-4

Дар Свыше - часть 2

Ссылка на Часть 1 - https://pikabu.ru/story/dar_svyishe__rasskaz_6105163


Часть 2
Атур Меридий закончил пристёгивать к походной тунике бронзовый нагрудник, богато украшенный эмблемами Свободной Марканской Республики и рода Меридиев, и водрузил на седеющую голову тяжёлый золотой шлем с плюмажем из гривы архейского жеребца.Закончив с доспехами, он приказал рабам принести полированный щит и долго примерялся к своему отражению в нём – подбородок приподнят, левая нога слегка отставлена назад, правая рука с зажатым в кулаке жезлом, символом марканских полководцев, прижата к груди, левая рука держит край плаща. Изогнутая левая бровь, взгляд одновременно суровый и сулящий справедливость.
- Эпримен, царь Эпака могучий, внемли же разумным речам!Весть я принёс от Марканской Республики славной Эпаку,Что судьбой решено, как и волею общих над нами богов,Город ты чтобы вручил в управленье народу Свободных,Ждёт его участь иначе архейцев и прочих безумцев,Тех, что...
Нет, слишком зажатая поза, подумал Меридий. Свободные марканцы даже при царях держатся строго, но не скованно. Переставляю ноги... Чуть легче взгляд. Чуть выше бровь. Неизвестно, сколько ещё будет тянуться ожидание. Но когда этот день всё же наступит, нужно быть уверенным, что всё пройдёт идеально.
- Эпримен, царь Эпака могучий, внемли же...
- О, Свободный! – в шатер забежал начальник первой претории.
- Омунций, мой претор, как смеешь меня ты тревожить бездумно?В час, когда к речи готовлюсь важнейшей из важных, чтобы делоТак совершить, как...
- О, Свободный! Без срочного дела тебя никогда беспокоитьЯ бы не стал, соблюдая как должно закон и порядок!Но на стены подняться решил ихний царь Эпримен всемогучийСогласившись вести разговор, полагаю, о сдаче Эпака!
Ихний! Атур Меридий поморщился, как будто глотнул самого кислого вина.
Четыре пехотных и одна конная претории седьмую неделю стояли под знаменитыми большими стенами Эпака. Всё население окрестных деревень было согнано рубить лес для изготовления осадных орудий, а лучшие инженеры Марканской Республики трудились без отдыха над сборкой тяжелых осадных гаструариев. Но до получения необходимого количества камнеметных машин оставались еще долгие дни, да и неизвестно, сколь долго придётся дробить эти мерзкие стены. Да, не было силы, способной остановить республиканские марканские претории, и не было стен, которые в конце концов не падали в прах к ногам Свободных, да только штурм обещал щедро обагрить кровью и царские знамена, и республиканские орлы. А марканские женщины уже не так охотно рожают новых воинов, как раньше...
Круг Свободных вручил Атуру Меридию полномочия оставить формальное управление Эпаком нынешнему царю, вручив ему звание Свободного, если тот согласится признать власть и порядки Республики. Но Эпримен соглашался обсуждать судьбу Эпака только с равным ему царем, а своих царей марканцы свергли пять поколений назад. Перед началом осады царь принял полководца в своём дворце, но переговоры начать не удалось. Присоединение Эпака к Республике грозило вылиться в изматывающую бойню. Поэтому Меридий не смог сдержаться:
- Жирный ублюдок ужели осилил взобраться на стену?Боги устали ли ждать и, за уши схватив, зашвырнули?Или обрюзгшую тушу поклав на телегу отбросов,В коей нечистых животных возят дерьмо, по ступенькамСлуги царя, изнывая под тяжестью...
- О, Свободный! – перебил претор, –Медлить не стоит, трибуна готова, ждёт верное войско,больше всего ж не пристало богам ожидать благонравным,Тем, кто рассудок царю возвратил неизвестно нам, смертным,На сколь долгий срок!
Атур Меридий мысленно укорил себя за минутную потерю самообладания, кивнул претору – не забыть удвоить его жалование за этот месяц – и быстрой твёрдой походкой вышел из шатра.Оглушительный рев пятнадцати тысяч марканских голосов поднялся над множеством палатом, пронёсся по полям Эпака идокатился до стен неприступного города. Атур Меридий был любим в войсках. Пробираясь через бесчисленные ряды построенных в шеренги претории, он время от времени приостанавливался, поднимал руку и улыбался своим солдатам - и вновь поднималась волна радостных криков. Все с нетерпением ждали штурм, но если царь решит уйти под крыло Марканской Республики без битвы - что ж, ещё лучше.
Полководец дошёл до невысокого холма и поднялся на специально приготовленную трибуну. Она стояла почти под самыми стенами, и Атур Меридий представил, как его насквозь пронзает выпущенная из настенных зубцов стрела, и как он падает с трибуны, красиво расправив руки с зажатыми в них краями плаща. Кто знает, может для этого Эпримен и позвал его сюда? Возможно, и в самом деле не стоило ставить трибуну так близко.. Но, во-первых, отсюда не надо драть глотку, пытаясь докричаться до вершины стены, а во-вторых, надо показать царю, что для марканцев смерть одного человека - всего лишь смерть одного человека. На его место тут же встанет другой Свободный.
Меридий драматично взмахнул жезлом. Крики смолкли. У царственного всемогучего Эпримена осталось не так много способов в последний раз показать собственное превосходство над простыми смертными, так что наверняка он захочет унизить соперника ожиданием. Что же, терпение – достоинство Свободного.
А вот и царь.
Эпримен, сопровождаемый советниками и рабами, медленно вышел к настенным зубцам и встал напротив стоявщей внизу трибуны. Недели, проведённые в осаде, не лучшим образом сказались на царе Эпака. Борода всё так же была тщательно завита во множество косичек, но лицо осунулось, а царские одеяния стали явно велики.
Атур Меридий решил позволить Эпримену первым произнести слово, но один из рабов бросил к трибуне марканца травяной венок в знак позволения начать говорить перед царём. А припасы-то в окружённом городе и в самом заканчиваются, даже трава какая-то пожухлая. Может стоит просто подождать, пока они не начнут поедать друг друга?
Итак, ногу назад, правая рука к груди, левая держит край плаща:
- Эпримен, царь Эпака могучий, внемли же разумным речам!
Эпримен, казалось, не слушал. Он долго безучастно смотрел куда-то вдаль, и, дождавшись конца речи полководца, наконец произнёс:
- Мне донесли, что ковчег со знаком Власти Ороса находится в твоём лагере - в претории, где служат оросцы.
- О, Эпримен, ца…
Власти Ороса Ковчег? В славной претории третьей,Где служат Ороса сыны, сей хранится ковчег, это верно.
- Я готов отдать царство, если ты откроешь ковчег.
- Но, могучий, какое...
- Я, Эпримен Третий из Эпака откажусь от царской короны. Вручу Эпак в управление Марканской Республике и буду править под её крылом, согласно всем вашим законам и порядкам, платя подати и поставляя войска в вспомогательные претории, покуда я жив. Затем же царство отойдёт по моему завещанию в полное распоряжение Круга Свободных и народа Республики, став одной из ваших провинций. Ты этого хочешь, марканец? Я больше скажу – соседи мои, цари Ура и Ахара, дали весть, что поступят также. Дай слово, что не тронешь их, они придут сюда, и мы все подпишем твои бумаги.
- О боги, но как...
- Нам нужно только одно. Принеси ковчег, открой его прилюдно и продемонстрируй знак Власти Ороса.
Царь отвернулся, давая понять, что разговор закончен.
***
В шатре Атура Меридия было тесно. На расставленных полукругом скамьях сидели старшие и младшие преторы войска, а за ними стояли старейшины самых крупных из деревень Эпака, которые уже перешли под власть Республики.
Что же, давайте разбираться. Изгиб брови, строгий взгляд. Сначала спросим старшего претора.
- Претор Омунций!
- Свободный!
- Мне расскажи о ковчеге! О всём, что ты знаешь, поведай -Славен чем этот ковчег и чем важен для града Эпака?
- Свободный Меридий! Ороса сыны в стародавние летаВ Республику приняты были, права получив и гражданство Обычаи наши, язык и закон переняли оросцы.Ныне в претории третьей они составляют немалоГрозных и сильных бойцов, чьи заслуги известны и славны.Однако ж, оросцы доселе хранят свой ковчег как признаньеПредков далёких деяний, что славой кровавой покрыты.Род сей идёт от великого грозного мужа Ороса,И верного друга его и слуги, Шу-Шуа Знаменосца.Что в битве ужасной со злым великаном Уруком КосматымОбрёли благосклонность богов и бессмертие вечное в небе.В ковчеге ж хранится тот дар, что давал им могучую силу.
Меридий нахмурился:
- Сила могучая есть лишь в одном человеке свободном.Это же просто ковчег с побрякушками предков оросцев.
Замотанный в грубую ткань престарелый старейшина из местных попросил голоса. Меридий кивнул:
- Говори же.
- О, Свободный, истину говорит твой слуга...
- Нет здесь слуги, чужестранец! Ведь люди равны от рожденья.Даже рабы, после битвы попавшие в рабство к марканцам,Могут усердным трудом заслужить и почёт, и свободу!
- О, Свободный, истину говорит твой товарищ. Когда-то давно Сыны Ороса жили в этих землях. Эпак, Ур, Ахар и другие города - все помнят их ярость. Быстрыми ветрами носились оросцы по нашим степям и холмам, неся разорение соседям. Говорят, что именно поэтому люди начали договариваться друг с другом, объединять племена, учиться строить стены и жить в городах - чтобы спастись от оросцев. Ведь Орос был грозным вожаком, владеющим Знаком Власти. Вокруг него собрались многие воины - а его наследники были ещё грознее. И по сей день здешние матери грозят своим непослушным детям - придёт страшный Орос и съест тебя.
- Давно уж Ороса сыны получили гражданство марканцев,В прошлом далёком остались повадки предков их диких.
- Да, Свободный, так было до больших стен, в старые времена... но страх живёт и поныне. Позже оросцы ушли в марканские земли, воевать с вашими предками. Они учились вашей культуре, а вы - строить стены. Ваш народ не помнит сынов Ороса как всепожирающую саранчу, ведь вы смогли в итоге укротить орду. А наш народ – помнит. Давно никто не видел Знак Власти, но все знают, что царские регалии перед ним что лепёшки навоза. Немудрено, что прознав о подчинении сынов Ороса марканцам, цари решили покориться победителям своих победителей. Откройте ковчег со знаком Власти Ороса - и вы покажете, что дух Ороса теперь с марканцами и перед вами не стыдно снять диадемы царей.
Атур Меридий презрительно махнул рукой:
- Цари отдались нам на милость и так бы, куда же им деться!Сейчас же они ищут способ избегнуть большого позора,Народ чтоб в наместники принял спокойно, легко и покорно Тех кто от царской, богами врученной судьбы отказался, Меч свой поднять устрашась на защиту своих же владений.Оттого же им повод и нужен... Оросцы пусть выскажут слово!
- Свободный ! - со скамьи поднялся командир оросцев из третьей претории. И если излишнюю для марканца смуглость еще можно было бы принять за обычный загар, то акцент выдавал его с потрохами.
- Всё-так что же лежит в том ковчеге священном оросцев?Что представляет собой этот Знак Устрашенья и Власти?
- О, Свободный!Когда-то были времена, чьих не было древней,На человека зверь ходил, как люди на зверей.Могучий Орос победил в великой битве всех.И то, что бог вручил ему, мы спрятали в ковчег.Все знали, у кого ковчег, тот всех людей сильней.И можно гнать других людей, как человек зверей.Деянья Ороса хранят досель его сыны,Но что здесь правда, а что ложь, не знаем даже мы.Внутри ковчега ящик есть, а у него внутриОбычный чёрный щит лежит, не веришь – посмотри.Нам старший претор разрешил возить ковчег с собой,Когда он в лагере стоит, ходить нам легче в бой.Давно не жгём мы деревень, не грабим города,Смягчился наш суровый нрав, как талая вода.Марканцы стали мы теперь, а старый наш ковчег -Он просто чтобы не забывать, чем славен был тот век.
Извини, если нескладно, о Свободный, мы тут с ребятами всю ночь писали, как смогли, в общем.
- Ничего, претор, намного поработайте над рифмой, всё получится.
Атур Меридий щёлкнул тонкими пальцами.
- Итак!Завтра сберутся цари; им покажем ковчег, и уж кольНаши собратья, Ороса сыны, не сочтут, что творимМы святотатство, ковчег отворим и покажем им Знак.Коли угодно будет богам, избежим и кровавой войныИ бед ей присущих, что будет удобно, конечно, и нам.Пред Знаком Оросом склонятся цари, но уж если сейчасБывший Орос лишь Свободной Маркании малая часть -То и нам присягнут!
Полководец щёлкнул пальцами ещё раз, и все поняли, что собрание окончено.
***
Яркое солнце горело на бесчисленных преторианских орлах, знаменах Ура, Ахара и Эпака. Претории были выстроены парадными квадратами. Долго ждавший личного триумфа Атур Меридий давным-давно нарисовал схемы постройки войск в день своей высочайшей славы. Когда-то матушка похожими квадратами сажала цветы домашнем саду Меридиев. Цари со стражей, советниками, жрецами и рабами восседали на сооруженными перед стенами помосте. Собралось большое число горожан и селян, желающих посмотреть на церемонию сдачи трёх царств. Напротив помоста возвышалась трибуна Атура Меридия.
Прогудели медные трубы. Шесть оросцев из третьей претории, одетые по такому случаю в свои национальные наряды, вынесли из палатки ковчег со знаком Власти Ороса. Невзрачный на вид деревянный саркофаг был примерно в половину человеческого роста длиной и крепился к двумя перекладинам для переноски.
Интересно, подумал Атур Меридий. Для оросцев это просто национальный символ памяти о мифических предках, практическое значение которого уже давно забылось. Но, похоже, для местных это не просто деревяшка с каким-то старьём внутри, они и в самом деле боятся сынов Ороса. Не нас, могучих армий Маркании, а всего лишь деревянного ящика, с которым носится горстка потомков дикарей, разорявших их страны многие поколения назад. Что же такого сделал этот мифический Орос... После возвращения в столицу надо будет отдать приказ о расформировании национальных частей в армии и растворить их среди обычных преторий. На всякий случай.
Ковчег поднесли к помосту и поставили на землю. Два крепких оросца с трудом сняли верхнюю крышку. Атур Меридий с удовольствием глядел, как побелели костяшки пальцев Эпримена, крепко вцепившегося в ручки своего импровизированного трона.
На свет извлекли меньший по размерам внутренний ящик и аккуратно поставили на крышку внешнего. Затем, поколдовав над хитрыми защелками, из внутреннего ящика достали маленький прямоугольный щит.
Не совсем щит, подумал Меридий. Больше похож на чёрный плоский камень. Вряд ли его когда-нибудь применяли в бою, слишком неудобно.
Оросцы закрепили щит на стенке ковчега в вертикальном положении и отошли. Затем к ковчегу подкатили воз с несвежими потрохами животных, которые должны были стать символическим выкупом марканцев за города.
Жрец из местных, одетый в шкуру давно вымершего на территории Маркании пещерного хищника, подошел к ковчегу и вопросительно посмотрел на полководца. Откуда этот дикарь достал себе такую роскошную полосатую шкуру? Надо бы привезти домой парочку, надевать на праздники. Впрочем, негоже во время триумфа размышлять о моде. Атур Меридий торопливо кивнул замершему в ожидании жрецу – мол, начинай уже.
Жрец сложил ладони перед губами и начал удивительно громким голосом:
- ВНЕМЛИТЕ, О ЦАРИ! ПРЕД ВАМИ ЗНАК ВЛАСТИ ОРОСА! СЛЁЗЫ НЕБЕС НЕ ВЛАСТНЫ НАД НИМ, ПОТОМУ ЧТО ОН – СУТЬ ЧАСТЬ НЕБЕС! И ВОТ ЭТА ЧАСТЬ ЗДЕСЬ, А МЫ ЕЁ ДОБЫЧА! А ОРОС – ХОЗЯИН!
Жрец кинул через плечо пригоршню какого-то порошка и подошёл вплотную к щиту.
- И перед Знаком Власти, с правами, данными мне могучими царями, свидетельствую я, что эти города дарю Республике я в дар, в обмен на воз вонючий. Дар ей этот...
Жрец не успел закончить.
Щиток задрожал. А затем раздался оглушительный резкий звук. И этот звук перекрыл и голос жреца, и рёв преторий, и вой толпы, и шум тысяч бегущий в ужасе людей. Все, кто находился в тот момент перед щитом, увидели возникший в центре щитка женский лик и странные символы под этим ликом.
А потом звук повторился снова.
И снова.
И стены сотряслись.
Конец Части 2.
Продолжение следует.

Дубликаты не найдены

0

Расскажите, пожалуйста, кто знает, почему срезались все расставленные пропуски между абзацами и текст слился в кашу?


Особенно "скашились" стихотворные строчки. После копирование текста в тело поста я сделал аккуратную разметку, а в итоге всё смешалось.