-24

Давным-давно.

- Ильма Кир, готов?


- Готов, - отозвался историк. - Уже целых пятнадцать минут.


- Не язви! - возмутился Стью Холл, дежурный. - Напоминаю второй и третий параграфы инструкции "К исследованиям во времени".


Ильма усмехнулся, он смог бы, наверное, пересказать инструкцию по памяти даже задом наперед.


- Параграф второй. Ни при каких обстоятельствах не открывать своей личности обитателям временного отрезка, являющегося объектом исследования.


Параграф третий. Ни при каких обстоятельствах не снимать с головы обруча с энергетической спиралью. При малейшей неисправности немедленно возвращаться в нулевое время. Примечание: при утере контакта с энергетической спиралью возможна полная или частичная амнезия. Чаще всего забывается будущее - по отношению ко времени, в котором находится человек. Ильма Кир, ты готов?


- Готов.

Давным-давно. Фантастика, Рассказ, История, Техника-Молодёжи, Ледовое побоище, Русь, Длиннопост

Легкий щелчок и секундное жужжание аппарата.

Струйки серой мглы скользнули по извилинам мозга. "Время", - успел подумать историк, и чувства канули в темный колодец.

Бездна мрака и гулкий хаос во мраке. Поблескивающие слюдяные мушки вьются вокруг, кружатся в танце. На губах горький привкус пыли. Мрак колышется, свивается в жгуты, отползает; на зыбких границах белесого света вздрагивают угрожающие иглы голубых огней. Ослепительная вспышка. С окаменелых век срывается завеса.

- Контакт!

Ильма ощутил резкий запах снега и с усилием открыл глаза.

Вокруг вздымается к звездному небу черный ночной лес; тьма в упор смотрит на человека.

- Не двигайся! - ясно услышал он предостерегающий голос Стью. - Сейчас выровняю статус.

Ильма поднял руку и увидел на ладони меняющиеся красноватые блики. Голова светилась, как ночник у кровати.

- Скорее! - раздраженно прошипел он, услышав отдаленный хруст ветки. - Сюда идут.

- Все в порядке. Желаю удачи.

Ильма зябко, со свистом втянул в себя воздух и встряхнулся; о кольчугу звякнул наплечный плат.

Ночь. Три часа ноль-ноль минут. Пятое апреля тысяча двести сорок второго года. Окрестности восточного побережья Чудского озера.

Историк рассчитывал захватить и вчерашний день; в планы его входило проследить ход событий с самого начала: глубокая разведка отрядов Домаша и Кербета, столкновение их с передовыми силами Ливонского ордена, смерть Домаша, отход русского войска на боевые позиции - восточный берег узмени Чудского озера...

Но ему отказали: немного отличались от нормы показатели его психодинамического баланса. Этого оказалось достаточно, чтобы ограничить срок его пребывания во времени. Историк подумал, что в конце концов он сможет провести добавочную экспедицию, и покорился.

Сейчас, стоя в темноте, он еще раз проверил снаряжение: поправил на голове помятый остроконечный шлем, оглядел старую иссеченную кольчугу, вытащил и засунул обратно в ножны длинный меч с простой крепкой рукоятью; щитом он не пользовался, щит только мешал ему, как, впрочем, многим опытным бойцам древности, в руках которых меч становился и лучшим из щитов.

Ильма Кир придал лицу угрюмое и усталое выражение и, не прячась, пошел в ту сторону, где слышал звук сломавшейся ветки. Черные безлистые скелеты деревьев торчали из белеющего рыхлого снега, и среди них порой гулко разносилось карканье одинокого бессонного ворона. Дыхание еле заметным вьющимся облачком вырывалось изо рта.

Впереди внезапно раздалось удивленное "эй!", и молодой голос громко окликнул:

- Кто? Остановися!

Ильма замер и вытянул шею, оглядывая лес. Меж стволов мелькнул колеблющийся свет.

- Я! - крикнул он охрипшим от быстрой смены температур голосом. - Хто тамо?

Из тьмы появились две настороженные фигуры, одна из них поднимала над головой пылающий факел.

Перед Ильма стояли русские воины, снаряженные так же, как он сам, с той разницей, что доспехи младшего из них, юноши лет восемнадцати, выглядели новее, были лучше и дороже. Его спутник, огромный бородач с факелом в руке, остановился немного позади.

Юноша, не снимая ладони с рукояти меча, надменно оглядел историка с головы до ног.

- Што зде дееши? Кой еси? - властно и резко спросил он.

Ильма удовлетворенно хмыкнул про себя: контакт состоялся.

- Савва есмь воин, с Копорья, - свободно ответил он. - К князю иду, ко Ярославичу, на сечу. А ты кто есь?

Ноздри юноши гневно вздрогнули.

- Дерзко речешь! - сказал он, угрожающее приблизив лицо. - На сечу, глаголеши? Еда ведаю про то, может, лазутник и послух Бирьеров?

"Сын какого-нибудь воеводы, - мелькнуло в голове у историка. - Нужно оскорбиться".

Лицо Ильма исказилось, он отступил на шаг и потянулся к ножнам.

- Лазутник! - крикнул он. - Ой, зрю я, высок ты под князем, голощекий, счастье тобе!

Юноша побелел от ярости и, шагнув вперед, выхватил свистнувший меч.

"Вот повезло, - с раздражением подумал Ильма. - Как бы не пришлось возвращаться".

Историк пригнулся и вытащил свой меч.

Бородатый великан, до того момента спокойно наблюдавший сцену, неподвижно стоя с факелом в стороне, внезапно ожил.

- Не по нраву то придет князю, - не меняя позы, проронил он. И от одних этих слов утих гнев юноши.

Он зло сверкнул в полутьме глазами и обернулся.

- Зри, Кербет, - сказал он. - Негодный сей брань мене речет дерзку!

"Кербет!" - с удовольствием отметил историк и еще раз оглядел воеводу, решив позднее, когда встанет солнце, рассмотреть его получше.

- Негоже, братия, биться соплеменникам, егда вороги домы наша топчут. Супротив супостата мечи подымайте, - проговорил тот, нахмурившись. - Идем, княже, пора.

Историку захотелось сесть на снег и расхохотаться.

Князь! Князь Андрей, брат самого Невского... Можно было раньше догадаться; хотя кто бы мог подумать - бродящий по ночному лесу, с одним только спутником...

Так или иначе, сказал себе Ильма, в первом контакте ты наткнулся на двух высших военачальников - редкая удача.

- Прощай мене, княже, - наконец неловко пробормотал он. - Коли б ведал я...

Андрей, не поворачиваясь к нему, кивнул головой.

Гуськом все трое вышли к озеру и пошли по берегу узмени на запад, впереди молодой князь, немного позади и правее - Кербет, за ними обоими шел историк, оглядываясь по сторонам.

Они вышли на берег, и взгляду Ильма открылось бескрайнее темное ледяное пространство, сливавшееся вдалеке с чуть более светлым небом. В лицо ему ударил порыв пронзительного холодного ветра.

Князь и Кербет стояли на берегу.

В уже светлеющей ночи, сквозь голые ветви деревьев, сияло пламя бесчисленных костров в лесу. Лагерь был полон сидящих, бродящих, переговаривающихся людей. Можно было поразиться многообразию их одеяний и оружия: от кольчуг и панцирей до армяков; от шлемов с платами - до простых шапок; от мечей и копий - до дубин и рогатин.

Многие сошлись в этом месте на сечу с супостатом под знамена князя, имя которого гремело по всей Руси, - тут были из Новгорода и из Переяславля, из Пскова и Суздаля.

Они пришли, чтобы защищать не княжескую власть и не лавки городских купцов, вся Русь лежала за их широкими плечами - будто протяжная и печальная песня, словно святой в нищенском рубище, почерневшая от дыма пожаров, кровью щедро политая...

Князь Андрей и Кербет отправились искать Невского, историк попытался увязаться за ними, но воевода только нахмурился и оказал: "Пошто?"

Ильма решил, что увидит князя позже, и, побродив по лагерю, подсел к одному из костров. В его медовых отблесках полулежали два бойца в иссеченных кольчугах и неторопливо поучали новичков хитростям боя против немцев.

Один из двоих взглянул на историка и спросил:

- Отколе есь?

- Савва я, с Копорья, - ответил тот.

- С Копорья, - оживился второй. - И я! Митрий мене кличут!

Ильма сделал вид, будто обрадовался земляку, особой радости, однако, не испытывая. Они сели рядом.

- Зрю я, - оказал Митрий, - был ты уж в сечах.

Историк был доволен, что речь зашла не о Копорье, хоть и знал этот городок досконально.

- Бывал, - спокойно отозвался Ильма, подтягивая ножны меча, чтобы не мешали сидеть. - На Неве бился со Ярославичем. - И это была правда.

- Жена у тебя али еще хто?

- Один.

По лесу разнесся клич - выходить на лед. Историку показалось, что он узнал голос Кербета.

С возбужденным гомоном воины стали вставать от костров, осматривать оружие и потуже перевязывать лапти; многие шли со щитами.

Берег узмени, пустынный до того, вдруг наполнился русскими воинами. Они шли и шли, выходили на берег и спускались на лед.

"...На Чудьском озере, на узмени, у Воронея камени..."

Легендарный Вороний камень. Но это было вчера, четвертого апреля. К ночи полки перешли южнее, и теперь скалу даже не было видно, ее заслонял собой лесистый выступ полуострова; у оконечности последнего и строились сейчас воины.

Одним из последних выходя из леса, историк увидел наконец и самого князя Александра.

Невский неподвижно, как изваяние, сидел на белом коне на пригорке, взгляд его был устремлен на далекий ледовый горизонт. Ильма подумал, что Александр мало изменился со времени битвы на Неве.

Князь был высокий, мощного телосложения молодой мужчина, на вид лет тридцати, на самом же деле в то утро пятого апреля было ему всего двадцать два года.

Из-за деревьев рванулись первые лучи восходящего солнца. Митрий улыбнулся.

- Ну, светило, здравствуй! - сказал он. - Теперь и помереть можно. Но, бог даст, живы выйдем.

Раздались крики. Земляки обернулись. Со стороны Суболичского берега, крича что-то, во весь опор мчался всадник.

Через секунды он приблизился, пролетел сквозь расступившиеся полки и, подскакав к береговой линии, попытался резко осадить лошадь, но она поскользнулась и грохнулась об лед. Всадник успел отскочить в сторону; прихрамывая, он подбежал к пригорку и торопливо поклонился князю, не снимая шлема.

- Што? - крикнул Невский, перегнувшись к нему в седле.

- Немцы на лед спускаша! - громко ответил гонец.

Известие быстро облетело полки, гомон притих.

Александр, не оборачиваясь, сделал короткий знак рукой, подзывая Кербета, и что-то тихо сказал ему.

Воевода слегка наклонил голову, повернулся и издал громкий клич: из леса немедленно выскочило несколько всадников, он помчался с ними на лед к войскам,

За десять-пятнадцать минут Кербет выровнял войска в огромную многорядную дугу недалеко от берега. Историк и Митрий оказались в самом центре ее, заполненной суздальцами.

Воцарилась тишина.

Ильма услышал стук копыт, обернулся и успел заметить, как Невский и князь Андрей, разделившись, поскакали в разные стороны и исчезли в лесу. "Засадные конные дружины", - с удовлетворением отметил историк и, оглядевшись, увидел на левом фланге Кербета на гнедой лошади.

В полном молчании застыли полки. Лица людей казались одинаковыми, все они были суровы и угрюмы, готовые принять смерть; все знали, что она не заставит себя долго ждать, еще невидимая, она уже мчалась навстречу. Историк внимательно вглядывался в приближающихся рыцарей.

Рыцаря надвигались, как всегда, гигантским ровным тупым клином - впереди пятеро, за ними семеро, девятеро...

Молодой воин, стоявший рядом с Митрием, не в силах сдержать смятения, попятился, не сводя расширенных глаз со стремительно надвигающегося ливонского войска. "Ну! - ухватил его Митрий. - Не бойсь!"

Рыцари приближались с каждой секундой, уже видны были их рогатые шлемы и вьющиеся белые плащи. Они мчались, подняв длинные копья, но осталось не более пятисот метров, и одним движением, сверкнув, опустились острия, нацелились вперед.

- Эй... братия! - раздался в рядах позади Ильма чей-то одинокий растерянный голос. - Как же мы их...

Русское войско неровно ощетинилось копьями, над головами мелькнули крючья.

- Ща... - пробормотал Митрий, пробуя большим пальцем острие меча.

Расстояние между войсками быстро сокращалось; лед гудел под копытами лошадей. Оставалось сто метров, пятьдесят... Напряжение выросло до предела.

Историк, вытащив меч, до последнего мгновения, когда войска взорвались единым ревом, с интересом разглядывал трепещущий на ветру, знакомый огромный крест на знамени центрального рыцаря.

Конный клин, как топор в полено, на полном скаку врубился в центр русской дуги и разметал на две стороны пеших суздальцев.

Митрий, оскалясь, ухватил крюком ливонского всадника и, упираясь, тащил его на лед.

Над узменью, далеко разносясь в холодном воздухе, качался бешеный двуязычный крик ярости и злобы. Молодой воин, вскрикнув, отшатнулся от лошади и упал под мечом, как срубленная ветка.

"Фланги должны начать смыкаться, фланги... Нет, рано", - мелькнуло в голове у Ильма, рассчитанными движениями отбивающегося от ударов меча.

Строй ливонцев нарушился, они остановились и скучились, рубя направо и налево.

Фланговые переяславские и новгородские дружины стали наконец смыкаться, прижимая рыцарей к берегу, охватывая их в полукольцо.

Огромный тевтонец с волочащимся за конем знаменем льва яростно наступал на историка. Тот, размахнувшись, ударил мечом по лошадиной морде. Лошадь дико заржала и, встав на дыбы, свалилась на окровавленный лед.

"Дружины, конные дружины... Перелом наступает. Не пропустить появления конных дружин князя. Проследить..." Историк метался в гуще боя, автоматически отбивая удары. Древко копья скользнуло по шлему и сдвинуло спираль.

Ильма ощутил жестокий удар и почувствовал, как с головы, порвав ремень, слетел шлем. Забыв обо всем, он в страхе тронул висок, обруча со спиралью не было.

Чей-то яростный голос взревел над самым ухом. Ильма дернулся, резко обернулся и успел лишь заметить плеснувший на все небо василиск, и меч, разрубив кольчугу, швырнул историка на кровавый лед. В смятении он попытался вскочить, но лошадь снова опрокинула его под ноги сражающихся.

Не понимая, что делает, он пополз в сторону и замер.

Что-то угрожающее родилось вокруг него. Солнце потемнело, мозг сжало, как в тисках.

Перед ним вдруг возникла исполинская стена-чудовище; она окружала его, живая, полупрозрачная, с дрожащими крохотными огоньками, словно вкраплинками слюды.

Расширенными глазами он смотрел на нее и внезапно понял, что это. Он понял и закричал от ужаса...

При утере... Контакта... Энергетической спиралью... Может при определенных условиях... Амнезия... Потеря памяти...

Ильма закричал. Стена серой мглы накренилась и стремительно понеслась на него...

- Возьмите меня отсюда! - заорал вне себя историк. - Дежурный, возьми меня отсюда!

- Ильма! - завопил Стью. - Найди спираль, спираль! Она у тебя под ногами! Найди спираль! Скорее, скорее! - И кричал кому-то там: - Не могу... Не могу удержать Ильма! Сделай что-нибудь!

Ильма сидел на земле и остановившимся взглядом смотрел перед собой. Перед глазами его цвели красные маки.

- Ильма Кир! - кричал кто-то из пространства. - Закрой... Слышишь меня? Закрой глаза, надави на виски и старайся ни о чем не думать! Ты продержишься некоторое время. Ильма!!

Было поздно.

Полупрозрачная стена уже обрушилась на его мозг. Все смешалось. Ильма Кир перестал существовать.


==================================================================================


Савва очнулся и поморщился от боли в голове.

Он лежал на спине в ложбинке, образованной двумя лошадиными трупами, голова его опиралась на конский круп, в расслабленной ладони ощущалась рукоять меча.

Он вспомнил сечу и удар по голове. Теперь вокруг царила тишина.

"Язвен яз, али што?" - подумал Савва и попытался встать, но не смог.

Плечо ссохлось с кольчугой в запекшейся крови. Савва выругался и поднял глаза.

По пустынному, каркающему воронами полю к нему с залитым кровью лицом, волоча меч и пошатываясь, брел Митрий.

Он подошел к земляку и обессиленно рухнул на колено.

- Како, брате? Живы вышли?

- Живы, - с трудом шевельнув почерневшими губами, ответил Савва. - А сеча?

- Побили супостата, - со злобной радостью отозвался Митрий. - Иные пали, иные на сиговице сгинули... А иных княже семь верст бил по леду до самого Суболичьского берега!

- Побили ворогов, - проговорил Савва.

- Язвен есть? - спросил Митрий.

- А! - махнул рукой Савва и, опираясь на плечо друга, встал.

- Язвен! - сказал Митрий. - И я. Да только иные наши совсем убиты.

- Идемо, брате, - сказал Савва.

- Идемо, - отозвался Митрий.

Они обнялись и, шатаясь, побрели среди трупов по окровавленному льду в ту сторону, откуда доносился отдаленный колокольный звон.


АНДРЕЙ МИХАЛОВСКИЙ

http://lib.ru/RAZNOE/tm01.txt_with-big-pictures.html#4



P/S: Этот фантастический рассказ, как и многие другие я прочитал в молодости в старом (уже во времена моей молодости старом) советском журнале "Техника Молодежи". К сожалению я не могу вспомнить ни номер, ни год журнала. К счастью, добрые люди сохранили эти замечательные рассказы в сети. Надеюсь Андрей Михайловский или его наследники не будут на меня в обиде за то что я выложил его замечательный рассказ на  Pikabu.ru.

Найдены возможные дубликаты

0
Спасибо, фразу "Савва, я, с Копорья" помню уже лет 20-25
0

Помню этот рассказ. Где-то и журнал лежит..

раскрыть ветку 2
+1

«Техника-молодежи» №5 за 1979 год.

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
-2

Ага, он самый. Спасибо!

0

Интересно

0

Почти вся ТМ имеется в сети, на двух сайтах. А рассказ я помню, сразу узнал картинку. Читал в бумажном оригинале, да )

раскрыть ветку 1
-2

Да, я тоже в бумажном читал. Хороший был журнал.

Похожие посты
5530

Ушел из жизни великий ученый

Вчера вечером, 16 октября, остановилось сердце великого советского и российского ученого, историка, археолога и оружиеведа, Анатолия Николаевича Кирпичникова. Великому ученому был 91 год.

Ушел из жизни великий ученый История, Археология, Новости, Наука, Средневековье, Ладога, Русь, Клим Жуков, Макаров, Видео, Длиннопост, Смерть, Некролог

Значительную часть своей жизни Анатолий Николаевич посвятил изучению Старой Ладоги - древнейшего русского города, "первой столицы Руси" по словам самого ученого.


Благодаря усилиям Кирпичникова был сделан ряд важнейших открытий, проливших свет на период становления русской государственности: в частности установлено, что Ладога была основана, как минимум, в середине VII века. Некоторые более архаичные находки позволили предположить, что история Ладоги еще древнее.

Основателями города, как установил Анатолий Николаевич, были славянские переселенцы из племен кривичей и словен. Благодаря Кирпичникову мир узнал о Ладоге, как о средневековом торговом центре общеевропейского значения - именно здесь проходил торговый путь, обеспечивавший Европу арабским серебром.
Колоссальный вклад внес Анатолий Николаевич внес в развитие отечественного оружиеведения, военной истории. В 60-х годах Кирпичников в своем трехтомнике "Древнерусское оружие" создал типологию предметов вооружения Руси домонгольского периода. Классификация древнерусского оружия и средств защиты до сих пор остается актуальной для исторической науки.
Ушел из жизни великий ученый История, Археология, Новости, Наука, Средневековье, Ладога, Русь, Клим Жуков, Макаров, Видео, Длиннопост, Смерть, Некролог

Мечи IX - первой половины XI вв. Типология А.Н. Кирпичникова


Также Анатолий Николаевич известен своими работами по средневековому фортификационному искусству, военному делу, материальной культуре финно-угорских и балтских племен.


Немаловажным показателем значимости исследователя для науки являются его ученики. Анатолий Николаевич преуспел и в этом отношении, став научным руководителем и наставником для ряда историков.


Своим учителем Кирпичникова с гордостью называют знаменитый доктор исторических наук, исследователь финно-угорских древностей Леонид Дмитриевич Макаров, историк и археолог, исследователь Куликовской битвы Олег Викторович Двуреченский, всем известный военный историк и популяризатор науки Клим Александрович Жуков.

В августе этого года началась работа по созданию скульптурного памятника Анатолию Николаевичу.

Глубочайшее уважение вызывает и то, что спустя долгие годы напряженной работы Анатолий Николаевич не охладел к своему делу, продолжая работу в преклонном возрасте.

Ушел из жизни великий ученый История, Археология, Новости, Наука, Средневековье, Ладога, Русь, Клим Жуков, Макаров, Видео, Длиннопост, Смерть, Некролог

17 августа 2004 года, День Старой Ладоги. Анатолий Кирпичников показывает уникальные находки археологов Владимиру Путину


В одном из своих последних интервью о плоде своих многолетних раскопок и исследований Анатолий Николаевич сказал:


Ладога - это еще не спетая песня!

Будем надеяться, что ученики Кирпичников смогут "допеть" эту песню и раскрыть загадки и тайны истории города, изучению которого посвятил свою жизнь Анатолий Николаевич.


Вечная память великому русскому ученому Анатолию Николаевичу Кирпичникову...

Показать полностью 2 1
76

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года

Автор: Алексей Киреенко

Знакомиться с культурой любой страны проще всего, когда знаешь её язык. Сегодня, когда конфликт глобализации с этнизацией стоит особо остро, никто не станет оспаривать солидный статус русского языка на мировой арене. Область РКИ — так в среде филологов называется сфера преподавания русского языка как иностранного — довольно закрытое от посторонних глаз образование. Материалов, которые были бы понятны неподготовленному читателю, мало. VATNIKSTAN начинает рассказ о распространении, описании, преподавании и изучении русского языка как иностранного.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

«Немец», Сергей Иванов, 1910 год

Публий Овидий Назон, автор «Метаморфоз» и «Науки любви», вероятно, первым из иностранцев тесно познакомился с языком славянских предков. В 8 году нашей эры по неизвестной причине император Август сослал Овидия к берегам Чёрного моря. В «Скорбных элегиях» древнеримский поэт оставил такие строки:

«В стужу им мало тепла от просторных штанин и овчины,

Страшные лица у них волосом сплошь заросли.

Лишь кое-кто сохранил остатки греческой речи,

Но одичал её звук в варварских гетских устах.

Ни человека здесь нет, кто бы мог передать по-латыни

Наипростейшую мысль в наипростейших словах.

Сам я, римский поэт, нередко — простите, о Музы! —

Употреблять принуждён здешний сарматский язык».


Письма Овидия оставили нам историю о стихах, которые он написал на языке местных народов, но до наших дней они не сохранились. Из мемуаров неясно и то, каким образом поэт в изгнании изучал сарматский язык, на котором в начале первого тысячелетия говорило население территории современной Украины, Казахстана и юга России.


Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Памятник Овидию в Овидиополе, Одесская область

Образ восточных варваров в античной литературе всегда был окутан мраком. Труды Птолемея и Гая Плиния Старшего, в которых скифы выступали как устрашающая угроза цивилизации, были хорошо известны в средневековом мире. Интерес к народам с репутацией грабителей и убийц был невелик.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Скифы и сарматы у границ Римской империи в 160 году до н. э.

Язык славян с VII века начинает фигурировать в византийских этнографических и исторических трактатах — в «Стратегиконе» императора Маврикия, в «Истории войн» Прокопия Кесарийского. Древнейшие торговые контакты Руси с Византией относятся к последней трети IX века. Об этом свидетельствуют многочисленные политические договоры, подписанные с обеих сторон.

Изучение русского языка за рубежом становится актуальным только после образования единого Русского государства и его выхода на международную арену в XV веке. Русь посещали послы, купцы, миссионеры и путешественники, которые пытались установить деловые связи с русской стороной. Стимулом оказывается взаимная заинтересованность — Москва торговала с Англией, Голландией, городами Ганзейского союза, через Россию ходили индийские купцы, а шведские — держали подворья в Новгороде и Пскове. Русские торговые корабли свободно ходили в Выборг и Стокгольм.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

«Приезд иностранцев в Москву», Сергей Иванов, 1901 год


Сейчас всем известно, что в помощь путешественникам выпускают небольшие карманные словари с набором определённых переводных фраз на разные случаи жизни — разговорники. Идея создания подобных двуязычных материалов приходила в голову и купцам, посещавшим Россию в допетровское время.

Из всех рукописных трудов стоит выделить два — «Парижский словарь московитов» и «Русско-английский словарь-дневник» Ричарда Джемса. Первый труд представляет собой рукописный словарь-разговорник русского языка, составленный капитаном Жаном Соважем из Дьепа. Представительство французских купцов прибыло летом 1586 года к устью Северной Двины на большую ежегодную ярмарку. Торговля шла вместе с филологической деятельностью — капитан записывал за покупателями и продавцами живую речь. «Парижский словарь московитов» содержит тематические разделы, посвящённые географическим терминам, названиям профессий, товаров и инструментов. Встречаются бытовые фразы — от торгового лексикона до записей галантных бесед с дамами. В разговоре с местными был усвоен оборот: «мне с тобой не скливо». В словаре Макса Фасмера можно найти толкование слова «скливо» — «тошно», «противно».

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Второй труд — биографические записки английского путешественника Ричарда Джемса, сделанные в экспедиции в 1618 году. В своём дневнике он записал песни архангельского края, значения слов, особенности русской звуковой системы. Занимательны некоторые статьи из «Русско-английского словаря-дневника» Ричарда Джемса:


Kissel — шотландская овсянка; уэльская сладкая каша.

Gusli — род русской арфы.

Domra — род русской лютни.

Hohol — пряди волос на голове, которые носят поляки, персы, турки и татары.

Vera — так называют и верование, и религию, а кроме того, и все нравы и обычаи и, когда спросишь о том или другом, отвечают «vera nassha» (вера наша) или «vera takova» (вера такова).

Niet hodakov (нет ходоков) — так ответил мне один, когда я спросил, разве не могут люди идти до Оби.


Оба документа сообщали читателям о торговых реалиях северной Руси, знакомили путешественников с особенностями местного населения, кратко перечисляли полезную в денежных делах лексику.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Титульный лист издания 1907 года

Изобретение книгопечатания закономерно увеличило книжный оборот. Самый известный труд того времени — «Grammatica Russica» Генриха Лудольфа на латинском языке. Эта книга приобрела широкую известность среди гуманистов эпохи барокко. «Русская грамматика», изданная в Оксфорде в 1696 году, стала первой в мире грамматикой русского, а не церковнославянского языка. В задачи автора входило описание современного разговорного языка. Лудольф внимательно ознакомился со славянской грамматической традицией — использовались русские лингвистические термины, были даны ссылки на знаменитую «Грамматику» Смотрицкого, которую Михаил Ломоносов в будущем назовёт «вратами учёности».

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Грамматика Мелетия Смотрицкого

В предисловии автор «Русской грамматики» подчёркивает, что до него на подобное описание не осмеливался ни один иностранец. На первых страницах книги Лудольф благодарит гостеприимную Россию за приём, отдельно выделяя пособничество боярина Бориса Голицына — дядьки (воспитателя) юного Петра Алексеевича Романова. Основу филологического труда составляет описание русского языка — звуковое строение, перечисление частей речи, времён глаголов, падежной системы.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Титульный лист «Grammatica Russica», 1696 год

Особенную ценность в «Grammatica Russica» имеют учебные диалоги — это несколько бытовых бесед и один религиозный спор, записанные на слух с параллельным латинским и немецким текстом. На современный русский язык один из отрывков можно перевести следующим образом:

«— Прикажи девке постелить постель и положить чистую простыню.

— Ещё рано ложиться спать.

— Помоги мне снять сапоги и повесь их, чтобы они высохли к завтрашнему дню.

— У огня сапоги испортятся.

— Это не твоя забота. Если я испорчу сапоги, то это же мне и в убыток. Разбуди меня завтра в четыре часа. А ещё принеси мне чистую воду, сегодня ты это сделать забыл».

В приложении содержится большой культуроведческий материал — «Краткие сведения по естественной истории России». Здесь Лудольф говорит о полезных ископаемых, животном мире, растениях и составе населения России.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Отрывок из бесед в «Grammatica Russica»

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Грамматический справочник из «Grammatica Russica»

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Словарный справочник из «Grammatica Russica»

«Grammatica Russica» стала основой для многих учебных материалов, написанных в XVIII столетии на французском и немецком языках.


Качественно новым произведением считается учебник «Основы русского языка» Жана-Батиста Шарпантье — первый учебник русского языка для иностранцев, опубликованный в России. Отдельные учебные пособия издавались в нашей стране и ранее, с начала XVIII века, но только в 1768 году появился учебник, отражающий целостную концепцию обучения русскому языку. «Основы русского языка» содержат грамматический раздел, упражнения на перевод с русского языка на французский, русско-французские диалоги, сборник пословиц с переводом, толкование русской системы мер и весов.


Важно отметить, что «Основы русского языка» Шарпантье базируются на передовом труде по русистике того времени — «Грамматике» Михаила Ломоносова 1755 года. Жан-Батист Шарпантье, бежавший от революции в Россию, работал в Императорской академии наук в Санкт-Петербурге, где при его жизни учебник издавался трижды.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Вегелин И. Ф. «Новые французские и российские разговоры», 1803 год

Интересно взглянуть на материал под названием «Новые немецкие и российские разговоры, разделённые на 130 уроков, для употребления юношеству и всем начинающим учиться сим языкам» Жана Филиппа Вегелина. Данное пособие посвящено разговорной речи. В качестве примеров даны диалоги, в которых участники беседы покупают книги Хераскова, рассуждают о былой и грядущей славе России, размышляют о языках:


«— Возможно ли не разуметь вам по-русски, живши столь долго в России?

— Я до сих пор не имел в этом нужды, потому что все были столь учтивы, что говорили со мною всегда по-французски. Кто знает французский, тот в России не пропадёт».


В учебниках русского как иностранного с XIX века в качестве иллюстраций начинают использовать неадаптированные тексты отечественных авторов. В рассказах об истории цитируют Николая Карамзина, отрывки из «Русской правды» Ярослава Мудрого. С указанием авторов и комментариями печатаются поэтические произведения Михаила Ломоносова, Дмитрия Фонвизина и Ивана Дмитриева.


Но и русские языковеды в это время делали попытки рассказать о составе своего языка иностранцам. Михаил Петрович Бутовский, отец сенатора Российской империи Петра Михайловича Бутовского, в 1809 году издаёт «Грамматику российского языка в пользу польского юношества». Каждая чётная страница учебного пособия написана по-польски, каждая нечётная — по-русски. Популярностью пользовалась и «Новая грамматика русского языка для перевода с российского на польский», напечатанная в 1834 году по типу материалов Бутовского.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

Грамматика российского языка в пользу польского юношества, 1809 год

Российский педагог и издатель Василий Степанович Кряжев в 1826 году пишет «Новые разговоры французские и российские, разделённые на 130 уроков, по образцу Вегелиновых сочинённые». Переводчик Фёдор Васильевич Голотузов в 1889 году впервые издаёт учебное пособие «Русская хрестоматия: книга для перевода с русского языка на немецкий». Языковой материал, отобранный в этих двух трудах, тяготеет к литературности. Здесь нет ориентации на неподготовленного ученика, да и ведение торговых сделок ушло в прошлое — русская политика и русская литература представляются как основной предмет для бесед.


Русская литература во второй половине XIX века оказывается в роли активнейшего «образотворителя» России. В 1887 году с подзаголовком «Из истории русской словесности» выпускаются адаптированные рассказы и повести Николая Гоголя. В том же году выходят сокращённые комедии Фонвизина «Бригадир» и «Недоросль». Для чтения на занятиях в иноязычной аудитории выпускались лирика и проза Пушкина, «Обломов» Гончарова, стихотворения Лермонтова и Жуковского, басни Крылова. Особой популярностью в Европе пользовались адаптированные тексты Толстого и Тургенева.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

«Пасхальный поцелуй» из «An Illustrated Description of the Russian Empire»

Писатель и переводчик Соломон Менделькерн издаёт в 1888 году в Лейпциге «Русское эхо: беседы, пословицы и поговорки из русской жизни. Пособие для изучения разговорной речи». В следующем году там же он выпускает «Русскую элементарную книгу для чтения. Текст с ударениями и приложением полного словаря». Обе работы имели широкое распространение из-за удачного подбора интересных и простых текстов с примечаниями и переводом на немецкий язык.


В ближайшем зарубежье русский язык изучали ничуть не меньше. Авторские сборники с заданиями на перевод и сочинение эссе выходили в 1890-х годах в Болгарии и Сербии. Греческие языковеды, изучавшие русскую словесность в Санкт-Петербурге, издавали у себя на родине греко-русские разговорники для путешественников. В школах и университетах использовались адаптированные русские книги.


Преподавание русского языка иностранным учащимся до революции носит по большей части национально ориентированный характер. К каждому иностранному языку создавались русские учебники, до универсального подхода дело не доходило. Тематически строилось чёткое деление: сначала сформировалась торговая сфера общения, затем — политическая и культурная.

Gusli, vera, niet hodakov: как иностранцы изучали русский язык до 1917 года История, Длиннопост, Язык, Русский язык, Иностранцы, Империя, Русь

«Верховая езда казаков (учебный эскадрон в Омске)» из «Reise nach West-Sibirien im Jahre 1876»


Внешний образ страны сильно влияет на её экономическое и культурное взаимодействие с миром и наоборот. Очевидно, что преподавание русского языка как иностранного играет и может сыграть позитивную роль в образе России и в отношениях с другими странами.

Достижения мировой лингвистики в первой половине XX века повлияли на обучение иностранцев русскому языку — об этом расскажем в следующей части материала.

Источник: https://www.vatnikstan.ru/history/rki-do-1917/

Материал опубликован в онлайн-журнале VATNIKSTAN

Показать полностью 14
44

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи

Иноку Александру - участнику "побоища иже на Дону" - особенно "повезло" с художественными воплощениями его образа всякими разными потомками. Как уже не раз писалось, Куликово поле - это единственное из трех знаменитых полей русской славы, где наши предки бескомпромиссно навтыкали недругам - не по очкам и в перспективе, а прямо по конкретному результату: в подсчитанных фрагах, скальпах, луте и политических результатах. Однако именно про это сражение нам известно меньше всего: даже махачи с половцами 12-го века освещены гораздо лучше, чем эта битва.


Собственно, есть три русских источника об этом событии: летописный рассказ - краткий и пространный, "Задонщина" и "Сказание о Мамаевом побоище". "Сказание" и "Задонщина", как известно, представляют собой художественные произведения, уснащенные массой удивительных подробностей, чем дальше от битвы, тем более многочисленных. Краткая редакция летописного рассказа, зафиксированная в старейшем виде в Рогожском летописце, Симеоновской летописи и Новгородской Первой летописи младшего извода, записана в тетрадях 40-х годов 15-го века. Именно в Рогожском летописце и Симеоновской летописи упоминается среди убитых Александр Пересвет (последним из поименованных павших, после него идет "и иные мнози"). В пространной редакции рассказа, в Софийской Первой летописи старшего извода (70-80 гг 15 века, судя по бумаге), повествование уже расширено неимоверно и благочестиво. Пересвет также упомянут последним из именованных павших, причем сделано добавление, что прежде был боярином добрянским. Т. е. в момент смерти он боярином уже не являлся.


В "Задонщине", представляющей собой своеобразный памятник дружинной поэзии, восходящий родственный знаменитому СПИ, существует 4 законченных варианта в двух редакциях: краткой и пространной. И краткая и пространная редакция восходят к общему, не дошедшему до нас источнику, имевшему вид пространной редакции. Однако из сохранившихся древнейшим является краткий вариант - КБМ - который, собственно, и имеет единственный в своем названии слово "Задонщина". В ней Пересвет назван Хоробрым. Он занимается тем, что поскакивает на своем вещем сивце, перегораживает поля свистом, а также, как и положено политработнику, воодушевляет личный состав: "Лучше бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели намъ от поганыхъ положеным пасть". Родион Ослябя, видя тяжелые раны Пересвета, предупреждает брата (родного, или в иночестве - неизвестно), что "Уже, брате, вижю раны на сердци твоемь тяжки. Уже твоеи главе пасти на сырую землю на белую ковылу моему чаду Иякову..." И действительно, буквально через несколько строчек среди павших перечисляются "Иаковъ Ослебятинъ, Пересвет чернець и иная многая дружина". В пространной редакции, по Синодальному списку, Пересвет призывает, если что, погибнуть, но не сдаться, уже не кого-нибудь, а лично Дмитрия Ивановича: "государь князь Дмитреи Иванович, лучше ш бы нам, господине, посеченым быти, нижли полоненым быти от паганых татар". В этой редакции у Пересвета доспех уже золоченый и он им посвечивает, конь не вещий, а просто бордзый. В списке Ундольского суть совета князю примерно такая же, конь борзый. В обоих случая Пересвет назван и чернецом и брянским боярином, его приводят на судное место. Что конкретно означает этот момент - непонятно. Это может быть и Божий суд, и человеческий суд поединком и просто поэтический оборот, смысл которого утерян при переписке. Первый вариант "Задонщины" относится к списку 70-80 гг 15 века, пространные - к 16-17 вв., время составления протографа неизвестно. Есть мнения, что он сочинен едва ли не в конце 14-го века (датировка по упоминанию населенных пунктов, разрушенных Тимуром), но, вполне возможно, и позднее. Как видим, в этом источнике Пересвет ведет себя, как нормальный знатный воин, богатырь, тяжеловооруженный всадник и ратоборец. Он скачет, свистит, раздает по щам, получает раны и дает духоподъемные наставления православному воинству, в стиле вархаммеровского комиссара. Это вполне естественно, ведь если он пришел на Русь вместе с Дмитрием Ольгердовичем, то его монашеский стаж до битвы мог составлять от силы несколько месяцев. Впрочем, даже если он появился на Руси в 1375 году (еще одно упоминание участия брянских князей в боях на стороне Московского князя), он также бОльшую часть своей жизни был знатным воином. Кстати, про пережившего битву Иродиона Ослябю известно несколько больше. Он был любутьским боярином, и в 1398 году ходил с посольством в Царьград.


Надо сказать, что "Житие Преподобного Сергия" Епифания Премудрого эпизод с иноками не упоминает, так что вполне возможно, что они были и не из Троице-Сергиева, а из одного из Московских монастырей. Или были послушниками, а иноческий чин им дали непосредственно перед походом.


Третий источник о битве - это "Сказание о Мамаевом побоище". Оно составлено в начале 16-го века, разделяется на несколько редакций: Основную, Летописную, Распространенную, т. н. Киприановскую, Летописца Хворостина, редакцию Синопсиса, редакцию Пантелеймона Кохановского. Всего до нас дошли десятки списков этих основных редакций. Чем дальше эти повествования остоят от события, тем большим количеством подробностей они обрастают. в Списке Ундольского - 16-го века - Дмитрий, посетив перед битвой Сергия, просит его: "Даи ми отче, два воина от полка своего, Пересвета и брата его Осляба, то ты и самъ с нами пособьствуеши". Интересно, что в основной редакции такая просьба и согласие Сергия объясняются тем, что братья - "доведомыи суть ратницы" (известные воины). Т. е. Дмитрий просит не абы кого, а известных богатырей - вполне логичный шаг перед генеральным сражением, в котором должна решиться судьба земли. Старец согласился и велел воинам готовиться. Он дал братьям "орудие нетленное - крест Христовъ, нашит на скимах, и повеле има вместо шоломовъ възлагати на собя". Здесь уже начинается замена воинского снаряжения православными артефактами, так называемый "магизм православия". Однако изначально все-таки предполагается заменить только шелом. Интересно, однако, что на бой Пересвет выходит "бе на нем шолом вооруженъ арханьгильскаго образа и схим под шоломомъ". В списке пантелеймона Кохановского просто сказано, что скима была на прилбице, т. е. шлеме.


Дальше, как мы помним, из вражеских полков выезжает Челубей (Телебей и т. д.), и наш инок говорит не вполне смиренные слова: "Сой человек противника собе хощет, аз хощу с ним видетися!" и выезжает на поединок. Чем дальше, тем больше подробностей, так в одной из редакций зловредный Челубей, углядев в русской рати Пересвета и Ослябю требует у Мамая, чтобы ему дали сразиться именно с этими русскими. В этом варианте Пересвет не говорит про равного себе противника, а просто кротко просит прощения.


Известно, однако, что вся история с поединком (как и переодеванием Дмитрия перед боем), перекочевали в "Сказание" из другого произведения, очень распространенного на Руси в 15-16 вв


Итак, от воина и богатыря, с некоторым отношением к иноческому званию, литературная традиция постепенно пришла к воину, чья принадлежность к монашескому сословию проступает более ярко. "То, как надо" постепенно стало заменять "то, как было". В "Сказании" уже нет места трагической беседе братьев-воинов на поле боя - ведь по новому сценарию ее просто не могло быть! Равным образом, не находится места в нем и Якову Ослябятину - потому что как-то неудобно получается: святой инок, а у него вдруг родной сын! Это же выходит, что инок жил мирской жизнью и рожал детей! До пострига, конечно, но все равно нехорошо. Трагедия воина, который в одном бою теряет родного сына и лучшего друга, которого он называл братом, оказалась стерта, потому что она не соответствовала идеологии произведения. Интересно, что в поздних редакциях "Жития Преподобного Сергия", написанных в 17 и 19 вв, Пересвет и Ослабя уже присутствуют вовсю. Потому что так надо. Как любят говорить всякого рода мединские: "А как было на самом деле все равно никто не знает".


Как это ни печально, но в изобразительной традиции утвердилась как раз поздняя традиция. Пересвета рисуют эдаким умильным мнихом, который выезжает на бой иногда даже без доспехов (искушая Бога, что, вообще говоря, в христианстве считается в некотором роде грехом) и всем своим обликом прощая врага. Ну, с Глазуновым все понятно, он просто хреновый художник, было бы странно ожидать от него хорошей картины:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Но ведь он такой не один! Вот, к примеру, как оттрактовал бедного Пересвета Евгений Муковин:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Золоченый доспех? Забудьте! Схима, надетая на шлем или под него? Вместо! Доспехи? Они просто не нужны, вместо них красивая белая рубашка, расшитая тесьмой - самый монашеский наряд! Он даже повод коня не держит! Нет, конечно, бывает, что коня ведут под уздцы, но повод-то всадник при это не бросает! Интесно, что второй инок, под которым, видимо, подразумевается Ослябя, все-таки надел кольчугу. Видно, не верил в 4+ Ward Save, потому и жив остался.


Про креатив Рыженко все уже не раз говорили:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Завалив самурая на глазах у генуэзских арбалетчиков, дед выдернул копье и отбросил его таким образом, чтобы насадиться на него на скаку второй раз (Рыженко славился некоторыми косяками в выстраивании композиции). Интересно, что фентезийному наряду русского клерика соответствует не менее фентезийная и, судя по виду, очень дорогая сбруя его коня. Ясное дело - не может же скромный воин Христов ехать на чем-то кроме мерседеса. Пацаны не поймут.


Не менее жестоко припечатал немолодого воина художник Сергей Ерошкин. Не удовлетворившись умильно-няшным обликом богатыря (его взгляд напоен такой любовью к ближнему, что на месте Челубея я бы к нему спиной не поворачивался), не зная, как еще унизить бедного боярина, он обрядил его в ЛАПТИ! Вот да, боярин добрянский идет на битву в лаптях! Художник, конечно, не знает, что нога в лапте тупо не встанет нормально в стремя, заточенное под сапог, ну да чего там:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост
Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Кто автор этого крео я не знаю, но на месте художника бы поберегся - как бы Иродион Батькович за такую гомосексуальную трактовку своего облика не навешал бы ему эфирных звиздюлей:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Апофеозом всего этого умильнобесия идет картина художника Безукладникова Г. А.:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

На ней мы видим, как доктор Айболит, укравший у грузинской княжны ее покрывало, неустрашимо идет наказывать, видимо, Бармалея, чтобы тот не хватал бы, не глотал бы, этих маленьких детей.


Однако не все так плохо. Мощный образ нашего героя создал художник А. В. Городничев:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

В полном соответствии со "Сказанием", Александр носит на голове схиму, платок с крестом также лежит у него на груди. Но на этом все - Пересвет одет в кольчугу, на нем сапоги и тяжелый воинский пояс. Он умело сидит на боевом коня и смотрит на своего противника, которого собирается поражать копьем, а не гневом Господним.


Старина Корин очень любил рыцарские доспехи и хотел бы нарядить в них всех героев русской истории, чтобы они построились патриотическим русским клином и закатали всех недругов под асфальт. на его эскизе старый Пересвет одет в схиму поверх фуллплейта и готов накидать любому Челубею, будь он хоть сколько раз исполином:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Константин Васильев не мог не зигануть по такому поводу:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Однако, поскольку картины мастера полны всякого символизма, мы не можем точно сказать, какую фигу в кармане он держал в данный конкретный момент. Так что не исключено, что это никакой не "Пересвет и не Челубей", а, скажем, "Западный Мир из последних сил противостоит хамскому натиску красно-монгольской азиатчины".


Однако есть и работа, которая, отражая литературный эпизод сказания, в полной мере передает дух воина Пересвета из "Задонщины". Разумеется, это полотно Авилова. Картина, написанная в грозном 1943 году в полном смысле слова обессмертила имя автора. И вот здесь мы действительно видим богатыря, воина, сражающегося с врагом вполне земным оружием, потому что как еще можно сражаться на поле боя? На Пересвете - колонтарь, которые как раз начнут появляться на рубеже 14-15 вв. Его миндалевидный щит сравнительно невелик. Конечно, такие уже выходят из употребления, но еще вполне могут встречаться в западно-русских землях, откуда он и происходит. Шлем с подвижным наносьем, конечно, появится только лет через сто, но его общая форма - традиционно-русская, так что такую вольность можно простить. На груди воина - огромный крест энколпион, ковчежец с какой-нибудь святыней. Его наличие говорит о том, что художник тщательно готовился к работе, ведь именно такой крест должен был висеть на груди у знатного воина, боярина. Кстати, находки энколпионов на Куликовом поле известны. Убранство коня - небогатое, что более приличествует призванному из запаса воину, чем золотые тарелки. Картина отображает трагический исход поединка, но в то же время - отчаянное мужество и целеустремленность богатыря, стремящегося поразить опасного и сильного врага, чтобы тот не смог больше навредить ни одному из его братьев. В конце концов это и означает: "положить живот за други своя".

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

(с) bigfatcat19.livejournal.com/102126.html

Показать полностью 11
55

Как в старину на Руси наказывали воров

Все знают, что воровать - не хорошо. Кража в светском государстве преследуется, как уголовное преступление по ст. 158 УК РФ.

Но более интересный момент состоит в том, как в старину за подобное злодеяние наказывали татя (вора) в православном христианском государстве.

Как в старину на Руси наказывали воров Криминал, Справедливость, Возмездие, Заповедь, Не воруй, История, История России, Русь, Религия, Длиннопост, Яндекс Дзен

Чтобы узнать, какое наказание грозило за кражу? Откроем Двинскую судную грамоту 1397 года, в которой прочитаем следующие строки:


У кого найдется краденое, но кто сведет с себя татьбу и доищется вора: тому нет наказания.
Вор же платит в первый раз цену украденного; за преступление вторичное наказывается тяжкою денежною пенею, а в третий раз виселицею. Тать во всяком случае должен быть заклеймен.
Уличенный в самосуде платит 4 рубля; а самосуд есть то, когда гражданин или земледелец, схватив татя, отпустит его за деньги, а Наместники о сем узнают.

Позже в Соборном уложение 1649 года, состоящем из 104 пунктов, найдём следующий текст:


9. А приведут татя, а доведут на него одну татьбу, и того татя пытать и в и(ы)ных татьбах и в убийстве, да будет с пытки в и(ы)ных татьбах и в убийстве не повинится, а скажет, что он крал впервые, а убийства не учинил, и того татя за первую татьбу бить кнутом и отрезать ему левое ухо, и посадити его в тюрму на два года, а животы его отдати исцом в выть, и ис тюрмы выимая его, посылать в кайдалах работать на всякия изделья, где государь укажет. А как он два года в тюрме отсидит, и его послать в Украинные городы где государь укажет, и велеть ему в Украинных городех быти, в какой чин он пригодится, и дать ему писмо за дьячьею приписью, что он за свое воровство в тюрме урочныя годы отсидел, и ис тюрмы выпущен.
Как в старину на Руси наказывали воров Криминал, Справедливость, Возмездие, Заповедь, Не воруй, История, История России, Русь, Религия, Длиннопост, Яндекс Дзен

Клеймо "Татъ" (вор) 17-18 века. Ставили на правой щеке - Т, на лбу - А, и левой щеке - Т


10. А будет того же татя изымают на другой татьбе, и его потому же пытать в и(ы)ных татьбах. Да будет он повинится толко в дву татьбах, а убивства он не учинил же, и его после пытки бить кнутом, и урезав у него праваго уха, посадить в тюрму на четыре года, а ис тюрмы выимая его посылать на всякия государевы изделья, потому же в кайдалах. А как он в тюрме урочные лета отсидит, и его сослать в Украинные же городы, где государь укажет, и дать ему писмо, что он и за другую татьбу урочные годы в тюрме отсидел и ис тюрмы выпущен.
11. Да и мошенником чинить тот же указ, что указано чинить татем за первую татьбу.
12. А приведут татя, а доведут на него татбы три, или четыре или больши, и того татя пытав казнити смертью, хотя он и убийства не учинил, а животы его отдать исцом в выть.
13. А будет тать учинит и на первой татьбе убийство, и его казнить смертью.
14. А церковных татей казнить смертью же безо всякаго милосердия, а животы их отдавати в церковныя татьбы.
Как в старину на Руси наказывали воров Криминал, Справедливость, Возмездие, Заповедь, Не воруй, История, История России, Русь, Религия, Длиннопост, Яндекс Дзен

С. А. Кириллов. Степан Разин


В то далекое время за кражу или разбой, сопровождающимся убийством грозила смертная казнь без всякого милосердия.
Также смертная казнь грозила и закоренелым преступникам, которые неисправимо продолжали повторять злодейства.


Воровство в теократическом государстве не только большой грех, но и сам по себе нехороший проступок среди своих соотечественников и в светском государстве.
Не говоря о том, что хищение чужого имущества (кража) наносит материальный ущерб. Кража имущества делает несчастными обоих, и того, кто украл, и того, у кого украли.

У здорового общества, всегда будет отрицательное отношение к хищению чужого имущества. А если это не так, то означает одно, что общество нездорово.


Источник:

Авва Градский

Показать полностью 2
197

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Корабль, чьё имя неразрывно связано с Войной со Жнецами, подвигами Космического флота Альянса и героем капитаном Шепардом — «Нормандия». История легенды начинается с экспериментального фрегата глубокой разведки, построенного в 2183 году, прототипа целого будущего класса кораблей, предназначенных для скрытной разведки в конфликтных районах космоса. Проект был во многом необычен, в частности тем, что инженеры и конструкторы-люди сотрудничали с турианцами при спонсировании непосредственно Советом Цитадели. Примечательно, что при работе над проектом создатели взяли за основу земной самолёт-разведчик середины XX века Lockheed SR-71 Blackbird. Получивший индекс SR-1 (Stealth Reconnaissance) и имя «Нормандия» в честь операции «Оверлорд» - стратегической операции союзников по высадке войск в Нормандии (Франция) в 1944 году с целью открытия Второго фронта во Второй мировой войне. Корабль оказался чрезвычайно дорог. На 120 миллиардов кредитов, затраченных на один только нулевой элемент, можно было сделать 12 000 двигателей для истребителей, а всего бюджета хватило бы на тяжёлый крейсер. Однако ни один из этих кредитов не пропал даром.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

SR-1 имел уникальную маскировочную схему, делающую фрегат незаметным для датчиков благодаря экспериментальной технологии охлаждения корпуса корабля и впитывания тепла и ионного излучения от двигателей в теплохранители на обшивке. Во время сверхсветового движения эта система не работала. «Нормандия» могла перейти в «тихий режим» движения на 2–3 часа, прежде чем стелс-система переполнится и «сбросит» накопленное излучение, выдавая местоположение корабля. Если же отключить двигатели и просто дрейфовать, то система может протянуть несколько дней. Эта система черпала энергию из другого экспериментального устройства на корабле — двигательной системы «Тантал», которая по размеру превосходила любую другую, предназначенную для фрегатов, в два раза. Эта система не только делала корабль быстрым и невидимым для радаров, но и позволяла летать быстрее скорости света гораздо дольше. Хотя «Нормандия» и не предназначалась для боевых ситуаций, её масс-ускорители и отменная манёвренность на практике обеспечивали этому фрегату боевые качества на уровне с тяжёлыми крейсерами.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Корабль был приписан к 63-й разведфлотилии, находящейся в составе Пятого флота, капитаном стал Дэвид Андерсон, однако в скором времени SR-1 был передан под командование первого Спектра-человека — капитана Шепарда. Корабль служил ему верой и правдой в течении одного года, принял участие во множестве операций и миссий, пока не подвергся атаке неизвестного корабля (как выяснилось позднее — Коллекционера), в результате которой был серьёзно повреждён и потерпел крушение на планете Алкера системы Амада, что в туманности Омега. Капитан и значительная часть экипажа погибли…

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Спустя 2 года, в 2185 году, капитан Шепард был реанимирован титаническими усилиями частной военно-исследовательской организации «Цербер». Её анонимный глава по прозвищу Призрак подарил Шепарду, помимо второго рождения, усовершенствованный, доработанный и более мощный фрегат-разведчик SR-2, построенный на базе «Цербера» на одной отдалённой планете в скоплении Вояджера по спецификациям оригинальной «Нормандии». Сохранив общие очертания, и даже больше приблизившись внешне к своему прообразу SR-71 Blackbird, новый корабль стал почти вдвое больше оригинала, достигнув длинны в 216 м. Корабль, в дань традиции снова названный капитаном «Нормандией», характеризовался большей приспособленностью для людей и, благодаря значительным финансовым вложениям «Цербера», был дополнительно оснащён, при этом не уступал «Нормандии SR-1» по стелс-характеристикам. Одной из наиболее радикальных новинок стала Система Усовершенствованного Защитного Интеллекта (Enhanced Defense Intelligence) или просто СУЗИ (EDI) — искусственный интеллект, первоначально ограниченный выполнением ряда функций, но после снятия пилотом Джеффом «Джокером» Моро с неё всех ограничений, получивший полный контроль над собой и кораблём. Фактически корпус корабля «Нормандии» стал её «телом». Базовый экипаж корабля составлял 38 штатных военнослужащих (не считая капитана, десанта, офицера медслужбы и техников-энергетиков).

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Основные системы корабля, такие как ядро «Тантал», четыре антипротонных двигателя и системы маскировки, основанные на внутренних накопителями энергии, остались неизменными либо были усовершенствованны специалистами «Цербера». Антипротонные двигатели имели каждый по два сопла: одно в сторону кормы, а другое в сторону носа корабля. Антипротоны вводились в реакционную камеру, наполненную водородом. В результате взаимодействия происходила аннигиляция вещества и антивещества, которая обеспечивала непревзойденную тягу. Температура выхлопа антипротонных двигателей измерялась миллионами градусов Цельсия. Питание ядра двигателя «Нормандии» и электрических систем осуществлялось энергией атомного синтеза, водородные топливные элементы обеспечивали дополнительное питание в случае остановки главного реактора. Неотъемлемой частью «Нормандии» являлось нестандартное по размерам ядро «Тантал», генерирующее плотное поле массы, куда как бы «падает» корабль. Это позволяло двигаться без использования теплоизлучающих маршевых двигателей. Также ядро генерировало поле массы вокруг корабля, необходимое для полёта на сверхсветовой скорости. Силовые агрегаты корабля позволяли ему следовать в сверхсветовом режиме со скоростью приблизительно 5500 C (около 0,63 светового года в час). Для своих размеров «Нормандия SR-2» также осталась очень манёвренным фрегатом.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Однако и сам капитан Шепард вместе с его многогранной и интернациональной командой ввели ряд усовершенствований в конструкцию и оснащение «Нормандии», что позднее помогло ей пережить самоубийственную миссию в ядре Галактики, на базе Коллекционеров. Изменения коснулись прежде всего вооружения и систем защиты. Были установлены дезинтегрирующие торпеды «Дротик» — экспериментальные торпеды ближнего боя, два торпедных аппарата на стыке между крыльями и основным корпусом. Торпеды запускаются, когда корабль летит по сходящейся траектории к цели, и взрываются с точно определенной временной последовательностью, что позволяет темной энергии, излучаемой боеголовками при детонации, резонировать, тем самым увеличивая пространственно—временную деформацию и буквально дробить цель на куски. Данный тип вооружения обладал достаточно мощной разрушающей силой, чтобы уничтожить большое судно с нескольких залпов. Ещё одна смертоносная новинка, «Таникс» — магнитно-динамическое орудие турианской разработки, уменьшенная версия пушки Властелина, которую он использовал при нападении на Цитадель. В данном виде вооружения используется электромагнитное поле для формирования и разгона потока расплавленного металла до релятивистских скоростей, который, сталкиваясь с целью, наносит ей громадный урон. Залп из орудия выглядит как яркий синий луч. В бою «Таникс» с нескольких залпов способен уничтожить крейсер. На «Нормандии» была установлена батарея из двух пушек «Таникс», выдвигавшаяся из-под днища корпуса корабля. «Нормандия» так же вооружена несколькими противоракетными и противокорабельными лазерами оборонительной системы «ПОИСК» (Противокорабельный Оборонный Интегрированный Системный Комплекс).

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

«Нормандия» изначально была оснащена стандартной системой защитных кинетических барьеров, создающих специальные поля массы, останавливающие вражеские снаряды. Они не были эффективны против оружия, поражающее воздействие которых основано на высокой температуре или радиации, такого как лазеры и излучатели частиц. Стандартный щит позже был заменён быстродвижущимся циклоническим барьером (ЦБ) кварианской разработки. Благодаря вращению источников полей массы, судно окутывается быстро колеблющимися кинетическими барьерами, вместо статических, что обеспечивает отражение энергии взрыва и самих ракет взамен поглощения. Пытаться прострелить такой барьер все равно, что пытаться попасть в мишень, находящуюся внутри вращающегося шара. Если один из излучателей поля будет поврежден, то ЦБ превращается в обычный кинетический барьер. Такая функция делает данную систему наиболее эффективной в условиях боя.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

«Нормандия» была покрыта абляционной броней, предназначенной для защиты от воздействий энергетического оружия, против которого бесполезны кинетические барьеры. При нагревании броня «выкипает». Испаренный материал брони рассеивает энергетический луч, делая его безвредным. Увеличить живучесть корабля смогла тяжелая броня «Силарис» расы азари. Данная броня может противостоять огромному температурному воздействию и высокой кинетической энергии, которой обладают орудия звездолетов. У «Силариса» почти непревзойденная прочность, потому что она сделана из углеродных нанотрубок, которые получены осаждением поликристаллических пленок алмаза из газовой фазы. Данный процесс проходит под воздействием высокого давления, создаваемого полями массы, в результате чего получаются суперплотные слои, способные выдержать экстремальные температуры. Этот процесс так же компенсирует хрупкость алмаза.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

После возвращения из Самоубийственной миссии и отражения угрозы Коллекционеров, в 2186 году SR-2 «Нормандия» была переведена под флаг Альянса. Была проведена модернизация, в её рамках корабль переделывался для службы в качестве мобильного штаба адмирала Андерсона (что отразилось на планировке и оснащении палуб), однако из-за нападения Жнецов на Землю был возвращён под командование Шепарда и служил в первую очередь как разведывательный десантно-боевой корабль на протяжении всей Войны со Жнецами. Пройдя множество испытаний, «Нормандия» неоднократно доказала, что является тактически самым сильным кораблём подобного класса во всей Галактике. Вобравшая в себя знания и умения представителей всех рас, SR-2 прекрасно показала себя в борьбе со всепоглощающей Жатвой древних машин, оставшись гордостью человечества и всего Альянса.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Представлена модель SR-2 «Нормандии» в ливрее Альянса, 2186 год. Фирма Metal Earth, масштаб 1:2160 (100 мм). Подробная информация о сборке тут:

SR-2 Normandy, KG (Metal Earth) 1/2160 (100 мм). Заметки по сборке


И вот ещё немного фото:

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

На этом пока всё, далее на очереди несколько интересных самолётов, потому подписывайтесь, а также заходите в мою группу Вконтакте, где можно обсудить лично всякие вопросы и даже заказать изготовление модели (https://vk.com/warminiarts), а также подписывайтесь в Инстаграмме, где много фото, и ничего лишнего (https://www.instagram.com/warminiarts_lugansk/). А сейчас - благодарю за внимание и хорошего времени суток!

Показать полностью 16
50

Копорье. Древняя и оставленная крепость

Крепость Копорье находится в 100км на юго-западе от Санкт-Петербурга. Основана в 1237 году немецкими рыцарями из Ливонского ордена. За свою историю успела побывать в руках у русских князей, насколько раз подверглась частичному разрушению, дважды переходила во владения шведов и вернулась в состав нашего государства уже усилиями Петра I. С 2013 года крепость закрыта для посещения из-за аварийного состояния. Проект реставрации запланирован на 2021 году.

1179

Устаревшие русские профессии

9 устаревших русских профессий.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Золотари.

Эта профессия в современном понимании приравнивается к профессии ассенизатора. Золотарь должен был вывозить канализационные массы в бочках и чистить отхожие места, чтобы поддерживать санитарную чистоту в городе. Своё название профессия получила из-за того, что нечистоты, сливаемые на улицы, в шутку назывались "ночным золотом".

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Вопленицы. Вопленицы получали деньги за то, что могли долго, пронзительно и громко лить слёзы и заунывно причитать. На похоронах плакальщицы создавали скорбную атмосферу. Присутствие профессиональных скорбящих было обязательным и на свадьбах. Невеста, покидая родительский дом, должна была горевать, а вопленицы умели создавать подходящую для этого атмосферу.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Крючочники. Представители этой профессии могут считаться основоположниками технологий по вторичной переработки различного сырья. Они ходили по улицам и собирали ненужные тряпки, банки, железки, бумажный хлам. Название профессии пошло от орудия труда - палки, на которой на конце которой  был железный крюк. С помощью неё работник ворошил кучи мусора.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Плевальщики. Их задачей было сеять репу, выплёвывая семена. Репа была одним из самых популярных продуктов на Руси. Сеять репу сложно. Семена очень мелкие, вручную посадить их невозможно. Необходимо научиться контролировать силу плевка, рассчитывать оптимальное количество семян для определённой площади. Представители этой профессии были в почёте.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Офени. Так называли бродячих торговцев. Они ходили по деревням и предлагали населению самые разные товары. Наценка была большой, но офени мастерски могли уболтать на покупку. У них даже было своё общество, своеобразный устав и собственный сленг, который назывался феней. Офени - искажённое от "афиняне", так как торговцами часто были греки.

Подробнее про офеней тут: Офени: тайна русских коробейников

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Целовальники. Подати и исполнение судебных решений - вот основные направления, за которые отвечал целовальник. Ему же вверялись населённые пункты и участки для полицейского надзора. Целовальники избирались. После выборов проводилась церемония назначения, на которой целовальник должен был принести клятву верности и чести и поцеловать крест. Вот откуда возникло такое название.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Катали (Жгоны). Хорошие мастера по валянию качественных валенок всегда на Руси пользовались уважением. За их работу платили достойные деньги. Артели жгонов-каталей ходили из деревни в деревню и валяли валенки из местного сырья. До наших дней дошёл и жгонский словарь, так как общались они на своё, понятном только им языке, охраняя от посторонних профессиональные секреты.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Извозчики. Осуществляли перевозки по городу. "Ваньки" брали за поездку от 30 до 70 копеек, они были выходцами из деревень, лошади и коляски были арендованные. "Ломовики" перевозили грузы на лошадях-тяжеловозах. "Лихачи" брали 3 рубля, имели красивых лошадей и удобные коляски. "Голубчики" и "резвые" носили фирменную одежду и имели номерной знак, их можно было заказать через специальную биржу, а поездка стоила в пределах рубля.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное

Стряпчие. Древнерусское слово "стряпати" означало работать. Этим словом изначально назывался прислужник при дворе, который занимался хозяйством. В XVIII - XIX веках после реформ Петра I так стали называть чиновника по судебному надзору. Так именовали судебных законников, помощников прокуроров по уголовным и казённым делам, присяжных.

Устаревшие русские профессии История, История России, Русь, Работа, Профессия, Длиннопост, Люди, Интересное
Показать полностью 9
316

Кому проигрывали монголы во время своих завоеваний

Ни одна война не состоит из побед одной и той же стороны. Завоевания монголов в 13 веке, приведшие к образованию крупнейшей на то время державы мира – не исключение.


Битва при Парване

В 1219 году полководцы Чингисхана приступил к покорению Хорезма – крупнейшей державы Средней Азии. За два года монголы захватили ряд важнейших провинций, взяли богатейшие города Ходжент, Самарканд, Ургенч, Мерв и другие. Хорезмшах Аладин Мухаммед II (из туркмен) бежал на берег Каспия, где умер от огорчения. Шахом стал его сын Джелаладин Менгуберды, который сплотил остатки сил Хорезма.

В 1221 году Джелададину удалось нанести крупное поражение монголам. 30-тысячное войско темника Шиги-Хутуху отдалилось от других монгольских сил в долине Парван в центральном Афганистане. Пользуясь случаем, Джелаладин сосредоточил против него 60 тысяч своего войска. Битва продолжалась два дня. Упорно сражавшиеся монголы были в итоге уничтожены атакой хорезмийцев в конном строю, которую лично возглавил шах.Весть о поражении монголов заставила Чингисхана лично выступить против Джелададина. Упорная борьба Хорезма против завоевателей продолжалась ещё десять лет.


Победа Волжской Болгарии и башкир над монголами

После победы на Калке в 1223 году над объединённым русско-половецким войском монгольский полководец Субедей двинулся на Волжскую Болгарию. Битва монголов с булгарами произошла в конце 1223 или начале 1224 года. Её точное место неизвестно.

По сообщению арабского историка Ибн аль-Асира, булгары, умело применили тактику ложного отступления. Монголы попали в окружение и были почти полностью уничтожены. Спаслось лишь 4000 во главе с самим Субедеем. По-видимому, в этом сражении пал его давний боевой товарищ Джебе.Поражение от булгар побудило монголов перед следующим походом на Волжскую Болгарию, который они предприняли только 12 лет спустя, приложить сначала дипломатические усилия к тому, чтобы отколоть башкир от Волжской Болгарии и переманить их на свою сторону, предложив привилегии в Монгольской империи и войске.


Битва при Айн-Джалуте

В 1258-1260 гг. внук Чингисхана Хулагу, обосновавшийся в Иране, предпринял завоевание Ближнего Востока. Овладев Ираком и Сирией, он оставил для покорения Палестины небольшое (20 тысяч) войско под начальством Китбуги, а сам отбыл в Монголию для выборов великого хана.

Между тем на помощь мамлюкскому султану Египта аз-Захиру Бейбарсу пришли крестоносцы Сидона. Они напали на тылы монгольского войска и предоставили Бейбарсу опорный пункт в Акре. Отдохнув там, арабы выступили на север и в Ездрелонской долине, у источника Голиафа (Айн-Джалут) столкнулись с корпусом Китбуги. Битва состоялась 3 сентября 1260 года. Полуторное или двойное численное преимущество арабов решило дело. Тем не менее, качество монгольских войск было выше, они атаковали, и арабы не раз были на грани поражения. Только твёрдое руководство Бейбарса позволило переломить ход сражения. Монголы были по большей части уничтожены. Хотя война между мамлюкским Египтом и государством Хулагуидов продлилась ещё несколько десятилетий, но закончилась в итоге победой арабов.


Победы вьетнамцев

«Мины» и «реактивная артиллерия» на реке Бах Данг

Утвердившись в Китае, монголы принялись завоёвывать соседние государства. Ещё в 1258 году они попытались захватить Вьетнам. Но войска вьетнамского императора Трона разбили 28 июня 1258 года монгольского полководца Урянхдая у Тханг Лонга и отбили Ханой. На обратном пути монголы ещё и попали попали в засаду, устроенную им военачальником Трона Ха Бонгом.

В 1280-е годы монголо-китайская империя Юань предприняла две решительные попытки покорить Вьетнам. В 1285 году первый поход туда совершил один из сыновей хана Хубилая Тогон. Монгольская армия попала в удушливую жару и не могла достать продовольствия, в результате была разгромлена Куанг Кхоем. Погиб монгольский полководец Согету, силы армии были эвакуированы флотом во главе с половцем по имени Сидор.В 1288 году Тогон повторил попытку, но его флот был уничтожен вьетнамским военачальником Троном Хонг До в битве на реке Бах Данг. Флот Юаней, как гласит историографическая традиция, был заблокирован вьетнамцами в устье реки с помощью вбитых в дно больших кольев и расстрелян пороховыми зажигательными ракетами. Монгольский флотоводец Юань Омар был схвачен победителями и казнён, а Тогон сумел бежать, но отец до того разгневался за него, что отправил его в пожизненную ссылку. Больше монголы не пытались завоевать Вьетнам.


Камикадзе это божественный ветер

Дважды монголы под руководством хана Хубилая предпринимали вторжения морем в Японию – в 1274 и 1281 годах. Примечательно, что в те времена Япония казалась лёгкой добычей: единой власти там не было, а японцы не имели опыта сражений со столь умелым противником. Техническая оснащённость, организация, тактическая выучка – все преимущества были на стороне монголов.

Монголо-китайско-корейский флот, отправившийся на захват Японии в 1274 году, нёс на себе 23 тысячи воинов. Но при подходе к берегу он подвергся страшному шторму, оставшемуся в исторической памяти Японии как камикадзе – божественный ветер. Только он спас тогда Японию от порабощения. Три четверти флота завоевателей погибло с экипажами, остальные повернули назад.

Угроза вторжения заставила японцев на некоторое время ослабить взаимные распри. А Хубилай, разгневанный тем, что его послы, которых он отправлял в Японию с требованиями покорности, исчезали без вести, в 1281 году снова снарядил флот и армию вторжения. Как гласят источники, в двух эскадрах насчитывалось в общей сложности 140 тысяч десантников.

Японцы хорошо подготовили береговую оборону и воспрепятствовали одновременной высадке на берег крупных монгольских сил. А затем повторилась история с тайфуном-камикадзе, уничтожившим большую часть флота и армии завоевателей.


Если узнали что-то новое, поставьте плюс.

Показать полностью
50

Не хлебом единым

- Пожалуйста, Грейс, я не могу, я же… - изможденная молодая женщина стояла на коленях у постели больной и огромными от ужаса глазами смотрела на свекровь.


- Сейчас же возьми себя в руки, Миранда Вингс, - ответила сухонькая старушка и натужно закашлялась.


Миранда тут же протянула ей стакан воды, и когда приступ прошел, Грейс продолжила:


- Когда умер мой сын, я заботилась о тебе и детях, как могла. - Из глаз молодой женщины покатились крупные, как горох, слёзы. - Но сейчас пришло время тебе повзрослеть!


- Но я же… я не умею, я никогда… - продолжала плакать Миранда.


- У тебя четверо детей, Мири, изоляция и голод. Если ты не соберешься, они погибнут, - жестко ответила старушка, но, тем не менее, протянула руку и ласково погладила женщину по волосам.


Эту воздушную фею, это неземное создание сын привел к Грейс десять лет назад. И Миранда сразу стала их собственным солнышком, улыбчивая и нежная, она принесла в семью радость и веселье. А уж как с появлением детей ожил дом, не стоило и говорить. Гомон, детские крики, топот ножек…


Когда становилось совсем худо, Грейс уносилась мыслями в то время, когда родился Том, первенец, копия Уилла, своего отца, а у Грейс появился новый смысл жизни. Неужели совсем недавно они были так счастливы?


- Я не знаю, как… - уронила голову на руки Миранда.


- Если я смогла, сможешь и ты, - жестко отрезала Грейс, закрывая глаза.


Когда Миранда на подгибающихся ногах вышла из спальни свекрови, девятилетний Томас ловко подхватил мать под руку и потянул в сторону кухни, шепча на ходу:


- Не бойся, мам, девчонок я накормил лепешками, они наверху, Элисон спит, у нас есть время проверить ловушки.


-Ловушки? - испуганно прижала руку к губам женщина.


Мальчишка тяжело, по-стариковски вздохнул:


- А как ты думаешь, мы с бабушкой эти четыре года ловили дичь?


-Дичь? – огромные голубые глаза матери снова наполнились слезами, - Может, мы поищем грибы?.. Я же... Не могу, Том… Как можно?… Живое существо.


Томас с жалостью посмотрел на мать:


- Девчонки не выживут на грибах… Да и бабушке нужны силы, чтобы бороться с болезнью. Ты же знаешь, я бы справился сам, если бы детям разрешалось одним находиться на улице. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной.


- Хорошо, Том, ты прав, - растерянно остановилась посреди кухни женщина, - Сейчас?


- Держи, - вместо ответа Том протянул ей плащ, - На улице прохладно.


- Спасибо, дорогой, - улыбнулась Миранда, и мальчишка на несколько секунд замер. Как его матери это удавалось? Иногда его жутко злила её несобранность и несамостоятельность, но когда она смотрела на него с такой любовью, хотелось горы свернуть.


Еще издалека Том заметил, что ловушка сработала. Мальчишка радостно подскочил на месте и рванул к добыче. Миранда еле поспевала следом, и догнала сына, когда тот уже тащил клетку, в который отчаянно бился облезлый, заморенный кот.


- Но Томми, - засмеялась женщина, - Это же Патрик, кот миссис Вайсман! Зачем ты его тащишь?


Мальчишка остановился и замялся, и смех Миранды начал угасать сам собой.


- Дорогой, неужели мы всё это время ели…


- Ну не всё время, конечно, - начал говорить мальчик, а Миранда еле успела отвернуться от сына, когда ее вывернуло наизнанку, и весь скудный обед, состоящий из половинки картофелины и лепешки, вылетел наружу.


Когда стало немного получше, женщина выпрямилась, держась за живот, и под жалостливым взглядом сына, спросила:


- И ты сам… их?


- Убивал? – Том поставил клетку и подошел к матери, чтобы взять ее ледяные трясущиеся руки, - Пока нет, бабушка всё делала. Но я видел, ты не волнуйся, я смогу! Тебе не нужно…- замялся мальчишка, - Я же мужчина, мам, я справлюсь.


Миранда крепко обхватила сына и начала неистово целовать его везде, куда дотягивалась – в смешной вихор на затылке, в сморщенный нос, в оттопыренные покрасневшие уши:


-Томас Вингс, я невероятно горда, что у меня есть такой сын, как ты. Любая мать мечтала бы о таком наследнике, - и когда мальчишка засиял от похвалы, добавила, - Только я никогда не позволю тебе сделать это самому. Давай, веди меня туда, где бабушка разделывала… добычу…


***


С грохотом захлопнулась дверь грузовика, и мужчина, одетый в желтый защитный костюм и маску, сел рядом с напарником.


- Что там? Я смотрю, ты отгрузил в этот дом целых пять коробок продовольствия, - спросил водитель.


- Да там четверо детей, чудом выжившая старуха и полоумная женщина, - нахмурив брови, ответил мужчина.


- Почему полоумная?


- Она, как услышала новости о снятии изоляции и увидела содержимое коробок, села на пол и начала неистово хохотать. Я решил оставить им побольше. Детям нужна еда.

Показать полностью
92

Одиссея

— Как-то это неправильно, — пробормотал Одиссей, входя в стальные чертоги богов.


Чертоги были округлой формы и отличались богатством, блеском и невиданными устройствами, которые иногда молчали, а иногда двигались, издавая странные звуки. Те, кто уже бывали здесь, сходились во мнении, что боги обладали невообразимым могуществом, способным уничтожить любого смертного в мгновение ока. Тем не менее, было ясно, что они, в общем, расположены к людям и часто им помогали.


— Одиссей! — воскликнул Гермес. Златокудрый бог был одет в облегающие одеяния, которые блестели, словно металл, но металлом не были. В руках он держал прямоугольную пластину из прозрачного вещества, похожего на застывший лед. Лоб и часть глаза Гермеса прикрывал сложной формы узор из такого же вещества. Одиссей решил, что это головной убор, чтобы уберечь бессмертного от жаркого солнца Аттики.


— Уважаемый Гермес, — произнес Одиссей заученную формулу, — мне сказали, что вы сможете мне помочь.


Бог рассмеялся.


— Конечно, смогу! Я здесь как раз для этого. Давай присядем, дорогой мой человек.


Они опустились на гладкие отполированные камни, которые, судя по весу, никак не могли быть камнями. Гермес зачем-то погладил свою прозрачную табличку. На стенах проступили яркие письмена, которые временами (когда Одиссей не смотрел на них) двигались, а вверху загорелись маленькие факелы, не дающие тепла. Воистину, владения богов полны чудес, немыслимых для простых смертных!


— Итак, сын Лаэрта, чем я могу быть полезен? — улыбнулся Гермес. Это был вообще очень улыбчивый и доброжелательный бог, не в пример мстительным титанам вроде Океана и Гипериона, от которых невозможно было допроситься ничего, кроме жестоких морских бурь или палящего зноя.


Одиссей откашлялся.


— Уважаемый Гермес, дело в следующем. Как вы, возможно, знаете, только что закончилась Троянская война…


— Да-да, — кивнул бессмертный, постукивая пальцами по ледовой пластине. — Десять сезонов, большой финал, невероятный успех у зрителей…


— Э-э… и мы, ахейцы, одержали в ней славную победу…


— Благодаря тебе, милый Одиссей, исключительно благодаря тебе! Эта военная хитрость с конем была просто великолепна, мы аплодировали всем Олимпом…


— Но вот какое дело… — Одиссей помолчал. — В общем, не очень хорошо, что войне пришел конец. Добыча, конечно, добычей, а слава — славой, только мне-то теперь домой возвращаться, а там…


Он махнул рукой. Гермес с видом напряженного внимания глядел на него и кивал.


— Я сам с Итаки, как вы знаете… Бывали у нас? Островок — переплюнуть можно, там и живет-то всего сотни четыре человек. Но считается отдельным царством, а я, понятно — натуральным царем. Только что это за царь, который правит тремя деревнями и собственным дворцом, а всех дел у него — только охотиться на зайцев да задирать хитоны нимфам? Это и не царь вовсе, а обычный сельский староста. Вот только старостой быть мне не по вкусу.


Гермес все еще кивал, но при этом не отрывал взгляда от таблички. Одиссей почувствовал, что теряет внимание бога.


— Понимаете, на войне я был героем. Вы сами говорите, хорошо себя показал, воины меня уважали… Даже сыны богов не чурались сидеть вместе на пирах — Ахилл, Диомед, Менелай, Агамемнон, хотя тот-то был просто старый брюзгливый старик…


— Да-да, — вежливо сказал Гермес. — И что бы ты хотел конкретно от меня?


Одиссей с ужасом понял, что не знает, как объяснить.


— Вы… боги говорили, что им нравится смотреть на приключения смертных. А теперь приключение закончилось, и, выходит, вам скоро станет скучно…


— Нет-нет, — покачал головой Гермес. — Закончилось конкретно это приключение. Но у нас уже готов к запуску показ с китайского полигона — династия Шан очень перспективно себя ведет — потом есть Египет, где у молодого Рамзеса есть все шансы стать новой звездой, кое-какие наметки в Пенджабе… в общем, шоу продолжается, дорогой Одиссей. Шоу продолжается, но уже на других экранах.


— Но я? Как же я? — воскликнул царь Итаки. Он чувствовал себя обманутым.


Гермес скептически смерил ахейца взглядом. Собрался было что-то сказать… но вдруг нахмурился и наморщил лоб, как бы вспоминая. Или планируя. Глаза его затуманились.


— Авторский проект, — пробормотал он. — Малый бюджет, фокус на одном человеке… Одиночка против дикого мира вокруг… Круглосуточная трансляция… Почему бы и нет? Хм… Одними природными катаклизмами сыт не будешь, но это поправимо… Может сработать. Да.


— Да, — повторил он с чувством, глядя на Одиссея с каким-то хищным выражением. Так хорошая хозяйка смотрит на кусок мяса, прикидывая, сколько бульона из него может получиться. — Что ж, милый Одиссей… думаю, твое желание о том, что приключение не должно заканчиваться, вполне осуществимо.


— Всесильный Гермес… — привстал с мнимого стула ахеец, но тут же был усажен на него мановением ладони бессмертного.


— Сюжетно мы это оформим просто: возвращение домой. Вечная тема, так что зрителям понравится. Преодолевая разнообразные препятствия и препоны, героический царь — здесь можно быстро перечислить твои подвиги из «Осады Трои» — в конце концов прибывает в родную Итаку.


Гермес постучал пальцем по табличке.


— Тут лучше условиться сразу. Сколько сезонов… то есть, сколько лет ты готов путешествовать по морям и волнам, прежде чем доберешься до дома?


— На все воля богов! — с энтузиазмом воскликнул Одиссей. — Если войну пережил, то морскими странствиями меня и подавно не напугать.


— Еще десять лет? — задумался бессмертный. — Многовато, конечно, хотя если подойти с воображением…


Он принялся водить пальцами по нашлепке на глазу и бормотать. Нет сомнений, так боги сносились со своими братьями на далеком Олимпе.


— Арти? Слушай, кто из легких на подъем племен у тебя есть на востоке текущего театра? Галлиполи, Эдирне, вот эта часть… Да, подожду.


— Посейдон Кронович, мое почтение… интересуюсь насчет сильного шторма между Критом и Пелопоннесом… Чтобы молнии, и светящаяся под луной вода, и девятый вал, и ужас на лицах матросов… Нет, не сейчас. Нет, пока не согласовано. Конечно, утвердят. Ну… Я вас услышал. Всего доброго.


Гермес сморщился, как пролежавший целый день под солнцем финик.


— Старый бюрократ… Да, Арти, девочка моя… Только киконцы? Хорошо, мобилизуй их там. Да, и я тебя… извини, параллельный… Гефест, приветствую! На ловца и зверь бежит: твои танкеры еще ходят через Босфор? Я думаю сделать с ними эпизод… Черт, жаль… А водозаборники у Скиллы работают? Чудненько. Мы попользуемся ими, лады?


На лбу у бога выступил пот, но голос звучал все так же бодро.


— Посейдон Кронович? А можно мы еще позаимствуем вашего циклопа? Он же на Сицилии сейчас? Хорошо, благодарю душевно! Амон? Это Гермес, с Олимпа… Разреши привлечь ваших камнеметателей буквально на один эпизод? Да, тех самых, диких. Которые людей едят. Отлично. Благодарю.


Закончив последний разговор, бог шумно выдохнул и сделал страшные глаза.


— Ну, на первые три сезона сценарий в основном понятен. Что-нибудь еще добавим, конечно, по мелочи… А дальше я тебя закину знаешь куда? Нет, не знаешь — через Гиб… то есть, через Геркулесовы столбы, в Иберию и Галлию. Экзотика!


— Я даже не слышал об этих островах, уважаемый Гермес, — проговорил Одиссей, которому вдруг пришло в голову, что он ввязался во что-то очень скверное, и от него самого теперь зависит очень мало. С другой стороны, разве не таковы всегда были отношения бессмертных и людей?


Гермес еще больше приободрился.


— Это еще что! Доберешься до самой Огигии! Это такой остров, весь зеленый, чертовски дождливый… Я там жил когда-то. Жители сплошь пьяницы, но все до единого славные парни, вот увидишь. Ты обживешься, накопишь сил, построишь корабль — и вернешься обратно, на свою Итаку!


Одиссей кивнул. Эта часть нравилась ему куда больше.


— В финале нужна битва, — продолжал Гермес. — Просто вернуться домой и зажить счастливо ты не можешь. Не тот персонаж, да и аудитория не оценит. Ну, что ж, придется поубивать кого-нибудь. Скажем, захватчиков, пришедших на твою землю. Или, может, коварную жену-изменщицу?


— Бессмертный Гермес! Пенелопа верна мне!


— Ладно-ладно, пускай верна… тогда перережешь ее любовников. Их будет сто двенадцать, как раз хватит на целый эпизод. Кровища, внутренности крупным планом, стрела в горле… ну, да сам знаешь, что я тебе рассказываю.


Гермес откинулся назад и с удовольствием оглядел сверкающие чертоги.

— А назовем мы все это «Приключения хитроумного Одиссея». Нет, лучше «Возвращение Одиссея».


— Может быть, просто «Одиссей»?


Гермес наморщил лоб.


— Слишком просто. Народ не поймет. Хотя… «Одиссей». «Одиссей». Нет, все же чего-то не хватает, какого-то намека, оттенка значения… Спасибо за идею, дружище, я с тобой еще свяжусь, а сейчас мне еще кое-что нужно будет уточнить…


Бессмертный уже не видел его, он разговаривал с невидимыми собеседниками и радостно смеялся наступлению пока смутного, но захватывающего будущего, полного дивных чудес и невероятных приключений.


…Предопределенность висела тяжким бременем.


Царю Итаки больше не хотелось путешествовать.


Показать полностью
70

Лифт в преисподнюю. Главы 5-6

Предыдущая глава


Глава 5. Пятая дверь.


Саша всё делал очень тихо. Даже рылся в мусоре. Как художник производит движения кистью, так и он неторопливо перекладывал всё ненужное в сторону.


Ему удалось найти 25 литров воды, «упакованных» в четырех пятилитровых бутылях, и ещё нескольких меньшего объёма. Хватит в экономном режиме на пару недель. И это помимо газировки.


«Что у нас есть ещё?»


Три покрытые пылью банки с сайрой и две с горбушей. На жестянках имелись вмятины. Беспокоило ли это Сашу? Нисколько. Отдела по защите прав потребителей всё равно уже не существовало. Да и он не собирался платить за покупку. Так что сойдет.


Шпроты. Восемь маленьких банок. Печень трески. Три штуки.


Водка. Виски. Портвейн «Три топора».


«Это на потом», — решил он и оставил алкоголь нетронутым. «Синей» воды, кстати, лежало вокруг достаточно много, что показалось Саше странным.


Шесть пачек гречки по девятьсот грамм каждая. Она, видимо, была не самым популярным товаром во время «неразберихи», потому что других продуктов осталось всего по одной-две упаковке. Рис, перловка, макароны практически исчезли с прилавков этого магазина. Хотя макароны — отдельный вопрос. Они хранились в большом бумажном мешке. Такие мелкие, тоненькие, продавались на развес. Мешок был разорван с одного края и лежал на железном шкафчике возле…


Ещё одной двери.


Чёрт!


Саша застыл на месте, словно, превратился в камень. Как можно было забыть об этой двери?


От глаз её загораживало торговое оборудование, а вела она в подсобку слева от кассы. И Саша уже несколько раз проходил мимо, даже не обратив на неё внимания! Но если после всего шума, что он здесь произвёл, дверь не открылась. Значит…


«А ничего это не значит, — сказал трусливый голос внутри. — Что угодно может произойти».


И «пятая» дверь приоткрылась.


«Везение закончилось!» — противно пропищал голос внутри.


Саша почувствовал, как каменеют его мышцы и становится трудно дышать — тело, скованное страхом, не позволяло двигаться грудной клетке.


«То, что пытается открыться само по себе, не может таить за собой ничего хорошего. Не в этом мире».


Кирпич, найденный им, лежал на морозильной витрине, которая стояла между Сашей и зловещей подсобкой. Ровно посередине.


Дверь, поскрипывая, начала ходить туда-сюда. Едва приоткрывшись, она снова закрывалась.


«Может быть, сквозняк? — проклиная свою судьбу, предположил Саша. — Вряд ли. Там не может быть окна».


Он не двигался.


Стоял. Смотрел.


Ничего не происходило. Кроме того, что дверь пыталась открыться.


Панический страх накатывал волнами. Или как он там накатывает?


Проходил.


Возвращался.


В ритм движениям этой злополучной двери.


«Если я просто отсюда уйду. То будет ли всё нормально? — начал спорить сам с собой Саша. — Пакеты собраны. Вода у двери. Но где-то через неделю мне снова придётся сюда вернуться. А я не смогу! Хотя если у меня будет нож… Да кого я обманываю! Не вернусь! Но с другой стороны, мне здесь ничего больше и не надо. Хотя, я далеко не всё в этом месте осмотрел. Возможно, припасов получится найти ещё предостаточно. И это место очень близко к дому. Как говорится, стратегически важная точка, которую непростительно потерять».


Очень близко к дому…


«А что если «бывший» по моему следу доберётся до квартиры? Дверь открыть не сможет. Но наделать шума и привлечь других тварей сумеет. Когда-нибудь эти «иначеживые» додумаются забраться через балкон. А это не входит в мои планы».


Саша и сам не понял, как подошёл к морозильнику и положил руку на кирпич, оставленный там ранее. Теперь следовало сжать пальцы, чтобы взять его.


В этот момент дверь дёрнулась сильнее чем прежде. И приоткрылась шире. Но в темноте ничего не получилось разглядеть.


У Саши не получилось.


Но кто-то. Тот, кто находился за дверью.


Смог разглядеть всё прекрасно.


И Саша услышал слабый хрип. Незнакомое сдавленное рычание. Признаки живого. Вернее, неживого.


В дверь начали скрестись.


Паниковать, бежать сломя голову! Спотыкаться! Падать! Повредить ногу обо что-то? Хромая бежать до подъезда?


Ничего не принести домой? Умирать?


Нет.


Внутренняя борьба (относительно того, как поступить) у Саши закончилась быстро. «Развернув» в своей голове несколько полотен будущего, он выбрал то, что сулило ему большую выгоду.


За этот, как ему казалось, длинный день, он научился чуточку быстрее принимать правильные решения. Три месяца страха и сплошных «поисков вариантов» наконец-то приносили свои плоды.


Было страшно. Колени подгибались, стало подташнивать. Сердце снова заколотилось, как у какого-нибудь знаменитого бегуна. Негра.


Но Саша начал двигаться. Он схватил пакеты с продуктами и оттащил к входной двери. Аккуратно приоткрыл её. Выглянул.


Моросил дождь, солнце спряталось. Чернота скапливалась там, где раньше виделись просто тени.


Поблизости ни души, ни «мертвоходящего» тела. Саша, стараясь не производить шума, выставил пакеты за порог.


Вернулся.


Взял кирпич и снова быстро вышел. Положил его возле двери. Так, чтобы если кто-то попытался её открыть, то сдвинул бы кирпич.


Саша просунул руки сквозь ручки пакетов с припасами и повесил их на плечи. Потом согнувшись взял в руки «баклажки» с водой. Выпрямился. Еле-еле. Говорят, своя ноша не тянет. Но она тянет. Реально прижимает к земле. Неудобные пластмассовые ручки впились в наполовину разжавшиеся пальцы. Колени подогнулись. Саша мог идти только медленно и сильно пошатываясь. Приходилось напрягаться, чтобы не выпустить воду из рук. Особенно, когда он спускался по ступенькам крыльца.


Ладони моментально вспотели. Да и сам он весь тоже покрылся испариной. Шаг за шагом Саша петляя приближался к двери подъезда.


Глава 6. Кушай, зайка.


Саша случайно ударил бутылём по бамперу покрытой грязью иномарки. Седан. Колёса спущены. Сигнализация не сработала, видимо, аккумулятор «сел». Но адреналин от испуга, что звук кто-то услышит, уже распространялся по крови.


Снова оглянулся. Никого. Ничего.


Это хорошо. Вперёд!


Вот и подъезд. Собачка лежала на своем месте.


Онемевшие пальцы без его ведома внезапно разжались. Но он успел присесть, и бутылки мягко опустились на землю. То есть прямо в грязь.


Захотелось пить. И есть. Много чего хотелось, но желание поскорее убраться с улицы всё же преобладало.


Закрываем один глаз, чтобы потом лучше ориентироваться в темноте. Три глубоких вдоха. Пальцы с болью сжались. Ноги разогнулись. Дверь мыском ноги вправо. Вперёд!


Ступеньку за ступенькой он нёс свой драгоценный груз к квартире. Снова и снова заставлял себя переставлять ноги, не разжимать пальцы, терпеть боль. Сила воли. Очень полезная штука. Главное — иметь цель.


И вот металлическая, обитая кожзамом дверь возникла перед глазами.


Поставил всё на пол. Постучал. Отошёл назад и взглянул наверх. Никого.


С другой стороны двери скрипнул пол.


— Открывай! Скорее открывай! — поторопил он жену.


Зашевелилась щеколда в пазу. Скрипнула, противно, как мел по доске. Дверь слегка приоткрылась.


— Да что мне и открывать ещё самому! — почти закричал Саша. — У меня руки все… открывай!


Дверь моментально распахнулась. И он увидел замотанную в давно не стиранный плед женщину. В такой же несвежей одежде. Посмотрев испуганными глазами на Сашу и увидев его ношу, она быстро отпрянула в сторону.


Дорога освободилась. Пальцы сжались. Ноги разогнулись. Вперёд. Рывок, который называется последним!


Проходя мимо жены, Саша начал улыбаться. Но когда уже ставил продукты в прихожей, улыбка исчезла с его лица. Выполнив первую часть плана, он вспомнил про вторую. Вытряхнув пакеты с едой прямо на пол, он метнулся на кухню и взял ещё один нож.


Сын сидел в зале на диване и вопросительно смотрел на него. Ничего не говорил. Приучили молчать.


Вернувшись в прихожую, он сказал:


— В магазине ещё много еды. Воды, думаю, тоже. Но, по-моему, там кто-то есть.


— То есть? — словно, выронила она эти слова и прижалась спиной к стене.


— Ну, то есть там точно кто-то есть.


Глаза жены вопросительно расширились, но она была так слаба, что не смогла заплакать или просто не успела. Саша знал, что нельзя тратить время на разговоры, иначе он струсит и не доведёт до конца то, что задумал.


— Некогда объяснять. Сейчас я проверю подъезд. Закрою его чем-нибудь снаружи, — это Саша придумал только что, нужно же было как-то успокоить и отвлечь мысли жены. — Если со мной что-то случится… А со мной ничего не случится, то вы, по крайней мере, будете закрыты. Но всё будет нормально. Я уже убил одного.


— Да? О боже! Но как? Где?


— Неважно. Жди.


С этими словами он сжал её плечо. Заглянул в глаза. Неуверенно улыбнулся. Она ответила ему только страхом в своём взгляде.


Саша прошёл через тёмную прихожую и, глубоко вдохнув, вышёл из квартиры.


— Закрой.


***


Когда Саша вышел, Марина почувствовала, будто её жизнь ушла вместе с ним. Оставаться дома, когда твой муж пошёл сражаться с «бывшим», было невыносимо. От страха за него, за себя, за всё.


Но с другой стороны, что она могла там сделать?


«Да что угодно! Лишь бы помочь ему победить! Поэтому-то ты и жена! — закричала она про себя. — Ладно, — начала успокаиваться Марина, — он со всем справится. Сказал, что справится, значит так и будет. В конце концов у меня нет причин ему не доверять. Ведь если бы не Саша, то мы все бы уже были мертвы».


Она уже понадеялась, что сегодня Саше больше не понадобится выходить, поэтому его решение снова покинуть дом выбило её из колеи. Марина начала возвращаться к жизни из своих мучительных размышлений и вдруг поняла, что сидит у закрытой двери, обняв колени руками. Забыла обо всём. Растворилась в мыслях.


Надавив на веки, она «выжала» и сразу же вытерла не выпущенные слезы и, оперевшись на стену, начала подниматься. Прислонив ухо к двери, прислушалась. Шаги Саши давно утихли. Ушёл. Шорох с кухни подсказал, что маленький Миша добрался до продуктов, принесённых папой.


«Нужно чем-то занять себя, — подумала Марина. — Например, можно разобрать продукты и накормить ребенка».


На кухне Марина увидела Мишу, игравшего с пачками гречки, и улыбнулась. Ребёнок в последнее время перестал проявлять интерес к чему-либо, и в его глазах давно уже нельзя было увидеть искорок.


— Ну что, давай я тебя накормлю! — прошептала Марина и провела рукой по волосам мальчика, но тот ей ничего не ответил. Сын вертел прозрачную упаковку с гречкой в грязных руках и наблюдал за тем, как ядрица пересыпается.


Марина достала банку тушёнки и нашла в одном из ящиков стола «открывашку». Вздохнула. В «те» хорошие времена консервы всегда открывал Саша. Но сейчас ей нужно перешагнуть через воспоминания из старого мира. Теперь они живут в мире новом…


Немного помучавшись, Марина открыла банку, размельчила мясо в ней ножом и поставила на стол перед Мишей. Положила рядом одноразовую вилку и сказала:


— Кушай, зайка. Это вкусно. Сейчас я тебе водички налью.


Марина осторожно выглянула в окно. Вдалеке на границе видимости. По одной из улиц шёл человек. «Бывший». Её тревога начала утихать, когда она поняла, что существо удаляется, а не идёт в их сторону.

Показать полностью
73

Лифт в преисподнюю. Глава 4. Есть кто-нибудь?

Предыдущая глава


Саша чувствовал себя хорошо.


Полегчало.


В теле пульсировала кровь, и сердце не сбавляло ритм. Саша думал быстро. И только по делу. Страх развернул перед ним новое полотно будущего, после чего моторчик в его груди начал работать спокойнее.


«Это был всего лишь полудохлый пёс. Не я убил его. Он убил себя, напав на меня. Я бы не справился с ним в любой другой ситуации. Точнее, вряд ли. Нож стоило забрать».


Саша вдруг понял, что стоит перед высоким металлическим крыльцом магазина.


Дошёл.


Дверь была приоткрыта.


***


Это уже четвёртая дверь за последние полчаса. Или сколько там прошло времени?


Нет, он не обсчитался. В квартире две двери. Одна в подъезде. И четвёртая — вот.


ПВХ. Белая. Половину её занимает стекло, ниже длинная ручка. Такие ставили почти во всех дворовых магазинах.


Дверь приоткрыта.


Под неё что-то подложили? Видимо…


Саша оглянулся. Пусто в городе. Тихо.


В некоторых машинах открыты двери, разбиты стёкла. Одна даже когда-то наехала на бордюр и сорвала бампер. Чинить его не придется.


«Интересно, а хоть какая-нибудь из них заведётся? — спросил он сам себя. — Три месяца прошло, аккумулятор в любом случае должен разрядиться».


Саша встал на первую ступеньку. Хлюпнула грязь.


Семь ступенек наверх.


Хлюп-хлюп-хлюп.


Остановился. Огляделся.


Внутри он был сосредоточен. Максимально, как только возможно. Это немного помогало с дрожью. Несмотря на последние его решительные действия, она колотила тело так, что руки соскакивали с перил на крыльце.


Застыв на секунду на третьей ступеньке, Саша снова оглянулся по сторонам. На всякий случай. Затем одним прыжком перескочил оставшиеся четыре ступени и оказался на площадке перед дверью в магазин.


За стеклом чернота. Не темнота. Чернота. Саше в последнее время всё виделось в неестественных чёрных тонах.


Заморосил дождь.


Возле двери лежала половина белого кирпича с неровным куском не отвалившегося цемента.


Взял кирпич в руки. Ощутил его тяжесть, которая могла бы добавить чуточку уверенности в себе, но почему-то этого не произошло.


«Ни черта не видно», — пробормотал он почти вслух.


Стекло было грязным. Три месяца пыль оседала на него.


«Протереть или лучше приоткрыть дверь? — сам у себя спросил Саша. — Если начать стирать грязь, и внутри кто-то окажется, то будет проще убежать. А если приоткрыть, то он может наброситься сразу. С другой стороны, всё равно там темно, и я ничего не увижу».


Саша прислонил ухо к двери и прислушался.


Тишина. Это значит — никого?


«Неприятно. И это от того, что везде в последнее время было тихо? Потому что все умерли. А вот это уже, действительно, неприятно, — в нерешительности он мялся у двери. — Неважно! О чем я сейчас думаю!»


В щель тоже ничего не получилось разглядеть. Из-за черноты, присутствовавшей везде.


Саша начал открывать дверь. Сначала он крепко взялся за ручку, занёс кирпич для удара и только потом потянул её на себя.


Темно. Бардак. Запах гниющих продуктов. Стёкла в холодильниках для пива выбиты. Но несколько банок и полуторалитровых бутылок ещё остались на месте.


Пиво…


Саша вздохнул и открыл входную дверь шире. Уже можно спокойно пройти боком.


Абсолютный беспорядок. Коробки, бутылки, склянки и прочий мусор завалили пол. Один из морозильников слева перевернут.


«Видимо, никого… Тогда, доброе утро!»


Саша трусовато улыбнулся и вошёл в магазин. Сначала стоило всё осмотреть и только потом искать продукты и воду.


— Есть кто-нибудь? — робко спросил он на всякий случай.


Поправил шарф, закрывавший лицо, чтобы стало легче дышать.


Похоже, все ушли, уползли или умерли.


Он достал какую-то грязную коробку и подпер ею дверь, чтобы та не закрылась совсем. Ведь, чтобы растворять черноту, требовался свет.


Снова осмотрелся. За кассой находился дверной проём, но без самой двери. Сразу напротив — окно. Такое же грязное, как и всё здесь. Но слабый свет из него значительно облегчал жизнь Саше.


Он начал медленно пробираться к кассе.


Кирпич держал наготове.


Стоп!


Из-под картонного мусора выглядывало короткое горлышко с синей крышкой от пятилитровой бутылки воды. И она была полная! Саша обрадовался такой находке. К тому же на самой кассе валялось несколько запыленных шоколадок. Ну, все эти «раскрученные» с орехами и вафельной крошкой.


Странные чувства наполнили его. Что-то внутри тревожно всколыхнулось, ослабла какая-то пружина. Он вспомнил, как тысячу раз покупал эти шоколадки, да и воду домой. Для своих. Какое хорошее было время. И казалось, что всё может стать ещё лучше, если начать больше зарабатывать и так далее. А на самом-то деле хорошо — это всегда «сейчас». Хотя в данной ситуации, лучше всё же употребить слово «тогда». Сейчас-то ничего хорошего не происходит.


Саша отогнал эти мысли и заметил, что уже находится возле кассы. За ней — никого. Следующая комната полностью просматривалась. В магазине он один.


«Что ж…»


Первым делом Саша отнёс к двери «баклажку» с водой, которую заметил в мусоре. Затем достал из кармана пакеты, в которые собирался складывать провиант, если такой удастся найти. Каждый из них был вставлен в другой для прочности. Правда, по закону подлости, они оказались разного размера, что выходило не очень практично. Но за отсутствием выбора…

Показать полностью
70

Лифт в преисподнюю. Глава 3. Улица

Предыдущая глава


Спокойным движением Саша открыл дверь шире. В проём уже можно было протиснуться.


Почти вся парковка так и осталась заставлена машинами. Опавшие листья никто не убирал, и они гнили, покрыв всё вокруг тонким слоем грязи.


Дверь магазина стала видна уже отсюда. Метров сто. Может быть, чуть больше. Или меньше.


Прямо. Напротив его дома стояла такая же типичная пятиэтажка из красного кирпича. Почти все окна на первом этаже оказались разбиты.


Почему? В них кто-то забирался или наоборот пытался выбраться? Слева ещё один такой же дом. За ним перекрёсток. Но идти нужно направо.


«Так, прежде чем выходить, — сказал он про себя, — нужно оценить все препятствия».


Дом, в котором жил Саша, и пункт его назначения разделяла стихийная парковка. Первые пять машин стояли в ряд у подъезда. Ещё восемь или больше брошены у самого магазина. Между ними находился кусочек огороженной металлической оградкой «зелёной зоны». Сейчас этот клочок земли был завален мусором и опавшими листьями. Он выглядел таким же серым и безжизненным как и всё вокруг.


Когда Саша пойдёт к магазину, машины окажутся по левую руку. Справа за его домом покажется асфальт одной из основных автодорог города. Да, окна квартиры, в которой он жил, выходили прямо на проезжую часть. Ни капли свежего воздуха, зато сдавали за недорого...


Стоит пройти немного вперед, и слева станет видна детская площадка и проезд ещё к нескольким домам. Пять-семь шагов прямо, и он будет у крыльца магазина. В принципе, всё просматривается даже отсюда. Вот только как действовать? Идти спокойно или бежать?


Бег. Минусы: шум, сложно разглядеть «бывших». Плюсы: позволяет быстро оказаться в нужном месте.


Шаг. Минусы: зомби могут успеть заметить. Плюсы: отсутствие шума, возможность оглядеться и спрятаться.


«Лучше идти», — решил Саша и распахнул дверь.


Медленно сделал шаг вперед и наступил на ковер из гниющих листьев. Под ногами захлюпало.


На пару метров отошёл от подъезда.


«Странно, — заметил он. – Никого. Безжизненно. Даже птиц нет. Что с ними-то могло случиться? Неужели люди и их смогли «покусать»? Какой-то бре…»


Движение слева!


Сердце, словно, до этого момента лежавшее в груди мёртвым, сорвалось с места. Саша почувствовал настоящую боль внутри. Глаза затянула красная пелена, не скрывавшая только Это.


Собака.


«Ух, псинища! – пропищал в голове голосок».


У Саши задрожали руки, а колени начали буквально стучать друг о друга.


В прошлом, когда мир ещё выглядел подвластным людям, то, что стояло перед ним, было собакой. Среднего размера. Не крупная, не маленькая. По родословной, вероятно, дворняга.


Но сейчас этот пёс сильно изменился.


В корне. Серая с чёрным густая длинная шерсть облезла на боках и открыла бугристые сочащиеся гнойники. Морда сильно вытянулась вперед, и пасть теперь, наверное, стала сантиметров тридцать-сорок в длину. Много родных зубов выпало, вместо них торчали странные чёрно-грязные… штуки. Неровные, похожие на осколки камней. Правый глаз был выбит, а обрубки задних лап влачились по земле.


Незнакомая злость слабо, но старалась выдавить заполнивший его страх. Твердая решимость убить, хотя бы одну из этих тварей, начинала разжигать его ещё ни разу не горевший костер. Но с дрожью это пока помогало слабо.


Тварь, повернув голову набок, достаточно шустро ползла к Саше.


А он замер.


Бежать? Куда? Домой или в магазин?


Или не бежать.


Внутри Саша почувствовал нарастающий жар. Его трясло. Он просто не мог решить, что делать. Поэтому и стоял. Ждал, как развернутся события.


Хотя тут всё было понятно. Тварь добирается до него. Набрасывается. Убивает. Ест. И у псины наступает тихий час.


Нет, так не пойдет.


Когда тварь подползла уже совсем близко, и до Саши оставался какой-нибудь метр, он начал медленно отступать назад. «Бывшая» собака злобно забулькала и пролила из пасти кровавой слюны. Мощные, кривые лапы ловко тащили прогнившее тело в сторону человека.


Саша резко остановился.


Сделал большой шаг вперед.


Хрясь!


От удара его ноги у твари хрустнула челюсть, а сама она повалилась набок. Не теряя времени, Саша прыгнул на псину. Он обрушил на неё весь свой вес, буквально вдавив в землю обеими ногами. Из собачьей глотки брызнула кровь, и она снова начала издавать булькающие звуки.


Не хотела умирать.


С размаху Саша вогнал нож ей в мозг через последний зрячий глаз. А именно через левый.


И всё закончилось.


«Надо вытащить нож», — подсказал он себе, медленно отступая назад от тела.


Возвращаться к псине не хотелось и, резко развернувшись, Саша быстро зашагал к магазину.


А вокруг никого.


Как оказалось, страх мог не только сковывать тело и мысли. Если «употреблять» его в больших порциях — он очищает голову от всего лишнего. Благодаря этому мозг занимается тем, для чего предназначен. Думает. Ищет способы решения того, что нерешаемо. И не зная того сам, находит внутри себя то, что найти казалось бы нельзя. Теперь всё, что он нашёл, хранилось в его голове. Ждало, когда им воспользуются.


Разумеется, таким багажом можно обзавестись только, если бояться достаточно долго.


Страх подготавливает. Заставляет разрабатывать и носить с собой в голове необходимые «заготовки». На всякие случаи. Как сейчас, чёткая и продуманная последовательность действий. Никакой жалости. Никаких вторых шансов.


Саша, конечно, не думал об этом «прямо так». Но он смог почувствовать, что сделал всё правильно и быстро, потому что был готов. Жить.

Показать полностью
156

Самые безумные идеи транспорта будущего

Стоит сразу оговориться, что иногда "безумные" в этой статье - это хорошо, а иногда... Впрочем, вы всё сами увидите.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Эпоха гужевого транспорта закончилась всего сто лет назад, и с тех пор прогресс не останавливался ни на год, потому что до идеала по-прежнему далеко. Давайте посмотрим на самые смелые или экстравагантные идеи, которые предлагали иллюстраторы и инженеры в прошлом веке.


Ездить - хорошо, а летать - лучше. К этой идее пришли независимо и в СССР, и за рубежом. Вот так мечту об индивидуальном воздушном транспорте изобразил художник Paul Malon в 1946 году (изображение 1). Мечта, разбившаяся об инженерные сложности и дороговизну технологий. Но, согласитесь, было бы здорово иметь такой автосамолёт в гараже.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

На изображении ниже - иллюстрация из итальянской газеты Domenica del Correre за 1962 год. Подпись гласит: "Может, именно так мы будем передвигаться по городу?" Мы видим переработанную идею сегвея с стеклянным или пластиковым колпаком. Комфортно и никаких многокилометровых пробок! Идеальное решение для загруженных городских центров.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

В СССР тоже было много интересных идей разной степени реалистичности. Например, это - иллюстрация к книге Павла Лопатина "Москва", изданной в 1939 году. Мы видим идею надземного метро, чем-то похожего на современную идею Хайперлупа. Ещё несколько десятилетий - и что-то подобное вполне можно создать:

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Решение для борьбы с пробками начали искать давно. Например, в этом выпуске журнала 1949 года (!) предлагается выпустить автобус, который ехал бы по рельсам, проложенным вдоль дороги, а салон был бы поднят над дорогой. Самое интересное, что в 2016 году в Китае создали прототип Transit Elevated Bus, очень похожий на этот концепт. Правда, в итоге это оказалась афера для привлечения инвестиций. Тем не менее, идея вполне реализуема.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Примерно та же эпоха - 1949 год, обложка культового журнала "Техника - молодёжи". Индивидуальные вертолёты, формой кабины напоминающие транспорт из "Гостьи из будущего", парят над праздничной Москвой. По всей видимости, с управлением справится любой, а двигатели лёгкие и компактные. Жаль, пока таких у нас нет.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Ну а в завершение - невероятно элегантный концепт из рекламы автомобильной компании Pontiac. На календаре - 1965 год. По всей видимости, используется магнитная левитация. Прекрасные дома на склонах гор и, опять же, никаких пробок! Возможно, полотно проложено в несколько уровней?

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Мы рассказываем о фантастике, космической живописи и ретрофутуризме на нашем канале в Яндекс Дзене: https://zen.yandex.ru/muzey_budushego.

Показать полностью 6
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: