22

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Добро пожаловать в ад! Такое зловещее приветствие встречает путников у входа в музей - сад «Ад и рай», расположенный в таиландском местечке Банг Саен, немного севернее Паттаи.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Раньше территорию музея занимал буддийский монастырь, в стенах которого причудливо переплелись, образовав неделимое целое, элементы восточной и западной религии и культуры. Сейчас это одно из наиболее посещаемых туристами мест, где не смолкая звучит «очередь» затворов фотокамер.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Множество скульптурных композиций красноречиво воссоздает атмосферу загробной жизни: райской – для безгрешных, и исполненной страданий – для тех, кто при жизни игнорировал священные заповеди и каноны.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Краски для скульптур использованы невероятно стойкие и сочные, а буйству фантазии создателей можно позавидовать – настолько разнообразны многочисленные сюжеты, по мотивам которых воспроизведены натуралистичные сцены.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Первая часть сада посвящена мирным картинам рая, ожидающего последователей великого Будды: скульптурные изображения повествуют о земном пути Святого, его деяниях и общении с преданными адептами, а также приоткрывают завесу над таинством медитации. Статуи отличаются незаурядными габаритами – большинство фигур выше человеческого роста, и это добавляет драматизма молчаливому театру.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

А вот прежде чем вступать во вторую часть сада, стоит хорошенько задуматься – стоит ли? Во всяком случае, детям и впечатлительным взрослым от посещения «ада», шокирующего откровенными сценами насилия, лучше воздержаться. Изощренные пытки грешников изображены чрезвычайно реалистично, с душераздирающими подробностями.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Это вспоротые животы и отданные на растерзание хищным птицам внутренности, немилосердно расчленяющие тела острые топоры, насквозь пронзающие и ввинчивающиеся в животы жуткие штопоры и многое другое. Самое безобидное – корчащиеся в котле с бурлящей жидкостью тела. Мило, не правда ли?

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Вероятно, создатели музея убеждены в том, что цель оправдывает средства, даже если не все посетители приходят в восторг от увиденного, ведь каждая из многочисленных композиций красочно иллюстрирует прописную истину: рай – удел праведников.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

А воры, убийцы, клеветники и изменники, увы, обречены на вечные муки. Назначение скульптурного театра – воззвать к светлой стороне вероотступников и дать им возможность, пока не поздно, исправить ситуацию.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Центральная часть сада посвящена самой запоминающейся сцене, изображающей изможденных мужчину и женщину с искаженными лицами и свисающими ниже пояса языками. Надпись рядом с устрашающей скульптурой призывает не прельщаться дарами дьявола и уверяет, что истинный путь к счастью открывают ежедневные жертвоприношения. «Сладкую парочку» окружают другие грешники, выглядящие не намного лучше главных героев композиции.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

К счастью, на окраине парка есть местечко, где можно избавиться от мрачных мыслей, навеянных прогулкой по саду: там, в тени деревьев, притаился небольшой милый прудик, где обитают огромные черепахи. Гигантских «тортилл» можно угостить черепашьим лакомством, продающимся в киоске по соседству.

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Медлительные рептилии охотно подплывают к туристам и даже не отказываются доверчиво отщипнуть булочку прямо из человеческих рук. Что же, неплохая идея – дать отдыхающим шанс завершить необычную экскурсию богоугодным поступком.

Источник: http://tourpedia.ru/thai-heaven-and-hell/ © Энциклопедия Туризма TourPedia.ru

Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть
Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть
Демоны Азии, часть 1: Адский сад Банг Саен Буддизм, Юва, Таиланд, Демон, Длиннопост, Крипота, Жесть

Найдены дубликаты

Отредактировала LampaKota 1 год назад
+2

похожий храм есть в пханг-нге, км 50 от пхукета

дорога в ад лежит через туловище огромного дракона - заходишь в пасть и выходишь из хвоста

там еще пещера, где живет монах-отшельник

а дорога в рай - по тонкой узкой лесенке на скалу поднимешься, и вид сверху шикарный

раскрыть ветку 2
-1

А черти там есть?))) В аду они должны быть, и название моего поста соответствующее, будут и другие записи

раскрыть ветку 1
0

да, там рогатые чуваки, собственно, и руководят пытками. А огромный рогатый мужик (видим, Сам) сидит на троне, созерцает и выносит приговоры

0
А с копьями и палками видимо праведники.
0

Это алкаши из моего двора...

0

Напомнило из Tenchu (2-я кажется часть) на PSP, там была деревня с прокажёнными...вот такие ребята, что на фотках...

0

А где же фотографии "рая"? Хоть одна? Хочу посмотреть

раскрыть ветку 3
0

Рай малоинтересен, Будды стоят и бодхисаттвы парят в облаках))) нет движухи, как в аду)))

раскрыть ветку 2
+1

Ясно-понятно, что рай скучный. Но фото надо - для сравнения.

раскрыть ветку 1
0
Я не религиовед, но разве в буддизме есть понятие рая и ада?
раскрыть ветку 1
+2

Нарака - ад в буддизме https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BA...

Похожие посты
56

Демон сонного паралича

Демон сонного паралича Крипота, Демон, Сонный паралич, Медиум, Вызов духов, Длиннопост

- Мама, а когда папа вернется?- Миша оторвался от игрушек и, подняв голову, посмотрел на маму.- Почему его больше с нами нет?

Елена отвернулась, чтобы сдержать слезы. Костя был всегда здоровым упитанным мужчиной, но когда врачи объявили, что у него опухоль и жить осталось недолго, стал худеть на глазах, и за месяц превратился в ходячий скелет. Он до последнего боролся за жизнь, но победить рак не смог.

Семилетний Миша так и не понял, почему папы больше с ними нет и постоянно спрашивал, где он. Елене было и так тяжело без Кости, так еще и Миша постоянно напоминал о нем. Он стал капризничать, отказывался есть и плохо спать. Елена стала раздражительной и все больше и больше думать о суициде. Единственное, что ее удерживало от этого, с кем останется Миша.

Однажды, проглядывая газету, она увидела маленькое объявление. Медиум, с большим стажем, обещала связаться с умершими близкими.

- Мария, медиум в седьмом поколении, умеет вызывать и общаться с духами умерших, - прочитала вслух Елена. На фото на Елену смотрела приличная женщина, лет сорока.

- Может это правда,- Елена набрала номер телефона и стала слушать гудки.

- Слушаю вас, - прозвучал приятный женский голос.- Чем могу вам помочь?

- У меня умер муж,- с трудом, проглотив комок в горле, произнесла Елена.- Я бы хотела связаться с ним. Вы сможете мне помочь.

- Разумеется, милая,- зарокотал в трубке голос.- Вы обратились по адресу. Обычно я принимаю у себя, но иногда выезжаю на дом. Но, учтите, мои услуги стоят дорого.

- Сколько?- замерла Елена.

-50 тысяч рублей за сеанс. Вызов духов тяжелое испытание для медиумов. В эту сумму так же входят магические аксессуары и дорога на такси. Если вы согласны, то я могу приехать завтра.

- Согласна,- без раздумий решилась Елена. Если все правда, и она сможет поговорить с мужем, это стоит денег. Она сообщила Марии адрес и положила трубку. Потом подошла к Мише, который сидел на полу и играл в машинки, и погладила его по голове.

- Все будет хорошо, - прошептала она, сглатывая слезы.- Мы справимся.

Миша поднял голову и посмотрел на маму.

- Завтра папа придет?

Елена быстро вышла из комнаты и разрыдалась.


Звонок в дверь застал Елену на кухне. Быстро вытерев мокрые руки полотенцем, она бросилась открывать дверь. На пороге стояла маленькая женщина, в дорогом пальто, с меховым воротником.

- Мария?

Женщина кивнула головой и прошла в квартиру, обдав Елену ароматом дорогих духов.

- Можете не разуваться,- запоздало крикнула она медиуму, когда та уже прошла в комнату.

- Муж? – Мария, бесцеремонно, взяла с серванта семейную фотографию. Елена кивнула головой. Константин стоял в центре, держа на руках смеющегося Мишу. Второй рукой, он обнимал Елену, которая светилась счастьем.

- Он любил вас, - Мария повернулась к Елене.- Я чувствую вибрации исходящие от этой фотографии.

Елена кивнула головой. Эта фотка была одна из последних, где Костя выглядел здоровым.

- Ну что, приступим?- Мария, по деловому, растерла руки и ожидающе посмотрела на Елену.

- Ах да, деньги,- оно протянула медиуму пачку пятитысячных.- Надеюсь, вы работаете без обмана.

- Голубушка, - довольно хохотнула женщина.- У меня еще не было недовольных клиентов, ни живых, ни мертвых.

Она скинула пальто и осталась в красном обтягивающем платье, застегнутом на черные пуговицы до самого горла. Поставив сумку на стол, она стала вытаскивать из нее странные вещи. Толстую, повидавшую жизнь, потрепанную книгу, ароматические палочки и свечи.

- Где сын? –спросила Мария.

- У соседки, - быстро ответила Елена.- Я не хочу, чтоб он присутствовал при этом.

- Правильно сделали,- кивнула женщина.- При вызове духов, в комнате должна быть абсолютная тишина. Она чиркнула спичкой и зажгла свечи.

- Дорогуша, выключи, пожалуйста, свет.- Мертвые любят темноту.

Елена бросилась к выключателю. Комната погрузилась в сумрак. Тени от горящей свечки заплясали на лице медиума, придавая ей загадочный вид.

- Начало хорошее, - удовлетворено сказала Мария. - Свеча горит ровно и сильно, значит ритуал будет хороший, - она подожгла от свечки палочку благовония и провела ею над столом. Белый сладкий дым окутал Елену, которая сидела напротив медиума и смотрела как кролик на удава, завороженная ее действиями.

Мария открыла книгу на закладке и пошевелила губами, словно вспоминая заклинание вызова.

- Дорогуша, - она, наконец, посмотрела на Елену. - Протяни ко мне руки.

Елена почувствовала, как мягкие теплые пальцы обхватили ее ладони.

- Запомни правило, которое нельзя нарушать, - голос Марии стал гипнотизирующим. – При вызове духов нельзя разрывать руки. Незаконченный ритуал, может привести к нехорошим последствиям, высвобождая в мир живых неизвестно кого.

Елена кивнула головой и крепко вцепилась в руки медиума.

- Хорошо, - Мария закрыла глаза и стала тихонько петь, раскачиваясь на стуле. Из ее рта вылетали незнакомые слова, которые пугали и очаровывали, одновременно.

Через пять минут Елена устала прямо сидеть и у нее заболела спина. Она открыла глаза. Медиум продолжала раскачиваться перед ней, бормоча незнакомые слова.

- Долго еще?- тихо спросила она Марию.- Костя здесь?

Пение прервалось.

-Тихо, - строго сказала медиум. - Вы мешаете мне погрузиться в транс.

Елена послушно закрыла глаза и попыталась поймать волну умиротворения и спокойствия. Но в голове появились крамольные мыслишки, что вот за это представление, она, только что, заплатила 50 тысяч рублей. И перед ней сидит обыкновенная мошенница.

Она снова открыла глаза и посмотрела на часы. Прошло уже полчаса.

- Где мой муж?- громко спросили она.- Я хочу слышать моего мужа.

Медиум вздрогнула. По ее лицу пробежала гримаса недовольства.

- Вы только что сбили мою настройку.

- Вы мошенница,- Елена выдернула руки и встала со стула.- Убирайтесь из квартиры, немедленно.

Она включила свет и выжидающе уставилась на Марию.

Медиум встала и покачала головой.

- Нельзя просто так взять и вызвать духа. А потом оборвать связь. Канал останется открытым и через него к вам может проникнуть темная сущность. Надо закончить ритуал.

- Вон, - крикнула Елена.- Как вам не стыдно зарабатывать на горе других.

Мария пожала плечами.

- Ваше право, но то, что с вами будет потом, я отношения не имею.

Она накинула пальто и собрав вещи со стола, гордо направилась к выходу.

- Деньги, - перегородила ей путь Елена.- Верните мои деньги.

- Только половину, - недовольно произнесла медиум, отсчитывая банкноты. - Ритуал был выполнен наполовину и если бы вы мне дали…

- Вон,- Елена выхватила деньги.- Я не хочу больше вас тут видеть и слышать.

Захлопнув дверь, она прислонилась к ней спиной и горько вздохнула.

- Мы справимся, Костя. Я тебе обещаю.

В комнате, в глубокой тишине, на серванте, неожиданно упал портрет мужа.


Уложив Мишу спать, Елена отправилась в ванную. Она долго разглядывала свое отражение в зеркале. Сухим ломким волосам давно требовался хороший шампунь. А постаревшее, осунувшееся лицо, с мешками под глазами, явно не вызывали симпатию у окружающих.

- Старая бабка, - грустно констатировала факт Елена. После смерти мужа, она давно перестала обращать на себя внимание. Намылив лицо мылом, она нагнулась, чтобы смыть его. Долго умывалась горячей водой, приводя себя в чувство. Наконец, почувствовав, что уже больше нет сил терпеть кипяток, она выпрямилась. Зеркало сильно запотело от пара, и проведя по нему рукой, она вздрогнула и отшатнулась. Из зеркала на нее смотрел Константин.

- Костя?- недоверчиво спросила Елена.- Это ты?

В комнате хлопнула дверь шкафа и зазвенела посуда. Лампочка в ванне замигала и погасла. Квартира погрузилась в темноту. В наступившей тишине послышался скрип половиц, словно кто-то большой и тяжелый, стал ходить по квартире.

- Кто здесь?- Елена осторожно выглянула в коридор и щелкнула выключателем. Свет не работал. На ощупь, ведя руками по стене, она прошла на кухню и достала спички. Шорох за спиной заставил ее замереть. Кто-то тяжело задышал около ее уха, заставив похолодеть спину.

- Костя? – она чиркнула спичкой и обернулась. Черная бесформенная тень метнулась в коридор, скрываясь от яркого света пламени. Судорожно дергая ящики стола, Елена вытащила свечу и подожгла фитиль. Неровное, дрожащее пламя осветило кухню. Прикрыв огонек рукой, она снова вошла в ванну.

- Костя?- она посветила на зеркало. Отражение высветило испуганную женщину, с горящей свечкой в руках. Елена еще раз протерла зеркало рукой, словно это могло ей помочь увидеть мужа. Тени, от дрожащего огонька, заплясали на стенах ванны, сплетаясь в причудливые узоры. На границе света и тьмы снова мелькнула чья то большая тень.

Неожиданно, Елена услышала голос сына. Он с кем-то разговаривал и весело смеялся.

- Миша,- громко крикнула она.- Кто у тебя в комнате?

Сын, не обращая внимания на ее крик, продолжал весело смеяться.

- Я иду,- Елена выставила вперед свечку и вышла в коридор. Тьма, перед ней, неохотно расступилась. Подойдя к комнате сына, она дернула ручку двери. Закрыто. Непонимающе, она снова попыталась ее открыть. Заперто.

-Этого не может быть,- прошептала она.- У этой двери нет замка.

Елена, с силой, надавила на дверь плечом и смогла чуть-чуть ее приоткрыть. Она едва успела заметить пустую Мишину кровать, как кто-то изнутри, с силой, надавил на дверь и снова захлопнул ее.

- Нет, - она снова задергала дверную ручку. - Пусти меня, там мой сын. Миша!!!

Внезапно, в комнате, вспыхнул свет и дверь распахнулась. Миша сидел на полу и держал в руках папину фотографию.

- С тобой все в порядке? - Елена подхватила сына на руки.- С кем ты разговаривал?

- С папой, - Миша заулыбался, показывая фотографию.- Он сейчас в другом месте и не может прийти. Но он сказал, что мы можем прийти к нему.

-Этого не может быть,- Елена прижала ладонь Мишиному лбу.- Ты заболел.

-Нет, - закапризничал Миша.- Мы можем к нему прийти. Просто для этого надо умереть.

-Ты не понимаешь, о чем говоришь, - Елена отнесла сына в кровать и накрыла одеялом.- Уже ночь, спи давай.

Она подняла с пола Костину фотографию и подошла к двери. Подергала ручку, которая свободно ходила. и недоумевая, покачала головой.

- Заела что-ли? – она недоумевая, покачала головой.- Надо завтра мастера вызвать.

Оставив дверь приоткрытой, Елена рухнула в свою кровать и закрыла глаза. День был слишком тяжелый, чтобы сейчас думать о том, что она видела и слышала.

-Как же мне тяжело без тебя, Костя, - прошептала Елена и погрузилась в тяжелый, без сновидений, сон.


- Вот ты где спрятался? – Костя подхватил сына и подбросил в воздух. Миша счастливо засмеялся, размахивая руками. Елена прислонилась к косяку двери, наблюдая за ними.

- Осторожнее, не урони,- предупредила она мужа.- Миша у нас один.

Костя повернулся к ней и усмехнулся.

- Я его заберу к себе. А потом ты сама придешь ко мне, - его лицо исказилось и потекло вниз, превращаясь в бесформенную маску. Кожа лопнула, обнажая белые сухожилия и мясо, а потом и кости. Еще через мгновение, перед Еленой стоял скелет, из пустых глазниц которого, на нее смотрела сама тьма. Он сделал шаг вперед и схватил ее за шею. Елена попыталась закричать, но из открытого рта вылетел только хрип. В легких не было воздуха.

-Ты моя,- скелет приблизил череп к ее лицу и щелкнул зубами. Елена замычала, пытаясь ослабить тиски.

- Миша, - внезапно вспомнила она.- Что будет с ним?

Воспоминания о сыне придали ей силы и Елена, вырвавшись из рук скелета, ввались в свою комнату и упала на кровать.


Открыв глаза, она не могла пошевелиться. Скосив глаза в сторону, Елена увидела утренний свет, проникающий сквозь шторы, в комнату.

-Ты моя,- услышала она, тихий голос в голове. Опустив глаза, она увидела странное существо, сидящее у нее на груди. Темная полупрозрачная фигура, очертаниями напоминающая большую собаку, наблюдало за ее пробуждением. Елена попыталась согнать ее, но руки и ноги не повиновались ей. Елену охватил первобытный страх. Она тяжело задышала, пытаясь закричать и почувствовала как шевельнулся кончик языка. В ушах послышались щелчки и раздалась оглушительная какафония звуков. Через мгновения она поняла, что это были звуки с улицы. Тварь на груди переступила лапами, продолжая наблюдать за ней. Елена стала шевелить языком, стараясь разбудить чувствительность мышц.

- М-и-и-ш-а,- то ли прошептала, то ли простонала Елена. Словно в ответ, у нее шевельнулись пальцы рук, потом ног. Оцепенение тела стало проходить.

- Убирайся,- с трудом произнесла она, медленно поднимаю руку.- Брысь.

Существо нехотя спрыгнуло с ее груди и скрылось в темном углу.

Сразу после этого, все ее тело ожило, и Елена вскочила с кровати.

- Миша?- она ворвалась в его комнату и замерла. Сын, свернувшись калачиком, крепко спал, посасывая большой палец.

- Плохая привычка,- Елена облегчено выдохнула и подойдя к кровати, осторожно вытащила палец из рта. Потом подоткнула одеяло и тихо вышла из комнаты.

Паника отступала. Пока ничего страшного не случилось. Это был просто сон. Чтобы смыть остатки сна, она пошла в ванну, умыться. Увидев себя в зеркале, она замерла. На шее виднелись красные ссадины, словно ее кто-то душил по-настоящему.

- Этого не может быть, - Елена в панике выбежала из ванны. К такому повороту событий она не была готова. Они с сыном были в опасности. Она глазами пробежала по комнате, и ее взгляд остановился на столе, где лежала вчерашняя газета.

- Мария, медиум в седьмом поколении, умеет вызывать и общаться с духами умерших,- объявление было обведено синей ручкой.

Схватив телефон, Елена стала набирать номер медиума. Это все ее вина, пускай теперь сама и исправляет.

(с) Хихикающий доктор

Продолжение следует

Продолжение Демон сонного паралича. Часть 2

Показать полностью
152

Скиталец Онейрона

Скиталец Онейрона Runny, Сон, Крипота, Наркомания, Длиннопост, Продолжение в комментах, Астрал, Матрица, Буддизм, Текст

С раннего детства мне часто снились яркие, подробные и детализированные сны. В этих снах я осознавал, что сплю, и сон менялся в соответствии с моими желаниями. У меня получалось управлять этими снами, и они дарили мне незабываемые впечатления. А когда наутро я рассказывал о них родителям, они качали головами и со смехом говорили, что у меня чересчур богатое воображение.

По мере взросления осознанные сны пошли на убыль. В старших классах я перестал запоминать их после пробуждения; мне даже казалось, что мне вовсе ничего не снится. Но сны, конечно же, снились. Те, что я запомнил, были тусклыми, невнятными, навеянными дневными впечатлениями, вовсе бессмысленными или представляли собой продукт буйной эротической фантазии, помноженной на юношеские комплексы.

Впрочем, время от времени, очень редко, яркие осознанные сны возвращались, причём совершенно независимо от дневных переживаний. Утром, едва проснувшись и толком не разлепив глаза, я садился записывать эти сны и пытался зарисовать особо колоритные моменты.

В студенческие времена в институте иностранных языков я это дело совсем забросил, тем более что осознанные сны мне практически перестали сниться. Хватало других занятий. Во-первых, оказалось, что мне, в целом порядочному раздолбаю и лентяю, нравится изучать иностранные языки. Я делал большие успехи в изучении английского и немецкого языков, планировал заняться японским и китайским, и преподаватели начали меня выделять. На четвёртом курсе я занял второе место в областной олимпиаде по английскому языку и в рамках Олимпийского гранта смотался на недельку в Лондон. Эта поездка меня ещё больше замотивировала. Во-вторых, я влюбился в одногруппницу Ольгу — девушку, которая тащилась от всего сверхъестественного, паранормального и загробного. Она вела канал на Ютюбе на эту тему; подписчиков и просмотров у неё было немного, но её азарт от этого меньше не становился. С ней не было скучно. В-третьих, еще не получив диплом, я благодаря случайности нашёл работу переводчика сразу в двух местах. В маленькой фирме, которая ввозила из Японии БАДы, и ей нужно было, чтобы кто-нибудь, не очень требовательный к величине гонорара, переводил инструкции. И в недавно открывшемся крохотном издательстве, специализирующемся на выпуске современной зарубежной литературы.

Работа эта была удалённой, я справлялся, в принципе, неплохо, денег хватало, чтобы питаться за свой счёт, и родители оценили мои усилия: выделили мне целую квартиру-полуторку, оставшуюся после дедушки. Конечно, эта квартира не отличалась особыми размерами, да и располагалась на втором этаже трёхэтажной хрущёвки. Зато это был почти центр города, притом очень тихий район, а дом его жители содержали в идеальном состоянии. И вообще, это было начало моей самостоятельной жизни.

Казалось бы, живи и радуйся. Жильё есть, работа есть — осталось только получить диплом и жениться. Но тут со мной произошла беда, и всё пошло наперекосяк.

Наверное, несмотря на все успехи на лоне лингвистики, мои мозги особой развитостью не отличались. Иначе трудно объяснить то, что я провернул. Чтобы впечатлить Олю, я залез в давно заброшенные каменоломни в пятнадцати километрах от города, о которых ходили слухи, что в них до сих пор бродят призраки погибших рабочих. Я собирался снять обалденный видеорепортаж прямо из каменоломен и отдать его Оле, чтобы она разместила его на своем канале. Видеоролик соберёт огромное количество лайков и подписчиков, и благодарная Оля окажется в полном моем распоряжении. В призраков рабочих я, ясное дело, абсолютно не верил.

Так как я готовил сюрприз, о своих планах я ни с кем не поделился. До каменоломен доехал на старом велосипеде, спрятал его в густом подлеске возле входа и без особых затруднений забрался в подземелье. Вход в каменоломни был закрыт массивной деревянной дверью, обитой металлическими листами. Но диггеры, подростки и бродяги всех мастей давным-давно сломали часть двери, отогнули металл, так что забраться внутрь ползком было легко, если только ты не жирдяй. А я не отличался массивным телосложением, хотя и был жилистым.

Прежде чем залезать внутрь, я огляделся. Лишних свидетелей моего поступка быть не должно. Никого и не было видно. За небольшим редким лесочком по трассе проносились крупногабаритные машины, чуть левее в зарослях камыша журчал ручей, а прямо передо мной, над входом в каменоломни, ввысь и вдаль уходил пологий склон горы, сплошь заросший елями. В камышах кто-то шуршал, возился, иногда гавкал и скулил. Я знал, что здесь много бродячих собак, которые подкармливаются возле кафе для дальнобойщиков неподалеку.

Очутившись внутри, я включил фонарь и камеру на мобильном телефоне и принялся снимать видеорепортаж, который должен был открыть мне путь к сердцу Ольги. Воздух в каменоломнях был холодным, душным и влажным, потолки низко нависали над головой, иногда приходилось наклоняться, чтобы не удариться теменем о подпорку. Под ногами хрустели щебёнка и мелкие куски породы. Кое-где остались куски от рельсов для вагонеток — те, что ещё не упёрли трудолюбивые жители окрестностей.

В бытность свою школьником, я не раз с друзьями залезал сюда. Но забирались мы не очень далеко: духа не хватало. К тому же через несколько десятков метров штрек сильно сужался, его частично перегораживал давний обвал, под ногами хлюпала вода, стекавшая с пористых стен. Боковые ответвления по большей части заканчивались тупиками. В любое время года здесь царил жуткий холод. Те отчаянные головы, которые преодолевали завал, рассказывали, что дальше туннель раздваивается. Один рукав ведёт к полуобрушенной шахте, в которую так и никто не осмелился спуститься, другой — к узкому лазу в почти отвесной, но невысокой скале над речкой в паре сотнях метров от главного входа.

Я осторожно двинулся вперёд. Луч фонаря разрезал плотную, почти осязаемую тьму. Стены сочились влагой, неприятно пахло сыростью, заброшенностью, землёй и мокрым известняком. Вжимая голову в плечи, я комментировал свои действия на камеру:

— Итак, дорогие зрители, я прошёл примерно уже около сотни шагов… Сказать, что здесь стрёмно, значит ничего не сказать. Душно, сыро, холодно и воняет! Если оглянуться, то входа уже не видно… Вот, посмотрите... Конечно, обвала можно не бояться, риск совсем мизерный. Почти за целый век здесь не было ни одного существенного обвала. Разве что кое-где частично засыпало проход. К одному из таких завалов мы и движемся… Но, знаете, постоянно такое чувство, как будто за тобой наблюдают...

Понятное дело, что никакого чувства, как будто за мной наблюдают, я не испытывал. Старался играть на публику, нагнетать саспенс; зрители паранормальных каналов на Ютубе такое любят.Однако, когда я преодолел завал и отступать в случае чего стало намного сложнее, мне на самом деле стало очень не по себе. Тем не менее, нужно было доделать начатое.

Я благополучно добрался до шахты и снял на видео её зияющее жерло. Брошенный камень летел недолго и плюхнулся в воду. Куда бы не вела эта шахта, она была затоплена. Лезть туда бесполезно, если только ты не дайвер и спелеолог в одном флаконе. Я вернулся к развилке и пошёл по другому тоннелю. Пока шёл, а под ногами хрустели камни и чавкала грязь, мне несколько раз чудилось, будто за мной кто-то крадется. Сдерживая дрожь, я быстро оглядывался и освещал проход позади себя лучом фонаря. Там, естественно, никого не было, но черный мрак, свернувшийся в конце тоннеля, словно бы таращился на меня с неодобрением и угрозой.

Я думал, что если передам на камеру хотя бы один процент того, что испытываю, то успех видеоролика будет таким же бесспорным, как завтрашний восход солнца. Но одновременно понимал, что бродить по подземному тоннелю одному — это совсем не то же самое, что сидеть в комфортабельном кресле у себя дома перед экраном компьютера и просматривать отснятый материал.

Тоннель никак не кончался. Я собирался повернуть назад, когда впереди повеяло свежим воздухом. Выяснилось, что я дошёл до того самого узкого лаза. Вскоре прямо по курсу замелькал солнечный свет, проникавший в расселину, и послышалось журчание воды. Вероятно, именно в этот момент я потерял бдительность. Сломя голову бросился вперёд и плечом врезался в подпорку, сложенную из известняковых блоков, — такие штуки время от времени встречались по дороге. Подпорка рухнула, от удара фонарь вылетел из руки. Что-то глухо зашумело, зарокотало, внезапно с силой ударило меня по голове и спине, и я отключился.

Очнулся от боли во всем теле. Меня завалило камнями и песком. Видимо, обрушилась часть свода; не так уж много, чтобы раздавить меня в лепешку, но не так уж и мало, чтобы я мог выбраться без посторонней помощи. Я лежал на животе, не в силах шевельнуть ни рукой, ни ногой, а прямо перед носом в лучах солнечного света искрился блестящий камушек размером с гусиное яйцо.

"Вот и допрыгался!" — мелькнуло в голове.

Я пытался дёргаться, но ничего не получалось. Грунт сдавил меня так плотно и сильно, что я едва дышал. Наружу торчала только голова. Когда я в полной мере осознал, в какой ситуации очутился, меня охватил такой лютый ужас, какой я не испытывал никогда в жизни. Я заорал, но вместо крика из глотки вырвалось какое-то невнятное хрипение.

Я изо всех сил напрягал все мускулы, пытаясь хоть немного сдвинуть камни. Всё было бесполезно, меня словно спеленали в каменный саван и зацементировали. Я мог только слегка шевелить головой. Дыхание стало поверхностным, грудь сдавливало со всех сторон: ни набрать воздуха, ни крикнуть.

В последующие несколько минут — или часов — я делал титанические усилия, чтобы освободиться. Пот катил с меня градом. Потом силы меня покинули. Тело начало неметь. Я понимал, что это моя смерть — кошмарная смерть за непонятно какие грехи. Если эта каменная масса внезапно сдвинется с места и раздавит меня, считайте, мне повезло.

Свет из щели медленно тускнел. Река продолжала как ни в чём ни бывало журчать, пели птицы и иногда лаяли бродячие дворняжки. Шумели фуры. Люди были совсем близко, но мне от них не было никакой пользы. В голове теснились беспорядочные мысли. Я то засыпал, то просыпался. Во сне мне казалось, что я ухитрился освободить руку и достать мобильный телефон. Но затем просыпался и с отчаянием осознавал, что ничего не изменилось.

Когда наступил вечер, я перестал чувствовать тело. Оно полностью онемело. Я будто бы стал одной головой, парящей в пространстве в нескольких сантиметрах от каменного пола. С заходом солнца камень, лежащий передо мной, перестал блестеть, но я знал, что он там же, на старом месте. Теперь, когда вокруг меня сгустилась тьма, я перестал быть даже головой. От меня осталось одно лишь смутное сознание, которое слабо улавливало биение сердца под грудами камней.

Меня начали мучить жажда и галлюцинации. Я не сразу сообразил, что это мне мерещится. До меня доносились шаги, разговоры, ехидное хихиканье. Кто-то вне поля моего зрения обсуждал моё положение, но не собирался помогать. Я звал на помощь, но не мог издать ни звука. Я проклинал их пересохшим ртом, хрипло ругал на чем свет стоит. В ответ невидимая компания удивленно замолкала, затем разражалась злорадным смехом и продолжала болтать как ни в чём ни бывало. Слов я не различал, но подозревал, что они говорят обо мне.

Спустя какое-то время — понятия не имею, какое именно, — весёлая компания исчезла. Зато появились другие.

Эти другие были гораздо хуже, чем те, первые. Они шелестели совсем рядом и, как мне представлялось, с интересом разглядывали меня. Они или молчали, или переговаривались тихими голосами на непонятном шуршащем языке, который я при всем старании не мог отнести ни к одной языковой группе. Несколько раз я явственно ощутил их мягкие прикосновения на лице, словно сухие, тонкие и прохладные щупальца касались моего лба, носа и щёк. Я догадывался, что это не люди, что они совсем на нас не похожи и мыслят они совсем иначе. Может быть, добро для них зло, а зло добро. Может быть, наблюдать за моими мучениями и смертью — для них великое наслаждение. От шелеста их голосов, от их мягких вкрадчивых прикосновений становилось дурно.

Я проваливался в сон, полубезумный и бредовый. Снилась Ольга, которая восхищенно что-то говорила о моём видеоролике,снятом в каменоломнях. Появлялись и исчезали знакомые и незнакомые люди, я находился то в одном, то в другом месте. Но даже в этих снах меня точила мысль, что что-то не так…

Я ненадолго очнулся перед рассветом. В щель сеялся слабый утренний свет. Камень перед моими глазами снова искрился. Мозг заработал на редкость хорошо, я всё вспомнил, но не ужаснулся — не было сил. Мной овладело болезненное равнодушие. Я слушал шум снаружи, смотрел на искрящийся камень и беззвучно что-то напевал себе под нос. Язык распух в пересохшем рту. Мысли в голове еле ворочались, вялые, неживые, бессвязные.

Незаметно я снова провалился в сон. На сей раз сон яркий, подробный, реалистичный. Снилось, что я легко, без малейших затруднений вылезаю из-под камней, как бесплотное привидение. Подхожу-подплываю к щели, просачиваюсь сквозь неё. Слышу все звуки, улавливаю все запахи — ароматы цветов, холодный запах хвои, свежий запах воды и вонь автомобильных выхлопов. Кожей чувствую тепло солнечных лучей. Я вижу каждую травинку, каждый листик на дереве. Пожалуй, моё зрение, слух и обоняние лучше, чем когда бы то ни было. Я даже воспринимаю то, чего обычно в жизни никогда не воспринимал.

Солнце светит не белым светом, как обычно, а радужным. Его лучи, косо пронизывающие массивные кучевые облака, отливают всеми цветами радуги. Редкий лесочек имеет сотни оттенков зеленого, бурого и жёлтого. Клиновидная полянка между берегом реки и лесочком и вовсе расцвечена ультрамарином. Быстро текущая вода внизу, под расселиной, разбрасывает искры неописуемого цвета. Я с любопытством обнаруживаю, что вижу цвета невидимого спектра. Небо, помимо лазури, отсвечивает ровным инфракрасным цветом с вкраплениями далеких космических радиовспышек. Насыщенный ультрафиолет жадно поглощается травой.

Я слышу звон пчелиных крыльев на пасеке километрах в пятнадцати отсюда. Слышу далёкий нарастающий вой поднимающегося солнца, шёпот облаков, бормотание земных недр, мечущееся эхо межзвездных пространств. Я чувствую барабанную дробь атомов и молекул воздуха о свою кожу. Я знаю, на сколько градусов по Цельсию сейчас нагрет этот воздух, вплоть до тысячных долей.

А еще я вижу звуки и слышу цвет. Я чувствую их всем телом. У меня тысячи органов чувств — и нет ни одного.

Меня наполняет блаженство; я возношусь в небо, купаясь в тёплых солнечных лучах. К счастью, это состояние длится недолго. Я вовремя вспоминаю, что моё настоящее тело — настоящее ли? — погребено под камнями. Мне нужна помощь…

Я "озираюсь" вокруг, не используя зрение, и зову на помощь на всех частотах. Замолкаю и жду ответ. Ответа нет, лишь воет восходящее солнце и переговариваются облака. Затем ответ приходит. Его нельзя передать в словах или эмоциях. Это даже не обещание помочь. Это просто извещение, что меня услышали. Я не представляю, кто или что меня услышало, но радуюсь и этому. Кажется, оно идет сюда.

С облегчением я спускаюсь вниз, сливаюсь со своим физическим телом и погружаюсь в дремоту. Теперь надо лишь ждать.

В общей сложности я провалялся под завалом около двух с половиной суток. Без воды, еды и движения. Я то бредил, то терял сознание. Видения следовали за видениями, ощущение времени полностью извратилось. Я ясно воспринимал его как пространственное измерение, по которому можно передвигаться в разные стороны, причём не только в будущее или прошлое, но и в сторону, в хронокарманы и альтернативные вселенные. Это невозможно объяснить, это можно только пережить.

Я полностью пришел в себя в больнице, после целой недели искусственной комы, в течение которой врачи пытались не дать мне сдохнуть. У меня частично отшибло память, и стоило больших трудов восстановить все фрагменты произошедшего. Кроме вывихнутых мозгов пострадало тело. В списке значились: последствия краш-синдрома, почечная недостаточность, страшенные отеки, три сломанных ребра, трещина в правой малоберцовой кости, множественные гематомы и ушибы. В целом, физически я отделался легко. По крайней мере, ничего не пришлось ампутировать. Что касается головы, то тут дела обстояли похуже…

Много позже я узнал, кому обязан своим спасением. Дядя Роман, пенсионер и большой любитель рыбалки, по счастливой случайности в тот день обосновался в нескольких шагах от расселины. Он услышал слабые стоны и, вброд перебравшись на другой берег, обнаружил расселину и меня. С помощью саперной лопатки, которую он всегда возил в багажнике своих старых "Жигулей", он расширил проход, а потом откопал меня. Работенка была непростая. Нам обоим повезло: у него получилось спасти меня, а мне — выжить.

Эту версию он рассказывал везде: и в полиции, и врачам, и моим родителям. Мои родители его щедро отблагодарили, журналисты написали о нём в газете; моё имя, к счастью, не упоминалось. Он навестил меня трижды. Один раз в больнице и два раза дома, когда я уже выписался и катался по квартире на инвалидной коляске.

Во время третьего своего посещения, застав меня дома одного, без родителей, он сказал, пряча глаза и хмурясь:

— Ты меня извини, Денис, что наврал… Не мог иначе, слишком необычно, не поверили бы...

— Вы о чём, дядя Рома?

— Хочу, чтобы ты знал. Поверишь — не поверишь, дело твоё. Я ведь никаких стонов не слышал. И вообще в том месте не рыбачил. Я домой ехал, вдруг вижу: через дорогу целая свора собак перебегает. Бродячие псы, дворняжки... И много их было, штук тридцать, не меньше. Я притормозил, а сам думаю: бегут собачки по своим каким-то собачьим делам. А потом пригляделся: а среди них лисы есть, самые настоящие! И барсуки! И ещё какая-то мелочь бежит, вроде белок или сусликов, не поймёшь. И все дружненько этак бегут через дорогу в одну сторону.

— Лисы? — удивился я. — Белки?

— Я и сам охренел, ей богу! Притормозил на обочине, из машины вылез и тихонечко за этой компанией иду. Думаю: что это за собрание у них там? Они все кучей бегут к реке, переплывают через неё и лезут в ту дыру, что в каменоломни ведёт. Клянусь, они в тоннель забирались и тебя откапывали! Лапами рыли, все как один, представь? Я когда из любопытства в тоннель забрался, они тебя уже наполовину освободили. Мне и делать почти ничего не оставалось. Ты был без сознания, бормотал что-то. А эта хвостатая шушера умчалась по проходу вглубь каменоломен.

Дядя Рома продолжал уверять меня, что не обманывает, что сам в шоке и понимает всю фантастичность ситуации. Он говорил, что я должен знать правду. Что это чудо, и он бы с радостью рассказал об этом всем встречным-поперечным, если бы не боялся попасть в дурдом.

Я ему не поверил. Решил, что старик немного выжил из ума. Или был подшофе в тот день. Но он спас меня от страшной смерти, и его фантазии простительны.

Я никому не рассказал о нашем разговоре, но часто думал о нём. Я бы не стал забивать себе извилины этой историей, если бы не помнил запах псины в той пещере, скулёж и шум роющих лап. Правда, мне столько всего мерещилось, что я совсем запутался и иногда всерьёз считал, что у меня не все дома.

А поводов так считать у меня было предостаточно. Мне снова стали сниться яркие осознанные сны. Каждую ночь. Чуть ли не месяц кряду мне снилось одно и тоже место: обширная круглая равнина, похожая на чашу. Её края поднимались вверх и превращались в скалы со снежными вершинами. В центре блестело круглое прозрачное озеро, в его центре темнел островок, на котором росло необычайно красивое раскидистое дерево. Между далекой горной грядой и озером тут и там росли небольшие группки деревьев. В тёмно-синем небе громоздились пышные кучевые облака. Они никогда не закрывали огромный и не ослепляющий диск солнца и всегда полную серебряную Луну, которая висела в небе одновременно с солнцем.

В этом чашеобразном мире были свои обитатели. В сияющем пространстве проплывали странные бесформенные существа, похожие на полупрозрачные разноцветные полотнища, которые медленно сворачивались в комья и так же медленно разворачивались. Над водой озера скользили розовые облачка, из которых внезапно высовывались человеческие руки и ноги. В предгорьях бегали целые стада фиолетовых существ наподобие страусов, только ноги у них были словно гофрированные шланги, и вместо шеи и головы торчал ещё один шланг, потолще. На его конце блестел единственный глаз.

Довольно редко я видел в этом мире обычных животных, вроде слонов и мохнатых бизонов, но они скорее напоминали призрачные миражи, что колыхались над землёй, как случайные отражения другого, далекого мира.

Иногда мне снились сны, в которых я бродил в своём собственном городе. В этом городе всегда были сумерки — вечерние или утренние, не поймёшь. По его улицам медленно брели люди, они не замечали меня и вообще не обращали ни на что внимания. В их внешности что-то было не так, что-то меня пугало, и я старался не заглядывать им в лица.

Все сны были осознанными, но я не мог произвольно менять их, как это обычно бывает. Я мог лишь свободно передвигаться в пределах сна или прерывать его, если мне становилось совсем не по себе. В литературе такие сны называются Онейрон, и я про себя так стал называть миры, в которые заносило моё сознание по ночам.

Спустя полгода я почти совсем реабилитировался. Первое время пошаливали почки, и на теле остались шрамы, где хирурги срезали омертвевшую после длительного сдавления ткань – в основном, на ногах. Но молодой организм взял своё. Уже то, что я мог самостоятельно ходить, сидеть, кушать и посещать туалет, радовало меня донельзя. С Ольгой, кстати, отношения не сложились. Сейчас она казалась мне взбалмошной, глупой и недалекой девкой. И что только я находил в ней раньше? Я налегал на учёбу, не отвлекаясь на баб, и это дало свои результаты. После окончания учебы я почти сразу нашёл работу в двух интернет-изданиях, где нужно было часто и качественно переводить статьи с английского и немецкого. В этом плане мне везло.

Мой уровень английского позволял заниматься синхронным переводом, который оплачивался гораздо выше, чем перевод текстов. Но я почему-то избегал такой работы, предпочитая удаленку. Жил в той же крохотной однушке в хрущёвке и вёл ночной образ жизни, потому что с некоторых пор спать ночью мне стало некомфортно.

Дело в том, что наряду со сновидениями о Чашеобразном мире, которые сами по себе были светлыми и ясными, но содержали в себе какую-то неясную тревогу, меня начали беспокоить сны иного характера. В них я покидал свое физическое тело, как тогда, в каменоломнях, и в виде астральной проекции — не знаю, как по-другому это обозвать, — летал якобы в реальном мире. До поры, до времени я считал, что всё это сон, и ничто другое. Пока однажды во сне не увидел, что в квартале от моего дома коммунальщики перерыли всю улицу, а до этого я во сне увидел начало этих работ.

Совпадение, подумал я. Но совпадения продолжились. В снах я видел вещи, которые имели место в реальном мире, но о которых я не знал заранее. Я долго решался и наконец решился снова съездить к каменоломням. В тех ярких психоделических видениях я рассмотрел клиновидную лужайку между речкой и лесом. В мои школьные дни там росли деревья и кусты; позже их, очевидно, вырубили. Эту лужайку наяву я никогда не видел.

Когда приехал к каменоломням, увидел. Она выглядела именно так, как в моих видениях, только цвета были естественными, из видимого диапазона.

Возможно, кто-нибудь другой на моем месте обрадовался бы таким экстрасенсорным способностям, но только не я. Во мне они вызывали дрожь. Не нужны мне были никакие экстрасенсорные способности и вещие сны. Я не знал, чего от них ждать в будущем. Когда я убедился, что действительно вижу вещие сны, обрадовало только одно соображение: я не сошёл с ума. Точнее, всё-таки сошёл, но не так, как обычные шизофреники.

Вообще, Онейрон начал меня пугать. Каким-то образом он был связан с миром умерших и ещё какими-то абсолютно нечеловеческими мирами. И я там был незваным гостем.

Волей-неволей я стал разбираться во всех этих мирах. Наблюдал, делал выводы. Читал литературу, перелопатил Интернет. Онейрон, например, подразделялся на Спутанный, Хаотичный и Упорядоченный. Спутанным я назвал тот мир осознанных снов, где реальность "перепуталась" с "астральным планом". В нём я гулял по настоящему миру, параллельно встречая то, чего в настоящем мире быть не должно. То есть в Спутанном Онейроне сон смешивался с явью. Хаотичный Онейрон больше всего напоминал обычный сон, в котором нет порядка и даже смысла, но он всегда оставался осознанным. Упорядоченный был относительно постоянным во времени и пространстве.


Продолжение в комментариях

Показать полностью
2089

Илюха

Илюха Runny, Крипота, Мистика, Жизнь после смерти, Духи, Привидение, Ад, Буддизм, Длиннопост, Авторский рассказ

Был у меня друг, Илюха его звали. Дружили мы чуть ли не с первого класса, позже в армию вместе пошли; правда, нас распределили в разные части. После армии мы пару раз встречались, а потом жизнь нас надолго развела. Я закончил политехнический колледж, и меня как-то незаметно потянуло в предпринимательство: сначала я слесарем работал в частном цеху, а потом сам организовал свой цех по сборке металлических конструкций для строительства зданий. А Илюха на несколько лет пропал, а когда появился, оказалось, что он пошёл по спортивной линии, позже по военной и в конце концов заделался бойцом элитного отряда "Альфа".

Понятное дело, он об этом не говорил, я догадался сам по косвенным признакам, когда был у него в гостях. По форме, фотографиям, случайным фразам. Собственно, это не было такой уж тайной, но, видимо, болтать об этом "альфачам" не рекомендовалось. Хотя Илюха сам по себе не отличался разговорчивостью.

В наших краях он бывал редко, в основном, мотался чуть ли не по всей стране и за её пределами по государственной надобности. Как приедет, звонит мне, мы быстро собираемся и едем в зависимости от времени года на рыбалку, на шашлыки или в какой-нибудь приличный кабак, где можно тихо и мирно посидеть. Разговаривали мы в такие минуты в основном обо мне: я делился с ним опытом ведения бизнеса, рассказывал о своих коротких и редких романах, о недобросовестных работниках и прочих мелочах жизни. Илюха рассказывал о городах и странах, где побывал, но ни единым словом не упоминал о тех заданиях, которые там выполнял. Я, понятное дело, не настаивал.

Помимо этого, мы разговаривали о разных медитативных техниках, индуистской и буддистской космологиях, ритуалах, направленных на развитие духовной силы. Был у нас такой интерес ещё со школьной скамьи.

Так продолжались наши взаимоотношения, пока в 2010 году со мной не произошла беда. К тому времени мой цех разросся, у меня работало порядка восьми человек, я даже обзавёлся личным помощником, который занимался финансовыми делами. Егор был парнем сметливым, с цифрами ладил и хорошо мне помогал. Но, как оказалось, в людях я разбирался намного хуже, чем в металлических конструкциях. Выяснилось, что Егор закоренелый игрок и проиграл просто колоссальную сумму денег, большую часть из которых он самым бессовестным образом "позаимствовал" из нашей кассы.

Обо всех его грязных делишках я узнал только в тот день, когда он исчез без вести. Точнее, он просто сбежал от всех проблем в неизвестном направлении, оставив мне расхлёбывать кашу.

Я здорово влип: влез в долги, пятеро сотрудников просто уволилось, выяснив, что я не смогу оплатить им работу за последние два месяца. Клиент, с которым я на тот момент работал и заказ которого не выполнил вовремя, требовал вернуть аванс. А когда я не выполнил требование — денег у меня тогда совершенно не было, только долги — подослал двух крепких ребят, которые подкараулили меня вечером, сломали три ребра и выбили коренной зуб. Прочие кредиторы грозились подать в суд. Но даже этого судьбе оказалось мало. От меня ушла девушка, на которую у меня были большие виды. Слишком много гадостей навалилось сразу, одновременно. Я запил, попутно набрав долгов в магазинчике у дома, и всерьёз стал подумывать о петле…

И тогда появился Илюха. Я понятия не имел, где его носило последние полгода. Внешне он остался прежним: высоким, статным, ощутимо сильным, излучающим уверенность. Но взгляд изменился, стал каким-то тоскливым, печальным, как у человека, который видел слишком много боли. Он внимательно выслушал мой сбивчивый рассказ, прерываемый пьяными слезами и шумным сморканием.

— Вот только не вздумай руки на себя накладывать, понял, Лёха? — сказал он, вставая. — Это не решение проблемы. Посиди дома тихо и не бухай больше. Я скоро…

Я не осмелился приставать с расспросами, что он там задумал. Боялся надеяться. Лишь провожал его взглядом побитой собачки, которую наконец-то кто-то приголубил.

Илюха ушёл, а вернулся через два дня. За это время я извёлся. Но зато полностью протрезвел и навёл в квартире порядок. Илюха притащил сумку с деньгами — солидной суммой, которая покрывала все мои долги, и ещё немного оставалось.

— Это откуда? — пролепетал я. — Ты откуда это взял?

— Считай, сыграл в чёрную кассу, — ответил Илюха. — Мы с парнями иногда скидываемся... Все деньги честные и чистые, если ты об этом.

Я заикнулся было, что не могу взять такую сумму, но замолчал, наткнувшись на насмешливый взгляд Илюхи. Конечно, я мог взять — куда бы я делся? Перед друзьями ломать обычную комедию, отказываясь, а потом соглашаясь взять деньги, не нужно.

— Вернёшь, как сможешь, — сказал Илюха твердо. — А не сможешь, на том свете сочтёмся!

И рассмеялся… Как будто знал…

Одним словом, я поправил свои изрядно пошатнувшиеся дела, и вскоре всё у меня наладилось. А тому моему клиенту кто-то крепко начистил рыло. Ему и двум его телохранителям. Я не разговаривал об этом с Илюхой, но отчего-то подозревал, что бойцу элитного подразделения "Альфа" с друзьями несложно научить уму-разуму бизнесмена с бандитскими замашками девяностых годов.

Когда мои дела пошли в гору, я открыл специальный депозит, где копил деньги для возврата долга Илюхе. Но мой друг надолго пропал из поля зрения; на пару лет, если не дольше. К тому времени я уже накопил нужную сумму и с нетерпением ждал возвращения Илюхи.

И вот он вернулся. Похудевший килограммов на двадцать, с бледной до прозрачности кожей, еле передвигающийся. Когда я увидел его, подумал, что передо мной глубокий старик.

Он так и не раскрыл подробностей той беды, что приключилась с ним. Я лишь понял, что во время одной из боевых операций его отряд подвергся воздействию неизвестного химического оружия. Антидота против этого вещества рядом не оказалось, а после было поздно. Печень и почки у него отказывали, системные нарушения были такими обширными, что никакая пересадка органов не помогла бы. Короче говоря, он приехал в родной город умирать.

Я был в шоке. Я был готов пожертвовать для него любым органом. Но это его не спасло бы. Я приходил к нему каждый день, принося то еду, то лекарства, то ещё что-нибудь. Государство выделило ему сиделку — медсестру из больницы. Она выполняла свои функции старательно, но без особой веры в то, что от них будет какая-то польза. Илюха отказался лежать в больнице, поэтому медсестра ездила к нему домой.

Илюха угасал прямо на глазах. Если в первые дни он ещё кое-как сам передвигался по квартире с помощью тросточки, то в конце недели практически не вставал с постели. Я сидел рядом с ним, делая вид, что всё хорошо, а сам с ужасом смотрел на его тонкие, обтянутые пергаментной кожей руки, что бессильно лежали поверх одеяла. А хуже всего в комнате был запах — запах медикаментов и смерти.

— Да ладно тебе, Лёха, — прошептал он как-то. Его запавшие глаза смотрели куда-то в пространство за моей спиной. Казалось, они уже не могли фокусироваться на одном месте. — Хватит нести чушь, что я выздоровею. Ни черта я не выздоровею. С сегодняшнего утра я не чувствую боли… значит, скоро…

— Илюха, ты это... — начал я, но замолчал. Меня начали душить слёзы, я не мог смотреть на всегда такого сильного и уверенного единственного настоящего друга, который сейчас был похож на тень самого себя; не знал, что сказать человеку, стоящему на пороге могилы.

— Помнишь, — еле слышно, но отчётливо произнёс он, — мы читали книжки про индуизм и буддизм? Как в карму и реинкарнацию верили? Я до сих пор верю. Помнишь, в тибетской "Книге мёртвых" было написано, что те, у кого карма хреновая, будут блуждать после смерти между мирами и между рождениями?.. Не хочу блуждать.

— Ты ж хороший человек, — сказал я. — Ты не будешь блуждать…

Илюха засмеялся. Почти бесшумно, сухим бесплотным кашляющим смехом.

— Ты ж не знаешь, что я успел натворить. Я людей убивал.

— Террористов, что ли? Так это ж нелюди!

— Не только. И заложников тоже. Женщин, стариков и детей…

Я вытаращился на него.

— Илюха, ты бредишь. Тебе надо отдохнуть. Давай я подушку поправлю… вот так. Воды дать?

Он помотал головой. На восковом лице появилось выражение упрямства.

— Не брежу… Ты слушай!.. Приказ был такой. Заложников уничтожить. Иначе нам пришлось бы выполнять требования террористов… А их нельзя было выполнять.

Я понятия не имел, о чём он говорит. Но почему-то верил.

— Ну раз приказ, то ты не виноват! — старался я его успокоить.

— Я мог бы не выполнять. Семь бед — один ответ. Пусть трибунал… Главное, не блуждать…

Тут он действительно начал заговариваться. Из соседней комнаты неслышно вышла медсестра, и я кивнул ей. Она принялась набирать в шприц какое-то вещество, наверное, снотворное. Я поднялся, чтобы уйти. Последнее, что я услышал от Илюхи, было:

— Не хочу блуждать… не хочу…

Наутро я узнал, что Илюхи больше нет. Все расходы по похоронам я взял на себя. Вот и пригодился депозит, какая ирония! У Илюхи были дальние родственники, и они были совершенно не против, что всем заправляет чужой человек. Они даже ни одной слезинки не проронили. Родители Илюхи давно умерли, братьев и сестёр он не имел, семьёй не обзавёлся, и родительский дом в пригороде давно принадлежал другим людям.

Я и сам поначалу не понял, насколько сильно на меня повлияла смерть Илюхи. Я стал плохо спать, меня мучили кошмары. Если бы не помощь Марины, моей невесты, я бы снова запил, как и полагается слабовольному человеку. Но на сей раз судьба была ко мне более благосклонна, и мне повстречалась девушка, на которую можно было положиться в трудную минуту. Поэтому я постепенно вышел из депрессии, и жизнь пошла своим чередом.

…Пока однажды мне не приснился яркий, потрясающе детализированный и оттого невероятно страшный сон.

В тот день я обжёг сетчатку вспышкой сварки, и яркие зайчики перед глазами преследовали меня до вечера. Из-за них я плохо видел, и это чрезвычайно раздражало. Чтобы разглядеть какую-то вещь, следовало смотреть не прямо на неё, а чуточку вбок, используя боковое зрение. Когда я лёг спать, зайчики продолжали плавать в тёмном поле зрения, причудливо меняя форму и объем, становясь то радужными, то нестерпимо белыми, как полуденное солнце. Если они не исчезнут до утра, обращусь к офтальмологу, сказал я себе. Собственно, надо было обратиться к нему уже сегодня, но я то был занят, то тупо тянул резину.

Зайчики казались живыми существами, которые живут у меня под веками, а быть может, под черепной коробкой. От осознания этого мне было не по себе. А ещё оттого, что я боялся потерять зрение. Днём я убедил себя, что скоро эта неприятность пройдёт, но она не проходила. Иногда мне чудилось, что зайчики — это на самом деле двигающиеся щели в потолке тёмной комнаты, сквозь которую проникает невыносимо яркий свет. И что в этом свете иногда видно голубое небо, ветви деревьев и ещё какие-то предметы, которые трудно разглядеть.

Постепенно я провалился в сон. Поначалу мне снилось, будто я лежу на тёплой лужайке, прямо в мягкой траве, и гляжу в небо, по которому плывут в разные стороны изменчивые облака. Потом потемнело, словно наступил вечер. Сумерки имели неестественный желтоватый оттенок. Я встал и пошёл по знакомой улочке на окраине города, где жили мои родители. Я мог разглядеть деревянные заборы, стены домов, облетевшие ветви кустов и деревьев в мельчайших подробностях, несмотря на скудное освещение.

Люди мне не встречались, пригород точно вымер, и это меня не особо удивляло. Я будто знал, куда и зачем иду.

И вот я пришёл к дому Илюхи. В детстве я часто приходил сюда, чтобы позвать друга играть. Деревянная калитка была распахнута настежь, и возле неё на узкой улочке стоял взрослый, живой и здоровый Илюха. На нем почему-то была камуфляжная форма, в которой я его ни разу в жизни не видел. Только на фотографиях.

— Илюха! — обрадовался я. — Живой? Я так и знал, что ты не умер!

Во сне свои законы, память часто подводит, а если не подводит, то выдаёт желаемое за действительное.

Илюха выглядел смущённым. Смотрел на меня искоса, всё больше таращился в ноги, на лице блуждала неловкая улыбка.

— Привет, Лёха, — сказал он. — Живой-то я живой, да только здесь…

— Где здесь? — не понял я. — У себя дома, что ли? Кстати, родители дома?

Я будто вернулся в детство, из памяти стёрлись сведения о том, что этот частный домик больше не принадлежит Илюхе и что его родители давно умерли... Как и сам Илюха.

Он помотал головой.

— Заходи, что ли…

Я последовал за ним. В эти мгновения меня начали одолевать сомнения. В пригороде царила глухая тишина, ни ветерка, ни шелеста. Ни шума машин, ни лая собак. Здесь не было видно ни одного живого существа, лишь высились знакомые дома и сараи и торчали полуоблетевшие ветви деревьев и кустарников. И вязкие, ощутимо давящие жёлтые сумерки. В этом реалистичном сне у меня постепенно начало включаться рациональное мышление.

Где все? Что не так с Илюхой? Он вроде не должен тут находиться! Я же лично помогал опускать гроб с его телом в продолговатую яму...

Мы сели в беседке с видом на огород. В детстве мы часто играли в ней.

— Вот, — всё с тем же смущённым видом проговорил мой друг. — Огород собираю, работаю на земле помаленьку.

Я покивал. До меня постепенно доходило. Хотя сил осознать сон как сон полностью не хватило.

— И… ты тут живёшь постоянно?

— Да, — не глядя на меня, ответил Илюха. — Это — весь мой мир. С тех самых пор, как меня похоронили.

Я не поразился этой фразе. Во сне эмоции приглушены, а мысли в голове либо шевелятся едва-едва, либо бегут как бешеные. Но главное я понял: мы находимся в ненормальном мире, в котором Илюха жив и глубоко несчастлив.

— А что ты делаешь вечером? — спросил я.

— Ложусь спать.

— А утром?

— Встаю, пью чай, потом иду в огород. Или сижу здесь… Или хожу во дворе.

— Один?

— Один.

— А потом?

— И так каждый день, — хмуро пробормотал Илюха. — Без изменений. Снова и снова. Без конца.

Он внезапно посмотрел мне в глаза.

— Это и есть блуждать, Лёха! Я застрял тут, и я устал от этого. Ужасно устал. Это мир, зацикленный сам на себя. Я устал от этого Дня Сурка. Я устал блуждать. Это наказание…

— Как тебе помочь? — шёпотом спросил я. — Может, помолиться?

Илюха пожал широкими плечами.

— Не знаю. Ты уж подумай.

— Я подумаю! Я обещаю!

Илюха улыбнулся с робкой надеждой.

Мне вдруг почудилось, что похолодало, а желтоватые сумерки приобрели лиловый оттенок.

— Ты иди, — сказал Илюха. — Темнеет. Тебе на ночь лучше не оставаться.

— Почему?

Словно в ответ на мой вопрос за невысоким забором, отделявшем огород от соседского садика, зашуршало. Над забором поднялась тёмная неясная фигура. Там кто-то прятался, кто-то нехороший и бесконечно чуждый всему человеческому. Я не мог его разглядеть в сумерках, да и не хотел особо. Теперь не было тихо; с разных сторон слышались шорохи, невнятный шёпот, хихиканье. Ночная тьма пала так неожиданно, что я не успел заметить перехода. Я чувствовал Илюху рядом, мы по-прежнему сидели в беседке, но в залитом мраком огороде ворочались гигантские бесформенные тени, и они подбирались к нам.

— Иди, — сказал Илюха непривычно ломким, стеклянистым голосом. Он толкнул меня в темноте ладонью, и я ощутил ледяной холод, исходивший от этой руки.

Меня понесла незримая сила назад, спиной вперёд, сквозь пространство, и я словно с большой высоты шлёпнулся в собственную кровать.

Я открыл глаза и увидел знакомые люстру, потолок, обои и верхнюю часть шкафа. Сквозь неплотно прикрытые шторы сочился мутно-желтоватый свет, но в помещении всё равно было довольно темно. Я пошарил рукой слева от себя: пусто. Куда делась Марина? Вышла в туалет? Но в квартире властвовала тишина настолько полная, что казалось, будто кто-то проткнул мне барабанные перепонки. Я хотел позвать её, но в горле пересохло, и у меня не получилось издать ни малейшего звука.

Затем я понял, что кто-то стоит у моего изголовья, и у меня не было сил шевельнулся, чтобы посмотреть, кто там. Этот кто-то стоял и хихикал. И этот кто-то не был человеком. В какой-то степени я даже был рад, что не могу увидеть его.

"Слишком далеко зашёл, — прошипело существо за моей головой. — Куда не звали! Слишком многое увидел, чего не следовало! Любопытный и глазастый не в меру! Забудь, что увидел, забудь, что узнал, иначе тебя ждёт судьба хуже смерти!"

И тут меня наконец-то осенило. Я снова вижу сон! Это сон во сне! И вместе с этим осознанием проснулась злость. Мои собственные видения будут мне угрожать?

Я сделал отчаянное усилие и буквально выпрыгнул из постели. Готовый драться и разрывать, обернулся к существу у изголовья. Но ничего не увидел. Меня снова уносило прочь из этого уголка моего подсознания. Я проснулся.

Некоторое время лежал тихо, стараясь понять, реальность ли это или очередной сон. Рядом посапывала Марина, с улицы доносились звуки никогда не спящего города. Темноту в комнате рассеивал тот же призрачный свет из окна, но он был не желтоватым, а вполне обычным, серебристым. В таком освещении не так-то просто разглядеть обои или люстру. Стены казались серо-бежевыми, узоров не различить, люстра свисала невнятным кулем с одной поблескивающей искоркой — отражённым от стекляшки уличным светом. Я внезапно вспомнил о существе и, дёрнувшись, изогнулся, чтобы посмотреть назад, за изголовье. Там была стена и картина, которую когда-то купила Марина. Мне она не нравилась. "Крик" Эдварда Мунка. Не нравилась нарочито примитивная техника рисовки, словно ребёнок намалевал пальцами, обмакнутыми в краску. Но ещё больше не нравилось ощущение, которое эта картина внушала. Одиночество. Страх. Безысходность. Кажется, я догадывался, кого увидел бы, если сумел бы обернуться во сне.

Сон подействовал на меня сильнее, чем я думал поначалу. В течение следующих нескольких месяцев похожие сны я видел ещё раза три. Я возвращался в Сумеречный мир, в котором застрял Илюха, только на этот раз он молчал и лишь виновато качал головой.

Понятное дело, я не считал — по крайней мере первое время, — что во сне я на самом деле проник на территорию Бардо, состояние между смертью и следующей жизнью согласно тибетской "Книге мёртвых". То был просто тяжкий сон, навеянный смертью друга, которому я был обязан слишком многим. Как здравомыслящий человек, я старался не допускать мысли, что сон хоть в какой-то мере был вещим. Иначе пришлось бы признать, что мой долг отныне — спасти Илюху, вывести его из Бардо, а это было выше сил простого смертного.

Но сны продолжали с завидным упорством тревожить меня, причём сюжет их почти не менялся. Снова и снова я проникал в Сумеречный мир, в котором неприкаянно бродит мой покойный друг.

Тогда я втайне от Марины обратился к психиатру. От моей на тот момент уже жены свои психические проблемы я по мере возможностей скрывал. Первый психиатр, у которому я пришёл, произвёл не лучшее впечатление. Слушал он меня вполуха, то и дело прерывался на телефонные звонки, что-то без конца строчил и в конце концов выписал мне кучу лекарств. Его совершенно не интересовали мои личные проблемы, я для него был просто очередным клиентом с поехавшей крышей. Второй психиатр, некто доктор Рудин, напротив, очень заинтересовался моими снами, детально расспросил о нашей с Илюхой дружбе, всех подробностях его болезни и смерти, даже задал ряд вопросов о тибетской "Книге мёртвых", основных постулатах индуизма и буддизма, концепции реинкарнации и посмертного скитания. Мне льстило такое внимание, но в то же время охватывало подозрение, что доктор такой же странный, как и я, раз обращает внимание на подобную мистику. Я попытался убедить себя, что это необходимо для полноценного лечения.

Рудин тоже выписал лекарства, но в гораздо меньшем количестве. В основном это были успокоительные и препараты, улучшающие мозговое кровообращение.

— Скажите мне честно, Алексей, — сказал доктор, буравя меня светло-карими, почти жёлтыми глазами, — вы считаете, что вашему другу действительно нужна помощь?

Вопрос застал меня врасплох.

— В смысле… — пробормотал я, — вы хотите сказать, что он на самом деле блуждает между мирами?

Сказав это, я устыдился. Уж очень глупо и по-детски прозвучало моё уточнение. "Блуждает между мирами", надо же!

— Поймите меня правильно, — сказал доктор. — Моя основная цель — оказать вам психиатрическую и психологическую помощь. Я не знаю, существует ли загробный мир, но очень важно, верите ли вы в него. Пусть вы внушили самому себе, что это правда; если человек уверен, что в его пятке торчит шип, мы не поможем ему, просто убеждая, что шипа не существует. Необходимо вынуть этот шип, реальный ли он или существует лишь в субъективном пространстве.

— Понятно, — буркнул я недовольно. Доктор почти прямым текстом заявил, что считает меня психом, но намерен нянчиться с моими тараканами. — Рассудком я понимаю, что это просто сон или, возможно, перегоревшие предохранители в мозгах, но в душе… Я очень боюсь, что Илю… что Илье нужна моя помощь.

Рудин удовлетворённо кивнул.

— Хорошо. На самом деле я не думаю, что вы сошли с ума и у вас какое-то психическое отклонение вроде шизофрении. Небольшие навязчивые идеи свойственны очень многим людям. Вы адекватно воспринимаете собственные проблемы и вовсе не настаивайте на собственной правоте. — Он постучал авторучкой по столу. У него были очень крепкие и заметно сильные длинные пальцы. — Случай нестандартный, надо признать. Я бы порекомендовал вам разобраться в вопросе более обстоятельно, выяснить всё, что можно, о реинкарнации и посмертных скитаниях. Обратиться к компетентным лицам.

— Каким ещё компетентным лицам? — опешил я. — К гадалкам и экстрасенсам идти?

— Нет, я же сказал "компетентным". Тем, кто действительно разбирается в теме.

Он выжидательно глянул меня. И до меня дошло.

— В этом должны разбираться тибетские ламы… Наверное… Это что же, мне теперь в Тибет лететь?

— Не спешите. Подумайте как следует. Необязательно сразу хватать чемоданы и лететь на другой конец света. Мы живём во времена интернета, многие вещи легко узнать удалённо. Я настоятельно рекомендую вам подойти к вопросу обстоятельно и не спеша.

Я покидал психиатра со смешанным чувством растерянности, изумления и облегчения. Этот странный доктор не советовал мне подавлять болезненные фантазии, а наоборот, всячески поощрять их. Видимо, таков был метод его лечения. Я прекрасно сознавал, что он всего лишь хочет мне помочь и вовсе не верит в мои сны. Собственно, я и сам в них не верил. Однако вопреки всем этим соображениям, я почувствовал сильнейшее облегчение, потому что теперь у меня были цель и план. Я не думал, я не хотел думать о том, что будет, если "компетентные лица" распишутся в своём бессилии мне помочь. Всё это будет позже, а сейчас я знал, как мне поступить.

Эта конкретика и ясное понимание того, что следует делать, принесли мне временный покой. Время от времени мне продолжали сниться сны об Илюхе, но они были лишены той давящей атмосферы, которая оказывала на меня столь нехорошее впечатление. Я пользовался любой свободной минуткой, чтобы прошерстить интернет на предмет консультации с тибетскими ламами. Но это оказалось не так-то просто. Ламы не оказывали услуги удалённо, к ним следовало либо приехать, либо дождаться, пока они сами приедут к тебе в страну. На одном из форумов, где высказывались разного рода религиозные фрики, я вычитал, что во многих случаях ламам необходимо лично видеть спрашивающего человека, пощупать его, прослушать пульс и составить подробный гороскоп.

Подобное чтение энтузиазма не прибавляло. Я понимал, что всё глубже и глубже погружаюсь в трясину разнообразной псевдонаучной чепухи, в которую не верю ни на грамм. Я оказался в совершенно дурацкой ситуации. С одной стороны, хотел помочь Илюхе, застрявшиму в Бардо; с другой — абсолютно не верил в это самое Бардо и в то, что Илюха там застрял. Смерть — это абсолютный конец, и после неё нет ничего. Рационализм во мне находился в жёсткой конфронтации с иррациональными сферами.

Показать полностью
39

Немного Азии

Кто все эти девушки, и что они держат в руках?

ответ в конце поста.

Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники
Немного Азии Азия, Юва, Армия, Длиннопост, Трансвеститы, Таиланд, Повестка, Призывники

А это и не девушки вовсе, а это мужчины, получившие свою повестку в армию в Таиланде. Недавно был призыв, служат от 21 до 55 лет, 2 года сухопутные, 3 года морские вооруженные силы.

Призыв дело запутанное, если закончил ВУЗ - то если попал в призыв и выиграл в лотерею "служить" - то год служишь. Если нет высшего - то два или три года, как повезет в прямом смысле слова

Показать полностью 12
200

Ряса из бутылок: буддийские монахи в Бангкоке перерабатывают пластиковые бутылки в шафрановые одежды

Монахи из храма Ват Чат Даенг в Бангкоке отправляют бутылки, которые они выловили в реки Чао Прайя, на переработку в синтетические волокна. А из готовой ткани - шьют одежду.


«Не думайте, что проблему отходов нельзя решить, — говорит Пхра Маха Праном Дхаммалангкаро, заместитель настоятеля в Ват Чак Дэнг, — Будда учил, что для любой проблемы всегда найдется решение».

Ряса из бутылок: буддийские монахи в Бангкоке перерабатывают пластиковые бутылки в шафрановые одежды Таиланд, Буддизм, Пластик, Переработка, Раздельный сбор мусора, Экология, Длиннопост

Гости могут запросто перепутать монастырь с заводом по переработке отходов. Волонтеры сортируют отходы на большом складе, монахи засыпают пищевые отходы в компостную установку для производства органических удобрений и биогаза. Шум прессования бутылок заглушает звуки вечерней молитвы.


Деятельность по утилизации началась здесь в 2005 году по инициативе Пхра Маха Пранома. У монаха нет образования в научной области. Но пластик, который скапливается у реки, в конечном счете привел его к идее изготовления одежды из вторсырья.

Ряса из бутылок: буддийские монахи в Бангкоке перерабатывают пластиковые бутылки в шафрановые одежды Таиланд, Буддизм, Пластик, Переработка, Раздельный сбор мусора, Экология, Длиннопост

В 2018 году, после трехлетних испытаний и сотрудничества с химической компанией, была представлена первая монашеская одежда из переработанных бутылок. Пхра Маха Праном утверждает, что текстура полученной ткани вовсе не жесткая, а мягкая и гладкая, как шелк. Ткань обладает особыми свойствами, которые защищают от неприятного запаха, так как сшиты с добавлением антибактериальных нитей.


Процесс производства сложный и трудоемкий. Использовать можно только бутылки из полиэтилентерефталата (ПЭТ), которые добровольцы очищают и прессуют в блоки. Далее все отправляется на фабрику, где одна машина измельчает пластик, а другая производит полиэфирные нити. Чтобы получить ткань, пряжу смешивают, после чего происходит окрашивание.


Затем фабрика возвращает материю храму, где другая группа волонтеров шьет робы. Для одного комплекта монашеской одежды требуется 60 пластиковых бутылок. Как и на многие экопродукты, цена на облачение из вторичного сырья высока — 5000 бат вместо обычных 3000 (один бат по курсу - это чуть более двух российских рублей).

Ряса из бутылок: буддийские монахи в Бангкоке перерабатывают пластиковые бутылки в шафрановые одежды Таиланд, Буддизм, Пластик, Переработка, Раздельный сбор мусора, Экология, Длиннопост

Слева — ткань из хлопка, справа — из вторсырья


Помимо сохранения окружающей среды, эта инициатива создает рабочие места для местных жителей: домохозяек, пенсионеров и инвалидов, приносит доход храму.


Кроме пластиковых бутылок Ват Чак Дэнг перерабатывает другие виды отходов: пакеты, коробки для напитков, стеклянные бутылки, пенополистирол, бумагу, бумажные коробки и алюминиевые банки.

Показать полностью 2
35

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост

Продолжение, начало в этих обзорах - "Адский сад Банг Саен", "Подземелье вопящих грешников"  и "Холм повелителя Преисподней". У всякого, кому доведется побывать в парках Сала Кеоку и Будда-парке, не останется сомнений в том, что автор этих грандиозных проектов – большой фантазер, неистощимый выдумщик и невероятно талантливый человек. Только неисправимого мечтателя могла озарить мысль о создании такого яркого и живого сказочного мира, только вдохновенному энтузиасту могло оказаться по силам воплотить блестящую идею с помощью прозаичных и бездушных средств, вроде бетона, кирпича и арматуры.

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост

Казалось бы, откуда у монаха, посвятившего всю свою жизнь религии и даже возглавившего одно из новых буддийских течений, такое безудержное стремление к сказке? Однако природа одарила этого человека таким пышным букетом многогранных талантов, что в личности Луанг-пу Бунлыа Сулилата вполне органично сплелись полярные ипостаси: художника и религиозного лидера, мистика и реалиста.

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост

С разработкой масштабного проекта он справился играючи, а средства на приобретение земли под парк и возведение мифических скульптур были собраны воодушевленными последователями зодчего-энтузиаста. И в 1978 году неподалеку от граничащего с Лаосом таиландского города Нонг Кхаи был воздвигнут – нет, даже не парк, а настоящий мифический город, бродить по улочкам и кварталам которого можно бесконечно. Но самое удивительное, что это не первое творение скульптора — двадцатью годами ранее, на противоположном, лаосском берегу Меконга им был воздвигнут Будда-парк, или Ват Сиенгкхуан, похожий скульптурный парк религиозной тематики, содержащий более 200 буддийских и индуистских статуй.

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост

По одной из легенд, Бунлыа Сулилат, будучи еще очень молодым, упал в пещеру, где его встретил отшельник Кэо Ку, ставший его духовным наставником. И вот, в 1958 году, Бунлыа, основатель своего собственного культа, собрав своих последователей, создает этот парк, вдохновленный символикой древнего буддизма и индуизма. Таиландский же Сала Кеоку явился логическим продолжением идей, выраженных в своем лаосском близнеце.

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост

Равнодушных зрителей в «театре» Сала Кеоку не найти: бетонные «актеры» идеально справляются со своими ролями, порождая в зрителях десятки чувств и эмоций – от восхищения до умиления. На каждую из монументальных скульптур посетители могут взглянуть издали, а могут рассмотреть и с самого близкого расстояния – планировка сказочного городка позволяет приближаться к мифическим героям почти вплотную. А посмотреть есть на что – каждая фигура вылеплена с громадной любовью и содержит сотни мельчайших деталей.

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост

Кстати, пристального зрительского внимания заслуживают не только персонажи сказочного парка – постаменты к некоторым статуям выполнены с великим мастерством: они украшены сложным орнаментом и представляют собой подлинные шедевры. Некоторые скульптуры имеют средние размеры, габариты других поражают воображение – встречаются и такие гиганты, высота которых достигает 20 и более метров.

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост

Сала Кеоку – великолепное место отдыха, где нескучно ни детям, ни взрослым. Помимо множества скульптур, здесь имеется живописный пруд и ухоженные клумбы. Кстати, на территории чудесного парка нашел свой последний приют и его гениальный создатель: в стеклянной сфере, открытой для свободного посещения, покоится его забальзамированное тело.

Источник: http://tourpedia.ru/sala-keoku/ © Энциклопедия Туризма TourPedia.ru

Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост
Демоны Азии, часть 4: Бетонные монстры отшельника Буддизм, Юва, Таиланд, Лаос, Демон, Длиннопост
Показать полностью 7
50

Невероятные архитектурные сооружения (часть 1)

Храм Ват Ронг Кхун (Wat Rong Khun) - это нетрадиционный буддийский храм, который находится в провинции Чианграй, Таиланд. Создателем храма является выдающийся художник Чалермчаю Коситпипат. Строительство храма было начато в 1997 и продолжается по сей день. Интересен тот факт, что художник возводит храмы на те деньги, которые он получает, продавая свои картины. На это ушло около 20 лет. Конечно, с такой огромной работой он справляется не один.

Невероятные архитектурные сооружения (часть 1) Архитектура, Храм, Буддизм, Постройки, Длиннопост, Таиланд

Взгляните на фото. Согласитесь, он неспроста также известен как "Белый Храм"? Особенность этого сооружения заключается не только в том, что внешне он кажется исключительно белым, но и в том, как изысканно и точно выполнены его фрагменты, все мелкие детали. Стоит сразу отметить, что в стены храма влиты зеркальные частицы (мозаика), которые отражают солнечные лучи, заставляя здание сиять.

Невероятные архитектурные сооружения (часть 1) Архитектура, Храм, Буддизм, Постройки, Длиннопост, Таиланд

Идеи автор черпает исключительно из своей головы, он не позволяет кому-то навязывать свои предложения. Именно поэтому Челермчаю не берет денег от спонсоров, боясь, что это повлияет на его полет фантазии.

Невероятные архитектурные сооружения (часть 1) Архитектура, Храм, Буддизм, Постройки, Длиннопост, Таиланд

Храм символизирует чистоту Будды и, по замыслу автора, является символом Рая.

(эта статья для неподробного знакомства с творением; если вас заинтересовала эта идея, то на просторах интернета запросто сможете найти более подробную информацию)

Показать полностью 1
607

Мальчик и оптический эффект "будущего"

На этой неделе видеоролик из Твиттера американки стал очень вирусным — а всё потому, что пользователи Сети были озадачены вопросом: каким образом отражение ребёнка в зеркале быстрее начало уходить, чем это сделал сам мальчик.

Мальчик и оптический эффект "будущего" Эффект роллинг-шаттера, Мальчик в зеркале, Демон, Гифка, Длиннопост, Крипота

События, снятые пользователем Твиттера под ником Jolynn, произошли в городе Сан-Антонио, штат Техас. На кадрах видно, что ребёнок изначально рассматривает себя в зеркале, потом показывает язык и уходит. Вот только почему-то его отражение отходит гораздо раньше и быстрее. Пользователи Сети начали предполагать, что данный видеоролик, длительностью всего пять секунд, является прямым доказательством существования потусторонних сил.

Мальчик и оптический эффект "будущего" Эффект роллинг-шаттера, Мальчик в зеркале, Демон, Гифка, Длиннопост, Крипота

Всего за четыре дня видеоролик набрал почти 4 миллиона просмотров, а сам твит около 113 тысяч репостов. Пользователи Сети начали считать ребёнка демоном и, более того, посоветовали автору видео обратиться к экзорцисту. Кто-то написал, что мальчик просто волшебник, а кто-то и вовсе отметил, что в зеркальном отражении может находиться другое измерение. Некоторые пользователи выразили свой страх, например, из-за того, что просмотрели этот видеоролик в час ночи.


Но есть и те, кто попытался объяснить этот чудо-эффект. Одни утверждают, что данная иллюзия является результатом «удачной» съёмки, мол виноват угол, под которым был снят видеоролик. Другие предположили куда более правильный вариант — всё это из-за эффекта роллинг-шаттера: известно, что матрицы камер записывают не всю картинку сразу, а постепенно: шторки затвора могут двигаться слева направо или наоборот. У некоторых моделей – сверху вниз или снизу вверх. Именно эта особенность работы скользящих затворов камер позволяет на какой-то части снимка запечатлеть часть изображения, в котором можно увидеть будущее.


Подобное явление раньше вызывало недоумение и у пользователей Рунета, встретившихся с вирусной фотографией, на которой водитель кормит воробья вкусной, изящной, пикантной и ароматной картошкой фри. У птицы в отражении зеркала автомобиля крылья подняты вверх, при том, что перед зеркалом они вытянуты у неё горизонтально:

Мальчик и оптический эффект "будущего" Эффект роллинг-шаттера, Мальчик в зеркале, Демон, Гифка, Длиннопост, Крипота

Эффект роллинг-шаттера достаточно легко объяснить и на этом примере: изначально в кадре слева изображается сама птица, далее появляется изображение зеркала и, соответственно, так как крылья воробушка двигаются гораздо быстрее, чем успевает открыться затвор, — изображение в зеркале будет отличаться от уже отсканированной части с реальной птицей. Вот таким образом и получается, что в отражении зеркала видно будущее. Естественно, если затвор будет двигаться в другую сторону, то в определённой части изображения мы увидим прошлое.


Источник: https://kod.ru/maalchik-zhivushij-v-drugom-izmerenii/

Показать полностью 1
67

Детская кружка - демон

Подарили сыну обычную с первого взгляда кружку - машинку

Детская кружка - демон Кружки, Демон, 666, Крипота, Длиннопост

Но стоило только её помыть и поставить сушиться как приоткрылась тёмная сторона сего творения:

Детская кружка - демон Кружки, Демон, 666, Крипота, Длиннопост
Детская кружка - демон Кружки, Демон, 666, Крипота, Длиннопост
Детская кружка - демон Кружки, Демон, 666, Крипота, Длиннопост
Показать полностью 3
144

Марфа Ильинична

Марфа Ильинична была утонченна, но бесхитростна. Выжидая и целясь, она падала сверху на голову своей жертвы, дробя ей череп и разбрызгивая по сторонам мозг. При этом ее лампочки торжественно горели.

Она была на первый взгляд обычной советской люстрой выпущенной на Ленинградском Опытном Заводе в 1954 году. Но ей нравились танго, песни Утесова и позже к ним добавился запах человеческой крови. Сразу после ее появления в магазине «Свет» она была куплена заботливым председателем одного из профсоюзов в подарок молодоженам – рабочим с завода.


Сначала она мирно висела под потолком, слушала грампластинки и взирала на воркованье недавней супружеской четы. Но пастораль продолжалась недолго, с годами отношения в заводской семье стали портиться и кончилось тем, что жена сорвала Марфу Ильиничну с потолка и нанесла ею сокрушительный удар по голове когда-то горячо любимого мужа. Он скончался сразу, жену посадили, а люстра влюбилась в человеческую кровь.


Ее второй жертвой был хитрый инженер Кукушкин, родственник убитого мужа, втихаря вынесший ее из квартиры жертвы. С нескрываемым негодованием на следующую ночь она размозжила его начинающую лысеть голову. Потом было еще несколько семей. А в 1977 году на каком-то сельском торжестве она прикончила местного передовика производства и по совместительству баяниста, смачно испортив народный праздник. Ей не удалось бы избежать расправы колхозников и колхозниц если бы в дело не вмешался я: для ее спасения мне пришлось принять облик местного главы района. Собственно здесь мы и познакомились.


Пару дней назад она прибила двух старичков – любителей предметов советской эпохи. Даже следователи не могли сдержать улыбок при виде пары окровавленных шляпок и паре перебитых вставных челюстей. С папкой уголовного дела и фотографиями я еду забирать проказницу из полиции.


По дороге меня обгоняет машина с тонированными стеклами, в салоне которой можно разглядеть четыре золотых кольца, парящих под потолком над пассажирскими местами. Через пару минут я вижу эти кольца и их обладателей снова - четыре ангела с битами стоят у полицейского участка.


«Ребята надо быть расторопнее. Ночь – мое время», - говорю я им. Но один из них, помахивая битой, делает шаг в мою сторону. Не спеша, я достаю сигарету и закуриваю. Затем выпрямляю руку с зажигалкой и чиркаю ее еще. В этот раз из нее вылетает огненный столб пламени с миллионом колыхающихся языков. «Мы и до тебя доберемся, козел», - говорит видимо их старший. Они садятся в машину, которая с визгом срывается с места.


Всего лишь пятьсот лет назад их манеры были куда лучше. Но главное, они не успели расколошматить мою приятельницу. Докуриваю сигарету, принимаю вид начальника местной полиции и забираю ее из хранилища вещественных доказательств.


Привезя люстру домой, на ночь я предусмотрительно ставлю ее на пол в коридоре. А на следующий день тщательно протираю ее, начищаю до блеска специальными средствами и отвожу ее в комиссионный магазин, желая ей приятной охоты. На прощанье прошу продавца поставить на патефоне пластинку с песней Утесова «Моя Марусечка». Пластинка начинает играть, и я успеваю заметить вспышку всех лампочек Марфы Ильиничны. До новых встреч, любезница.

Показать полностью
92

Буддийский храм построенный из бутылок

В Таиланде, примерно в 370 км. к Северо-востоку от Бангкока, стоит храм Изумрудного Будды, который состоит более чем из миллиона бутылок и битого стекла. В народе его называют «Храмом Миллиона Бутылок» или «Храм Изумрудного Будды», ведь и храм, и крематорий, и убежища, и даже туалеты построены из стекла, которые были направлены на утилизацию. Строительство этого храма началось еще в 1984 году, когда монахи использовали бутылки для украшения своих жилищ. Блестящий строительный материал все больше и больше привлекал людей, ведь он не блекнул и оказался устойчивым и надежным материалом, и удивительно простым в обслуживании. Даже крышки от бутылок использованы как декоративные мозаичные фрески. 
Буддийский храм построенный из бутылок Буддизм, Храм, Бутылка, Архитектура, Таиланд, Длиннопост
Буддийский храм построенный из бутылок Буддизм, Храм, Бутылка, Архитектура, Таиланд, Длиннопост
Само собой, в строительстве Храма принимают участие не только бутылки, но и вполне обыкновенные стройматериалы в виде бетона, раствора и дерева. Бутылки, кстати, хороший теплоизолирующий материал, к тому же одновременно выполняющий декоративную функцию, которую монахам удалось очень удачно использовать.
Буддийский храм построенный из бутылок Буддизм, Храм, Бутылка, Архитектура, Таиланд, Длиннопост
Показать полностью 2
667

Более 100 тысяч буддийских монахов и послушников собрались в храме Ват Пхра Дхаммакая на событие, «которое бывает раз в жизни».

Более 100 тысяч буддийских монахов и послушников собрались в храме Ват Пхра Дхаммакая на событие, «которое бывает раз в жизни». Монахи, Буддисты, Буддизм, Милостыня, Таиланд, Длиннопост
Более 100 тысяч буддийских монахов и послушников собрались в храме Ват Пхра Дхаммакая на событие, «которое бывает раз в жизни». Монахи, Буддисты, Буддизм, Милостыня, Таиланд, Длиннопост
Более 100 тысяч буддийских монахов и послушников собрались в храме Ват Пхра Дхаммакая на событие, «которое бывает раз в жизни». Монахи, Буддисты, Буддизм, Милостыня, Таиланд, Длиннопост
Более 100 тысяч буддийских монахов и послушников собрались в храме Ват Пхра Дхаммакая на событие, «которое бывает раз в жизни». Монахи, Буддисты, Буддизм, Милостыня, Таиланд, Длиннопост
Более 100 тысяч буддийских монахов и послушников собрались в храме Ват Пхра Дхаммакая на событие, «которое бывает раз в жизни». Монахи, Буддисты, Буддизм, Милостыня, Таиланд, Длиннопост
Более 100 тысяч буддийских монахов и послушников собрались в храме Ват Пхра Дхаммакая на событие, «которое бывает раз в жизни». Монахи, Буддисты, Буддизм, Милостыня, Таиланд, Длиннопост

Событие в является крупнейшим и по числу монахов, и по числу поклонников, и по размерам пожертвований.



Тайский храм, прославившийся своей золотой ступой в форме космического корабля и самыми щедрыми пожертвованиями, организовал крупнейшую и не имеющую аналогов церемонию, на которой десятки тысяч отшельников получили пожертвования от десятков тысяч поклонников.



Около 50 тысяч монахов в оранжевых рясах и 50 тысяч преданных последователей Просветлённого в белых одеждах, символизирующих чистоту Будды, собрались в пятницу в храме провинции Патумтхани на уникальную в своём роде церемонию.



«Давать милостыню 100 000 монахам – такое событие бывает раз в жизни», считает прихожанка храма, которая посещает его более 10 лет, «Я всегда делаю пожертвования», говорит г-ж Патсара, «Это обязательное условие».



18 апреля настоятель храма Ват Пхра Дхаммакая был вызван в Министерство юстиции. Ему предъявляются обвинения в отмывании денег и получение незаконных пожертвований.



Настоятель храма Пхра Даммачайя сказал на этот счёт: «Мы получаем пожертвования на благотворительные цели. Я не знаю куда они пришли».

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: