1

Деревенские байки "Белый кот"

Деревенские байки "Белый кот" Мистика, Сказка, Приметы, Байка, Магия, Длиннопост

Всё та же тематика, место и герои, но новая история.

Люблю сентябрь. В деревнях - это какое то особое время, особенно, если деревня полу-заброшенная. Колхоза давно нет, на полях трава, коровники разобраны оставшимися местными жителями. Станция жд сообщения давно закрыта и поезда проходят мимо. Во всем селе с десяток фонарей с разбегом один через три, а то и четыре дома на центральной улице, которые работают с переменным успехом. Магазина нет, только частники торгуют из дома, тем, на что есть спрос. Обычное захолустье, как это называют городские. Как раз ранней осенью убирают огороды, запасаются сеном для скота на зиму и жгут мусор, который скатине в корм не гордиться.

Приехали снова к бабушке с дедушкой моего уже мужа. Все тот же радушный прием, деревенские продукты.

Так не хотелось спать ложиться в десять вечера. Решили, что пойдём гулять по селу.

Уже темно. На небе облака и в редких прогалах виднелись тусклые звезды. Луна, оранжевымым отблеском, пробивалась в темноте за горизонтом. Прохладный и такой чистый воздух, что вдыхая его, становится спокойно и ты уходишь от всех забот насущных, погружаясь в звуки природы. Сверчки, где то лаят собаки, пищат летучие мыши. Людей нет - село спит.

Любопытства ради, захотелось пойти к дому бабки-ведьмы (предидущая история из Деревенских баек). В дом вторгаться не хотелось (по понятным для меня причинам - трусиха жудкая была, но всегда все мистическое и загадочное манило), а так, просто посмотреть, как умирает убежище без своего хозяина. Может, кто обращал внимание, что когда у дома нет хозяина - он умирает песле его ухода, даже самая покасившаяся изба при живом домочатце, всегда овеяна каким то теплом и уютом.


Дома в деревне располагаются вдоль дороги, которая разветвляется и имеет форму рогатки. Вот в конце "ручки" этой рогатки жили мы, а идти до дома ведьмы, не доходя до развилки после речки, но до оврага. После мостка пару домов и.... Нет дома! Старый покасившийся забор из редкого, уже почерневшего и в некоторых местах обросшего зелёным мхом, штакетника есть, приоткрытая калитка, а дома - нет. Как оказалось потом, его разобрали в конце прошлой осени. Обидно. По обе стороны грунтовой дороги, метров по пять к полисадникам, растёт низкая травка, подорожник; потом, за невысокими заборчиками, незамысловато посажены цветочки и стоят дома. В десяти метрах от места, где был дом бабки стоит первый фонарь, который освещал всю дорогу в радиусе трех домов в оба направления и он работал! Наискосок, с другой стороны дороги у другого дома, лавочка в сиреневых кустах. На эту лавку мы и отправились сидеть.

На дороге, рядом с участком ведьмы тлел костёр из листьев, пожухшей травы, каких то веток и кто его знает чего ещё. Огня уже не было видно, только красные точки от угольков вспыхивали и погасали то тут, то там. Дымок от костра полз по дороге, неспешно перебираясь и развеиваясь в охвате света фонаря.

Муж закурил. Из калитки, где раньше стоял дом бабки-ведьмы высунулась белая голова причных размеров кота. Мы оба смотрели на него, тк больше смотреть было некуда и всегда интересно наблюдать за животными. Он неспешно пошёл в сторону тлеющего костра по травке, а затем по дороге. Потом кот начал двигаться быстрее переходя уже в бег по направлению к костру. В голове мелькнула мысль, что животные бояться огня, дыма и всего такого, они далеко не глупы и инстинкты у них развиты намного лучше, чем у людей. Но он бежал в тлеющую кучу! Как по хлопку - он изчез! Я ничего не поняла, как и мой муж. Фонарь хорошо освещал то место и кота не было видно нигде. Я вцепилась в лавку и уставилась на мужа, который, от увиденного, забыл, что курил и так и застыл с сигаретой у рта. Не произнося ни слова, не глядя друг другу в глаза, будто мысленно договорились - бежать!!!


Забежали за калитку своего пристанища и громко её захлопнув, ломанулись в дом. Как слоны, громыхая тазами, банками, которые стояли в сенях, завалились в двери и, будто забыв, что только что, чуть ли не пол села разбудили своим грохотом, на ципочках потелепались в свою комнату,включили свет. Конечно, незамеченным мы не остались. Мы ещё отдышаться не успели и дверь в нашу комнату начала открываться...

В дверях, растрепанный, сонный в семейных труханах стоял дед. Тихо, но очень разборчиво облажил нас отборным матом, но в конце сказал идти на кухню. Ожидая продолжения брани и думая, как будем объяснять, что же мы так "нашумели", мы покорно пошли за ним. Почти двенадцать ночи. Дед поставил чайник и жестом, так сказать, пригласил сесть за стол. Владимир Николаевич ждал объяснений и я начала свой рассказ. Видимо, поняв, что ругать нас больше не будут, вклинился муж со своими подробностями. История короткая, но мы повествовали перебивая друг друга, одновременно делясь впечатлениями (обсудить времени у нас с мужем не было). Тогда оба учились в Военном институте и не пили совсем, Дима только курил (для придирчевых - обычные сигареты), так что причудиться нам не могло. Дед нас выслушал и налил себе чай. Мы присоединились. Тут Владимира Николаевича прорвало. Пошли истории из его детства, но перескажу только одну, а остальные (если будет интересно) в другой раз.

Ещё мальчишкой он был, когда эта история произошла. Вооружившись палками, летом, бегала детвара и била крапиву у домов. Как и все дети шумели, конечно. Играли за огородами, где дом "Бабки - ведьмы" был (тогда она ещё молодой женщиной была). Уже в ту пору все село её не любило. Была она красивая, но одинокая. Детей не было. Многие мужики на неё заглядывались, но никто близко не подходил. Местные ей связь с кем то из рай совета приписывали, но у того была семья и эти отношения были "преступными". Видимо, от того, что была не дурна собой и мужики деревенские на неё засматривались, местные бабы её ведьмой и прозвали. Так сказать клеймо поставили. Мария травы собирала и сушила (многие так лечились раньше, да и чай с листьями смородины или мяты - разве колдовство?). Годы послевоенные. Когда солдаты начали возвращаться в родное село у кого какие проблемы были: кантуженные, раны не заживали долго, панические атаки итд. Все не любили, но тайком к ней ходили. Травки и сборы она давала: для успокоения, хорошего сна, от болей и много чего еще; молитвы читала, обереги делала (у меня тоже над дверью в квартире ветка чертополоха висела и сейчас есть, что бы зло в дом не прошло). Не об этом сейчас. Полез Вовка (дед мужа моего) на скирду сена (в разведчиков играли) и навернулся от туда на плуг. Разорвал бедро. От боли и вида крови потерял сознание. Очнулся уже в доме на лавке той самой Марии.

Деревенские байки "Белый кот" Мистика, Сказка, Приметы, Байка, Магия, Длиннопост

Дом ее маленький был, с небольшими окошками, занавешанными непричудливыми занавесками из пожелтевшей от времени ткани. Беленая печь,над ней верёвка, на которой подвешаны травы сушиться. На полках какие то склянки с ягодами, сухими цветами, корешками и много всяких, что и не разобрать толком. Большой темный шкаф со створками, стол и пара стульев. На полу, старые, но чистенькие вязаные дорожки. Скромненько, никаких излишеств, бедновато, но уютно.

Кровь уже не хлестала, но больно было жудко. Она, склонившись над его ногой, что то шептала над раной и посыпала перетертыми травами. Потом подожгла какой то пучок соломы, бросила его в миску и начала ходить вокруг него и продолжала шептать. Из миски валил дым и от него кололо глаза, пахло липой, какими то знакомыми цветами и полынью. Он снова потерял сознание, но говорит, что будто уснул. Проснулся, когда она заматывала ему ногу какой то чистой тряпкой. Боль была, но домой он дошёл сам. Конечно, получил от родителей. Какое то время Вова ходил к Марии на "процедуры", но тайком, что бы никто в селе его не видел. Она продолжала что то шептать над раной, прикладывала какие то примочки, зажигалка в миске траву. А когда рана зажила, его мамка передала кусок сахара в мешочеке, в знак благодарности Марии. Как он сказал "она умела кровь останавливать" и много ещё чего (об этом не сейчас). На ноге у него действительно был большой шрам, на него он и показал пальцем.

А при чем тут белый кот? А вот при чем: был у этой Марии белый кот. Его ей подарил тот самый хахаль из рай совета. И дед предположил, что видели мы его или...

В деревнях полно котов - конечно! Но как часто Вы встречали белых?

Деревенские байки "Белый кот" Мистика, Сказка, Приметы, Байка, Магия, Длиннопост

Я никого не призываю верить в мои истории. Свои рассказы я размещаю под тегами: Сказка, Байки, Мистика. Если это не Вам неинтересная тематика, пожалуйста, - проходите мимо. На вкус и цвет...  Если Вы являетесь поклонником "Автомобилей", "Истории", "Криминала" ИТД - Вы явно не в свою "струю" попали. Тут, для Вас - нечего обсудить.

Найдены дубликаты

0

Есть о чем рассказать ещё. Много тем: ворожба, приворот, исцеление, подчинение воли, домовой-хозяин дома. Пишите, кому, что интересно - могу по одному посту в сутки выкладывать. Предлагайте темы, может не все написала. Жду Ваших пожеланий.

раскрыть ветку 1
0
Пишите про сверхестественное) Интересно у Вас получается)
0

Сильно зависит от человека, я вот не вижу нифига, а товарищ - (шаман, настоящий), он горах где мы  вместе были - видел всякое во сне, обращались к нему за помощью духи местности.

0

Как то туссил в деревенском доме, неск лет, хотя по долгу не оставался, так - до недели, ну там курил всякое такое, грибы опять же не простые) Народу там мыло было, может всего 2-3 дома во всей деревне в не сезон. Пытался передвигаться в различные эээ....измерения.
Интересно было в этой местности, что все вот эти в-ва практически там не работали. Но стоило вернуться хотя бы в город, это не смотря, что прошло уже неск часов (дорога не оч близкая), как накрывало, словно только что... Это так, не особо интересно это всё в сети рассказывать, но для понимания, предистория так сказать. Да и это давно было если что)
А потом мне рассказали уже кто там и как жил и... кто-то повесился в этом доме.
Так это к чему? Да не к чему)
Немного удивился и спросил - почему не сказали ДО, - Так и не спрашивал) , мол.
Разные конечно все люди и уходят по разному, наверное в большинстве своём и не остаётся такого ничего. У меня теплые воспоминания о том месте и особо никак и не повлияло это известие.

Похожие посты
195

Эзотерика

Когда мне было четырнадцать лет, дядя Костя подарил мне книгу. По-моему она называлась "М-ский треугольник". Этот текст снёс мне башку. Мы тут все такие пионеры, будущие комсомольцы, всегда готов, стенгазета, соцреализм, а тут - на тебе - инопланетяне, лох-несское чудовище, йетти, прочее потустороннее. И все это - не Беляев с Жюль Верном, а как-будто на самом деле. Реальность!

Захватывающе, аж жуть! Я в это влип, как муха в сироп, читал, учитывался, целую библиотеку насобирал. С народом поделился в интернете. Сначала на сайте были только йоги и Рерихи, потом Кастанеды и Агни, дальше больше... Дети-индиго, послания воды, секреты горы Кайлас, голоса ангелов, в общем вывих мозга на несколько тысяч текстов.

Так продолжалось очень долго, пока я не стал достаточно известной в этой сфере персоной и мне не начали писать письма пачками.

Ребята, я вам скажу! Такой концентрации психов и шизофреников нет нигде! Это реально страшно!

Им всем Бог надиктовывает тексты и они спешат поделиться ими с Миром, чтобы спасти Человечество!

Когда бог только успевает вдувать столько в разные уши...

Хотите скажу, как распознать шизика? Вот если он половину слов в тексте начинает с заглавной - это повод напрячься, а если из больших букв состоят целиком слова - бегите!

Если маг, мистик и колдун в пятом поколении не шизик, значит - шарлатан, мошенник и жулик, ищущий дурачков. Других категорий практически не встречается. Ну бывают ещё пограничные, искренне верящие в то, что делают, мастера, которые не прочь эту веру монетизировать...

Ангельский ченнелинг и внезапно сошедшее на меня с небес озарение, что я - волшебный магнит для откровений инфернальных чудиков, меня резко встряхнул и... как-то разом попустило.

Саморазвитие - это хорошо, но нужно быть крайне избирательным...

2069

Были времена

Наиболее распространенным способом убить вампира считается забивание осинового кола в сердце. Но сотни лет назад, этот метод не казался надежным. И был придуман другой способ. Вампир высасывает кровь, значит надо не дать ему это сделать. Выход прост — кирпич в рот.

Сперва в ротовую полость заливался цементный раствор, а потом она «затыкалась» кирпичом или камнем. Череп на фотографии был найден археологами за пределами Венеции в братской могиле.

Были времена Вампиры, Археология, Магия, Находка, Мистика
31

Ночь перед рождеством

Ночь перед рождеством Сказка, Мистика, Рождество, Многосерийный пост, Трэш, Длиннопост

Игрушки


Высокая бревенчатая изба, стояла на отшибе деревни. Из кирпичной трубы валил серый дымок. Стекла окон, мороз украсил витиеватыми узорами.


Внутри стояла русская печка, в которой весело потрескивал огонь. Из убранства большой дубовый стол да пара табуретов. В дальнем углу стояло старенькое кресло.


В центре красовалась пушистая елка.


- Дед, а дед, ну расскажи, почему мы наряжаем елку перед рождеством, а не как все на новый год? – непоседливый Мокша юлой вертелся вокруг ног старого Макара.


- Ох… Ну… В общем, енто целая история,- кряхтя пробормотал дед. Он пытался дотянуться до верхних лапок елки, чтобы повесить игрушку.


- Расскажи, пожалуйста,- взмолился мальчик, топая ножками от нетерпения.


- Экий пострел выискался, ты сперва поведай ладно ли ты вел себя ентом году?- Макар наигранно упер руки в бока. Затем мягко улыбнулся, и протянул оловянного солдатика на веревочке мальчику.


Мокша взял солдатика, глубоко вздохнул и честно признался,- не очень деда.


- Ну, тагды не слыхать тебе истории,- развел руками Макар, но увидев, как мальчишка совсем сник, добавил,- есть один способ смыть все плохие дела.


Мальчик оживился,- какой?


- Нужно рассказать про дело и повесить игрушку на елку,- дед широко улыбнулся,- и все тебе в новом году простится.


- Понял,- улыбнулся в ответ Мокша.

- Раз понял, то давай, выкладывай чавой у тебя там,- Макар полез в коробку за мишурой.


- Я…,- начал было мальчик и запнулся.

- Ты это давай не стесняйся мне тут. Иш, барышня прям.

- В общем я Буську обидел,- краснея проговорил Мокша.

- Буську?- призадумался дед,- Ленкину что-ль,?

- Ее,- кивнул мальчик.

- Чавой это вы не поделили?

- Она в лес хотела пойти…

- А ты?

- А я с мальчишками у колодца играл,- вздохнул мальчик.


- Ну, экая невидаль, бабу обидел, - дед нахмурил брови, - та с ними всегда непонятно, девять лет тебе или девяносто. Один только черт знает чего у них в голове. Вешай игрушку и будет тебе покой.


Мокша повесил солдатика на пушистую ветку и улыбнулся.


- Давай дальше, - подмигнул ему дед, и протянул деревянного конька-горбунка.


- А еще, я игрушку взял поиграть и не вернул, - мальчик осторожно посмотрел на деда. Макар не любил когда он брал что-то чужое, и тем более не возвращал. Но дед улыбнулся и кивнул в сторону елки.


Мальчик заметно оживился, увидев реакцию деда. Быстро повесил конька, схватил из коробки охапку игрушек и затараторил:

- Обозвал Ваську дураком, дразнил соседскую собаку, банки привязал на хвост коту, ведро в колодец уронил, яблоки у соседей в саду рвал,- на елке одна за другой стали появляться игрушки.


Со стороны казалось, что с плеч мальчика спадает тяжелый груз.


- Ох и злыдень ты у меня оказывается, Кащей прям,- расхохотался дед,- а хорошего чаво сделал?


- А за хорошее тоже игрушку вешать?

- Ага, только уже по две,- подмигнул Макар.

Мокша призадумался,- а почему две?

- Ну, так хорошее же, чаво экономить,- развел руками дед.

- Тоже верно,- серьезно ответил мальчик.

- Давай вспоминай.


-Друга встретил,- улыбнулся своим мыслям мальчик.

- Настоящего?

- Ага, самого-самого, я тогда лукошко с грибами в лесу забыл, а он мне свое отдал,- мальчик осторожно посмотрел на реакцию деда.- Ох и влетело бы мне тогда.


Дед ехидно кивнул.


- И вправду хороший друг,- едва сдерживая улыбку, сказал Макар,- вешай, чаво вылупился.

Мокша мигом повесил на елку два цветных шарика.

- Дальше давай.


- Еще тете Светке помогал вещи таскать, - мокша горделиво выпятил грудь.

- Светке, это хорошо. Она у нас беремчатая. Эт ты правильно сделал,- Макар протянул еще две игрушки.


- Все что ли? Игрушек еще полно,- снова нахмурился дед.

- Наверно все,- проговорил Мокша, сел и понурился.


- А как же деду по хозяйству, что не помогал?

- Помогал.

- Вешай значить. А воду хто каждое утро с колодца таскает? А кашу за обе щеки хто ест? А елку хто помогает украшать?


Мокша заулыбался, принялся развешивать игрушки на ветки.


- Вот вроде и все,- Макар сделал пару шагов назад, разглядывая рождественскую елочку,- ох и красавица она у нас.

Мокша радостно закивал.


- А ты деда?

- Чаво, я?

- За плохое елку украшаешь или за хорошее?

- За плохое внучек, - тихо ответил дед,- было время, когда злодейств я творил и не счесть сколько.


- Ну, сейчас ты хороший же,- не смотря на всю строгость деда, мальчик души в нем не чаял.

- Сейчас, времени на злодейства нет. Пострел мелкий под ногами крутится, спасу нет,- с этими словами дед накинулся на Мокшу и стал что есть мочи щекотать. Мальчик залился звонким смехом.


- Ой, не могу больше… ха-ха…


- Есть у меня для тебя подарок богатырский,- отсмеявшись, проговорил Макар. Они раскрасневшиеся сидели под елкой. Хвойный запах приятно щекотал нос.


- Какой?


-Меч. Вернее Кладенец,- гордо сказал Макар

- Из сказки который?

- Ага, вот только не совсем из сказки он,- посерьезнел вдруг дед,- взаправду все было.


Мальчик непонимающе посмотрел на старика.


- Обещал я тебе историю, но видать придется рассказать другую…


Начал было Макар, но в дверь избы громко постучали.

Показать полностью
75

Степь. Плов. Звёзды.

Звёзды рассыпались над бескрайней степью — от горизонта до горизонта. В ночном безмолвии, посреди пушистого ковыля, танцевало пламя, а над ним дымился и коптился казан, источая запахи жареного лука и шкварок.


Рядом с костром — в метре над землей — левитировал узбек.


Одетый в полосатый халат и тюбетейку, подогнув ноги, словно Будда, он висел в воздухе и помешивал варево деревянной шумовкой. Время от времени стучал ею по краю казана, затем облизывал, ухмылялся и что-то приговаривал себе под нос.


— Хороший урожай.. хороший. Очень хороший

— Кхм... — кашлянул я, ступая на свет костра. — Доброй ночи.


Узбек обернулся. Осветился улыбкой.


— Ассалам, Жодугар! — сказал он, подняв шумовку в знак приветствия. — Подходи, садись. Гость будешь. Плов кушать будешь. Садись, Жодугар!


Я кивнул и, бросив рюкзак в сырую траву, уселся поближе к пламени.


— Спасибо. Только моё имя — Лин, а не Жодугар.


Узбек захохотал на всю степь. Несколько раз он прокрутился над землёй, словно юла, а затем произнес:


— Э-э-э, глупый Жодугар! Какой имя? Ты здесь со мной! Плов кушать будешь. Значит, ты — Жодугар.


Я пожал плечами и не стал спорить. Жодугар так Жодугар. Называли и похуже.


— Меня Арвах зови, — представился всё так же парящий в воздухе спутник. — Кормить тебя буду сегодня. Плов хороший. Урожай хороший!

— Баранина? — кивнул я, указав на шкворчащий казан.

— Твой правда. Небесный баран! Мужской мясо.

— По-фергански?

— Э-э, обижаешь, Жодугар! По-волшебный!


Я усмехнулся и похлопал по карманам в поисках сигарет. Пачки на привычном месте не оказалось.


— Слушай, Арвах. Мы же во сне?

— Твой правда. Твой сон.

— Угости сигаретой, будь другом.

— А ты внимательно ищи, — подмигнул узбек. Он указал шумовкой на правый нагрудный карман, который я проверил секунду назад, но на этот раз там и вправду оказалась пачка «Кэмэла».

— Спасибо, — кивнул я, прикуривая от тлеющей полешки. — Рис не пора закладывать?

— Э-э, Жодугар. Не учи плов готовить, да? Рис не надо.


Я удивлённо повёл бровью.


— В смысле не надо? Плов без риса?

— Волшебный плов, Жодугар. Звёзды есть будешь!


Узбек поправил съехавшую набок тюбетейку, затем подплыл по воздуху ближе к костру и достал из кармана щепотку светящихся белых гранул. Искры посыпались из кулака в казан — звонко, с хрустальным переливом.


— Хороший урожай нынче ночью. Очень хороший, — улыбался мой собеседник. — Это потому что ты пришёл. Когда ты приходишь — звёзды ярче светят. Чаще гостем будь, Жодугар.


Я завороженно следил за тем, как внутри казана переливаются целые галактики — бурлящие, светящиеся, пахнущие специями востока. Время растянулось в бесконечность, и когда Арвах снял казан с огня, мне показалось, что прошла целая жизнь.


— Кушай, Жодугар! Рукой бери. Пока не проснулся.


Осторожно, боясь обжечься, я протянул ладонь и коснулся белых светящихся гранул. А затем отправил в рот целую горсть.


В голове взорвался атомный взрыв. Идеи, воспоминания, образы, архетипы, легенды, мифы — вся человеческая история и всё вселенское знание — всё это растаяло на моём языке и потекло вниз к животу, пропитывая светом каждую клетку, каждый волосок на теле. Я вдруг полетел сквозь поток рассказов и мыслей, и увидел все придуманные и прочитанные мной истории. И даже те, что ещё прятались среди далёких галактик, — даже они вдруг стали видны, словно радужки в брызгах искрящегося фонтана. Наваждение длилось бесконечно долго.


А затем на зубах что-то хрустнуло.

Что-то тяжелое и горькое.


— Чёрный дыра попалась, — пояснил Арвах. — Просеял плохо.

Источник — https://vk.com/lin_i_golosa (сборник рассказов)

Показать полностью
66

Байки про нечистую силу часть 2. Кила.

Нас было трое. Максим,Дима и я.Мы приехали в первую деревню из списка. Огляделись. Немного пофотографировали. Фотоотчёт для этнографа. Ни чего интересного. Две улицы и магазин. И ферма в далеке. Отправились на берег керженца и разбили палатки.  Тепло, лениво. Развели костёр и начали держать совет, что нам делать дальше.

-Ничего мы тут не соберём. Какой к чёрту фольклор? - говорил Дима.

- Верно. Давайте просто по деревням проедем. Фотоотчёт сделаем. И материал соберём в библиотеке  - предложил Максим - Самый простой вариант.

- Да пофиг. Попробовать стоило. Можно и так. А на диктофон, пьяные бредни моего папы записать можно. Он всё равно сейчас в запое. Напридумывает нам сказок с запасом. - решил я.

Первый день, было принято решение посвятить отдыху перед трудной работой. Хе-хе.

Пацаны остались варить кашу, а я взяв старую свою бамбуковую удочку, решил прогуляться в деревенский магазин за хлебом. А потом пройтись по берегу порыбачить.  Стесняться мне было не кого. Пришёл в магазин. там стояла очередь из старушек. Хлеб, только что привезли. Отлично. Закину пацанам свежий хлеб, а уж потом рыбачить пойду , подумал я. Студент с бамбуковой удочкой в очереди привлёк внимание. Завязался разговор:

"- Милок чегой-то к нам пришёл, за самогоном поди?


- Рыбу ловить бабушка, знатная рыба у вас


- С чем на рыбу-то? C этой хворостинкой? Лучше бы бредень взял - ей богу. После того как Сашка - Фролов, может слышал? С электроудочкой баловался, на три версты вокруг рыбы не осталось.


- А вот найду и поймаю. Моя удочка заговорённая, крещёная -в семи водах мочёная.


- Ой болтун! Поди-Поди. Головастиков лови!


- И что? Лягушек с головастиками французы едят и никто не умер. Сварю наваристую уху. Ква-ква уха, слышали - от ста болезней? Приходите бабушки уху есть".
После этого моего экспромта, смеялись все, даже продавщица. Сразу начали расспрашивать: не родня ли я чья? Да к кому в гости приехал? Сразу выложил карты на стол, что нас трое - приехали фольклор собирать. Но задерживаться не будем - впереди ещё целая куча населённых пунктов. Рассказал какие. Бабки сразу начали сливать ценную информацию, куда стоит ехать, а куда не стоит. Я, между делом, поинтересовался - не хотят ли они поделится житейской мудростью? Но  они засмущались:

- Какие уж там сказки про колобка что ли?

Я не стал настаивать. Узнал где самогонка вкуснее и распрощавшись, отправился к пацанам, кашу проверять

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кила.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кила: это проклятье, которое насылает злой колдун или ведьма, на неугодного человека. Насылают, при помощи устного наговора, на личную вещь. Шепчут на ладонь и дуют - посылая проклятье по ветру. "Слово, словечко - ищи человечка". Кила находит свою цель и проявляется в виде опухоли на теле. В любом месте может вздуться такой волдырь и тут уж всё зависит от силы ведьмы пустившей килу. Если сильная Кила, а человек и так был болен то может и убить. Или оставить калекой на всю жизнь.

"Все её тут знали, до революции - бабка Земелиха. Одни говорят, что с Лысково она - другие, что с Ардатово. Вредная старуха была. С ней, старались не связываться. Скотину заговаривала. Тем и кормилась. Если кто свинью резал или бычка  -  ей кусок относили. Первая пробовала. И был у нас в деревне  старик Ефим - пчёлами занимался.  Самая большая пасека у него была. Слова нужные знал - как с пчёлами обращаться. Соседи бывало - проворонят молодой рой, улетит он у них. Так сразу к нему шли. Тут же Ефим и находил пропавших пчёлок. Самый лучший мёд у него был. И как то повздорил он с Земелихой. Обвинил её, что она пчёлок его губит. Может и не зря. Земелиха, мастерица была, гадости творить. Несколько лет, они волками, друг на друга смотрели. Ругались всё.  Но потом был случай. После медового спаса Ефим всегда на улице стол ставил с мёдом. Традиция была такая у нас. Нагнал мёда - ставишь стол на улице и всех проходящих мимо, угощаешь. Хочешь в сотах, а хочешь жидкого.  Что бы все попробовали и похвалили. Детишки особенно радовались таким дням - мёдом объедались. И шла мимо его дома Земелиха. Он конечно и её угостил - только вздорная бабка давай требовать, что бы он ей с собой ещё дал. Ефим вспылил - "Не для одной тебя, падла старая - для всех мёд стоит".

"-Не дашь мёда, я на тебя килу нашлю" - пригрозила ему Земелиха. Ефим же её послал ко всем чертям. А через несколько дней серьёзно заболел. Выскочила у него опухоль в половину лица. Разговаривал с трудом. Всё лежал. Понятно чьих рук дело то. Ходили люди упрашивать к Земелихе, что бы проклятье сняла. А та всё смеялась:

"Это ему, за то что мёда не дал. Будет знать теперь".

Ефим всё за пчёл переживал. Лежал. А пчёлам летом - каждый день уход нужен. Пытались соседи помогать, да пчёлы к одному хозяину привыкшие, на чужих кидались. Месяц целый, пластом, Ефим лежал. Потом умер. Пришли утром проверить, а он холодный уже.  Но Земелихе это тоже даром не прошло. Пастух пас коров и видел, как огромный рой пчёл, цельная туча, налетела на ведьму справлявшуюся по своим делам и насмерть закусала. Так её, всю опухшую от укусов и не похоронили у нас. В город увезли. Там она где-то похоронена".

Показать полностью
166

Байки про нечистую силу. Черемис.

На третьем курсе, у меня появилась возможность, почувствовать себя настоящим историком -этнографом. При помощи хитрой авантюры я влез в одну такую экспедицию. Сейчас бы я ни почём это экспедицией не назвал -  преподаватель этнограф захотел выполнить какой-то спущенный сверху план и подрядил двух отстающих студентов поработать буквально за еду, во благо науки. Сам он на это безумное предприятие не поехал, сославшись на срочную командировку в другое место.

- А вы езжайте ребята, тут не далеко, семеновский район. Поездите по деревням - пособираете песни, легенды, по старообрядческим деревням. Вот список деревень. Денег на дорогу не дадут, с финансированием сейчас все непросто, но обеспечим сухпайками на неделю.  От вас требуется энтузиазм и материалы которые я от вас буду ждать. Много материалов - поставлю зачёты не глядя. Если ни чего не добудете то сами понимаете, что с вами будет. Вас, ни ни на одной  моей лекции не было.

Хвостатые студенты приуныли. Во дворе мы встретились. Они мне рассказали про повеление барина. Я посмеялся:

- Вы чего? Неделю пожить в палатках на свежем воздухе? Ещё и еды с собой дадут. Не придётся картошку по огородам тырыть. Это же целое приключение. Удочки можно взять. На реке заночевать. Потом, будет чего вспомнить.

- Если ты такой умный, так езжай с нами. Но ведь ты же на другой кафедре.

Я после этих слов призадумался, сходил купил бутылку коньяка и пошёл к этнографу. Так, наш этнограф в первые увидел студента, который ему взятку предложил за то что бы в экспедицию сходить. При чём в такую, в которую по хорошему никого не загонишь.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Черемис

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В 20-х годах это было. Пришёл в нашу деревню жить и работать плотник. И жену привёл. Имени его уже никто не помнит. Тогда много народа скиталось. После революции - то. Погорельцы переселялись. От голода бежали. Искали места получше. Да поспокойнее. И он выпросил себе худую избёнку, да и обжился у нас. Хороший работник - старики говорили. Первым плотником в округе стал. А хороший плотник он всегда нужен.  Высокий, волосы светлые а глаз чёрный - потому и Черемисом звали. Трудился на зависть. Всем помогал. Никому не отказывал. Избу себе отремонтировал - так не изба стала, а настоящий сказочный терем. Приезжали из других сёл, специально посмотреть, да нанять его. Ну вот обжился он. деньги завелись на хозяйство. Живи да радуйся. Но всё одно плохо - детей у них не было. Уж местные бабёнки и вдовушки ему и намёки делали и предлагались, но он крепко жену любил свою. Всех вертихвосток посылал куда макар телят не гонял. Но мучались они - знамо дело. От того,что детей нет. Переживали. И вот рассказал им кто то про ведьму, из старых ещё, что отшельницей в лесу жила. Мол, эта ведьма помогает пустопорожним бабам. Правда цену назначает очень большую. Черемис денег подкопил, с женой посоветовался и решили они к той ведьме съездить. А когда вернулись от неё, через несколько месяцев заметили люди, что живот у жены его расти начал. Помогла ведьма им.

В ту пору приехала в нашу деревню семья врачей. От новой советской власти их направили. Жить и работать. Семья молодая, ребёнок у них. А дома хорошего под больницу и под жильё не было.

Тогда попросили Черемиса поставить для врачей новую избу -  да такую, что бы не стыдно было перед другими. Он согласился. Но дом большой  затевался: такой за неделю не сделаешь - растянулась работа до зимы. А зимой с женой Черемиса беда приключилась - ходила баба за водой да поскользнулась. Животом ударилась. Начались преждевременные роды. Черемис к врачу побежал. Плакал. Умолял спасти жену и ребенка. Но как на грех: гулял на празднике врач и когда его нашли, начал он роды принимать, в свинском состоянии. Толи сделал чего не так?  А может и так всё сделал, да поздно было. Отошла жена Черемиса в мир иной и младенчик с ней.

От такой беды - запил Черемис горькую. Долго не отходил, пока всем миром упрашивать не пришли, работу доделать. Дом для врачей. Кое -как уговорили. К весне закончил Черемис этот дом. В деревне праздник большой по такому делу организовали. Приехало много народу. Транспаранты развесили. В дом оборудование медицинское завезли. После торжественных речей отправился народ новый дом смотреть. Пришли.Глядят, а Черемис скобу в потолок вбил и на веревке повесился, в самой большой комнате. Праздник оказался испорчен.Не выдержал плотник - дом построил и себя порешил. Ну удавленника из петли вынули. Похоронили. А потом началось странное. По ночам в больнице стук раздаваться начал, словно кто-то молотком стучит. А люди больницу бояться начали - все кто мимо шёл видели в окнах висевшее тело Черемиса. Врачи из дома быстро съехали. Не выдержали. Больницу заколотили. Но лучше не стало. По ночам в домах начал стук раздаваться. Посмотрит человек в окно - и видит что на улицу мёртвый плотник стоит. Ждёт чего-то. Такой испуг был, что боялись детей по вечерам одних оставлять. Вдруг Черемис заберёт. Нашли тогда батюшку, посоветовались с ним. Он велел проклятый дом сжечь. Всё что останется закопать там же. И чтоб больше на том месте никто не строился.А уж опосля батюшка это место освящал. До сих пор, на том месте пустырь весь крапивой заросший.С тех пор плотник по ночам перестал по деревне ходить. Помогло.

Показать полностью
311

Монтажники против нечистой силы.

Когда то, очень давно, собирал я по заданию факультета фольклор. И мне в одной деревне рассказали забавный обычай: держать от нечистой силы в доме Козла. Якобы нечисти не нравится его запах. Барабашки и при советской власти имели обычай пугать деревенское население. А приезжие профессора разводили руками и ссылались на загадочные магнитные поля, роняющие без причины кухонную утварь в доме и воющие ночью по углам. А скотину кто портит - опять магнитные поля? В деревне, когда наука не помогала, полагались на старый дедовский метод. В домик, где селилась и вела себя не скромно, потусторонняя живность, приводили козлика – самого вонючего и оставляли жить. И тут либо козлик, либо барабашки.

Так это предыстория. А вот сама история, рассказанная мне моим другом имевшим неосторожность пожить в квартире с нечистой силой.

Приехала бригада из четырёх монтажников монтировать магазин в городе Обнинске. Приехали спитые – спаянные друзья. Друг дружку знали. Знали, как работать. Осмотрели магазин. Монтаж видеонаблюдения и СКУД. Работы на неделю. Решили сделать за пять дней, а остальное время выпить – отдохнуть и город посмотреть. Поселились в трёхэтажном доме, в трёхкомнатной квартире, на верхнем этаже. В первый же вечер скинулись и закупив алкоголя в достаточном количестве, решили выпить.

- Вот, самое поганое, началось ночью – рассказывал друг - Мы выпили и разошлись спать. Какая - то дрянь начала включать свет. Свет резко бил по глазам и мешал спать. Сначала не разобравшись, обвиняли друг дружку. Мол, кто то в туалет побежал, при этом включая на ходу свет. Разобрались. Нет, никто не ходил. Только спать – снова цветомузыка. Со злобы решили, что выключатели испортились и отключили свет по всей квартире. А под утро встали, пол весь в воде. Проверили – кран на кухне был открыт и вода натекла по комнатам. Слив в раковине был, заботливо заткнут тряпкой. Снова начались взаимные обвинения. Валили друг на друга и на алкоголь. Двое пошли к соседям каяться. За то, что пролили пол. Но нам дверь не открыли. Ладно. Прибрались в квартире. Пол вытерли. День отработали. На ужин планировали пельмени. А вечером, когда пришли домой, увидели размороженный холодильник. Он был открыт: складывалось ощущение, что её специально поставили размораживаться. Вилка была выдернута из розетки. Пельмени превратились в кашу. Блин. Поели пельменей. Пришлось снова бежать в магазин. Поужинали. Соседи снизу по-прежнему молчали. Хозяйка то же не звонила и не высказывала претензий. Посмотрели телевизор и легли спать. Ага. Не тут то было. Снова началась веселуха со светом. Вот тут на трезвую голову начали подозревать, что дело не чисто. А когда ночью стали слышать мокрые шлепки в квартире, словно кто-то тряпку мокрую брал и об стену бил, сон пропал у всех. До утра, нечистая сила нам спать не давала. А утром успокоилась. Отработали второй день уже с трудом. Спать то хочется. Один монтажник, решил в магазине спать остаться. Вернулись домой втроём. Взяли водки. Смотрим, а футболка одна – насквозь прожжённая. Пятно чёрное на ней. Барабашка веселилась. Я стал звонить хозяйке. Она сразу созналась, что действительно такая квартира. Но говорит, не волнуйтесь, оно больше проказничает - все привыкли. А вы ненадолго приехали. Уж потерпите несколько дней. А соседи все съехали - жаловаться никто не будет. Блин. А как прикажите спать, когда не знаешь чего ждать ночью? Спите днём, - посоветовала хозяйка. Днём оно не буйное. Деваться было не куда. Руководству трудно объяснить, что из-за барабашки монтажники с квартиры хотят съехать. Работы всего на три дня осталось. Решили работать в ночь. Вещи перевезли в магазин. Днём пытались спать. А ночью работали. Да, действительно. Днём было спокойно. Только не углядели. Сварили суп, не успели его весь съесть и поставили в холодильник. Так, когда достали, обнаружили в нём открытый флакон шампуня. Барабашка не дремал. Ладно, смирились. Закончили монтаж – осталось только сервер подключить и настроить. А тут выяснилось – сервер приедет только через неделю. Сидите, ждите сдачи. Развлекайтесь. Ещё неделю с этой дрянью мы бы не выдержали. На общем собрании решили звонить в офис и требовать другую квартиру. Но нас выручил Миша. Ты ведь помнишь Мишу?

- Фу. Не напоминай – вздрогнул я.

- Да. Мишу инженера прислали нам в помощь доделать другой объект и настроить сервер. Мы поселили его в комнате отдельно. Причём в той комнате, где барабашке особенно нравилось свет включать и стулья двигать. А Миша был очень вонючим человеком. Эпически вонючим. Все с ним боялись в одной квартире жить. Сначала монтажники ворчали, что мало нам было одного засранца, так ещё и второй приедет. Но Миша привёз с собой алкоголь и его немного простили. Оставили его в ночь одного спать в не хорошей квартире, а сами поехали ночевать в магазин. Утром, вернувшись, спросили его – как спалось? Он пожал плечами, ответил, что нормально. В квартире уже стоял его непревзойдённый запах. Миша развесил носки в ванной. Мы морщились. Открыли все окна нараспашку. И представляешь? Весь день спокойно было. Ночью тоже. Барабашка испугался запаха Миши. И не появлялся больше до самого последнего дня.

-Хотя – добавил друг – Неизвестно, что хуже Барабашка или запах Миши.

Показать полностью
61

Дочь Велеса. История первая. Первая кровь.

Дочь Велеса. История первая. Первая кровь. Сказка, Авторский рассказ, Ворожба, Ведунья, Упырь, Мистика, Длиннопост

- Упырь это, как есть упырь, - старательно увещевал деревенский староста, беспокойно теребя концы пояса. - Сам видал, Ялика.
- Что видел-то? - коротко спросила собеседница, внимательно разглядывая старика.
Тот был явно напуган. В выцветших глазах застыл панический ужас, испещренное морщинами лицо то и дело искажала непроизвольная гримаса страха.
- Ну, ежели так-то подумать, то ничего особенного я и не углядел, - нехотя сознался он. - Давеча ночью домой возвращался из леса - по ягоды ходил - вот и задержался до темноты. Стало быть, иду и вижу тень какую-то. Вроде человек какой у дома Велимира топчется. Окликнул. Думал, кто из наших.
Староста запнулся, припоминая неприятные подробности. Он поежился от омерзения.
- Ну, стало быть, - промямлил он, смутившись. - Тень эта на меня как зыркнула своими буркалами кровавыми - думал, дух мой прямо тут на месте и улетучится. Ну я и тикать оттудова. Помню, окромя зенок, еще лапы разглядел - длинные такие с огромными кривыми когтями, что твои серпы. Нет, точно говорю, упырь это!
- Да с чего ты взял, что это упырь? - раздраженно поинтересовалась Ялика.
- Ну сама посуди, молодая ведунья, - зачастил староста, не переставая перебирать руками свисающие концы пояса. - Скотина дохнет, а внутри ни кровиночки! По весне вот пастух пропал, думали волки подрали, ан нет, теперича-то ясно - упырь его схарчил. Ни косточки не оставил. Да и сельчане видывали чудище это. Вот хоть у самого Велимира спроси.
- Ну хорошо, - тяжело вздохнула Ялика, поправляя выбившуюся прядь волос. - Сперва, надобно погост проверить. А потом уже с Велимиром твоим потолкуем.
- Добро, - радостно согласился старик. - Тут недалеча в лесу, прямо на восход от деревни, потом через речку по мосту. Не заплутаешь.
Выходя на улицу из избы, Ялика услышала за спиной взволнованный шепот старосты.
- Молодая какая, - тихонько причитал старик, буравя взглядом ведунью. - Как бы не сгинула.
Ей было чуть больше четырех лет, когда страшный пожар унес жизни родителей, а ее, осиротевшую, подобрала и приютила сердобольная Яга, взяв к себе в ученицы. Годы спустя из неказистого и неуклюжего ребенка, плохо ладящего с собственными руками и ногами, Ялика превратилась в семнадцатилетнюю пригожую девицу с точеной фигурой и ладным личиком, на котором лучились искренней добротой и весельем яркие зеленые глаза.
“Хоть сейчас на выданье”, - любила приговаривать скупая на похвалу Яга, расчесывая деревянным гребешком пшеничные пряди своей воспитанницы .
Старушка, как могла, старалась передать Ялике премудрости ведовства, обучая преемницу тайным знаниям о природе и окружающем мире, хитростям приготовления колдовских зелий, составлению различных заклинаний и умению понимать речи птиц и животных. Конечно, далеко не все получалось с первой попытки, и тогда молодой ведунье раз за разом приходилось переделывать упражнения под старческое ворчание требовательной Яги.
Приятные воспоминания о проведенных бок о бок с наставницей годах озарили лицо Ялики лучезарной улыбкой.
Следуя указаниям старосты, ведунья быстро нашла деревенский погост. Ярко светило летнее солнце, вокруг торопливо порхали лесные пташки, оглашая окрестности радостным щебетанием. К ногам Ялики подбежала рыжая белка, вскарабкалась по подолу цветастого сарафана и, усевшись на плече, нетерпеливо зацокала, требуя угощения.
“Кладбище, как кладбище, “ - подумала ведунья, бросив беглый взгляд на ряды могил, и погладила белочку.
Целый день провозившись в поисках хоть сколько нибудь заметных признаков упыря, но так и не найдя таковых, Ялика решила вернуться в деревню уже на закате, когда дневное светило скрылось за лесным частоколом, на прощание окрасив багровым редкие облака.
Она едва сделала пару шагов по тропе, как навстречу ей выскочил огромный, куда больше своих обычных собратьев, серо-бурый волк. Зверь оскалился, обнажив ряд снежно-белых клыков, покрытых тягучей слюной.
Ведунья замерла.
Волк прижимая острые уши к массивной голове, разглядывал Ялику, не переставая скалиться.
- Ступай, серый, своей дорогой - тихо произнесла девушка, осторожно делая шаг вперед.
Зверь угрожающе зарычал и попятился вбок, пригибая голову к земле и не сводя с ведуньи недобрый взгляд янтарных глаз.
Что-то в этом настороженном взгляде показалось ей неправильным. Словно в омуте немигающих глаз билась недобрая, потусторонняя, мысль.
Неожиданно волк сорвался в прыжок, широко раскрыв алую пасть.
Ялика взвизгнула и зажмурилась, вскидывая руки в попытке заслониться от угрозы.
Но нападения не последовало.
Ведунья медленно открыла глаза. Волка и след простыл, будто и не было его вовсе.
Староста встретил ее на мосту, вооружившись вилами.
- Нашла чего? - нетерпеливо спросил он, настороженно оглядываясь по сторонам.
С противоположного берега безымянной речушки донесся протяжный волчий вой.
- Пойдем, дочка, - торопливо заговорил старик, бледнея. - Скоро совсем стемнеет. И так уже почти ночь на дворе, а ты еще с Велимиром потолковать хотела.
Велимир оказался крепким широкоплечим мужиком с заросшим густой бородой лицом. На вид ему было слегка за сорок
- За нами отродье явилось, - печально пробасил он, широким жестом приглашая за стол ведунью.
- Тетя, а ты ведунья? - спросила светловолосая девчушка лет десяти, теребя подол яликиного сарафана.
- Леля! - грозно произнес Велимир. - Не мешай! Ступай к матери.
Девочка, шмыгнув носом, убежала в соседнюю комнату.
- Тетя! Спаси нас, пожалуйста, - робко выглянула она из-за приоткрытой двери.
Велимир тяжело вздохнул.
- Леля, дочка моя приёмная, - пояснил он.
-Велимир, ты сказал, что упырь за тобой пришел, - устало спросила Ялика.
- За нами, - поправил мужчина. - Мы с Братиславом, братом Марьяны, жены моей, лет десять назад на колдуна черного охотились. Да вот только не колдун он был. Тогда-то мы об этом еще не ведали, вот и повесили его на осине, а теперича его дух неупокоенный за нами явился, отмщения требуя.
- Ясно тогда, почему на погосте следов упыриных нет, - задумчиво произнесла Ялика и, помолчав, полюбопытствовала
-А сам-то Братислав где?
- Так нет его уже, - грустно заметил Велимир. - Упырь его и задрал. На прошлой седмице еще. Прихожу я к нему в дом, а там все в кровище, и только голова евонная, оторванная, на столе стоит. Схоронили то, что было. А теперича, видать, мой черед перед упырем ответ нести.
Он замолчал, собираясь с мыслями. В серых глазах теплился проблеск надежды.
- За себя не прошу, - добавил мужчина. - Грех мой, мне и отвечать. За близких молю. Леля хоть и приемная, а я в ней души не чаю.
- Дух неупокоенный только своим обидчикам мстит, - тихо сказала Ялика, размышляя. - Семью тронуть не должен.
- Ой, не скажи, пресветлая, - вздохнул Велимир. - Лелька говорит, что ночью кто-то в окна скребется, ее зовет. Сам-то упырь войти не может, видишь соль везде, вот и зовет выйти.
Ялика оглянулась. Действительно, на пороге и под окнами толстыми линиями были рассыпаны белые соляные кристаллы, тускло мерцавшие в блеклом свете лучин.
- Странно! - задумчиво протянула девица. - А другие дети есть? Что говорят?
- Да, сын еще есть, Ярослав, - кивнул мужчина, заулыбавшись. - Говорить - не говорит еще по малолетству.
Из соседней комнаты донесся истошный женский крик, сменившийся надрывным детским плачем.
Велимир побледнел, вскочил, опрокинув стул, и кинулся туда, по пути выхватывая охотничий нож, висевший на поясе. Ялика торопливо последовала за ним.
Первое, что она заметила, влетев в комнату следом за главой семьи, было распахнутое настежь окно. Подбежав к нему, ведунья аккуратно выглянула наружу.
- Вы-ы-с-с-у-у-ш-ш-у! Вы-ыпью-ю! - услышала Ялика злобное шипенье.
Тот час перед ней выросла высокая массивная фигура, словно материализовавшаяся из ночной тьмы. Мертвенно - серая кожа существа влажно поблескивала, отражая неяркий свет звезд и неполной луны. Безволосое лицо, покрытое сочащимися гноем и сукровицей струпьями, было искажено гримасой ненависти. Кроваво - красные глаза в черных прожилках лопнувших сосудов горели потусторонним огнем. Из-под тонких пепельно серых губ выглядывали длинные острые клыки. Упырь занес руку для удара. Сверкнули серповидные когти.
Ялика отпрянула назад, захлопывая ставни.
Существо протяжно завыло, вскинув вверх лысую голову, и скрылось во тьме.
Сердце ведуньи бешено колотилось норовя выскочить из груди. Еще чуть-чуть и она лишилась бы головы. Ялика перевела дыхание, отходя от окна.
- Что там? - с дрожью в голосе спросил Велимир, обнимая за плечи плачущую дочь.
- Там волчонок был, - всхлипывала Леля, размазывая слезы по личику. - Поиграть звал.
- Тебе что говорили? - налетала на нее Марьяна, прижимая к груди малолетнего сына, заходившегося истошным детским криком.
Ялика окинула женщину оценивающим взглядом.
Невысокая Марьяна производила впечатление властного и требовательного человека. Несмотря на некоторую угловатость, лицо женщины могло быть довольно приятным, если бы не презрительный взгляд. Серо-стальные глаза походили на бездонные омуты, от которых веяло отстраненностью и холодом.
- По что ты окно отворила? - резкий визгливый голос женщины заставил Ялику вздрогнуть.
- Тихо, Марьяна, - попытался утихомирить жену Велемир.
- А ты не встревай! - взъярилась жена. - Не твоя она дочь! Из-за тебя все это!
Ялика вздохнула, поморщившись. Упреки женщины были ей неприятны.
- Есть средство, - тихо произнесла она. - Велимир, нужна будет твоя кровь.
Сглотнув, мужчина кивнул, соглашаясь.
- Скоро упырь вернется, - продолжила ведунья. - Поторопиться надобно.
Приготовление зелья не заняло много времени.
Ялика ссыпала в принесенную ворчащей Марьяной чашу толченный змеевик-камень, добавила серебряной пыли и щепотку соли.
Велемир внимательно слушал ее бормотание.
- Змеевик - основа, чтобы все связать воедино, соль и серебро, чтобы разрушить плоть, - по памяти повторяла наставления Яги молодая ведунья. - Мертвая вода, чтобы привязать дух к миру мертвых.
Она достала из кармана прозрачный бутылек, в котором плескалась черная маслянистая жидкость, и вылила ее в чашу.
- Теперь твой черед, - обратилась она к затаившему дыхание мужчине.
- Много нужно? - деловито осведомился Велемир.
- Нет, - коротко ответила Ялика.
Мужчина задумался, а потом отрывисто полоснул ножом по левой ладони.
Темная кровь тягуче закапала в подставленную чашу из сжатого кулака.
- И капля моей, - прошептала ведунья.
- Чтобы завязать чары на мне, - пояснила она, заметив удивленный взгляд Велемира, и проколола себе указательный палец.
Получившаяся субстанция шипела и дымилась.
- Готово! - бросила ведунья. - Теперь идем. Нужно выманить упыря.
Мужчина направился к двери. Сжав чашу двумя руками Ялика последовала за ним.
Шедший впереди Велемир сделал шаг за порог.
И отлетел куда-то в сторону, снесенный могучим ударом.
Ялика, сжав чашу с зельем двумя руками, кинулась наружу.
Упырь навис над поверженным Велимиром, занося руку для смертельного удара.
Подбежав к нему, Ялика перевернула чашу, выливая содержимое на безволосую голову чудовища.
- Сгинь туда, откуда пришел! - прокричала она.
Упырь завыл, беспорядочно размахивая руками в тщетных попытках стряхнуть с себя зелье.
Запахло паленой плотью.
Обезумевшее от боли чудовище рванулось в бок, оставляя на земле распростертого Велемира и отталкивая взмахом руки ведунью.
Та отлетела к стене избы, приложившись головой о тесаные бревна, и медленно осела на землю безвольной куклой, теряя сознание.
“Так не должно быть!” - успела подумать она прежде чем окунуться во тьму беспамятства.

***

Сознание возвращалось медленно и болезненно. Неимоверно раскалывалась голова.
“Шишка, наверное, будет” - промелькнула мысль.
Ялика с трудом разлепила глаза. Она лежала на кровати, заботливо укрытая лоскутным одеялом. За занавешенным окном ярко светило летнее солнце.
- Крепко же тебе досталось, доченька, - заметил вошедший в комнату деревенский староста.
- Ты лежи, лежи, - заботливо произнес он, заметив попытки Ялики подняться.
- Тело… - прошептала она сухими губами.
- Нашли, - ответил старик, подавая деревянный ковшик, наполненный студеной колодезной водой. - Утром река к берегу прибила. Там от человека-то ничего и не осталось. Одна гниль.
Напившись, Ялика расслабленно откинулась на подушку и забылась тяжелым сном.
Проснулась она глубокой ночью от тихого шепота доносившегося из соседней комнаты. Она прислушалась, стараясь уловить суть разговора.
- Он это! Наш Микула! - произнес незнакомый голос. - Утоп, да вот аж сюда река его вынесла. За столько-то верст.
- Уверен? - переспросил староста.
- А как же, у него на шее еще топорик маленький бронзовый висел, на шнурке кожаном.
Ялика мигом вскочила с кровати. Распахнув дверь она резко спросила старосту.
- Тело, что нашли? Подвес? Был?
Моргнув, старик медленно кивнул.
Ялика, не разбирая дороги, кинулась наружу.
Изба Велемира встретила ведунью широко распахнутой дверью. Едва Ялика переступила порог, ее замутило. На полу искореженной грудой кровоточащей плоти и изломанных костей лежал Велемир, широко раскинув руки и уставившись в потолок невидящими глазами.
В глубине комнаты Ялика услышала тихие детские всхлипывания и задыхающийся женский голос.
- Нет, детей не трогай, меня забери! - хрипела Марьяна.
Упырь, сжимавший одной рукой горло женщины, взмахнул другой, вспарывая острыми когтями тело несчастной снизу вверх.
Ялика истошно завизжала.
Чудовище, отбрасывая в сторону безвольное тело Марьяны, обернулось на шум, встретившись с ведуньей взглядом. И ничего кроме неутолимой злобы и ненависти не было в этом взгляде.
Ялика отступила на шаг. Упырь, зарычав, двинулся к ней.
Маленькая детская фигура, зажав в руке что-то блеснувшие в неярком свете, накинулась на чудовище сзади, нанося удар за ударом.
Упырь дернулся - один из ударов попал точно в сердце - и протяжно завыл. Вой перешел в придушенный хрип. Чудовище медленно завалилось на пол, осыпаясь грудой серого пепла.
Леля отшвырнула в сторону серебряный нож и, прикрыв лицо руками, заплакала.
Убедившись, что девочка цела, Ялика кинулась к лежащей на полу Марьяне.
- Все закончилось? - едва шевеля бескровными губами, прошептала женщина.
- Думаю, да, - кивнула ведунья.
- Дети? - прохрипела Марьяна, захлебываясь кровь. - Он хотел Лелю забрать, сделать себе подобной.
- Целы, - коротко отозвалась Ялика и удивленно спросила:
- Ты его знала?
- Да, - с трудом выговорила умирающая. - Муж мой, первый. Леля его дочь. А я его отравила, не хотела с ним жить. Велемира полюбила. А он меня отпускать не хотел.
- А Братислав все знал и скрыл? - догадалась Ялика.
Марьяна, кивнув, зашлась кровавым кашлем и судорожно вздохнув, обмякла.

***

- Удалось тебе, дело твое первое, самостоятельное? - спросила Яга, встречая на пороге мрачную ведунью.
- Не совсем, бабушка, - печально вздохнула Ялика, входя в избу.
- Ну ничего, молодо-зелено, - наставительно заметила наставница.
- Да вот только детки сиротами остались из-за моей глупости, - сквозь слезы выговорила молодая ведунья и обняла старушку, уткнувшись носом в ее плечо.
Яга ласково погладила ее по голове.
-Пойдем, чаем тебя напою, - вымолвила она и, отстранившись, вытерла сухой ладонью слезы с лица Ялики. - А ты мне все расскажешь без утайки.
Молча выслушав сбивчивый рассказ молодой ведуньи, Яга тихо сказала, покачивая седой головой:
-За свои ошибки да промахи нам всем рано или поздно ответ держать, - и помолчав, добавила уже громче. - Не кручинься.Теперь на свете хоть одним чудовищем меньше будет. С детьми-то что?
- Их староста приютил, - ответила Ялика, тоскливо разглядывая дно опустевшей кружки. - Сказал, дескать, сам детей да внуков не нажил, так пущай на старости лет чужие отрадой сделаются.
- Надо бы за Лелей приглядеть, - пробормотала Яга, подливая воспитаннице свежий чай. - Смышленая да смелая девица подрастает. Придет время, может и в ученицы возьму.

Показать полностью
27

Случай в тёмном лесу

Случай в тёмном лесу История, Сказка, Рассказ, Мистика, Жуть, Лес, Ночь, Длиннопост

Многие сказочники вынуждены выдумывать свои сказки. Одни это делают сами, другие с помощью подсматривания и подслушивания у кого-то ещё. У меня же всё происходит само собой - сказки случаются в моей жизни сами. Постоянно. Почти каждый день. Поэтому, увы, настоящим сказочником я и не являюсь. Я просто пересказываю то, что вижу собственными глазами и в чём принимаю непосредственное участие.


Вот, например, вчера поздним вечером, когда я по своей старомодной привычке прогуливался перед сном по Бузулукскому бору, ко мне подошла одна очень милая старушка.

- Молодой человек, - обратилась она ко мне. - Помоги мне, пожалуйста!

- Что случилось, бабушка? - спросил я.

- Какая я тебе бабушка?! - обиделась она.

- А... разве нет? - я попытался к ней приглядеться, но было уже довольно темно.

- Бабушка! - передразнила меня старушка. - Да мне и ста пятидесяти ещё нет! Всего-то сто сорок семь. И старше ста двадцати никто не даёт!.. Бабушка!..

- Извините, - сказал я, улыбаясь. - Просто тут темно. Мне показалось...

- Показалось ему!.. - фыркнула ворчунья. - Молодёжь!.. Совсем совесть потеряли! Никакого почтения к старшим!


- Вы хотели попросить меня о чём-то, - напомнил я.

- Попросить! - снова передразнила бабка. - Я то сослепу думала к нормальному человеку обращаюсь, а тут... хам!..

- Ну, знаете!.. - не выдержал я. - Не хотите - как хотите! Мне-то какое дело!

И тут из-за сосны луна выглянула. И старуху с ног до головы осветила.

- Ё-к-л-м-н! - вырвалось у меня.

- Что, милок, удивлён? - усмехнулась старуха, видя как у меня глаза округлились, и челюсть повисла.

- Не то слово, - пролепетал я, сдавленным голосом.

Руки у бабки были связаны, а на голове рога!

- Что это у вас с головой? - спросил я, указывая на рога.

- А что у меня там? - пытаясь заглянуть себе на затылок, спросила бабка. - Причёска, что ли, помялась?

- Да нет, - ответил я, смущённо. - С причёской то у вас всё в порядке. А вот рога...


- Какие ещё рога? - испугалась старушка.

- Я, конечно, не особо разбираюсь, - ответил я, приглядываясь. - Но, по-моему, оленьи.

- Ой! - ойкнула бабка. - Этого ещё не хватало!.. Ну-ка, развяжи мне руки, пощупаю.

- А почему они у вас связаны? - поинтересовался я, прежде чем развязывать.

- Давняя история, - ответила старуха. - Развязывай, давай!

- Пока не услышу, не развяжу! - пригрозил я.

- Ну ладно, слушай, коли ушей не жалко, - вздохнула бабка, присаживаясь на ближайший пень. - Расскажу... Было это в конце позапрошлого века.

- В конце девятнадцатого? - уточнил я, присаживаясь рядом, на поваленное дерево.

- Того самого, - подтвердила старуха. - Только не перебивай. У меня память то не шибко бойкая.

- Хорошо, не буду, - пообещал я.

- Значит, в конце девятнадцатого века... Было мне тогда чуть больше двадцати, и была я первая красавица на деревне, - тут старушка, впадая в воспоминания, мечтательно закатила глаза и ещё раз печально вздохнула. - Все парни по мне сохли, ходили день и ночь горем убитые, потому что не могла я всем ответить взаимностью. Честь берегла. Одного только Севу любила и только с ним одним целовалась. Ах...


И она снова закатила глаза.


- А что дальше? - вернул я её в реальность.

- Вот, нетерпеливая молодёжь! - проворчала старуха. - Никакого уважения к старшим!.. Красавицей то я была первой, но девиц в нашей деревне окромя меня было немало. И одна из них колдовать умела. Потомственная ведьма! Приревновала она ко мне своего суженого. Превратила меня в животное какое-то и обрекла на муки вечные! С тех пор и мучаюсь. По лесу днём брожу, кору с деревьев обдираю, воду из водоёма пью. А ночью, когда луна по небу гуляет, в человека превращаюсь.

- А руки то почему связаны? - вернулся я к первому вопросу.

- Руки мне ведьма та связала, когда колдовала надо мной... Так ты говоришь, рога у меня?

- Рога, - кивнул я. - Оленьи.

- Вот, значит, почему люди от меня шарахались, когда я прежними ночами в деревню пыталась вернуться... Но последние пятьдесят лет уже и не пытаюсь. Давно поняла, не осталось никого от прошлой жизни. И Сева мой давно помер, и на ведьму ту всё зло перегорело. Время всё стирает.


Представил я всё это... И так жалко мне бабушку стало, что слеза накатилась!

- Ну что, развяжешь? - спросила она тем временем, связанные руки мне протягивая.

- Развяжу! - уверенно сказал я, приподнимаясь с насиженного места. - И простите меня, пожалуйста, что бабушкой вас назвал. Не знал я вашей судьбы.

Верёвки оказались уже совсем гнилыми. Стоило их чуть-чуть поддёрнуть и они тут же развалились.

- Ничего, - махнула старушка высвободившейся рукой. - Я и есть бабка! Могла бы стать доброй бабушкой, да внуков нет... Вот и стала ворчуньей!.. Спасибо тебе, милок!

- Да не за что, - ответил я. - Верёвки то были еле живые...

- Камень ты с моей души снял, - проговорила старушка, с пенька поднимаясь. И в её глазах блеснули слёзы. - Сколько лет в себе я его носила. И высказать никому не могла. А теперь легче стало. Может, и заклятие снимется. Спасибо тебе!..


Только я хотел сказать ей "На здоровье!", но тут светать стало. Смотрю я на бабушку, а она в олениху превращается!

- Стойте, стойте!.. - заволновался я. - Куда это вы?!

- Видать, не снялось заклятье, - услышал я в ответ.


И, окончательно превратившись в олениху, старушка убежала в лес.


😐🦌😉

Показать полностью
130

Цеховой

Сразу оговорюсь: я по жизни - упрямый материалист. Во всякий атсрал, шмагию и прочую шизотерику не верю, даже при том, что видел за свою жизнь вещи, которые логикой объяснить с ходу не получается. Вот одна из них.
Несколько лет назад занесла меня нелёгкая на один завод. Работа была тяжёлая и монотонная, да ещё и график чокнутый: два в день, два в ночь. Ну, да я бегать от трудностей себе не позволяю, вот и втягивался в рабочую рутину потихоньку.
А тут, в одну ночь, выпало мне приятное разнообразие: отрядил меня мастер в помощь дефектоскописту. Работа оказалась лёгкая: зачистить участки проверяемых им изделий от покраски. Что я и сделал за пару часов.
Ночь. Дефектоскопист работает, я сижу, и от сидения меня тянет в сон. Я его спрашиваю:
- Слушай, тут где-нибудь прикорнуть можно?
Он мне показывает на другую часть цеха, отделённую стеклянной стеной.
- Там койка есть в закутке, но только смотри сам, увидит тебя кто - сразу донесут, что спишь на работе.
Ушёл я туда, нашёл там эту койку, да завалился храпака давить...
А по пробуждению ждал меня прикол: стоит надо мной мужик. Лица я спросонья не разглядел, только силуэт: высокий, худощавый, в синюю спецовку одет, на голове каска - таких работяг кругом полно. Я тут же вскакиваю... А мужика-то уже нет. Оглядываюсь - никого. Как сквозь землю провалился. Даже шагов не слыхать - только в другой половине цеха кран гудит - это мой напарник железки свои с места на место тягает.
И только тут до меня доходит, что когда я спать ложился, темно было, а сейчас - кто-то лампы зажёг. Чешу голову в непонятках и иду к дефектоскописту, а тот - с головой в работе.
- Слушай, - говорю. - Что тут за мужик по цеху ходил? Не в курсе?
- Мужик? Какой мужик? Никто тут не ходил.
- А кто свет зажёг?
Тут он, наконец, отрывается от своих дел, и смотрит сквозь стекло - а там лампы в цеху горят. И в глазах у него читается: 404.
Уже когда я домой ехал, сквозь автобусную дрёму мысль ко мне пришла: если в доме домовой, а в лесу леший, то и в цеху цеховой должен быть...

225

Банник.

Несколько лет назад, отправила нас партия зимой в Мордовию. Двое “инженегров” и водитель. На строительный объект, обследование провести перед монтажом пожарной сигнализации. Приехали. Произвели осмотр – строительной готовности нет, доложили начальству, поехали назад. Погода радовала нас снегопадом. Объект находился далеко от основных трасс, в ту сторону ехали – кружили обратно ещё больше, пока не сели в сугроб. Лопата была одна на всех, окопали машину - вытолкали “Боливарчика”. Темнело. Маршрутизатор – требовал двигаться вперед! А куда? Видимости – метр! Дорога завалена. Снег же идёт.

Водитель предложил заехать в деревню, встреченную по дороге, навести справки, может обходная дорога есть? Мысль верная – маршрутизатор то нас явно на верную смерть посылает. Заехали в деревню. Постучались в первый дом, где свет горит. Вышел бодрый дедок. Стали расспрашивать. Дед только головой покачал – нечего вам сейчас в такую пургу ехать, переночуйте у меня, а утром попробуете. Может погода успокоиться. Сейчас можете и не проехать. Да не удобно как-то. По 500 рублей за постой устроит? Командировочные то мы уже пропили. Устроит, проходите робяты.

Ввалились в дом. Эх, после тряски в машине и работы с лопатой, возле жарко натопленной печки меня сразу разморило. Сел в углу, приткнулся, еле заставили меня раздеться. Дед солений на стол поставил, закуски , холодец из холодильника. Садитесь, кушайте. Ели не смело, не хотели обидеть хозяина, да и объедать не хотелось. Дед, видя нашу робость, выставил на стол бутыль с прозрачной жидкостью. Угощайтесь медовухой! Пчёлами занимаюсь - выгнал из остатков. Ой. Женька Гусев инженер – напарник, как услышал за пчёл и понеслось. Он тоже с отцом пасеку держит. Только и разговоры пошли, что про пчёл. Выпили. Хороша медовуха, но коварна. Мысли чистые после нее, тепло по всему телу, но ноги подведут. Парни налетели на медовуху. Я пил осторожно, а дед всё подливает. Женька соловьём разливается про пасеку, про то, сколько рамок за лето сделал. Я старался не вникать. Пересел от них, задремал. Пусть себе пьют. Женька сбегал во двор и вернувшись начал травить деда баней. Ой, а что за банька на огороде. А может, в бане попаримся? Обнаглел после медовухи, на работу нас подбить пытается. Нет. Без меня. Баню топить надо, следить за ней – тут и так хорошо. Слышу, сквозь дремоту, дед заохал:

- “Да я бы если бы мог, отказал бы? Но нельзя в той бане мыться. И не просите. Нечистая баня это. Гостей в неё водить – грех”.

- “Почему грех то? Мы сами можем её истопить”? – не унимается Женя.

- “Банник там осерчал. Вот новую отстрою, тогда пожалуйста, приходите мойтесь. А сейчас нет”. Дед упёрся.

Сразу стало интересно. Почему? И дед рассказал:

- В прошлую зиму, на крещение, моя племянница пошла туда с подружками погадать на суженого – ряженого и растравили его. Пришли они в баню ночью, помылись, а в предбаннике щель большая - баня то старая уже. Перекосило её. И решили погадать. Баловство женское. Надо руку засунуть в щель и спросить: “Мужик – богатый, погладь рукой мохнатой”? И если банник гладит мохнатой рукой ,то жених богатым будет, а если голой то бедным. Вот и баловались. А одна из подружек: Анька – с соседней деревни сказала им, что у них по-другому гадают. Надо голой жопой к щели прислоняться и спрашивать уже у банника. Вот чем погладит - то и будет.

Они по очереди так и делали. Не ответил им банник. Но когда Анька спиной стояла к щели, вылезла оттуда длинная мохнатая лапа и выдрала клок волос у неё из головы вместе с кожей. Крику было на всю деревню. Напугал он тогда всех. Девки прибежали – ревут. Я их всех по домам отправил, сходил извинился за дурочек в баню. Не помогло. Стал банник куролесить. То таз уронит, то люди угорят. Мыться там перестали. Хотели сжечь баню. Да боязно. Вдруг только хуже станет. Вот думаю, отстроим новую, пригласим его, он может и подобреет”.

-“Ладно. Послушали и хватит. Допивайте медовуху – я вам в передней постелю”, – закончил дед свою историю.

96

Поночуги. 2 часть.

Когда я спрыгнул на берег, отец кинул мне в руки коробок спичек.

- “На. Три спички на костёр”.

Это было уже издевательство. На розжиг у меня уходило значительно больше. Глядя как, он уходит на лодке, я потряс коробком над ухом. Действительно, судя по звуку, спичек там почти не было. Ну и ладно. В машине ещё один коробок лежал, в бардачке. Я пошарил в машине, нашёл фонарик, спички и топорик. Посветил фонариком на берёзовую рощу, росшую неподалёку и пошёл выбирать подходящие деревца. Быстренько нашёл подходящие раскоряки: то ли ольху, то ли крушину - не важно, я не привередливый и обстругал их на рогатки. Потом ещё одну длинную, на держак для котелка. Выбрал подходящее место. Насобирал хвороста и соорудил костёр. Сбегал за котелком, налил воды, поставил на огонь. Немного понаблюдал как разгорается хворост, прикинул, что надолго его не хватит, сходил насобирал дров про запас. Больше не придумал чем себя занять, пришлось идти рыбачить. Отца на реке не было видно, выше по течению поднялся, значит. Спрятался за поворотом. Я ходил на 100 – 300 метров от костра в сторону течения реки. Подкидывал хлеб для прикормки, смотрел, где рыба активнее. Вроде бы нашёл подходящее место и уселся, закинул удочку. Удочка у меня была простая, бамбуковая. Счастливая удочка. На нее всегда рыба клевала. Я увлёкся, а когда опомнился и вернулся к костру, то пол котелка уже выкипело. Ругнулся, долил воды и стал рыбачить поблизости вприглядку. Когда услышал бурление кипятка, снял котелок с держака. Засыпав сверху заварку, накрыл котелок тряпкой из багажника, что бы чай потомился. Чего-то не хватало? Точно. Снова сгонял в рощу, нарвал листьев земляники и дикой малины росшей в овражке, выбрал получше и добавил в котелок. Вот теперь будет чай так чай. Надо звать отца. Пока он доплывёт - чай уже будет совсем готов. Позвал отца. Дожидаясь его, нашёл покрывало в машине и припасы собранные матерью на скорую руку. Притащил эмалированные закопчённые на костре кружки. Разложил всё на покрывале. И пока отца ещё не было, налил себе чая на пробу - слишком горький оказался. Добавил в кружку с чаем побольше сахара. Хорошо.

Отец вытащил резиновую лодку на берег. Хмм. Что это значит? Не клюёт рыба? Значит ранним утром, на зорьке, ещё заход сделает. Сели пить чай. Напившись чаю, я улегся на краю пледа и стал наблюдать за звёздами. Красиво и тихо только иногда тени пролетают над головой. Одна из теней мазнула меня по носу. Я вскочил отплёвываясь. Что это большое насекомое?

Отец засмеялся:

- “Это летучая мышь тебя погладила. На костёр летят, слепит он их”

Отец уселся поудобнее:

- “В детстве мы, бывало, приедем с пацанами на речку, расстелем белую скатерть ночью и ждём. Мышь летит и над белым, глохнет и слепнет, падает на скатерть, а взлететь не может. Тогда одевали толстые рукавицы и брали их в руки. Баловались”.

- “В рукавицах”?

- “Да. У них зубы как иголки. Прокусит, долго потом заживать будет”.

Я не мог избавиться от неприятного ощущения на лице. Летучие мыши. Тьфу!

Не так давно друг дал почитать мне книжку “Дракула”. На обложке страшный вампир, обнажив клыки, пил кровь молодой девушки. В некоторых местах было невозможно читать эту книжку, и я перелистывал страницы, но в конце вампира настигли и убили. И это успокаивало.

- “Пап, а вампиры существуют”?

- “Конечно. По телевизору недавно передачу показывали, (В Мире Животных). Летают в Бразилии и пьют кровь”.

- “Да нет. Такие вампиры как люди. В мышей летучих превращаются, серебра бояться и чеснока. Спят в гробах”.

- “Поменьше ужастиков смотри, может в голове ума и прибавиться”, – посоветовал отец. Он помолчал, задумавшись. Достал сигареты и закурил:

- “Вампиров таких, конечно не бывает. Это всё сказки. Но в наших краях водилась, другая нечисть. Может и сейчас водится”.

- “Это какая же”?

- “Поночуги”, – ответил отец.

Я засмеялся. Поночугами меня бабушка пугала, когда я спать не хотел.

- “Да, конечно. Я уже не маленький. Не бывает Поночуг”.

- “Сейчас - то может и не бывает, а когда я был маленький, ещё как были”, - загадочно ответил отец.

- “И какие они эти Поночуги”? – спросил я.

- “Твари летающие. И не птицы. Оперения у них нет. Крылья большие кожистые. Тело круглое чёрное блестящее, глаз нет. Пасти нет. Но есть когти. Здоровенные, толстые когти как у орла. И поодиночке они не летают сразу по несколько штук”.

- “Ты их видел”?

- “Видел. Несколько раз. И видел, как они нападают. Эти твари намного умнее чем обычное зверьё, иначе бы их давно бы уже нашли. А может и нашли их и уже истребили. Это я думаю, то же не плохо. Отличаются они слишком от обычных для нас зверей”.

- “Расскажи”, – попросил я.

Отец вздохнул:

- “Рановато тебе про такие вещи слушать. Потом спать не сможешь”.

- “Ну пожалуйста”, – заныл я.

- “Ладно. Возьми фуфайку из багажника, подложи под голову. История длинная будет”.

Я сбегал за фуфайкой и уселся в нетерпении. Отец снова закурил.

- “В 53 году: в год смерти Сталина, мой отец твой, дед, то есть, взял меня помогать сено заготовлять. Участков на покос возле города не давали, приходилось снаряжать телегу и на неделю, иногда больше, ехать на участок, выделенный от колхоза. Мне тогда исполнилось 11 лет. Это ты сейчас ноешь, что мы с матерью тебя эксплуатируем и много работать заставляем. Но ты даже представить себе не можешь, сколько нам приходилось трудится тогда в 50 –х. Пионерлагерь, базы отдыха, я знал о их существовании только по радио. Хоть мы и жили в городе семья была большая, подворье принадлежало колхозу и по сути мы были такими же крестьянами только городскими. А скотину нужно было кормить - что бы она могла кормить нас и ни куда от этого наденешься. Старшего брата забрали в армию, средний сдавал экзамены, поэтому отец взял меня. Мы приехали в деревню … Название её всё равно тебе ничего не скажет. Большое Колосово. Нет сейчас этой деревни. Сгинула она в лесном пожаре - в 70 –х, когда лес тут кругом горел и всех выгнали на борьбу с пожарами. Людей потом расселяли. Но это уже потом. В общем приехали в деревню, встали на постой в одном доме у знакомых. С утра до вечера работаем, а вечером я гулять с местными ребятишками. Я футболом тогда болел сильно. Рвался играть в команде. Ну до драк дело то же доходило, не без этого. Детство всё-таки. Через пару дней начались странные вещи происходить. Кто то ночью взломал хлев и украл овец. Дело невиданное. Подумали на воров. Приехала милиция искали, смотрели. Нет следов. Обычно следы всегда находились. Думали на цыган - они ловко воровать умеют. Хлев был вскрыт необычно, разломали крышу, но тихо, собака не гавкнула. Вот через крышу и утащили. На следующую ночь опять. Козлята у женщины вдовой, отдельно их поселила от козы. Баба утверждала, что козы даже не блеяли ночью. И тоже через крышу своровали. Но кто? Волк так не сделает. Крови нет. Только следы от мощного инструмента, гвоздодёром вскрывали? Сплошные загадки и слухи. Нагнали ещё больше милиции. Народ недоволен. Кругом всё прочёсывают. А был один дед – егерь, на дальнем кордоне жил Он сразу всем говорить начал, что это Поночуг работа. Так его на смех подняли. А милиция пригрозила: когда он им доказывать начал, что за антисоветчину влупят по первое число и не посмотрят, что он воевал. Ну, ребятишкам то же интересно смотреть, как милиция работает, бегали мы повсюду, смотрели на них. Решили милиционеры засады расставить по домам и как чего, вязать воров, раз - два раза воры приходили, значит снова придут. Распределились они по домам, все вооружены. Три ночи было тихо. Без происшествий. Видимо Поночуги поняли, что до мелкой скотины им не добраться и цель выбрали другую”.

Я вздрогнул. От рассказа отца повеяло чем-то жутким, потусторонним.

-“Я и трое деревенских пацанов, ночевали на крыше сарая. Тепло было летними ночами. В доме было душно спать, а на улице, весело и хорошо. Родители не препятствовали, этому, думали - так мы воров отпугнём, да и милиция кругом, чего собственно бояться? Мы натащили матрасов, подушек. Веселились. В соседнем дворе мальчишки поменьше тоже так решили сделать. Лёжа на крыше, мы обменивались впечатлениями. Потом долго не ложились спать. Пердели по очереди. Это называлось – “Пионерский салют”. Каша гороховая давала о себе знать. Где-то за полночь мы уснули.

Посреди ночи, я почему то проснулся. Словно меня кто в бок толкнул. Лежал - так же как ты сейчас, глядел на звёзды. Когда надо мной пролетела огромная тень, я сначала подумал, что это хищная птица. И подняв голову, посмотрел ей вслед. И вот тогда я не понял, что это пролетело. Стало тревожно. Я оглядывал небо и окрестности, но ни чего лишнего я не увидел. Померещилось, подумалось мне. Но сон слетел махом, я уже не мог спать. Я улёгся животом на матрас и стал смотреть на другой сарай, где спали ребята помладше. Решил сделать каверзу, кинуть им на сарай что-нибудь, камень или кусок ком земли. Придумывал, как по-тихому спуститься, набрать снарядов и вернуться, не разбудив остальных. И пока я думал, увидел как они опускаются сверху. Совершенно бесшумно. Словно большие воздушные змеи. Только чёрные. И шкура у них словно лоснилась. Блестела что ли, не знаю как это лучше описать. Они выхватили пацана прямо с сарайки. Я закричал и начал будить остальных. Этих Поночуг было двое, но действовали они очень слаженно. Как то ловко они подхватили ребёнка и потащили вверх в небо. Спавшие, рядом со мной деревенские тоже увидели это. Шум мы подняли страшный. В этот момент кто-то закричал – “Сверху! Атас!”. Я поднял голову, увидел огромные когти и черноту, закрывшую надо мной небо”.

Отец замолчал. Снова достал сигарету, закурил.

- “Меня спас Тундрик. Он спал под сараем и увидел, что хозяину грозит опасность”.

- “Тундрик”?

Лицо отца смягчилось. Он улыбнулся:

- “Да. Тундрик. Он был нашей охотничье - промысловой собакой. Героический пёс. В войну спасал семью от голода. На него пайка мясом и консервами выделялась, ну конечно эту пайку он никогда не видел. Отец и старший брат постоянно охотились, сдавали шкуры и мясо. Один раз Рысь на него с дерева упала, хорошо брат был рядом, думали всё - кабздык псу. Ничего, шкура заросла, а вот рыси пришлось со своей шкуркой попрощаться. Тундрик был огромной лайкой почти с волка размером. Ни одной зверюги он не боялся. Когда мы уехали на покос, он сбежал из дома и сам нашёл нас. Отец мой возмущался для вида, всё-таки, 12 лет собаке уже было. Для собаки это большой возраст, пенсионный, но Тундрик был особенной породы. Сильный, здоровый - “первый парень на районе”. Сам нашёл нас и остался сторожить. А может, почуял чего? В общем тогда он мне жизнь и спас. Прыгнул Тундрик выше сарая, но вцепиться в Поночугу у него не вышло, он только сбил её. Тварь отклонилась в сторону и меня столкнули с крыши. Упал я в кусты под сарайкой. Рядом Тундрик рычит, пацаны орут – все с крыши слетели как воробьи. Люди повыскакивали, все думали, что воры убивать лезут. Милиция повыскакивала. Стрелять начали, да куда там улетели Поночуги и ребенка того утащили. И пропали очень странно. Ну не летают так птицы. Начались разбирательства: кто, чего, почему? Бегали по деревне – искали украденного мальчика. Всех детей допрашивали. Меня особенно. А на меня, представляешь, заикание напало, не могу говорить правильно и всё тут, страх был неописуемый. Реву и заикаюсь. Да там все ревели. Потом велели всем по домам до утра сидеть – ставни закрыть, детей всех попрятали. Милиция набрала поисковую группу, деда – охотника прихватили и отправились на поиски. До утра ходили, искали. Отзвонились в район. Утром приехала куча грузовиков с солдатами. Тогда к таким ситуациям относились очень строго, детей всех эвакуировали из всех окрестных деревень вывозили , повезли по детским лагерям, здравницам. Меня отец в город отправил, хоть беда и случилась, но нечего без дела летом в пионерлагере торчать, сказал он. И отца и меня заставили бумаги подписать о неразглашении. Так, что дома я молчал в тряпочку, хотя мать и пыталась меня расспрашивать. Заикание у меня только через месяц прошло. Зато Тундрика я стал любить ещё больше. Прожил этот пёс 22 года. Что потом там было – не знаю. Больше мы с отцом эту тему не обсуждали. Много потом каких слухов ходило. И будто бы младенца украли прямо из дома и девочку, которая козу пасла, унесли. А вот название не я им придумал – молва народная так решила. Старики говорили, что всегда эти Поночуги тут водились. И вовсе их не американские империалисты к нам завезли. Да кто знает? Я же всё-таки надеюсь, что сдохли они после пожаров в 70-х. Не место им среди нас”.

- Так на, что они похожи эти Поночуги? - спросил я взбудораженный таким рассказом.

- “На морских скатов похожи, только без хвоста. С когтями на брюхе. Чёрные и блестящие. И летали они, медленно махая крыльями, словно плавали в воздухе”,- подумав, ответил отец.

Светало. Звёзды ушли. Голубая каёмка неба над лесом, была малинового цвета. Подала голос проснувшаяся кукушка.

- “На уху я наловил. У тебя чего есть”?– спросил отец.

Я показал пакет со снулыми пескарями.

- “Перед котом сам будешь оправдываться. Ну что пошли раков проверять”?

- “Да нет там никаких раков”

Отец протянул мне руку:

- “А давай поспорим, что если раки там есть, то ты две недели….”.

Увидел мои испуганные глаза:

- “Ладно. Одну неделю - будешь ходить на огород капусту по вечерам поливать, без воя и криков”?

Тут я был согласен. И мы поспорили. Минут через 10 я проиграл и догадался, что отец играл краплёными картами. Он наверняка проверил морды заранее.

Показать полностью
43

Поночуги. 1 часть.

Ясная, звёздная, летняя ночь на Керженце. Отец сманил меня на ночную рыбалку. Поехали сынок, я место нашёл где раков наловить можно, морды вечером закинем с наживкой, а утром раков поедим. А пока ночь, с резиновой лодки порыбачим. Я конечно повёлся на эту авантюру. Угу. Как же, за Гавриловкой, сроду раки не водились. Хоть и забросили мы морды, но чувство, что папа меня обманул, не покидало. Выгребли на середину речки, бросили якорь и стали рыбачить. Рыба клевала, но вяло. Если тут кто и был доволен моим присутствием на реке, то это комары. Эти мрази добирались куда угодно. Я с тоской поглядывал на круги возле поплавка, не желает рыбка на крючок. Отец поймал уже третью. Может место сменим? Нет. Придётся ждать пока у него совсем поклёвки не будет, только тогда он встанет на вёсла. Красиво на Керженце ночью, но и жутко. Считаются звёздные ночи светлыми, а тут небо тёмного синего цвета и от деревьев, растущих по берегам, сумрак. И тишина особенная, звенящая. Луны вообще не видно, где-то спряталась. И только звёзды отражаются в тёмной воде. И комары пищат. Лучше с берега порыбачить, костёр развести, всё равно он котелок взял, чаю можно вскипятить, подумал я.

- “Пааап. А может я на берегу костёр разведу, чая попьём”?

- “Тридцать лет назад тут Сома выловили больше двух метров длинной”, - ответил отец.

- “Чего”?

- “Просто вот вспомнилось. Надо же, столько лет прошло. А вспомнил только сейчас. Представляешь, целое дело было. Суеверные бабки считали, что вон там в омуте, возле остатков старой запруды водяной обитает. И многие верили. Бабки тайком бросали ему еду, подношения, традиция была щенков лишних бросать, котят. Сом рыба такая, когда крупный, тяжело ему за рыбой гоняться. Он может и падаль жрать и утку заглотнуть неосторожную. Это приметили, бабки ему даже куриц таскали живых, водяного задабривать. А как-то раз сом с голодухи утащил рыбака – мальчишку, почти твоего ровесника. Ребятишки на плоту катались, а он сидел и ногами в воде болтал. Сом его и сволок. Вот тогда народ поднялся, с соседних деревень, с города приехали. Перегородили всё сетями и ловили его всем миром. Три дня ловили и поймали. Я видел его тушу. Это было настоящее чудовище. Рыбу выпотрошили, а то что от несчастного ребенка осталось, похоронили”.

- “А с рыбой что сделали, съели”?

Отец пожал плечами:

- “Отправили в какой-то институт. Стал водяной чучелом”.

Он улыбнулся мне:

- “Ну что. Ты чай поставить хотел? Поднимай груз, я отвезу тебя к берегу”.

Я поёжился, резиновая лодка уже не казалась мне надёжным убежищем. Как теперь опустить руку в воду, после того что я узнал?

489

Клюква

Давно это было. В начале 90-х. В октябре месяце. Ездили с отцом на болото за клюквой. Семеновский район в сторону деревни Хахалы. Места глухие, кроме лесовозов, оставивших после себя гигантские колеи, никто и не ездил. И так дороги в лесу одно название, а уж после дождя. На легковой машине - хрен там проедешь, не завязнув. Проехали в лесу, сколько смогли и оставив машину на опушке, взяв корзинки, пошли на болото. Клюква ягода хитрая. Растёт во мху. Хорошо её собирать после первых заморозков, выдавливает её холодом на поверхность и не надо мох разрывать. Нашли подходящее место, на болоте. Клюквой все кочки усыпаны. Собираем весело, торопимся, хоть солнышко и светит, а месяц то осенний. Хочется пораньше домой. Набили корзины клюквой, и пошли назад к машине. И тут холодать начало. Тучи появились на небе, потемнело. Не иначе снег пойдёт. Пошли быстрее.

Смотрим, в нашу сторону туман опускается. А мы находились как бы в низине, туман шёл сверху со стороны леса, где было уже сухо. Подошли к опушке уже в густом тумане. Смотрим, а машины нет. Дорога, по которой приехали есть, дорога, уходящая дальше - имеется, а машину как корова языком слизала. Сразу стало не до шуток. Про угон машины в дремучем лесу, мы никогда не слышали. Если бы её кто то завёл, то шум мотора всё равно был бы слышен. Но за то время, пока мы собирали клюкву, было тихо. Отец запаниковал, обошёл всю поляну в поисках следов. Вернулся растерянный.

- “Кажется, мы не туда пришли” – сказал он мне.

Да как не туда? Вот она опушка, вон пень - я возле него сапоги одевал. Туман этот проклятый нас запутал? Нет, отец решил, что это другое место и повел меня обходить болото. Обошли его кое – как, снова вышли на дорогу. Следов машины нет. Отец уже все слова матерные перебрал. Корзины из рук валяться. Он остановился покурить. Стоял, курил, потом посмотрел на пачку сигарет, повертел их в руках.

- “Ладно. Попробуем дедовским методом”.

Он поднял пачку сигарет над головой и прокричал:

- “Леший! Леший! Спасибо тебе за подарки лесные. За угощение. Прими от нас в знак благодарности, это подношение”.

У меня глаза стали квадратными после этого. Отец положил пачку сигарет, спички, и мундштук под сосну и велел мне идти за ним. Мы пошли назад по тому же пути вокруг болота. Папа умом тронулся, думал я. Ещё бы, без машины в лесу остаться. До ближайшей деревни шлёпать и шлёпать. Я уже прикидывал про себя, как вернёмся на опушку, машины нет, придётся идти домой пешком. Папа может пойти на принцип и тащить мне корзину с уже ненавистной клюквой на себе. Беда. Но когда вышли на опушку туман рассеялся и родной автомобиль стоял на своём месте. Вот это было действительно чудо. Молча, мы запихнули корзины в багажник и поехали домой. Сердце у меня колотилось всю дорогу. Неужели этот Леший действительно существует? Или мы ходили возле неё в тумане, а она всё это время стояла рядом, в двух шагах? Ерунда, какая то.

- “Пап, а Леший действительно есть”?

- “Цыц! Вот только ляпни, кому - нибудь”,- пригрозил он мне.

Я вырос. В лес за ягодами хожу каждый год. И каждый год оставляю в лесу пачку сигарет Лешему, на всякий случай. Неважно удачно сходил или нет. Просто на всякий случай.

36

Секрет

- Ты куда собрался? Ночь на дворе, темнотища, на улице ни души, да и мест наших не знаешь. Заблудиться захотел? - удивлённо спросила тётя Катя.

- Звал вроде кто-то. Вот решил поглядеть. Может нужно человеку чего, - ответил гость, шагнув к двери.

- Митька, ну кто тебя звал, когда никто тут с тобой не знакомился? Не выдумывай. Помоги лучше мне, подержи вот нитки, пока в клубок смотаю.

Не дожидаясь ответа, она усадила его напротив себя и набросила на руки пряжу.

Закончился знойный день.

Веранду небольшого дома, на которой они разговаривали, освещала одинокая лампа, не обременённая никаким подобием плафона. Всё-таки в деревне всё проще, даже в мелочах. Двери старуха затянула старым тюлем, который в городе давно бы выбросили, эта посеревшая от времени ткань не пропускала внутрь назойливых насекомых, давая возможность лёгкой прохладе ночи нежно гладить измученную солнцем кожу.

Тётка Катерина жила почти за сотню километров от города. Если бы отец не попросил Дмитрия навестить её, чтобы отдать материну книгу по домоводству, которую та перед смертью велела передать своей двоюродной сестре, парень не встретился бы с ней ни разу жизни.

Зачем в деревне такая книга, когда там и продуктов-то, которые в рецептах описаны, отродясь не было, отец с сыном не поняли, но раз пообещали, надо выполнять.

Крепкая деревенская тётка на его хрупкую маму была похожа мало. Конопатое лицо, хитрые маленькие глазки, загорелые руки, не уступавшие по силе мужским (это он понял, когда та обхватила его своими ручищами на станции со словами «Митька, вырос-то как»).

Клубок в её широких ладонях смотрелся немного комично. В воображении парня тут же появился слон, играющий воздушным шариком, но двигались руки тёти Кати так быстро и ловко, что образ слона моментально исчез.

- Завтра домой уедешь, не погостишь пару деньков?- спросила она.

- Утром собирался, - подтвердил её догадку племянник.

- Понимаю, не интересно тебе тут у нас, Митя, скукота. Клуб давно развалился и остов его бурьяном порос. Из молодёжи только дед Василий, а ему уже около семидесяти.

Димка вскинул от удивления брови. Его мама умерла рано, даже до пятидесяти лет не дожила: за два месяца до её дня рождения сбил пьяный водитель. Дмитрий с отцом едва успели добраться до больницы, чтобы попрощаться.

Приехать сюда, исполнить последний материн наказ удалось только летом. То похороны, то поминки, то прочие неотложные дела. Дмитрий, как пошёл в отпуск, первое, что сделал, это, прихватив книгу, отправился в дальнее село, где жила тётка Екатерина.

О похоронах тёте Кате сообщили, но приехать она так и не собралась. Отец думал из-за здоровья, всё-таки старше сестры почти на тридцать лет, и живёт одна, никого у неё нет, кто мог бы довезти женщину до станции.

Когда тётка встретила Димку с поезда, он немного удивился, не увидев немощную старушку, но как-то не задумался про то, что ей должно быть, по словам отца, около восьмидесяти лет. Ещё больше был поражён, когда та повела его к себе домой, сообщив, что идти совсем не далеко, каких-нибудь километров восемь с гаком.

Сейчас, когда она сказала, что самому молодому из сельчан больше семидесяти лет, Дима вспомнил, что ей самой за восемьдесят.

«Ого, не знай я сколько тётке лет, так решил бы, что и сорока пяти нет. Хорошо она сохранилась. А отец считал её немощной, решил, что из-за этого хоронить сестру не приехала», - подумал он.

- А на похоронах я не была, так как к мёртвому смысла нет кататься. К живым тоже надо лишь изредка наведываться, чтобы сильно не надоедать.

У людей дела свои, планы, а тут «здрасте, гости приехали».

- Вы у нас вообще ни разу не были.

- Так и тебя, Димочка, я только грудничком видела. Ты ж тоже не заглядывал, и матушка твоя меня посещениями не слишком баловала. Да не хмурься ты, я зла не держу и тебе не надо. Мы с Валентиной не общались с твоего рождения. С тех пор, как она в город насовсем перебралась. Повздорили с ней крепко. Вот ты мне мировую и привёз, жалко поздно, загляни ты ко мне с этой весточкой при жизни матушкиной, глядишь, уберегла бы её от смерти. Что теперь об том рассуждать, из пустого в порожнее переливать?

Тётка вздохнула.

- Тёть Кать, а зачем вам эта книга по домоводству? У вас даже тут готовить по ней всякие блюда не из чего.

- Это, Димуська, не просто книга. Это мать твоя прощения так попросила.

И с чего ты взял, что она про домоводство?

- Так на обложке написано, - удивился вопросу парень.

- Плохо ты читаешь, мой хороший. Внимательнее глянь. Потом второй клубок мотать будем, - сказала она ухмыльнувшись, после чего отложила нитки в сторону и принялась разбирать остальную пряжу.

Дима встал и взял со старого серванта свёрток, на книгу хозяйка дома лишь мельком взглянула, когда племянник её подал, а потом, как она была завёрнута в газету, до конца не разворачивая, отложила в сторону. Так та и лежала нетронутой до вечера.

Аккуратно развернув газету, парень удивился.

- А что это? – недоумевая, спросил он. – Я не эту привёз. Вы поменяли?

- Когда? Да и зачем?

Тётя Катя пожала плечами.

«Действительно, свёрток был всё время на виду», - вспомнил Дима.

Но факт оставался фактом.

В руках он держал какую-то старинную книгу в кожаном переплёте, написанную на незнакомом ему языке.

- Как так? – спросил парень, уставившись на тётку.

- Потом объясню. Долгая история. Вон шапку на шкафу видишь?

- Вижу.

- Так это не шапка вовсе!

- Да ладно! – не поверил городской гость.

Он поднялся и шагнул к старому шкафу, на котором лежала старая потрёпанная кроличья ушанка.

Едва протянул руку, чтобы взять и рассмотреть поближе, как что-то на него зашипело и, спрыгнув вниз, шмыгнуло в комнату через приоткрытую дверь.

Первая мысль, которая пришла в голову, была в пользу того, что шапка оказалась котом. Но вспомнив, что пробежало мимо его ног, Димка эту догадку отмёл разом. Существо совсем не походило на кота, скорее на помесь крысы и какой-то птицы. Это совсем сбило его с толку.

- Что, не всё видится таким, как ты привык? - хихикнула тётя Катя. – А эту книжку твоя мама почитать брала, когда ещё с ней не ссорились, а теперь вернула. А я вот только сейчас вижу, что напрасно с ней поссорились. Сама, глядишь, в город скоро перееду.

Никого тут почти не осталось. Доживает деревня последние годочки. Хорошо хоть электричество пока не отрубили, да остановку оставили, хоть и «по требованию».

Вот похороню последнего прописанного тут (у местных жителей никого, кто мог бы о них позаботиться, не осталось, потому они здесь и коротают свой срок), тоже рвану отсюда. Куплю однушку на окраине, да и буду тихонечко там обитать.

«Неужели она собирается всех пережить, да потом ещё и переехать отсюда? Наверняка в документах ошибка. Не может ей быть столько лет», - подумал парень.

- Гены у меня хорошие. Все в семье долгожителями были, - словно услышав его мысли, продолжила тётя Катя. – Твоя мама тоже долго бы жила, если бы не несчастный случай. И тебе долгий век предстоит, так что будь осторожнее, чтобы его прожить. Не рискуй по-глупому.

- Да, я вроде и не рискую, - пожав плечами, начал было говорить Димка, как снова услышал за калиткой чей-то голос.

Звали его, парень был уверен. Откуда взялась эта уверенность, и сам не понимал, но наверняка знал, что именно его.

- Пойду, покурю, - сказал он, поднимаясь с табурета на который уселся минуту назад, и снова шагнул к двери.

- Стоять! - не поднимая головы от ниток, которые сматывала в клубок, рявкнула тётка.

Дмитрий от неожиданности снова плюхнулся наместо.

Тётя Катя внимательно на него посмотрела и, покачав головой, спросила:

- Что? Опять голос слышал?

- Да, - ответил парень, не понимая, почему ему нельзя выйти поговорить с человеком, который его позвал.

- Потому что не человек это, - ответила она на его мысли. – Ты плохо слушал? У нас в деревне одни старики остались. По ночам они не шастают, дома сидят. Других людей тут на километры близко нет.

- В смысле, не человек? – удивился парень. – Не комары же так дружно моё имя прожужжали, кто-то же звал.

- Может и комары! Ты не первый, кто такое слышит, - хмыкнув себе под нос, ответила тётка, снова нацепив ему на руки пряжу, словно связав руки крепкими шерстяными нитями. - Многие тут слышали голос за оградой, уходили и не возвращались. В вашем городе это мистикой называется, и никто в такое не верит, а у нас дело обычное. Скоро русалья неделя, вот они и беснуются, неверящих ни во что людей зазывает. Сейчас их время, они в силе. Так что после захода солнца лучше не ходить никуда, так спокойнее.

- А если в туалет приспичит?

Не поверив в реальность сказанного, усмехнулся парень, решив, что хозяйка его разыгрывает.

- Ведро тут поставлю, - серьёзно ответила она, – фанеркой прикрою. А дверь на ключ изнутри замкну, уж не обессудь...


© Лана Лэнц "Книга №8"

Показать полностью
59

День 7. Рожки да ножки

День 7. Рожки да ножки Авторский рассказ, Рассказ, Текст, Сказка, Сказки на ночь, Магия, Чудовище, Writober, Длиннопост

Давным-давно, во времена Великих Королей, когда фьорды были еще молодыми, а северные льды не подступили вплотную к берегам, жил-был на свете мельник по имени Свен.


Все у него вроде было — и большой дом, и ладная мельница на реке, приносящая хороший доход, и крепкое хозяйство, корова и пара свиней. Даже серебро в кошеле водилось. Казалось бы — найди себе хозяйственную жену, заведи пару детишек и живи припеваючи. Но Свен хотел другого.


В соседнем городке Трольбен, в который он каждую пару месяцев ездил на ярмарку, жила дочка местного бондаря — Астрид.


И была она прекраснее и милее всех женщин на свете.


Высокая, гибкая и статная, она совсем не походила на простолюдинку. Нет, все в ней дышало аристократическим достоинством, будто перед тобой не дочка бондаря, а принцесса из далеких королевств. Даже знатные рыцари, смотрели ей вслед, когда она проходила мимо, с корзиной полной овощей.


Ее длинные волосы были белыми, словно первосортная мука. Кожа была чистой и ровной, чуть загорелой на солнце. Глаза сияли небесной синевой, а ее смех был похож на журчание весеннего ручейка, пробивающегося сквозь залежавшийся снег.


Будто сама Скади — владычица гор из детских сказок — осенила девушку своим хрустальным благословением.


Не было никого прекраснее, чем Астрид из Трольбена, и с этим соглашались даже те купцы, которые объездили весь свет.


И больше всего хотел Свен, чтобы Астрид стала его женой. Но вокруг нее крутились десятки, а то и сотни поклонников, которые хотели того же самого.


Каждый раз приезжая на ярмарку, Свен с грустью видел, как заезжие купцы, рыцари и вельможи дарят Астрид красивейшие цветы, украшения, сладости из бесценного порошка какао и отрезы шелковых тканей. А он то, что мог ей предложить — мешок с мукой?


И вот однажды, в очередной свой приезд на ярмарку, Свен так отчаялся, что преградил дорогу Астрид прямо на рыночной площади.


“Астрид” воскликнул он погромче, чтобы все на площади были свидетелями его слов. “Меня зовут Свен, Свен из Темной Кручи. И я простой мельник. У меня нет с собой ни украшений, ни шелковых тканей, ни заморских сладостей, но я люблю тебя и готов сделать все для тебя, если ты пообещаешь стать мне женой. И клянусь, я сделаю все что захочешь, хоть звезду с неба сниму или кафтан Датского Короля тебе принесу или...”


Астрид остановила его излияния коротким жестом.


Свен увидел, что — о чудо — она не разгневана и не раздосадована его выходкой. Наоборот, она улыбается.


“Многие меня пытаются купить” сказала она. “Дарят подарки дорогие, а как только я им отказываю — пропадают с концами. Но ты явно уверен в том, о чем говоришь”.


“Да, уверен”


“Тогда докажи!” громко сказала Астрид. “В предместьях Трольбена есть лес, который местные называют Душным. Воздух в нем тяжелый и злобный, и в глубине этой темной чащи есть пещера. В нем живет тот, кого называют Зверь из Трольбена. Иди туда и убей Зверя до следующей полной луны и принеси мне его шкуру”


Астрид окинула взглядом весь рынок, убеждаясь, что ее все слышат.


“И тогда клянусь перед всем Трольбеном, я стану женой Свена из Темной Кручи”.


И она пошла дальше по своим делам, ни разу не оглянувшись на Свена.

Понурился он, побрел, вжав голову в плечи, с площади.


Слыхал он о Звере из Трольбена. Многие знатные рыцари пытались победить зверя, но никто не вернулся из темной чащи. Куда уж тут простому мельнику пытаться? У него ни доспехов, ни меча. Ему Зверя мотыгой убивать?


“Подожди, Свен из Темной кручи” внезапно остановил мельника священник. “Я слышал твою историю, и она тронула мое сердце. Такая искренняя любовь...Истинно говорю, Христос молвил через тебя”.


Свен смог только кивнуть на слова святого отца и перекреститься.


“Пойдем со мной” священник указал на небольшую часовню, приткнувшуюся в конце улицы. “Я расскажу тебе как победить Зверя из Трольбена. И у тебя достаточно чистое сердце, чтобы все могло получится. Верю я, что ты станешь нашим избавителем”.


Повел священник Свена за собой и рассказал тайну Смерти Зверя.

Из часовни Свен вышел воодушевленный и тут же отправился домой, чтобы подготовиться к битве.


Продал он всю свою муку и собрал все долги с соседей. И сразу же скупил у них все серебряные ложки, ножи и блюда, какие только нашел в Темной Кручи. А те вещи из серебра, на которые не хватило ему денег, он взял в долг, поклявшись на Святой книге, что вернет их владельцам с процентами.


Отвез он все это серебро к местному кузнецу и наказал тому, сделать из всех этих блюд и ложек меч, каких свет еще не видывал. Кузнец назвал Свена сумасшедшим, ведь меч из серебра будет мягким и тяжелым. Им даже кролика не убить. Но Свен был непреклонен.


“Серебро - лучшее средство против демонов. Прикосновение к чистому серебру для Зверя, что для человека прикосновение к углю” вспоминал слова священника Свен.


Когда меч был готов Свен отправился на мельницу и достал из шкатулки, спрятанной в огромном жернове, золотое кольцо с рубином, которое ему оставили родители. Их семейное сокровище, которое отец получил в подарок от графа Трольбена за спасение жизни его сына на охоте.


“Возьми самую дорогую вещь из золота. Ею ты приманишь Зверя. Он, как и каждое отродье Сатаны, жаден, корыстен и падок на золото”.


Свен надел это кольцо, взял меч и отправился в Душный лес, прямо в канун следующей полной луны.


“Приходи к Зверю в канун полной луны, когда божественный свет ночного светила ослабит его адскую сущность”.


Свен отыскал в лесу пещеру. Из ее темного зева веяло могильным холодом и отчаянием. Но мельник вспомнил лицо Астрид, ее улыбку, волосы, смех и яркий блеск в глазах...и без страха шагнул вперед, прямо в пещеру к Зверю из Трольбена.


“И не сомневайся, и не оглядывайся на выход из пещеры. Зашел, иди только вперед. А то Зверь почует твою неуверенность, и останутся от тебя рожки да ножки” это было последнее, что ему сказал священник.


Свен сделал несколько шагов вглубь темной пещеры.


— Выходи подлый Зверь из Трольбена, именем Христа, я пришел убить тебя! — закричал Свен, поднимая над головой серебряный меч, и его голос отразился эхом в пустоте пещеры. — Я не боюсь тебя, Зверь, выходи на честный бой...


Первый удар дубинки по затылку прервал самоуверенные крики мельника.


А второй — отправил его в вечный сон.


— Неплохая добыча, — скрипуче протянул один из разбойников, поднимая с пола пещеры серебряный меч.


— Да уж, конечно не знатный рыцарь, но с энтими и возни побольше, — кивнул второй разбойник, снимая с пальца Свена кольцо с рубином.


Они взяли Свена за ноги, оттащили в ближайшие кусты и сбросили прямо в гнилой овраг, к остальным телам. После этого они вернулись к пещере и снова затаились — сегодня к ним должен был заглянуть еще один герой. Но даже если и не заглянет, добыча со Свена уже была более чем достойной.


Даже с учетом того, что Астрид и священник заберут свою долю. А как же иначе.


(следить за Writober-ом можно еще здесь https://vk.com/lighthouse13)

Показать полностью
245

История про приметы и Серёжу

Когда нам в класс переведи Юльку, в  жизни стало больше магии, ведь она знала столько новых примет.


- Каким локтем ударилась? - строго спрашивала Юлька, пока я потирала ушибленную конечность.

- Левым.

- Ооо, - многозначительно тянула она. - Мальчик о тебе думает.


И весь следующий урок я мечтала о Серёже из 9Б. Ну а кто еще может обо мне думать?


- Чего-то бровь зачесалась, - громко шептала я на алгебре через стол.

- Какая? - флегматично уточняла Юлька.

- Правая.

- Эх, не повезет тебе.

- MadTillDead, к доске! - тут же звала учительница. Сработала примета.


- Юль, - пожаловалась я, -  что-то у меня губы чешутся.

- Оо, поздравляю! Губы чешутся к поцелуям!


И весь следующий урок я мечтала о Серёже из 9Б. Ну а с кем я еще могла целоваться?


Однако, поцелуев не было ни в этот день ни на следующий, а губы все чесались. И, видимо, прекратили бы только когда Серёжа наконец меня поцеловал. Так и ходила я в мечтах, пока мой зуд не заметила мама.


- И давно у тебя простуда? - строго спросила она, намазывая мне губы кремом от герпеса.

- Не знаю, дня два, - буркнула я, а зуд вскоре прекратился. Видать, передумал Серёжа целоваться.


- Юль, щеки горят, - громко шептала я через стол на русском.

- Поздравляю! Горят щёчки - думают дружочки.


Ну и ветреный ты парень, Серёжа, - довольно подумала я.

155

Гиппократ.

ПРОЛОГ



И сказал господь Гиппократу:



- Встань и иди. Иди и смотри что ты наделал своей клятвой. 2370 лет пребывал в раю, а теперь мне надо решить, справедливо ли твое пребывание в райском саду. Спустишься на землю в страну Россию, там пациенты до сих пор тебя почитают, устроишься на скорую помощь, поработаешь в поликлинике, а потом и стационар охватишь и доложишь мне.



Гиппократ с недоумением посмотрел на Господа, но ослушаться его не посмел. Конечно не хотелось ему спускаться на Землю, покидать райские кущи, но делать нечего, ослушаться Господа невозможно, а то не ровен час, можно и в аду оказаться.


А в аду злые черти, огонь и горячие сковородки. Гиппократ к такому не привык, он и на земле то был сыт, одет и пьян, работой он себя не загружал, лечил пациентов исключительно за деньги. Был даже такой случай, когда у пациента закончились деньги и Гиппократ отказал ему в лечении, назначив какую-то ерунду.


Пациент в скором времени благополучно скончался от инсульта. Бог конечно же все видел, но простил Гиппократу столь малую шалость, и после смерти все же отправил его в рай. Клятву Гиппократ написал как рекомендацию для своих учеников, да и клялся то он Асклепием, Гигией ,Панакеей, всеми богами и богинями .


Древнегреческих богов давно скинули с Олимпа, и они канули в лету, судьба их неизвестна. Власть на небесах давно поменялась, а поэтому Гиппократ очень удивился словам Бога, ведь он никак не предполагал, что спустя 2370 лет его клятва будет иметь для кого-то какое-то значение . Учеников то через 2370 лет у него просто не осталось .



ЧАСТЬ 1. СКОРАЯ ПОМОЩЬ



Спустился Гиппократ на землю, прямо в центральную часть России . Грязь, слякоть, холодно. Нашел офис скорой помощи, зашел в отдел кадров



-Сертификат есть? –строго спросили его



-Есть. – ответил Гиппократ и предоставил документ, который ему вручил Бог



-Завтра приступаете к работе Адам Гиппократович, к 8 утра вам на суточное дежурство .



-Хорошо. -ответил Гиппократ.



На следующий день явился на работу в 7.30, переоделся в синюю форму, познакомился с водителем, осмотрел раздолбанную «газель», пропахшую человеческой мочой.



-12-я на вызов – раздался в громкоговорителе зычный голос диспетчера.



-75 лет, давление



Гиппократ с энтузиазмом пошел в диспетчерскую за картой вызова. «Ну уж с давлением то я справлюсь, гипертоников лечил еще в античные времена» подумал он и уселся на драно сиденье рядом с водителем. Машина с надрывном ревом, тяжело тронулась с места.



-Запчасти не дают, а ее ведь в ремонт надо, ты уж Гиппократыч держись, в случае чего подтолкнешь. Я смотрю ты мужик сильный.–сказал словохотливый водитель.



Подъехали к дому, Гиппократ зашел в подъезд и подскользнулся , наступив на кошачье дерьмо. Дверь открыла бабка, осмотрела Гиппократа с головы до ног презрительным взглядом.



-Че небритый то какой, бороду отпустил , че на бритву штоль не заработал?



-Так я сегодня первый день на работе . – ответил Гиппократ



-Значит неопытный. –заключила бабка -Бахилы одевай.



-А что такое бахилы? –спросил Гиппократ



-Вот же пришлют незнамо кого. Тогда разувайся. – недовольным голосом сказала бабка.



Сняв обувь, в одних носках, Гиппократ прошел в комнату, ощутив спертый запах валерианы, прелой мочи и кошачьего помета. Бабка быстро разделась, обнажив тряпичные груди, свисающие до пупка.



-У меня вот тута болит.- сказала бабка , указав пальцем на левый бок -Печень наверное. –сообщила бабка



-Да печень вроде как справа – сказал Гиппократ



-Много ты понимаешь, учился то поди на двойки, на лекциях спал?



-Да нет вроде как учился хорошо, я раньше профессором был и ученики у меня были.



-А то не видно как ты учился, раз не знаешь где печень. Давай меряй мне давление , еще мне ЭКГ надо сделать и живот мне помни.



Гиппократ удивился таким тоном общения со стороны пациентки. В те стародавние времена с ним так никто не разговаривал, пациенты его боготворили. Измерил давление, сделал ЭКГ, послушал легкие, пропальпировал живот. Давление к бабки было такое, что с ним можно и в космос отправлять, 130/80. Услышав цифры давления , бабка возмутилась:



-Че ты мне тут пургу гонишь, перед твоим приездом мне соседка мерила, было 135/85, у меня вот тут все в тетрадке записано, мы с ней каждый час меряем.



Тут раздался звонок в дверь и бабка , накинув на себя халатик, сшитый еще во времена доисторического материализма, с прытью лани, побежала открывать дверь. Пришла соседка, та самая, которая через каждый час бабке измеряет давление. Видимо уже час прошел и наступило время тонометрии. Соседка, взглянув на врача, заверещала:



-Мы тут обе гипертоники, вот и помогаем друг другу. Измеряйте и мне давление.



Гиппократ не возражал. В ожидании гонорара от соседки , он измерил давление и ей. Гонорар от хозяйки квартиры он уже и не рассчитывал получить . Давление было 135/ 70. Соседка с сомнением посмотрела на Гиппократа:



-И что же мне теперь делать?



-А ничего. В чем проблема то? –спросил Гиппократ



-Как это в чем, у меня нижнее давление низкое, у меня обычно 80, лечи давай



-Да чем же я вас лечить то буду, вы же обе здоровы. –с раздражением бросил Гиппократ



-Как это здоровы? – заверещали обе бабки.



- Ну и врачи пошли, неучи безграмотные, лечить совсем не хотят, только денег им давай. А еще Гиппократу давали.



И тут Гиппократ впервые услышал, что ему кто-то что-то давал. Ну да, давали ему пациенты, но давали только деньги.



-А что они Гиппократу давали? – с удивлением спросил Гиппократ. -Как что? Клятву, а то ты не знаешь.



-Не знаю. А кто такой Гиппократ? - Гиппократ решил выяснить все до конца.



-А то ты нешто не знаешь? Енто бог всех врачей. – в один голос утвердили бабки. Брови Гиппократа медленно полезли вверх. Уж чего-чего, но богом он никогда не был, и появилось огромное желание признаться бабкам, что он и есть тот самый Гиппократ и что ему никто не клялся, но он промолчал, вспомнив с какой миссией его отправил сюда Бог.


Посоветовав больше по пустякам не вызывать скорую помощь, и так и не дождавшись гонорара, под недовольное ворчание бабок, Гиппократ обулся, предварительно обтряхнув от кошачьей шерсти свои носки, медленно побрел к машине.



-Че так долго?- спросил водитель



-Целый час ведь отсутствовали. У нас новый вызов , 20 лет ,умирает.



-Поехали. – сказал Гиппократ, усевшись в ободранное кресло машины. Следующий вызов был к молодому наркоману. Поднявшись в квартиру , Гиппократ почувствовал тошнотворный запах неизвестного ему зелья, увидел ободранные полы, рваный диван, неопределенного возраста личностей, которых трудно было назвать людьми и остывающее тело , уже частично покрытое трупными пятнами.



-Вот проснулись сегодня, и увидели, что ему плохо. –изрекла хриплым голосом одна из личностей.



Взглянув на нее , Гиппократ так и не понял, к какому полу она относится. Вроде бы к женскому, а вроде бы и нет. Гиппократ подошел к телу, наклонился, пощупал пульс на сонной артерии и сказал:



-Все, готов.



-Как готов? Живой, он живой еще, лечи давай.



И тут Гиппократ вновь услышал, что он сам себе какую-то клятву давал. Вновь были обвинения всех врачей в убийствах, взяточничестве, в неграмотности. Лечить труп он отказался, но поскольку толпа наступала, то он схватив чемодан, быстро ретировался.



Сев в машину, дрожащим голосом , сказал водителю:



-Звони в полицию.



Полиция приехала через 2 часа, пришлось ждать в машине . Никогда не пробовавший никотина, и не знавший что это такое, Гиппократ с удовольствием закурил предложенную водителем сигарету. Дальше было ДТП, вызов к бабке на давление, на трехдневный запор, на температуру 37.2, была перевозка скандалиста из дома в стационар.


Везде требовали надевания бахил, а про клятву самому себе он сегодня слышал раз десять. Проработав на скорой месяц, и написав кучу объяснительных на жалобы, Гиппократ написал заявление на увольнение.



Получив расчет в 17000 рублей, он отправился в ближайший магазин и купил бутылку водки. Водка ему не понравилась, особенно в сравнении с виноградным вином, которое он употреблял в стародавние времена. Но после выпитого как-то полегчало, воспоминания о пребывании в раю отступили куда-то на задний план и настроение слегка улучшилось.



ЧАСТЬ 2. ПОЛИКЛИНИКА



Устроился Гиппократ терапевтом в поликлинику. Главный врач очень обрадовался:



-Ну наконец то у нас терапевт появился, а то на 100 тысяч населения у нас только два терапевта . Все разбежались, все им зарплата маленькая . А вам, уважаемый Адам Гиппократович, я буду платить ставку, да еще 0.75 за вызовы. Только и работу буду требовать по полной программе. 6 часов на приеме и 4 часа на вызовы.



-Я работы не боюсь.-ответил Гиппократ -В былые времена я только на вызовах и работал. -похвалился он.



-Ну вот и ладушки, приступайте к работе. Кабинет вам покажет старшая медсестра.- сказал главный врач, дав понять, что беседа закончена.



Гиппократ осмотрел кабинет, его все устроило. Правда кабинет сильно отличался от того, который он имел 2370 лет назад, но надо привыкать к современным реалиям, тем более, что он на земле временно.



-Заходите. - сказала медсестра и пригласила пациента к врачу.



-Присаживайтесь . Что вас беспокоит? - спросил Гиппократ бабусю-божьего одуванчика



-Ой, доктор, голова кружится, памяти нет, забываю все, давление померяйте.



Доктор недоуменно глянул на бабусю. 86 лет. В его времена столько не жили. В его времена голова кружилась уже в 40 лет, а память исчезала и в 35. Измерил давление, давление 140/90.



-Для вашего возраста это норма.- доложил Гиппократ



-И че, ничего не назначите?



-Нет.- ответил Гиппократ



-Прям так и ничего? -удивилась бабуся.



-Это возрастная норма . -парировал доктор



-Какая норма! Я всегда хожу к врачам, меня в больницу кладут, вон я уже и узелок с вещами собрала и с собой принесла.



-А чего вы лечить то собрались?- спросил доктор.



-Как чего? Сосуды почистить. Опять же, печенку, селезенку, почки промыть.



-Да не показана при вашем заболевании госпитализация.



Бабуся вытаращила на Гиппократа свои старческие очи . Потухшие от времени очи, вспыхнули ярким пламенем от праведного гнева. Морщины разгладились, спина распрямилась, бабка стала похожа на фурию.



-Это что ты тут мне втираешь? Я и без тебя знаю, как меня лечить. А ну, пиши мне направление в больницу. Мне там пакапацца нада. Не напишешь, я на тебя жалобу в минздрав напишу.



О минздраве Гиппократ уже кое-что слышал, и неоднократно .


Его сознание представило минздрав как что-то страшное , ну наподобие лабиринта Минотавра, где после нескольких жалоб, исчезают врачи и медсестры.



Поэтому Гиппократ, подумав, с бабкой связываться не стал, и написал ей направление в больницу. Получив заветное направление в стационар, бабуся вновь превратилась в божьего одуванчика, очи прекратили метать гром и молнии, плечи осунулись, и ворча себе под нос о врачах неучах и , помянув клятву Гиппократу, шаркая старческой походкой, бабуся удалилась.



Из 40 человек на приеме , 10 человек упрекали доктора в несоблюдении клятвы Гиппократа. Далее были вызовы на температуру 37.0 к 18-летнему парню, к старушкам с давлением, к симулянтам, требующим выдачи больничного листка, на трехдневные сопли, на першение в горле. Каждый третий поминал клятву Гиппократа, кое кто клятву называл клятвой Геродоту и даже Гиппопотаму. А один похмельный алкаш даже заявил, что Гиппократ давал Гипсокартону , чем очень удивил древнегреческого доктора.



Домой пришел Гиппократ далеко за полночь. Месяц в поликлинике тянулся долго. Прием , вызовы, объяснительные на жалобы, три выговора от главного врача превратили Гиппократа из цветущего мужчины, коим он был 2370 лет назад , в усталого сгорбленного старика. Деньги , заработанные на скорой помощи, уже закончились, да и каторга в поликлинике тоже. Гиппократ уволился. Получил он за эту работу 24 тысячи рублей, 10000 из которых он заплатил за аренду квартиры.



ЧАСТЬ 3. СТАЦИОНАР



В стационаре доктора определили в приемный покой дежурным врачом . График работы сутки через сутки. Придя к 8.30 на работу, доктор очень удивился , увидев толпу пациентов в приемном покое. Все что-то кричали, возмущались что их так долго обслуживают.


Доктор очень удивился. Слово обслуживание у него ассоциировалось со словом оплата. Он спросил у медсестры, а почему люди, заплатив , до сих пор не покинули приемный покой, почему их так долго обслуживают. Медсестра объяснила Гиппократу , что в нашей стране обслуживание не привязано к деньгам, и все эти люди ждут обслуживания бесплатно, чем ввела нового доктора в ступор.


В приемнике находились парочка алкашей. Притом один из них уютно пристроился под лавочкой и мирно похрапывал, источая вокруг себя аромат мочи, кала и стойкого перегара. Другой алкаш требовал обслуживания вне очереди, поскольку бормотуха, выпитая накануне, покинула его организм вместе с мочой, а душа требовала продолжения праздника.


На лавочках сидели 3 бабульки с узелочками, прибывшие с направлением покапаЦЦа, дамочка в норковой шубке, усыпанная бриллиантами, и сопровождавшая опоносившегося мужа, да пару подростков , обкурившихся спайсов.


А тут еще скорая доставила мужчину средних лет с переломом основания черепа и его жену с внутренним кровотечением после ДТП. Медики в приемнике забегали, в первую очередь обследуя и госпитализируя пострадавших.


Дамочка с пропоносившимся мужем , начала орать, отталкивая Гиппократа от каталок с пострадавшими. Что-то кричала про мужа, что муж у нее ответственный работник, что она позвонит куда надо и по ее звонку всех тут уволят.


Услышав скандал, алкаш, у которого трубы горели, начал орать и угрожать расправой . Орал, что он тут самый больной, а сидит тут уже два часа, что пострадавшие в ДТП Гиппократу денег заплатили, поэтому, он, бросив всех остальных больных, оказывает услугу им. Затем встал в позу Фауста, вскинув руку вперед, указующим перстом ткнув в грудь Гиппократа, заявил:



-А еще клятву Домкрату давал!



Алкаш в прошлом автослесарь, про Гиппократа никогда не слышал, но точно знал, что врачи дают какую-то клятву чем-то похожую на домкрат.


Наркоманы, которых доставила полиция , услышав скандал, потихоньку ретировались, а супруга обосравшегося , оставив любимого мужа в приемнике, отправилась искать главного врача.


День прошел в постоянных криках, скандалах, оскорблениях, около 15 раз поминали клятву Гиппократа. А ночью везли разбившихся мотоциклистов, недельные запоры, пятидневную температуру, бабок с давлением, инсульты и инфаркты. Так Гиппократ и проработал в этом аду целый месяц.


Теперь он точно знал, что ад существует не только на небесах. Его филиал находится и на земле. И что такое ад, он теперь очень хорошо себе представлял. Зарплату он получать не пошел.



ЭПИЛОГ



Вновь представ перед Богом, Гиппократ опустился на колени:



-Боже прости мое заблуждение. Когда я писал эту клятву, я думал поднять профессию врача на недосягаемую высоту. А получилось так, что я опустил ее. Боже, я недостоин пребывания в раю, я готов искупит свою вину.



-Заблуждение не является виной. Я прощаю тебя. Можешь остаться в раю.- ответил Бог.



-Спасибо, Боже! Но я все же хочу искупить свою вину . Я прошу тебя , пусть мое место в раю займут люди в белых халатах. - умоляюще сказал Гиппократ.



-Хорошо. - ответил Бог



-Будь по твоему!



И с тех пор все медики земли после смерти поступают прямо в рай , минуя чистилище. ТАК РАСПОРЯДИЛСЯ БОГ.



Автор -  Кащенко Кащей Кащеевич.

Показать полностью
169

Яблоки рыжей Марты

...Яблоки в саду у рыжей Марты падали на землю и оставались там – их никто не подбирал. Деревенским в голову не приходило угоститься яблоком из ее сада. Ходили слухи, что одинокая женщина – ведьма. Потому у нее такие рыжие волосы и сад, плодоносящий даже в самый тяжелый неурожай.

В тот год яблок во всей деревне было мало. Яблони росли у каждого дома, они исправно цвели весной, но к августу на ветках не оказалось ни одного плода, не испорченного птицами или жуками. А в саду рыжей Марты деревца стояли, раскинувшись ветками, и яблоки на них росли гроздьями, сразу по несколько. Под тяжестью плодов ветки гнулись вниз, яблоки, нагретые солнцем, пахли сладко и тяжело. Они были, что называется, наливными – видно, как под тонкой, почти прозрачной кожурой мягко переливается золотистый сок. Проведешь по боку такого яблока пальцем – останется след, а через некоторое время пропадет, как не бывало.



Мы с сестрой стояли уже у самого Мартиного забора по колено в траве. Я в джинсах не боялась ни крапивы, ни щепок, торчащих из штакетин, а вот Ринке пришлось хуже: она бегала по деревне в коротеньких шортах и теперь поминутно ойкала, обжигаясь крапивой. Я посмотрела, как она чешет коленку, встряхнула, наконец, головой и решилась:


- Да ну, Рин, не бывает сейчас ведьм – двадцать первый век! Просто она сумасшедшая… Живет себе и растит яблоки – раз заняться нечем. И ничего такого, если мы возьмем одно. Пополам.


Закончила я совсем тихо, потому что на самом деле так уверена не была. Яблок хотелось, и очень! Притом, мы с сестренкой всегда рвали яблоки и сливы с соседских деревьев, а их владельцы не возражали – наоборот, совали яблочко в руку каждый раз, когда мы бенгали за солью или свечами по бабушкиным поручениям. Но с рыжей Мартой было что-то не то. Я чувствовала, что не стоит рвать ее яблоки, и бабушка бы за это не похвалила. Но нам так хотелось! А росли они только у нее.


Ринка помолчала немного, а потом сказала: - Может быть, они и ведьма, но добрая. И яблоки у нее заколдованные! Вот попробуем и превратимся в кого-нибудь, а потом нас расколдуют. Мне бабушка такую книжку читала!


Я усмехнулась. Книжки тоже читала. Там обычно бывает сказано, что во двор к одиноким теткам, которых за глаза зовут ведьмами, лезть без приглашения не стоит. Но что, с другой стороны, делать?!


Я встряхнула волосами, подняла руки и все-таки ухватилась за крепкую перекладину поперек забора.


- Рин, ты здесь меня подожди! Вдвоем долго, а я одна быстро – пару яблок сорву и бегу обратно!


Сестренка закивала.


***


В саду рыжей Марты все было иначе, чем снаружи. Темнее, сад гораздо больше, ветки яблонь плотно смыкались над моей головой. Я посмотрела под ноги – по колено в траве стою. Яблони вблизи оказались старыми, с корявыми потемневшими стволами и лишайником на ветках. А яблоки пахли уже просто головокружительно. Я протянула к одному руку – и опустить не смогла. Под соседним деревом, спиной ко мне, стояла рыжая Марта.


Она казалась гораздо моложе, чем на самом деле. Волосы были заплетены в косу, длинную, до пояса и почти уже рассыпавшуюся. Как будто заплетена давным-давно и до сих пор такая.


Подняла плавным жестом тонкую руку, сомкнула пальцы на гладком красном яблоке с ближайшей ветки. Сорвала. Обернулась ко мне, шурша платьем.Кинула. Я дернулась. Поймала брошенное яблоко. Уставилась, сжимая его в ладони, на спокойную Марту. Та прикрыла глаза и улыбнулась.


Пришла. Пришла я.



***


Потом Ринке отдала то яблоко. А сама к Марте вернулась. Лазила каждый вечер через забор, чтобы соседи не видели. Читала её книги, сидела с ногами на старом табурете. Спрашивала обо всём, что хотела узнать. Вязала из соломы простые обереги, чертила руны на деревянной столешнице ножом. Зажигала цветные свечи, сушила полевые травы. Слушала, слушала. Училась.


Что я, городская, знала о ведьмах. Не пришлось мне, конечно, летать на метле и варить приворотные зелья. У Марты не было медных котлов и птичьих чучел. Страшно сказать, у неё телевизор был. И ноутбук. Однажды, пока я вырисовывала в ряд цифры на санскрите, Марта за моей спиной сидела и смотрела « Доктор Кто» с ноутбука. С таким бесстрастным надменным лицом, какое пристало бы для изучения древних магических практик. Но практики она оставила мне. А сама предпочитала пить горький тёмный каркаде, листать какие-то затрёпанные книги – не сомневаюсь,что романы! – и тихим тяжёлым же голосом вещать мне прописные магические истины.


Книги можно было брать домой. Я читала заговоры по ночам, освещая страницы экраном мобильника. Ринка любопытствовала, и я приносила ей яблоки, возвращаясь от Марты. Бабушка качала головой. Но не препятствовала.


Тренировалась на яблоках. Первое, заговорённое на удачу, было невозможно, ужасающе кислым. Я до сих пор не знаю – совпало так или это от моего неумелого колдовства?.. Марта тогда только хмыкнула, похвалила. Даже, кажется, по голове погладила. И вытащила с антресолей ещё один ветхий пыльный том.


***


…В конце лета Марта молча открыла передо мной дверь. Кивнула на проём. Я поняла. Не место двум ведьмам в одной деревне. Шмыгнула носом. Успела привязаться к наставнице, которую когда-то так боялась. Подошла и обняла напоследок. Чтобы не расплакаться. Мы почти не говорили ни о чем, кроме колдовского искусства. Никогда. И не поговорим теперь.


Она шагнула спиной в открытую передо мной дверь. И пропала в темноте. Я осталась стоять одна. На пороге. И тут её высокая фигура снова запрынула на крыльцо, сунула в мою руку яблоко – наливное из её сада, улыбнулась мне – кажется, в первый раз, и спрыгнула на землю.


Я искала её в саду, обошла всю деревню, но она не пришла ни тогда, ни потом. Мне почему-то было спокойно: так захотела Марта, теперь она будет жить ещё где-нибудь или, может, пустится путешествовать. Не знаю. Принимаю её выбор. И учусь сама быть ведьмой.


Я съела яблоко. Перед сном. Домой не пошла, уснула на Мартиной тахте, упав поверх покрывала. А на утро расчесывалась перед её зеркалом и смотрела, как мои светлые волосы становятся рыжими. Очень-очень красиво.

Яблоки рыжей Марты Текст, Рассказ, Магия, Сказка, Яблоки, История, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: