4

Что нужно помнить перед тем, как клонировать себя.

Задумываетесь о клонировании себя или кого-нибудь еще?

Что ж, всем оставаться на своих местах.

Клонирование чревато опасностями, о которых вы можете и не подозревать, ну или не задумываетесь об этом.

Перед тем как заняться этим увлекательным делом, возьмите на заметку эту статью.

1. Убедитесь, что вам действительно нужен клон


Клоны как татуировки: как только вы обзаводитесь одной, от нее уже не избавиться без кровопролития и хлопот.

И если вы задумали сложную схему с вовлечением десятков клонов в интересный эксперимент, хорошенько подумайте, прежде чем начать его.

Вам придется наблюдать за ними и за социальным экспериментом, который вы ставите.

Если же вы решите, что ваш проект зло, и все клоны подлежат уничтожению, вы получите на руки огромный беспорядок.

Как в сериале «Темное дитя».

Этот вполне документальный сериал показывает, что произойдет, если вы разлюбите своих экспериментальных клонов.

2. Не клонируйте себя ради частей

Это не очень хорошо.

Конечно, легко понять, почему вы пойдете на это: вы стары, у вас уйма денег, ваше тело разваливается.

Тут возникает мысль: «Мне нужна новая печень!».

А потом другая: «Если я клонирую себя, у меня будут все необходимые части».

После этого вы уже будете задумываться о пересадке мозга в новое тело.


Как показывают дешевые фильмы 70-х годов, клоны не приходят в восторг, когда выясняют, что они всего лишь контейнеры для дополнительных частей.

Главного героя обычно охватывает ужас, и в конце концов ищущий части не получает того, что ему нужно.

А обманывать клонов нехорошо.

В конце концов, можно просто покупать органы.

3. Не клонируйте себя для создания армии


Вы добрый и любезный человек?

Тогда вам не нужно захватывать мир и заставлять всех и каждого кланяться вам.

Но если вы одержимы продвижением к власти и манией величия, клонировать себя покажется вам однозначно хорошей идеей.

Армия единомышленников, умных и с такими же желаниями, как у вас, наверняка будет лучше стайки глупых слуг.

Проблема в том, что, скорее всего, эти клоны будут также одержимы жаждой власти, поэтому вам недолго удастся побыть на коне, и в итоге вы схлопочете пулю в спину.

4. Не создавайте клона в рабочих целях


Не всем нравится мыть посуду.

Но знаете, почему не стоит клонировать себя, чтобы один из вас мыл посуду, а другой играл в видеоигры и занимался своими делами?

Потому что он тоже не хочет мыть посуду.

Потому что это вы.

Почему он должен хотеть мыть посуду?

Между прочим, это весьма насущная проблема в научной фантастике.


Есть и другая, более серьезная проблема.

В тот момент, когда вы подумали, что сильно загружены и решили клонировать себя, ваш клон выходит из чрева с такими же мыслями.

Более того, он вполне может решить клонировать себя, чтобы сбросить немного обязательств. И так до бесконечности.

5. Убедитесь, что клоны будут утилизированы


Допустим, у вас есть компания с одним разработчиком.

Компания находится в удаленном месте, поэтому чем нанимать работников невесть откуда, вам лучше создать собственных.

Вы создаете сложную систему клонов.

Первый клон после трех лет работы получает «отпуск», вы садите его на корабль, идущий домой, который на самом деле является мусоросборником.

Эта схема будет работать до тех пор, пока новый клон случайно не наткнется на последний, раскрыв весь секрет, и сбежит.


Утилизация мусора — это хорошо, но есть и другой способ: случай, который бог-изобретатель. Вам нужен механизм самоуничтожения клона.

Желательно тот, который не оставляет следов, кроме приятного аромата.

Просто поразить их смертельным вирусом, который убьет клона за пару лет, будет недостаточно, поскольку у клонов появится достаточно времени, чтобы разозлиться и нарушить привычные устои бытия.

6. Не делайте злых клонов хороших парней


Вы помните хоть один случай, когда кто-то пытался сделать злую версию хорошего парня и у него получилось?

Нет.

Сложно объяснить, почему плохие парни продолжают делать это.

Иногда у злых клонов есть комплекс неполноценности в связи с героическим оригиналом, поэтому вести себя как клон Пикарда из «Звездного пути» у них не получается.

Иногда злой клон означает сумасшедший клон.


Но даже если клон очень точный, способный, не сумасшедший и психологически подготовленный, оригинал побеждает его в 99 случаях из 100.

Люк победил своего клона в трилогии «Звездных войн» Тимоти Зана.

Случаев в научной фантастике масса.

7. Не клонируйте хороших парней


Оно того не стоит.

Шансы на то, что плохой парень похитит клона — еще в молодом возрасте — равны примерно 98 %, а после этого он все равно превратит даже чудо в грязь.

Пока все думали, что малыш Кейбл из «Людей X» погиб, его клонировали, а главный злодей похитил его и превратил в злодея Страйфа.


Но и шанс остаться не похищенным не обещает счастья.

Женский клон Росомахи — X-23 — делал все правильно, но провел слишком много времени на посту несовершеннолетней проститутки, так что это далеко не круто.

Даже у мутанта, способного создавать клонов из самого себя, были проблемы: у одного из клонов появился ребенок и случайно был поглощен, поскольку посчитался за клон.

Клонирование героя обычно вызывает по меньшей мере столько же проблем, сколько решает.

8. Не женитесь на злых клонах


Не стоит расставаться с девушками с целью последующего их клонирования с определенными целями.

Как выяснил Скотт Саммерс из комикса «Люди-X» в ситуации с Джин Грей/Мэйделин Приор, злым клонам это не нравится.

9. Не стоит клонировать умершую жену


Не стоит клонировать умершую жену и давать ей возможность в подростковом возрасте общаться с ее же сыном того же возраста, не объясняя, как они связаны.

По-моему, это правило не нуждается в объяснении, но все же Гендо Икари из «Евангелиона» нарушил его с весьма пугающим и предсказуемым результатом.

Если нарушите, готовьте деньги для лечения каждого из пострадавших.

10. Не клонируйте себя ради магического трюка


Особенно если речь идет об убийстве.

Просто посчитайте.

Если вы будете заниматься этим три раза в неделю, у вас будут тонны трупов на руках.

Хотя в «Престиже» Хью Джекман достаточно ловко справлялся с проблемой тел.

Но в целом это жутко.

«Я сотню раз покончил с собой ради магического трюка» звучит довольно жалко, если вы решите сказать это вслух.

11. Помните, кто настоящий


Вряд ли вам захочется драться со своим клоном или клонами за право быть первым.

К сожалению, индивидуальные отметки на теле или одежда — все это легко воспроизводится.

Не забудьте о маркировке клонов.

Возможно, путем нумерации или отметок на лбу.


В аниме «Урусеи Яцура» клоны Атару обладали летающими запятыми над головами, которые были очень полезны, но сложно воспроизводимы.

В любом случае, если вы сразу не установите, кто главный, будет драка, а победитель станет главой по умолчанию.

Кроме того, не стоит различать клонов, добавляя дополнительную гласную в имя.

«Лююк Скайвокер звучит глупо.

Дубликаты не найдены

+2
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
+1
Фильм "престиж" хорошо показывает, что надо делать с клонами
0

Делать выводы исходя из фантастических фильмов, хм, удачи.)

0

Да хрен какая-то, вообще передумал клонироваться.

раскрыть ветку 2
0

Эм.... А ты не в курсе? Да? Ну ладно, не переживай,  Ziegmund-129.

раскрыть ветку 1
0

Ну, не 69 - и то хорошо )

0

клонирование органов тупиковый путь. за протезами будущее. Там и датчики для онлайн-мониторинга можно встроить и лекарства-витамины вводить. Учитывая, что основная проблема - своевременная диагностика - миллионы жизней будут спасены.

раскрыть ветку 1
0

А нахуя?

0

Почитай Громыку, ее "Космоолухов", клонов можно усовершенствовать и использовать как телохранителей/солдат.. правда их всё-равно "сорвет" и это всё-равно станет проблемой

0
но все же Гендо Икари из «Евангелиона» нарушил его с весьма пугающим и предсказуемым результатом.

а если кратко, то что там произошло и чем закончилось ?


PS: сериал не смотрел

раскрыть ветку 1
+1

> чем закончилось

АХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХА

Вот с 1996 года фанаты это и пытаются выяснить, да.

Вкратце, <spoiler>https://code.re/bRt</spoiler>

0
Насчёт пункта 2. Почему бы сразу не клонировать отдельные органы?)
0

О. Что-то новенькое. Клавиатуру починил?

раскрыть ветку 1
0

Задолбали почти кончились. :(

А так у меня все по интересам.

Похожие посты
1141

Родителям

Раз мне всё равно не спится, я решила хотя бы случайным постом напомнить людям о элементарных вещах. Не хочу строить из себя того кем я не являюсь, тоже грешу. Заодно и себе напомню что-ли...

Раз уж я тону в теме рпп расскажу пару случаев из своей жизни и то как они на меня повлияли. Постараюсь коротко.

1. В 6 классе я заняла 2 место на олимпиаде с математики. Это были прекрасные времена, когда я ещё не успела выблевать мозг. Кхм, так вот. Когда я сообщила об этом родителям, они лишь посмеялись со словами «С конца что-ли?! Ты ведь на большее не способна». Ахаххахаха, смешно, правда?

2.В младших классах ребята часто подшучивали над моим лишним весом. Дети... Дети самые жестокие, потому что не умеют врать. Они говорят то, что видят, забывая о том, что это может кого-то задеть.

3.В детстве меня совершенно не хвалили. Когда я говорила, что за стих получила 4+, у меня спрашивали почему не 5. А когда приносила 5, рассказывали о том, что так должно быть всегда, это обязанность и за это не стоит ждать похвалы.

4.Я помню момент, когда стояла перед мамой и рыдала взахлёб, умоляя отвести меня к психологу, просила о помощи, кричала о том, что я не справляюсь одна. Увы я живу в стране СНГ, а тут психолог - не профессия, а психологические проблемы решаются с подругой за бутылкой чего-нибудь крепче кофе.

5.Знаете, я ведь пыталась спокойно объяснить родителям ситуацию, уже в более зрелом возрасте. Мне говорили «мы тебе не друзья, чтобы ты с нами так общалась. иди учись и не выдумывай.».

Как итог: я юная девушка с вагоном и маленькой тележкой комплексов, пытавшаяся сбежать всю свою жизнь из-под родительского контроля, от упреков и бесконечных требований, которая сейчас в 5:41 пишет пост на Пикабу от одиночества и отчаяния.

Если кто-то дочитал до этого момента, мое уважение. И напоминание. Умейте слушать и слышать. Думайте о том, что говорите и кому вы это говорите. Родители, поддерживайте своих детей, станьте для них другом с пелёнок и воспитайте так, чтобы вы о проблемах своего чада узнавали первыми.

4025

«Готовлю, стоя на табуретке»: как живет Екатеринбурженка, рост которой 108 см

Валерии Кожемяко двадцать пять лет, в восемнадцать она приехала из Ростовской области в Екатеринбург к своему будущему мужу Дмитрию. Сейчас они вместе воспитывают двухлетнюю дочку. Рассказывая о себе, Лера часто хохочет, и кажется, что ее энергией можно зарядить всех вокруг.

«Готовлю, стоя на табуретке»: как живет Екатеринбурженка, рост которой 108 см Общество, Екатеринбург, Мужчина, Женщина, Дети, E1ru, Семья, Работа, Длиннопост

Во время разговора девушка несколько раз с улыбкой повторила, что у нее все хорошо и нет проблем. Кроме двух: боли в ногах (но даже о ней она говорит без капли жалости к себе) и отказов в приеме на работу. Из-за редкого генетического заболевания рост девушки — всего 108 сантиметров.

«Готовлю, стоя на табуретке»: как живет Екатеринбурженка, рост которой 108 см Общество, Екатеринбург, Мужчина, Женщина, Дети, E1ru, Семья, Работа, Длиннопост

Лера призналась, что согласилась на разговор, чтобы выйти за границы своей зоны комфорта. И честно рассказала нам, как она реагирует на взгляды прохожих, как воспитывает дочку и каково это — когда все вокруг тебя высокие.


«В трамвай сначала дочку закину, потом сама закидываюсь»


— Дома все устроено под меня, муж постарался. Выключатели установлены пониже, вещи стараюсь невысоко класть. Когда готовлю, встаю коленями на табуретку. Но больших проблем в квартире нет, я маневренная, где-то могу и запрыгнуть на стол, на стул.


На улице сложнее. Сегодня, когда к вам ехала, зашла в павильон на остановке, чтобы купить кока-колу. Там высокие стойки, никого нет. Я пошла к витрине с куклами, думаю, посмотрю для дочери. Постояла, посмотрела, уже мой трамвай уехал — никого нет. А когда уходить собралась, встает продавец. То есть она постоянно сидела за этой стойкой, но я же ее не вижу. «Что ж вы, — говорю, — спрятались?» Она: «Да я думала, вы куколок там разглядываете, трамвай ждете».

В Сбербанке очень высокие стойки, в поликлинике в регистратуре. Чтобы записать дочку к зубному, приходится обращаться к другим посетителям. Хотя сейчас я просто захожу в дверь, куда сами сотрудники заходят, стучусь и внаглую открываю, потому что иначе я никак туда не попаду. Они, конечно, меня не выгоняют. Если я знаю, что где-то высоко, то стараюсь пойти туда с мужем.

«Готовлю, стоя на табуретке»: как живет Екатеринбурженка, рост которой 108 см Общество, Екатеринбург, Мужчина, Женщина, Дети, E1ru, Семья, Работа, Длиннопост

Когда я еду одна, еще могу извернуться и запрыгнуть в автобус или трамвай. А если еду с дочерью, то мне очень тяжело, она еще маленькая и так высоко ноги поднимать не может. А мне приходится иногда с ней ездить в ту же поликлинику, потому что муж на работе. Если трамвай или автобус низкопольный, это проще, я ее сначала закину, потом сама «закидываюсь». А если обычные — тяжело. Но в Екатеринбурге очень хорошие люди, они всегда помогут, сами дочку возьмут и поднимут, либо я попрошу кондуктора помочь спустить.


В Екатеринбурге, бывает, весь автобус руки тянет: заходите, присаживайтесь. А Гуково, где я жила раньше, маленький город, там ездят в основном пазики, и, когда я залезала в автобус, никто руку не подавал. Когда приезжаю туда к родителям, стараюсь ездить в автобусах с папой.

«На работу не берут, сказали, стойка большая, вас не будет видно»

Меня не берут даже на элементарную работу. С сентября, когда дочка пошла в садик, я хожу на разные собеседования: продавцом в Роспечать; ксерокопии делать; вести учет телефонов, которые сдают в ремонт; фотографии на документы распечатывать (даже не фотографировать!). Мне сказали, стойка большая, вас не будет видно. Но ведь из всего есть выход, тот же барный стул поставить, села — и вот она я. Они боятся, говорят — какой из тебя работник. Я удивляюсь, я ведь училась до декрета, я до двух лет дочку вырастила, сама справилась. Да, я пока без образования, но это не значит, что я не могу работать (до декрета Лера училась в аграрном колледже, но у него отозвали лицензию, продолжить образование девушка хочет в медицинском колледже. — Прим. ред.).


Еще была неприятная ситуация. Я участвовала в фокус-группах, там набирают людей тестировать разную продукцию. Нас собирали в аудитории, выдавали, допустим, крем, им нужно пользоваться три дня, а потом приехать и рассказать о своих ощущениях. За вознаграждение. Я пару раз съездила, было интересно. Сами работодатели меня не видели вживую, только заочно, во «ВКонтакте». А моя соседка проболталась, что у меня есть ограничения по здоровью, и работодатели мне просто сказали: извините, но больше вы ходить не будете. По какой причине? Такие правила, иначе вам будут платить вознаграждение просто так, из жалости.

«Готовлю, стоя на табуретке»: как живет Екатеринбурженка, рост которой 108 см Общество, Екатеринбург, Мужчина, Женщина, Дети, E1ru, Семья, Работа, Длиннопост

Сейчас у меня никакой работы нет, а хотелось бы. Я стараюсь, стремлюсь, хожу. Но после постоянных отказов появился страх идти на следующее собеседование. Я на 90 процентов уверена, что будет очередной отказ. Я же не прошусь грузчиком, я, конечно, выбираю работу по своей мере возможностей. Но надеюсь, что закончу все-таки колледж и меня возьмут хотя бы с образованием. Я надеюсь на это очень сильно. Я обычная, я могу работать, и меня не нужно бояться. Я ответственный человек, справлюсь, главное мне дать этот шанс — хотя бы попробовать поработать.


«Почему вы такая крохотная?»


В маленьком городе на меня часто показывали пальцем, а в большом такое встречается редко. Ну и я уже обросла броней, смотрят — и смотрят. На детей я не обижаюсь никогда. Когда первый раз повела дочку Еву в детский садик, мне было страшно, понимала, что внимания не избежать никак. Первую неделю дети все время говорили: «Ой, посмотрите». Вторая неделя была потише. Я понимаю, что им интересно, что они не видели ничего такого. Если дети постарше, я могу их родителей попросить объяснить ребенку, что такое бывает. Ну а сейчас прихожу — все просто говорят: мама Евы пришла, мама Евы, здравствуйте.


Самого тактичного ребенка я встретила в парке на прогулке с собакой. Мальчишка лет двенадцати долго ходил вокруг да около, потом подошел: «Извините, а можно вас спросить?» Я так удивилась, говорю, ну давай. Обычно дети спрашивают, почему вы такая маленькая, а он как-то интересно задал вопрос: почему вы такая крохотная, что ли... Я впала в ступор от того, что это было так вежливо. Говорю, ну так бывает иногда, я бы с удовольствием ответила на этот вопрос, но я сама не знаю почему. Он сказал: «Я понял, спасибо». И ушел.

Но в принципе в Екатеринбурге никому до меня нет дела, и мне от этого тоже очень хорошо и спокойно. Поэтому я и люблю большие города, у всех свои дела. Если смотрят и показывают пальцем, я понимаю, что не от большого ума люди так делают, и не обижаюсь особо.


Подробнее:


https://www.e1.ru/news/spool/news_id-69026815.html

Показать полностью 3
2514

В Москве девочке, которая родилась с одним глазом, отказываются давать инвалидность

«Что сделаешь, девочка красивая — выживет».


Московские чиновники отказываются признавать инвалидом ребенка без глаза.


С девочки, которая родилась с одним глазом, московские чиновники сняли инвалидность. Они сочли, что ребенок может комфортно жить с таким диагнозом. Семья лишилась льгот, права на бесплатный глазной протез.

Как сообщает «НТВ», жительница столицы Виктория Трофимова требует вернуть инвалидность дочери Юлии. Та родилась с одним глазом. В четыре месяца ребенку установили первый протез, а в три года почему-то сняли инвалидность. Если ранее для ее получения было достаточно диагноза, то с 2015 года оценивается наличие и тяжесть функциональных нарушений. Группу инвалидности могут снять, если, например, состояние пациента улучшилось благодаря лечению. Но у ребенка с одним глазом вряд ли что-то поменяется в лучшую сторону, считает мама девочки Виктория.


Кроме того, у Юлии Трофимовой задержка развития и много сопутствующих заболеваний. Ей нужно менять протез глаза по мере роста — дважды в год. Из-за болей в ногах ребенку постоянно нужна ортопедическая обувь. Денег на это у матери нет: с учетом алиментов и пособия для малообеспеченной семьи доход семьи около 12 тыс. рублей в месяц. Виктория Трофимова не может работать, так как ее дочь часто болеет.


«Мы съездили на медико-социальную экспертизу с глазом без протеза. Они увидели ребенка в таком состоянии, сказали: ну, что сделаешь, девочка красивая — выживет», — рассказывает Виктория Трофимова.


Жалобы в прокуратуру не помогают, так как их спускают в ту организацию, на которую жалуются. Трофимова была вынуждена обратиться в суд, чтобы доказать, что ее дочери должны вернуть инвалидность.

Источник:


https://www.znak.com/2020-03-06/moskovskie_chinovniki_otkazy...

upd #comment_163193291

Показать полностью
2653

Свора малолетних волчат нападает на пожилую женщину. Отморозки плюют в прохожую, оскорбляют, машут ногами

Сейчас все родительские WhatsAPP-чаты Фестивального микрорайона Краснодара обсуждают поведение деточек. Вопрос у многих один: бить или не бить.

174

О фильме "Джонни Мнемоник" 1995г. В главной роли Киану Ривз

Знаете ли вы, что:

- В основе сюжета фильма лежит одноименный рассказ Уильяма Гибсона, а также его более поздний роман «Виртуальный свет».


- В одной из сцен фильма сканер определяет имплантат в мозгу Джони как устройство для борьбы с дислексией. Киану Ривз на самом деле страдает от этого расстройства.


- Основной съемочный процесс фильма проходил в канадских городах Торонто и Монреале. Также снимали в Ньюарке, штат Нью-Джерси и Пекине, Китай.

- Несмотря на то, что продюсер Б.Дж. Рэк значится в титрах этого фильма, он покинул проект из-за творческих разногласий с режиссером Робертом Лонго.


- Персонаж Молли Миллионс, из оригинальной истории в фильме получил имя Джейн. Несмотря на то, что эти два персонажа похожи друг на друга, существовало несколько существенных отличий. Например, у Молли были выдвижные лезвия под ногтями пальцев рук и обостренное зрение. Считается, что это изменение было связанно с тем, что персонаж Молли был привязан к авторским правам на любую возможную экранизацию романа Уильяма Гибсона «Нейромант».


- По слухам сценарий этого фильма был оставлен на пороге дома Киану Ривза, что привлекло его внимание к нему и способствовало получению согласия сняться в этом проекте.


- В одно время считалось, что главную роль в фильме исполнит Кристофер Ламберт.


- Изначально Роберт Лонго и Уильям Гибсон хотели снять этот фильм с маленьким бюджетом, но не смогли получить финансирование. Позже Лонго сказал что проект «начинался как фильм размером в 1,5 миллиона долларов, и стал фильмом за тридцать миллионов долларов, потому что мы не смогли получить 1,5».


- Первоначально главную роль в этом фильме собирался сыграть Вэл Килмер, но актер покинул проект, когда ему предложили роль Бэтмена в фильме «Бэтмен навсегда» (1995). Килмер позже сыграл Криса в картине «Схватка» (1995), роль, на которую изначально планировалось взять Киану Ривза.


- Первый полнометражный фильм Дины Мейер.


- Песня «I See Through» была исполнена рок-группой Rollins Band и написана Генри Роллинзом, Мелвином Гиббом, Симом Кэйном и Крисом Хаскеттом. Генри Роллинз появляется в фильме в роли Спайдера.


- Уильям Гибсон был очень не доволен как переделали его историю и, несмотря на то, что является единственным сценаристом фильма, он многие годы утверждал, что в конечном итоге фильм был произведен не по его сценарию.


- Для фильма было написано три варианта саундтрека. Первый, написанный группой Black Rain по просьбе Роберта Лонго, не использовался в фильме и впоследствии был выпущен на отдельном CD. Второй написал Майкл Дэнна и он звучит в японской версии фильма. А третий вариант музыки, который использовался в международной версии картины, по просьбе Sony был написан Брэдом Фиделем.


- Японский символ над названием «Internet-2021» в переводе на русский означает «избитое клише».


- В подсобной комнате компьютерного магазина азиатские символы на коробках обозначают всего лишь китайские и японские цифры.


- Рост популярности интернета и высоких технологий в начале 90-х годов побудило компанию Sony Pictures выделить десятки миллионов долларов на этот проект.


- После завершения съемок фильма и до выхода его на экраны прошел почти год.


- Изначально планировалось сделать этот фильм черно-белым.


- По словам Уильяма Гибсона, фильм был переделан продюсерами, чтобы сделать его более «мейнстримовым». Утверждается, что японская версия картины ближе к оригинальному видению режиссера и Гибсона.


- Бармен с протезом руки является ссылкой на Ратца из романа Уильяма Гибсона «Нейромант».


- Чтобы загрузить в голову Джонни 320 Гб данных потребовалось 55 секунд, соответственно скорость загрузки составила 5,81 Гб в секунду.


- Действие фильма разворачивается в январе 2021 года.


- В этом фильме Киану Ривз играет человека, который занимается контрабандой данных из киберпространства. Четыре года спустя он снялся в роли компьютерного хакера, который узнал, что живет в компьютерной программе в картине «Матрица» (1999).

Показать полностью
6293

Сказочница Вера Сибирёва, продавшая книги у супермаркета в Екатеринбурге, скончалась в 90 лет

Пенсионерка отдавала свои сказки за бесценок, чтобы выпустить сборник с иллюстрациями погибшей дочери. И её мечта исполнилась.

via

246

Не надо так

Просто крик души. Бесит, что некоторые люди абсолютно наплевательски относятся к комфорту окружающих в общественных местах. Я работаю в кофейне и регулярно происходят ситуации, которые вызывают у меня бурю негодования.
Одна женщина решила, что сидя за столиком в заведении общественного питания, вполне можно натереть ноги своей дочери какой-то адовой мазью, по запаху было что-то среднее между фастумгелем и мазью вишневского. Вонь по всему залу, понятное дело, мы деликатно попросили данную процедуру прекратить, но запах выветривался длительное время. Кстати говоря, туалет был рядом и всё это можно было сделать там, если уж очень надо.
Ситуация вторая, произошла недавно. Одна дама, примерно 50-ти лет просто сняла сапоги. Ноги воняли так, что запах чувствовался даже за баром. Подругу, с которой пришла эта особа данное обстоятельство не смутило, ноль эмоций, они просто сидели и общались, как ни в чем не бывало. На просьбу надеть обувь последовала дебильная улыбка и фраза "ой, да что-то ноги просто устали". Сапоги к счастью были надеты, но опять таки помещение нужно было хорошо проветрить. Дух спортивной раздевалки долго не покидал зал.
Моя рабочая смена 10 часов, у меня тоже устают и потеют ноги, может в носочках как-нибудь походить? Почему бы и нет?
Мамы с детьми отдельная тема. Да, есть адекватные хорошие родители, которые контролируют поведение своего ребёнка. Но всегда есть исключения, которые не видят ничего плохого в том, что дитачка например попытается залезть в ботинках на стол.
Вполне обычная ситуация, когда мама с ребёнком заходят просто посидеть в кофейню, ничего не заказывая. Если столик свободен и посиделки проходят без разрушений, то ок. Но когда после таких гостей остаётся срач с кучей мусора/сломан декор/испачканы стулья (нужное подчеркнуть) это ужасно. Когда вполне взрослый ребёнок носится и ревёт белугой это ужасно. Мне, как рабочему персоналу на детский ор и крики абсолютно все равно, но есть люди, которые пришли в обед выпить чашку кофе и посидеть в умиротворении. Не думаю, что им это доставляет удовольствие.
Подобное свинство встречается везде. Кафе, общественный транспорт, работа, торговые центры и т.п. Люди, будьте учтивы к своему окружению, выбираясь за пределы дома, помните - вы не одни.

152

Предсказание. Часть 2

Часть 1

— Выходи, – солдат, открывший дверь, кивнул на соседний кабинет.

Андрей прошёл, куда ему указали. К центральному пульту уже подключили аппарат сканирования, посадили внутрь заливающегося слезами Пантелеева–младшего, а полковник ходил вокруг техников, заканчивающих наладку.

— Так, иди сюда, – кивнул он Андрею, – мы разобрались сами, а ты сиди рядом и наблюдай. Появятся идеи – сразу говори.

— У вас же ребёнок плачет, – Андрей показал на малыша, который кричал и тёр кулаками мокрые глаза, но никто не обратил на его слова внимания.

— Готово, – один из техников включил пульт, – откатываемся на три часа назад, – он забарабанил пальцами по сенсору, отдавая команды, – запускаем последовательное сканирование с интервалом в одну новость.

«Актёр» – система моментально выдала ответ на экране, сразу же запустив процесс ещё раз.

— Три часа назад всё было в порядке, – техник удовлетворённо кивнул головой, – пусть работает до первого сбоя.

Актёр

Актёр

Актёр…

Каждые несколько секунд надпись обновлялась, выдавая один и тот же результат. Андрей смотрел на экран, забыв уже о плачущем ребёнке.

— И долго это будет продолжаться? – Петров толкнул его и показал на мерцающую надпись.

— Я не знаю. Там должны быть тысячи пунктов за три часа, компьютер со всего мира собирает информацию – и новости, и видео, и фотки, вообще всё, что появляется в сети.

— Ладно. Почему он пацана дояркой обозвал?

— Да не знаю я! – прошипел в ответ Андрей. – Может, он просто не знает этого слова в мужском роде! А может, мальчику надо пол сменить! Вы бы лучше его успокоить попробовали, он же плачет!

— Понятно, – полковник зевнул, – от плача с ним ничего не случится, мы же его не обижаем. Быстрее закончим – быстрее вернём родителям.

— Вы всё–таки варвары, – сказал Андрей, – то ракетами всех забросать готовы, то ребёнка вам не жалко. Нельзя так жить.

— Мне и взрослых тоже не жалко, – остановил его Петров, – особенно тех, кто слишком много разговаривает.

Андрей замолчал, продолжая наблюдать, как на экране вспыхивает одно и то же слово, обещая ребёнку прекрасное будущее. Надо же! Точность прогнозирования 80 %! Этот мир должен был стать лучшим местом во вселенной с такими прогнозами, но ведь в действительности ничего особо не поменялось. В любой момент в твою жизнь может ворваться полковник Петров и заявить, что у тебя больше нет никаких прав, будь ты хоть врачом, хоть актёром, хоть дояркой. Планетой управляют вот такие злые люди нетворческих профессий, и никакие прогнозы не исправят эту ситуацию.

— Есть! – громко сказал техник, ткнув пальцем в сенсор. – Прогноз сменился на доярку.

— Выводи новость на экран, – приказал Петров, – что там случилось такого?

— Сейчас, – техник пробежался пальцами по клавиатуре, и экран засветился, показывая, из–за чего может начаться война, – готово!

— Музыкальный коллектив «Глубокие мысли» выпустил свой новый трек «Голуби и Пежо», – прочитал полковник вслух. – Это что ещё такое?

— Это и есть та новость, после которой пошли неправильные прогнозы, – техник ещё раз нажал на кнопки, – хотите, выведу полный текст?

— Сегодня состоялась премьера песни и клипа замечательной группы… – Петров начал читать, но сразу же остановился. – Что за бред?! Всё случилось из–за песни?

— Я не знаю, – техник пожал плечами, давая понять, что он всего лишь винтик в бездушном механизме, гадающем на песнях и клипах, – компьютер именно это выдаёт.

— Это возможно? – теперь Петров обернулся к Андрею.

— Попробуйте убрать эту новость из системы, перейдите сразу к следующей, – посоветовал тот, опасаясь признаться, что не слишком верит в такую странную причину войны, – если без неё прогноз не поменяется, значит виновата песня.

— Делай, – полковник кивнул технику, и тот через минуту запустил следующее сканирование ребёнка, который наконец–то устал плакать и заснул с пальцем во рту.

«Актёр», – написала система спустя несколько секунд.

— И что это значит? – Петров в этот раз первым делом обратился к Андрею.

— Вы же сами видите, новость на самом деле вызывает такой плохой прогноз. Я не знаю, как песня влияет на вероятность войны, но без неё прогноз остаётся обычным.

— Так, пойдём поговорим. – полковник указал на дверь, махнул рукой человеку с блокнотом, и они все переместились в соседнюю комнату. – Как разобраться, почему именно песня приводит к войне? Можно заглянуть в эту вашу машину и выяснить, почему она так решила?

— Наверное, заглянуть можно, – Андрей кивнул, решив идти до конца. Он не знал ответа на вопрос, но и войны ему тоже не хотелось, – но она же анализирует столько информации, что все связанные друг с другом новости мы будем разбирать несколько лет. А эта песня вряд ли является единственным фактором. Скорее всего, она просто последняя капля в какой–нибудь череде событий.

— Будем анализировать? – громко зашептал человек с блокнотом, потянувшись губами к уху полковника.

— Подожди пока, – тот уклонился и снова посмотрел на Андрея, – какие у тебя идеи? Что надо делать?

— Я бы попробовал устранить причину. Вы видели ссылку на новостной сайт? Это же какая–то новость из глухой тайги. Группа неизвестная, вряд ли про неё прочитало много народу, да и саму песню мало кто слышал…

— То есть нужно устранить группу? – полковник повернулся к человеку с блокнотом. – Делай!

— Подождите! – Андрей прыгнул, ухватив собравшегося уходить помощника за рукав. – Вы чего, с ума сошли? Не надо устранять группу! Не в группе дело, а в песне. Она уже вышла, событие случилось, его не отменить. Давайте попробуем для начала мирное решение! Не знаю… Дайте им денег, пусть они закроют группу, удалят из сети все свои песни, и пообещают никому и никогда не петь про этого голубя и Рено.

— И Пежо, – сказал помощник, сверившись с блокнотом, после чего отдёрнул руку, – отпустите, вы мешаете мне работать.

— Остановите его, – попросил Андрей, – не трогайте вы эту группу!

— Так, забыли, – полковник на несколько секунд задумался, – а как мы из интернета песню удалим?

— Ну не знаю я! Вы же военные, у вас возможности всякие! Напишите вирус, который отслеживает только эту песню и стирает её с любого носителя. Разве вы такое не можете? Только явно ничего не запрещайте, иначе прославите эти «Глубокие мысли» на весь мир. К тому же группу наверняка почти никто и не слушал. Вы бы стали слушать песни с такими названиями?

— Мы такое можем сделать? – спросил Петров у помощника, который тут же начал задумчиво рыться в блокноте.

— Вы просто сразу начните делать, разберётесь потом, времени мало, сейчас во всём мире все тоже ищут причину, может, кто–то уже докопался, из–за чего всё случилось, – Андрею пришла в голову новая мысль, – а пока давайте подсунем системе новость, что эта группа распалась, все песни утеряны и никаких новых больше не будет. Хотя бы узнаем, повлияет это как–то на прогноз или нет.

— Ты можешь сразу все свои идеи озвучить? – огрызнулся на него полковник. – Что ты мне их по одной выдаёшь? Есть у тебя ещё что–нибудь?

— Так я же не знаю, что дальше случится, – Андрей стал оправдываться, – давайте проверим, а там уже посмотрим.

— Иди объясняй оператору, – Петров указал головой на дверь, – мы сейчас подойдём.

Андрей вернулся к главному пульту и рассказал заскучавшим техникам о своей идее. Через несколько минут они подсунули новость системе и ждали команды на сканирование так и не проснувшегося Пантелеева–младшего. Вернувшийся в одиночестве полковник ходил по комнате, подгоняя всех, кто попадался ему на глаза.

— Запускаем, – оператор сказал погромче, чтобы привлечь внимание Петрова, отошедшего с мобильником в подальше от народа.

— Да запускайте уже, – поторопил его Андрей, но оператор косился на начальника, не решаясь начать без команды.

— Ну что вы там тянете? – Петров на секунду убрал трубку от уха, закрыв её ладонью. – Сколько можно ждать?

Оператор облегчённо выдохнул и запустил сканирование, которое почти мгновенно завершилось надписью «Ямщик».

— Ну скажи нам что–нибудь, – подошедший полковник отвернулся от экрана и со злобой смотрел на Андрея, – моей фантазии на эту вашу чудо–машину уже не хватает.

— Я не знаю, думаю, система решила, что группа всё же как–то повлияет… – начал Андрей, но Петров не дал ему договорить.

— Хватит! Давай теперь я попробую по–своему, – сказал он, разворачиваясь к техникам, – подсуньте машине новость, что группа погибла в автокатастрофе, а все записи безвозвратно утеряны.

Андрей в этот раз решил не возражать, чтобы не нервировать полковника ещё больше. Ему было жалко какую–то далёкую группу с глупыми песнями, но спасение мира стоило того, чтобы пожертвовать несколькими ничего не значащими людьми, которые по неведомому стечению обстоятельств могли в будущем вызвать какой–то мировой катаклизм. Может быть, именно так и работает равнодушие? Сначала ты считаешь, что принести в жертву кого–то ради благородной цели – не такая уж и плохая идея, главное, чтобы этим кем–то был незнакомый человек. А потом тебе уже никого не будет жалко, потому что для достижения великих целей нужны великие жертвы.

— Да что происходит?! – от крика Андрей вернулся из глубины своих мыслей и посмотрел на экран, который написал что–то уже совсем странное:

«Вариант не распознан».

— Это что означает? – полковник сразу же возник рядом с Андреем, основательно встряхнув его. – Предрасположенность к какой–то профессии, которая появится только в будущем?

— Нет, у нас же коммерческая программа, – Андрей почесал голову обеими руками, пытаясь придумать объяснение, – а родители не любят, когда детям выдают неопределённый прогноз. Потому что если нет склонности к какой–то уже существующей профессии, то вероятнее всего ребёнок просто ни на что не способен, а такое, сами понимаете, никому показывать нельзя. Поэтому все неопределённости из прогноза исключены, программа их пропустит, она обязана выдать хоть какой–то результат. Если же она ничего не нашла, то выдаст случайное значение. То, что она сейчас показывает – такого в принципе не может быть!

— Ты лучше сразу говори, что делать, – толкнул его Петров.

— Так, постойте, – мысли в голове опять понеслись с невиданной скоростью, – если предположить, что песня в будущем приведёт к атомной войне, в результате которой людям придётся вернуться в развитии на несколько веков назад, то вариант с отсутствием профессии может, скорее всего, означать только одно – людей на планете не останется, тогда и профессии не нужны. Без этой песни станет только хуже. Хотя… – он задумался ещё на секунду, – знаете, а ведь мы почему–то считали, что будем воевать друг с другом, страна против страны. Почему мы не предположили, что война может быть совсем иной? Например, люди могут сражаться против машин. Мы так много фильмов про это сняли, так много книг написали. А когда дошло до дела, мы даже не рассмотрели такой вариант. Почему? Почему мы не подумали, что на нас могут напасть, например, инопланетяне? И знаете, что получается во всех этих случаях? С этой глупой песней мы выиграем войну, пусть и станем доярками и конюхами. А без неё проиграем.

— Да твою мать! – полковник выхватил из кармана телефон, ткнул в него и заорал в трубку, – отменяй всё! Никого не трогать! – он прислушался к ответу и облегчённо вздохнул. – Пока следите за ними, будьте на месте.

— То есть вы всё–таки хотели устранить группу? – спросил Андрей. – Вы решили пожертвовать людьми, даже не разобравшись до конца в том, что случилось?

— Не твоё дело, что мы там решили, – Петров спрятал телефон и посмотрел на застывших вокруг техников, – вам что, нечем заняться? Продолжайте работать! А вот ты, – он повернулся к Андрею, – давай дальше. Что надо делать?

— Теперь точно не знаю. Тут какой–то тупик, понимаете? Если бы группы не существовало в принципе, то ничего этого не случилось бы. Но она есть, и теперь после их песни любое развитие событий приводит к чему–то плохому. Я не знаю, что делать. Мы же в любом случае теперь станем жить в ожидании войны, готовиться к ней, всем миром делать бомбы вместо телефонов и велосипедов. И она обязательно начнётся просто потому, что мы будем слишком сильно её бояться.

— Хватит раскисать! – Петров подошёл вплотную, схватил Андрея за халат и встряхнул. – Ты что, думаешь – раз я военный, то хочу прожить оставшуюся жизнь в ожидании битвы? И на старости лет с кем–то драться? Никто не хочет войны! Солдаты сейчас нужны не для того, чтобы воевать, а для того, чтобы враг боялся напасть! Я и есть такой солдат. И мне от тебя нужна хорошая идея не для того, чтобы запустить в кого–то ракету. Мне нужно, чтобы ситуация была под моим контролем, тогда меня снова начнут все бояться. Это всем нам сейчас нужно. Соберись и дай мне идею, – он тряхнул Андрея ещё раз, – она может спасти этот мир.

— Попробуйте удалить из системы новость про группу и прекратите меня толкать, – Андрей сбросил руку полковника, подтянул стоящий рядом стул и устало опустился на него, – продолжайте сканирование, добавляя по одной новости.

— Зачем? Что это даст?

— Просто попробуйте, – попросил Андрей, – это моя последняя идея, хочу её проверить.

— Мне нужно обоснование, – возразил полковник, – я не могу действовать просто наугад. Что именно должно случиться? Как долго придётся продолжать сканирование?

— Я уверен, что сейчас по всей стране работает куча специалистов, и у каждого много идей, – Андрей потёр руками лицо, разгоняя усталость, – думаю, все мои идеи кто–нибудь уже не раз высказал и проверил. И то, что я сейчас предлагаю, тоже наверняка пришло кому–то в голову. Попробуйте, может получиться. А может и нет. Ну или сами что–нибудь придумайте.

— Чёрт с тобой! – огрызнулся Петров, оборачиваясь к персоналу. – Делайте, как он сказал. Удалите эту новость и продолжайте добавлять остальные.

Андрей безучастно сидел, больше уже ничего не чувствуя, кроме страшной усталости. Может быть, не так уж и плохо, что этот мир исчезнет в своём нынешнем виде. Не станет людей, никто не будет терзать планету, обижать друг друга, пропадёт несправедливость, бедность, жестокость. Может быть, когда–нибудь потом, через миллионы лет, на Земле появятся новые разумные существа, более добрые, умные, любящие друг друга. Ведь есть же такой шанс…

Актёр

Актёр

Актёр…

Запущенная заново система больше не предвещала войн, но она ведь не знала всей правды. Не догадываясь о существующей где–то далеко отсюда группе с дурацкими названиями песен, она снова предвещала спящему Пантелееву–младшему хорошую жизнь. Андрей следил за мелькающими надписями и незаметно для себя закрыл глаза, отправившись в мир снов вслед за ребёнком.

— Вставай, просыпайся, – кто–то осторожно толкнул его в плечо, и, открыв глаза, Андрей увидел стоящего над собой Петрова, – теперь можешь объяснить, что происходит?

— А что случилось? – Андрей спросонья никак не мог понять, что от него хотят.

— Смотри, – полковник указал рукой на экран, где светилась надпись: «Доярка». – Это появилось после новости о том, как студент в Германии сломал ногу, пытаясь снять с дерева кошку. Теперь у нас новая причина. Ты ведь этого ждал?

— Да, – Андрей встал, потирая затёкшую спину, – просто не думал, что так быстро.

— Быстро? – удивился Петров. – Ты проспал целый час!

— Нет, это быстро, – заверил его Андрей. – Сделайте теперь вот что – верните новость про группу, но после неё добавьте другую – что центры прогнозирования закрываются по всей планете и через неделю полностью прекратят работу, – он посмотрел в удивлённое лицо полковника, – просто сделайте, я объясню. А после этого запустите сканирование. И повторно запустите его, добавив все остальные новости вплоть до этого несчастного, который полез за котом.

— За кошкой, – добавил человек с блокнотом из–за спины полковника.

— Неважно, – отмахнулся Андрей, – сделайте, что я говорю.

В этот раз техники сразу же взялись за работу, не дожидаясь приказа полковника. Несколько минут они возились с данными, пока не запустили первое сканирование.

Актёр.

— И второй случай, – попросил Андрей, наслаждаясь растерянностью на лицах людей.

Актёр.

— Вот теперь я расскажу, – он сказал погромче, чтобы его было слышно всем, но в этот момент полковник кивнул головой, и двое солдат схватили Андрея под руки и вытащили из комнаты, зажав рот. Они донесли его до кабинета, хотя он даже не пытался сопротивляться, втолкнули внутрь и захлопнули дверь. Через полчаса пришёл Петров.

— Ты уж прости, – он говорил вроде бы с сочувствием, но в его голосе Андрей слышал только радость, – я просто не хотел, чтобы кто–то случайно узнал то, что ему знать не стоит. В качестве извинения могу сказать – мы передали информацию, что во всём виноваты сами центры прогнозирования, что именно они и вызовут какой–то катаклизм в будущем. Её проверили, пока всё подтверждается. Скоро правительство свяжется с другими странами, чтобы раскрыть всем причину, думаю, вашим центрам осталось недолго существовать. Так что ты, к сожалению, можешь оказаться без работы. Поэтому я предлагаю тебе работать на меня. Нам нужны толковые ребята. Тем более, что отпустить тебя просто так после всего случившегося я вряд ли смогу. И расскажи, как ты догадался, что дело в прогнозах?

— Свою собственную систему прогнозирования вы ведь не закроете? – спросил Андрей вместо ответа, но полковник предпочёл ничего не говорить. – Конечно не закроете. И она, возможно, когда–нибудь снова предскажет вам катаклизм. Точность прогнозирования у нашей системы 80%. У вашей, думаю, ещё выше. Это вообще больше не система прогнозирования, это прибор, измеряющий будущее. И, как почти любой измерительный прибор, он немного меняет то, что измеряет. Таких приборов тысячи по всему миру, и они производят миллионы измерений. Они уже полностью изменили то будущее, которое было бы возможно без них. Это как измерить температуру воды в одном маленьком чайнике миллионом термометров. Вот я и подумал, что дело не группе и не в студенте, да и вообще ни в каком–либо событии вообще. В наших измерениях мы почти достигли той точки, когда будущее в основном и формируется самими прогнозами. К чему именно это приведёт – я не знаю, но, кажется, к чему–то плохому. И песня стала такой точкой. А без неё студент со сломанной ногой. Продолжите проверять дальше – быстро найдёте новую причину. Из–за прогнозов всё в мире движется в одном направлении, что–то глобальное произойдёт в любом случае. И знаете, а вдруг случится что–то хорошее? Хотя я и не очень в это верю.

— То есть всё так просто? – спросил полковник. – Зная будущее, мы пытаемся изменить его, но делаем только хуже?

— Типа того, – подтвердил Андрей. – Но может быть и другой вариант. Сейчас мы откажемся от системы прогнозов, потому что она обещает что–то неизвестное и потому пугающее. А дальше люди засомневаются и в других сложных компьютерных системах – а не враги ли они нам тоже? Давайте откажемся и от них! И вообще от сложной непонятной техники, вдруг она угрожает разрушить мир? Давайте вернёмся к истокам, станем пахать землю и охотится на мамонтов. Ведь даже телефоны изменили будущее, отдалив нас всех друг от друга, хотя должны были соединить. Сейчас будущее зависит от любой технической мелочи. Когда не было сложной техники, в жизни мало что менялось, люди по несколько веков жили одинаково. Техника разрушила эту стабильность, и она продолжит это делать. Но что случится, если мы откажемся от неё?

— Доярка снова станет престижной профессией? – усмехнулся Петров.

— Вряд ли… – Андрей пожал плечами. – Ваша профессия будет куда более востребованной. Вы–то от своих телефонов и ракет не откажетесь. Как и сейчас от прогнозов.

— Ну вот видишь, к нам стоит присоединиться в любом случае.

— Да, – Андрей с тоской посмотрел на разобранный пульт, – хотя мне кажется, что лучше бы я стал скрипачом.

Показать полностью
104

Предсказание. Часть 1

Из всего рабочего дня Андрей любил только пару утренних часов, когда полусонные посетители, неосмотрительно записавшиеся на самое раннее время, клевали носами по креслам в коридоре, машинально укачивая ещё не проснувшихся детей.

— Баю–баюшки–баю, – это были единственные слова, которые кто–то время от времени шёпотом напевал то ли ребёнку, то ли дремлющему рядом супругу.

Андрею эта песня всегда казалась древним атавизмом, он помнил её из своего детства, а родителям её пели бабушки с дедушками, которые тоже не сами сочинили эти строчки. В современном мире, предлагающем сотни новых песен в сутки, можно было выбрать любую колыбельную, их можно было менять каждый день, но люди упорно продолжали напевать про серенького волчка, который любит лакомиться чужими частями тела, не обращая внимания на то, что до ближайшего леса после ужина ему придётся добираться только на общественном транспорте, если, конечно же, волчок предусмотрительно не купил себе авто.

Несмотря на то, что он уже второй год руководил местным отделом прогнозирования, Андрей продолжал работать оператором, так как на должности начальника ему было скучно, всё здесь отлично функционировало само по себе. Обычно в утреннюю смену он приходил в кабинет за десять минут до начала работы, оставлял приоткрытой дверь и под тихие колыбельные из коридора выпивал кружку кофе, настраиваясь на приём клиентов. Работа с людьми и без того всегда непростая, а если ты имеешь дело с детьми клиентов – запасись нервными клетками и не вздумай тратить их все в один день, как бы тебе этого не хотелось.

Сегодня всё было как обычно, здесь никогда ничего не менялось, пусть от этого иногда становилось грустно. Всё же это место было особенным, оно дарило людям светлое будущее, которое каждый раз оказывалось отвратительно однообразным. Да, Андрей понимал, что для приходящих сюда родителей всё выглядело удивительным и таинственным, но сам он слишком уж привык к детям, которые в будущем должны были стать гениальными певцами, писателями, режиссёрами, художниками и прочими представителями творческих профессий, далёких от любой физической работы.

Конечно, система без малейших колебаний объявила бы ребёнка гениальным бухгалтером или продавцом подержанных машин, но родители вряд ли бы обрадовались такому жизненному предназначению своих детей, поэтому компьютер пропускал все непрестижные профессии, пока не оставалось что–то возвышенное и не требующее особых усилий. Да, не лучшая идея, потому что все эти таланты когда–нибудь вырастут и окажутся в реальном мире, где по–прежнему нужны электрики, строители, продавцы и безработные алкоголики. И что бы ни пообещал всемогущий компьютер, ты всё равно никогда не знаешь, что приготовила тебе взрослая жизнь. Но говорить такое родителям Андрей не стал бы. Центры прогнозов уже больше десяти лет успешно работали по всей планете, принося неплохую прибыль и делая мир более предсказуемым. Все любят определённость.

— А уже наше время, – громким шёпотом сказал кто–то из коридора.

— Да–да, прошу, – Андрей посмотрел на часы, где до шести утра оставалось ещё три минуты, допил последний глоток кофе и сунул кружку в ящик стола, где она негромко звякнула ложкой и затаилась до обеденного перерыва.

Дверь открылась шире и в комнату вошла пара с ребёнком, дремлющим на руках у матери.

— Вы – Пантелеевы, я не ошибаюсь? – спросил Андрей, сверяясь со списком на экране. – А это ваш сын Константин?

— Да–да, это мы, – прошептали ему в ответ.

— Проходите сюда, – Андрей тоже начал говорить шёпотом, чтобы не разбудить малыша. Он указал рукой на кресло внутри капсулы, – вот, кладите его, тут мягко.

— А ничего, что он спит? – спросил отец мальчика, пока мать укладывала сына в кресло. – Или надо его разбудить?

— Нет, во сне даже лучше, – Андрей легонько поправил голову ребёнка, чтобы она плотнее прилегала к проходящим сквозь обивку датчикам, хотя это было совершенно необязательно, – так, всё отлично. Теперь отойдите немного, нужно закрыть его.

Он потянул прозрачный колпак и накрыл им кресло, не давая ребёнку возможности случайно упасть.

— Почти всё, пожалуйста садитесь рядом и ждите, – Андрей указал на кресла для родителей, а сам подошёл к пульту и долго нажимал кнопки, как было положено по инструкции. Люди не слишком любят, когда за их деньги кто–то мало работает, поэтому процесс должен выглядеть солидно, хотя на самом деле нужно было всего лишь запустить программу сканирования. – Так, последние шаги… Иииии… Поехали! Ближайшие десять минут нам остаётся только ждать.

По экрану побежали красивые и абсолютно бессмысленные графики, прорисовались схемы мозга с нечитаемыми обозначениями. Выглядело всё очень здорово, словно ты действительно попал в будущее, которое только вчера показывали в фантастическом кино. Все любят красивое будущее, ведь именно в нём всё наконец–то станет хорошо, почти так же прекрасно, как было раньше.

— Скажите, а это не вредно? – отец оторвал Андрея от размышлений. – Нет, я конечно читал про всё это, в теории это прекрасно и полезно, но вот вы, как человек, который со всем этим работает, как считаете? Вредно?

— Не беспокойтесь, всё совершенно безопасно. По крайней мере – не опасней обычной лампочки.

— А, это хорошо, – покивал головой отец, и Андрей решил, что тот успокоится и ограничится одним банальным вопросом, но тот не нашёл в себе такого мужества, – а вот какие профессии чаще всего предсказываются?

— Мы не предсказываем, – Андрей улыбнулся клиентам, чтобы скрыть раздражение от дурацких вопросов, ответы на которые знал каждый школьник, – мы прогнозируем. Система не может заглянуть в будущее, она может всего лишь проанализировать мозг человека и выявить некоторые закономерности, помогающие в выборе профессии. И чаще всего мы обнаруживаем склонность к писательству. Все мы начинаем фантазировать ещё в детстве, видимо, отсюда и такая тяга сочинять истории.

— А, ну да, – отец на секунду отвлёкся от созерцания своего сына и снова поднял голову для следующего вопроса, – а вы сами пробовали себя проверить? Вы тоже писатель?

— Нет, я себя не проверял, – соврал Андрей, который однажды вечером после работы от большого любопытства забрался в чёртово кресло и узнал, что из него вышел бы гениальный скрипач, хотя он вообще ненавидел музыкальные инструменты вместе со всеми скрипами, которые из них можно было извлечь. Андрей совершенно бы не расстроился, если бы завтра все скрипки мира сгорели синим пламенем – есть и более тихие способы заработать себе на жизнь. – Нам нельзя пользоваться оборудованием в личных целях. Процедура не из дешёвых, сами понимаете. У сотрудников только небольшая скидка на сканирование, только и всего. И то – если только…

— Смотри–смотри, он улыбается во сне, – женщина дёрнула мужа за руку, указывая на ребёнка, – наверное, ему что–то хорошее снится. Вот бы он стал актёром! Он же такой красивый!

Родители с умилительными улыбками без слов уставились на сына. Андрей воспользовался передышкой и тоже замолчал, рассматривая всю эту троицу перед собой. Своих детей у него ещё не было, но он прекрасно понимал радость людей, которые смотрят на своего ребёнка. Дети – они ведь действительно милые и красивые, даже когда плачут и капризничают. Но вот только почему из этих маленьких и прекрасных карапузов часто вырастают такие страшные взрослые? Откуда берутся все эти злобные люди, которые бросают на улицах мусор, хамят, не моются, пьянствуют и по своей воле ходят на платные тренинги личностного роста? Когда происходит это превращение прекрасных бабочек в религиозных фанатиков, жадин, бандитов и исполнителей блатных песен? Вот же, вот – стоит взглянуть, и прямо перед тобой сидит смешной мальчишка двух лет от роду, стучит одним пластиковым самосвалом по другому. А вот он же через тридцать лет – бритый налысо, покрытый наколками, сидит в тюрьме за ограбление вино–водочного отдела и стучит друг о друга головами сокамерников, которые, кстати, тоже выглядят не очень похожими на мечты своих родителей.

В этот момент машина пискнула, сигнализируя, что процесс завершён. Андрей с удовольствием вынырнул из своих мыслей, которые начинали казаться слишком пессимистичными даже ему самому, и подошёл к пульту, чтобы подтвердить распечатку результата. Прогноз для солидности выдавался на бумажном листе, чтобы родители могли вставить его в рамочку и повесить на стене для большей мотивации.

— Подходите, – он указал родителям на столик, куда вмонтированный в установку принтер выбросил листок с прогнозом, – читайте, что получилось.

— Давай ты, – мужчина легонько подтолкнул к столику жену, – что там у нас?

Женщина подняла листок, пробежала по нему глазами, нахмурилась и показала его мужу.

— Это что, шутка такая? – спросил тот Андрея, заглянув в прогноз. – Мы что, вам платим за то, чтобы вы над нами издевались? Это что за предсказание?

Он потряс в воздухе листом и в конце фразы ткнул им Андрею в лицо. Тот, не понимая, что случилось, взял прогноз, расправил его и прочитал выведенное в центре название профессии.

«Доярка» – красивым шрифтом написал компьютер. По его мнению, сын Пантелеевых в будущем обещал стать гениальной дояркой, зарабатывающей очень много денег интеллектуальным трудом.

— Ну что вы молчите? – с вызовом спросил у удивлённого Андрея Пантелеев–старший. – Объясните нам, как это наш сын станет дояркой? Поменяет пол, поступит в академию при коровнике, упразднит автоматику и станет вручную доить коров? Или вы что–то другое подразумеваете под таким прогнозом? Расскажите же нам, поделитесь секретом!

— Извините пожалуйста, это какая–то ошибка, – стал оправдываться Андрей, не понимая, как это вообще случилось. Откуда компьютер вытащил эту устаревшую профессию? Почему в женском роде? – Видимо, технический сбой. Сейчас всё наладим.

Он подошёл к пульту и открыл настройки сканирования. Операторам не рекомендовалось их менять, поэтому Андрей просто перелистывал страницы в надежде увидеть какую–нибудь ошибку, хотя сам не очень понимал, что означает большинство пунктов в меню.

— Давайте попробуем ещё раз, – наконец сказал он недовольно бурчащим за спиной родителям, так и не решившись поменять что–то. Если ошибка и случилась, то её скорее всего допустил центральный сервер, сам считающий все прогнозы.

— Простите, но уже наше время по записи… – произнёс кто–то со стороны входа.

— Извините, небольшие неполадки, подождите несколько минут, – Андрей захлопнул дверь и шагнул обратно к пульту, – так, настраиваем, запускаем, ждём. Не переживайте, сейчас попробуем во всём разобраться.

— А если опять выпадет эта ваша доярка? – не отставал отец маленького Константина. – Что тогда делать будем?

— Не волнуйтесь, я думаю, что просто случился сбой в программе, – попытался успокоить его Андрей, – даже если прогноз подтвердится, мы предлагаем программу коррекции предрасположенностей. Это, конечно, очень дорого, но, думаю, для вас мы проведём её совершенно бесплатно. Иногда люди не хотят, чтобы их ребёнок был писателем и сами просят…

— Подождите, – перебила его мать, отодвинув мужу в сторону, – вы что, хотите сказать, что наш сын на самом деле может оказаться дояркой? Вы в своём уме? Ваша машина с предсказаниями…

— Андрей Витальевич, можно вас на минутку? – на пороге без стука появился взъерошенный оператор из соседнего кабинета. – Для консультации.

— Прошу меня извинить, я сейчас вернусь, – Андрей за рукав вытащил коллегу в коридор и почти бегом утянул его в дальний угол, подальше от посетителей, – что у тебя?

— Вот, – протянул тот листок с прогнозом. «Тракторист» – было написано в центре красивым шрифтом. – Родители меня чуть не убили! Как мог появиться тракторист? Что мне делать?

— Чёрт! – Андрей глубоко вздохнул, пытаясь осмыслить случившееся. – Так, иди по остальным кабинетам, спроси, что у них вышло, записывай и приходи ко мне. Только сначала успокой своих клиентов и причешись! Выглядишь так, словно с пожара сбежал!

Он неспешно вернулся в кабинет, пытаясь своим видом показать посетителям, что всё в порядке. Компьютер ещё считал, показывая три минуты до завершения процесса. Андрей встал за пультом, пытаясь закрыть экран от родителей, и после сигнала о готовности прогноза отказался от печати. «Доярка» – написал компьютер на экране, и Андрей сразу же закрыл окно с надписью.

— Ну что там у вас? Что вы так долго возитесь? – отец попытался заглянуть Андрею через плечо.

— Извините, теперь другой сбой, результат не рассчитан, – соврал тот, обнуляя сканирование.

— Да что у вас за сервис такой?! – во весь голос возмутился Пантелеев–старший, разбудив свои криком младшего. Ребёнок поднял голову от кресла, сел и залился слезами. Бросившаяся к нему мать с разбегу стукнулась лбом о стеклянную крышку и добавила в общий хор несколько крепких словечек. Вся троица набросилась на Андрея с претензиями – двумя осознанными и одной очень широкой и трудноформулируемой.

— Андрей Витальевич, – в кабинет снова заглянул коллега, всё–таки забывший причесаться, – вот, я принёс вам, как вы просили.

— Пожалуйста, дайте нам немного времени разобраться, – попросил у замолчавших родителей Андрей, отодвигая прозрачный колпак с кресла ребёнка, – сегодня здесь много у кого сбой, что–то случилось с компьютером. Посидите пока, сейчас пришлём вам чаю или кофе.

Он выскочил из кабинета вместе с соседом, снова отойдя подальше, и взял из его рук телефон с записями.

«Гончар, врач, швея, брадобрей, учительница, стрелок», – прочитал он с экрана.

— Брадобрей? – спросил он сам себя. – Какой ещё на хрен брадобрей?

Стоящий напротив коллега без слов развёл руки в стороны и пожал плечами. Андрей вернул ему телефон, вытащил свой, чтобы набрать номер центрального офиса, но трубка неожиданно зазвонила сама.

— Общий сбой по всем прогнозам, – сказал голос на той стороне, – останавливайте оборудование, прекращайте приём до завтра. Только без паники, не надо пугать людей!

И голос тут же отключился, оставив Андрея наедине с толпой недовольных клиентов, ожидающих своей очереди.

— Так, иди по всем кабинетам, сообщай, что случился сбой, – сказал он оператору, который продолжал в нерешительности стоять рядом, – родителей успокойте, скажите, что все прогнозы отменяются. Всем будет компенсация и повторное посещение.

Сам он прошёл в центр холла и остановился посреди толпы взволнованных родителей, ожидающих своей очереди.

— Прошу прощения, но сегодня из–за технических проблем мы не сможем принять вас, – громко сказал он, народ сразу же бросился задавать вопросы, и тут же телефон в руке зазвонил снова, – извините, сейчас не могу вам ответить. Всех вас мы примем в другой день, всё сообщим дополнительно. Извините.

Андрей поднёс к уху трубку со звонком начальника из центрального офиса, надеясь, что новости будут хорошими.

— Андрей, задержи у себя семью Пантелеевых, которые первыми к тебе сегодня пришли, если они ещё на месте, – сказал голос в телефоне, – а если ушли, догони и верни обратно. И приготовься к приёму военных, минут через десять они будут у вас. Делай всё, что они скажут. Я тоже к вам скоро приеду.

— Каких военных? – удивился Андрей. – Зачем? Мы же не сотрудничаем ни с какими военными.

— Андрей, с военными необязательно сотрудничать, они сами находят себе компаньонов. Что они там придумали и зачем едут именно к тебе – об этом не по телефону. Задержи Пантелеевых и жди.

Трубка умолкла, и Андрей пошёл в свой кабинет, по дороге отбиваясь от возмущённых родителей.

— Ну и где наш чай и кофе? – набросился на него с порога отец семейства. – Вы обещали! И что это за сбой такой? Из–за вас нам придётся приходить сюда ещё раз, отпрашиваться с работы. Кто компенсирует эти затраты? Жена ещё ударилась о вашу эту, как её…

— Послушайте, кофе сейчас будет, деньги вам вернём, сканирование сделаем бесплатно, я только распоряжусь, – Андрей нажал на пульте кнопку вызова секретаря, – принесите нам кофе…

— Андрей Витальевич, тут к вам пришли, – перебил его голос в динамике, – какой–то полковник, говорит, что срочно.

— Сейчас приду, – он с улыбкой повернулся к клиентам, – такой суматошный день сегодня! Подождите здесь, я сейчас всё организую, только не уходите никуда.

Он поспешил к выходу, надеясь, что не получит предательских вопросов в спину, но недовольные Пантелеевы снова набросились на него втроём, пришлось потратить ещё несколько минут, чтобы хоть немного их успокоить. Наконец он смог выйти в коридор и добраться до стойки регистрации, где его ожидал какой–то мужчина в штатском.

— Здравствуйте, я… – Андрей протянул руку, но тот даже не заметил её.

— Я знаю, кто ты, – сказал он, – мне нужно, чтобы здесь поскорее не осталось никого – ни клиентов, ни персонала. Сейчас сюда поднимутся наши специалисты и займутся вашей проблемой, видеть их всем этим людям необязательно. Ты сам останься, и Пантелеевы нам тоже нужны, не отпускай их никуда. Ясно?

— Нет, – попытался возразить Андрей, – объясните, что происходит, и какое отношение вы имеете к нашей проблеме?

— Делай то, что сказали, – мужчина шагнул вперёд, заставляя Андрея отступить, – быстро и без вопросов. Вы сами начали всё это.

— Что начали? Мы же просто…

— Бегом! – мужчина сделал ещё шаг, и испуганный Андрей побежал помогать операторам и секретарям. Через двадцать минут в холле было пусто, лишь вышедший из кабинета Пантелеев злобно смотрел на запыхавшегося Андрея.

— Кофе! – сказал он, уперев руки в бока, и Андрей развернулся, выругавшись про себя. Злобные родители, проблемы с прогнозами, военные… И при этом не прошло и часа рабочего дня, стрелки настенных часов показывали, что нет ещё семи.

— Ты куда собрался? – через два шага развернул его мужчина в штатском, который шел со стороны регистратуры с несколькими людьми уже в военной форме. – Ну–ка сядь в кабинете и не выходи, пока не позовут!

— Вы почему так со мной обращаетесь? – возмутился Андрей. – И объясните наконец, что происходит.

— Конечно объясню, – мужчина схватил Андрея за рукав и потащил за собой, остановившись возле удивлённого Пантелеева, – вот вы двое – живо в кабинет и не выходите, пока вас не позовут! – Он втолкнул их в дверь и повернулся к одному из шедших позади солдат, – заходи к ним и проверяй установку. И телефоны у них отбери.

Солдат зашёл внутрь, плотно прикрыл за собой дверь и без слов протянул руку в ожидании.

— Я не потерплю такого! – закричал Пантелеев, схватил жену с ребёнком и потянул их к выходу. – Мы уходим, и мы оставим жалобу!

Он дёрнул ручку и тут же испуганно шагнул назад, после чего чья–то рука просунулась внутрь и снова захлопнула дверь.

— С автоматом? На людей? – он с ужасом смотрел на Андрея. – Вы ответите, вы за всё это мне ответите!

— Да я здесь при чём? – тот устало опустился в кресло, бросив свой смартфон на стол. – Вы же видите, я тут заперт вместе с вами. Вон тому претензии предъявляйте, – он кивнул на солдата, который продолжал стоять в ожидании телефонов.

— Никаких вопросов, телефоны лучше сдать добровольно, – тут же отозвался солдат, повернувшись с протянутой рукой к Пантелеевым, и те неохотно отдали ему телефоны, – все вопросы к полковнику. Он вас вызовет, у него всё и спросите.

Солдат достал из кейса ноутбук и подключал его к пульту, а Андрей откинулся в кресле и машинально выдвинул ящик стола, внутри ещё раз звякнула ложкой пустая кружка из–под кофе, возбудив в Пантелееве–старшем новый взрыв эмоций по поводу того, что им не принесли обещанные напитки. Андрей только указал руками на дверь и продолжил молча сидеть на месте. Солдат копошился с пультом, а ребёнок снова начал плакать, временно успокоив разошедшегося родителя.

Воспользовавшись паузой, Андрей вновь задумался о том, что же случилось. Система прогнозирования за все годы своей работы ни разу не давала сбоя. Большинство клиентов было довольно прогнозами, центральный сервер ежедневно исправно пережёвывал гигабайты информации, анализировал и сопоставлял новости, пытаясь угадать, какие профессии станут престижными в будущем, сканировал детей и выдавал им их предназначение. Что могло пойти не так, почему военные озаботились первой же ошибкой? Может быть, они тоже пользовались системой для каких–то своих прогнозов?

— А теперь мне надо проверить вашего сына, – солдат, закончивший возиться с пультом, повернулся к Пантелеевым с портативными датчиками в руках.

— Ну–ка не лезь к нам! – тут же вскочил отец, закрывая собой жену с ребёнком. – Проверяй и дальше железки свои! Сына я тебе не дам!

В этот момент дверь приоткрылась, и в кабинет заглянул начальник из центрального офиса. Он беззвучно поманил Андрея, и тот пошёл к выходу, стараясь не мешать солдату ругаться с Пантелеевыми.

За дверью действительно стоял человек с автоматом, он внимательно посмотрел на вышедшего Андрея, но ничего не сказал.

— Пошли сюда, – начальник ткнул пальцем в соседний кабинет, – поговорим.

— Иван Николаевич, что случилось? – спросил Андрей, как только они оказались наедине. – Почему военные здесь? И почему нас задерживают?

— Да я и сам всего не знаю, мне ведь тоже ничего не сказали и сюда привезли без моего согласия. К нашей системе они подключились с самого её создания, но просто следили за тем, что она делает, они ею не пользовались, это точно. Думаю, у них своя есть, не хуже нашей. И вот сегодня утром вдруг появляется этот твой прогноз у Пантелеевых. Первый раз за всё время такой странный прогноз. А после него все результаты пошли необычные, и почти все – нетворческие профессии. Военные через пять минут объявились, остановили всю работу и понеслись к тебе проверять, что случилось.

— Но зачем им что–то у нас проверять? Ну появились трактористы с доярками, военным–то какое дело?

— Тут всё очень сложно получилось… Думаю, они считают, что эти профессии будут востребованы после крупной войны, а вот писатели и художники после такого ещё долго никому нужны не будут. Думаю, что система предсказала в будущем атомную войну.

— Как предсказала? – Андрей схватился за стоящий рядом шкаф. – Она ведь ничего не предсказывает, она всего лишь формирует прогноз.

— Это, конечно, так… Но эти слова, они для рекламы, понимаешь? Чтобы никто не рассчитывал на стопроцентную точность. Ну если вырастет кто–то дебилом вместо балетмейстера, то это не мы виноваты, это же как погода – можно лишь попытаться угадать. А на самом деле точность прогнозирования у нас больше 80 процентов, мы ведь не только на профессиях тренировались. И если система считает, что будет война, то игнорировать такое нельзя.

— Про войну… Это военные сказали? Мне вообще это можно знать?

— Нет, они–то молчат, это мои догадки всего лишь. Ну просто больше ничего в голову не приходит, это самое логичное. А по поводу тебя… Знаешь, а какая уже разница сейчас? Нас с тобой теперь никуда не отпустят, можем говорить о чём угодно. Тут есть шанс, что весь мир скоро накроется, чёрт с ней, с секретностью! Хотя, может быть, и не война будет. У нас есть отдел экономических и политических прогнозов, они через несколько минут теорию крупного мирового экономического кризиса выдвинули, как только новые прогнозы пошли, но проверить ничего не успели – их тоже закрыли, чтобы не смогли проболтаться, паники военным не надо. Ну и тебя заодно, тебе случайно первому достался новый прогноз.

— Но если это не точно? Если причина в чём–то другом? Это же пока только догадки!

— Вот они и хотят сами всё…

— Слышь, тебя к Петрову вызывают, – просунул внутрь голову человек с автоматом и посмотрел на Андрея, – давай на выход.

— И что мне делать? – спросил Андрей у начальника. – Это же не я всё устроил!

— Да откуда я знаю, что делать? – ответил тот. – Кажется, они и сами не знают. Иди уже.

Солдат довёл Андрея до кабинета, где обосновался полковник Петров со свитой. Внутри несколько человек терзали основной пульт, пытаясь извлечь из него какие–то знания о будущем, остальные звонили, писали и что–то искали в Интернете. Петров молча расхаживал между ними заложив руки за спину, словно школьный учитель, следящий, чтобы никто не списывал на контрольной.

— В соседнюю комнату этого, – он ткнул в Андрея пальцем, как только тот появился на пороге, и солдат потянул его обратно.

В комнате напротив было пусто, о проблемах напоминал лишь развороченный пульт сканирования. Андрей сначала присел, но от волнения не сиделось, и он начал ходить кругами вокруг стола. Петров не торопился, и от этого становилось даже страшнее, чем от предчувствия ядерной войны. Наконец полковник вошёл, а вместе с ним ещё какой–то незнакомый человек с блокнотом, видимо, помощник.

— Давай, садись и рассказывай всё с самого начала, – полковник опустился в кресло, а помощник остановился сзади него и сразу же начал что–то записывать, – и как можно подробнее.

— Что рассказывать? – спросил Андрей, сразу же остановившись.

— Сядь говорю, – Петров кивнул на кресло рядом с пультом, – и рассказывай про сканирование сына Пантелеевых.

— Там на камерах есть запись, – Андрей сел, стараясь избегать взгляда полковника, – вы можете просто посмотреть.

— Я уже всё посмотрел. А теперь расскажи.

— Вы что, думаете, это я что–то сделал, чтобы началась война? Да я ведь просто оператор, я включаю сканирование, только и всего! Я прихожу, принимаю родителей, кладу ребёнка рядом с датчиками и просто запускаю программу! И от меня прогноз не зависит, и ребёнок тут тоже ни при чём!

— У тебя слишком богатое воображение, – Петров поднялся и вплотную подошёл к креслу Андрея, – ну а если вдруг всё именно так? Ты же не хочешь, чтобы мы проиграли в этой войне? Ты же понимаешь, что мы должны опередить врага? А мы пока даже не знаем, кто первый запустит ракеты. Думаешь, противник сейчас бездействует? Во всём мире ведь тоже появились такие прогнозы, все страны сейчас пытаются понять, кого надо атаковать. Мы обязаны узнать это первыми, чтобы нанести удар раньше. Ты понимаешь, как это важно? Ты понимаешь, что предсказание началось с тебя и этого ребёнка? Почему именно он? Всё это не просто так, в этом есть какой–то смысл. Поэтому расскажи подробно, что и как ты делал.

— Противник – это кто? – испуганный таким напором Андрей пропустил половину речи полковника. – Вы не знаете, кто начнёт войну, поэтому хотите начать её сами? – он вдруг понял, что перспектива конца света сейчас слишком реальна. – Вы больные! А если мы вообще не должны были участвовать в предсказанной войне?

— И как ты это представляешь себе? Это атомная война, в ней не выйдет не участвовать! Никак! Поэтому расскажи мне…

— Подождите, наверняка у вас есть своя система прогнозирования, и она скорее всего мощнее нашей! – неожиданно для себя перебил Петрова Андрей. – Почему не она первой предсказала войну? Почему наша?

— Что у нас есть и чего нет – не твоё дело. Хватит болтать не о том! – разозлился Петров.

— Подождите! – Андрей даже не заметил его злости, – вы ведь, скорее всего, тестируете солдат, пытаясь узнать, кто из них лучше сможет убивать. А у нас дети. Солдаты взрослые, и на их жизнь хватит выбранной специальности. А вот детям лучше готовится к войне, потому что война будет нескоро. Понимаете, она будет нескоро! Лет через 15–20 минимум! Поэтому наш компьютер видит её, а ваш нет. Вы же все прогнозы строите исходя из анализа взрослых людей!

— Мы это учитывали? – Петров обернулся к строчащему в блокноте помощнику.

— Не знаю, – остановился тот на секунду, – но долгосрочные прогнозы мы точно считали.

— Вы считали их для людей какого возраста? – спросил Андрей. – Ваша система в принципе учитывает интересы пенсионеров? Наша – нет. Никому нет дела до стариков, если, конечно, это не какие–нибудь важные политики или миллионеры. Да даже для них система просто прогнозирует отдых и прогулки – что ещё делать на старости лет?

— Быстро найдите какого–нибудь ребёнка и сделайте с ним тест на нашем оборудовании, – приказал полковник, и помощник тут же убежал вместе с блокнотом, – ещё какие–нибудь мысли есть по этому поводу?

— Есть, – кивнул Андрей, которому от страха в голову пришло слишком много мыслей, – вы же сейчас потрошите нашу систему, пытаясь найти в ней ответ на вопрос, с кем сражаться? – он подождал, но полковник решил не отвечать. – Я думаю, вы ошибаетесь, заниматься надо другим. Все прогнозы вчера были обычными, а сегодня всё перевернулось. Но система работает по многим часовым поясам, круглосуточно анализируя все новости, видео, фотографии из сети, чтобы увеличить точность прогноза. А что, если что–то случилось в мире в последние несколько часов, и это заставило компьютер спрогнозировать войну. Найдите это событие и попытайтесь как–то его отменить.

— И как это сделать?

— Система анализирует информацию порциями, сначала несколько часов собирает, потом обрабатывает. Откатите её часов на шесть назад, отключите от сети и по одной отправляйте ей все новости, которые она за это время добавила в свою базу. И каждый раз проводите тест на каком–нибудь ребёнке. Как только нормальный прогноз сменится на что–то иное – вы нашли, то, что нужно.

— Там же тысячи новостей, – возразил Петров, – это очень долго.

— Ничего подобного! – Андрей вскочил с места. – При отключении системы от сети и после перенастройки на анализ одной новости уйдёт доля секунды, сканирование займёт ещё столько же, у вас же будет всего несколько детей вместо тысячи! Мы уже до вечера узнаем, что случилось!

— Мы не можем остановить свою работу, – полковник посмотрел на Андрея, – у нас приказ. Ты сможешь всё это сделать сам?

— Как сделать? Я не администратор, у меня нет доступа к системе. Да и не умею я. Могу только сканирование провести.

— Тогда сиди здесь и жди! – полковник развернулся и вышел из комнаты, оставив Андрея в одиночестве.

Тот походил по комнате, сжимая голову руками. А что если кто–нибудь не вытерпит и запустит ракеты, не разбираясь, просто от страха? Нужно срочно что–то делать! Но что можно сделать, когда ты лишён любых средств связи?

Часть 2

Показать полностью
209

Легенда о маленьком диверсанте.

- ...Тёть Наташ, вы помните тот зелёный магазин? Вот там по пути, из воронки от бомбы торчит труба. Оттуда течёт вода, можно набрать. - сказал Митя.

- Да, я тоже видел,- поддержал его Толик, сын тёть Наташи. - Мы сходим!

- Хватит уже ходить, объясните мне как лучше до неё дойти, сама принесу. Ненароком попадёте в лапы тандорийцев...

- Тёть Наташ, вы не сможете, вы большая... Там нужно лезть по трубе, больше никак не пройти. - пытался её отговорить Митя.

- Все равно, не сметь, я сказала... Ложитесь спать, завтра утром схожу.

На рассвете Митя толкал Толика в бок:

- Толик, Толик, вставай! Тихо только... Твоя мама спит, пошли за водой. - шептал ему в ухо Митя.

- Но она же запретила...

- Она не сможет, хочешь чтобы её сцапал патруль?

- Нет конечно... Пошли.

Два мальчика взяли несколько пустых пластиковых бутылок, и начали осторожно выбираться из подвала разрушенной многоэтажки, в которой они раньше жили. Осторожно пробираясь среди развалин домов, и останавливаясь чтобы прислушаться, они двигались все ближе к воронке с трубой...


...Звездолёты Империи Тандор прилетели к Земле месяц назад. Они объявили нашу планету своей территорией, и "любезно" предложили три дня на то чтобы все жители её покинули. И даже обязались предоставить транспорт. Земляне отказались, сделав жест в виде залпа ядерных ракет в сторону их флота. Атака, впрочем, не произвела эффекта, все ракеты были перехвачены неизвестными землянам технологиями. В ответ на Землю обрушилась тандорийская авиация - миллионы истребителей за пару дней уничтожили все наши самолёты и вообще всю технику способную двигаться. От армии землян мало что осталось - небольшие подразделения укрывались в лесах и среди развалин в городах. Многие из них оказывали сопротивление десантным группам, прибывшим позже для отлова землян. Те ловили мирных жителей и грузили их в транспортные корабли. Куда их отвозили, никто не знал. Стычек с тандорийским десантом было все меньше и меньше, они жестоко расправлялись со всеми кто открывал по ним огонь...


Двое мальчишек осторожно ползли по вентиляционной трубе под развалинами...

Митя с Толиком дружили с первого класса и были соседями по площадке. Часто бывали друг у друга в гостях, гоняли на велосипедах, играли на приставках... Когда началась война, родителей Мити - военных, тут же отправили в места боевых действий. Ушел с ними и папа Толика. К Мите приехала бабушка и жила с ним, пока не умерла от инфаркта неделю назад. Мальчика забрала тётя Наташа, и они все вместе благоустраивали угол в подвале, в то время когда в городе начались бои. Сопротивление захватчикам было ожесточенное, тандорийцы в ответ почти сравняли город с землёй. Во время авиаудара тётя Наташа и дети по счастливой случайности были внизу...


- ...Толик, ползи тише, нас могут услышать. - шептал ему Митя.

- Я и так тихо...

Мальчишки осторожно вылезли из трубы и поползли в сторону развалин магазина. После, гуськом и нагнувшись, стали приближаться к воронке с водой. Справа, метрах в двадцати, раздался звук и из-за кучи кирпичей поднялся вверх чёрный ствол с цилиндрами по кругу.

- Ловушка! Ложись! - закричал Митя.

Из цилиндров во все стороны стали вылетать снаряды. Секунда - взрыв, секунда - взрыв, и так по спирали.

- Толик держись!

От взрыва рядом, мальчишек подбросило в воздух. Сверху на них упали куски гипсокартона...

Сколько Митя был без сознания, он не помнил. Попытался пошевелиться - вроде всё в порядке, лишь неимоверный звон стоял в ушах.

- Толик, ты где? - спросил Митя, и тут же замолчал услышав чью-то речь, состоящую из рыков и шипения. "Тандорийцы!" - пронеслось в голове у Мити, он задержал дыхание и не шевелился.

По обломкам ходило несколько фигур в чёрной форме, они обыскивали развалины в поисках причин срабатывания мины. Но никого не находили, мальчики были плотно укрыты гипсокартоном и ещё каким-то мусором. Старший патрульной группы показал на кошку сидящую на перевёрнутом мусорном контейнере. Рыкнул своим товарищам, и те посмотрев на животное, ответили шипением. Через пару минут они ушли. Митя прождал ещё минут десять, и осторожно стал стягивать с себя укрывавший его лист.

- Толик...Толик... - шептал Митя. - Ты где Толик?

Его взгляд уткнулся на кисть друга, которая виднелась под обрыком целлофана.

- Толик! Ты что? - вскричал Митя раскидывая мусор. Он поднял кусок тонкой плиты и увидел бездыханное тело друга. Тот лежал на боку, глаза полуоткрыты, пару струек крови стекало из носа.

- Толик! Толик! - Митя тормошил его за плечо, но мальчик не шевелился.

Слезы заполнили глаза Мити:

- Толик... Вставай! Толик! Пойдём домой... Что я скажу тёть Наташе? Вставааай!

Митя держал за руку друга, и его трясло от рыданий. Боль и отчаяние от потери сжали сердце мальчика своими когтями...

Через несколько минут, вытирая слезы, Митя стал осматриваться. Назад идти стало невозможно - вентиляционную трубу уничтожило взрывом. А лезть поверху, через развалины, было очень опасно, его могли заметить вражеские дроны или патрули. Только понизу, только под прикрытием. Значит нужно обойти магазин, и дальше вниз по улице, прямиком до брошенной боевой башни возле площади Мира. Там недалеко был проход среди сплошных развалин, один раз они с Толиком уже там проходили. Но рядом находящаяся площадь была слишком открытым и опасным местом, поэтому мальчишки тем проходом больше не пользовались. "Сейчас только туда" - думал Митя, и всхлипывая посмотрев на друга сказал:

- Я тебя здесь не оставлю...

Мальчик быстро сходил к трубе и набрал пару бутылок воды. Вытащил из-под кирпичей кусок проволоки, обвязал бутылки вместе и прикрутил их себе на пояс. Он взял за руки Толика и навалил его себе на спину. Еле переставляя ноги, он ещё и нагибался, стараясь не привлекать внимание:

- Пойдём домой Толик... Ну и пусть тёть Наташа меня убьёт... Я виноват.

Обойдя магазин, Митя понемногу передвигался по улице, стараясь двигаться перебежками от укрытия к укрытию, но с другом на спине делать это было очень сложно.

- Ещё немного, потерпи... - тяжело дышал мальчишка. Ему никто не отвечал. Но он не хотел считать Толика мертвым. Так легче.

Митя почти подошёл к площади Мира, к боевой башне в конце улицы. "1440" - большие белые цифры красовались на боку ее купола.

Эти башни в спешке привезли с военной базы, что была за городом. Четыре других, стоящих по периметру площади были разворочены взрывами. А эту накрыло сбоку и сверху обломками кровли с соседнего здания, что и придавало ей довольно безжизненный вид. В висевшую на одной петле дверь Митя с Толиком войти в прошлый раз не отважились - побоялись мертвецов.

Проход между развалин был прямо перед башней. Митя уже собрался идти в том направлении, но вдруг впереди он услышал рыкающий говор. "Патруль!" - холодок ужаса пробежал у него по спине. Вперёд нельзя, на площадь тоже. Назад! Обернувшись назад он увидел вдали черные фигуры. Что же делать? " В башню" - подумал Митя. " Ну и пусть там мертвецы". Осторожно, стараясь не задеть дверь, он вошёл внутрь бронированного сооружения. Наверх шла крутая лестница, прямо до люка в полу купола. Митя не помнил как залетел внутрь неся на себе друга, и быстро закрыл люк вращением рукоятки засова. Немного посмотрел и защёлкнул блокиратор замка. "Только бы не услышали, только бы не услышали" - бесшумно шевелил губами Митя. Внизу башни послышался шум чьих-то шагов. Митя не дышал. Подёргалась рукоятка люка, внизу раздался рык вперемешку с шипением. Сердце мальчика готово было выскочить, но через минуту шаги стали удаляться. "Спасибо, вот спасибо" - шептал Митя.

Он стал осматривать полумрак купола. Мертвецов не было, это хорошо. В центре, на полу, стояла большая тренога. К ней был прикреплен накрытый тканью восьмиствольный пулемет. "МПД - 500... как в игре" - глядел на него с восторгом Митя. Точнее, не в игре, а в симуляторе, диск с которым взял на военной базе его папа. Митя не раз часами упражнялся в этой программе, и за что они с отцом не раз получали "по шее" от мамы.

Слева от треноги стояла большая ферма на колесах, на ней друг над другом возвышались четыре огромных ящика с патронными лентами. Лента выходила из каждого ящика и входила в другой, их соединили чтобы не терять время на перезарядку. Из верхнего ящика лента входила в пулемет. Но оружием воспользоваться так и не успели, отступали в спешке.

Оглядев пулемет, мальчик потрогал его, - " Вот это да...". На стене висели коробки с каким-то оборудованием, на одном из них моргала оранжевая лампочка. Внизу под ними стояли аккумуляторы.

Над площадью раздался гул двигателей корабля. Митя с замиранием сердца подбежал к ставням закрывающим амбразуру. В щели между ними он увидел как большой транспортный корабль сел посреди площади, и из него посыпались тандорийские десантники. Они оцепили площадь. Другие тандорийцы стали выгружать огромные ящики. "Оборудование или оружие" - подумал Митя. Через пять минут корабль улетел. "Восемьдесят пять... Сто тридцать шесть" - пробовал посчитать врагов Митя, но все время сбивался. Тандорийцы раскрыли из ящиков большие полусферы, и занялись неспешно, каждый своим делом. "Лагерь! Они установили здесь лагерь!" - подумал мальчик.

Теперь Мите не уйти. Часовые сразу его заметят. Отчаяние вновь заполнило сердце мальчишки.

Митя скомкал картонную коробку и подложил её под голову Толика. Присев рядом с ним на корточках он стал гладить его по плечу. Невольно опять пошли слезы.

- Ну почему Толик... Ну кому мы мешали? А? Почему? - тяжело дышал Митя. Перед глазами снова и снова вставали картины о том как они играли вместе. Вспомнилось лицо бабушки, она сидела с ним на кухне, улыбалась и угощала его своим вареньем:

- ...Вот ещё хорошая поговорка Зайчик, "Долг платежом красен..."

Всё сразу стало ясно. Глаза Мити заблестели решительностью, отчаянная и дерзкая мысль захватила его всего. Он сжал кулаки, - "Они заплатят нам, заплатят...".

В щель между ставнями была видна почти вся площадь, сверху башни только свисало несколько балок из остатков соседней крыши и куски целлофана немного закрывали обзор. Митя еле повернул пулемёт по центру, как раз против щели. "Высоко... мне неудобно будет". Подтянул какой-то деревянный ящик, встал на него. "Теперь лучше". От мысли что нужно открыть ставни дрожали коленки. Но делать это нужно, все равно или поймают или убьют. Осторожно он отодвинул ставни, и присев, стал крутить ручку на треноге. Стволы пулемета стали медленно выезжать наружу... Щёлк - на стене загорелась зелёная лампочка - " Боевой режим". Митя не мог остановить дрожь в руках и ногах. Он посмотрел на друга лежащего на полу, на капельки крови на его лице. Вспомнил как Толик один защитил его от старших ребят в первом классе, никто не заступился, а он смог.

- Я тоже заступлюсь, тоже... За тебя Толик... - сказал Митя и отжав предохранитель поднес палец к спусковому крючку...


Командир тандорийской десантной группы прогуливался по лагерю, погоняя своих солдат:

- Живее, шевелитесь, не будьте как ленивые шеганские свиньи...

Он окинул взглядом площадь ещё раз - что-то было не так.

- Сержант, ко мне! - крикнул он.

- Слушаюсь славный Дэр Хэ!

- Вон та башня видишь? Вы проверили её? Она вроде не была с открытой амбразурой.

- Группа подготовки все проверила перед нашим прибытием командир!

- Ну-ка дай мне бинокль!

Сержант дал ему бинокль, и Дэр Хэ стал смотреть на башню. Его глаза стали расширяться - из темноты проёма прямо на него смотрело восемь чёрных глазниц смерти. И смерть начала свой хоровод - стволы стали кружится.

- Пулемёёёт!!! Ложись!!! - только и успел крикнуть славный Дэр Хэ прежде чем его с сержантом разорвало на части.


Вниз, на лагерь спустился огненный смерч. Он разрывал все на своём пути. Куски бетона, асфальта, тела тандорийцев - все подлетало вверх, разлетаясь в воздухе ещё и ещё на части. Ужасный рокот стоял над площадью. Захватчиков застали врасплох. Митя очередью срезал балки и целлофан мешавшие обзору. Линия огня прошла по полусферам лагеря порвав их в клочья, потом дошла до ящиков, те рванули, разбросав обломки по площади. Тандорийцы метались по лагерю в поисках оружия и укрытий. Все кто успел, спрятались за сгоревшими бронемашинами и танком без башни. Те же, кто попадал в поле зрения мальчика, падали под пулемётным огнём. Взлетело пару дронов, но и их настигла очередь из башни, взорвавшись, они упали на головы своих хозяев...

Десантная группа прибыла сюда для поиска гражданских землян, поэтому была легковооружена. И никто из них не рассчитывал получить здесь такой жёсткий Вьетнам, который им устроил мальчик...

Понемногу враги стали приходить в себя, с разных сторон лагеря в сторону башни пошли очереди из оружия. Тандорийцы считали себя расой воинов, и месть за погибших соратников считали делом чести. На шум боя к площади подходили новые группы...


Митя посмотрел на ящики с патронами - их осталось всего два. "Стволам нужно остыть" - подумал он и отпустил курок. Рокот смолк, и дьявольская карусель остановились через несколько секунд. Глаза ребенка смотрели прямо сквозь марево горячего воздуха поднимавшегося от стволов пулемёта. И не капли не жалели.

Противник перебежками менял позиции, рыки с шипением раздовались с разных сторон лагеря. Тандорийцы пытались подойти ближе, и почти все стреляли по башне. Митя еле смог разомкнуть ладони от рукояток, пальцы свело как судорогой. Уши болели от грохота, он почти ничего не слышал. Весь пол был усыпан гильзами, их горка была почти вровень с ящиком на котором стоял маленький боец. На стене рядом с зелёной лампочкой моргала красная - "Вызов". Отдаленно Митя услышал зум - сигнал. Его перекрывал шум от попаданий светящихся очередей противника по куполу башни. Из динамика над лампочкой раздался звук:

- Башня "четырнадцать - сорок", ответьте! Я - "Запад - А", "четырнадцать - сорок" ответьте...


- Товарищ генерал! Башня "четырнадцать - сорок" работает по площади Мира! Дроны засекли более двухсот мёртвых, и столько же живых биометок противника! - воскликнул лейтенант, вбежав в помещение где расположился штаб.

- Как работает? Разве она цела? Кто командует?

- Неизвестно товарищ генерал, мы пытаемся с ними связаться...

Генерал Громов вскочил с места и вбежал в соседнюю комнату, где связист сидел перед передатчиком:

- ... Башня "четырнадцать - сорок" ответьте...

Ещё и ещё раз. Но всё безуспешно.

- Подожди... - сказал генерал, склоняясь над передатчиком, - "Четырнадцать - сорок", если вы меня слышите, нажмите зелёную кнопку на стене!

- Слышу... Я - "четырнадцать - сорок"... Я Митя. - ответил детский голос.

"Ребенок!" - на мгновение генерал потерял дар речи.

- Кто там с тобой, взрослый?

- Никого нет... Я один... Они убили Толика.

- Как один?!

- Их много, они наступают... Дяденьки помогите!

В комнату вбежал лейтенант:

- Товарищ генерал! От ближайшего звездолёта отделились пять бомбардировщиков, будут над площадью минут через двадцать!

Старый генерал еле сдерживая дрожь в губах ответил в микрофон:

- Держись сынок. Мы идём за тобой...


К площади с северных улиц шло подкрепление. Возможно решив что в башне закончились боеприпасы после продолжительной атаки, тандорийцы, осмелев, бежали с улиц группами. Митя только этого и ждал. Он нажал спусковой крючок ещё раз, и свинцовое возмездие беспощадно их накрыло. Нет, боеприпасы ещё были. Десятки и десятки пришельцев поняли это падая в огненном коридоре так и не успев добежать до площади несколько метров. Пулемет методично доставал стрелявших по нему, раз за разом. И прошив железные листы и размолотив куски бетона. Туча пыли встала над площадью, во многих местах пылал огонь. Лагерь оглашали стоны раненых. Этот день тандорийцы запомнят надолго...


Группа славного Кай Сэ подползала к башне сзади. Передвигаться можно было только ползком, сплошной огонь с площади пролетал и над ними. Пулемет в башне смолк после второй своей атаки несколько секунд назад.

- Я лично его прирежу... - прорычал Кай Сэ своим солдатам.

Один из солдат заполз в дверной проём и через несколько секунд выскочил назад. Из проёма грянул взрыв - замок на люке в полу купола был уничтожен...


- Вот и всё Толик... У нас кончились патроны. И наверное никто нас уже не заберёт... - сказал Митя отодвигая гильзы от тела друга. Взрыв! Люк открылся. Через мгновение в купол влетело несколько тандорийцев.

Славный Кай Сэ стоял в нерешительности глядя на двух детей у стены. Он нажал кнопку переводчика на шлеме:

- Мальчик! Где тот воин? Как он сбежал? Говори!

- Никто не сбежал... - ответил Митя.

- Это ты... Ты стрелял?!

- Я... - ответил Митя, крепче сжал руку друга, и зажмурил глаза ожидая выстрела.

Тандорийцы переглянулись между собой, и зарычали, начав бить себя кулаком в грудь:

- Доблесть! Доблесть! Воин!

По башне продолжали стрелять с площади. Потолок и стены были прожжены во многих местах, и на пол капал расплавленный металл.

- Мальчик, дай руку, мы тебя выведем к своим. - сказал Кай Сэ, привстав на одно колено рядом с Митей.

Митя приподнял руку и потерял сознание. Кай Сэ подхватил его на руки и рыкнул своим солдатам:

- Уходим! Получилось связаться с лагерем? Пусть прекратят огонь!

- Славный Кай Сэ! С ними по прежнему нет связи...

- Приготовить щиты!


Подразделение капитана Кравцова подошло к башне с юга, и увидело фантастическую картину - группа тандорийцев шла к ним спиной, защищая щитами от очередей с площади своего командира, который нёс на руках мальчика.

- Не стрелять! - крикнул своим Кравцов.

Один из тандорийцев, заметив его, махнул рукой. Капитан махнул им в ответ, и пригибаясь от трассирующего огня, подбежал к ним.

- Это - "Четырнадцать - Сорок", береги его! - сказал Кай Сэ, передавая мальчика на руки Кравцову. Капитан кивнул ему в ответ, и побежал к своим. Разрезая облака, сверху спускались бомбардировщики. Командир тандорийцев рыкнул своим солдатам, и те устремились к башне...


Через день огромный чёрный звездолёт вышел на орбиту Земли. На бортах было по пять золотых полос - отличительный знак члена семьи императора. Сегодня нигде не было боёв, случилось что-то важное. Это понимали и земляне и тандорийцы.

Золотой челнок отделился от звездолёта, и стал входить в атмосферу. Немного позже он сел в родном городе Мити, недалеко от разрушенной станции метрополитена. Из корабля вышла небольшая группа тандорийцев, и помахала белым флагом. Недалеко от них, из-за бетонной плиты вышел наш солдат, и направился к ним навстречу:

- Кто вы такие? Что вам нужно?

- Я - Гарт Хэ, посол Великого Герцога Аш Хара! Мне нужно поговорить с вашим командованием!

- Вам придется подождать.

- Мы подождём...

Через полчаса к группе пришельцев подошёл генерал:

- Я генерал Громов, командующий четвёртым фронтом...

- Превосходно! Герцог просит вас привести к нему "Четырнадцать - Сорок"...

- Кого?

- Мальчика из башни...

- Скажи своему герцогу что он перебьётся. - ответил со злобой генерал.

- Герцог ожидал такой ответ, и просил сказать что это необходимое условие для заключения мира. И также заверил, что гарантирует мальчику безопасность и возвращение домой.

- Мира? Ну хорошо... Я поговорю с ним, и если он согласится мы придём вместе.

- Это допускается генерал...


Мальчик и генерал вошли в огромный зал с потолком имитирующим звёздное небо. В центре зала полукольцом сидели рыцари Чёрной Луны - советники герцога и командующие армий Империи Тандор.

- Мы приветствуем тебя "Четырнадцать - Сорок"! И тебя генерал! - сказал сидящий в центре герцог.

- Меня зовут Митя.

- Мы тоже вас приветствуем... Что вы хотите от мальчика? - спросил генерал.

- Минуту генерал. Мне нужно узнать у него кое-что... Почему ты залез в башню?

- Я прятался.

- А почему начал стрелять?

- Вы убили Толика! - с гневом ответил Митя.

- Он не знает... Достойная месть! - сказал герцог, повернувшись к своим советникам.

- За соратника! Достойная! Доблесть! Доблесть! - зарычали рыцари, стуча кулаками по груди.

- Твой друг жив, "Четы...", кхм... Митя. Славный Кай Сэ успел вытащить его до атаки бомбардировщиков. Этого мальчика тяжело контузило, но наши врачи могут делать чудеса. Мы нашли его мать, завтра ты увидишь их обоих.

Митя радостно сжал руку генерала.

- Император... - начал герцог, и все рыцари встали. - Император видел видео боя, смоделированное нашими специалистами. Он был потрясён, и сказал - "Поступил как воин Тандора... А против своих мы не воюем". После он отдал приказ на эвакуацию нашей армии... И на возвращение из резервации всех землян.

- Войны не будет? - спросил Митя.

- Не будет, вы свободны. Генерал - передай своему правительству что завтра наши дипломаты с ними встретятся. Заключим мир. Всё, вы можете идти.

Генерал с мальчиком развернулись чтобы пойти к выходу.

- Ты должен знать! - бросил им в след герцог.

Земляне обернулись. Герцог сделал к Мите несколько шагов. Пригнув голову он сказал:

- То видео с боем случайно попало в галактическую сеть... Сейчас на границе вашей Солнечной системы построились все армии Галактики, всех королевств, республик и империй. И мне доложили что сюда движется огромный флот из Магеллановых облаков... Тысячи и тысячи боевых кораблей.

- Ну и пусть... Мы не боимся! - ответил Митя.

- Все армии, все как один, шлют нашей Империи только одно сообщение...

- Какое?

- "Не трогайте Четырнадцать - Сорок. Или мы вас уничтожим."

Показать полностью
257

"Мнемомодулятор"

Марина негромко постучала и открыла дверь с надписью: «Главный психиатр А.Р. Каргин»:


– Артем Романович, можно?


– Заходите, Мариночка, заходите, – Марина в очередной раз обратила внимание, какой у Каргина добродушный, обволакивающий голос. Профессионал, ничего не скажешь. Но она уже давно не маленькая наивная девочка. За десять лет выучила почти все хитрости главного психиатра поликлиники. – Как у вас дела? Как университет? Не надумали к нам идти после сдачи диплома? Нам нужны специалисты, как вы.


Марина улыбнулась:


– Вы мне льстите, Артем Романович. Какой с меня специалист? Практики – ноль. Диплом еще не получила. А специализация у меня помните какая? Нейрофизиология. Не чета ее величеству Психотерапии.


– Но ведь твои разработки как раз подходят нам, – Каргин пропустил колкость. Некогда сам же утверждал, что будущее за психотерапией, а Марине не стоит и пробовать поступать в медицинский университет, так как туда берут или умных, или богатых. – Я хорошо помню, как ты ребенком меня спрашивала про память, воспоминания, методы лечения психических травм. Кто бы мог тогда подумать, что через десять лет твоя детская фантазия сможет осуществиться. Твоя идея до сих пор мне кажется фантастической, но исследования профессора Васильева доказывают обратное.


– Знаю, это он помог доказать и воплотить мои теории.


– А я чувствовал, что из тебя выйдет отличный ученый, – улыбка была под стать рекламной, что показывала качество зубной пасты, но глаза и отсутствие морщин вокруг них, выдавали неискренность слов. – Если от меня что-то понадобится, ты обращайся.


– Я, собственно, поэтому и пришла к вам. Именно к вам, а не… – Марина запнулась и сглотнула, – к маме.


– Да? – Каргин откинулся на спинку стула, сцепил пальцы на груди, закинул ногу на ногу. И продолжил уже совершенно другим тоном. Тоном торгашей на рынке. – Чем могу тебе помочь, Мариночка? – фальшивое добродушие так и осталось приклеенным к лицу главного психиатра, но в голосе появились нотки не наигранной заинтересованности. Этот бульдог психиатрии никогда не упускал случая поживиться за счет других.


– Моя мама под вашей опекой уже двадцать лет. По вашим же словам, у нее в последнее время редко случаются рецидивы, но я по-прежнему не могу с ней видеться, как дочь с матерью. Вы правильно заметили, что моя детская фантазия вскоре может воплотиться. И у этого «скоро» даже есть дата – первое июля, то есть через две недели.


– Поэтому ты хочешь попросить меня… – Каргин специально сделал паузу, чтобы посмотреть, как Марина его будет упрашивать.


– Поэтому я забираю свою маму, – Марина протянула официальный документ, разрешающий забрать пациента Екатерину Семенову из психиатрической больницы, чтобы перевести ее в Исследовательский центр мозга и памяти имени Зинченко.


Главный психиатр не спеша взял протянутый лист бумаги и внимательно изучил содержимое документа. Улыбка Каргина таяла, словно смола от июльского солнца. Желание прославиться так и останется всего лишь желанием. Об исследованиях в одном из самых престижных центров мозга не слышали только глухие, но это не говорило об их неосведомленности.


– Ну что же, раз профессор Васильев подписал приказ о переводе, не могу не поздравить вас с успехом, – последнее слово произнеслось сквозь зубы, словно его прорычали.


– Еще рано говорить о каком-либо успехе… – Марина думала о своем. Для нее успех – убедить хитрого психиатра, что документ – не липовый, а подпись Васильева – настоящая. Кто же разрешит ставить эксперименты на людях, без предварительных расчетов и проверок, которые могут занять не один год?


– Ну как же? – Каргин сбил Марину с мысли. Этим вопросом он помог ей быстро прийти в себя. – Ты так близко подобралась к цели. А кажется, будто еще вчера пришла впервые ко мне в кабинет и даже не знала, чему посвятить свою жизнь. Помнишь тот день?..



***


– Бабушка, ты обещала, что, когда мне исполнится десять лет, расскажешь про маму и папу.


Марина все сильнее желала узнать правду о том, что случилось с ее родителями. Одноклассницы часто обсуждали, какие подарки им дарят папы. Какие мамы – хорошие подруги. Как здорово всей семьей в праздничный день пойти покататься на аттракционах. Бабушка уделяла все свободное время любимой внучке, но это совершенно не то. Хотелось иметь папу. Хотелось иметь маму. Хотелось иметь семью. Если же этого не будет, то хотелось знать хотя бы причину.


Бабушка переводила неудобную тему в другое русло, но более не выдержав напора, пообещала рассказать все о родителях, когда Марине исполнится десять лет.


– Я помню, внученька, – тяжелый вздох смирения не обратил на себя внимание девочки, – поэтому одевайся. Мы кое-куда поедем.



Медсестра провела пожилую женщину с юной девочкой в кабинет ко врачу. Тот стоял у стола и перебирал бумаги.


– Добрый день, Артем Романович. Сегодня я не одна. Вот, держу обещание, что давала внучке.


Каргин повернулся к посетителям:


– Так-так, неужели это та самая Мариночка? – дежурная улыбка появилась мгновенно. – И нам сегодня исполнилось целых десять лет? Вот же время быстро летит.


Марина посмотрела на бабушку, как бы спрашивая разрешение говорить с незнакомцем. Увидела одобрительный кивок и спросила у психиатра:


– Вы мой папа?


– Нет, Мариночка. Присядь, – дождавшись пока она устроится поудобнее, продолжил. – Я лечащий врач твоей мамы.


– Правда? Она жива? Я хочу ее увидеть. Мне так хочется ей столько рассказать…


– Постой, Марина, – оборвал ее Каргин. – Не торопись. Тебе нельзя с ней разговаривать. – Последовал жест, останавливающий ее вопросы. – Сейчас я все объясню. Но ты должна меня выслушать очень внимательно и не перебивать. О чем захочешь – спросишь, когда я закончу, хорошо?


Марина кивнула.


– Когда твоей маме было шестнадцать лет, – психиатр негромко принялся рассказывать, – ее с одноклассницей пригласили прогуляться по парку. Подруга отказалась, а твоя мама пошла с ними... – глаза рассказчика поймали движение за спиной Марины. Бабушка достала платок и вытерла слезы. – В тот вечер она пришла домой в крови и синяках. А через девять месяцев на свет появилась ты, Мариночка. Твое рождение ухудшило психическое состояние мамы, а присутствие напоминало ей тот самый вечер. Через месяц после твоего рождения, твоя мама попыталась… – Каргин снова посмотрел на бабушку. Та, не выдержав, быстро вышла из кабинета. Из коридора доносилось рыдание. – Твоя бабушка пришла вовремя домой, Марина. Минутой дольше и младенец бы захлебнулся в ванночке под колыбельную своей матери. Понимаешь ли, причина появления тебя на свет стала психологической травмой для твоей мамы. Мы пробовали избавиться от ассоциативных связей в ее голове, но… Это сложно объяснить, чтобы ты поняла. В общем, получается так, что стоит твоей маме услышать хотя бы твое имя, как она впадает в ярость и кидается на стены, или в уныние и плачет, пока не подействует успокоительное, – психиатр глубоко вздохнул, подводя свой рассказ к завершению. – Так что, тебе увидеть маму можно, но ей тебя – нет. Когда ты немного подрастешь, если захочешь, мы можем познакомить вас друг с другом. Но она не должна знать, что ты ее дочь, поэтому придется назваться другим именем.


– Маму можно вылечить? – у Марины все не выходили из головы образы воссоединения дочери с матерью.


– Увы, мы еще не научились стирать воспоминания из памяти, не нарушив психику. Мозг – величайшая тайна мироздания, к разгадке которой, люди не приблизились даже на миллиметр. Конечно, исследования ведутся в этой области, но никаких прорывов нет.


– А когда вы научитесь?


– Что, прости?


– Вы сказали: «мы еще не научились стирать воспоминания», значит, этому можно научиться? И когда вас научат?


– Мариночка, ты меня неправильно поняла. Способа стирать воспоминания не существует.


– Но я хочу, чтобы у меня была мама. Мама, которая будет готовить завтраки, провожать в школу, целовать, обнимать, говорить, что любит. Придумайте этот способ.


– Эх. Если бы это было так легко. Не родился еще тот гений, который поймет природу человеческого мозга.


– Если вы не можете, тогда я сама придумаю этот способ, когда выросту. Сотру мамины плохие воспоминания и будем вместе: я, мама и папа, кататься на аттракционах.


Вечером того дня, когда Марина вернулась к реальности, вырвавшись из лап фантазий, до нее дошло, что папу никогда не увидит. И не захочет увидеть.


***


Разобраться в строении мозга и вывести теорию об изменении воспоминаний оказалось трудной, но выполнимой задачей. Подделать подпись профессора Васильева – начальника, коллеги, соавтора в одном лице, – даже не преграда, так, лежачий полицейский на фоне десятилетнего пути к цели.


Когда ученые, не без помощи Марины, создали мнемомодулятор – прибор, влияющий на участки мозга человека, которые отвечают за память, осталось сделать последний рывок на финишной прямой. Марина не однократно уговаривала Васильева перейти к финальной фазе исследований – опробовать новый аппарат на тех, кто хочет поменять плохие воспоминания на светлые, но профессор не любил спешить и постоянно дотошно придерживался правил. Проверка мнемомодулятора, влияния его на животных, выявление побочных эффектов, поиск отклонений.


Загвоздка лишь в том, что животные не могут сообщить, справился ли мнемомодулятор со своей задачей. А значит, исследования затянутся на неопределенный срок, возможно, навсегда. Но Марина придерживалась принципов, отличающихся от правил Васильева. Это не его мать желает прикончить единственного сына, всякий раз, когда слышит его имя.


Найти женщину с похожей историей, как у мамы, Марине оказалось не трудно. Лариса не сходила с ума, но после «того самого случая», жила одна, замуж не выходила, детей не имела. Все мужчины олицетворяли насилие и грубость. Вечным напоминанием об этом служили шрамы на запястьях.


Лариса работала уборщицей в детском саду. Марина под предлогом пройти ежегодное обследование у психиатра, пригласила ее в исследовательский центр.


– Не переживайте вы так, это обычная процедура. Все будет хорошо, – успокаивала Марина.


– Какая же это обычная процедура? Сколько лет проходила психиатра для галочки в медицинской книжке – никогда такого не было, чтобы кто-то ложился на диван и рассказывал о своем прошлом, – Лариса возмущенно припечатала к столу обходной лист.


– Вы ведь перенесли шок и ужасную депрессию в юности, не так ли? – Марина не хотела давить на больное, но выбора не было. – Двое насильников, неудавшийся суицид, молчание… сколько? Год? Замкнутость в себе, избегание социума, – заметив нарастающий гнев Ларисы, Марина оперативно сменила направление эмоционального воздействия, перейдя от кнута к прянику. – Дело в том, что я разработала одну методику, которая может помочь вам.


– И что это за методика такая? Вообще, какое вам дело до моих проблем? – недоверчивый взгляд Ларисы давал понять: одно неосторожное слово, и она устроит скандал.


Марина пару секунд пристально смотрела в глаза собеседницы и спокойным, но уверенным голосом спросила:


– Как вы думаете, как изменилась бы ваша жизнь, если бы вы смогли избавиться от воспоминаний о тех событиях? Смогли полностью забыть то, что осталось в прошлом и чего не изменить, но что до сих пор продолжает терзать вас?


– Но если я просто забуду – что с того? Ведь прошлого это не изменит, – в глазах Ларисы читалось, как надежда борется с недоверием.


– Конечно, нет. Но это изменит ваше настоящее. – Марина сама верила в то, что говорила. Заметив, как Лариса задумалась, продолжила: – Подумайте сами: что вы теряете? Вы ляжете на диван, поговорить со мной, специалистом в своем деле. Между прочим, выговориться полезно и незнакомцы для этого подходят как нельзя лучше, даже если вы считаете, что мой метод не сработает. И потом, я без проблем поставлю галочку в вашем обходном листе. Договорились?


Лариса не ответила. Медленно и неуверенно подошла к дивану и устроилась на нем.


– Расслабьтесь, Лариса. Закройте глаза. Хорошо. Расскажите, что вы помните…


Марина минут двадцать расспрашивала о детстве, о приятных моментах из прошлого, о мечтах и фантазиях цветущей девочки, какой Лариса была до рокового события, переломавшего всю жизнь. Чтобы максимально расположить к себе испытуемую, Марина применила зеркальный метод из психологии. Ведь ничего так быстро не сближает двух незнакомцев, как общее хобби, одинаковые случаи из жизни, любимые фильмы, книги и мнения об происходящем в мире.


После полного налаживания контакта с Ларисой, пришло время сделать то, ради чего и завязалась вся эта авантюра. Марина достала мнемомодулятор.


– Я понимаю, вам не приятно вспоминать тот день, когда вас… – Марину учили: чем мягче поставлен вопрос о неприятном инциденте, тем легче, если это возможно, опрашиваемому отвечать, – когда у вас вся жизнь пошла наперекосяк. Но, пожалуйста, расскажите все, что помните. И с того места, когда вы проснулись.


– Это был будний день. Я проснулась в шесть утра, чтобы приготовить еду, позавтракать, успеть к первой паре, что начиналась в восемь утра. По окончании занятий, в три часа дня, Кирилл, мой однокурсник, пригласил меня в кино на вечерний сеанс. Я согласилась. Потом дорога домой, обед, он же – ужин, подготовка к свиданию, – тут Лариса остановилась и наморщила лоб. – Я вышла из дома около семи вечера в любимом голубом сарафане. От нас до кинотеатра ходил автобус, но так как погода стояла теплой, решила прогуляться по парку, что лежал как раз по дороге к назначенному месту встречи. Я не заметила, как очутилась на одной из тропинок, что пролегали среди берез. Перешла через декоративный мостик и увидела впереди трех мужчин лет сорока. Они громко разговаривали. Я слышала через слово мат. Двое слегка пошатывались, держа в руках по бутылке пива. Третий же смеялся и толкал своих товарищей. Я напряглась, захотела развернуться и убежать, но понимала, что так только сильнее привлеку внимание, поэтому решилась пойти им на встречу. – Лариса взяла из-под головы подушку и прижала сильно к груди. Затылок положила на мягкий подлокотник. Лицо побледнело. – Стоило подойти к ним на расстоянии пяти метров, те, что с бутылками обходили меня со сторон, а тот, что толкался, засвистел, гнусно ухмыльнулся и…


– Не продолжай дальше, Лариса, – оборвала рассказ Марина, включила неопробованный мнемомодулятор, занесла его над головой испытуемой. Тихо заиграла мелодия Грига «Утро». – Мы вновь возвращаемся к тому месту, когда ты собралась выходить в кино. Теперь ты слушай меня и повторяй слово в слово, что я скажу, – Лариса кивнула, – и как можно четче представь это в воображении: «Я вышла из дома около семи вечера в любимом голубом сарафане. Подул легкий ветер. Моя кожа покрылась пупырышками. Я продрогла. От нас до кинотеатра ходил автобус, поэтому я решила согреться в транспорте, пока буду ехать до нужной остановки. Когда вышла из автобуса, меня с цветами уже ждал однокурсник. Это оказалось неожиданно и волнующе. Я почувствовала свое учащенное сердцебиение. Но лучше всего запомнила, как Кирилл отдал мне свой пиджак, который хранил его тепло и запах.»


-… его тепло и запах, – закончила повторять Лариса. Марина замолчала, а музыка продолжала играть. Когда композиция закончилась, она заиграла по-новому. Мнемомодулятор выключили.


– Лариса, расскажи мне еще раз про тот день, когда ты сходила с Кириллом в кино.


На диване спокойно дышала будто другая женщина. Черты лица оставались те же, но морщин убавилось, уголки рта приподнялись, щеки порозовели. На груди так и лежала подушка, но стало заметно, что Лариса именно обнимает ее, а не ищет защиты у неодушевленного предмета. В голосе страх бесследно исчез, а вместо него появилась нежность.


В конце импровизированного психотерапевтического сеанса Марина порекомендовала Ларисе как можно чаще слушать «Утро» Грига. Когда передавала в руки листик с названием музыкального произведения, взгляд зацепился за гладкие запястья, на которых явно никогда не рубцевалась кожа. Но захлестнувший восторг мигом согнал все мысли, не касающиеся успешной ментальной операции.


***


– Доброе утро, Николай Дмитриевич, – Марина настолько источала радость, что хорошее настроение передалось мрачному профессору Васильеву.


– Видимо, оно у тебя действительно доброе. Ты так и сияешь вся. Неужто влюбилась? Смотри, ревновать буду, – по-отечески улыбнулся тот. Но улыбка не смогла скрыть усталость, что легко читалась на лице.


– Да будет вам, ревновать удумали. Вы лучше скажите, когда спали в последний раз? – Марина искренне переживала за старого профессора. В семьдесят лет у него ум был острее самой тонкой иглы, но тело время не пощадило. – Опять проводили тесты и расчеты? Вы уже раз десять все перепроверили, неужели этого недостаточно?


– Как оказалось, нужно было двадцать раз проверить влияние этих странных магнитных волн на мозг. Я тебе уже не однократно говорил, что твоя теория, Марина, гениальна, но воплотить ее, к сожалению, нам не удалось. Вот я болван, поверил, что с первого раза создадим аппарат для изменения памяти. Я провел расчеты и обнаружил, что не учел два фактора. Первый – зависимость цепочки воспоминаний, связанной с тем, что мы изменяем. Представь себе дерево с множеством веток. А теперь мысленно убери ствол. Что случится с ветками? Они погибнут, так как не смогут существовать без ствола, из которого выросли. Тоже и с воспоминаниями: убери из памяти одно и те, что строились на нем, исчезнут. Но ведь на месте старого воспоминания будет новое – то, которые мы внедрим. Правильно? Правильно. А если так, то образующие воспоминания от него, получается, создаст уже сам мозг. Но как он это сделает?


– Как? – автоматически повторила Марина.


– Тут включается второй фактор – эти самые электромагнитные волны. Еще Зощенко утверждал, что человеческий мозг излучает электрическую энергию, а значит на него можно влиять извне. Человек постоянно живет в среде, пропитанной тысячами разновидностей электромагнитных волн, но почему-то не ощущает их воздействия. Твоя же находка имеет влияние на людей. Вот я и хочу понять, как именно!


– Разве это так важно, если волны делают то, что мы хотим? – Марина уже убедилась в действенности экспериментального аппарата на примере с Ларисой, но решила рассказать об этом позже – когда еще раз использует мнемомодулятор. Осталось только заехать к Каргину в психиатрическую больницу, забрать маму к себе домой, и давняя мечта воплотится.


– Конечно важно. Вдруг у этих волн есть побочный эффект? – слова профессора на секунду заставили засомневаться Марину в мнемомодуляторе. Мысль о чистых запястьях Ларисы не успела толком сформироваться, как вспомнилось ее счастливое лицо, румянец на щеках, радость и нежность в голосе. Лариса до и после процедуры, сравнимо, как перекати-поле и цветущий подсолнух. Совершено разные внутри и снаружи.


– Вы правы, Николай Дмитриевич. Тут главное – не спешить, – профессор услышал то, что и хотел.


***


– Здравствуйте, приемная Исследовательского центра мозга и памяти имени Зинченко слушает, – протараторил женский голос вызубренную фразу.


– Профессор Васильев у себя? – после ухода Марины, Каргин захотел не столько проверить слова девушки, сколько попытать удачу. Вдруг все же удастся засветиться в многообещающем проекте.


– Кто его спрашивает?


– Это Артем Романович Каргин, главный психиатр первой психиатрической больницы, – важность и гордость слышались между строк.


– Одну минуточку…


– Это Васильев. Слушаю вас, – не прошло и полминуты, как раздался старческий усталый голос.


– Добрый вечер, Николай Дмитриевич. Я – Каргин Артем Романович, лечащий врач матери Марины. Хотел бы сказать, если вам еще нужны будут пациенты для эксперимента, смело обращайтесь ко мне. Кстати, я сам уже длительное время изучаю вопрос о…


– Что значит «еще»? – опешил профессор. – Марина кого-то забрала у вас?


– Да. Вы же сами подписали документ, чтобы я отдал Екатерину Семенову…


– Кого?


– Ну как? Мать Марины – Екатерину Семенову.


– Когда и куда уехала Марина? – Васильев быстро для своего возраста надел куртку и подошел к столу Марины в поисках каких-либо подсказок.


– Минут десять назад вышла из моего кабинета. А уехала… – психиатр уже понял, что девушка действовала без ведома своего наставника и старался угодить тому. – Я предполагал, что она повезет мать в ваш центр, но раз вы были не в курсе и она так до сих пор считает, значит первым делом надо искать дома.


– Дома говорите… – профессор замолк, так как наткнулся на опросник некой Емельцевой Ларисы Андреевны. Под ним лежал лист с заметками Марины. Обе бумажки не только дали понять, что Марина использовала мнемомодулятор, но еще и сообщали об успешности эксперимента. Но этого не может быть. Расчеты, ведь, не врут. Тут что-то не так. – Марина ведь живет с бабушкой? У вас есть ее номер телефона? Можете продиктовать?


– Да, конечно. Сейчас, – Каргин полез в личное дело Екатерины Семеновой, которое достал, как только ушла ее дочь. Там были адрес и номер телефона бабушки Марины. – А почему бы не позвонить самой Марине?


– Зная ее, если задумала свое, точно не возьмет трубку. Диктуйте, я записываю.


Профессор узнал у бабушки, что Марина послала ее за клюквой, которая продается только в другом конце города. Чтобы добраться домой, понадобиться не менее часа. Марина будет занята, а значит никому не откроет дверь.


Васильев вызвал такси и уже через десять минут забрал бабушку. Заплатив водителю за скорость, выхватил у бабушки ключи, открыл дверь и сразу направился к лифту. Тот медленно опускался. Ждать времени нет. Бегом по лестнице. Второй этаж, третий. На четвертом, сердце дало знать, что для семидесятилетнего старика переступать через ступеньку целую минуту подряд – плохая затея. Вместе с тем, в голове сложились все детали, и пришло осознание, что на самом деле они с Мариной создали. Наконец-то, долгожданный пятый этаж.


Васильев из последних сил ворвался в квартиру, заглянул в гостиную и… понял, что опоздал. Из его уст вырвалось всего три слова.


***


– Здравствуйте, Катя, – Марина обняла свою маму, но та продолжала смотреть в потолок. – Опять меня забыли? Это же я, Виолетта – ваша подруга, которая два раза в неделю гуляет с вами по парку. Сегодня мы отправимся в новое место. Врач разрешил, так что поедем ко мне домой.


Взгляд Екатерины переместился на лицо дочери.


– Сейчас я вам сделаю один укольчик и в путь, – девушка закатила маме рукав рубахи и для подстраховки ввела в вену легкий седативный препарат.



– Проходите, Катя. Не стесняйтесь, – дочь разула маму и завела под локоть в гостиную. – Присаживайтесь на диван, а хотите, можете и прилечь.


Екатерина присела, а затем легла, куда ей указали – двумя десятками лет выработанная привычка слушаться врачей и медсестер давала о себе знать.


Марина каждый раз ощущала боль, когда видела в маме куклу, марионетку, которой легко можно управлять. И даже когда та выполняла обычные просьбы, словно приказы, становилось гадко на душе.


Но теперь все будет по-другому. Теперь эта безликая женщина снова станет родным человеком с независимым мнением. Станет человеком, с собственным выбором. Станет мамой, которой так не хватало на протяжении двадцати лет.


– Катя, закройте глаза. Расслабьтесь, – Марина решила прибегнуть к легкому гипнозу, чтобы не терять времени на налаживание контакта, и мама без проблем повторила фразы для изменения воспоминания. – Когда я досчитаю от одного до десяти, вы уснете. Один, два…


После слова «десять» Екатерина спала.


– Катя, расскажите, что случилось с вами третьего мая тысяча девятьсот девяносто девятого года с того мгновения, как вы проснулись, – Марина знала историю мамы наизусть, но необходимо услышать оригинальную версию, чтобы определить откуда начать изменение воспоминания.


– Проснулась я в семь утра. Позавтракала. Пошла в школу. Когда уроки закончились, мы с Ритой, одноклассницей моей, решили сходить в кафе «Рассветный город» и поесть фирменное мороженное. По пути нам встретились двое парней. Мы разговорились. Выяснилось, что они учатся на втором курсе в университете и им не с кем пойти вечером на концерт. Мы дошли до развилки, где одна дорога вела к «Рассветному городу», а вторая – в заброшенный парк. Ребята предложили вечером встретиться, а потом сказали, что можно еще немного прогуляться по парку. Рита им предложила сходить в кафе, но они настаивали на своем. В итоге, моя одноклассница сама отправилась есть мороженное, а я…


– Остановитесь, Катя, – оборвала Марина. Того, что было сказано – достаточно для изменения воспоминания. Но настоящей причиной резкого вмешательства в монолог, оказалось мучительное выражение лица мамы и ее учащенное дыхание. – Успокойся, это в прошлом.


Через минуту тишины, дочь приготовила мнемомодулятор, и фоном включила "Лунную сонату" Бетховена.


– Мы снова возвратимся в тот самый день, Катя. К тому времени, когда вы с Ритой задумали сходить в кафе за мороженым. Но в этот раз – ты внимательно слушаешь меня, повторяешь все, что скажу и представляешь это в воображении. Готова?


Мама кивнула. Марина включила мнемомодулятор над ее головой и продолжила:


– Когда уроки закончились, мы с Ритой, моей одноклассницей, решили сходить в кафе «Рассветный город» и поесть фирменное мороженное. По пути нам встретились двое парней. Они с нами заговорили, но мы проигнорировали их попытки познакомиться, развернулись и пошли на ближайшую автобусную остановку. Дождались автобуса, приехали к кафе и зашли в него. Я окликнула официанта.


– … развернулись и пошли на ближайшую автобусную остановку, – повторяла Екатерина за дочерью, когда послышалось со стороны коридора, как хлопнула об стену входная дверь. – Дождались автобуса, приехали к кафе и зашли в него. – В проеме гостиной, задыхаясь, появился профессор Васильев. – Я окликнула официанта.


Когда мама произносила последнее слово, Марина повернулась к профессору. Тот обречено смотрел на ее тающее тело, но все же выкрикнул:


– Ты. Изменила. Прошлое!


В глазах молодой девушки мелькнули осознание и испуг, но их быстро заменило облегчение. Маме все же удастся насладиться нормальной жизнью.


Марина исчезла. Исчезла комната. Исчез весь мир.


***


– Официант, – крикнула Екатерина с закрытыми глазами.


– Что ты сказала, мам? – дочка зашла в спальню к родителям. Папа был в ночной смене на работе.


– Я что, опять вслух разговаривала, Яна?


– Да, ты звала официанта, – подтвердила восемнадцатилетняя девушка.


– Приснится же такое.


– Расскажешь?


– Да я уже толком и не помню, – Екатерина слегка потянулась, и, уже полностью проснувшись, повернула лицо солнечным лучам, ласково согревающим её кожу. – Это был просто сон.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Остальные рассказы можно найти тут: https://author.today/u/id39233485

Показать полностью
1911

А вы как часто делаете хорошие дела?

Мужественный поступок от курсанта МЧС.☝Сидели с дочкой на остановке поздно,девочка начала говорить что замерзла,я ее обняла и пыталась согреть,а он к нам подошел и дал куртку,а сам стоял без нее,☝а автобуса долго еще не было!!!Пусть все увидят,какие есть хорошие парни))))  Минск

А вы как часто делаете хорошие дела? Минск, Республика Беларусь, Мужчина, Поступок, Человек, Добро, Длиннопост, МЧС, Дети
А вы как часто делаете хорошие дела? Минск, Республика Беларусь, Мужчина, Поступок, Человек, Добро, Длиннопост, МЧС, Дети

Взято с группы "Беларусь сейчас" в ВК (публикация подписчицы)

Показать полностью 1
148

Инерилин

- Внимание группе, не зевать, пошла крайняя стадия гиметабизации, - человек в халате зарычал и махнул рукой, - Таня, на место вернись, следи за показателями!

- Альберт, оборудование старое, тут шланг вываливается все время! - воскликнула Таня, придерживая упомянутый шланг.

- Тьфу ты! Леша, помоги там с шлангом, Таня, на место иди, я сказал, говори, если показатели будут падать!

Леша недоуменно подошел к шлангу.

- Альберт Станиславович, а че с ним делать, я, так-то, уборщик просто...

- Леша, твою за ногу! Просто держи его на месте, что, сложно?!

Леша хотел было еще что-то возразить, но перехватил суровый взгляд ученого и послушался.

- Так, ребята, нельзя допустить провала! Объект должен ожить на сей раз, ясно?! - закричал Альберт, колдуя над консолью.

Капсула дергалась из стороны в сторону и источала пары неизвестной природы.

- Так, Даша, вводим нейтрализаторы! Артем, начинай прогревание, только аккуратно, не спали ему мозги! Таня, что с показателями?!

- Биологические процессы стабильны, пока что без выраженных изменений.

Альберт вздохнул и оглядел коллег.

- Ну что же, давайте проверим... Попытка выхода из криогибернации объекта номер две тысячи триста двадцать...- Альберт набрал в грудь воздуха, - начали!

Альберт нажал на кнопку, запускающую последнюю стадию выхода человека из криогибернации. Спустя несколько секунд, капсула перестала двигаться, лабораторное помещение наполнилось громадным количеством паров и капсула отворилась.

Не в силах сдерживать любопытство, вся научная группа скучковалась вокруг капсулы, с опаской и надеждой заглядывая внутрь.

Выражения лиц людей в течение одной минуты сменилось от полного надежды до депрессивного отчаяния.

Альберт выругался тихо и крайне нецензурно.

- Укатай меня асфальт... Так, ладно... Объект номер две тысячи триста двадцать... мертв, как и все предыдущие, - обреченно произнес ученый.

- Альберт, - тихо сказала Таня, которая все это время стояла за мониторами, - кажется... есть изменения, - она улыбнулась.

В этот момент, человек, лежащий в капсуле, глубоко вдохнул с громким хрипом и резко поднялся, попытавшись сесть. Бешеными глазами он оглядел окружающих.

- Где я?! Кто я?! - в ужасе хрипел он.

Следом, не выдержав нагрузок, человек закатил глаза и упал обратно в капсулу.

Альберт, оправившись от неожиданности, с триумфом оглядел свою группу.

- Объект номер две тысячи триста двадцать успешно выведен из состояния крионического сна! Процедура успешно завершена!

Научная группа разразилась бурными аплодисментами.


Часть первая.

О бессмертных и зеленой линии.


Обстановка в комнате не отличалась броскостью, хотя, даже просто отличным интерьер назвать можно было лишь в случае наличия отвратительного вкуса. На крайне узкой кровати лежал человек, он свернулся в позу зародыша, обняв одеяло. Буквально в метре от него, на стуле сидел еще один человек, он был одет в белый халат, занимался каким-то наверняка важным делом.

Стены в комнате были слегка облезлы, по видимому, из-за влажного климата, однако, смотрелись они намного лучше, чем окна - те попросту кричали о том, что их пора сменить.

Наконец, произошло то, чего ожидал человек в халате - пациент пробудился и, с замутненным взглядом, из-под нахмуренных бровей глянул на доктора.

- Как ваше самочувствие? - осведомился доктор.

Человек на кровати внимательно оглядел комнату и пару раз причмокнул губами.

- Пить очень хочется, - хриплым шепотом сообщил человек на кровати.

- Повернитесь направо, на тумбочке вы обнаружите графин с водой, подготовленный специально для вас, - проговорил доктор, не отрывая взгляда от планшета.

Пациент резко дернулся к графину и растянулся на кровати с тяжелым кряхтением.

- Осторожно. Ваш опорно-двигательный аппарат еще не до конца восстановился. Я бы рекомендовал вам воздержаться от резких движений и от волнений, - доктор по-прежнему не отрывался от планшета.

Действуя аккуратнее, человек добрался до графина и осушил его до капли в несколько секунд. Когда он сел обратно на кровать, его обильно вырвало на пол.

Доктор вздохнул.

- Ну что же вы... Сказал же - без резких движений.

- Вы не говорили, что пить тоже нужно аккуратно, - хрипло возразил пациент.

- Ваш организм не принимал пищу две тысячи с лишним лет, - казалось, с усталостью, проговорил доктор, - для вас сейчас любое действие опасно.

Доктор все также не отрывался от планшета, что заметно нервировало пациента.

- Да что же вы там смотрите? - возмутился он.

Доктор поднял глаза на пациента.

- К вашему затылку прикреплено устройство, которое считывает показатели всего вашего организма, они отражаются здесь. Мы должны понять, в каком вы сейчас состоянии, Дмитрий Алексеевич.

Дмитрий потер глаза.

- Можно кратко - что вообще происходит и где я?

Доктор пожал плечами.

- Отчего же нельзя? Вы успешно выведены из крио-сна спустя две с лишним тысячи лет.

Дмитрий округлил глаза.

- Что?... Что вы?... Вы шутите, да? Шутка же?! - Дмитрий завопил, - они говорили, что это на десять лет! Какого хрена?! Где, где этот чванливый... Да как же его, мать твою?!!!

- Дмитрий, я не советую вам напрягать связки, - спокойно проговорил доктор.

Дмитрий застыл и на его глаза навернулись слезы.

- Две тысячи лет... Да куда там... Он мертв ведь, да? Тот скользкий ученишка, который меня затолкал в эту капсулу? - лицо Дмитрия перекосилось, - жаль. Хотел бы я лично ему по лицу съездить...

Доктор подошел к Дмитрию и сел рядом с ним.

- Давайте я просто расскажу вам, в какой ситуации вы оказались, после чего вы сможете сами получить всю интересную вам информацию.

- Это как же?

Доктор дотянулся до затылка Дмитрия и нажал на что-то.

- Добрый день, Дмитрий! Я - ваш личный помощник - Виктория. Произнесите ваш запрос.

Дмитрий резко вскочил, но, не удержавшись, рухнул на пол и отполз в угол комнаты с ужасом в глазах.

- Эта хрень… говорит в моей голове, - прошептал он.

Доктор понимающе улыбнулся.

- Не в голове, просто это устройство интегрировано по всему вашему организму, у него также есть нано-динамики внутри ваших ушных раковинах, - доктор задумался, - хотя, вам это наверняка показалось бы голосом в голове.

- Какой сейчас год? - с круглыми глазами спросил Дмитрий.

- Четыре тысячи двести восьмидесятый, - грустно проговорил доктор.

Дмитрий обхватил голову руками. Доктор, немного подождав, встал с кровати.

- Дмитрий! Виктория сможет ответить на все ваши вопросы, как только вы придете в себя. Вам нужно лишь назвать ее имя и спросить... - Дмитрий не откликался, все также сидя в углу, обхватив голову руками.

Доктор в последний раз заглянул в планшет и, удовлетворенно кивнув, покинул комнату.

- Виктория, почему эта комната выглядит так, будто я в поликлинике начала третьего тысячелетия? - в тот же момент спросил Дмитрий.

- Потому что никто не занимался этим помещением в нужном объеме, - раздался приятный женский голос.

- Тебя кто-то еще слышит?

- Только вы.

- За тобой… да и за мной... следят?

- Если вы о том, можно ли прочитать ваши запросы мне, отвечу. Согласно Калифорнийскому договору, информация об интегрированных устройствах является личной и не может подлежать разглашению.

Дмитрий сжал челюсти.

- А как насчет спецслужб? Ну, если они есть в этом времени.

- Вы имеете ввиду органы правопорядка, Дмитрий?

- Да-да, их.

- По решению суда они имеют права на прочтение вашей личной информации.

- Суда... Как странно... Будто все и не менялось...  - пробормотал Дмитрий, - Виктория, ты можешь позвать того доктора?

- Осуществить звонок доктору Альберту Станиславовичу Вайнштадту? Подтверждаете действие?

Дмитрий хмыкнул.

- Если можно.

Доктор зашел буквально через несколько минут.

- Освоились уже? - осведомился он, - как вам помощник? Мы постарались сделать ее максимально понятливой и приятной.

- Я бы хотел немного прогуляться, если можно, - игнорируя вопросы, отрезал Дмитрий.

Доктор поднял бровь.

- Дмитрий... Я хочу, чтобы вы поняли - вам необходимо, просто обязательно -  ознакомиться с тем, что вы упустили и каковы порядки сейчас.

- Затем и хочу пройтись, - огрызнулся Дмитрий.

Доктор не был доволен.

- Я не могу вас держать, вы человек свободный, но, я приставлю к вам охранника. На нижних уровнях может быть опасно. Можете не переживать, вы его даже не заметите. И вот что, вам нужно будет вернуться сюда до вечера - для отправки на верхние уровни.

Дмитрий махнул рукой. Слишком много новых слов, новой информации. Проветрить мозги - то, что требуется в такой ситуации.


***


Он ожидал увидеть все что угодно на улице: от выжженной пустыни до яркого мира, наполненного новыми технологиями и раскрашенными людьми. Однако, то, что он увидел, действительно поразило.

Ничего толком и не поменялось. То есть, вокруг ходили люди, разговаривавшие будто с самими собой, были транспортные средства со специфическим дизайном, но... В остальном все почти также, как и было, когда его запихали в капсулу. На улицах, тем не менее, царил почти полный минимализм: здания, транспорт, улицы - все служило скорее практичным целям, нежели эстетическому удовольствию.

Единственное, что заставило Дмитрия открыть рот от удивления, так это то, что он увидел у себя над головой. Наверху был почти такой же полноценный город, как и внизу. Хотя, больше это было похоже на большое количество небоскребов, между которыми выстроили мосты.

- Виктория, что это, наверху?

- Верхний уровень города, Дмитрий.

- Для чего он?

- Верхний уровень построен для использования Инериями.

- Что за Инерии?

- Люди, что получили специальную инъекцию, привилегированные слои населения.

Дмитрий вздохнул и прислонился к квадратной остановке для общественного транспорта. Город, что он сейчас наблюдал, почти был лишен ярких цветов и оттенков, он казался серым и прагматичным.

- Знаешь что... Давай по порядку. Что произошло после моей заморозки?

- Лично для вас доктор Вайнштадт подготовил краткий курс по прошлому. Хотите запустить его, или желаете получать информацию в полном объеме?

- Давай кратко.

- Принято. Приготовьтесь к информационному сну, советую присесть.

Дмитрий послушно сел на деревянную скамью, она тоже была какая-то серая, несмотря на то, что цвет имела ближе к красному..

Город на его глазах будто растворился и рядом с ним появилась миловидная девушка двадцати лет.

- Инна?! - округлил глаза Дмитрий.

- Нет, это Виктория, - заговорила девушка, - мой образ создавался согласно старым данным о вас, доктор посчитал, что так вам будет проще.

- А сделал хуже, - отрезал Дмитрий, - читай уже курс.

- Принято.

Дмитрий вокруг увидел город, в котором он рос, каким он был, когда его поместили в капсулу.

- Как я это вижу, Виктория? Какая-то проекция в мозг?

- У вас на глазах установлены обволакивающие линзы, они позволяют вам видеть образ так, будто вы находитесь в нем.

Дмитрий присвистнул.

- И где это мы?

- Доктор подготовил ключевые события. Мы сейчас видим утро начала третьей мировой войны.

Дмитрий повернулся к Виктории.

- И как она закончилась?

- Мирным соглашением.

- А кто участвовал?

- Все, без исключения.

- Да ты шутишь... - с сомнением проговорил Дмитрий.

- Извините, Дмитрий, но чувство юмора мне не программировали.

Образ сменился, город частично лежал в руинах, но, многие здания были целы.

- Это конец войны, я так понимаю?

- Нет. Вы видите начало гражданской революции.

- Слушай, давай ты сразу будешь говорить, что чем закончилось.. Ну и чего было, вкратце. Не буду же я каждый раз задавать тебе вопросы? - раздражительно сказал Дмитрий.

- Программа принята. Гражданская революция закончилась победой властей, на какое-то время установился тоталитарный режим.

Образ сменился и Дмитрий увидел громадное количество строительных площадок по всему городу.

- Начало стройки верхних уровней.

- Что-то я не сомневался, что олимп себе могли выстроить только тираны, - пробормотал Дмитрий.

Образ вновь сменился. Теперь на улице города было много людей, похоже, происходило празднование. Небесные крепости уже стояли на своих местах.

- Начало четвертого тысячелетия, подписание новой конституции и приход к власти нового президента. Это сильно повлияло на жизнь людей. С той поры и до наших дней, о тоталитарном режиме все забыли. Тем не менее, судя по слухам и общей информации, люди живут ровно так, чтобы не умереть, повысить свой личный уровень могут лишь те, у кого на это изначально есть возможность, другие существуют до конца жизни в той же среде.

На этот раз при смене образа они оказались не только в другом событии, но и в другом месте. Тут тоже была большая толпа народа, на расстоянии в несколько километров находился громаднейший объект, напоминающий летающую тарелку.

- Первое межзвездное путешествие человека. Середина четвертого столетия. По его итогам была колонизирована планета Проксима Центавра b.

- Колонизирована?! - воскликнул Дмитрий, - то есть, там люди реально живут?!

- На той планете некоторые проблемы с атмосферой, так что, люди там скорее работают, чем живут.

Дмитрий непонимающе уставился на помощника.

- Не понимаю. Над чем они там работают?

- В основном, над добычей компонентов для Инерилина. Таких химических элементов на Земле попросту нет.

- Что такое инерилин?

- Это уникальное вещество, компоненты которого были найдены на новой планете. Исследователи там обнаружили, что стареют намного медленнее, чем положено, притом, что, согласно атомным часам, это не было связано с разницей во времени по релятивистскому замедлению. После проведенных тестов и более, чем двадцати лет безуспешных попыток, ученые смогли вывести успешную формулу инерилина - вещества, дарующего людям долгую жизнь.

- Насколько долгую? - жадно вопрошал Дмитрий.

- Примерно в три раза дольше жизни человека. Состав дает организму гораздо бОльший ресурс, процесс старения замедляется и человек живет дольше, чем положено. Самый крупный зафиксированный срок - триста десять лет.

Дмитрий счастливо рассмеялся.

- Так люди теперь живут намного дольше?! Это же восхитительно!

- Как бы не так, Дмитрий.

Улыбка Дмитрия сошла на нет.

- Не понял.

- Только Инерии, живущие на верхних уровнях имеют право на такую инъекцию.

- То есть... Они изобрели человечеству новую жизнь... И не захотели поделиться ею... - Дмитрий показал помощнику большой палец, - класс. Ничего не изменилось. Люди все такие же...

- Инерилин позволил людям добраться до четырех планет, на которых мы обнаружили жизнь.

Дмитрий смотрел на помощника уже без энтузиазма.

- Я жду подвоха. Что там? Мы их завоевали? Они нас хотят завоевать?

- "Их" нет. Мы по-прежнему одни. Однако, наличие сходных с Землей организмов позволило начать процесс колонизации этих планет. Люди привезли на Землю несколько видов новых животных, растений и обнаруженных химических элементов.

- Зашибись, - пробормотал Дмитрий, - покорили космос, внедряем компьютеры почти в мозг, а живем в эпоху странного тоталитаризма, попахивающего загниванием... Это вообще как... Сидят люди наверху, управляют людьми внизу... Ну, хоть притворяться перестали, теперь честно заявляют, что они смотрят на других, как на дерьмо… Гадство...

Образ вновь сменился и Дмитрий увидел ту самую капсулу и себя, лежащего в этой капсуле, когда ученые выводили его из крио-сна.

- Это тоже ключевое событие? - буркнул Дмитрий.

- Именно. Дело в том, Дмитрий, что, несмотря на дорлгий срок жизни, человечество все также не может добраться до дальних планет, так как их века все равно не хватает. Вы - первый двух тысяч испытуемых, кто пережил криогибернацию. Очень давно, было запущено почти три тысячи методов, все ваши предшественники погибли. Вы же были в состоянии сна больше двух тысяч лет и вернулись к нам живым.

- И что же это получается,  - нахмурился Дмитрий.

- Вам обеспечен вход на верхний уровень, а также будущее участие в космической программе.

Образы поплыли и Дмитрий охнул, обнаружив, что лежит на голой земле, голова болела со страшной силой.

- Карманы! Карманы проверь! - услышал Дмитрий голос со стороны.

- Дмитрий, запускаю протокол охраны, - проговорила Виктория.

Еле-еле открыв глаза он увидел, что над ним склонились двое человек и шарят по его пустым карманам. Вдруг, сбоку налетела какая-то штука, похожая на металлического паука с тонкими лапками. нападавшие оказались очень быстро связаны по рукам и ногам прочными стальными лесками.

Дмитрий с трудом поднялся на ноги.

- Дмитрий, - заговорила Виктория, - вам предписано немедленно вернуться в комплекс, откуда вы уходили недавно. Охранник доставит преступников на место.

Дмитрий кивнул.

- Вы даже не представляете, что такое жизнь! - вдруг крикнул один преступник, - вы сидите там наверху и не видите ничерта! Еще бы вы дохли, так теперь - бессмертные! У меня вся семья погибла от чертового вируса Кеплер! Вы привезли его сюда! И хрен вы смотрите, что у нас творится! Будьте вы прокляты, горите в аду!

Дмитрий удалялся, внимательно глядя на говорившего нахмуренным взглядом.

- Виктория, я не помню маршрута, - пробормотал он.

- Запрос принят, маршрут построен.

Дмитрий увидел четкую зеленую линию, что проходила прямо по земле. Он пошел по ней, хоть и не знал, куда она его может привести...


Как и обещал.


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
116

Он возвращается!

Фильм «Терминатор: Темные судьбы» выходит в российский прокат 31 октября.

Он возвращается! Фильмы, Арнольд Шварценеггер, Терминатор, Новости, Фантастика, Технологии, Видео, Длиннопост

Арнольд Шварценеггер рассказывает Нелли Холмс, как возвращался к этой роли, а также размышляет о своем отношении к известности, президенту Америки и возрасту.

Арнольд Шварценеггер — из числа тех, кто ко всему, что имеет, пришел сам. Многочисленные спортивные титулы, яркая карьера в кино, а потом и в политике: другими словами, когда об успехе рассуждает Шварценеггер, ему безоговорочно верят (чем, похоже, воспользовались организаторы форума «Синергия», запомнившегося публике после неоднозначного выступления Тони Роббинса в 2018 году).


Нет у него проблем ни с чувством юмора, ни с искренностью. Поддержать обленившегося поклонника и сообщить, что любит нарушать правила, или честно сознаться, что былую форму ему самому уже не вернуть — на реакции и комментарии актер не скупится. Жалеет ли он о чем-то несделанном, скучает ли по прошлому и что думает об образе постаревшего Терминатора — об этом Арнольд Шварценеггер рассказал Нелли Холмс. А увидеть его в роли машины с чувствами на экране можно будет совсем скоро.

— Публика привыкла думать, что любимые персонажи научно-фантастических фильмов не меняются во времени — то есть попросту не стареют. И тут вдруг все мы получаем эдакий щелчок по носу: не кто-нибудь, а сам Терминатор является нам изрядно постаревшим в новом эпизоде истории о знаменитом киборге-убийце. Что вы думаете об этой особенности фильма? Важен ли для вас этот нюанс в развитии персонажа?


— Уже в предыдущей серии «Терминатора» мы обозначили, что персонажи фильма стареют. Точнее так: со временем меняется их внешняя оболочка, а под человеческой кожей и плотью остаются все те же сила, мощь, способности и мотивы — и вот они не стареют. Как бы ни менялся внешний облик моего персонажа, по факту он остается моделью 101 Т-800 компании «Кибердайм Системс» — свое нутро он не может изменить даже при большом желании. Старость машины можно угадать лишь рядом с другими машинами — более совершенными. Например, в «Терминаторе 2» у нас появился Т-1000, рядом с которым Т-800 уже казался «староватым». А в новом фильме вы увидите машину Rev-9, и вам тоже наверняка придут в голову мысли об устаревании технологий.


— Недавно я говорила с Линдой (Хэмилтон, исполнительницей роли Сары Коннор) и она призналась, что любимой сценой с вами для нее стала та, где ваши персонажи встречаются впервые…


— А в 1984 году она говорила, что ее любимая сцена с моим участием — та, где я появляюсь голым. (Смеется.) Но столько лет прошло — уже больше 30, получается. Я был рад узнать, что Линда будет в новом «Терминаторе» — она невероятно крутая. Видели бы вы, что она творит в кадре. Она в прекрасной физической форме и сама исполняет совершенно сумасшедшие трюки. Линда приступила к съемкам раньше меня, и когда я появился на площадке, тренер, отвечавший за ее подготовку, весьма эмоционально восхищался ее формой: она может часами бегать по песку вдоль пляжа, потом тренироваться с оружием или с 50-фунтовыми мешками (примерно по 23 кг. — «РБК Стиль»), а после пойти еще и на хайкинг — и не отступит ни при каких трудностях. К тому же она великолепная актриса и моментально входит в роль: только что она была милейшей доброй Линдой Хэмилтон, а через секунду уже бескомпромиссная Сара Коннор. Я счастлив, что смог снова с ней поработать. Мне вообще нравится, что в проекте «Терминатор: Темные судьбы» воссоединились многие из тех, кто стоял у истоков истории. Особенно, конечно, отрадно было видеть возвращение Джеймса Кэмерона — помимо продюсирования, он был вовлечен и в работу над сценарием. Уверен, его возвращение повлияет на общий успех фильма. Кстати, Линда тоже наверняка вернулась в проект во многом из-за Джеймса.

— Линда Хэмилтон во второй части «Терминатора» была первой женщиной в кино, у которой я увидела развитую мускулатуру рук, — до нее женские образы были совсем иными. Станет ли новый «Терминатор» в каком-либо смысле новаторским и разбивающим стереотипы?


— Думаю, все части «Терминатора» были в том или ином смысле новаторскими. В первых фильмах не использовались какие-то заоблачные технологии, но зато Джеймс Кэмерон сумел создать такие образы, которых до него не создавал никто. Например, сам Терминатор: он входит в десятку самых жутких злодеев всех времен и одновременно в десятку самых крутых героев. Секрет в том, что Терминатор — машина, и все зло, которое он совершил, можно отнести к «неживой» части его существа, в то время как все хорошее он, конечно, делал только благодаря своей человечности, пусть и частичной. Я горжусь тем, что именно мне выпала честь сыграть такого сложносочиненного персонажа. И счастлив, что гениальный Джеймс Кэмерон все-таки сумел убедить меня попробоваться на роль Терминатора, ведь изначально меня рассматривали на роль Риза. Также новаторским мне кажется тот факт, что фильм, созданный по законам жанра хоррор, имеет высокую эмоциональную ценность и несет довольно глубокие идеи добра. Киборг-убийца Терминатор, запрограммированный на уничтожение людей, вдруг неожиданно становится защитником той, кого ему было положено ликвидировать, — такие повороты сюжета в хорошем смысле усложняют историю. Ну и технологическая сторона вопроса, конечно, не на последнем месте: в какой-то момент все стали копировать технологии «Терминатора». Новый эпизод тоже будет новаторским, вот увидите. За это отвечает тандем Кэмерона и Миллера (Тим Миллер — режиссер фильма «Терминатор: Темные судьбы». — «РБК Стиль»).


— В этом году мир отмечает пятидесятилетие высадки на Луну. Вы можете вспомнить, что вы делали в тот день и как восприняли новость о том, что человек покорил новую для себя поверхность? И, кстати, хотели бы вы побывать в космосе?


— О нет, у меня нет вообще никакого желания побывать в космосе. Я так счастлив в этом мире, на этой планете, в этой стране. Я счастлив тем, как развивалась моя жизнь: из спорта я пришел в кинематограф, из кинематографа — в бизнес, из бизнеса — в политику, из политики — в филантропию. И благодарен судьбе за то, как складывалась и продолжает складываться моя жизнь. Высадка на Луну, безусловно, была тем событием, о котором люди будут задавать вопросы, как они продолжают спрашивать современников о том, что они могут рассказать об убийстве Кеннеди. Помню, как смотрел репортаж о высадке по телевизору с друзьями. Это были мои первые годы в Америке.


— В Санта-Монике?


— Да, там. Именно когда я жил в Санта-Монике, мы и смотрели с друзьями репортаж о высадке на Луну. Помню, как некоторые из ребят с подозрением отнеслись ко всему, что увидели, мол, это было снято в павильоне, это не может быть правдой — и все в таком духе. Но я смотрел сюжет с полным ощущением, что это правда, и сейчас думаю ровно так же. Высадка человека на Луну — одно из величайших событий в истории, и я горд, что именно моя страна совершила этот рывок в развитии человечества.


Но еще мне хочется отметить и другой момент, который для меня очевиден именно сейчас, спустя 50 лет. Полвека назад у американцев была немного другая ментальность. Тогда никто не спрашивал, зачем нам вообще нужна эта экспедиция на Луну, — тогда американцы просто хотели быть лучшими. У Кеннеди была специфическая цель — сделать Америку великой страной без оглядки на других. Представьте, если бы сегодня у нас был такой лидер. Мы поставили бы цель, скажем, стать примером для всего мира в вопросе защиты окружающей среды — и стали бы, а не начали искать отговорки вроде «а вот Китай вообще ничего не делает», или «Россия тормозит процесс», или «Индия нарушает все договоренности» — и все в таком роде. Сегодня Америка больше озабочена недостатками других стран, нежели тем, чтобы просто собраться и подать пример. Мы будто ждем какой-то внешний сигнал, какую-то команду к действию. Ментальность американцев поменялась — для меня это факт.


— В чем ваша главная сила?


— Как ни странно, моя физическая сила никогда не приходит на ум, когда я думаю о себе. То, что я физически хорошо развит, — результат занятий пауэрлифтингом, бодибилдингом и подобными вещами. Но реальная моя сила, без которой и физической формы не было бы, — сила воли. И я бы добавил, что принципиальным для меня всегда было и остается умение визуализировать желаемый результат. Многие недооценивают силу визуализации, а еще большее количество людей просто не умеет рисовать в голове четкие цели, чтобы потом было легко, радостно и интересно к ним идти. Я не был рожден сколько-нибудь выдающимся человеком — даже для спорта у меня были весьма средние данные. Но у меня была цель, я ее четко видел, знал, что мне нужно тренироваться больше, чем другим, — и я тренировался. А еще изучал научную сторону вопроса: правильное питание, использование добавок, техники позирования, навыки презентации и общения с публикой. Мое тело совершенствовалось день ото дня только потому, что в голове у меня была яркая и отчетливая картинка того, каким оно должно в итоге стать.


То же самое я могу сказать и о своей актерской карьере. Я не был прирожденным актером. Но однажды увидел, как мой кумир Рег Парк играет Геркулеса в одноименном фильме, — и в одну секунду понял, что тоже хочу сыграть могучего героя. Я захотел стать актером — и я им стал. Сказал себе: «Окей, мне нужно приложить такие же усилия, какие я приложил, чтобы выиграть соревнования "Мистер Олимпия"». Я начал с уроков по постановке речи, с уроков английского языка и отдельных классов по устранению акцента (мне, кстати, следовало бы потребовать потраченные на эти курсы деньги назад!), я работал над голосом, над актерским мастерством — без преувеличения скажу, что сделал абсолютно все, что мне казалось важным, полезным, возможным и даже невозможным.


— Мне было интересно смотреть опубликованный рабочий материал со съемок, интервью актеров и создателей фильма — в этом так много реальной актерской жизни.


— Думаю, зрителям тоже будет интересно увидеть его. В нем много искренних эмоций, а они важнее навороченных спецэффектов (хотя и эффекты в фильме, само собой, впечатляют). Я знаю историю с самого начала, стоял у ее истоков, но даже я смотрел этот материал, будто впервые соприкасаясь с ним. У меня буквально были слезы на глазах, когда месяц назад я увидел готовый фильм. Уверяю, он удивит всех, как удивил в свое время «Терминатор 2». Представьте только: идеи Джеймса Кэмерона воплотил мощнейший специалист по спецэффектам и режиссер самых продвинутых современных фильмов Тим Миллер. Все получилось по-настоящему: фильм о насилии и ненависти действительно жесток, и рейтинг R тому подтверждение (R — restricted, рейтинг R Ассоциации художественных фильмов Америки означает, что фильм строго запрещен к просмотру лицам, не достигшим 17 лет. — «РБК Стиль»). Но было бы странно и совсем нечестно по отношению к аудитории стараться такой фильм протиснуть, скажем, в рейтинг PG-13 (PG — parenting guidance, рейтинг, означающий, что в сопровождении взрослых фильм могут смотреть дети с 13 лет. — «РБК Стиль»). Да, в фильме много насилия, крови, настоящего безумия. Однако это все не бессмысленное насилие — у каждого действия в нашей истории есть цель и смысл.


— Вы уже показали фильм на международном фестивале мультижанровых развлечений и комиксов Comic-Con в Сан-Диего. Расскажите, что вы думаете о таких конвентах? Важно ли для вас лично непосредственное общение с публикой, я бы даже сказала с фанатами, какое случается на Comic-Con или подобных фестивалях?


— Как вы наверняка знаете, я продюсер спортивного фестиваля Arnold Classic Sports and Fitness, который проходит в пяти разных странах и в котором участвуют до 250 тыс. человек, представляющих порядка 80–90 видов физической активности. Поверьте, я прекрасно понимаю, как сложно организовать и провести подобное мероприятие. Но я также знаю, как важно единомышленникам встречаться на таких вот форумах, как много нового опыта и бесценных эмоций они получают. Фестиваль Comic-Con — уникальное явление, причем не только в Сан-Диего, но и в других городах, где он проходит (знаю, что, например, в бразильском Сан-Паулу там собирается почти 290 тыс. человек). Идея фестиваля просто гениальна и делает его превосходной площадкой для презентации нашего фильма, ведь там собираются истинные фанаты и техническое оснащение прекрасно подходит для демонстрации экшена со спецэффектами.

— Вы сделали довольно яркую политическую карьеру в США, не будучи при этом гражданином по рождению. Скажите, хотя бы раз вы пожалели о том, что родились не в Америке и не можете баллотироваться на пост президента? Особенно этот вопрос интересен в свете противоречивых высказываний действующего президента о том, что отдельным конгрессменам от демократической партии стоит вернуться в страны, откуда они родом. Что вы думаете об этом?


— Прежде всего мне хочется отметить, что никогда в своей жизни я не сожалел о чем-то, что не смог или не могу сделать. Тем более мне не о чем жалеть в связи с Америкой: абсолютно все, что у меня есть, — карьера, деньги, семья, влияние — я получил в Америке и всегда буду благодарен этой стране за то, как она принимает иммигрантов вообще и приняла меня в частности. Пожалуй, возможность баллотироваться на пост президента страны — единственное, чего я не могу получить здесь. Но такова система — я принимаю условия игры. Я считаю Америку величайшей страной в мире, и если в моих силах сделать что-либо для поддержания этого величия, я сделаю это независимо от занимаемого поста или отсутствия такового. Что касается президента Трампа, он в очередной раз сказал чудовищную глупость. Мне кажется абсурдным даже разбирать его высказывание, ведь это полная чушь: конгрессвуман, которым он «посоветовал вернуться в свои страны», были из иммигрантских семей, но рождены в Америке, поэтому их страна — это как раз Соединенные Штаты. У него вообще есть дурацкая черта: когда он не может объяснить что-то или чувствует, что проигрывает в противостоянии, начинает апеллировать к личностям и оскорблять людей. Это недостаток лидерских качеств, неумение понять глубинные причины и реальные механизмы политических процессов и уровень ответственности, возложенной на него сейчас. Он ведет себя так, будто он все еще нью-йоркский риелтор Дональд, а не президент Соединенных Штатов.


— Вы были очень молоды, когда переехали в США из Австрии, и при этом довольно рано приобрели известность в спортивных кругах. Можно сказать, что ваше становление и в широком смысле взросление происходили уже под пристальным вниманием общественности. Что было самым сложным и что было самым приятным в такой ранней популярности?


— Скажу вам честно: ничего плохого в ранней популярности и в популярности вообще я не вижу. Среди моих знаменитых знакомых есть те, кто постоянно жалуется, мол, «разве это не ужасно, что мы не можем спокойно сходить в ресторан?». И я всегда отвечаю: «Нет, не ужасно». Выхожу ли я представлять свой новый фильм, баллотируюсь ли на государственный пост, участвую ли в соревнованиях по бодибилдингу — это все выход к людям, выход на публику. Я стремился к этому, я хотел, чтобы то, что я делаю, нравилось и было интересно большому количеству людей. Внимание публики либо есть, либо его нет. Нельзя по щелчку получать его во время презентации и также по щелчку выключать, когда идешь на пляж или в ресторан. Если люди тебя любят, они любят тебя всегда. Мне нравится быть узнаваемым, мне нравится внимание людей. Нужно помнить, что внимание в принципе — первейшая вещь, к которой все мы так или иначе стремимся. Я счастлив, что люди знают меня и мою работу, — это действительно важно. Никаких неудобств мне моя известность не доставляет — совсем даже наоборот.

— Линда в разговоре сказала, что в свои 62 года она чувствует, что стала лучшей версией себя. А еще, что «старость — новый черный». Что вы думаете по этому поводу?


— Скажу, что искренне рад за Линду, если она и вправду чувствует себя в 62 года лучше, чем чувствовала в 32. Потому что про себя я такого сказать, увы, не могу. Мне не нравится стареть. Вполне возможно, что я переживаю старость острее, чем другие, ведь когда смотрюсь в зеркало, больше не вижу там Мистера Олимпию или Мистера Вселенную. Тот мужчина в отражении больше не может отжимать от груди штангу в 500 фунтов (почти 227 кг. — «РБК Стиль») или приседать с таким же утяжелением. Конечно, я наверняка выгляжу бодрее и здоровее, чем многие в 72 года, но я уж точно не лучшая версия себя. С возрастом перестает вырабатываться тестостерон, а без него трудно поддерживать мышцы в нужном тонусе и легко травмироваться. К тому же медицинские проблемы дают о себе знать: мое слабое место — сердце. Но каждый день я еду на велосипеде к Gold’s Gym, где тренируюсь. А когда появляется проект вроде «Терминатора», конечно, я работаю еще активнее: кардиоваскулярные тренировки, тренировки с оружием, работа с постановщиками трюков. Терминатор ведь никогда не моргает. Помните? Мне нужно было отточить этот навык заново. И сейчас мне все дается в разы сложнее, чем 30 лет назад. Так что если Линда и вправду чувствует себя лучше, чем тогда, мне определенно нужно узнать ее секрет. (Смеется.)


— А что вы можете сказать о ментальном возрасте? Чувствуете ли вы себя мудрее, сожалеете ли о чем-то, мечтаете ли о внуках?


— Внуки? Вы хотите как-то повлиять на Криса Пратта? (Смеется.) (Американский актер Крис Пратт женат на старшей дочери Арнольда Шварценеггера Кэтерин. — «РБК Стиль».) Я передам ему. Вообще, конечно, ментальный возраст — очень интересный вопрос. Есть нечто прекрасное в том, чтобы становиться старше и мудрее. Но абсурдность ситуации заключается в том, что чем больше знаний и опыта мы приобретаем, тем глупее себя чувствуем.


Например, когда я еще только хотел стать губернатором, у меня был план с конкретными пунктами. Вступив в должность и реализовав свою программу полностью, я вдруг осознал, как многому научился в работе, о чем до этого понятия не имел. И с новыми знаниями мне стало легче увидеть, как много всего я могу еще узнать, чтобы сделать для штата и страны еще больше. Работа в Сакраменто для меня была сродни университету, в котором я изучал самые разные предметы, не всегда друг с другом связанные: медицину, образование, военные вопросы, вопросы ликвидации последствий стихийных бедствий, вопросы питания и еще десятки других. Новые знания, приобретенные на посту губернатора, останутся со мной навсегда — и за них я благодарен особенно.


Но главный урок, который я вынес, состоит в том, что чем больше у тебя знаний, тем щедрее тебе хочется ими делиться. Ты становишься добрее, гуманнее и осознаннее, когда развиваешься и выходишь на новую ступень в этом развитии. В начале пути мы все думаем: «О, этот мир принадлежит мне, я стану победителем по жизни, чего бы мне это ни стоило». А со временем ты приходишь в ту точку, когда хочется приводить к победе других. Поэтому сегодня я не просто сам стараюсь грамотно тренироваться и правильно питаться, но и говорю об этом со своей аудиторией. Также я хочу привлечь внимание к вопросам защиты окружающей среды, которые я с большим вниманием изучал во время своего губернаторства, и к вопросам иммигрантов. Пожалуй, это и есть самое прекрасное в том, чтобы становиться старше, — умение получать удовольствие от того, что меняешь мир к лучшему. Мне многие помогали, когда я начинал, сегодня у меня есть возможность помогать другим достигать своих желанных вершин.


— Так, а что все-таки насчет внуков? Вы готовы стать дедом? (Смеется.)


— (Смеется.) О, да, конечно, готов! Но всему свое время. Как бы я ни хотел стать дедом, я не собираюсь подгонять своих детей.

Он возвращается! Фильмы, Арнольд Шварценеггер, Терминатор, Новости, Фантастика, Технологии, Видео, Длиннопост

https://style.rbc.ru/people/5d8b813d9a7947f03d5c73f1?from=ce...

Показать полностью 1 1
43

Монополия жизни

- Так как, пойдешь на апгрейд? - откинувшись на стуле поинтересовался Аним.

Сетосар посмотрел на него с укором.

- Сколько ты будешь еще спрашивать?

- Пока ты не ответишь, - хохотнул Аним, - тебе уже почти тридцатник, пора бы и выбрать.

Сетосар посмотрел, как Аним приподнял тумбочку и передернулся. Роботизированный протез седьмого поколения, продукция компании Техно-режим, обладает достаточно мощным источником питания на основе зацикленной реакции окисления активных металлов. Конечно, такой реактор не назовешь вечным двигателем, но самовоспроизводство энергии позволяло использовать механизм почти на постоянной основе. Единственным минусом была высокая травмоопасность при повреждении источника питания.

- Слушай, я разрабатываю эти штуки, но нацеплять их на себя не планирую, давай просто закроем эту тему?

Аним улыбнулся и подъехал на стуле к Сетосару.

- А как насчет второго варианта?

Сетосар поморщился и уставился в монитор.

- Не понимаю, почему ты решил, что есть разница.

- Есть, разумеется! Если Техно-режим предлагает тебе ассимилировать живую ткань с неживой, то Био-революция предполагает ассимиляцию с той же живой тканью, только искусственно созданной и прокачанной.

Сетосар вздохнул.

- С тех пор, как две громадных монополии начали повелевать этим гребаным миром, - продолжал Аним, - у нас ведь не осталось сильно много выбора. Вскоре, на улицах не останется ни одного человека, который бы не поставил себе другие части тела.

- Знаешь, в чем проблема? - Сетосар резко повернулся к Аниму, - мы все кричим о революции человека, но, толком не изучив возможности наших реальных тел, пытаемся заменить их чем-то, что сами же и сотворили из говна и палок.

Аним присвистнул.

- Так ты сторонник эволюционеров? Не думал, что ты у нас радикально настроенный.

- Это неважно. В любом случае, я не поставлю на себя эти попытки сделать из человека какую-то хрень с горы, - Сетосар отвернулся к монитору и принялся яростно стучать по клавиатуре.

Аним пару секунд пристально смотрел на него, улыбаясь.

- Они ведь дают новые возможности людям.

Сетосар стиснул челюсть и продолжил печатать.

- Кроме того, они уже захватили весь мир, так что...

Сетосар перестал печатать и повернулся к Аниму.

- Что ты мне предлагаешь?

- Пройти апгрейд. Посмотри, ты бы смог даже печатать в три раза быстрее. любой из протезов обладает повышенной точностью и скоростью, даже самый простой. А ты у нас человек не бедный, сможешь приобрести модификацию девятого поколения, с источником питания на основе ртутных реакций. Они даже, говорят, грузовики поднимать могут, - Аним почесал протезом затылок, - нет, ты конечно можешь воспользоваться услугами Био-революции, но наши тебя не поймут.

Сетосар фыркнул.

- Как будто сейчас меня сильно понимают.

- А ты ожидал сильного понимания от общества, в котором устоялась идеология модификации тела?

Сетосар грустно улыбнулся.

- А ведь было время, когда это осуждалось...

Аним закатил глаза.

- Ты еще динозавров вспомни. Увы. мой друг, сейчас тридцать седьмой год новой эры и теперь ты белая ворона, если у тебя нет модификаций.

- Если даже у нашего местного кота они есть, ты точно прав, - хохотнул Сетосар, - кстати, довольно забавно, что их также начали модифицировать. Ладно наш, тому глаз вырвали где-то, вот мы ему и вставили роботизированный, а вот просто так зачем так делать?

- А почему нет? - улыбнулся Аним, - сильный ты? Пущай сильным будет и твоя животина. Кстати, где этот Африканец бегает?

Африканцем животное обозвали за его черную шерсть. Разумеется, Аним лично проследил, чтобы у кота была самая идиотская кличка из всех возможных. А котяра был большой, матерый. Пользы не приносил, но и не мешал никому.

Сетосар задумчиво смотрел в стену.

- Знаешь, интересно было бы поболтать с сотрудниками  Био-революции. Я понимаю механику наших технологий, но как действуют они... Мало того, что они искусственно синтезируют живую ткань, так еще и делают протез более прочным и эффективным. Со стороны кажется, что протеза вовсе нет, если бы не клеймо компании.

Аним поднял бровь.

- Сам знаешь, это невозможно. Эти две компании - как два государства. Если мы друг другу и не враги, то точно не друзья.

- Но разве тебе не интересна их механика? Что они делают? Про кибернетику люди знают уже несколько веков, а вот про столь обширные био-технологии известно почти ничего.

Аним откинулся на спинку и положил руки на затылок.

- Ребята из отдела разработок амортизирующих элементов изучали один протез их производства. Сказали, что он не отличается от обычной руки ничем, кроме клейма. Ну, и еще период разложения иной, но, в общих чертах, будто обычная рука.

- Может, они просто берут реальные руки, которые отрезают у людей и как-то их усиливают? - Сетосар облокотился на стол.

- Это было бы не менее удивительно, но, как тогда это работает с сердцем или печенью?

Аним пожал плечами.

- Так или иначе, они не дадут нам посмотреть технологию своего производства.

- И как же ты считаешь, - поинтересовался Сетосар, - за кем будущее? За нашими или за ними?

Аним вздохнул.

- Именно потому что кибернетика вымирает, мы выпускаем по десять новых модификаций в неделю, в то время как Био-революция и двух не делает. А спрос на них большой, надо сказать.

Сетосар досадливо поерзал.

- Не слышу ответа.

- Это и был ответ, Сет... Если мы не дадим новый рывок нашим модификациям, не сделаем их более безопасными и эффективными, все перейдут на бои-технологии, ведь это безопаснее. Конечно, кибернетика сейчас намного сильнее: кибернетические протезы рук и ног делают невозможные вещи, тогда как био-протезы на порядок ниже по эффективности, но, они подбираются к нам.

- Я слышал, что второе поколение био-протезов рук выдерживают до ста пятидесяти килограмм веса основной нагрузки, - задумчиво протянул Сетосар.

Аним вытянул протез руки вперед.

- Помнишь, что за протез?

Сетосар кивнул.

- Седьмое поколение, углеродная сталь на обшивке, нержавеющий сплав с высокой температурой плавления на механизмах и  реактор на основе окисления.

- По последним данным, может выдержать до трехсот килограмм. По количеству мы их обскакиваем, - улыбнулся Аним.

- Только вот пятьдесят лет назад, когда только зародилась био-технология, их протезы отличались от обычной руки почти никак. Выдерживали до шестидесяти килограмм, обладали почти теми же характеристиками по плотности эпителия и мышечной ткани. В то время, кибернетика позволяла протезу выдерживать вес до двухсот килограмм. За пятьдесят лет, они повысили эффективность живого протеза  на двести процентов, а мы - лишь на сто. Тенденция явно не в нашу пользу.

Аним хлопнул себя по коленкам и встал.

- Ладно, какая уж разница, если ты у нас все равно борец за эволюционную чистоту, - Аним улыбнулся, - я пойду домой.

- Не рановато?

- Ну... Ты же прикроешь?

Сетосар поднял бровь.

- Ну ты наглый...

Аним засмеялся и покинул кабинет.

Сетосар выдохнул. Можно было подумать и о работе. Начав стучать по клавишам, он обнаружил, что вибрирует передатчик, закрепленный около виска. Сетосар нажал на передатчик.

- Приветствую. Вас беспокоит кадровый отдел компании био-революция, вам удобно говорить?

Сетосар задумался.

- Ну, говорите.

- У нас есть для вас предложение работы в нашей компании, вам интересно?

Сетосар хмыкнул.

- У меня есть работа. И кем же вы предлагаете мне работать у вас? Уборщиком?

- Свободна вакансия специалиста по ассимиляции тканей, в вашем формировании.

Сетосар замер.

- Это шутка такая? Я же сотрудник вашего конкурента в аналогичной должности.

- Я не могу сказать вам, по причине чего вас пригласили, мое дело лишь донести до вас информацию. Собеседование завтра, в пять часов вечера. Если вы не явитесь, мы не будем более рассматривать вашу кандидатуру. Всего доброго.

Передатчик более не получал сигнал.

Сетосар в растерянности откинулся на кресло. Была ли это уникальная возможность, или грамотно спланированная попытка выудить у него информацию? Как реагировать на такое? Конечно же, он знал о местонахождении Био-революция в его формировании, но, стоило ли это делать.

Он решил, что на сегодня достаточно работы. А если даже он и сходит туда... Ну, хуже ведь не будет, верно?..


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
1388

Лидер движения против рабства «Альтернатива» попал в рабство

Лидер движения против рабства «Альтернатива» попал в рабство Общество, Свобода, Рабство, Человек, Гражданская война, Помощь, Сирия, ИГИЛ, Видео, Длиннопост

Олег Мельников ( vk.com/oleg___melnikov ), который направился с группой волонтеров в район Идлиба для помощи попавшим в рабство выходцам из России и СНГ, не вышел на связь в установленное время. Об этом сообщил его помощник Максим Ваганов vk.com/saver_max .

По словам Ваганова, руководитель «Альтернативы» vk.com/alternative.movement направился в приграничные районы Идлиба ночью 7 августа. На следующий день в 09:00 у координаторов «Альтернативы»  по расписанию должен был состояться сеанс связи с Мельниковым и его группой, однако никто из последних на связь так и не вышел. Не вышли они на связь и в резервное время, отметил Ваганов (сеансы также были назначены на 12:00 и 15:00).

Лидер движения против рабства «Альтернатива» попал в рабство Общество, Свобода, Рабство, Человек, Гражданская война, Помощь, Сирия, ИГИЛ, Видео, Длиннопост

Помощник Мельникова добавил, что в рамках правил, установленных внутри «Альтернативы», после трех пропущенных сеансов связи группа официально извещает о пропаже волонтеров.


В последний месяц «Альтернатива»  https://alternative.help работает на Ближнем Востоке, в частности занимается спасением выходцев из России и СНГ от семейного рабства. Кроме того, в организации есть заявки по поиску детей, похищенных и вывезенных на родину мужьями-арабами без согласия матерей, отметил помощник Мельникова.

Лидер движения против рабства «Альтернатива» попал в рабство Общество, Свобода, Рабство, Человек, Гражданская война, Помощь, Сирия, ИГИЛ, Видео, Длиннопост

По словам Ваганова, в районе Большого Идлиба производился поиск детей, оставшихся на территориях, неподконтрольных сирийскому правительству. Помимо этого «Альтернатива» занималась проблемой жестокого обращения с сирийскими военнопленными. Ваганов добавил, что «Альтернатива» действовала автономно от официального Дамаска.


«В связи с появившейся информацией о пропаже российского гражданина консульские сотрудники российского посольства в Сирии выясняют обстоятельства и запрашивают сирийские власти относительно судьбы Олега Мельникова», — сообщили в отделе оперативной информации МИД России.

Лидер движения против рабства «Альтернатива» попал в рабство Общество, Свобода, Рабство, Человек, Гражданская война, Помощь, Сирия, ИГИЛ, Видео, Длиннопост

Движение «Альтернатива» было запущено в 2011 году и получило известность после спасения трудовых рабов с кирпичных заводов Дагестана, а также «гольяновских рабов» — 11 мигрантов, которые бесплатно работали в продуктовом магазине на Новосибирской улице в Москве. Помимо тех, кто попадает в трудовое рабство, сотрудники движения помогают жертвам сексуальной эксплуатации, «мафии» нищих. На счету волонтеров, по их данным, более 1 тыс. спасенных граждан. В сентябре 2018 года Мельников рассказывал, что «Альтернатива» получила официальный отказ Минюста в просьбе зарегистрироваться в качестве НКО.

Показать полностью 3 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: