3

Дело ликвидатора (финал 1/2)

Аннотация:

Их прошлое - лекции, тренировки и тысячи выигранных битв.

Их настоящее - ежесекундный риск в сражениях с монстрами, истребление всего, что угрожает человеческому роду.

Кто знает, каким будет их будущее? Работа ликвидатора всегда была опасной. Что готовит им судьба: смех, радость и дружбу, или же боль, ужас и погибель?

Кто знает... уже завтра дело ликвидатора заиграет новыми красками.


Примечания автора:

Этот рассказ состоит из нескольких самостоятельных эпизодов, объединенных интерлюдиями. У каждого эпизода своя направленность. Где-то присутствует намек на романтику, где-то будет юмор, а где-то - сражения, жестокость и кровь. Эпизоды касаются различных событий, раскрывают различных персонажей и в итоге покажут профессию ликвидатора со всех сторон, глазами разных героев.


Новые и постоянные читатели - приятного чтения) Листайте дальше, а вас, минусометчики, я попрошу задержаться.


Минусующим:

Каждый мой пост становится мишенью для минусомётов, а потому - привет, хейтеры! Очень рад вас видеть (нет). Ваше мнение очень важно для меня (тройное нет). Скоро я выложу и другие рассказы, так что заходите еще (валите нах*й).

Если вы не хейтер и ставите минус за дело - я все понимаю. Вы могли заметить ошибку, вам мог не понравиться тот или иной прием, так что минусы могут быть заслуженные. Я прошу только об одном - позвольте мне признать мою ошибку) Укажите на нее в комментарии. Вам нетрудно, а мне - полезно. Я всегда любил аргументированную критику.


* * *


(Эпизод 5 - приоритет)


Илларт ступил в освещенный круг костра.


Стоило ему сделать первый шаг из тени, как последние отголоски аплодисментов тут же утихли. Посмеивающиеся ликвидаторы посерьезнели, а те, кто развалился в особенно комфортных позах, подобрались и даже наполовину привстали со своих мест. На виара ожидающе смотрели одиннадцать пар глаз.


- Я проверю часовых и вернусь через три минуты. К этому времени костер должен быть погашен, - распорядился Илларт, - а все вы будете мирно посапывать в своих спальных мешках. До рассвета осталось всего шесть часов, а завтра утром вы нужны мне отдохнувшими. Нам предстоит охота. Все ясно?


- Так точно, виар! – хором отозвались ликвидаторы.


- Тогда вперед.


Илларт редко повышал голос на подчиненных, поскольку привык использовать другие методы. Чаще всего он просто говорил, что именно хочет получить, и ликвидаторы исполняли его приказы. Так произошло и сейчас. Когда Илларт, удостоверившись в бдительности часовых, снова пришел к костру, ликвидаторы забрались в свои спальники и лежали так, словно спят уже несколько часов. Раскатав свой спальник на земле, Илларт улегся и мгновенно уснул.


Казалось, прошло всего несколько секунд, но нет – ночная тьма сменилась предрассветными сумерками, а часовой уже тряс виара за плечо. Поборов секундную дезориентацию, Илларт выбрался из спальника (что очень делать не хотелось, несмотря на теплое весеннее утро), быстро собрал вещи и бросил рюкзак под большой раскидистый дуб. Внезапно вспомнил старую шутку и усмехнулся.


«Как понять, что ликвидатор загнал свою добычу? Очень просто – он бросает рюкзак на землю.»


Рюкзаки ликвидаторов были сконструированы так, чтобы вместить в себя как можно больше необходимого, но занимать при этом как можно меньше места, а потому были весьма удобны в использовании. И в полете. Рюкзаки крепились к каркасу на спине и практически не мешали разведчику в воздухе или на земле, но бой отличался от обычных условий тем, что требовал полной свободы передвижения. По этой причине ликвидаторы, осознав, что цель от них не уйдет, обычно сбрасывали рюкзаки в кучу и отправлялись на дело. Замаскированные ветками, листьями или заклинанием, рюкзаки преданно дожидались своих хозяев и подбирались ими на обратном пути.


Отряд ликвидаторов постепенно просыпался, и на рюкзак Илларта посыпались другие. Наконец, последний рюкзак увенчал собой хаос под деревом, и вперед вышел Веритас. Окинув критическим взглядом объекты перед собой, маг поднял руку, закрыл глаза и как следует сконцентрировался.


Пространство вокруг сваленных друг на друга сумок начало смазываться, словно они лежали на дне пруда, поверхность которого беспокоили волны. Очертания рюкзаков медленно растворялись, сливались с землей и древесной корой, а потом Илларт и вовсе перестал их видеть.


- Сделано, - объявил маг, щелкнув пальцами. – Я навел простое заклинание иллюзии, но этого более чем достаточно. Пробить его сможет только другой маг, о простом человеке или о звере не стоит и говорить.


- Отлично, - ответил Илларт. – Отряд, ко мне!


Последние секунды перед броском обычно отводились на уточнение плана или напутственную речь. Поскольку Илларт не брезговал ни тем, ни другим, все члены отряда мигом собрались вокруг него.


Их было тринадцать: одиннадцать ликвидаторов и два мага, Веритас и Ирия. Веритас, закадычный приятель Дрейка, был хорошо знаком Илларту, но его коллегу он видел впервые. Светловолосая худенькая Ирия стояла рядом с Веритасом и была ниже его примерно на полголовы, но являла собой еще одно доказательство того, что мастерство от габаритов не зависит. Девушка, в свои двадцать лет получившая ранг адепта, обладала обширными познаниями в области магии и богатым арсеналом магических действий, словом, ни в чем не уступала Веритасу. Единственное, в чем Веритас действительно ее превосходил, так это в искусстве левитации. Веритас мастерски умел контролировать воздух, а потому даже не нуждался в летном костюме. Ирия в этом не преуспела, однако компенсировала это упущение развитыми навыками исцеления.


Вместе с Веритасом Ирия была включена в отряд ликвидаторов. Обычно в отряде ликвидаторов вообще не было магов, но в некоторых случаях штаб включал их в рейды, если магу требовалась ликвидационная практика или… или если рейд обещал быть тяжелым. Учитывая послужной список и квалификацию магов, Илларт не сомневался, что практика им не нужна, а это означало только одно – сегодня будет серьезная драка.


Самое время напомнить ликвидаторам о противнике.


- Объектом нашей охоты является лаксин, - тихо и четко объявил Илларт собравшимся. – Все мы знаем его особенности: прочная чешуйчатая кожа, длинный хвост с шипом на конце, острейшие когти на лапах, ядовитые зубы с мощным парализатором. Эта ящероподобная тварь весит свыше семи сотен килограмм, но двигается очень быстро, особенно если чувствует угрозу, поэтому надо действовать осторожно. Мы зайдем с воздуха полукругом, огнем шипометов и магией выгоним его на открытое пространство. Затем в бой вступите вы, - Илларт указал на Дрейка, Иши и Колма.


- Что нам нужно делать?


- Перезарядите свои шипометы вот этим, - Илларт отстегнул с талии три ленты шипов и протянул Дрейку. – Эти дротики смазаны смесью на основе экстракта катрийского пятицвета. Один из мощнейших транквилизаторов, во всяком случае, лучше я не встречал.


- Блеск, - тихо и одобрительно пробормотал Дрейк.


- Не тратьте снаряды напрасно. Их всего тридцать, а нам необходимо вырубить лаксина, чтобы закончить рейд без риска. Но я должен предупредить вас, - произнес Илларт, интонацией выделяя важность заявления, - что не знаю точно, как он действует на лаксина. Экстракт катрийского пятицвета испытывали на многих тварях. Я лично видел, как эта смесь вырубила альторна за неполных три минуты, но мы имеем дело с лаксином! Если у лаксина иммунитет на эту смесь или на даже на отдельный ее компонент, то этот план не сработает. Тогда без риска не обойтись - придется убить зверя более привычным способом. План понятен?


Ликвидаторы закивали.


- А теперь вспомните правила проведения рейда.


- Быть осмотрительным, - ответил Дрейк.


- Знать своего противника. Знать место сражения лучше противника, - отозвался Зен.


- Не рисковать зря, - подхватил Руп.


- И быть милосердным. По возможности, - закончил Веритас.


- Верно, - Илларт обвел собравшихся взглядом. – Мы не пропускали следов и знаем, в какой стороне наша цель. Мы уже были в этих лесах и помним, что дальше деревья редеют, и мы легко сможем найти свободное пространство для выстрела. Снотворные дротики позволят нам держаться на расстоянии, так что, если все пойдет по плану, лаксин только и сможет, что скалить зубы. Когда он уснет, мы подойдем к нему без всякого риска, а потом - Илларт акцентировал внимание поднятым вверх пальцем. – убьем его во сне. Одним точным ударом. Быстро и безболезненно. Если снотворное не подействует, придется сойтись с тварью в бою. Будем использовать приемы, которые отрабатывали на тренировках. Все ясно?


Пусть ликвидаторам и было ясно, они не могли до конца понять, почему Илларт так печется о милосердии. На фоне кровожадности монстров, которых было необходимо истребить, на фоне убитых ими людей и множества погибших ликвидаторов заявления Илларта о милосердии звучали неестественно и как минимум претенциозно. Ну как можно относится милосердно к чудовищу, которое убьет тебя при первой же возможности? Такой взгляд на вещи не могло разделить подавляющее большинство ликвидаторов, в том числе и члены отряда Илларта. Но они искренне уважали своего виара, а потому все согласно кивнули.


- Тогда взлетаем!


Легкий шорох активированных крыльев, а затем – свобода полета. Ликвидаторы знали направление, а потому быстро сформировали наиболее популярный боевой порядок – широкий полумесяц, прекрасно подходящий для поиска цели. Илларт летел в центре. Корректируя курс полета, он смотрел на землю и время от времени проверял боевое построение отряда. Глянув вправо, виар увидел рядом с собой Веритаса, левитация в исполнении которого, как и всегда, выглядела впечатляюще: не совершая видимых дейтвий, маг не отставал от ликвидаторов и быстро летел вперед, словно подхваченный гигантской невидимой рукой.


Четырнадцать фигур, словно тени, стремительно рассекали собой пространство, нарушая тишину лишь редкими взмахами крыльев – в-в-вух, в-в-вух. Ориентиром для них служили многочисленные следы, оставленные лаксином на земле и на деревьях. Бросая взгляды вниз, Илларт начал чувствовать сомнение.


Лаксин как существо, чей ареал обитания располагался лишь на западном краю Северных Королевств, был не так популярен, чтобы про него много рассказывали на лекциях. Лекторы ограничивались лишь общей информацией: как лаксин выглядит, где водится, чем питается и как его умертвить. После лаконичных замечаний о том, что лаксин имеет красочный воротник, который расправляет при атаке, лекторы обычно переходили к более распространенным животным и монстрам, например, к роуне или хаватаку.


Ни один лектор на памяти Илларта не рассказывал о странностях поведения лаксина, а странностей было предостаточно. Виар не сомневался, что лаксин учуял преследование, но вчера, когда ликвидаторы напали на след и стали быстро нагонять зверя, тот бросился в леса. Ожидаемо, думал Илларт. Зверь пытается использовать скрытность, затеряться среди деревьев, пусть даже лес не является его родной территорией. Удивило виара другое: вопреки его планам, лаксин пересек самую густую чащу и теперь стремглав мчался на открытое пространство, к западной границе белого леса. Может, такова оборонительная тактика лаксина и удивляться тут нечему?


Второй странностью было поведение лаксина. Любое существо, которое когда-либо преследовал Илларт, старалось оставить как можно меньше следов, старалось двигаться как можно быстрее, но лаксин действовал по принципиально новому шаблону. Путь его бегства был отмечен глубокими бороздами в земле (ух и большие, должно быть, когти!), разоренным подлеском и широкими царапинами на коре деревьев. Более того, зверь не просто царапал кору – судя по характеру следов, лаксин прямо-таки набрасывался на деревья, словно они ему как-то угрожали. Борозды в земле были оставлены отнюдь не быстрым бегом. Они располагались под разными углами, словно лаксин, добравшись до очередной полянки, обегал ее кругом и намеренно распахивал землю когтями. Царапины, следы на земле… что это – просто метки? Лаксин делал это с какой-то целью, и цель эта для него крайне важна, иначе бы он не тратил на эту несуразицу оставшееся время своей жизни.


Наконец, все прошлые цели Илларта старались производить как можно меньше шума. Все, но только не этот лаксин. Не успел Илларт разобраться со своими сомнениями, как до ликвидаторов донесся отголосок грозного рева. Лаксин был где-то впереди. Теперь на землю можно было не смотреть, достаточно лишь лететь на звук его рыка… и вот он повторился, но звучал теперь гораздо явственнее.


Долго лететь не пришлось. Уже через пять минут погони среди деревьев мелькнул серебристый розблеск – восходящее солнце отразилось от полуметрового шипа на хвосте лаксина. Рассматривая зверя, Илларт мысленно кивнул: лаксин был именно таким, каким его описывали зоологические трактаты. Он походил на пантеру, только был как минимум вчетверо больше, обладал длинным смертоносным хвостом и темно-зеленой чешуйчатой шкурой.


Лаксин двигался среди редких деревьев и перепрыгивал через овраги с поистине змеиной ловкостью, мчался вперед что есть сил. Молнией проскользнув сквозь кучу валунов, он вдруг остановился. Поднял морду. Зарычал и бросился прочь.


Как бы ни был он быстр, ликвидаторы приближались. Нагнав лаксина, отряд рассредоточился. Уподобившись стае разъяренных орлов, ликвидаторы пикировали на бегущего зверя с флангов, обстреливая его из шипометов и стараясь вынудить лаксина повернуть левее, где через пару сотен метров начиналась открытая безлесная земля. Шипы непрерывно сыпались с небес, но прочная шкура из чешуек, расположенных внахлест, позволяла лаксину не реагировать на это. Он продолжал бежать, игнорируя даже шипы, пущенные прямо перед ним специально для психологического эффекта.


Видя безрезультатность атаки, Илларт повернул голову вправо и коротко кивнул. Веритас и Ирия, которым был адресован условный сигнал, включились в бой.


Веритасу не нужно было тратить время на взмахи крыльями, он просто скользнул по воздуху в сторону цели. Подлетев ближе и зависнув в эффектной позе, маг широко раскинул руки, и между ними с негромким треском перекинулась молния. Голубой разряд перескакивал с ладони на ладонь все быстрее и быстрее по мере сближения рук, и маг вдруг смял его в кулаке. Кулак засветился, заискрился, и Веритас раскрыл его в сторону убегающего лаксина.


Молния ударила его точно в середину спины. Ящероподобная тварь замедлилась, пошатнулась, помотала головой. Затем подобралась и вновь ринулась вперед.


Помня о просьбе Илларта быть милосердным, Веритас бил не в полную силу. Заряд молнии, брошенный магом, должен был посеять в звере страх, заставить его сменить направление, но единственным результатом атаки мага стало увеличение скорости лаксина. Словно одержимый, он рвался вперед. Не остановила его и атака Ирии. Пролетая мимо лаксина, девушка-маг указала на дорогу впереди него рукой, словно бросая что-то. Загадочным снарядом оказался огненный шар – красно-белая сфера устремилась вниз, соприкоснулась с землей и взорвалась, объяв пламенем широкую площадь. Сухой кустарник и редкий подлесок моментально занялись, но лаксин не обратил внимания ни на взрыв на своем пути, ни на возрастающее пламя – просто пронесся сквозь огненные языки и помчался дальше.


Вот и еще одна странность. Всякое живое существо за редким исключением боится огня, старается его избегать. Лаксин же даже не сбросил скорость. Причины его поведения оставались для Илларта загадкой, но он не мог долго думать об этом, потому что перед ликвидаторами стояла задача поважнее. У них были снотворные дротики, но на ходу их использовать не получится. Надо заставить лаксина остановиться… или просто убить его грубым способом.


Прежде чем Илларт успел дать Веритасу согласие на удар молнией в полную силу, лаксин вдруг замедлился. Добежав до отдельно стоящего дерева, он обошел его кругом и внезапно замер, встав между деревом и подлетающим отрядом. Лаксин стал поднимать голову, но еще прежде, чем он взглянул на ликвидаторов, Илларт понял, что будет дальше.


«Вызов».


Так было всегда. Любая охота, любая погоня приводили к тому, что цель бросала Илларту вызов. Переломный момент любого ликвидационного рейда, вызов мог быть абсолютно любым. Упираясь спиной в тупик и визжа от страха или крепко уперев лапы в землю и грозно выступив навстречу опасности, зверь в конце концов вступал в бой – в отчаянной попытке избежать смерти или в стремлении показать, кто здесь главный. Множество вызовов было брошено отряду Илларта. Часть из них закончилась для монстров бесславной смертью, другие же продали свои жизни подороже. Некоторые вызовы были пронизаны желанием спастись, некоторые источали намерение померяться силами или защитить свою территорию. Были вызовы, сутью которых был концентрат кровожадности, но нынешняя цель Илларта подготовила ему еще одну странность, не виданную прежде.


Вызов лаксина был великолепен. В его гибком теле, застывшем в позе обороны столь решительно, будто никакие шторма не сдвинут его с места, в его гордой стати, в его вонзенных в землю когтях и раскачивающемся хвосте было столько угрозы и решительности, что открывшаяся Илларту картина заслуживала того, чтобы стать главной иллюстрацией какого-нибудь легендарного эпоса. В нарастающем рыке лаксина звучала предупреждающая нота, недвусмысленно обещающая скорую смерть любому нападающему. Вызов лаксина был доверху наполнен готовностью действовать, и ярче всего эта готовность проявилась в финальном движении зверя – словно повинуясь внутреннему сигналу, лаксин вдруг выпрямился, запрокинул голову, и вокруг его шеи раскрылся потрясающий воротник, явивший в лучах солнца сине-красный узор атаки. Прекратившийся на мгновение рык превратился в оглушительный рев, в который лаксин вложил всю свою звериную сущность, всю свою ненависть и презрение к жалким охотникам.


Ликвидаторы пролетали над неподвижной целью и один за другим ложились на правый поворот – и вот уже весь отряд вращается над лаксином по широкой окружности. Зверь, скаля зубы в ответ на постоянный обстрел, поворачивался из стороны в сторону, но не убегал. Заметив это, Илларт дал знак Дрейку и Колму.


Пара ликвидаторов, прочитав по губам виара все необходимое, выделилась из роя кружащих фигур. Набрав высоту и ринувшись в пике, Колм пролетел прямо над лаксином на низкой высоте с таким расчетом, чтобы отвлечь внимание зверя на себя.


Имитация атаки сработала. Лаксин сосредоточился на Колме, не отрывал от него глаз, подобрался для броска… и совершенно не замечал Дрейка Кови. Воспользовавшись тем, что зверь привстал и повернул голову вслед пролетевшему Колму, Дрейк прицелился в приоткрытое брюхо чудовища и трижды выстрелил.


На такой скорости и высоте проверить попадание было невозможно, однако в реве лаксина внезапно зазвучали нотки боли, что говорило о меткой стрельбе. Дрейк и Колм тут же взлетели обратно к отряду. Первый пункт плана атаки был выполнен, и теперь осталось лишь дождаться снотворного эффекта от катрийского пятицвета.


Экстракту потребовалось даже меньше полутора минут. Из рыка лаксина постепенно пропадала свирепость, а из позы – устойчивость. Мотнув головой, семисоткилограммовый зверь, в конце концов, тяжело упал на бок и отключился.


Выждав немного, ликвидаторы друг за другом приземлились вокруг темно-зеленой фигуры монстра, который даже в беспомощном состоянии внушал опасения. Поза упавшего лаксина позволяла увидеть его брюхо и два шипа, глубоко вонзенных в светлую чешую. Ликвидаторы осторожно подбирались ближе с оружием наготове. Кулак Веритаса вновь засветился – маг придерживал молнию на взведенном состоянии и не сводил глаз с неподвижного зверя. Никто не решился подойти к поверженному зверю ближе, чем на двадцать шагов.


И осторожность сослужила ликвидаторам хорошую службу. Стоило Илларту подумать, что все складывается как нельзя лучше, как лаксин зашевелился. Могучие лапы пришли в движение, дыхание с рокотом вырывалось из гортани монстра, поднимая облачко пыли. Ликвидаторы не успели даже удивленно вздохнуть, как ящер поднялся на ноги. Постепенно нарастающий рык не оставлял сомнений – как только лаксин сфокусирует на ком-нибудь взгляд, тут же бросится в бой.


Во всю мощь своих легких Илларт закричал:


- Взлетайте! Немедленно взлетайте!


Повторять дважды не пришлось. Уподобившись выпущенным из лука стрелам, ликвидаторы в спешке поднимались в воздух. Адреналин придавал их движениям дополнительную скорость, но Илларт с неизбежностью понял, что этого не хватит. Пусть лаксин находился далеко от них, пусть он еще не избавился от сонной одури, но его мускулистые лапы уже налились силой, а значит, лаксин мог прыгать. Уникальная способность лаксина совершать мощные прыжки позволила бы ему добраться до цели даже в воздухе. Ликвидаторы еще какую-то секунду будут взлетать на нужную высоту – и какую-то секунду будут находиться в смертельной опасности.


Если только не отвлечь лаксина от выбора целей.


- Эй, ублюдок чешуйчатый! – крикнул Илларт. Виар расправил крылья и поднял над головой, стремясь занять как можно больше места. – С тобой разговариваю! Да-да, сюда смотри, зверюга треклятая!


Лаксин, уже было напружинившийся для прыжка, опустил голову вниз и посмотрел на виара. В глазах ящерицы промелькнуло нечто вроде удивления, но он тут же замер, злобно ощерился. Припавший к земле, медленно и плавно переносящий свой вес с лапы на лапу, не отрывающий взгляда от своей жертвы, лаксин вдруг напомнил Илларту кота, подкрадывающегося к ничего не подозревающей птичке.


Не успело это необычайно яркое сравнение развеяться, как лаксин взвился в прыжке, стремясь пришпилить ликвидатора к земле когтями. Выждав, Илларт метнулся в бок. Раздался оглушительный рев; длинный шипастый хвост стегнул землю, виар едва успел откатиться в сторону. Встав на корточки, Илларт прыгнул назад и что было сил взмахнул крыльями. Заговоренные крылья сгенерировали толчок, буквально отбросивший Илларта прочь от зверя. Пролетев не меньше пятнадцати метров, он попытался приземлиться, но не сумел удержаться на ногах и упал, по инерции проехавшись на спине.


Пятнадцать метров? Пустячное расстояние для такого монстра. Лаксин, повернув голову, вновь сфокусировался на поднимающемся виаре, а затем с поразительной быстротой помчался в атаку. Секунда – и лаксин был уже перед ним, и Илларт, похолодев, увидел поднятую над собой когтистую лапу. Он дернулся в сторону – и огромные когти пропахали землю в том месте, где Илларт только что стоял.


Увертливость виара только добавляла зверю запала. Лаксин замахнулся, собираясь прибить надоедливую букашку, но о существовании других ликвидаторов ему напомнил Колм, на всей скорости пикирующего тела врезавшийся в лаксина. От столкновения монстра повело в сторону, и Колм тут же вонзил клинок своего «рукава» ему в плечо. Лаксин заревел, неистово дернул лапой, сбрасывая с себя ликвидатора. Не успел Колм подняться с земли, не успел Илларт кинуться на помощь, как лаксин круто развернулся, и его хвост увесистым ударом отшвырнул Колма в сторону. Закричав, Илларт активировал клинки и бросился на лаксина, но зверь не обратил на это внимания. Лаксин снова прыгнул, намереваясь добить оглушенного Колма.


Но Веритас был быстрее. Камнем упав с небес, он приземлился рядом с Колмом и выпустил молнию, которую до сих пор удерживал в кулаке. Раздался треск; театр боя осветило голубоватым сиянием, когда молния перехватила лаксина в воздухе, и Веритас тут же свободной рукой схватил Колма за шиворот…


…и они исчезли. Контуры их тел дрогнули, а затем две фигуры просто сжались в точку и испарились.


Мгновением позже на это же самое место упал лаксин. Молния попала в туловище и заставила передние лапы зверя неконтролируемо сокращаться, из-за чего он не смог приземлиться как следует и неуклюже завалился набок, оглашая округу разочарованным ревом. Не мешкая, Илларт прыгнул к нему. Взмах крыльев придал ускорение, руки сомкнулись на рукоятях клинков, взгляд отыскал уязвимое место на шее монстра.


Но лаксин снова обрел подвижность и успел шарахнуться в сторону. Приземлившись, Илларт мгновенно перекатился и встал в боевую позицию. В семи шагах от него стоял лаксин, замерший и собранный для новой атаки. Прежде чем кто-то из противников сделал хоть шаг, в землю перед ящером врезался огненный шар.


Последовал впечатляющий взрыв, такой яркий и мощный, что все прочие детали сражения на секунду утратили значимость. Казалось, весь мир теперь состоял из красно-белых язычков пламени и из звериного крика, до краев наполненного болью. Вспышка погасла, и перед глазами Илларта предстал лаксин: ослепленный, застигнутый врасплох волной невыносимого жара, лаксин поднялся на дыбы и застыл в странной позе, опершись на могучий хвост и задние лапы, приподняв передние перед собой. Огонь сработал безжалостно - над равниной разносился протяжный вой страдания.


Илларт прыгнул второй раз. И не промахнулся.


Пролетев между приподнятыми передними лапами лаксина, Илларт всадил оба клинка ему в шею, прямо у основания черепа. Сталь погрузилась в плоть до отказа, на руки Илларту рекой хлынула кровь. Вой лаксина прервался, его исполинская пасть приоткрылась, по чешуйчатому телу пробежала дрожь. Какое-то время он еще держался вертикально, но затем его лапы безвольно опали, и медленно, словно во сне, laxinus uraie пошатнулся и рухнул.


Предсмертная дрожь сотрясла его тело, и он затих навсегда.


(вторая часть финала выйдет завтра)

Дубликаты не найдены

+1
Да хуй забей, батенька :-)
Зы. Опять ждать :-)
+1
Ну, минуса минусами, а свою аудиторию Вы уже здесь нашли. Спасибо Вам огромное и желаю увеличения количества благодарных читателей в геометрической прогрессии :)
раскрыть ветку 1
+1

Большое спасибо) Финал выйдет завтра, а потом... думаю, я смогу Вас удивить)

0

Ваше мнение очень важно для меня (тройное нет)

Но выделил под это целый абзац. Ню ню)

раскрыть ветку 2
0

В данном случае для меня важно только то, что из-за минусов у потенциальных читателей может сложиться предвзятое мнение) Потому я и написал абзац текста. Но признаю, видеть неадекватные минусы неприятно - я заливаю пост, а через минуту мне прилетает минус, с чего бы?

раскрыть ветку 1
+1
Это норма. Лично я даже постепенно свыкся. Нафармил немного кармы, чтоб если что в -200 не загнали, и забил.
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: