День 3

День второй
День первый


С утра я проснулся раньше всех минут за десять, дома бы так просто не встал и с будильником.
Мы собрались и сразу же выбежали на улицу. В машине, с помощью манипуляций и сравнений распечатанного мной в яндекс.картах маршрута и картой Самары в руках парня, мы пытались выяснить в какую сторону мне нужно ехать, чтобы выехать из города на трассу до Саратова. Нам оказалось не по пути, мы попрощались прямо у подъезда, и он уехал.

Прошлым вечером, на одном из столбов я успел заметить указатель в сторону Саратова и Волгограда. Дорога, как я думал, была прямая, поэтому решил пойти в обратную сторону и, найдя указатель, двинуться в направлении выезда из города. По пути мой взгляд упал на электронный градусник, висящий на одном из зданий: 07:32, и спустя ещё пару секунд: +47. Сошёл с ума, - подумал я и пошёл дальше. Следующий градусник тоже сошёл с ума и показывал те же +47.
Третий градусник, оказавшийся в тени, я заметил издали и подходя к нему ждал опровержений, а получил +46. В тени. В полвосьмого утра.

Это конечно было забавно и всё такое, но идти было тяжело и постоянно хотелось пить, просто постоянно. Оказалось, что идти было не просто тяжело, но и мало того, бесполезно – я шёл и оглядывался на каждый столб, прошёл по одному из главных проспектов города километра с три и ничего не нашёл. Видимо ночью, мы всё-таки где-то делали повороты.

Спросив у одного из прохожих маршрут, оказалось, что мне нужно идти в обратную сторону, пока не наткнусь на какую-то там «Аврору» и трамвайные пути возле неё. Решив ориентироваться на трамвайные пути – их не заметить или потерять сложней, я пошёл обратно. Пройдя весь путь назад почти до дома, где ночевал, я увидел рельсы – перешёл их, и метров через двадцать увидел конечную маршрутных такси, которые раз в час ездили до какого-то городка рядом с Самарой, то есть как раз выезжали за пределы города, и были тем, что мне нужно. В общем, от дома, из которого я вышел утром, до этого места было метров триста. Я шёл около двух часов.

Узнав у водителей, которые курили неподалёку от своих микроавтобусов, к которым изредка подходили люди и садились, что мне по пути и выйду я там, где мне надо, я тоже сел в машину. Подождав девяти часов, мы поехали. Билет стоил шестьдесят рублей, до этого момента на всю дорогу было потрачено 22 рубля, и те в Челябинске. Не доезжая до городка, который оказался Чапаевском, я вышел на повороте с дороги, и увидел на обочине женщину, торгующую яблоками.

Подошёл к ней:

- Почём у вас яблоки стоят?

- Сорок рублей за ведёрко. (Маленькое такое, килограмма на полтора)

- А в розницу?

- Сколько у тебя денег?

- Четыре рубля, - найдя мелочь в кармане и сосчитав её, отвечаю я. Хотелось взять одно-два яблока.

Отсчитав и дав мне штук семь – восемь яблок, то есть почти половину ведра, она взяла четыре рубля, а я довольный встал чуть поодаль, начал их есть и ловить попутку. Минуты через две она подошла ко мне, и с улыбкой протягивая деньги, говорит:

- Возьми, пригодятся.

- У меня есть, - удивлённо отвечаю в ответ и вспоминаю, что с собой у меня ещё примерно две с половиной тысячи. Мало, конечно. Очень мало, для поездки на такое же расстояние, сколько денег, но всё-таки.

В итоге мы минуты три спорили, и мне пришлось взять мелочь, иначе спор грозил затянуться. Радостная своей помощью, женщина села назад на перевёрнутое ведро и снова открыла книжку, продолжив читать в ожидании покупателей, а я вновь вытянул руку с большим пальцем.

[2019 – что руководствуется людьми, когда они меняют своё решение. Ведь прошло десять лет, а я пишу сейчас и думаю о яблоках в ведре. Я желаю ей здоровья, даже не зная, жива ли эта женщина. Я не помню вкуса этих яблок, не помню её лица. Помню дорогу, сухой пыльный песок обочины и прочитав при редактировании вспоминаю детали. Кто-нибудь прохожий сможет когда-нибудь вспомнить так меня?]

Машины останавливались часто, штук пять минут за двадцать, но всем оказывалось не по пути. Время было что-то около десяти и желудок явственно намекал о завтраке – всячески урчал и мешал мозгу адекватно воспринимать информацию. Достав из палатки (в рюкзак не влезли) плавленые сырки, купленные в Самаре вчера вечером, я их открыл и попробовал – оказалось на такой жаре, они за несколько часов уже испортились. Пришлось все их выкинуть, вместе с консервой, есть которую я тоже побоялся. Остались хлеб и два-три завалявшихся с первого дня поездки огурца.

Скоро остановилась ещё одна машина, водитель сказал что поворачивает в деревню, километрах в пятнадцати дальше. Мне к тому времени наскучило стоять в одном месте, я залез к нему в авто и мы поехали. Проехав свой поворот, он сказал, что довезёт меня либо чуть дальше – до второго поворота, либо может высадить чуть поближе – у кафе. Я решил выйти у кафе, мы остановились, я сказал «спасибо», узнал расстояние до ближайшего паркинга (в пятнадцати километрах) и он уехал.

Солнце к тому времени было в зените. Оно вообще весь день было в зените, и никуда деваться не собиралось, светило и светило. Туч и облаков не было, жара стояла невыносимая, хотелось пить. Просидев час у этого «кафе» - непонятного закрытого сарая с рядом расположенным деревянным столом под открытым небом, к которому меня довёз человек, едущий в деревню, и выпив треть запаса воды – литровую бутылку, я понял, что делать тут нечего - машины пролетали на огромной скорости и даже не пытались остановиться, а вода такими темпами кончилась бы через два часа. Пришлось встать и решиться идти вперёд, дальше. Режим был такой – пройти два километровых столбика и сесть отдохнуть на десять минут. Всего семь заходов, последний в три километра.

На десятом километре на ногах снаружи, на уровне коленей, появились кровавые ссадины – от сумки с палаткой, которая была нагружена всеми запасами воды и весила достаточно много, поэтому, когда болталась - шаркалась об ноги. Руки тоже были в мозолях – ручки сумки с палаткой явно не предназначались для такого веса (В сумке для палатки у меня лежали и другие мои вещи, помимо воды). Я шёл, старался сконцентрироваться на дыхании и ни о чём не думать. Часа за три дошёл до паркинга, бросил обе сумки, сел на них, выпил оставшиеся пол литра воды залпом и подумал – здесь хотя бы можно будет набрать воды, и не мучиться от жажды. Пока не сяду в машину, никуда отсюда не уеду.

[2019 – я до сих пор помню этот путь. Было тяжело. Как и в первый день, казалось, что всё зря, что это дурацкая затея и невозможно так ехать]

Сидеть было лучше. В кафе была вода.

[2019 – может показаться странным, находиться посреди трассы, вдали от городов, деревень, от людей, рядом с одиноко стоящим зданием кафе, время всё равно приближалось к вечеру. Кафе могло закрыться и я останусь один на один с миром – посреди дороги.

Но такие путешествия учат одному простому факту – мы всегда один на один с миром. Даже если идём вместе]

Я ждал очень долго, наверное, не меньше, чем перед Уфой в конце первого дня. Точного времени не назову – оно тянулось как резина, медленно и незаметно. Наверное больше двух часов. В конце концов, проезжающий по дороге автобус мест на двадцать, остановился возле меня и открыл двери. Я удивлённо поднялся по ступенькам и спросил у водителя:

- До Саратова довезёте? – Удивлённо, потому что за проезд в автобусах, как вы знаете, принято платить. А автобус был полон пассажиров, только три места в конце салона пустовали. Водитель ответил мне, что до Саратова не доедет, но до Балакова довезёт. Ну хоть до Балакова, подумал я и так же сказал вслух. Водитель приглашающе махнул мне, и я прошёл к свободным местам. Сел, двери закрылись, и мы поехали. В моих мыслях это Балаково было небольшой деревенькой близ Самары, максимум, на что я рассчитывал проехать – километров пятьдесят. Но шло время, мы ехали час, потом второй, ещё час. Потом сломались и встали на ремонт возле придорожного ресторанчика в каком-то посёлке. Минут сорок водитель со своим местным другом латали автобус, пока пассажиры пережидали жару в ресторанчике и попутно обедали.

Внезапно возле автобуса столкнулись два порыва ветра и возник вихрь из песка – высотой метров пятнадцать-двадцать, и шириной метров пять. Выглядело красиво, все, кто остался в салоне, выбежали посмотреть на него, но он уже рассасывался. Жизнь его оказалась недолгой – всего секунд двадцать. Но в самом его начале, мне хватило ловкости достать фотоаппарат, включить его и высунув руку из салона запечатлеть себе кусочек уже растворяющегося вихря себе на память. Сначала я подумал, что такие явления здесь обыденны, но по удивлённым взглядам понял, что люди удивлены не меньше меня. Приятно, увидел что-то необычное.

За то время, что мы ехали, в автобусе я познакомился с двумя парнями года на два старше меня. Узнав, сколько у меня с собой денег, они угостили меня салатом и гречкой в пластиковых тарелках в упаковке, купив всё это в том ресторанчике, возле которого мы ремонтировались. Оказалось, они оба живут в Балаково, и это никакая не деревня, а город с населением почти в 200 тысяч человек, своей атомной электростанцией, являющейся крупнейшей в России, 8% энергии которой доходит и до Урала. Помимо этого, там находится Саратовская ГЭС, так же в Балаково. Мало того – от Самары город находился всего в 250 километрах. Проболтав с одним из этих парней до самого города, мы не заметили, как приехали на автовокзал. Ещё километрах в пяти от города нас остановили местные ГАИшники – они во всей области были одеты в белые рубашки и брюки, наподобие милицейских, что выглядело довольно непривычно и забавно. Скорее всего это связано с неимоверно ярким солнцем, так хоть часть его лучей отражается.

По пути один из парней, Антон, предложил мне такой вариант – за ним на вокзал приезжает друг на машине, мы все вместе едем до Антона, там он берёт ключи от своей машины, и везёт меня на Волгу – купаться. В целом вариант меня устраивал – время уже было около семи вечера, а в автобусе стояла невыносимая жара – если уж с утра было +47, страшно представить, сколько градусов было днём в автобусе, полном людей. При выходе из автобуса я сказал спасибо водителю, на что он посоветовал подойти к «воон тому водителю в автобусе», указав на одного из водителей одного из автобусов, и спросить, довезёт ли он меня до Саратова. Я ещё раз поблагодарил его, и вышел на улицу из духоты салона.

Подумал, что видимо, водители между собой хорошо знакомы, и мне повезло. Радостно захожу в автобус, стоящий чуть позади нашего, и не менее радостно спрашиваю:

- До Саратова довезёте?

- Довезём, - отвечает мне кондуктор, сидящая в кресле слева у двери. Водитель тем временем копошился в каких-то документах. Я вышел из этого нового автобуса, добежал до Антона и попрощался, сказал, что меня, похоже, сейчас довезут до Саратова, в спешке мы пожали руки и я, ещё более радостный, залетаю обратно в автобус, но не успеваю пройти и метра внутри, как меня останавливает кондуктор:

- Эй, а деньги заплатить?

Естественно весь салон с любопытством поворачивается в мою сторону: разыгрывался редкий спектакль. Я понял, что никакой договорённости не было, а водитель посоветовал просто наудачу попробовать договориться.

Ну, делать нечего, я говорю:

- Деньги? Мы видимо друг друга неправильно поняли, - и под ещё более любопытные взгляды разворачиваюсь и выхожу. Думаю, вот блин, если сейчас из-за этого автобуса упущу шанс доехать до Волги в незнакомом городе, потом ещё устану выбираться отсюда на трассу. Обхожу автобус и вижу – Антон стоит возле своего друга и его машины, ещё не уехал. Смеётся и машет мне. Иду к ним, знакомит с другом, спрашивает про автобус. Потом садимся, и друг подвозит нас к его дому, а затем уезжает, пожелав удачи. Мы едем в каком-то кроссовере, вроде кайена, я не помню модель, помню, что там работал кондиционер – и это, после поездки в душном автобусе с неоткрывающимися окнами – просто прекрасно.

- Извини, домой впустить не могу сейчас, людей много там, праздник - говорит Антон, - но я быстро, сейчас ключи только возьму и попить что-нибудь вынесу.

Я сажусь на ступеньки у подъезда и глядя на скамейку, которую целиком оккупировали четыре старушки, невольно слышу их трёп, они как раз говорили про то, какой Антон хороший парень – жениться собрался, не буйный, бла, бла, бла.

Минут через десять он вышел с полторашкой ледяного домашнего кваса, отдал её мне, сказав, что попил дома, и мы поехали на Волгу.

Антон довёз меня не просто до берега Волги, а выехал за пределы города, чтобы мне оттуда было удобней – метров через 100 впереди был пост ГАИ. По пути из города мы проехались по плотине ГЭС через всю реку, которая была шириной полтора километра. Что, впрочем, ещё мало, учитывая, что возле Ульяновска Волга достигает в ширину 32 километра, а берега там не видно вообще, будто на море.

Приехав на пляж, мы искупались, он рассказал про свой город пару смешных историй, поговорили обо всём понемногу, и ему нужно было собираться – к 8 часам в загс, на какое-то собрание, он сам не знал зачем.

Мы обменялись номерами телефонов и icq, постояли у машины, ещё поговорив, и он уехал. Я же решал, что мне делать – остаться на берегу Волги, поставить палатку, впервые отдохнуть часа два-три перед сном и никуда не идти, ничего не ждать. С утра искупаться, собраться и двинуться в путь. Или же идти сейчас – с возможностью никуда не уехать и остаться у дороги в палатке без воды – оказывается, я забыл взять в машине у Антона и бутылку с квасом, и купленную им же для меня банку с минералкой.

Но подумав минут десять, я решил, что лучше уж постараться как можно быстрей добраться до моря, а там уже и наотдыхаюсь. Оделся, обулся – и пошёл в сторону поста ДПС. Казалось правильным использовать полученные в результате пересечения часовых поясов +2 часа не на отдых, а на дорогу. Хотя уже начинало темнеть – вообще, чем ближе к югу, тем быстрей и раньше садилось Солнце. У нас в Челябинске часов в 10 только начинало темнеть, а за Самарой в 9 уже была ночь. Дальше – ещё раньше. Я шёл медленно, идти было в гору и далеко, шесть километров по дороге до перекрёстка на Саратов. Пришёл я туда в полдесятого, хотелось пить. Поэтому увидев на перекрёстке очередную кафешку, я зашёл внутрь и отстояв очередь, состоящую из мужа и жены, уставших с дороги и решивших перекусить, спросил у официантки есть ли у них питьевая вода? Видимо вопрос был поставлен неверно, и оказалось, что питьевой воды в кафе нет. Она посоветовала мне выйти на улицу и попробовать попросить воды у сторожа, «у него вода в бочке есть».

Да пошли вы, делать мне больше нечего, воду выпрашивать, - решил я, и пошёл в сторону дороги. С жажды не помру. Времени было около десяти часов, хотелось спать – длинный день выдался. Вроде и фонарь какой-то светил в отдалении, чуть ближе к перекрёстку, на заправке. На улице уже давно была ночь. Но я решил добить этот день до победного и стоять, пока ещё люди ездят, подошёл к обочине и стал ловить машину. Начался сильный ливень. Идти было некуда. До Балаково шесть километров. На перекрёстке – только эта кафешка, которая наверняка скоро закроется. С одной стороны, думалось что ночью будут реже останавливаться, бояться. Темно, ничего не видно, какой-то перекрёсток, ливень…

С другой – наоборот подумать, что я так могу стоять до утра, весь мокрый, холодно, и решиться подвезти. Пока я стоял прошло минут двадцать. Потом остановился мужчина, которому оказалось не по пути, он сразу же уходил вправо. Следом за ним остановилась десятка и наконец я услышал долгожданное:

-Садись!

Мы поехали и начали разговор. Человек оказался добрым, мужчина лет тридцати двух – тридцати пяти.

[Боже! Надеюсь ему было около сорока, а я очень ошибся. Наверняка так и было. Серьёзно. Сейчас я помню – ему с виду много больше, чем мне сейчас.]

Он занимался чем-то, связанным с реабилитацией после алкоголя и наркотиков. Ехал он почти до Саратова, километрах в пяти сворачивал к своей деревне. Вдоволь наговорившись – ехали долго, мы стали слушать диски с музыкой. Вначале играло что-то незнакомое, но приятное, я в этот момент глядел в окно и думал о том, как далеко умудрился проехать и сегодня, несмотря на то, что путь оставался неблизкий. Потом включилась песня из «Бременских музыкантов», Паша (так его звали) пошутил, что это видимо мой девиз. Видимо, ответил я и стал слушать песню, глядя в окно и улыбаясь. Знаете, это по-настоящему восхитительное чувство, уехать одному на другой край страны, неизвестно куда, туда, где никогда в жизни не был, на расстояние, которое становится существенным даже в масштабах глобуса, без денег, без маршрута, познакомиться на дороге с незнакомым, но хорошим человеком, ехать в его машине и думать о путешествиях, когда в колонках вдруг звучат такие слова:

Мы свое призванье не забудем:

Смех и радость мы приносим людям!

Нам дворцов заманчивые своды

Не заменят никогда свободы.

И на твоих руках вырастают огромные, жирные мурашки.

Они соединяют тебя со вселенной.

Мы доехали почти до Саратова, город уже заманчиво мелькал своими огнями вдали, приглашая в гости. Паша предложил мне переночевать у него, сказал, что есть такая возможность. Но нужно будет свернуть в деревню, это пятьдесят километров с дороги. С утра обещал выехать вместе со мной, ему было по пути – ехать в Ульяновск, и довезти меня до выезда из Саратова. Я согласился. Пока ехали дальше, разговорились о природе, оказалось он жил раньше ближе к Уралу, тоже привык к берёзам, которых тут нет, поэтому когда искали где строить дом, объездили всю область, пока не нашли эту деревню: «Ягодная поляна», которая была как раз окружена берёзами. Почему-то я не удивился названию, лишь улыбнулся - где ещё жить такому человеку, как не в Ягодной поляне?

Минут за пятнадцать доехали до места, вышли из машины, нас встречала собака – нечто беспородное, но доброе, виляющее хвостом и тыкающееся холодным носом мне в ладони. Ещё, наверное, стоит описать дом: зайдя в него, я был приятно удивлён. Словно кто-то взял и запустил The Sims 2, построил квадратный двухэтажный домик примерно 6х6 плиток, и аккуратно, с изящным вкусом наполнил его дорогими, но не вульгарными вещами. Обставил уютно, по-домашнему. Картины, висящие на стене – хотелось рассмотреть, в кресло, стоящее у стены – сесть. И так со всеми вещами. Всё было на нужных местах, казалось идеальней и не придумаешь. Я искупался (если можно назвать купанием ледяной душ без горячей воды), затем мы сели к столу. Хотя была ночь, на столе была расставлена целая куча блюд, словно здесь какой-то царский приём, или же я оказался персонажем сказки маша и медведи. Стояли и жареные баклажаны, и суп, и гречневая каша, мясо, кукуруза, всего и не вспомнить. Запомнился хлеб - я смотрел на него и перед тем, как взять подумал, что свежий кусок стал бы идеальным завершением ужина и целостности общей картины впечатлений, взял в руки - он оказался вчерашним. Не сухим, а вчерашним. С колоссальным сожалением поднеся хлеб ко рту и откусив его я чуть не открыл рот - он был ВКУСНЫЙ. Именно с заглавных букв, вчерашний хлеб никогда не бывает даже просто вкусным, лишь съедобным, а тут... И я понял, что именно суховатый хлеб был дополнением к этому ужину. Он подходил и создавал ощущение реальности – что-то должно быть не идеальным. Потом попили чай, и поднявшись на второй этаж Паша показал мне на пустую комнату с кроватью – там мне предстояло провести ночь. Второй этаж был чистый, но пустой, не обставленный мебелью. Мне расстелили кровать, и пожелали спокойной ночи. Я разделся, лёг в кровать. Было до ужаса приятно и хорошо, казалось лучше сейчас и быть не может, но я ошибался – стоило об этом подумать, как я заметил прямо над своей головой, чуть дальше основания кровати большое пластиковое окно, которое мне тут же захотелось открыть. Я встал, потянулся к ручке, повернул её… и в этот момент вся комната наполнилась звуками ночи – шелест тёплого ветра и листьев, пение каких-то неизвестных мне птиц, вдали был слышен лай собак, а небо было усыпано звёздами. Я лёг на кровать. Я рискнул идти дальше от Балаково.

Разодрал в кровь ноги утром на трассе, прошёл кучу километров днём, вечером, назло всему стоял под дождём посреди темноты и неизвестности, и вот - глядя вверх – прямо через окно, на звёзды, снова улыбаясь, я засыпаю.

Лучшие посты за сегодня
6377

Свингер пати

Свингер пати
6122

Шубохранилище

Шубохранилище
5814

В Тюмени трёхлетняя голодная девочка просила еду у курьера

В Тюмени трёхлетняя голодная девочка просила еду у курьера Тюмень, Новости, Негатив, Дети
Показать полностью 1
5506

Цитата

Цитата Заявление народу, Цитаты, Политика, Повтор, Картинка с текстом, Галина Старовойтова
4795

Такой бабушке нельзя доверять детей

Показать полностью
4269

Почему их так не любят?

4008

Отец трех дочерей

Отец трех дочерей Маша и медведь, Лига тупых, Отец, Родители и дети, Тупость
3423

Л - логика (работодателей)

Л - логика (работодателей) Зарплата, Работодатель, Карьера, Работа, Увольнение
Показать полностью 1
3356

"Щедрое" предложение от Сбера

3306

Новости ихтиологии

Новости ихтиологии Юмор, Из сети, Осетр, Браконьеры, Миграция, Скриншот
Показать полностью 1
3303

Ответ на пост «Почему на нашем телевидении разрешено рекламировать кредиты в 5,9% годовых, которые являются откровенным враньем?»

Показать полностью
3260

Когнитивный диссонанс

Когнитивный диссонанс Работа, Конфликт, Кавказцы, Данила Багров, Северус Снейп, Когнитивный диссонанс, Картинка с текстом
2757

Ответ на пост «После того как талибы запретили женщин на телевидении...» 

2747

Коварный замысел)

2595

Какая свадьба самая веселая?)

Какая свадьба самая веселая?) Свадьба, Драка, Комментарии на Пикабу, Длиннопост
Какая свадьба самая веселая?) Свадьба, Драка, Комментарии на Пикабу, Длиннопост
Показать полностью 2
2588

Ответ Duuremaar в «После того как талибы запретили женщин на телевидении...» 

2363

Ответ на пост «Почему на нашем телевидении разрешено рекламировать кредиты в 5,9% годовых, которые являются откровенным враньем?» 

2334

Да нафиг он тебе нужен, когда есть я

2299

Перевожу иностранный твиттер #2

Перевожу иностранный твиттер #2
2273

Неудачная удача

Неудачная удача Неудача, Выигрыш
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: