-64

«Даже при Сталине так не судили!»Рассказ судьи о приговорах, коллегах и тайнах российского правосудия

На Пикабу есть немало людей, которые полагают, что очень низкий процент оправдательных приговоров в России не является проблемой, а, наоборот, показатель очень качественной работы правоохранительных органов и особенность нашей системы.


Поэтому хочется вернуться ещё раз к вопросу о низком количестве оправдательных приговоров в российском правосудии и причинах этого. Познакомимся  с мнением судьи в отставке.


https://lenta.ru/articles/2018/10/10/femida/


Российские судьи при рассмотрении уголовных дел выносят примерно один оправдательный приговор на тысячу. А те немногие решения, что принимаются в пользу подсудимых, отменяются в тридцать раз чаще обвинительных. В Верховном суде просят не преувеличивать проблему. Из озвученной его представителями позиции следует, что человеку остается надеяться на прекращение дела до попадания в храм Фемиды. «Лента.ру» побеседовала о сложившейся ситуации с членом президентского совета по правам человека (СПЧ), профессором Высшей школы экономики, федеральным судьей в отставке Сергеем Пашиным.


«Лента.ру»: У Верховного суда не в первый раз спрашивали о дефиците оправдательных решений, но впервые там ответили, что к подобным делам можно относить «отказные», которые выносят участковые. Это действительно мнение наиболее квалифицированных российских судей?


Сергей Пашин: Никакого отношения позиция участкового к позиции судьи не имеет. Если какие-то дела не доходят до суда, то, может, они и не должны доходить. Доказательств нет, или по истечении сроков давности. Тут совершенно разная статистика, совершенно разные показатели, которые никак не связаны. Это как в старом анекдоте: если сосед съел курицу на ужин, а я остался голодным, то вместе мы съели по половине курицы. Зря они примазываются к участковым и следователям.


В СПЧ обратили внимание, что для мировой практики нормальным считается не один оправданный на тысячу осужденных, как у нас, а примерно 20 процентов решений в пользу подсудимого. И добавили, что и российские суды присяжных дают от 12 до 20 процентов оправдательных приговоров. Есть ли у нас действительно резкий контраст между работой судов общей юрисдикции и судов присяжных?


Тут вопрос прежде всего о статистике. После восстановления суда присяжных в России — это 1993-й год — максимальная доля оправданий была 22,9 процента. В 2016-м — 13 процентов, а в прошлом году — примерно 10,2 процента. При рассмотрении дел без присяжных также из года в год происходит снижение количества оправдательных решений. В прошлом году эта цифра составила 0,38 процента.


То есть тенденция вполне определенная. Но с чем она связана?


Основная доля оправданий приходится на дела частного обвинения, то есть мировые судьи оправдывают, когда обвиняет не прокурор, а сам потерпевший.


Это такая подсказка? Суд испытывает давление со стороны гособвинения. Но как это происходит на практике, если судебная система юридически никак от той же прокуратуры не зависит?


На суд воздействует не столько прокуратура, сколько весь силовой блок. Воздействие может быть прямым, ведь председатель суда — часть номенклатуры, но может быть и косвенным: если судья хочет сделать карьеру, он не должен ссориться с ФСБ и другими структурами.


Почему? Может быть, наоборот — он тем самым покажет свою значимость?


Когда рассматривается вопрос о назначении человека председателем или о переводе в областной суд, то перед президентом его кандидатуру будет рассматривать, в общем-то, нелегитимный орган: комиссия по рассмотрению кандидатур на судебные должности. Там сидят заместители начальников всех силовых структур — ФСБ, МВД, генпрокуратуры. А у тех уже есть информация о том, как работает каждый служитель Фемиды.

Оправдание в этой среде воспринимается как коррупционный акт.


Если сравнивать ситуацию, характерную для 90-х, и нынешнюю, то какой вывод можно сделать? Мы возвращаемся в некие царские времена?


Возьмем царские времена. Суд присяжных после известной реформы в XIX веке появился далеко не везде. По этой причине одни и те же дела — об убийстве, посягательстве на женскую честь, краже — разбирали где-то с присяжными, а в каких-то губерниях без них. Так вот расхождение в доле оправдания и осуждения составляло примерно 8 процентов. Это между коронными судьями — как правило, генералами и присяжными — по большей части крестьянами.


А сегодня у нас расхождение в тридцать раз! Это говорит о том, что у нас далеко не все в порядке. А еще о том, что наши сегодняшние судьи, похоже, те самые новые люди, борьбу за создание которых вели большевики.

Фото: Олег Харсеев / «Коммерсантъ»


Еще на ум приходят времена сталинских репрессий. Тогда судьи тоже никого не оправдывали?


При Сталине оправдывали от 7 до 10 процентов — это при рассмотрении дел в обычном порядке. Там, конечно, еще были «тройки», «двойки» — это уже другое дело. Представляете себе, даже при Сталине так не судили!


В советское время была такая идеология, что, мол, сам народ человека судит. По большей части это простая болтовня, но в общеуголовных делах идеология эта проявлялась. Приходил рабочий и сидел рядом с судьей. Были принципы — к примеру, сын за отца не ответчик, и так далее. А сейчас судьи сплошь чиновники, никаких представителей народа там нет.


Судьи производят впечатление людей, защищенных со всех сторон.


Судьи держатся за свои должности и за пожизненное содержание. Уйдя с поста, он хочет получать 80 процентов своего прежнего жалования, а если его выгонят под тем или иным предлогом, то он этих денег не увидит. Кроме того, такого человека больше на хорошую работу не возьмут. Бывшего судью неохотно берут в нормальные юридические структуры.


Впервые о таком слышу.


Так и есть. Судья держится за свою должность и хочет передать ее по наследству. Сплошь и рядом так и бывает: матушка уходит в отставку, а ее сынок или дочурка к этому времени уже получают статус судьи. Это становится делом пожизненным и семейным, а значит — люди избавляются от рисков, главный из которых связан с проблемами в отношениях с силовиками.


Получается очень печально, но ведь оправдания все же случаются. Отчего? Значит, есть какие-то принципиальные люди?


Они не задают тона. Они могут на локальном участке что-то сделать и как-то со своей совестью мирятся. Но вот вам еще данные: отмена обвинительных приговоров — 0,99 процента, а отмена оправдательных приговоров — 37 процентов. Другими словами, если судья кого-то оправдал, то в тридцать раз больше шансов, что это решение затем отменят.


Эти отмены — плохой показатель и препятствие к карьерному росту.


Вы говорили о том, что судьи — новые люди. Можете подробнее рассказать, кто они и откуда?


Да, это важная деталь — вернее, особенность кадровой политики. Изрядная доля судей — это секретари, которые привыкли подделывать протоколы по команде, либо это бывшие прокуроры, даже бывшие опера. Они искренне полагают: раз человек попался — то чего с ним разбираться.


Некоторые мои коллеги даже гордились: «Я 20 лет проработала судьей и никого еще не оправдала — я молодец», «Мы не какие-то слюнявые либералы, не берем взяток и выполняем государственную установку», и так далее.


Звучит страшновато...


Я помню, у моего коллеги из Мосгорсуда отменили приговор. Верховный суд отменил — за мягкостью наказания. Коллега был сильно огорчен, у него губы дрожали, слезы наворачивались: «Было время, когда я по пять человек в день расстреливал, а сейчас "за мягкостью". Как это?»


Но разве люди, которые реально руководят процессами, — те же силовики — не понимают, сколь чудовищно наша практика не соответствует теории, ожиданиям населения страны, духу закона и даже символу в виде весов с двумя чашами, если все предопределено заранее? Почему они не могут хотя бы искусственно поддерживать некую долю оправданий?


Прикажут — и будет 10 процентов. Помню, были в Крыму и общались с тамошними адвокатами. Они рассказывали, что в украинских судах была такая установка: до 10 процентов оправданий — это нормально. А у нас нет такой установки. Зато есть другая: ориентироваться на силовиков. Но о чем мы говорим? Суд не может брать под козырек, он разбирает не проценты, а дела живых людей.


Если резюмировать ситуацию с уголовным разбирательством в России, можно сказать, что главную роль в нем играют какие-нибудь патрульные, участковый или оперативник, поймавшие человека на улице и доставившие его в отдел. Получивший от них материал следователь уже не может дело прекратить, а судья — оправдать.


Судьба человека у нас определяется главным образом агентурой и скрытой от глаз оперативно-разыскной деятельностью. Следователь выступает в качестве оформителя, а суд штампует приговоры, не желая ни с кем ссориться.


Почему и когда судебная система встала на свой нынешний путь?


В 90-е был период передела власти и собственности, суд был более независимым институтом. Удавалось за счет личной инициативы конкретных людей что-то хорошее протащить в законодательство. А нынешнее движение началось в 1996 году, когда председателей судов стали назначать, и эти люди стали пожизненными председателями, а значит, типичными начальниками. Со временем они и рассуждать стали как часть номенклатуры. Им не хотелось, чтобы их подчиненные выбивались из-под ручного управления и принимали непредсказуемые решения. А еще председатели стали получать поддержку от мэрии и МВД в виде автомобилей с мигалками.


Еще про 90-е скажу, что для Бориса Николаевича Ельцина вся эта судебная система была совсем не первостепенной задачей. Вот выборы, собственность, власть — это да.


Однако в России остается суд присяжных, где людей (хотя бы одного из десяти) еще оправдывают. Это такая кость в горле?


Да, именно так. Это зеркало, которое показывает неприятную картинку. Но присяжных тоже научились обманывать, скрывать доказательства невиновности, затыкать рты подсудимым и их защитникам. Есть оперативное сопровождение судебных процессов силовиками.


В перспективе его отменят как институт?


Нет, но будут ограничивать интеллектуально. Как сейчас уже и делает Верховный суд. К примеру, появился запрет говорить о пытках в присутствии присяжных. Почему гражданин не может сказать: «Да, я признавался во время расследования, но меня пытали»?! Во всех странах может — а у нас нет.


К тому же суды присяжных в России — это капля в море. Они рассматривают 220 дел в год, а в тех же Штатах — 165 тысяч дел.


Добавлю еще, что оправдательные приговоры судов присяжных у нас отменяют в шесть раз чаще, чем обвинительные.


А как наш судейский корпус воспринимает сравнение с другим зеркалом — с тем, как работают их коллеги на Западе?


Судьи, прежде всего, мало знают о Западе, потому что судьи особо к интеллектуализму не стремятся. В основном это большие труженики. Некоторые из них прямо говорят: «мы — шахтеры», «мы отписываем дела». А самый универсальный аргумент — «ну, на Западе у них так, а у нас сяк».

Собственно, не только про Запад, но и про Китай наши судьи не знают, и про Северную Корею...


Рассуждения в таком русле уже в судейской среде присутствуют: «Мы не правосудием занимаемся, а дела отписываем, у нас конвейер». Такая, знаете, производственная логика, характерная для сотрудников министерства по эффективному вынесению приговоров.


А следствие уже использует длительное заключение фигурантов под стражей как пытку — с целью склонить человека к особому (упрощенному) порядку рассмотрения дела в суде.



А по ссылке ниже собственно позиция Верховного суда


Российские судьи сочли нормальным оправдывать лишь одного человека из тысячи


https://lenta.ru/news/2018/10/02/vsepoplanu/

Дубликаты не найдены

+5

Ну, это его взгляд.

Но, мне кажется, несколько однобокий все же.

Проблема очень глубокая. Начнем с того, что практически судьи покрывают и прикрывают процессуальные косяки следствия.

Если вы предложите на судебной стадии прекратить уг.дело, указав на процессуальные ошибки следствия, - в большинстве случае получите кривую ухмылку, что "мы не на западе". Раз дело пропустила прокуратура - значит, с ним все в порядке. Судим дальше.

Суды давно рассматривают дела формально, мало кто выясняет, на самом деле виновен человек или нет, правильно ли собраны и закреплены доказательства против него. Все винтики этой системы исходят из того, что раз попался в нее - значит, виновен. Раз у следствия к нему возникли вопросы и дело на этой стадии не прекратили - значит, виновен.

И это очень порочная система.

Фактически любой человек, по недоразумению попавший под эти жернова, имеет не призрачные шансы в итоге быть осужденным.

Мне повезло - удалось добиться трех оправдательных приговоров. Повезло встретить вменяемых судей с неатрофированной совестью, которые все-таки смогли такое решение принять. Но иной раз так приходишь в процесс, видишь эти стеклянные глаза, бубнящий монотонный голос, и понимаешь- никакого судебного разбирательства тебе просто не дадут провести.

+6
У нас сейчас 70% дел рассматривается в особом порядке. Там кроме обвинительного приговора быть и не может. А ещё почему все пытаются достичь некой планки показателя. Это же идиотизм - это не гарантированный показатель.
+7

Полнейшая пропаганда не пойми чего. Мало оправдывают = судьи плохие. Поверхностный взгляд. На Пикабу уже грамотные люди, связанные с системой отписывались на эту тему - @lawen, @yulianovsemen, и другие, приводили железобетонные аргументы. Но вы же выискиваете статьи с нулем по фактам и аргументам, но поднимаете эту тему. Коммерсант иногда печатает полный бред ради разжигания интереса у публики.

раскрыть ветку 12
0
А можете конкретно дать ссылки? У них так много постов..
0

Т.е. исследование и сравнение в % нашей судебной системы и зарубежной, это не аргумент? Особенно учитывая степень оснащенности и профессионализм их следственных органов и наших

раскрыть ветку 10
+4
в % нашей судебной системы и зарубежной

а смысл? Даже в одной правовой семье процессуальное законодательство везде разное, не говоря уже о разных семьях. У нас из заведенных дел до суда хорошо если половина доходит.

степень оснащенности и профессионализм их следственных органов и наших

а ещё у них единороги радугой какают, да

раскрыть ветку 9
+5
Имею отношение к судебной системе. Дочитал до фразы - судья хочет передать свою должность по наследству. Бросил читать. Судя по всему автор знаком с судебной системой по передачам "Час суда" и "Федеральный судья".
раскрыть ветку 13
+5

Та же фигня, но я решился дочитать до конца. Полнейшая дичь, и решил понять почему. Персонаж, который дал интервью был судьей с 1996 по 2001 года в Мосгорсуде. На самом деле был ельциновским функционером и им был назначен. После смены власти в стране, когда он лишился покровительства, от него наконец-то смогли избавиться, и то с трудом. Теперь он в обиде рассказывает сказочки о некоей зависимости судей от кого-то, каких-то установках на приговоры, рассказывает о работе системы - нихера общего не имеющее с истиной. Про новосталинские репрессии и вездесущее КГБ. Короче, второй Новиков. Лента вновь доказала, что она помойка.

0

Если имеете отношение к системе, странно, что вас это удивляет.

У нас в городе так и есть. Дети судей - сами становятся судьями. Ясное дело про передачу должности по наследству стоит не буквально читать.

раскрыть ветку 5
+2
Это называется пойти по стопам родителей или профессиональная династия, но никак не передача по наследству.
раскрыть ветку 3
0
Да-да. Судейские и прокурорские династии-это сплошь и рядом.
-4

Я вам больше скажу, по наследству у нас сейчас очень много должностей передается, не только в судебной системе так. Но может вы не России живете, тогда конечно, откуда вам знать...

раскрыть ветку 5
0

В большинстве сфер очень узкие круги общения, в пределах области все друг друга знают и ни для кого не секрет, чье дитятко со знакомой фамилией начинает свой путь становления "как специалиста". Попробуй такому откажи или на место поставь, потом высокопоставленные родители 7 шкур с тебя спустят, а тебе с ними работать, в одном котле вариться. Вот так и получается, что у высокопоставленных родителей "очень талантливые дети" делающие семимильные шаги по карьерной лестнице.


Сын полковника спрашивает отца:

- Папа, а я буду лейтенантом?

- Будешь сынок.

- А майором?

- Будешь сынок.

- А полковником, как ты?

- Будешь сынок.

- А генералом буду?

- Нет сынок...

- Почему папа?

- У генерала свои дети есть...

раскрыть ветку 4
+2

Я, конечно, не юрист... Но что эта бредятина делает в Лиге?

-4

Полный и безоговорочный бред. Особенно "жертвы давления". Любой рядовой судья хрен ложит (именно, а кладет) на всех, кроме чекистов (а эти кладут хрен на судей, не до них, мемасики нужно выявлять), и ничего не боится.

Основание только одно, система пожирает сама себя, не более. Бабки, пенсия и прочее такое, вот это правда. А это решает только руководство выше. А не прокуроры, МВД и далее по списку.

раскрыть ветку 2
+3
Любой рядовой судья хрен ложит (именно, а кладет) на всех, кроме чекистов (а эти кладут хрен на судей, не до них, мемасики нужно выявлять), и ничего не боится.

да ладно!

боятся они, много чего боятся. Особенно молодые, которых не переназначили еще.

раскрыть ветку 1
0
Наоборот да, все следаки,дознаватели, прокурора можно сказать бояться судей
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: