Я в том что он папаша и не сомневалась, не гуляла я больше ни с кем, как встретила студента. Влюбилась же, говорю. Родила девчоночку, в срок. Окрестили мы ее, да и поехала я в город к студентику, на адресок им оставленный. Открыла мне мать его, ребенка и смотреть не стала, вытолкала взашей. Делать нечего, сижу во дворе, поджидаю ненаглядного своего. А он идет, красавец мой, под руку с девушкой какой то. Вся тоненькая, в платье красивом. Оглядела я себя, да так мне стало стыдно за себя, так противно. Ишь полезла куда, ножищами своими колхозными.Не чета я ему. Развернула я одеяльце то, а там Анжелка глядит, а глаза отцовские, голубые. Дождалась, как войдут они в подъезд, за ними прошмыгнула. Оставила дитя на пороге у двери, в звонок позвонила. Свидетельство о рождении в одеялко Анжелкино сунула. И бегом. Долго я пила.Сначала в кабаке каком то придорожном, мужики всё какие то со мной. Подотвыкла я от всего этого, жила ж с надеждой на светлое будущее, думала по новой жизнь пойдет. А не бывает так. Со свиным рылом ток в свинарнике и жить. Как в тумане помню- пришла на пути, легла на рельсы. Чего мне жить? Мамка я кукушка. Глупая, потасканная. Ничего не умею.Зачем я?Нету смысла мне для жизни. Очнулась тут уже, в вагоне. Хвать себя- а тела то нету у меня уже. Так и катаюсь. И времени счет потеряла уже. Год какой сейчас?

- Две тысячи двадцатый.

- Ого. Девоньки мои взрослые уже, поди барышни. Взглянуть бы на них, да не уйти мне с поезда. Пробовала я. Как стена невидимая стоит.

Наталья расплакалась. Но не раскатисто и истерично, а тихо так, по-женски. Мне стало ее жаль. И нет рыла никакого, уставшее женское лицо, со следами былой красоты. Простой такой красоты, здоровой.Что мне делать с этой Натальей, я не знала. Да и не просила она ни о чем. Что ж, значит моя миссия- просто дать ей выговориться... Наталья встрепенулась при этих моих мыслях.

-Нет, можешь ты помочь мне, можешь!

- Да как? Самоубийца ты. И странно еще, что не уволокли тебя, я всякого навидалась, не первая ты, что на контакт со мной пошла.

- Да я не грехи свои замолить хочу. Виноватая я кругом, вот и расплачиваюсь. Одного хочу: чтоб дочки мои повидались друг с дружкой, жизнь то она вон какая, тяжелая, когда родной кровинушки нету рядом. А они есть друг у друга, а знать об этом не знают.Они то безвинные, это я всё, я!

- Да как же я найду дочек то твоих? Ну ладно, Анжелу еще, ты фамилию мне ее скажешь, адрес, куда отнесла ее. А старшую твою? Она ж взрослая уже, и где угодно может жить, и под фамилией какой живет- тоже неизвестно.

- Это да, Катерину я без свидетельства подкинула, бумажку только с именем ее сунула в распашонку, да крестик бабкин на нее надела.

- Золотой хоть?

-Кто? Крестик? Да прям, медяшка.

- Ну вот, так на него была б надежда.

- А может, сохранила Катюха его?

- Может и сохранила...Наташ, отдохнуть мне надо. Ты не мешай мне, завтра поговорим еще, дорога длинная.

- Ну ты подумай, может сможешь девуль моих познакомить да подружить.

Я обещала подумать.

На самом деле и с Анжелой ситуация не из простых. Снова придумывать объяснение, кто я, откуда у меня такая информация, подозрения.Я вздохнула. Каждый раз один сценарий. И винить их не в чем, родственников тех умерших, чьи души связывались со мной за все эти годы. Сама я до того рокового дня, как скончалась моя обожаемая бабушка, а я приняла ее Дар- тоже ни за что не поверила бы, приди ко мне вот так человек и заведи разговор об общении с умершим.Я их понимала, но мне то от этого не легче. Ладно, утро вечера мудреней.

Утром, открыв глаза, я увидела Наталью, сидящую у окна и задумчиво глядевшую в окно на проплывающие мимо домики. Увидев, что я проснулась, она встрепенулась.

- Ну, надумала, как девчонок познакомить?

Я покачала головой.

-У меня совсем нет мыслей по этому поводу. Говори мне всю информацию о них, все, что знаешь. Место. Название монастыря. Год. Адрес студента. Как зовут то его, кстати?

- Андрюшка.

- Анжелика Андреевна, стало быть. А фамилия?

- Фамилия моя, Угрюмова я.

- Анжелика Андреевна Угрюмова. Фамилия конечно у тебя не из жизнерадостных.Её дочка могла и сменить. Или Андрей мог ей фамилию поменять. Или родители его.

- Все может быть. А может и не быть. Ты попробуй, миленькая.

- Я попробую.

Показать полностью
78

Домовые Рассказ на основе "реальной" байки знакомой

Домовые

Мама опять была на работе.

Маленькая Ира решила, что уж сегодня она точно будет храброй, сегодня она сможет стать отважной и не побежит, как всегда на балкон от своих страхов. Она включила свет во всех комнатах, она сделала бутерброд с маслом и вареньем, включила телевизор погромче, и уселась в зале на диване напротив телевизора. Вроде пока удавалось не бояться. Тут ведь главное что: не смотреть в сторону прихожки, где хотя и горит яркий свет двух лампочек плафонных, но все же…

И она таки взглянула в сторону, и увидела мгновенно исчезнувшую тень, будто показалось, а может и не показалось – черная собака черной кляксой отпечаталась в ее сознании, в кратком миге воспоминания. Она все же дожевала кусок бутерброда, проглотила, уставилась в телевизор. Как жаль, что телевизор стоит вот так, в сторонке от входа, и толком не увидишь, что там в прихожке творится, и в то же время полностью никак не отвернешься. Вот и кажутся все эти тени на самом краешке взгляда, и становится от этого еще страшнее, еще холоднее внутри, особенно когда вот так вот – когда одна, когда мама на работе, а за окном уже темно, почти ночь, хотя почему почти? Для нее, для маленькой Иры – это уже ночь, она уже должна, как хорошая девочка, включить ночник, лечь в кроватку и пытаться заснуть, как она и делала на старой квартире, до переезда. Но тут… тут так не получалось. Все ей казались какие то силуэты, какие-то шорохи, какой-то сквозняк, и потому, оставаться дома одной, а тем более одной ложиться спать – она не могла.

По телевизору шло «Ну погоди», Ирина улыбалась, но вот рассмеяться никак не могла – ползли мурашки по спине, да и улыбалась она вымученно, потому как надо было вроде как улыбаться – так проще побеждать свои страхи и всяких там Бук да Бабаек.

Снова что-то промелькнуло, но она даже не вздрогнула – была к этому готова. А потом еще что-то зашуршало, тут она уже еле удержалась от того чтобы взвизгнуть, но все же держалась, сама себя успокаивала, что может это у соседей, может еще что, может…

Скрипнула половица и рядом совсем будто зашипела змея. Ирина не выдержала, завизжала во весь голос и опрометью метнулась к балкону, к своей холодной крепости. Выскочила на улицу, захлопнула за собой балконную дверь, и тут же съежилась от порыва холодного ветра. Поздняя осень, блестит первый снег в желтом свете уличных фонарей, холодно. А она в футболке и в шортах. Глянула через окно балконной двери в зал: мягкий теплый свет, телевизор, на полу бутерброд валяется, конечно же маслом и вареньем вниз – все тихо, все спокойно, вот только не вернется она туда, и будет мерзнуть тут, на балконе, пока не увидит внизу, как мама входит в подъезд.

Страшно.

Приехал двоюродный брат из деревни в гости. Большой, сильный, высокий, розовощекий, и с холода, когда он зашел в квартиру, от него просто дохнуло этаким запахом морозным, новогодним, да еще и снежинки эти, что блестками налипли на его воротник, на шапку его. Ирина радовалась, прыгала вокруг него, лезла с расспросами, а он, то и дело, подхватывал ее на руки, подбрасывал к потолку, щекотал, да расспрашивал, как она в школе учится, что сейчас проходят, просил показать рисунки, да и вообще – веселый-веселый, простой и надежный. Рядом с ним Ирине становилось спокойно и весело.

Он привез два огромных баула с гостинцами: варенья, соленья, целлофановые пакеты с зелеными хрусткими яблоками, копченое сало, которое Ира конечно же не любила, но все же с каким то бурным воодушевлением рассматривающая эти пласты, а брат рассказывал какая вкусная получается картошка, если на этом сале жарить. И так ей картошки той захотелось! Аж слюнки потекли.

А потом они вытащили в зал стол, мама достала новую, хрусткую скатерть, и пили чай с тортиком. Было вкусно и весело, за окном уже темнело, а потом брат глянул в сторону прихожки и… сушка выпала из его рук, звякнула тихонько о край блюдца и покатилась по столу.

- Леша, ты чего? – спросила тихо мама.

- У вас там… что-то, - лицо его было бледным, весь румянец враз сошел и глаза расширенные от испуга.

- Что? – спросила мама, а Ира прямо обмерла. Неужели он тоже видит, неужели он тоже что-то заметил? Может это и правда, может это не она такая трусиха а…

- Тени.

- Какие тени?

- Я такие маленьким видел, когда бабка Марфа к нам переехала. Помнишь ее?

- Конечно. Такую гром бабу не забыть.

- Она же со всем добром приехала, и домового, говорила, на венике принесла.

- Да помню я, Леш, что за глупости говоришь. И про то как вы попа звали тоже помню. В каком веке живешь?

- А вы не замечали сами… - он все же повернулся в их сторону и посмотрел сначала маме в глаза, а потом Ирине.

- Ну что ты… - начала мама, но Ира ее перебила.

- Видела-видела-видела! Я видела! Я только никому не говорила! Я боялась, что меня трусихой назовут. А я видела! И слышала, и холодные они еще, и страшные!

- И я… - тихо призналась мама, - только думала, что мне показалось.

Через два дня приехал батюшка. Большущий, огромный, в черной рясе, и борода у него была огромная – лопатой, вот только не седая, а, почему-то, рыжая, потешная, хоть волосы его были и черны как смоль.

Батюшка шутил, ходил по дому, читал какие-то молитвы и делал пальцами Ире козу, отчего та фыркала и смеялась. А потом он остановился в прихожке, сел на корточки и сказал с доброй улыбкой, толком ни к кому вроде и не обращаясь

- Два хозяина у вас в доме, вот и дерутся. Чего деретесь, бедолаги, все ваше, и пугать своих гостей не надо.

- Каких гостей? – спросила Ира испуганно.

- Вы их гости, а они в доме вашем хозяева. Кормите их, молочко оставляйте, печенья крошки и все у вас будет хорошо. А вы, братцы, не пугайте никого, в мире живите. И вон, смотрите, какая красавица в доме вашем на выданье растет. Вот мужа найдет, и пойдет к нему жить, а один из вас с нею, чтоб ничего плохого у нее в жизни не было. Договорились, а?

Улыбнулся, раскланялся, чмокнул Иру на прощанье в щечку, да и ушел.

И не было в доме с тех пор страхов, и все дела их домашние спорились, а когда Ира замуж вышла и в новый дом ушла, то принесла она туда веник из отчего дома, и может был на том венике хозяин – домовой, и жили они с мужем ее ладно, да славно.

Показать полностью
513

Бобик (Александр Райн)

− Ты где был? – прогремела жена, когда Валентин ещё не успел шагнуть за порог.

− Ты не поверишь! – глаза его воодушевленно горели, лицо выглядело свежим, кожа подтянутой. Ни грамма усталой обвислости, как после работы или встречи с друзьями в их излюбленном кафе «Сосенки».

Жена глубоко вдохнула, как пылесос, засасывая все запахи, но её детектор не учуял и намека на спирт или чего хуже − женские духи.

− Не поверю! Где, спрашиваю, был?!

− Можно, я хотя бы домой зайду? – жалобно посмотрел он неё.

«Какой-то вид у него хитро-придурковатый, как будто в лотерею выиграл или премию получил», − замечталась жена. Но через секунду сама себя одёрнула: «Да какой там! С этим олухом не то, что в лотерею, в монополию у соседей ни разу не выиграли».

В квартиру жена его всё же впустила, чтобы не позорился, но на суровость её взгляда это не повлияло.

На кухне от закипевшей в кастрюле воды «прыгала» крышка, стиральная машинка противно пищала, сообщая о том, что пора вынимать белье. Но жена не собиралась возвращаться к бытовым делам, пока задержавшийся на три часа муж не представит ей полный отчёт.

− Я закончил как обычно, − начал свой рассказ муж, параллельно разуваясь, − по дороге зашел в магазин, купил молока, сыра и сардельки, как ты просила.

Жена покосилась на мужа, проведя наружный досмотр, и в итоге мозг получил отчёт: «Продуктов не обнаружено».

− Ну и где всё это?

− Ты не поверишь! – с ещё большим энтузиазмом повторил муж, скинул ботинки и повесил пальто на крючок.

− Иду я, значит, мимо аптеки, ну той, где ты постоянно свой чай для похудения берешь, а там, на земле, сидит пёс.

− Ну и?! – уже не в силах слушать этот затянувшийся рассказ, спросила нервно жена.

− Говорящий пёс! – наконец, выдал муж.

Глаза у неё бешено горели, жена глубоко вдохнула и тяжело выдохнула. Если бы она могла извергать огонь, то от её мужа сейчас осталась лишь горстка пепла.

− Дай, говорит, пожрать. Неделю уже арбуз на помойке доедаю, в туалет нормально сходить не могу.

В глазах у жены сверкали молнии, женские кулачки сжались так, что костяшки заныли.

− И что же ты сделал? – процедила она сквозь зубы.

− Отдал ему сардельки и молоко, разумеется. Тамарочка, не оставлю же я голодного говорящего пса помирать с голода, в конце концов!

Лицо у жены покраснело, она закипала быстрей, чем электрочайник, разве что пар из ушей не шел. Глаза и руки машинально искали предмет потяжелее, чтобы выбить дурь из этого благородного недотепы.

Увидев настрой жены, Валентин сглотнул подступивший к горлу ком, и, понимая, что сейчас «запустится необратимый процесс, после которого ему, скорее всего, придётся получать пенсию по инвалидности», открыл дверь. В квартиру, прихрамывая, зашел большой дворовый пес, от которого жутко воняло.

− Здравствуйте, Тамара Андреевна, − заявил с порога пёс и уселся на коврике.

У Тамары подкосились ноги, и она рухнула на пол. Валентин охнул и побежал в спальню за нашатырём. Пес сидел на коврике с высунутым языком и, тяжело дыша, смотрел на хозяйку.

− Вы простите, Валентина, ваш муж не виноват, просто, если бы не он, лежать мне в канаве и считать часы до смерти, − вежливо продолжил лохматый гость.

− Валя, пусть он замолчит! – словно в бреду пробормотала Тамара.

− Видишь, родная, я же тебе говорил, что ты не поверишь!

− Это уж точно!

− Прошу любезно меня простить, − снова заговорил пёс.

− Глядите, какой воспитанный, прям «герцог Хрен Ван Бургундский».

Тамара поднялась на ноги и направилась на кухню, чтобы выключить газ и выпить воды.

Вернувшись обратно, Тамара поставила перед псом тарелку с водой. Запах мокрой псины быстро заполнял помещение, от чего нос у неё «скрючился».

− Как тебя зовут, говорун?

− Боб Андерсен, эсквайр. Мои предки родом из Лондона, − представился пёс и поклонился.

Хозяева квартиры смотрели на него с недоумением.

− Но можно просто, Бобик, − быстро поправился пёс, увидев их смущение.

− Валя, можно тебя на секундочку? – прошептала жена мужу и указала взглядом на комнату.

− Бобик, подождешь здесь? – спросил Валентин и, получив удовлетворительный кивок, отправился вслед за закатившей глаза женой.

Говорили шепотом:

− Здорово, не прав…− начал было Валентин, но жена его перебила.

− Надо срочно звонить репортёрам!

− Зачем? – искренне удивился Валентин.

− Ты что, совсем тупой? – постучала Тамара по своей голове.

− Это же пёс говорящий, хренов Боб Андерсон.

− Эсквайр, − поправил он её.

− Да мне хоть Сидоров, главное, что это наш шанс! Выбраться из этой помойки!

− Но это же квартира моей бабушки! – обидчиво возразил Валентин.

− Вот именно! До сих пор её запах никак не выветрится из шкафов, а я нормально пожить хочу, в Москве!

− У-у-у, чего захотела! А с чего ты взяла, что Бобику это понравится? Вдруг он молчать будет при других людях? Давай лучше на телефон снимем.

− Не, сейчас на компуктере голос собаке каждый дурак подставить может. Нужны реальные доказательства, а лучше, чтобы в новостях показали. Но до того момента надо собаку официально оформить, чтобы никто у нас его не увёл.

− Точно! – Валентин был без ума от счастья, ведь о собаке он с детства мечтал, но ему её никогда не разрешали завести. Сначала родители, потом комендант в общежитии, а после − жена.

− Тогда и Бобик, наверняка, будет не против нам помочь.

На том и порешили.

− Ну что, Бобик, готов стать частью нашей семьи? – радостно завопил Валентин, вернувшись в прихожую.

В ответ пёс радостно гавкнул и завилял хвостом.

− Сначала пса помыть нужно, а то он все полы испачкает, − строго заявила Тамара, − завтра пойдём паспорт собачий оформлять.

− Но, Тамарочка, у него лапа повреждена, он не дойдет, мы сюда-то шли два часа. А ты представляешь, сколько в центр тащиться? – жалобно смотрел на жену Валентин и чуть ли не слёзы лил.

− Ох, господи, какой ты у меня неженка, не мужик, а …− она осеклась, увидев понимающие глаза пса.

При посторонних жена старалась мужа не отчитывать.

− Ладно, пару дней полечится, и отправимся. Дома чтобы была чистота и порядок. И, Бобик, ты уж извини, спать тебе придется на коврике в прихожей.

− Лучше и быть не может, по сравнению с гаражами и помойками − это рай! – заявил пёс и побрёл в ванную.

Тамара прикидывала, каким количеством хлорки нужно обзавестись, чтобы уничтожить уличную заразу и грязь. Но блестящие перспективы перекрывали всю злость и негодование.

«Стерпится, главное результат», − думала она.

Так же, когда выходила замуж за Валентина и размышляла о его квартире.

Бобик оказался псом хоть куда. Вечером, когда Тамара уселась читать свой любимый женский роман «Куртизанка с дипломом Гарварда», её муж достал с антресоли шахматную доску, на которой пыли было больше, чем на «Капитале» Карла Маркса в школьной библиотеке, и понес доску в прихожую.

− Только не говори, что вы сейчас еще и в шахматы будете играть?

− Будем! – торжественно заявил муж. Было видно, как он счастлив, заняться хоть чем-то, что интересно ему.

− Пф, − фыркнула Тамара и вернулась к чтению.

Прошло сорок минут. С кухни стали доноситься звуки хлопающей дверцы холодильника. Наконец, не выдержав, Тамара отложила роман в сторону и, зайдя в прихожую, ахнула.

На коврике у двери сидел Бобик, перед ним её муж, а на полу разложены карты и миска с нарезанной колбасой, курицей и сыром.

− Я что-то не поняла, ты нашему гостю решил все запасы скормить?!

− Милая, не злись, у нас тут партия в покер, а я же не дурак на деньги играть, да и Бобику они ни к чему, а вот колбаса − самая настоящая ставка! Я ему занял полпалки, он всё равно потом отдаст, − подмигнул ей муж.

− Вы же в шахматы играли! – не выдержала Тамара и крикнула на мужа.

− В шахматы неинтересно, Бобик три года с шахматистом жил, он меня постоянно обыгрывает. То ли дело − покер, игра на равных!

Тамара схватила с пола тарелку с жареным окороком.

− А ну, давайте закругляйтесь, устроили мне тут Лас-Вегас! Чтоб я больше этих азартных игр не видела! Хотите играть, играйте, вон, в лото!

− Но как же в лото? У Бобика пальцев нет, чтобы бочонки выставлять.

− Сам выставляй свои бочонки! Всё, живо в кровать! У меня ноги гудят, будешь мне массаж делать!

Бобик смотрел на эту семейную «идиллию» и мечтательно вздыхал. Когда-нибудь и у него будет собачья семья.

− А этого кастрируем, чтобы тебе потом в голову не пришло щенков разводить, − донеслось из комнаты, от чего у Бобика аж челюсть свело.

− Это она так шутит, − улыбнулся Валентин псу и потрепал его по голове.

− Спасибо тебе, Валентин, хороший ты человек, и жена у тебя просто ангел, − сказал лохматый гость и улегся спать.

Спустя два дня лапа у Бобика была, как новая, и его повели в ветеринарную клинику, сделать прививки и получить собачий паспорт.

День стоял теплый и ясный. По дороге Валентин играл с псом, как школьник, несмотря на свои сорок семь. Тамара шла от них на значительном расстоянии, чтобы люди вокруг не подумали, не дай бог, что этот немолодой шалопай − её муж.

Тамара запретила псу разговаривать на улице «от греха подальше», поэтому он гавкал, рычал, скулил, но слов на ветер не бросал. Валентину это, кажется, не сильно мешало, он продолжал во весь голос общаться с псом, как со старым приятелем, и проходящие мимо люди косились на этот странный тандем, словно это были артисты цирка.

Город был провинциальным, людям было проще ходить пешком, чем пользоваться общественным транспортом. До клиники добрались минут за сорок.

Доктор проверил пса, сделал все необходимые прививки, прописал препараты от глистов и мазь для лапы. Наконец, пришло время оформлять паспорт.

– Порода – двортерьер, возраст – шесть лет, кличка?

– Бобик, – сказала жена.

Но не успел врач начать записывать, как Валентин его остановил:

– Вообще-то он Боб Андерсен, эсквайр, – гордо заявил мужчина.

Врач и Тамара посмотрели на Валентина с видом полного недоумения. В глазах доктора читалось: «Чудак на чудаке, не работа, а шапито». В глазах жены: «За что мне всё это?».

Но Валентин был непреклонен и проследил, чтобы всё было написано, как положено, особенно «эсквайр», подтверждающий почетность рода.

Вечером жена навела в квартире такой лоск, что с пола мог есть не только пёс, но и не побрезговал бы сам английский принц. На Валентина напялила свадебный костюм, сама кое-как влезла в вечернее платье, погрызенное молью со спины. Бобика расчесали, а на шею повесили красивый именной ошейник. Тамара не стала обзванивать все каналы, остановилась лишь на самом популярном – государственном. Ну и парочку известных журналов тоже решила прихватить.

Наконец, раздался долгожданный звонок в дверь.

Семейство при параде, лица сияют, Бобик нашампунен, когти пострижены, не семья − а пример.

В квартиру завалилась толпа журналистов, человек десять. Оборудование, камеры, микрофоны. В самом конце зашли два санитара во главе с врачом. Их Тамара не ждала, но с натянутой улыбкой тоже пригласила в дом.

От начищенных полов не осталось и следа, но никому не было до этого дела. Все окружили собаку, и как только звук был настроен, началась съёмка.

Рассказав миру о том, что репортаж ведётся из квартиры, где живёт первый в истории говорящий пёс, журналистка попросила показать то, ради чего все собрались. В комнате повисла тишина, было слышно только тяжелое дыхание Тамары, которая от волнения расчесала поеденное молью платье.

– Валя! – негромко окрикнула она мужа. − Вы чего молчите? Вас, обычно, не заткнешь!

– Ну что, дружок, представься публике, – попросил хозяин пса и, улыбнувшись, погладил его по голове.

– Боб Андерсен, эсквайр, – выдал пёс и сделал что-то вроде собачьего реверанса.

Послышался глухой стук. Это врач районной психбольницы упал в обморок. Гости ахнули. Никто всерьёз не думал, что пёс заговорит.

Началось интервью. Пёс поведал о своей нелегкой судьбе и о доброте новых хозяев. Рассказал, как его отец Шарль-Альфред Андерсон, или просто Шарик, почему-то названный в честь французского президента, потерялся в России во время пребывания здесь его хозяев по государственным делам. Отец его был падок на неблагородных дам и, сорвавшись с поводка, обрюхатил одну из них. Любовь затмила глаза псу, и он остался в России воспитывать потомство.

***

После интервью жизнь у Тамары и Валентина пошла в гору. Их повсюду приглашали: на телевидение, на радио. Бобик даже записал несколько сольных песен и одну с популярным рэпером. Семья за неделю заработала денег на новую квартиру в Москве и уже «сидела на чемоданах», когда однажды к ним в дверь постучали.

На пороге стоял странного вида тип в черном фраке с шелковистыми усами. На голове мужчины красовался цилиндр, как из дурацких фильмов. Он опирался на длинный черный зонт, который служил ему тростью.

– Мисс Кусева? – поинтересовался он.

– Гусева, – поправила интеллигентного джентльмена Тамара, у которой щеки налились румянцем.

– Меня зовут Вильям-Джонатан Андерсен, эсквайр, – гордо произнес гость.

– Тамара, – застенчиво произнесла женщина и пригласила Вильяма пройти.

Они уселись за столом на кухне, и Тамара сообразила чай и бутерброды с икрой.

Валентин и Бобик в это время были на улице: бегали, валялись в грязи, справляли нужду. Тамаре было до фонаря.

Англичанин, как поняла Тамара, понюхал чай и с брезгливым видом поставил кружку.

– Я исчу своеко пса, – произнес он фразу, от которой у Тамары ёкнуло в груди.

– Пса? – неуверенно переспросила та.

– Да! Своеко пса, я вител его в ностьях, говорясчий пёс Боб Андерсен, эсквайр. Этот пёс принатлежит моей семие.

Тамара встала в полный рост и отодвинула от гостя бутерброды с икрой.

– Бобик – наш пёс! Мы нашли его на улице. В конце концов, мы его оформили, как полагается. Мы очень его любим, это животное – счастье в нашем доме, – лукавила Тамара.

– Я заплачу, – произнес Вильям.

– Боюсь, у вас не хватит денег, этот разговор закончен. А вам следует уйти, Виля. Или как вас там?

– Вильям! – поправил он хозяйку.

– Пять миллионов евро! Устроит?

Услышав это, Тамара начала задыхаться. Даже у «Куртизанки с дипломом Гарварда» сумма наследства была меньше.

Послышался звук открывающейся двери. Валентин и Бобик вернулись с прогулки.

– Тамар, представляешь у Бобика ещё один талант, он оказывается… – Валентин не успел договорить, так как увидел странного мужчину на кухне.

– Бобика я не отдам, ни за какие деньги! – после долгих уговор заявил Валентин.

– Ты что, совсем дурак? На кой нам этот блохастый мешок? Мы с тобой заживём, как люди! Уедем куда-нибудь, подальше из этой глухомани, в Лондон, например!

– Ты же в Москву хотела! – не сдавался муж.

– Да что мне твоя Москва! Я, может, хочу, чтобы меня «мисс» называли! А не просто – Тамара!

– Хочешь, буду тебя «Ваше величество» называть, но Бобик останется здесь! Он мне рассказал, как их там мучают дрессировками и постной индейкой. А я его люблю, и ест он, что хочет!

– Твоей любовью сыт не будешь. А пёс сегодня знаменит, а завтра – нафиг никому не нужен! Значит так, я тоже хозяйка пса, и мы его отдаем!

– Не отдавайте меня, Тамара Андреевна, – заскулил Бобик.

– А ты молчи, вон твой хозяин явился. Эсквайр, будешь из золотой миски воду лакать.

Пёс жалостно посмотрел на Валентина.

Тот, собравшись с духом, схватил паспорт, деньги из своей заначки, и вместе с псом вырвался из квартиры, несмотря на угрозы со стороны Тамары и на иноязычные восклицания гостя.

***

Полгода вся страна искала говорящего пса, а тот как сквозь землю провалился.

Двоюродный брат Валентина приютил его с Бобиком у себя в норильских снегах. А вернулись они домой, когда шумиха поутихла.

В пустой квартире Валентина встретило лишь короткое письмо его супруги:

«Валя, я уезжаю от тебя с достопочтенным мистером Вильямом, эсквайром, в его владения близ Кембриджа. Пса оставь себе. Вильям сказал, что у Бобика есть говорящие родственники в Харькове, туда мы и направляемся.

Документы на развод на столе. Надеюсь, ты рад, что ты со своим любимым псом теперь вместе. А я тебя, Валечка, никогда не любила, и жить теперь буду, как королева. А вам в бабкиной квартире желаю тухнуть до конца своих дней».

Валентин смахнул слезу и потрепал пса по загривку.

– Не переживай, Валентин, никакой я не англичанин. Байки эти мне папка травил, который, как и все его предки, был обычным дворовым псом. Я просто хотел, чтобы меня любили. Всегда думал, что никто не полюбит обычную дворнягу, пусть и говорящую, вот и притворялся знатным. А тип тот никакой не эсквайр. Он сюда на «шестерке» приехал с рязанскими номерами. С жены твоей, небось, уже все деньги выкачал. Родственников у меня нет в Харькове, да и вообще нигде, я такой один.

– А что же ты раньше не сказал?

– Да продала бы меня Тамара Андреевна рано или поздно не мошеннику этому, так ученым на опыты. Я много людей за свою жизнь повидал, сходу могу сказать, кто по любви, а кто по расчёту женат. Вот и не стал встревать. Да ты и сам, я думаю, всё знал.

Валентин понимающе кивнул.

– Не горюй, Валентин, звони репортёрам, помогу я тебе жизнь наладить, – сказал говорящий пёс и положил голову на колени любимому хозяину.

(картинка взята с интернета)

Бобик (Александр Райн) Собака, Авторский рассказ, Юмор, Животные, Чудо, Сказка, Рассказ, Домашние животные, Длиннопост
Показать полностью 1
31

Ночь перед рождеством

Ночь перед рождеством Сказка, Мистика, Рождество, Многосерийный пост, Трэш, Длиннопост

Игрушки


Высокая бревенчатая изба, стояла на отшибе деревни. Из кирпичной трубы валил серый дымок. Стекла окон, мороз украсил витиеватыми узорами.


Внутри стояла русская печка, в которой весело потрескивал огонь. Из убранства большой дубовый стол да пара табуретов. В дальнем углу стояло старенькое кресло.


В центре красовалась пушистая елка.


- Дед, а дед, ну расскажи, почему мы наряжаем елку перед рождеством, а не как все на новый год? – непоседливый Мокша юлой вертелся вокруг ног старого Макара.


- Ох… Ну… В общем, енто целая история,- кряхтя пробормотал дед. Он пытался дотянуться до верхних лапок елки, чтобы повесить игрушку.


- Расскажи, пожалуйста,- взмолился мальчик, топая ножками от нетерпения.


- Экий пострел выискался, ты сперва поведай ладно ли ты вел себя ентом году?- Макар наигранно упер руки в бока. Затем мягко улыбнулся, и протянул оловянного солдатика на веревочке мальчику.


Мокша взял солдатика, глубоко вздохнул и честно признался,- не очень деда.


- Ну, тагды не слыхать тебе истории,- развел руками Макар, но увидев, как мальчишка совсем сник, добавил,- есть один способ смыть все плохие дела.


Мальчик оживился,- какой?


- Нужно рассказать про дело и повесить игрушку на елку,- дед широко улыбнулся,- и все тебе в новом году простится.


- Понял,- улыбнулся в ответ Мокша.

- Раз понял, то давай, выкладывай чавой у тебя там,- Макар полез в коробку за мишурой.


- Я…,- начал было мальчик и запнулся.

- Ты это давай не стесняйся мне тут. Иш, барышня прям.

- В общем я Буську обидел,- краснея проговорил Мокша.

- Буську?- призадумался дед,- Ленкину что-ль,?

- Ее,- кивнул мальчик.

- Чавой это вы не поделили?

- Она в лес хотела пойти…

- А ты?

- А я с мальчишками у колодца играл,- вздохнул мальчик.


- Ну, экая невидаль, бабу обидел, - дед нахмурил брови, - та с ними всегда непонятно, девять лет тебе или девяносто. Один только черт знает чего у них в голове. Вешай игрушку и будет тебе покой.


Мокша повесил солдатика на пушистую ветку и улыбнулся.


- Давай дальше, - подмигнул ему дед, и протянул деревянного конька-горбунка.


- А еще, я игрушку взял поиграть и не вернул, - мальчик осторожно посмотрел на деда. Макар не любил когда он брал что-то чужое, и тем более не возвращал. Но дед улыбнулся и кивнул в сторону елки.


Мальчик заметно оживился, увидев реакцию деда. Быстро повесил конька, схватил из коробки охапку игрушек и затараторил:

- Обозвал Ваську дураком, дразнил соседскую собаку, банки привязал на хвост коту, ведро в колодец уронил, яблоки у соседей в саду рвал,- на елке одна за другой стали появляться игрушки.


Со стороны казалось, что с плеч мальчика спадает тяжелый груз.


- Ох и злыдень ты у меня оказывается, Кащей прям,- расхохотался дед,- а хорошего чаво сделал?


- А за хорошее тоже игрушку вешать?

- Ага, только уже по две,- подмигнул Макар.

Мокша призадумался,- а почему две?

- Ну, так хорошее же, чаво экономить,- развел руками дед.

- Тоже верно,- серьезно ответил мальчик.

- Давай вспоминай.


-Друга встретил,- улыбнулся своим мыслям мальчик.

- Настоящего?

- Ага, самого-самого, я тогда лукошко с грибами в лесу забыл, а он мне свое отдал,- мальчик осторожно посмотрел на реакцию деда.- Ох и влетело бы мне тогда.


Дед ехидно кивнул.


- И вправду хороший друг,- едва сдерживая улыбку, сказал Макар,- вешай, чаво вылупился.

Мокша мигом повесил на елку два цветных шарика.

- Дальше давай.


- Еще тете Светке помогал вещи таскать, - мокша горделиво выпятил грудь.

- Светке, это хорошо. Она у нас беремчатая. Эт ты правильно сделал,- Макар протянул еще две игрушки.


- Все что ли? Игрушек еще полно,- снова нахмурился дед.

- Наверно все,- проговорил Мокша, сел и понурился.


- А как же деду по хозяйству, что не помогал?

- Помогал.

- Вешай значить. А воду хто каждое утро с колодца таскает? А кашу за обе щеки хто ест? А елку хто помогает украшать?


Мокша заулыбался, принялся развешивать игрушки на ветки.


- Вот вроде и все,- Макар сделал пару шагов назад, разглядывая рождественскую елочку,- ох и красавица она у нас.

Мокша радостно закивал.


- А ты деда?

- Чаво, я?

- За плохое елку украшаешь или за хорошее?

- За плохое внучек, - тихо ответил дед,- было время, когда злодейств я творил и не счесть сколько.


- Ну, сейчас ты хороший же,- не смотря на всю строгость деда, мальчик души в нем не чаял.

- Сейчас, времени на злодейства нет. Пострел мелкий под ногами крутится, спасу нет,- с этими словами дед накинулся на Мокшу и стал что есть мочи щекотать. Мальчик залился звонким смехом.


- Ой, не могу больше… ха-ха…


- Есть у меня для тебя подарок богатырский,- отсмеявшись, проговорил Макар. Они раскрасневшиеся сидели под елкой. Хвойный запах приятно щекотал нос.


- Какой?


-Меч. Вернее Кладенец,- гордо сказал Макар

- Из сказки который?

- Ага, вот только не совсем из сказки он,- посерьезнел вдруг дед,- взаправду все было.


Мальчик непонимающе посмотрел на старика.


- Обещал я тебе историю, но видать придется рассказать другую…


Начал было Макар, но в дверь избы громко постучали.

Показать полностью
75

Степь. Плов. Звёзды.

Звёзды рассыпались над бескрайней степью — от горизонта до горизонта. В ночном безмолвии, посреди пушистого ковыля, танцевало пламя, а над ним дымился и коптился казан, источая запахи жареного лука и шкварок.


Рядом с костром — в метре над землей — левитировал узбек.


Одетый в полосатый халат и тюбетейку, подогнув ноги, словно Будда, он висел в воздухе и помешивал варево деревянной шумовкой. Время от времени стучал ею по краю казана, затем облизывал, ухмылялся и что-то приговаривал себе под нос.


— Хороший урожай.. хороший. Очень хороший

— Кхм... — кашлянул я, ступая на свет костра. — Доброй ночи.


Узбек обернулся. Осветился улыбкой.


— Ассалам, Жодугар! — сказал он, подняв шумовку в знак приветствия. — Подходи, садись. Гость будешь. Плов кушать будешь. Садись, Жодугар!


Я кивнул и, бросив рюкзак в сырую траву, уселся поближе к пламени.


— Спасибо. Только моё имя — Лин, а не Жодугар.


Узбек захохотал на всю степь. Несколько раз он прокрутился над землёй, словно юла, а затем произнес:


— Э-э-э, глупый Жодугар! Какой имя? Ты здесь со мной! Плов кушать будешь. Значит, ты — Жодугар.


Я пожал плечами и не стал спорить. Жодугар так Жодугар. Называли и похуже.


— Меня Арвах зови, — представился всё так же парящий в воздухе спутник. — Кормить тебя буду сегодня. Плов хороший. Урожай хороший!

— Баранина? — кивнул я, указав на шкворчащий казан.

— Твой правда. Небесный баран! Мужской мясо.

— По-фергански?

— Э-э, обижаешь, Жодугар! По-волшебный!


Я усмехнулся и похлопал по карманам в поисках сигарет. Пачки на привычном месте не оказалось.


— Слушай, Арвах. Мы же во сне?

— Твой правда. Твой сон.

— Угости сигаретой, будь другом.

— А ты внимательно ищи, — подмигнул узбек. Он указал шумовкой на правый нагрудный карман, который я проверил секунду назад, но на этот раз там и вправду оказалась пачка «Кэмэла».

— Спасибо, — кивнул я, прикуривая от тлеющей полешки. — Рис не пора закладывать?

— Э-э, Жодугар. Не учи плов готовить, да? Рис не надо.


Я удивлённо повёл бровью.


— В смысле не надо? Плов без риса?

— Волшебный плов, Жодугар. Звёзды есть будешь!


Узбек поправил съехавшую набок тюбетейку, затем подплыл по воздуху ближе к костру и достал из кармана щепотку светящихся белых гранул. Искры посыпались из кулака в казан — звонко, с хрустальным переливом.


— Хороший урожай нынче ночью. Очень хороший, — улыбался мой собеседник. — Это потому что ты пришёл. Когда ты приходишь — звёзды ярче светят. Чаще гостем будь, Жодугар.


Я завороженно следил за тем, как внутри казана переливаются целые галактики — бурлящие, светящиеся, пахнущие специями востока. Время растянулось в бесконечность, и когда Арвах снял казан с огня, мне показалось, что прошла целая жизнь.


— Кушай, Жодугар! Рукой бери. Пока не проснулся.


Осторожно, боясь обжечься, я протянул ладонь и коснулся белых светящихся гранул. А затем отправил в рот целую горсть.


В голове взорвался атомный взрыв. Идеи, воспоминания, образы, архетипы, легенды, мифы — вся человеческая история и всё вселенское знание — всё это растаяло на моём языке и потекло вниз к животу, пропитывая светом каждую клетку, каждый волосок на теле. Я вдруг полетел сквозь поток рассказов и мыслей, и увидел все придуманные и прочитанные мной истории. И даже те, что ещё прятались среди далёких галактик, — даже они вдруг стали видны, словно радужки в брызгах искрящегося фонтана. Наваждение длилось бесконечно долго.


А затем на зубах что-то хрустнуло.

Что-то тяжелое и горькое.


— Чёрный дыра попалась, — пояснил Арвах. — Просеял плохо.

Источник — https://vk.com/lin_i_golosa (сборник рассказов)

Показать полностью
325

Посылочка с того света

Автор рассказа моя уважаемая и любимая Любовь Снежко. На просторах интернета люди стали выдавать его за свой. Это очень обидно потому что Любовь прекрасно пишет. Пожалуйста прочтите


Все совпадения случайны.

(Мистическая история)


У подруги собачка умерла возрастная. Со щеночка вынянченная. Любимая. Половина сердца, считай, умерла, и подруга моя от горя слегла: заболела так, что помирать собралась. А дети ее в шоке, конечно. Матери хуже и хуже, а чем помочь? Врачи только руками разводят, мол она сама себя изводит... А та реально уже отходит! Лежит, в стенку уставилась, не на что не реагирует, не ест и даже уже не встаёт ... Что делать?

Вот тогда-то дочь подруги и пошла на то место под берёзой в саду, где пёсоньку схоронили, расплакалась, разговорилась с собакой, как с живой, и давай её упрекать: что ж ты делаешь? Как мы тебя любили! Мама ещё такая молодая - жить да жить... Как же мы без неё? Не забирай ее с собою, будь человеком!.. А сама плачет, урыдалась вся. Вечером мне все рассказывает по телефону и говорит, что раз уж сама пошла к собаке на могилу с уговорами, значит и у неё тоже крыша едет. Ну, а что я? Дежурные фразы понимания, сочувствия...  Что ж мы ещё можем?

Через несколько дней чуть свет - дочери звонок в дверь. Кто там? Мама! Собственной персоной - бодрая, деловая, весёлая, помирать вдруг напрочь раздумала...

Так, говорит, дети, сегодня ночью ко мне во сне приходила Эвочка.  Сказала, что она к нам возвращается.Сказала, что через месяц нужно каждое воскресенье ездить на птичий рынок и искать женщину со щенками. Женщину зовут Эмма, а ее суку - Эва. Порода? Не сказала. Главное: хозяйка Эмма, а сука - как нашу звали, такая же кличка...

Вывалила моя подруга детям все это, переоделась, собралась, и понеслась по делам, как-будто и не болела, и суицидом не увлекалась ... Дети снова в шоке! Дочь звонит мне: помогите мать уговорить психиатру показаться... у неё явно крыша поехала: умершая собака во сне ЦУ раздаёт... А я уж к тому времени всю историю про сон из первых рук услышала, подругу своими глазами вижу - живую и здоровую , слава тебе, господи! Ну, и говорю девчонке: вам не угодишь! Умирает мать - плохо. Носится как шувей - опять нехорошо. Уже определитесь, как вам лучше?  Нормальная твоя мать, угомонись! Не дурнее, чем всю жизнь была...


Ну, а дальше, как месяц пролетел, каждое воскресенье подруга с утра и до ночи на десять рядов базар обходит. Когда одна, когда со мною, когда с дочерью... Нет этого сочетания Эмма/Эва, хоть ты стреляйся ... Опять раскисать начала, а я ей: чё ты раньше времени?.. тебе ж соба русским языком сказала: ждать! Думаешь, так легко с того света вернуться?..

... В тот день пошли мы с ней на последний круг, под конец базара. Все те же самые стоят, а время обеда уже давно прошло ... Я подругу за шкварник и затащила в кафе. Сели, я в меню воткнулась. Глаза поднимаю, а подруга мне за спину смотрит и в лице меняется. Господи, привидение что ли увидела? Глянь, а позади меня на стене объявление приклеено: предварительная запись на щенков Эвы-Эриты-и ещё две строчки имён всяких через чёрточку. А ниже телефон и имя - Эмма. Нас как подкинуло. Какой там обед? Звоним туда сразу: Эмма? Отвечает: Эмма. А собака Эва? Точно. А щенки уже есть? Нет, говорит, уже всех продали.


Тут у подруги реально начинается истерика:

Как продали? А я? Там была моя... мне моя собака во сне сказала... мой щенок... с того света ... И рыдать в голос.

Я перепугалась, трубку выхватила. Говорю: извините, не обращайте внимания: у нас тут мистическая история, а в объявлении имена - ваше и собаки вашей - совпали как во сне..., а собака в больнице приснилась и сказала ...

Ну, вы поняли - я тоже «внесла ясность»! Переговорщик, блин

А трубка помолчала, а потом вдруг говорит: пишите адрес, приезжайте. Есть один щеночек. Себе оставили...


Господи! Не чуя под собою ног, прыгнули в машину и несёмся по адресу. Нашли. Зашли. Стоит дама полтора метра в высоту и в ширину тех же полтора - квадратно- гнездовая такая тётка!, на шее цепь золотая, шириной в три пальца, в парике и темных очках, глубоко за пятьдесят, но в модном прикиде . Ага, в квартире пустой. Ни здрасьте тебе, ни других реверансов. Молча ткнула пальцем в сторону комнаты. В комнате стоял стол и стулья. Мы сели...


... и тут начался допрос с пристрастием: кто такие, откуда, зачем? Тётка вокруг нас кругами носится и орет: Правду говорите! Я знаю, кто вас подослал!

Я уже начала потихоньку поглядывать в сторону входной двери, когда тётка, заметив мой взгляд, рявкнула слово, и из соседней комнаты вышла огроомная собака и молча легла поперёк дверного проема в коридор, неприветливо глядя в нашу сторону. Я поняла, что живыми нам отсюда не выйти... Не убьют, так сожрут

♀И вот только когда в сотый раз в мельчайших подробностях мы, каждая по очереди, пересказали всю историю от начала и до конца, включая сон и номер палаты в больнице, где подруга его увидела, и с топографической точностью описали птичий рынок изнутри, квадратная тетка встала, и повинуясь ее еле уловимому движению, огромная собака молча ушла, как мне показалось, с некоторым разочарованием, что не пришлось попробовать нас на вкус

Затем тётка достала бутылку коньяка из бара и посуду, налила нам по рюмке, плеснула полстакана себе и сказала, что хоть она не верит ни в бога, ни в черта, но другого объяснения этому нет...

Короче: хозяйская сука Эва оказалась пёса жутко дорогих кровей, которых на весь мир по пальцам можно перечесть. Сводится всегда только с одним кобелем, у которого в родословной все короли, принцы крови  и ниже герцога даже челяди нет никого

Специально за кучу денег этого пса привозят к ней из ... И всегда все в идеале! Щенки - все как на подбор, и стоит каждый целого состояния, все бэсты забэбэсты, запись за год вперёд ... И вот, как положено, три месяца назад собака ощенилась, и ..⠀

Та- даам: среди всех тёмных щенков вдруг оказалась одна белая девка. Это как? Это невозможно! Никак! Наука опровергает!

С их кровями не может быть белого цвета нигде, даже если их наизнанку вывернуть...

Что делать? Если кто-нибудь узнает, что такое произошло, собаку лишат всех званий и исключат из разведения, щенков её прошлых тоже . Решили молчать. Но что же делать с этой белой?

Тётка снова махнула полстакана конька, как я сорок капель корвалола, и покаялась:

- Ну да, хотела я её усыпить, даже доверенного ветеринара вызвала... Но только ночью снится мне сон:

иду я по пустой улице, на которую выходят много дверей. И все они закрыты. Вдруг одна открывается и в проёме стоит собака - не моя, не знаю такую. Посмотрела на меня, зубы страшно оскалила и исчезла, а с этого места ко мне на дорогу выпрыгнул белый щенок, а во рту мячик. Щенок мячик передо мною положил, сел и смотрит на меня серьёзно, по-взрослому. В этот момент та дверь захлопнулась, да так громко, что я и проснулась...

Утро уже. Целый день из головы сон не идёт. А сама жду, должен вот-вот коновал приехать. А тут дверь из соседней комнаты открывается и шлепает ко мне это белобрысое чудо, хвостиком виляет, мячик во рту несет, кладёт прямо передо мною, садится и смотрит мне в глаза. Один в один как во сне. И взгляд такой же - не щенячий. Меня мороз по коже продрал, аж заколотило всю. Молитву никакую вспомнить не могу, а сердце из груди чуть не выскочит...

Схватила я щенка, унесла в дальнюю комнату. Ну, думаю, будь, что будет. Чувствую, нельзя этого щенка усыплять.

Беда будет мне. Не зря же та чужая собака во сне зубы скалила... Ветеринару заплатила за ложный вызов, что- то наплела, благо, про усыпление предварительно разговора не было.

Ну, думаю, ладно, завтра утром решу.

А тут под вечер ваш звонок... Ну, а как эта - кивок в сторону подруги- рыдать начала, что ей щенок должен достаться, да про сон, да про собаку свою умершую...

Стало мне ясно!, - здесь голос хозяйки обрушился на нас как Ниагарский водопад. - Ясно мне стало, что это из-за вас - ненормальных- мне ТАМ (пальцем в небо!) брак в мою красавицу засунули

Женщина резким движением плеснула себе ещё коньяк выдала:

- Значит так! Щенка вы сейчас забираете и про меня забываете. Тем более, что я через несколько дней уезжаю с собакой и сюда уже точно никогда не вернусь.

Все, что я вам рассказала, считайте вашим ночным бредом про вашу умершую собаку...

Тут тётка шарахнула кулаком по столу и как заорёт:

Знакомиться будете?

Или просто заберёте свою посылочку с того света?

Мы ошарашено переглянулись в попытке заземлиться. Стало понятно, что от невероятности происходящего мы обе уже реально начали терять

связь с действительностью

А тётка махом вылила в себя оставшийся коньяк и выскочила в другую комнату. Теперь я знаю, как выглядят волосы, вставшие дыбом. Услышанное не лезло ни в какие ворота, но с точки зрения сна подруги - все было вполне логично, особенно цвет щенка Уж это была гарантия, что его никому не продадут и даже не покажут, кроме нас...

В эту минуту в комнату вошёл щенок - абсолютно белый, что, действительно, для этой породы просто невероятно. Щенок стоял перед нами на пороге комнаты и какое-то время внимательно рассматривал нас обеих, переводя взгляд с одной на другую, потом смело двинулся в сторону подруги и улегся у ее ног. Подруга растерянно посмотрела на щенка, в котором не было даже отдаленного сходства с ее умершей собакой, потом подняла глаза на меня и робко улыбнулась...

Вышла тётка с коробкой, помещённой в сумку. Посмотрела на щенка, на подругу, выругалась под нос, но аккуратно посадила малышку в коробку с уже сделанными дырками по бокам, молча вручила сумку подруге и жестом указала нам на дверь. Подруга попыталась поблагодарить, на что тётка издала такой рык, что мы кубарём выкатились из квартиры, и дверь за нами с грохотом захлопнулась...

Сели в машину, едем, молчим, а тут коробка набок повалилась, открылась, щенулька вылезла и давай скулить, да так громко! Аж плачет, аж слёзки капают! Типа обидно ей, что ее не узнали. Тут и подруга как схватит ее в охапку и давай ее целовать тоже плакать. Я машину остановила, потому как с таким количеством слез ехать опасно, а эти две дурочки уже смеются, вернее, подруга смеётся и плачет одновременно, а белая щенулька невероятной красоты, ей слезы языком утирает. Ну, что, говорю, девушки, встретились?

Ну, не так уж и надолго вы расставались! А ты мне не верила, что они всегда возвращаются к тем, кого любят...


Автор рассказа, моя любимая и уважаемая

Любовь Снежко

https://instagram.com/snezhko_lyubov

Показать полностью
66

Байки про нечистую силу часть 2. Кила.

Нас было трое. Максим,Дима и я.Мы приехали в первую деревню из списка. Огляделись. Немного пофотографировали. Фотоотчёт для этнографа. Ни чего интересного. Две улицы и магазин. И ферма в далеке. Отправились на берег керженца и разбили палатки.  Тепло, лениво. Развели костёр и начали держать совет, что нам делать дальше.

-Ничего мы тут не соберём. Какой к чёрту фольклор? - говорил Дима.

- Верно. Давайте просто по деревням проедем. Фотоотчёт сделаем. И материал соберём в библиотеке  - предложил Максим - Самый простой вариант.

- Да пофиг. Попробовать стоило. Можно и так. А на диктофон, пьяные бредни моего папы записать можно. Он всё равно сейчас в запое. Напридумывает нам сказок с запасом. - решил я.

Первый день, было принято решение посвятить отдыху перед трудной работой. Хе-хе.

Пацаны остались варить кашу, а я взяв старую свою бамбуковую удочку, решил прогуляться в деревенский магазин за хлебом. А потом пройтись по берегу порыбачить.  Стесняться мне было не кого. Пришёл в магазин. там стояла очередь из старушек. Хлеб, только что привезли. Отлично. Закину пацанам свежий хлеб, а уж потом рыбачить пойду , подумал я. Студент с бамбуковой удочкой в очереди привлёк внимание. Завязался разговор:

"- Милок чегой-то к нам пришёл, за самогоном поди?


- Рыбу ловить бабушка, знатная рыба у вас


- С чем на рыбу-то? C этой хворостинкой? Лучше бы бредень взял - ей богу. После того как Сашка - Фролов, может слышал? С электроудочкой баловался, на три версты вокруг рыбы не осталось.


- А вот найду и поймаю. Моя удочка заговорённая, крещёная -в семи водах мочёная.


- Ой болтун! Поди-Поди. Головастиков лови!


- И что? Лягушек с головастиками французы едят и никто не умер. Сварю наваристую уху. Ква-ква уха, слышали - от ста болезней? Приходите бабушки уху есть".
После этого моего экспромта, смеялись все, даже продавщица. Сразу начали расспрашивать: не родня ли я чья? Да к кому в гости приехал? Сразу выложил карты на стол, что нас трое - приехали фольклор собирать. Но задерживаться не будем - впереди ещё целая куча населённых пунктов. Рассказал какие. Бабки сразу начали сливать ценную информацию, куда стоит ехать, а куда не стоит. Я, между делом, поинтересовался - не хотят ли они поделится житейской мудростью? Но  они засмущались:

- Какие уж там сказки про колобка что ли?

Я не стал настаивать. Узнал где самогонка вкуснее и распрощавшись, отправился к пацанам, кашу проверять

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кила.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кила: это проклятье, которое насылает злой колдун или ведьма, на неугодного человека. Насылают, при помощи устного наговора, на личную вещь. Шепчут на ладонь и дуют - посылая проклятье по ветру. "Слово, словечко - ищи человечка". Кила находит свою цель и проявляется в виде опухоли на теле. В любом месте может вздуться такой волдырь и тут уж всё зависит от силы ведьмы пустившей килу. Если сильная Кила, а человек и так был болен то может и убить. Или оставить калекой на всю жизнь.

"Все её тут знали, до революции - бабка Земелиха. Одни говорят, что с Лысково она - другие, что с Ардатово. Вредная старуха была. С ней, старались не связываться. Скотину заговаривала. Тем и кормилась. Если кто свинью резал или бычка  -  ей кусок относили. Первая пробовала. И был у нас в деревне  старик Ефим - пчёлами занимался.  Самая большая пасека у него была. Слова нужные знал - как с пчёлами обращаться. Соседи бывало - проворонят молодой рой, улетит он у них. Так сразу к нему шли. Тут же Ефим и находил пропавших пчёлок. Самый лучший мёд у него был. И как то повздорил он с Земелихой. Обвинил её, что она пчёлок его губит. Может и не зря. Земелиха, мастерица была, гадости творить. Несколько лет, они волками, друг на друга смотрели. Ругались всё.  Но потом был случай. После медового спаса Ефим всегда на улице стол ставил с мёдом. Традиция была такая у нас. Нагнал мёда - ставишь стол на улице и всех проходящих мимо, угощаешь. Хочешь в сотах, а хочешь жидкого.  Что бы все попробовали и похвалили. Детишки особенно радовались таким дням - мёдом объедались. И шла мимо его дома Земелиха. Он конечно и её угостил - только вздорная бабка давай требовать, что бы он ей с собой ещё дал. Ефим вспылил - "Не для одной тебя, падла старая - для всех мёд стоит".

"-Не дашь мёда, я на тебя килу нашлю" - пригрозила ему Земелиха. Ефим же её послал ко всем чертям. А через несколько дней серьёзно заболел. Выскочила у него опухоль в половину лица. Разговаривал с трудом. Всё лежал. Понятно чьих рук дело то. Ходили люди упрашивать к Земелихе, что бы проклятье сняла. А та всё смеялась:

"Это ему, за то что мёда не дал. Будет знать теперь".

Ефим всё за пчёл переживал. Лежал. А пчёлам летом - каждый день уход нужен. Пытались соседи помогать, да пчёлы к одному хозяину привыкшие, на чужих кидались. Месяц целый, пластом, Ефим лежал. Потом умер. Пришли утром проверить, а он холодный уже.  Но Земелихе это тоже даром не прошло. Пастух пас коров и видел, как огромный рой пчёл, цельная туча, налетела на ведьму справлявшуюся по своим делам и насмерть закусала. Так её, всю опухшую от укусов и не похоронили у нас. В город увезли. Там она где-то похоронена".

Показать полностью
166

Байки про нечистую силу. Черемис.

На третьем курсе, у меня появилась возможность, почувствовать себя настоящим историком -этнографом. При помощи хитрой авантюры я влез в одну такую экспедицию. Сейчас бы я ни почём это экспедицией не назвал -  преподаватель этнограф захотел выполнить какой-то спущенный сверху план и подрядил двух отстающих студентов поработать буквально за еду, во благо науки. Сам он на это безумное предприятие не поехал, сославшись на срочную командировку в другое место.

- А вы езжайте ребята, тут не далеко, семеновский район. Поездите по деревням - пособираете песни, легенды, по старообрядческим деревням. Вот список деревень. Денег на дорогу не дадут, с финансированием сейчас все непросто, но обеспечим сухпайками на неделю.  От вас требуется энтузиазм и материалы которые я от вас буду ждать. Много материалов - поставлю зачёты не глядя. Если ни чего не добудете то сами понимаете, что с вами будет. Вас, ни ни на одной  моей лекции не было.

Хвостатые студенты приуныли. Во дворе мы встретились. Они мне рассказали про повеление барина. Я посмеялся:

- Вы чего? Неделю пожить в палатках на свежем воздухе? Ещё и еды с собой дадут. Не придётся картошку по огородам тырыть. Это же целое приключение. Удочки можно взять. На реке заночевать. Потом, будет чего вспомнить.

- Если ты такой умный, так езжай с нами. Но ведь ты же на другой кафедре.

Я после этих слов призадумался, сходил купил бутылку коньяка и пошёл к этнографу. Так, наш этнограф в первые увидел студента, который ему взятку предложил за то что бы в экспедицию сходить. При чём в такую, в которую по хорошему никого не загонишь.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Черемис

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В 20-х годах это было. Пришёл в нашу деревню жить и работать плотник. И жену привёл. Имени его уже никто не помнит. Тогда много народа скиталось. После революции - то. Погорельцы переселялись. От голода бежали. Искали места получше. Да поспокойнее. И он выпросил себе худую избёнку, да и обжился у нас. Хороший работник - старики говорили. Первым плотником в округе стал. А хороший плотник он всегда нужен.  Высокий, волосы светлые а глаз чёрный - потому и Черемисом звали. Трудился на зависть. Всем помогал. Никому не отказывал. Избу себе отремонтировал - так не изба стала, а настоящий сказочный терем. Приезжали из других сёл, специально посмотреть, да нанять его. Ну вот обжился он. деньги завелись на хозяйство. Живи да радуйся. Но всё одно плохо - детей у них не было. Уж местные бабёнки и вдовушки ему и намёки делали и предлагались, но он крепко жену любил свою. Всех вертихвосток посылал куда макар телят не гонял. Но мучались они - знамо дело. От того,что детей нет. Переживали. И вот рассказал им кто то про ведьму, из старых ещё, что отшельницей в лесу жила. Мол, эта ведьма помогает пустопорожним бабам. Правда цену назначает очень большую. Черемис денег подкопил, с женой посоветовался и решили они к той ведьме съездить. А когда вернулись от неё, через несколько месяцев заметили люди, что живот у жены его расти начал. Помогла ведьма им.

В ту пору приехала в нашу деревню семья врачей. От новой советской власти их направили. Жить и работать. Семья молодая, ребёнок у них. А дома хорошего под больницу и под жильё не было.

Тогда попросили Черемиса поставить для врачей новую избу -  да такую, что бы не стыдно было перед другими. Он согласился. Но дом большой  затевался: такой за неделю не сделаешь - растянулась работа до зимы. А зимой с женой Черемиса беда приключилась - ходила баба за водой да поскользнулась. Животом ударилась. Начались преждевременные роды. Черемис к врачу побежал. Плакал. Умолял спасти жену и ребенка. Но как на грех: гулял на празднике врач и когда его нашли, начал он роды принимать, в свинском состоянии. Толи сделал чего не так?  А может и так всё сделал, да поздно было. Отошла жена Черемиса в мир иной и младенчик с ней.

От такой беды - запил Черемис горькую. Долго не отходил, пока всем миром упрашивать не пришли, работу доделать. Дом для врачей. Кое -как уговорили. К весне закончил Черемис этот дом. В деревне праздник большой по такому делу организовали. Приехало много народу. Транспаранты развесили. В дом оборудование медицинское завезли. После торжественных речей отправился народ новый дом смотреть. Пришли.Глядят, а Черемис скобу в потолок вбил и на веревке повесился, в самой большой комнате. Праздник оказался испорчен.Не выдержал плотник - дом построил и себя порешил. Ну удавленника из петли вынули. Похоронили. А потом началось странное. По ночам в больнице стук раздаваться начал, словно кто-то молотком стучит. А люди больницу бояться начали - все кто мимо шёл видели в окнах висевшее тело Черемиса. Врачи из дома быстро съехали. Не выдержали. Больницу заколотили. Но лучше не стало. По ночам в домах начал стук раздаваться. Посмотрит человек в окно - и видит что на улицу мёртвый плотник стоит. Ждёт чего-то. Такой испуг был, что боялись детей по вечерам одних оставлять. Вдруг Черемис заберёт. Нашли тогда батюшку, посоветовались с ним. Он велел проклятый дом сжечь. Всё что останется закопать там же. И чтоб больше на том месте никто не строился.А уж опосля батюшка это место освящал. До сих пор, на том месте пустырь весь крапивой заросший.С тех пор плотник по ночам перестал по деревне ходить. Помогло.

Показать полностью
311

Монтажники против нечистой силы.

Когда то, очень давно, собирал я по заданию факультета фольклор. И мне в одной деревне рассказали забавный обычай: держать от нечистой силы в доме Козла. Якобы нечисти не нравится его запах. Барабашки и при советской власти имели обычай пугать деревенское население. А приезжие профессора разводили руками и ссылались на загадочные магнитные поля, роняющие без причины кухонную утварь в доме и воющие ночью по углам. А скотину кто портит - опять магнитные поля? В деревне, когда наука не помогала, полагались на старый дедовский метод. В домик, где селилась и вела себя не скромно, потусторонняя живность, приводили козлика – самого вонючего и оставляли жить. И тут либо козлик, либо барабашки.

Так это предыстория. А вот сама история, рассказанная мне моим другом имевшим неосторожность пожить в квартире с нечистой силой.

Приехала бригада из четырёх монтажников монтировать магазин в городе Обнинске. Приехали спитые – спаянные друзья. Друг дружку знали. Знали, как работать. Осмотрели магазин. Монтаж видеонаблюдения и СКУД. Работы на неделю. Решили сделать за пять дней, а остальное время выпить – отдохнуть и город посмотреть. Поселились в трёхэтажном доме, в трёхкомнатной квартире, на верхнем этаже. В первый же вечер скинулись и закупив алкоголя в достаточном количестве, решили выпить.

- Вот, самое поганое, началось ночью – рассказывал друг - Мы выпили и разошлись спать. Какая - то дрянь начала включать свет. Свет резко бил по глазам и мешал спать. Сначала не разобравшись, обвиняли друг дружку. Мол, кто то в туалет побежал, при этом включая на ходу свет. Разобрались. Нет, никто не ходил. Только спать – снова цветомузыка. Со злобы решили, что выключатели испортились и отключили свет по всей квартире. А под утро встали, пол весь в воде. Проверили – кран на кухне был открыт и вода натекла по комнатам. Слив в раковине был, заботливо заткнут тряпкой. Снова начались взаимные обвинения. Валили друг на друга и на алкоголь. Двое пошли к соседям каяться. За то, что пролили пол. Но нам дверь не открыли. Ладно. Прибрались в квартире. Пол вытерли. День отработали. На ужин планировали пельмени. А вечером, когда пришли домой, увидели размороженный холодильник. Он был открыт: складывалось ощущение, что её специально поставили размораживаться. Вилка была выдернута из розетки. Пельмени превратились в кашу. Блин. Поели пельменей. Пришлось снова бежать в магазин. Поужинали. Соседи снизу по-прежнему молчали. Хозяйка то же не звонила и не высказывала претензий. Посмотрели телевизор и легли спать. Ага. Не тут то было. Снова началась веселуха со светом. Вот тут на трезвую голову начали подозревать, что дело не чисто. А когда ночью стали слышать мокрые шлепки в квартире, словно кто-то тряпку мокрую брал и об стену бил, сон пропал у всех. До утра, нечистая сила нам спать не давала. А утром успокоилась. Отработали второй день уже с трудом. Спать то хочется. Один монтажник, решил в магазине спать остаться. Вернулись домой втроём. Взяли водки. Смотрим, а футболка одна – насквозь прожжённая. Пятно чёрное на ней. Барабашка веселилась. Я стал звонить хозяйке. Она сразу созналась, что действительно такая квартира. Но говорит, не волнуйтесь, оно больше проказничает - все привыкли. А вы ненадолго приехали. Уж потерпите несколько дней. А соседи все съехали - жаловаться никто не будет. Блин. А как прикажите спать, когда не знаешь чего ждать ночью? Спите днём, - посоветовала хозяйка. Днём оно не буйное. Деваться было не куда. Руководству трудно объяснить, что из-за барабашки монтажники с квартиры хотят съехать. Работы всего на три дня осталось. Решили работать в ночь. Вещи перевезли в магазин. Днём пытались спать. А ночью работали. Да, действительно. Днём было спокойно. Только не углядели. Сварили суп, не успели его весь съесть и поставили в холодильник. Так, когда достали, обнаружили в нём открытый флакон шампуня. Барабашка не дремал. Ладно, смирились. Закончили монтаж – осталось только сервер подключить и настроить. А тут выяснилось – сервер приедет только через неделю. Сидите, ждите сдачи. Развлекайтесь. Ещё неделю с этой дрянью мы бы не выдержали. На общем собрании решили звонить в офис и требовать другую квартиру. Но нас выручил Миша. Ты ведь помнишь Мишу?

- Фу. Не напоминай – вздрогнул я.

- Да. Мишу инженера прислали нам в помощь доделать другой объект и настроить сервер. Мы поселили его в комнате отдельно. Причём в той комнате, где барабашке особенно нравилось свет включать и стулья двигать. А Миша был очень вонючим человеком. Эпически вонючим. Все с ним боялись в одной квартире жить. Сначала монтажники ворчали, что мало нам было одного засранца, так ещё и второй приедет. Но Миша привёз с собой алкоголь и его немного простили. Оставили его в ночь одного спать в не хорошей квартире, а сами поехали ночевать в магазин. Утром, вернувшись, спросили его – как спалось? Он пожал плечами, ответил, что нормально. В квартире уже стоял его непревзойдённый запах. Миша развесил носки в ванной. Мы морщились. Открыли все окна нараспашку. И представляешь? Весь день спокойно было. Ночью тоже. Барабашка испугался запаха Миши. И не появлялся больше до самого последнего дня.

-Хотя – добавил друг – Неизвестно, что хуже Барабашка или запах Миши.

Показать полностью
61

Дочь Велеса. История первая. Первая кровь.

Дочь Велеса. История первая. Первая кровь. Сказка, Авторский рассказ, Ворожба, Ведунья, Упырь, Мистика, Длиннопост

- Упырь это, как есть упырь, - старательно увещевал деревенский староста, беспокойно теребя концы пояса. - Сам видал, Ялика.
- Что видел-то? - коротко спросила собеседница, внимательно разглядывая старика.
Тот был явно напуган. В выцветших глазах застыл панический ужас, испещренное морщинами лицо то и дело искажала непроизвольная гримаса страха.
- Ну, ежели так-то подумать, то ничего особенного я и не углядел, - нехотя сознался он. - Давеча ночью домой возвращался из леса - по ягоды ходил - вот и задержался до темноты. Стало быть, иду и вижу тень какую-то. Вроде человек какой у дома Велимира топчется. Окликнул. Думал, кто из наших.
Староста запнулся, припоминая неприятные подробности. Он поежился от омерзения.
- Ну, стало быть, - промямлил он, смутившись. - Тень эта на меня как зыркнула своими буркалами кровавыми - думал, дух мой прямо тут на месте и улетучится. Ну я и тикать оттудова. Помню, окромя зенок, еще лапы разглядел - длинные такие с огромными кривыми когтями, что твои серпы. Нет, точно говорю, упырь это!
- Да с чего ты взял, что это упырь? - раздраженно поинтересовалась Ялика.
- Ну сама посуди, молодая ведунья, - зачастил староста, не переставая перебирать руками свисающие концы пояса. - Скотина дохнет, а внутри ни кровиночки! По весне вот пастух пропал, думали волки подрали, ан нет, теперича-то ясно - упырь его схарчил. Ни косточки не оставил. Да и сельчане видывали чудище это. Вот хоть у самого Велимира спроси.
- Ну хорошо, - тяжело вздохнула Ялика, поправляя выбившуюся прядь волос. - Сперва, надобно погост проверить. А потом уже с Велимиром твоим потолкуем.
- Добро, - радостно согласился старик. - Тут недалеча в лесу, прямо на восход от деревни, потом через речку по мосту. Не заплутаешь.
Выходя на улицу из избы, Ялика услышала за спиной взволнованный шепот старосты.
- Молодая какая, - тихонько причитал старик, буравя взглядом ведунью. - Как бы не сгинула.
Ей было чуть больше четырех лет, когда страшный пожар унес жизни родителей, а ее, осиротевшую, подобрала и приютила сердобольная Яга, взяв к себе в ученицы. Годы спустя из неказистого и неуклюжего ребенка, плохо ладящего с собственными руками и ногами, Ялика превратилась в семнадцатилетнюю пригожую девицу с точеной фигурой и ладным личиком, на котором лучились искренней добротой и весельем яркие зеленые глаза.
“Хоть сейчас на выданье”, - любила приговаривать скупая на похвалу Яга, расчесывая деревянным гребешком пшеничные пряди своей воспитанницы .
Старушка, как могла, старалась передать Ялике премудрости ведовства, обучая преемницу тайным знаниям о природе и окружающем мире, хитростям приготовления колдовских зелий, составлению различных заклинаний и умению понимать речи птиц и животных. Конечно, далеко не все получалось с первой попытки, и тогда молодой ведунье раз за разом приходилось переделывать упражнения под старческое ворчание требовательной Яги.
Приятные воспоминания о проведенных бок о бок с наставницей годах озарили лицо Ялики лучезарной улыбкой.
Следуя указаниям старосты, ведунья быстро нашла деревенский погост. Ярко светило летнее солнце, вокруг торопливо порхали лесные пташки, оглашая окрестности радостным щебетанием. К ногам Ялики подбежала рыжая белка, вскарабкалась по подолу цветастого сарафана и, усевшись на плече, нетерпеливо зацокала, требуя угощения.
“Кладбище, как кладбище, “ - подумала ведунья, бросив беглый взгляд на ряды могил, и погладила белочку.
Целый день провозившись в поисках хоть сколько нибудь заметных признаков упыря, но так и не найдя таковых, Ялика решила вернуться в деревню уже на закате, когда дневное светило скрылось за лесным частоколом, на прощание окрасив багровым редкие облака.
Она едва сделала пару шагов по тропе, как навстречу ей выскочил огромный, куда больше своих обычных собратьев, серо-бурый волк. Зверь оскалился, обнажив ряд снежно-белых клыков, покрытых тягучей слюной.
Ведунья замерла.
Волк прижимая острые уши к массивной голове, разглядывал Ялику, не переставая скалиться.
- Ступай, серый, своей дорогой - тихо произнесла девушка, осторожно делая шаг вперед.
Зверь угрожающе зарычал и попятился вбок, пригибая голову к земле и не сводя с ведуньи недобрый взгляд янтарных глаз.
Что-то в этом настороженном взгляде показалось ей неправильным. Словно в омуте немигающих глаз билась недобрая, потусторонняя, мысль.
Неожиданно волк сорвался в прыжок, широко раскрыв алую пасть.
Ялика взвизгнула и зажмурилась, вскидывая руки в попытке заслониться от угрозы.
Но нападения не последовало.
Ведунья медленно открыла глаза. Волка и след простыл, будто и не было его вовсе.
Староста встретил ее на мосту, вооружившись вилами.
- Нашла чего? - нетерпеливо спросил он, настороженно оглядываясь по сторонам.
С противоположного берега безымянной речушки донесся протяжный волчий вой.
- Пойдем, дочка, - торопливо заговорил старик, бледнея. - Скоро совсем стемнеет. И так уже почти ночь на дворе, а ты еще с Велимиром потолковать хотела.
Велимир оказался крепким широкоплечим мужиком с заросшим густой бородой лицом. На вид ему было слегка за сорок
- За нами отродье явилось, - печально пробасил он, широким жестом приглашая за стол ведунью.
- Тетя, а ты ведунья? - спросила светловолосая девчушка лет десяти, теребя подол яликиного сарафана.
- Леля! - грозно произнес Велимир. - Не мешай! Ступай к матери.
Девочка, шмыгнув носом, убежала в соседнюю комнату.
- Тетя! Спаси нас, пожалуйста, - робко выглянула она из-за приоткрытой двери.
Велимир тяжело вздохнул.
- Леля, дочка моя приёмная, - пояснил он.
-Велимир, ты сказал, что упырь за тобой пришел, - устало спросила Ялика.
- За нами, - поправил мужчина. - Мы с Братиславом, братом Марьяны, жены моей, лет десять назад на колдуна черного охотились. Да вот только не колдун он был. Тогда-то мы об этом еще не ведали, вот и повесили его на осине, а теперича его дух неупокоенный за нами явился, отмщения требуя.
- Ясно тогда, почему на погосте следов упыриных нет, - задумчиво произнесла Ялика и, помолчав, полюбопытствовала
-А сам-то Братислав где?
- Так нет его уже, - грустно заметил Велимир. - Упырь его и задрал. На прошлой седмице еще. Прихожу я к нему в дом, а там все в кровище, и только голова евонная, оторванная, на столе стоит. Схоронили то, что было. А теперича, видать, мой черед перед упырем ответ нести.
Он замолчал, собираясь с мыслями. В серых глазах теплился проблеск надежды.
- За себя не прошу, - добавил мужчина. - Грех мой, мне и отвечать. За близких молю. Леля хоть и приемная, а я в ней души не чаю.
- Дух неупокоенный только своим обидчикам мстит, - тихо сказала Ялика, размышляя. - Семью тронуть не должен.
- Ой, не скажи, пресветлая, - вздохнул Велимир. - Лелька говорит, что ночью кто-то в окна скребется, ее зовет. Сам-то упырь войти не может, видишь соль везде, вот и зовет выйти.
Ялика оглянулась. Действительно, на пороге и под окнами толстыми линиями были рассыпаны белые соляные кристаллы, тускло мерцавшие в блеклом свете лучин.
- Странно! - задумчиво протянула девица. - А другие дети есть? Что говорят?
- Да, сын еще есть, Ярослав, - кивнул мужчина, заулыбавшись. - Говорить - не говорит еще по малолетству.
Из соседней комнаты донесся истошный женский крик, сменившийся надрывным детским плачем.
Велимир побледнел, вскочил, опрокинув стул, и кинулся туда, по пути выхватывая охотничий нож, висевший на поясе. Ялика торопливо последовала за ним.
Первое, что она заметила, влетев в комнату следом за главой семьи, было распахнутое настежь окно. Подбежав к нему, ведунья аккуратно выглянула наружу.
- Вы-ы-с-с-у-у-ш-ш-у! Вы-ыпью-ю! - услышала Ялика злобное шипенье.
Тот час перед ней выросла высокая массивная фигура, словно материализовавшаяся из ночной тьмы. Мертвенно - серая кожа существа влажно поблескивала, отражая неяркий свет звезд и неполной луны. Безволосое лицо, покрытое сочащимися гноем и сукровицей струпьями, было искажено гримасой ненависти. Кроваво - красные глаза в черных прожилках лопнувших сосудов горели потусторонним огнем. Из-под тонких пепельно серых губ выглядывали длинные острые клыки. Упырь занес руку для удара. Сверкнули серповидные когти.
Ялика отпрянула назад, захлопывая ставни.
Существо протяжно завыло, вскинув вверх лысую голову, и скрылось во тьме.
Сердце ведуньи бешено колотилось норовя выскочить из груди. Еще чуть-чуть и она лишилась бы головы. Ялика перевела дыхание, отходя от окна.
- Что там? - с дрожью в голосе спросил Велимир, обнимая за плечи плачущую дочь.
- Там волчонок был, - всхлипывала Леля, размазывая слезы по личику. - Поиграть звал.
- Тебе что говорили? - налетала на нее Марьяна, прижимая к груди малолетнего сына, заходившегося истошным детским криком.
Ялика окинула женщину оценивающим взглядом.
Невысокая Марьяна производила впечатление властного и требовательного человека. Несмотря на некоторую угловатость, лицо женщины могло быть довольно приятным, если бы не презрительный взгляд. Серо-стальные глаза походили на бездонные омуты, от которых веяло отстраненностью и холодом.
- По что ты окно отворила? - резкий визгливый голос женщины заставил Ялику вздрогнуть.
- Тихо, Марьяна, - попытался утихомирить жену Велемир.
- А ты не встревай! - взъярилась жена. - Не твоя она дочь! Из-за тебя все это!
Ялика вздохнула, поморщившись. Упреки женщины были ей неприятны.
- Есть средство, - тихо произнесла она. - Велимир, нужна будет твоя кровь.
Сглотнув, мужчина кивнул, соглашаясь.
- Скоро упырь вернется, - продолжила ведунья. - Поторопиться надобно.
Приготовление зелья не заняло много времени.
Ялика ссыпала в принесенную ворчащей Марьяной чашу толченный змеевик-камень, добавила серебряной пыли и щепотку соли.
Велемир внимательно слушал ее бормотание.
- Змеевик - основа, чтобы все связать воедино, соль и серебро, чтобы разрушить плоть, - по памяти повторяла наставления Яги молодая ведунья. - Мертвая вода, чтобы привязать дух к миру мертвых.
Она достала из кармана прозрачный бутылек, в котором плескалась черная маслянистая жидкость, и вылила ее в чашу.
- Теперь твой черед, - обратилась она к затаившему дыхание мужчине.
- Много нужно? - деловито осведомился Велемир.
- Нет, - коротко ответила Ялика.
Мужчина задумался, а потом отрывисто полоснул ножом по левой ладони.
Темная кровь тягуче закапала в подставленную чашу из сжатого кулака.
- И капля моей, - прошептала ведунья.
- Чтобы завязать чары на мне, - пояснила она, заметив удивленный взгляд Велемира, и проколола себе указательный палец.
Получившаяся субстанция шипела и дымилась.
- Готово! - бросила ведунья. - Теперь идем. Нужно выманить упыря.
Мужчина направился к двери. Сжав чашу двумя руками Ялика последовала за ним.
Шедший впереди Велемир сделал шаг за порог.
И отлетел куда-то в сторону, снесенный могучим ударом.
Ялика, сжав чашу с зельем двумя руками, кинулась наружу.
Упырь навис над поверженным Велимиром, занося руку для смертельного удара.
Подбежав к нему, Ялика перевернула чашу, выливая содержимое на безволосую голову чудовища.
- Сгинь туда, откуда пришел! - прокричала она.
Упырь завыл, беспорядочно размахивая руками в тщетных попытках стряхнуть с себя зелье.
Запахло паленой плотью.
Обезумевшее от боли чудовище рванулось в бок, оставляя на земле распростертого Велемира и отталкивая взмахом руки ведунью.
Та отлетела к стене избы, приложившись головой о тесаные бревна, и медленно осела на землю безвольной куклой, теряя сознание.
“Так не должно быть!” - успела подумать она прежде чем окунуться во тьму беспамятства.

***

Сознание возвращалось медленно и болезненно. Неимоверно раскалывалась голова.
“Шишка, наверное, будет” - промелькнула мысль.
Ялика с трудом разлепила глаза. Она лежала на кровати, заботливо укрытая лоскутным одеялом. За занавешенным окном ярко светило летнее солнце.
- Крепко же тебе досталось, доченька, - заметил вошедший в комнату деревенский староста.
- Ты лежи, лежи, - заботливо произнес он, заметив попытки Ялики подняться.
- Тело… - прошептала она сухими губами.
- Нашли, - ответил старик, подавая деревянный ковшик, наполненный студеной колодезной водой. - Утром река к берегу прибила. Там от человека-то ничего и не осталось. Одна гниль.
Напившись, Ялика расслабленно откинулась на подушку и забылась тяжелым сном.
Проснулась она глубокой ночью от тихого шепота доносившегося из соседней комнаты. Она прислушалась, стараясь уловить суть разговора.
- Он это! Наш Микула! - произнес незнакомый голос. - Утоп, да вот аж сюда река его вынесла. За столько-то верст.
- Уверен? - переспросил староста.
- А как же, у него на шее еще топорик маленький бронзовый висел, на шнурке кожаном.
Ялика мигом вскочила с кровати. Распахнув дверь она резко спросила старосту.
- Тело, что нашли? Подвес? Был?
Моргнув, старик медленно кивнул.
Ялика, не разбирая дороги, кинулась наружу.
Изба Велемира встретила ведунью широко распахнутой дверью. Едва Ялика переступила порог, ее замутило. На полу искореженной грудой кровоточащей плоти и изломанных костей лежал Велемир, широко раскинув руки и уставившись в потолок невидящими глазами.
В глубине комнаты Ялика услышала тихие детские всхлипывания и задыхающийся женский голос.
- Нет, детей не трогай, меня забери! - хрипела Марьяна.
Упырь, сжимавший одной рукой горло женщины, взмахнул другой, вспарывая острыми когтями тело несчастной снизу вверх.
Ялика истошно завизжала.
Чудовище, отбрасывая в сторону безвольное тело Марьяны, обернулось на шум, встретившись с ведуньей взглядом. И ничего кроме неутолимой злобы и ненависти не было в этом взгляде.
Ялика отступила на шаг. Упырь, зарычав, двинулся к ней.
Маленькая детская фигура, зажав в руке что-то блеснувшие в неярком свете, накинулась на чудовище сзади, нанося удар за ударом.
Упырь дернулся - один из ударов попал точно в сердце - и протяжно завыл. Вой перешел в придушенный хрип. Чудовище медленно завалилось на пол, осыпаясь грудой серого пепла.
Леля отшвырнула в сторону серебряный нож и, прикрыв лицо руками, заплакала.
Убедившись, что девочка цела, Ялика кинулась к лежащей на полу Марьяне.
- Все закончилось? - едва шевеля бескровными губами, прошептала женщина.
- Думаю, да, - кивнула ведунья.
- Дети? - прохрипела Марьяна, захлебываясь кровь. - Он хотел Лелю забрать, сделать себе подобной.
- Целы, - коротко отозвалась Ялика и удивленно спросила:
- Ты его знала?
- Да, - с трудом выговорила умирающая. - Муж мой, первый. Леля его дочь. А я его отравила, не хотела с ним жить. Велемира полюбила. А он меня отпускать не хотел.
- А Братислав все знал и скрыл? - догадалась Ялика.
Марьяна, кивнув, зашлась кровавым кашлем и судорожно вздохнув, обмякла.

***

- Удалось тебе, дело твое первое, самостоятельное? - спросила Яга, встречая на пороге мрачную ведунью.
- Не совсем, бабушка, - печально вздохнула Ялика, входя в избу.
- Ну ничего, молодо-зелено, - наставительно заметила наставница.
- Да вот только детки сиротами остались из-за моей глупости, - сквозь слезы выговорила молодая ведунья и обняла старушку, уткнувшись носом в ее плечо.
Яга ласково погладила ее по голове.
-Пойдем, чаем тебя напою, - вымолвила она и, отстранившись, вытерла сухой ладонью слезы с лица Ялики. - А ты мне все расскажешь без утайки.
Молча выслушав сбивчивый рассказ молодой ведуньи, Яга тихо сказала, покачивая седой головой:
-За свои ошибки да промахи нам всем рано или поздно ответ держать, - и помолчав, добавила уже громче. - Не кручинься.Теперь на свете хоть одним чудовищем меньше будет. С детьми-то что?
- Их староста приютил, - ответила Ялика, тоскливо разглядывая дно опустевшей кружки. - Сказал, дескать, сам детей да внуков не нажил, так пущай на старости лет чужие отрадой сделаются.
- Надо бы за Лелей приглядеть, - пробормотала Яга, подливая воспитаннице свежий чай. - Смышленая да смелая девица подрастает. Придет время, может и в ученицы возьму.

Показать полностью
76

Тоже версия!

Напечатала было в другом месте этот случай, но не выдержала, так полюбила пикабу, что удалила там и решила всё же запостить здесь.

Лет десять назад мы жили в деревне в Домодедовском районе. В частном деревянном доме.


Я работала в Москве, сутки/трое. Так как в деревне не было своего магазина, я старалась покупки совершать в Москве по дороге с работы . Нагружала рюкзачок, сумку и ехала домой.


Как-то на второй выходной день звонят мне с работы:


-Не забудь принести мед.книжку, ожидается проверка.)))


-Хорошо.


Решила сразу положить документы в рюкзак.Когда я прихожу с работы и разбираю сумки, то документы ( они у меня в отдельном файле с молнией ) кладу на определённое место на полке. Полезла за ними - их нет!


Стала соображать, куда они могли деться. Сутки были бессонные, я устала, спала в одном ботинке))), ну мало ли , могла на автомате положить куда-нибудь ещё.


Я перерыла всё. Ну от слова совсем))) Даже морозилки.


Документы не находились.


Позвонила на работу , объяснила ситуацию, мне нашли на эти сутки подмену.


Позвонила в банк, заблокировала карту. Ну что дальше делать, нужно восстанавливать документы, значит, надо идти в милицию. ( тогда ещё не было полиции)


Приехала в милицию, объяснила ситуацию, составили заявление.


Решили, что вытащили всё из рюкзака в транспорте.


Общалась я с очень вменяемым опером Зуевым.


Прошла пара дней. Близилась следующая смена, я полезла снова в шкапик за чем-то и увидела...... файл с документами!!!!


Я их там искала, не только я, все!!! Более того, рядом стояла банка кофе, сестра каждый день пьёт кофе и уже несколько раз её брала после пропажи.


Как? Ну как? Мы сломали голову обсуждая происшедшее.


Позвонила оперу Зуеву, он облегчённо вздохнул))).


Через некоторое время он сам позвонил мне и попросил приехать , подошли сроки закрыть дело.


Я приехала, написала, что нужно было. И спрашиваю у него, ну куда они могли деваться? И так осторожно ему говорю: - сестра предположила, что это домовой пошутил.


-он оторвался от бумаг, посмотрел на меня и сказал:


-а что, тоже версия!


вот так родилась крылатая фраза, которой мы пользуемся в разных подходящих случаях))))


Были у нас ещё моменты, то ключи пропадали, а после оказывались на своём привычном месте, грешили мы на домовёнка, ставили ему молоко и конфеты в уголок.))))


Просто представляю себе, сколько в милиции бреда разного выслушивают.))))

Показать полностью
28

Случай в тёмном лесу

Случай в тёмном лесу История, Сказка, Рассказ, Мистика, Жуть, Лес, Ночь, Длиннопост

Многие сказочники вынуждены выдумывать свои сказки. Одни это делают сами, другие с помощью подсматривания и подслушивания у кого-то ещё. У меня же всё происходит само собой - сказки случаются в моей жизни сами. Постоянно. Почти каждый день. Поэтому, увы, настоящим сказочником я и не являюсь. Я просто пересказываю то, что вижу собственными глазами и в чём принимаю непосредственное участие.


Вот, например, вчера поздним вечером, когда я по своей старомодной привычке прогуливался перед сном по Бузулукскому бору, ко мне подошла одна очень милая старушка.

- Молодой человек, - обратилась она ко мне. - Помоги мне, пожалуйста!

- Что случилось, бабушка? - спросил я.

- Какая я тебе бабушка?! - обиделась она.

- А... разве нет? - я попытался к ней приглядеться, но было уже довольно темно.

- Бабушка! - передразнила меня старушка. - Да мне и ста пятидесяти ещё нет! Всего-то сто сорок семь. И старше ста двадцати никто не даёт!.. Бабушка!..

- Извините, - сказал я, улыбаясь. - Просто тут темно. Мне показалось...

- Показалось ему!.. - фыркнула ворчунья. - Молодёжь!.. Совсем совесть потеряли! Никакого почтения к старшим!


- Вы хотели попросить меня о чём-то, - напомнил я.

- Попросить! - снова передразнила бабка. - Я то сослепу думала к нормальному человеку обращаюсь, а тут... хам!..

- Ну, знаете!.. - не выдержал я. - Не хотите - как хотите! Мне-то какое дело!

И тут из-за сосны луна выглянула. И старуху с ног до головы осветила.

- Ё-к-л-м-н! - вырвалось у меня.

- Что, милок, удивлён? - усмехнулась старуха, видя как у меня глаза округлились, и челюсть повисла.

- Не то слово, - пролепетал я, сдавленным голосом.

Руки у бабки были связаны, а на голове рога!

- Что это у вас с головой? - спросил я, указывая на рога.

- А что у меня там? - пытаясь заглянуть себе на затылок, спросила бабка. - Причёска, что ли, помялась?

- Да нет, - ответил я, смущённо. - С причёской то у вас всё в порядке. А вот рога...


- Какие ещё рога? - испугалась старушка.

- Я, конечно, не особо разбираюсь, - ответил я, приглядываясь. - Но, по-моему, оленьи.

- Ой! - ойкнула бабка. - Этого ещё не хватало!.. Ну-ка, развяжи мне руки, пощупаю.

- А почему они у вас связаны? - поинтересовался я, прежде чем развязывать.

- Давняя история, - ответила старуха. - Развязывай, давай!

- Пока не услышу, не развяжу! - пригрозил я.

- Ну ладно, слушай, коли ушей не жалко, - вздохнула бабка, присаживаясь на ближайший пень. - Расскажу... Было это в конце позапрошлого века.

- В конце девятнадцатого? - уточнил я, присаживаясь рядом, на поваленное дерево.

- Того самого, - подтвердила старуха. - Только не перебивай. У меня память то не шибко бойкая.

- Хорошо, не буду, - пообещал я.

- Значит, в конце девятнадцатого века... Было мне тогда чуть больше двадцати, и была я первая красавица на деревне, - тут старушка, впадая в воспоминания, мечтательно закатила глаза и ещё раз печально вздохнула. - Все парни по мне сохли, ходили день и ночь горем убитые, потому что не могла я всем ответить взаимностью. Честь берегла. Одного только Севу любила и только с ним одним целовалась. Ах...


И она снова закатила глаза.


- А что дальше? - вернул я её в реальность.

- Вот, нетерпеливая молодёжь! - проворчала старуха. - Никакого уважения к старшим!.. Красавицей то я была первой, но девиц в нашей деревне окромя меня было немало. И одна из них колдовать умела. Потомственная ведьма! Приревновала она ко мне своего суженого. Превратила меня в животное какое-то и обрекла на муки вечные! С тех пор и мучаюсь. По лесу днём брожу, кору с деревьев обдираю, воду из водоёма пью. А ночью, когда луна по небу гуляет, в человека превращаюсь.

- А руки то почему связаны? - вернулся я к первому вопросу.

- Руки мне ведьма та связала, когда колдовала надо мной... Так ты говоришь, рога у меня?

- Рога, - кивнул я. - Оленьи.

- Вот, значит, почему люди от меня шарахались, когда я прежними ночами в деревню пыталась вернуться... Но последние пятьдесят лет уже и не пытаюсь. Давно поняла, не осталось никого от прошлой жизни. И Сева мой давно помер, и на ведьму ту всё зло перегорело. Время всё стирает.


Представил я всё это... И так жалко мне бабушку стало, что слеза накатилась!

- Ну что, развяжешь? - спросила она тем временем, связанные руки мне протягивая.

- Развяжу! - уверенно сказал я, приподнимаясь с насиженного места. - И простите меня, пожалуйста, что бабушкой вас назвал. Не знал я вашей судьбы.

Верёвки оказались уже совсем гнилыми. Стоило их чуть-чуть поддёрнуть и они тут же развалились.

- Ничего, - махнула старушка высвободившейся рукой. - Я и есть бабка! Могла бы стать доброй бабушкой, да внуков нет... Вот и стала ворчуньей!.. Спасибо тебе, милок!

- Да не за что, - ответил я. - Верёвки то были еле живые...

- Камень ты с моей души снял, - проговорила старушка, с пенька поднимаясь. И в её глазах блеснули слёзы. - Сколько лет в себе я его носила. И высказать никому не могла. А теперь легче стало. Может, и заклятие снимется. Спасибо тебе!..


Только я хотел сказать ей "На здоровье!", но тут светать стало. Смотрю я на бабушку, а она в олениху превращается!

- Стойте, стойте!.. - заволновался я. - Куда это вы?!

- Видать, не снялось заклятье, - услышал я в ответ.


И, окончательно превратившись в олениху, старушка убежала в лес.


😐🦌😉

Показать полностью
73

Домовой

Прочитал вчера пост про домового и прям вспомнил все свои случаи про домовых.

1) Родительский дом
У родителей жил, а может и живет домовой. Тихий, спокойный, иногда постукивающий стульями на кухне. Я никогда сильно не заморачивался над этим: ну стучит что-то иногда, видак однажды мне выключил. Я всегда думал просто: может ветер, полы деревянные могут скрипеть да и вообще, всегда есть миллион причин, которыми можно объяснить то или иное явление. Но был случай, который не объяснить. Сразу для понимания: ванна и кухня стоят через стену и к кранам подходит одна труба, в связи с чем если ты моешься и кто-то открывает горячую воду на кухне - горячая вода у тебя кончается. Но ближе к делу: мне лет 16, я один дома, дом закрыт изнутри. Иду мыться и через полминуты горячая вода кончается. Я рефлекторно кричу: закройте воду. Ничего не меняется. Я закрываю воду у себя, подхожу к двери, слышу, что на кухне вода льется. Кричу громче: закройте воду!!! И в этот момент осознаю, что дома никого нет. У меня в этот момент сжалось все, что могло. Приоткрываю дверь - везде темно и вода хлещет. Пошел на кухню - кран открыт на всю (кран был старый, не тот, который надо поднять, а на котором 2 отдельных крутилки). Кто, что, как - хрен его знает. Долго я потом боялся в доме быть.
И решил я с отцом обсудить, что это могло быть. А он и поведал, что когда мы уезжаем куда-нибудь всей семьей он отдает ключи от дома брату, а тот потом жалуется, что ночевать невозможно: если спит сам - жуткое ощущение, что тебе тут не рады и на тебя кто-то смотрит, больше пары часов он не выдерживал. А если приходил с барышней - обязательно они в тот же или на следующий день разругивались в полный хлам.
И еще случай, как щас помню: пришел ко мне друг, сидим в зале общаемся и тут на кухне как рубанет кто то стулом по полу. Друг аж подпрыгнул от испуга, а я как то спокойно: это домовой, не переживай)))

2) Первая квартира
Когда я повзрослел - мы с друзьями втроем сняли дом (для удобства Женя и Иван). Дом старенький, как деревенский, только в городе. Как выяснилось потом, сдали после смерти стариков, которые там жили.
Идем как-то поздним вечером мы с Женьком домой и видим, что во всем доме горит свет. Пришли и к Ваньку: ты зачем казенное электричество жжешь?
А он: пацаны, тут страшно без света. Кто то ходить начинает и ощущение, что на тебя смотрит.
Мы посмеялись и начали его подкалывать, как так, взрослый мужик, а темноты боится. Спустя где-то неделю Иван уехал домой. Я возвращался домой ближе к полуночи и подходя к дому таже картина - свет везде включен. И Женек тоже самое рассказывает: только свет выключаю, кто то по коридору ходить начинает, два раза уже пытался - не могу. Остался я в меньшенстве, но не сдавался и твердил, что все это фигня и пацаны просто немного странные. А потом дома остался я один на всю ночь. И свет я так и не выключил))) реально шаги по старому полу, размеренные, человека килограмм 80-90. Через пару месяцев мы нашли фото живших там стариков - вот явно походка деда.
Но самый странный случай произошел чуть позже. Сидели мы с еще одним другом, смотрели фильм и ждали Женю и Ивана (были на тренировке). И все как пологается: в коридоре открывается дверь, кто то туда-сюда походил, что-то на столе тронул, вещи пошевелились и тишина. О том, что к нам в комнату никто не зашел мы осознали через минут 5 и сразу крикнули: че вы там застыли? А в ответ тишина. Переглянулись, глянули на время - а у ребят то тренировка только через 20 минут кончается и еще 20 минут на дорогу. Пошли смотреть: все на местах и дом как был на зашелку изнутри закрыт - так и стоит. С тех пор во всех спорах друг, который был со мной всегда подтверждал, что домовой у нас есть)))

3) Свой дом
В своем доме вроде никто не живет. Да и с чего жить, дом недавно построен и мы первые жильцы, никаких кладбищ здесь не было. Но когда старшей дочери было около года, я стал замечать, что иногда она смотрит на лестницу взглядом, как она смотрит на незнакомых людей. То есть, если к нам приходил в дом кто то новый или редко заходящий она всегда на человека смотрела взглядом недоверия))) и никогда нигде этот взгляд она больше не использовала. И становилось не по себе, когда ребенок бегает-играет, а потом замирает, взгляд на лестницу как на незнакомого человека, а человека там нет. Жутковато было.

4) И на прощанье история, что многое можно объяснить.
Жили мы как то в 4х комнатной квартире вшестером. И решили вечером посмотреть паранормальные явления, 2 части подряд. Зашло на ура, после чего мы решили, что у нас в кладовке (самый темный и жуткий угол квартиры, где лежало всякое барахло и куда толком не добивал свет ни от одной лампочки) живет свой паранармальный монстр и сейчас мы будем смотреть, кто из нас самый смелый. И вот стоим мы перед дверью, спорим, кто зайдет первый и в этот момент в кладовке что-то сильно падает. В противоположном конце квартиры мы все оказались быстрее, чем успели осознать что случилось. А причина была проста: я днем там брал коробку от ноута и закинул ее обратно с третьей попытки по принципу "сразу не упала и хорошо, а упадет потом - это уже не я". Вот это потом настало не в самый удачный момент)))

Показать полностью
341

Треньь. Опять про домового.

Прочитал здесь пост про домового,  и решил вставить свои 5 копеек. Снимали мы с женой старенький домик в маленьком городке. Хозяева дома давно умерли, сдавал их сын. Когда въехали туда, стариковская аура в виде личных вещей и запаха медикаментов присутствовала нехреновая.  Мы сами навели порядок, вещи стариков сгрузили в чулан, сделали небольшой ремонт,  и начали жить. Иногда, конечно,  я вспоминал песню КИШа "Проклятый старый дом", стоя у окна и смотря на запущенный старый сад, покосившиеся постройки. Размышлял о том, что вот жили люди, работали, трудились на этом участке, а теперь никому это накопленное добро не нужно. Лодка сгнила прям в берегу, сад зарос, а ведь когда то здесь кипела жизнь. 

В одну ночь легли мы с женой спать.  Выключили свет, улеглись поудобнее.  В доме вдвоём,  детей ещё не было, коты-собаки в дом не заходят, тусуются во дворе. И тут слышу- трень. Кто то легонько провёл по струнам на гитаре. Гитара моя, висит на стене, здесь же, в спальне. Думаю показалось.  Зарепетировался.  Тренььь. Жена говорит: ты слышал? Да. Тренььь. Волосы на жопе потихоньку начинают шевелиться.  Гитара то в другом углу комнаты висит, прикол исключён,  у жены чувства юмора нет. Хоть я и отношусь скептически к мистике,  но тут готов был уверовать.  Тренььь.  Твою мать, всё, хватит. Усилием воли вскакиваю с кровати, бегом к выключателю, врубаю  свет....

А на моей гитаре сидит обычная мышь! И хвостиком по струнам так тренььь.

130

Цеховой

Сразу оговорюсь: я по жизни - упрямый материалист. Во всякий атсрал, шмагию и прочую шизотерику не верю, даже при том, что видел за свою жизнь вещи, которые логикой объяснить с ходу не получается. Вот одна из них.
Несколько лет назад занесла меня нелёгкая на один завод. Работа была тяжёлая и монотонная, да ещё и график чокнутый: два в день, два в ночь. Ну, да я бегать от трудностей себе не позволяю, вот и втягивался в рабочую рутину потихоньку.
А тут, в одну ночь, выпало мне приятное разнообразие: отрядил меня мастер в помощь дефектоскописту. Работа оказалась лёгкая: зачистить участки проверяемых им изделий от покраски. Что я и сделал за пару часов.
Ночь. Дефектоскопист работает, я сижу, и от сидения меня тянет в сон. Я его спрашиваю:
- Слушай, тут где-нибудь прикорнуть можно?
Он мне показывает на другую часть цеха, отделённую стеклянной стеной.
- Там койка есть в закутке, но только смотри сам, увидит тебя кто - сразу донесут, что спишь на работе.
Ушёл я туда, нашёл там эту койку, да завалился храпака давить...
А по пробуждению ждал меня прикол: стоит надо мной мужик. Лица я спросонья не разглядел, только силуэт: высокий, худощавый, в синюю спецовку одет, на голове каска - таких работяг кругом полно. Я тут же вскакиваю... А мужика-то уже нет. Оглядываюсь - никого. Как сквозь землю провалился. Даже шагов не слыхать - только в другой половине цеха кран гудит - это мой напарник железки свои с места на место тягает.
И только тут до меня доходит, что когда я спать ложился, темно было, а сейчас - кто-то лампы зажёг. Чешу голову в непонятках и иду к дефектоскописту, а тот - с головой в работе.
- Слушай, - говорю. - Что тут за мужик по цеху ходил? Не в курсе?
- Мужик? Какой мужик? Никто тут не ходил.
- А кто свет зажёг?
Тут он, наконец, отрывается от своих дел, и смотрит сквозь стекло - а там лампы в цеху горят. И в глазах у него читается: 404.
Уже когда я домой ехал, сквозь автобусную дрёму мысль ко мне пришла: если в доме домовой, а в лесу леший, то и в цеху цеховой должен быть...

3815

Домовой

Переехал пару лет назад в квартиру, которую раньше с родителями сдавали в аренду. Сделал ремонт хороший, мебель купил, да и стал жить поживать. Но периодически случается дома всякая ересь, которую принято приписывать домовому, но мой домовой оказался особенным, в чём мне пришлось убедиться пару дней назад.

Я довольно скептически отношусь ко всяким потусторонним событиям, происходящим в квартире, и всегда пытаюсь найти им логическое объяснение, но удаётся не всегда. Пару раз ночевали у меня друзья-знакомые, но дольше ночи задерживались не все. Наперебой требовали по утру вызывать священников, шаманов, охотников за приведениями и Константина, ибо то шаги услышат какие (звукоизоляция в доме хорошая), то что-то упадёт, один даже шёпот у самого уха слышал, и через мгновение телепортировался в мою комнату с требованием спать на диване вместе (вангую шуточки про нетрадиционность ориентации моего гостя).

У меня тоже случалось всякое: то исчезнет что-то и окажется в другом месте, где оказаться не могло, то дверцы шкафчиков открываются, при том, что они магнитами держатся, то упадёт что-нибудь само собой. Как правило это происходит не у меня на глазах, а в тот момент, когда я нахожусь в другой комнате. По максимуму стараюсь всё свалить на кошку (больше не на кого, живём вдвоём), но она чаще всего находится рядом со мной и мы оздачиваемся происходящим вместе.

Как-то раз, пока курил на балконе, и залипал в телефон поступил звонок, смотрю на цифры и волосы по всему телу медленно встают дыбом, кожа покрывается мурашками, а тело предательски пробивает в холодный пот. Звонок с моего второго телефона, который лежит в комнате на зарядке. Пока я пытался взять себя за бубенчики и ответить, звонок сбросился, тут же позвонил ещё раз и сразу сбросился. Минут 10 я войти не решался. В итоге свалил всё на глюк телефона.

Вообще мистику всякую я люблю, увлекают меня творения Брэдбери, Лавкрафта и прочих Кингов, а так же создаю квесты-румы, в основном как раз таки хорроры. Потому я особо ничего не боюсь из ереси такого рода. Хоть мне слегка докучают явления домового народу, который потом докучает мне зубодробящими историями о упавшей зажегалке, начали появляться мысли всё-таки кого-то из компетентных пригласить.

И вот, позавчера сижу я в зале, работаю за компом и слышу как со всего размаха захлопнулась дверь в спальне. Попытался свалить на Марфу Васильевну (так зову свою кошку), но она в этот момент сидела на кресле с прижатыми ушами и поглядывала то на меня, то на дверной проём. Ну, думаю, сквозняк! Хрен, все окна закрыты. Идём с кысей разбираться, что за кипишь в хате без нашего ведома. Нерешительно открываем дверь в спальню из которой раздавался непонятный запах, а там... неуверенно поискривая плавится в розетке зарядка от триммера, аккурат над кучей маскхалатов типа КЗС. Ещё бы минута другая и пожар.

Видимо не мог мой домовой такого исхода событий допустить, понял, что сам не разберётся и решил моё внимание привлечь. Славный он парень, пусть живёт.

225

Банник.

Несколько лет назад, отправила нас партия зимой в Мордовию. Двое “инженегров” и водитель. На строительный объект, обследование провести перед монтажом пожарной сигнализации. Приехали. Произвели осмотр – строительной готовности нет, доложили начальству, поехали назад. Погода радовала нас снегопадом. Объект находился далеко от основных трасс, в ту сторону ехали – кружили обратно ещё больше, пока не сели в сугроб. Лопата была одна на всех, окопали машину - вытолкали “Боливарчика”. Темнело. Маршрутизатор – требовал двигаться вперед! А куда? Видимости – метр! Дорога завалена. Снег же идёт.

Водитель предложил заехать в деревню, встреченную по дороге, навести справки, может обходная дорога есть? Мысль верная – маршрутизатор то нас явно на верную смерть посылает. Заехали в деревню. Постучались в первый дом, где свет горит. Вышел бодрый дедок. Стали расспрашивать. Дед только головой покачал – нечего вам сейчас в такую пургу ехать, переночуйте у меня, а утром попробуете. Может погода успокоиться. Сейчас можете и не проехать. Да не удобно как-то. По 500 рублей за постой устроит? Командировочные то мы уже пропили. Устроит, проходите робяты.

Ввалились в дом. Эх, после тряски в машине и работы с лопатой, возле жарко натопленной печки меня сразу разморило. Сел в углу, приткнулся, еле заставили меня раздеться. Дед солений на стол поставил, закуски , холодец из холодильника. Садитесь, кушайте. Ели не смело, не хотели обидеть хозяина, да и объедать не хотелось. Дед, видя нашу робость, выставил на стол бутыль с прозрачной жидкостью. Угощайтесь медовухой! Пчёлами занимаюсь - выгнал из остатков. Ой. Женька Гусев инженер – напарник, как услышал за пчёл и понеслось. Он тоже с отцом пасеку держит. Только и разговоры пошли, что про пчёл. Выпили. Хороша медовуха, но коварна. Мысли чистые после нее, тепло по всему телу, но ноги подведут. Парни налетели на медовуху. Я пил осторожно, а дед всё подливает. Женька соловьём разливается про пасеку, про то, сколько рамок за лето сделал. Я старался не вникать. Пересел от них, задремал. Пусть себе пьют. Женька сбегал во двор и вернувшись начал травить деда баней. Ой, а что за банька на огороде. А может, в бане попаримся? Обнаглел после медовухи, на работу нас подбить пытается. Нет. Без меня. Баню топить надо, следить за ней – тут и так хорошо. Слышу, сквозь дремоту, дед заохал:

- “Да я бы если бы мог, отказал бы? Но нельзя в той бане мыться. И не просите. Нечистая баня это. Гостей в неё водить – грех”.

- “Почему грех то? Мы сами можем её истопить”? – не унимается Женя.

- “Банник там осерчал. Вот новую отстрою, тогда пожалуйста, приходите мойтесь. А сейчас нет”. Дед упёрся.

Сразу стало интересно. Почему? И дед рассказал:

- В прошлую зиму, на крещение, моя племянница пошла туда с подружками погадать на суженого – ряженого и растравили его. Пришли они в баню ночью, помылись, а в предбаннике щель большая - баня то старая уже. Перекосило её. И решили погадать. Баловство женское. Надо руку засунуть в щель и спросить: “Мужик – богатый, погладь рукой мохнатой”? И если банник гладит мохнатой рукой ,то жених богатым будет, а если голой то бедным. Вот и баловались. А одна из подружек: Анька – с соседней деревни сказала им, что у них по-другому гадают. Надо голой жопой к щели прислоняться и спрашивать уже у банника. Вот чем погладит - то и будет.

Они по очереди так и делали. Не ответил им банник. Но когда Анька спиной стояла к щели, вылезла оттуда длинная мохнатая лапа и выдрала клок волос у неё из головы вместе с кожей. Крику было на всю деревню. Напугал он тогда всех. Девки прибежали – ревут. Я их всех по домам отправил, сходил извинился за дурочек в баню. Не помогло. Стал банник куролесить. То таз уронит, то люди угорят. Мыться там перестали. Хотели сжечь баню. Да боязно. Вдруг только хуже станет. Вот думаю, отстроим новую, пригласим его, он может и подобреет”.

-“Ладно. Послушали и хватит. Допивайте медовуху – я вам в передней постелю”, – закончил дед свою историю.

96

Поночуги. 2 часть.

Когда я спрыгнул на берег, отец кинул мне в руки коробок спичек.

- “На. Три спички на костёр”.

Это было уже издевательство. На розжиг у меня уходило значительно больше. Глядя как, он уходит на лодке, я потряс коробком над ухом. Действительно, судя по звуку, спичек там почти не было. Ну и ладно. В машине ещё один коробок лежал, в бардачке. Я пошарил в машине, нашёл фонарик, спички и топорик. Посветил фонариком на берёзовую рощу, росшую неподалёку и пошёл выбирать подходящие деревца. Быстренько нашёл подходящие раскоряки: то ли ольху, то ли крушину - не важно, я не привередливый и обстругал их на рогатки. Потом ещё одну длинную, на держак для котелка. Выбрал подходящее место. Насобирал хвороста и соорудил костёр. Сбегал за котелком, налил воды, поставил на огонь. Немного понаблюдал как разгорается хворост, прикинул, что надолго его не хватит, сходил насобирал дров про запас. Больше не придумал чем себя занять, пришлось идти рыбачить. Отца на реке не было видно, выше по течению поднялся, значит. Спрятался за поворотом. Я ходил на 100 – 300 метров от костра в сторону течения реки. Подкидывал хлеб для прикормки, смотрел, где рыба активнее. Вроде бы нашёл подходящее место и уселся, закинул удочку. Удочка у меня была простая, бамбуковая. Счастливая удочка. На нее всегда рыба клевала. Я увлёкся, а когда опомнился и вернулся к костру, то пол котелка уже выкипело. Ругнулся, долил воды и стал рыбачить поблизости вприглядку. Когда услышал бурление кипятка, снял котелок с держака. Засыпав сверху заварку, накрыл котелок тряпкой из багажника, что бы чай потомился. Чего-то не хватало? Точно. Снова сгонял в рощу, нарвал листьев земляники и дикой малины росшей в овражке, выбрал получше и добавил в котелок. Вот теперь будет чай так чай. Надо звать отца. Пока он доплывёт - чай уже будет совсем готов. Позвал отца. Дожидаясь его, нашёл покрывало в машине и припасы собранные матерью на скорую руку. Притащил эмалированные закопчённые на костре кружки. Разложил всё на покрывале. И пока отца ещё не было, налил себе чая на пробу - слишком горький оказался. Добавил в кружку с чаем побольше сахара. Хорошо.

Отец вытащил резиновую лодку на берег. Хмм. Что это значит? Не клюёт рыба? Значит ранним утром, на зорьке, ещё заход сделает. Сели пить чай. Напившись чаю, я улегся на краю пледа и стал наблюдать за звёздами. Красиво и тихо только иногда тени пролетают над головой. Одна из теней мазнула меня по носу. Я вскочил отплёвываясь. Что это большое насекомое?

Отец засмеялся:

- “Это летучая мышь тебя погладила. На костёр летят, слепит он их”

Отец уселся поудобнее:

- “В детстве мы, бывало, приедем с пацанами на речку, расстелем белую скатерть ночью и ждём. Мышь летит и над белым, глохнет и слепнет, падает на скатерть, а взлететь не может. Тогда одевали толстые рукавицы и брали их в руки. Баловались”.

- “В рукавицах”?

- “Да. У них зубы как иголки. Прокусит, долго потом заживать будет”.

Я не мог избавиться от неприятного ощущения на лице. Летучие мыши. Тьфу!

Не так давно друг дал почитать мне книжку “Дракула”. На обложке страшный вампир, обнажив клыки, пил кровь молодой девушки. В некоторых местах было невозможно читать эту книжку, и я перелистывал страницы, но в конце вампира настигли и убили. И это успокаивало.

- “Пап, а вампиры существуют”?

- “Конечно. По телевизору недавно передачу показывали, (В Мире Животных). Летают в Бразилии и пьют кровь”.

- “Да нет. Такие вампиры как люди. В мышей летучих превращаются, серебра бояться и чеснока. Спят в гробах”.

- “Поменьше ужастиков смотри, может в голове ума и прибавиться”, – посоветовал отец. Он помолчал, задумавшись. Достал сигареты и закурил:

- “Вампиров таких, конечно не бывает. Это всё сказки. Но в наших краях водилась, другая нечисть. Может и сейчас водится”.

- “Это какая же”?

- “Поночуги”, – ответил отец.

Я засмеялся. Поночугами меня бабушка пугала, когда я спать не хотел.

- “Да, конечно. Я уже не маленький. Не бывает Поночуг”.

- “Сейчас - то может и не бывает, а когда я был маленький, ещё как были”, - загадочно ответил отец.

- “И какие они эти Поночуги”? – спросил я.

- “Твари летающие. И не птицы. Оперения у них нет. Крылья большие кожистые. Тело круглое чёрное блестящее, глаз нет. Пасти нет. Но есть когти. Здоровенные, толстые когти как у орла. И поодиночке они не летают сразу по несколько штук”.

- “Ты их видел”?

- “Видел. Несколько раз. И видел, как они нападают. Эти твари намного умнее чем обычное зверьё, иначе бы их давно бы уже нашли. А может и нашли их и уже истребили. Это я думаю, то же не плохо. Отличаются они слишком от обычных для нас зверей”.

- “Расскажи”, – попросил я.

Отец вздохнул:

- “Рановато тебе про такие вещи слушать. Потом спать не сможешь”.

- “Ну пожалуйста”, – заныл я.

- “Ладно. Возьми фуфайку из багажника, подложи под голову. История длинная будет”.

Я сбегал за фуфайкой и уселся в нетерпении. Отец снова закурил.

- “В 53 году: в год смерти Сталина, мой отец твой, дед, то есть, взял меня помогать сено заготовлять. Участков на покос возле города не давали, приходилось снаряжать телегу и на неделю, иногда больше, ехать на участок, выделенный от колхоза. Мне тогда исполнилось 11 лет. Это ты сейчас ноешь, что мы с матерью тебя эксплуатируем и много работать заставляем. Но ты даже представить себе не можешь, сколько нам приходилось трудится тогда в 50 –х. Пионерлагерь, базы отдыха, я знал о их существовании только по радио. Хоть мы и жили в городе семья была большая, подворье принадлежало колхозу и по сути мы были такими же крестьянами только городскими. А скотину нужно было кормить - что бы она могла кормить нас и ни куда от этого наденешься. Старшего брата забрали в армию, средний сдавал экзамены, поэтому отец взял меня. Мы приехали в деревню … Название её всё равно тебе ничего не скажет. Большое Колосово. Нет сейчас этой деревни. Сгинула она в лесном пожаре - в 70 –х, когда лес тут кругом горел и всех выгнали на борьбу с пожарами. Людей потом расселяли. Но это уже потом. В общем приехали в деревню, встали на постой в одном доме у знакомых. С утра до вечера работаем, а вечером я гулять с местными ребятишками. Я футболом тогда болел сильно. Рвался играть в команде. Ну до драк дело то же доходило, не без этого. Детство всё-таки. Через пару дней начались странные вещи происходить. Кто то ночью взломал хлев и украл овец. Дело невиданное. Подумали на воров. Приехала милиция искали, смотрели. Нет следов. Обычно следы всегда находились. Думали на цыган - они ловко воровать умеют. Хлев был вскрыт необычно, разломали крышу, но тихо, собака не гавкнула. Вот через крышу и утащили. На следующую ночь опять. Козлята у женщины вдовой, отдельно их поселила от козы. Баба утверждала, что козы даже не блеяли ночью. И тоже через крышу своровали. Но кто? Волк так не сделает. Крови нет. Только следы от мощного инструмента, гвоздодёром вскрывали? Сплошные загадки и слухи. Нагнали ещё больше милиции. Народ недоволен. Кругом всё прочёсывают. А был один дед – егерь, на дальнем кордоне жил Он сразу всем говорить начал, что это Поночуг работа. Так его на смех подняли. А милиция пригрозила: когда он им доказывать начал, что за антисоветчину влупят по первое число и не посмотрят, что он воевал. Ну, ребятишкам то же интересно смотреть, как милиция работает, бегали мы повсюду, смотрели на них. Решили милиционеры засады расставить по домам и как чего, вязать воров, раз - два раза воры приходили, значит снова придут. Распределились они по домам, все вооружены. Три ночи было тихо. Без происшествий. Видимо Поночуги поняли, что до мелкой скотины им не добраться и цель выбрали другую”.

Я вздрогнул. От рассказа отца повеяло чем-то жутким, потусторонним.

-“Я и трое деревенских пацанов, ночевали на крыше сарая. Тепло было летними ночами. В доме было душно спать, а на улице, весело и хорошо. Родители не препятствовали, этому, думали - так мы воров отпугнём, да и милиция кругом, чего собственно бояться? Мы натащили матрасов, подушек. Веселились. В соседнем дворе мальчишки поменьше тоже так решили сделать. Лёжа на крыше, мы обменивались впечатлениями. Потом долго не ложились спать. Пердели по очереди. Это называлось – “Пионерский салют”. Каша гороховая давала о себе знать. Где-то за полночь мы уснули.

Посреди ночи, я почему то проснулся. Словно меня кто в бок толкнул. Лежал - так же как ты сейчас, глядел на звёзды. Когда надо мной пролетела огромная тень, я сначала подумал, что это хищная птица. И подняв голову, посмотрел ей вслед. И вот тогда я не понял, что это пролетело. Стало тревожно. Я оглядывал небо и окрестности, но ни чего лишнего я не увидел. Померещилось, подумалось мне. Но сон слетел махом, я уже не мог спать. Я улёгся животом на матрас и стал смотреть на другой сарай, где спали ребята помладше. Решил сделать каверзу, кинуть им на сарай что-нибудь, камень или кусок ком земли. Придумывал, как по-тихому спуститься, набрать снарядов и вернуться, не разбудив остальных. И пока я думал, увидел как они опускаются сверху. Совершенно бесшумно. Словно большие воздушные змеи. Только чёрные. И шкура у них словно лоснилась. Блестела что ли, не знаю как это лучше описать. Они выхватили пацана прямо с сарайки. Я закричал и начал будить остальных. Этих Поночуг было двое, но действовали они очень слаженно. Как то ловко они подхватили ребёнка и потащили вверх в небо. Спавшие, рядом со мной деревенские тоже увидели это. Шум мы подняли страшный. В этот момент кто-то закричал – “Сверху! Атас!”. Я поднял голову, увидел огромные когти и черноту, закрывшую надо мной небо”.

Отец замолчал. Снова достал сигарету, закурил.

- “Меня спас Тундрик. Он спал под сараем и увидел, что хозяину грозит опасность”.

- “Тундрик”?

Лицо отца смягчилось. Он улыбнулся:

- “Да. Тундрик. Он был нашей охотничье - промысловой собакой. Героический пёс. В войну спасал семью от голода. На него пайка мясом и консервами выделялась, ну конечно эту пайку он никогда не видел. Отец и старший брат постоянно охотились, сдавали шкуры и мясо. Один раз Рысь на него с дерева упала, хорошо брат был рядом, думали всё - кабздык псу. Ничего, шкура заросла, а вот рыси пришлось со своей шкуркой попрощаться. Тундрик был огромной лайкой почти с волка размером. Ни одной зверюги он не боялся. Когда мы уехали на покос, он сбежал из дома и сам нашёл нас. Отец мой возмущался для вида, всё-таки, 12 лет собаке уже было. Для собаки это большой возраст, пенсионный, но Тундрик был особенной породы. Сильный, здоровый - “первый парень на районе”. Сам нашёл нас и остался сторожить. А может, почуял чего? В общем тогда он мне жизнь и спас. Прыгнул Тундрик выше сарая, но вцепиться в Поночугу у него не вышло, он только сбил её. Тварь отклонилась в сторону и меня столкнули с крыши. Упал я в кусты под сарайкой. Рядом Тундрик рычит, пацаны орут – все с крыши слетели как воробьи. Люди повыскакивали, все думали, что воры убивать лезут. Милиция повыскакивала. Стрелять начали, да куда там улетели Поночуги и ребенка того утащили. И пропали очень странно. Ну не летают так птицы. Начались разбирательства: кто, чего, почему? Бегали по деревне – искали украденного мальчика. Всех детей допрашивали. Меня особенно. А на меня, представляешь, заикание напало, не могу говорить правильно и всё тут, страх был неописуемый. Реву и заикаюсь. Да там все ревели. Потом велели всем по домам до утра сидеть – ставни закрыть, детей всех попрятали. Милиция набрала поисковую группу, деда – охотника прихватили и отправились на поиски. До утра ходили, искали. Отзвонились в район. Утром приехала куча грузовиков с солдатами. Тогда к таким ситуациям относились очень строго, детей всех эвакуировали из всех окрестных деревень вывозили , повезли по детским лагерям, здравницам. Меня отец в город отправил, хоть беда и случилась, но нечего без дела летом в пионерлагере торчать, сказал он. И отца и меня заставили бумаги подписать о неразглашении. Так, что дома я молчал в тряпочку, хотя мать и пыталась меня расспрашивать. Заикание у меня только через месяц прошло. Зато Тундрика я стал любить ещё больше. Прожил этот пёс 22 года. Что потом там было – не знаю. Больше мы с отцом эту тему не обсуждали. Много потом каких слухов ходило. И будто бы младенца украли прямо из дома и девочку, которая козу пасла, унесли. А вот название не я им придумал – молва народная так решила. Старики говорили, что всегда эти Поночуги тут водились. И вовсе их не американские империалисты к нам завезли. Да кто знает? Я же всё-таки надеюсь, что сдохли они после пожаров в 70-х. Не место им среди нас”.

- Так на, что они похожи эти Поночуги? - спросил я взбудораженный таким рассказом.

- “На морских скатов похожи, только без хвоста. С когтями на брюхе. Чёрные и блестящие. И летали они, медленно махая крыльями, словно плавали в воздухе”,- подумав, ответил отец.

Светало. Звёзды ушли. Голубая каёмка неба над лесом, была малинового цвета. Подала голос проснувшаяся кукушка.

- “На уху я наловил. У тебя чего есть”?– спросил отец.

Я показал пакет со снулыми пескарями.

- “Перед котом сам будешь оправдываться. Ну что пошли раков проверять”?

- “Да нет там никаких раков”

Отец протянул мне руку:

- “А давай поспорим, что если раки там есть, то ты две недели….”.

Увидел мои испуганные глаза:

- “Ладно. Одну неделю - будешь ходить на огород капусту по вечерам поливать, без воя и криков”?

Тут я был согласен. И мы поспорили. Минут через 10 я проиграл и догадался, что отец играл краплёными картами. Он наверняка проверил морды заранее.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: