5

Дебройд. Глава десятая часть 2.

Падик Оско


Падик Оско как и все появился на площадке «3С» внезапно и с полной амнезией. Он очнулся при странных обстоятельствах. Как-то иначе, как это обычно бывает с людьми, потерявшими память; на улице, в кустах, в лесу и тому подобных не совсем приятных местах. Он же очнулся в строю, на железнодорожном вокзале, среди десятка таких же ничего недоумевающих людей. В чувства его привел приятный, бархатистый, мужской голос. Который доносился из громкоговорителей: «Добро пожаловать! Добро пожаловать на Площадку «3С» К сожалению или к счастью, мы её выбрали за вас. В любом случае это лучший мир равноправия, добро пожаловать в сферу равенства! Вскоре вас проводят в казармы и введут в курс дела! Во имя третьего солнца! Во имя великого художника!»


Переведя дух, Падик решил изучить местность. На первый взгляд она ни чем не отличалась от обычного железнодорожного вокзала, те же контролёры возле поездов, охрана, люди, но удивление вызывало то, что всё вокруг было в серых скучных тонах. От этих пейзажей веяло какой-то недосказанностью, всё вокруг кроме людей, напоминало картон. Создавалось ощущение, будто здания, поезда, асфальт нарисованы на нём. Казалось столько труда в них вложено, столько усилия и расчетливости. Такое было подвластно, только великому художнику! Он мог рисовать целые города и «подселять» туда простых людей.


Но среди всей этой серости, больше всего привлекало внимание небо, небо которое заключало в себе красоту и величие всех сказок мира. На нём было сразу три солнца. Но при всей этой яркости и величии, тепла они не давали, наоборот холод пробирал до костей как поздней осенью.


– Эй, где это мы? – спросил Падик стоящего рядом парнишки, который растерянно озирался по сторонам.

– Я не знаю братан, я сам только что очнулся! Мы, что здесь всегда и были? Я.. Я не помню братан!

– Разговоры отставить! – Гаркнул появившийся из неоткуда человек. Одетый во все серое: серые сапоги, серые перчатки, серый китель. На ремне у него была закреплена черная дубинка с белой сферой на верхушке. На вид сфера напоминала резину. На груди у незнакомца красовалась надпись «Служитель третьего ранга»

– Сэр, где мы? Или как вас называть? товарищ Эээ.. – Падик начал было, искать хоть какие то знакомые признаки воинского звания, но увидел лишь значок на котором была изображена сфера со знаком равенства посередине, а по верх сферы эмблема «3С»

– Товарищ «3С» разрешите обратиться? – произнес Падик, уже более уверенно

– Я тебе сейчас покажу, товарищ «3С»! – крикнул незнакомец и принялся доставать свою палку. Как вдруг из динамиков раздался голос

– Всем служителям! Всех рангов! Срочно явиться в точку сбора, обнаружен пришелец, повторяю обнаружен пришелец! – голос донесся из динамиков так резко и громко, что служитель едва не выронив свое оружие стремглав помчался куда-то прочь. Так и не дав понять, как к нему обращаться, товарищ «3С» или товарищ «Задира»


***


Сколько времени Падик провел на площадке «3С» не знал. Потому как сделать это было крайне сложно, на небе было всегда три солнца, они никогда не садились за горизонт, лишь менялись местами, неизменно освещая улицы своим ярким холодным светом.


Время можно было считать только отбоями, день прошел – отбой, и так до бесконечности.


Распорядок дня был всегда единым. Сначала подъём, необходимо было синхронно встать, и заправить каждый свою кровать, какое либо различие в заправке кровати наказывалось. Затем утренний осмотр. Осматривали всё. От чистоты ногтей, до длины волос, которая должна быть строго десять миллиметров. Если у кого-то было отклонение от нормы, то наказывали всех без разбору. Затем поход в столовую, на прием пищи. Кормили обычно рисом из жидкостей только вода. Иногда вода с сахаром. Далее по расписанию все шли работать.


Работа была однообразная, но зачаровывала своей необычностью. Рабочие должны выжигать местность, которая находилась за периметром города. Всё вокруг забора снаружи было выжжено. Ничего не росло, земля была черной как уголь и твердой, по виду была похожа на расплавленное стекло. Процесс проходил таким образом: каждый работник отряда, получал в пункте выдачи любопытный прибор, который состоял из двух частей. Первая это большой квадратный ранец на лямках, с индикатором наполнения, когда горел серый, значит пустой, горел золотой он полный - пора нести в пункт «сдачи ресурсов»


К этому ящику подключался прибор на подобии пожарного гидранта, только извергал он не воду, а электрические разряды. Треск стоял такой, что уши к концу рабочего дня болели. Разряды из гидранта опускалось на землю, впитываясь в нее своими синими щупальцами, тем самым сжигая её, прах, что оставался от нее, засасывался специальной трубочкой, которая шла от гидранта в рюкзак. Так сантиметр за сантиметром они оставляли после себя лишь «остекленевшее» черное ничто.


День за днем, мертвая земля вокруг площадки «3С» расширялась, день за днем черное пятно вокруг росло. Процесс этот нравился Падику как и всем остальным, потому, что это было необычайно красиво. Синие искры завораживали, было приятно смотреть на то как зеленая трава, а с ней непонятные существа, с крохотными лапками копошащиеся в цветах, сначала ярко светились голубым светом, потом чернея, превращались в прах. Запах озона бодрил и прибавлял сил.


Каждые шесть отбоев, прибывало пополнение. Для них перед сном, в динамиках звучало некое подобие проповеди. Все тот же неизменный мягкий приятный мужской голос вещал.


– «Великий художник» наш создатель и мы должны быть благодарны ему за то это!

– Он создал нас и весь мир наш с помощью красок, что были у него. И назывались краски те именами разными.


«Серость» это мы с вами, он сделал нас похожими друг на друга, что бы мы были послушны как овцы, что бы мы были едины. Что бы соблазна не было отличаться друг от друга и вредить системе мироздания.


«Белизна» это тот чистый цвет, который окружает нас, это символ непорочности и чистоты, и мы с вами, что зовемся серостью – должны всегда заботиться о Белизне, а Великий Художник дарует нам за это жизнь.


«Золото», это то к чему нужно стремиться, золото это вершина всех благ, до него нельзя дотянуться, поэтому три солнца так высоко, они дают нам возможность видеть белизну, и позволяют нам, серости отбрасывать на нее, свою ничтожную тень. Поэтому только три солнца имеют истинный – золотой цвет. Цвет всемогущества и покровительства.


Другие цвета художник не использовал, другие цвета должны быть уничтожены, потому нет места разнообразию, есть место стабильности! Серость помни! Выжигаешь землю, питаешь солнце, питаешь солнце - создаешь золотой цвет! Гордись Серость!– после этого была короткая пауза и голос продолжал.

– Великого художника ни кто никогда не видел, он даже сам себя не видел. Потому что есть вероятность того что он создаст себе подобного, они станут бороться за место под тремя светилами и бой их будет жесток и страшен, итог будет один! Крах миру всему! Крах равенству и послушанию! Хорошего отдыха уважаемая Серость!


Запись на этом заканчивалась, все ложились спать на счет «Три»


Служители считали до трех и все должны были одновременно закрыть глаза и не шевелиться. Переворачиваться на бок можно было только всем вместе и только синхронно. Каждый час Служители давали команду на переворот. Восемь переворотов и подъём. Если кто-то проспит переворот (чаще всего это делали вновь прибывшие) Наказывали всех, производили общий подъём и все пропускали один час сна. Часто доходило до того, что все восемь часов приходилось стоять у кровати.


Наказывали всех, и неважно кто допустил оплошность, не так заправил свою кровать, или «Ушки» от бантика на шнурках были разной длины. Наказывали за все, не так посмотрел, не так ответил. Наказания были разными от семи километровой пробежки (за шнурок) до полного уничтожения всего отряда (за неподчинение приказу) Иногда можно было получить «по заслугам» индивидуально, если ты вдруг окажешься в особом списке «неприязни» у Служителей. Пинок под зад или удар по ребрам.


Наказывали всех, если Серость наказывали Служители, то их наказывал сам Великий Художник. Выглядело это крайне отвратительно, провинившийся внезапно издавал треск рвущейся плоти и ломающихся костей, с дикими воплями боли, исчезал. Исчезал по-разному иногда начиная с ног, тогда предсмертная агония длилась дольше, бедолага кричал с такой силой, что срывал голос, а изо рта лилась кровь. Иногда процесс начинался с головы, тогда тело мягко оседало на землю, с мерзким треском исчезало с головы до пят. Запах стоял такой, что всех кто находился рядом, рвало. Что может быть хуже вони паленой человеческой плоти?


Чем выше ранг, тем жестче наказание, везде баланс, всюду справедливость.


Падик быстро научился подчиняться приказам, выполнять их беспрекословно, без обсуждений. Да и с кем их обсуждать? С безмозглыми Служителями? Которые при любом удобном случае норовят избить за любую оплошность, видите-ли им нужно постоянно выполнять «Норму избиений» Один раз он все же получил палкой по ребрам, за то, что начал шагать не с левой ноги как все, а справой. Да так сильно, что бок болел не меньше пяти отбоев. В один ненастный день Падик попал в список «неприязни» одного из стражей порядка. Ладно бы кого то из первых трех рангов, он же как самый «везучий» попал в список Служителю высшего ранга некому Игорю.


Это был очень коварный тип. Он чувствовал свое превосходство над всеми, кто был ниже его. Это касалось как серости так и низших Служителей всех трех рангов. Его всегда поднятый к небу нос и стройная осанка, говорили о его горделивости и крайней жестокости.


Случилось это у входа в столовую когда отряд Падика начал по одному как и положено заходить внутрь. Игорь уронил одну из своих белоснежных перчаток, которые выдавали только высшему рангу. Он ими сильно гордился и старался держать на виду, что бы все тоже восхищались его достижением.


– Эй, серость – крикнул он – быстро подними мою перчатку!

Падик бы и поднял её с большой готовностью, дабы избежать проблем, но по неудачному совпадению голос, что доносился из динамиков, совпал с приказом Игоря. Вместо его этого он услышал приказ «Окончить прием пищи!»

– Ты что глухой? Я к тебе обращаюсь! Быстро подними перчатку!

– А? что? Конечно конечно, сейчас подниму – Падик начал было нагибаться за белой перчаткой, как тут-же получил удар палкой с золотым наконечником по спине.

– Конечно поднимешь, серость... –последнее слово он выговорил с такой надменностью и жесткостью, что у Падика внутри все похолодело.


Оско выполнил приказ, выпрямившись преодолев сильную боль в спине поспешил пройти в столовую и начать прием пищи. С тех пор для Падика Оско спокойная жизнь закончилась.


Три раза в день, возле входа в столовую Игорь стоял и ждал своего «любимчика» Три раза в день на завтрак обед и ужин. Он бил Падика по лицу, и ладно, если бы бил кулаком. Он бил его перчаткой, бил со всей силы так, что лицо жгло, и это было унизительно настолько, насколько можно было представить. Падик терпел день за днем, раз за разом переживал это унижение, смотрел в его надменные горделивые серые глаза и тихо ненавидел.


Однажды на перекрестке, когда отряд Падика Оско двигался в сторону выжигательных работ, динамики, что направляли отряды, обоим отрядам приказали двигаться вперед. (В любом мире бывают поломки и сбои) Случилось так, что они двинулись друг на друга. А это происшествие грозило полным уничтожением двух отрядов.


Падик решил пойти на риск, выскочив из шеренги он побежал в центр перекрестка и начал кричать, размахивая руками и ногами


– Эй вы, глупые Служители идите сюда, остановите движение!


Но по четырем сторонам стояли Служители третьего ранга, которым не положено обращать внимания на Серость, по большому счету они стояли там для красоты и действовали только в случае чрезвычайной ситуации. Которую Падик и создал, он со всей силы пнул Служителя по ноге, тот изобразив гримасу боли завопил.


– Тревога! Нападение на исполняющего обязанности третьего ранга! Тревога!

Тут-же из динамиков послышался приказ «На месте, стой!» Все разом остановились, и замерли, словно неживые. А Служитель продолжал вопить.

– Тревога! Нападение на исполняющего обязанности третьего ранга!


Спустя пару минут, с громким завыванием, приехал автомобиль полный Служителей разных мастей. За рулем сидел Элвин Штуцер, начальником этого кортежа к великому сожалению для Падика был служитель первого ранга Игорь.

– Теперь-то я с тобой на законных основаниях рассчитаюсь – торжествующе, с холодным блеском в глазах произнес он.


***


На одном из перекрестков Владимир увидел нечто странное, две улицы с разных сторон были плотно забиты несколькими десятками отрядов. Люди выстроились в очередь как будто в огромный торговый центр или на парад, вот только тишина стояла гробовая. Люди стояли, молча ожидая приказа сверху. В самом центре перекрестка в первом строю в первой шеренге стояли трое вместо четырех. Это Вове показалось странным, так как порядок в этом месте был идеальным, а тут такое. «Человеческая пробка» –Так это называется– подумал он.


Чуть поодаль возле очередного серого барака стояла кучка служителей с «карандашами» Они неразборчиво на кого то кричали. С разных сторон подтягивались еще несколько стражей порядка. Вова решил слиться со всеми и не теряя времени поспешил к толпе.


–Я не пришелец, я местный Вы ничего не понимаете– парень сидел на асфальте прижав руки к затылку – Я не виноват, произошел сбой в системе, по какой то причине нам скомандовали идти одновременно! Ведь любой знает, что отряду справа нужно уступать! Но приказ прозвучал для обоих потоков одновременно!

– Зачем ты вышел из строя? Разве ты не знаешь, что строй покидать категорически запрещено! Приказы сначала выполняются, а уж потом обсуждаются или ты этого не знал? – Это был служитель высшего ранга. На груди была уже знакомая табличка с именем Игорь Луков.

– Так точно знал господин служитель высшего ранга! Но если бы произошло столкновение, мы бы все были стёрты за нарушение! – парень умоляющим тоном не отрывая рук от головы продолжил – если того требует великий художник, то можете стереть меня! во имя третьего солнца!

– Мы так и сделаем – сказал высший и резким движением палки-карандаша провел ею по руке беглеца. Раздался неприятный треск рвущейся ткани, кисть с глухим стуком упала на асфальт. Парень взревел от боли. В отчаянии он поднял свою кисть и в тщетных попытках пытался прикрепить её обратно. Что поразило Владимира так это то, что крови не было, на месте сруба появился черный шрам.


Тут Вова понял, для чего нужны герои, он увидел, что перед ним корчился от боли еще живой пример героизма. Да, у него не было сверхспособностей, и такого замечательного подарка отца. Но он ценой своей жизни, спас десятки других.

– Эй, шакалы! – Все обернулись, даже несчастный парень на мгновение замер от удивления.

– Это я к вам обращаюсь, вы меня правильно поняли!

– Да как ты смеешь! – служитель Игорь Луков, от удивления и злости, покраснел так, что стал похож на огромную таблетку «мерцалина»– Подойди сюда низший и повтори, что ты только что сказал!


Вова сделал три решительных шага вперед, снял с плеча автомат.


– Я говорю, убери от него руки немедленно! Грязный шакал! –Болт ухмыльнулся и направил автомат на ничего не понимающего высшего.

– Я не знаю, что ты задумал низший, и что это у тебя за штука такая, но за оскорбление высшего по рангу тебя ждет… – Не успел он договорить, как прогремел выстрел, и его карандаш разлетелся на мелкие кусочки. Он замер.


– Низшие! – Проревел Луков.

– Да высший? – хором ответили служители, которые были ниже рангом.

– Взять этого наглеца!

– Будет сделано господин!


Трое низших направились к нему, вновь прогремел выстрел. На этот раз пуля попала одному из служителей в ногу, чуть выше колена, пробив в ней дыру размером с теннисный мяч. Служитель с диким воплем повалился на пол держась обеими руками за дыру пытаясь хоть как то остановить хлынувшую кровь. Все остальные оцепенели в ужасе.


– Я приказываю всем оставаться на своих местах! – приказал Болт– иначе всех перестреляю как цеплят!


Что то такое «цеплят» Высший не знал, но свою разбитую палку, которой мгновение назад замахивался - опустил.


– Так вот кто истинный пришелец – процедил он сквозь зубы – Нас предупреждали, что ты опасен, но мы не подозревали, что на столько.

–да это точно он – еле слышно прошептал Элвин Штуцер, уже в новой серой форме – вон и имя мое у него на груди написано!


– Ты давай болтай поменьше, а слушай меня – Пригрозил Владимир – Один раз тебя обезвредил, и второй раз не поленюсь, на этот раз расквитаюсь с тобой по полной.


Элвин мгновенно побледнел, громко проглотив слюну, робко спросил – Чего ты хочешь?

– Выдай-ка мне парнишку, которого вы ранили.

– Это невозможно, у нас приказ задерживать всех кто…


Владимир щелкнул затвором автомата.


– Я здесь решаю, что возможно, а что нет, выполняй приказ, если не хочешь лечь рядом с ним – он указал на лежащего в луже собственной крови служителя, который уже начал терять сознание.

– Да забирай, ему все равно конец, а тебе далеко не уйти, тебя художник везде достанет! Во имя третьего Солнца! – Луков отошел в сторону, тем самым дав дорогу Падику.


Оско медленно встал, все еще держась за руку. Как только ему удалось сделать это. Побежал что есть силы в сторону спасителя, опасаясь, что получит удар в спину, но его не последовало. Все были сильно напуганы.

– Спасибо пришелец – все еще корчась от боли, сказал Падик.

– Это еще не все – Торжествующе произнес Владимир.

– Эй, Элвин! Чего вылупился? А ну полезай в машину! Ты поведешь!

– Не смей... – процедил Игорь


Элвин вмешался – Мне терять нечего, я видел, как умирают за малейшие провинности люди, меня все равно сотрут, не ты так художник. Я согласен, командуй – И с легким сердцем сел в автомобиль.


Вова и Падик следом за Штуцером сели в машину, Владимир же предусмотрительно открыл окно и высунул в него дуло АК-74.


– Я слежу за тобой господин Служитель высшего ранга Игорь Луков.


– Тебе не уйти далеко! Я тебя в течении двух отбоев найду и сотру! Во имя Великого художника! Во имя третьего солнца! – Он буквально орал на всю улицу, крик его эхом разносился между серыми «картонными» бараками. Вся же остальная серость, стояла молча и неподвижно, боясь хоть как то привлечь внимание Игоря.


– Это мы еще посмотрим – Сказал Володька и игриво подмигнул – Ну счастливо! В попе слива! Элвин! Поехали!

Дубликаты не найдены

+1
Когда выйдет продолжение? Мне ваша книга очень понравилась
раскрыть ветку 2
0
Спасибо большое) Первая часть одиннадцатой главы написана позавчера, ей нужно немножечко "Полежать" Я её ещё раз перепрочту отредактирую и выложу в ближайшие дни, на пример во вторник)) Просто там такая сцена для меня сложная была, еле всё по полочкам разложил)
раскрыть ветку 1
0
Буду ждать)))))
+1

Для тех, кто все же читает мою книгу: иногда будут долгие задержки с постами, потому как необходимо вписать большой виток событий в написанное раннее. И конечно жду критики ( на счет пунктуации, синтаксиса и прочего в курсе) для меня сейчас важнее сюжетные дыры, хронология событий и т.д )

раскрыть ветку 3
0
В остальном, я уже забил на мелкие недочёты, просто читаю историю.
раскрыть ветку 1
0
Спасибо, что читаешь и комментируешь, на данный момент Я ещё немного застрял над эпизодом, разделаюсь с ним. Дальше будет быстрее выходить)
0
Пунктуация, синтаксис... Пожалуй, сегодня орфография. Цыплёнок же правильно, ты ещё и повторил, чтобы дать понять, что это не опечатка.
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: