-27

Бываловский машиностроительный завод или калистрация головного мозга

Ещё когда я работал в НИИ, среди наших заказчиков был некий Бываловский машиностроительный завод, который прославился тем, что его по два раза в год закрывали за очередную халтуру, а Исаак Иосифович Абрамович (тот самый) через Госгортехнадзор обратно их открывал. А приезжал с того завода к нам их главный инженер, некий Калистратов.


По словам Абрамовича, Калистратова генеральный директор и главный технолог завода нашли на заводской помойке, где когда они шли с работы заметили торчащие наружу ноги. Я не знаю, насколько фамилия влияет на сознание и судьбу человека, но каждый приезд Калистратова сопровождался переговорами в духе сказки про белого бычка или про собаку и попа. В общем на колу мочало…


— Нам нужен проект крана, только денег у нас нет.


— Нам директор не разрешает работать без предоплаты.


Абрамович, вроде бы, отвечал чётко и понятно, только не для Калистратова и начинались бесконечные уговоры.


— А, может быть, вы сделаете сначала проект, мы сделаем по нему кран, продадим, получим деньги, а потом вам заплатим?


— Можно, только я ещё раз говорю, что нам директор не разрешает работать без предоплаты, а вы денег не платите.


— А мы заплатим, когда получим деньги за кран.


— А когда вы кран сделаете?


— Как только вы сделаете нам проект.


— Мы вам проект сделаем, когда вы нам деньги за него заплатите.


— А у нас денег нет, мы их только за новый кран получим.


— За какой новый кран?


— Тот, который мы сделаем по вашему проекту.


— По какому проекту?


— Вот этому, нам нужен проект крана, но денег у нас нет, поэтому вы сделайте нам проект крана, мы его сделаем, продадим и деньги вам потом за проект заплатим.


— Это всё хорошо, только нам директор не разрешает работать без предоплаты а вы деньги за проект ещё не заплатили.


— Денег у нас нет, но нам нужен проект крана.


Так могло продолжаться часами. От помешательства на почве прослушивания этого потока сознания и бреда меня спасало только моё нахождение в другой комнате. Но как-то раз произошло недоразумение и случилось наконец то самое ужасное.


Калистратов приехал и не застав Абрамовича выжрал водки. С утра ездивший куда-то Абрамович выжрал там тоже, а работавший со мной Стасик выжрал ещё с утра. В природе тогда существовала следующая шкала сортировки бреда по нарастающей.


Бред, который нёс я трезвый, это ничто по сравнению с тем бредом, который нёс я пьяный. Бред, который нёс я пьяный, это ничто по сравнению с тем бредом, который нёс Стасик трезвый. Бред, который нёс Стасик трезвый, это ничто по сравнению с тем бредом, который нёс Стасик пьяный. Бред, который нёс Стасик пьяный, это ничто по сравнению с тем бредом, который нёс Абрамович трезвый. Бред, который нёс Абрамович трезвый это ничто по сравнению с тем бредом, который нёс Абрамович пьяный. Бред, который нёс Абрамович пьяный, это ничто по сравнению с тем бредом, который нёс Калистратов трезвый. Но даже бред, который нёс Калистратов трезвый это ничто по сравнению с тем бредом, который нёс Калистратов пьяный.


И вот они собрались вокруг меня втроём все пьяные у начали нести такой бред, что даже у меня через четыре часа началось помутнение сознания. У меня началась истерика и непрекращающийся хохот. Ещё я начал нести какой-то бред про изнасилование собаковода (был у меня тогда такой сотрудник) в задницу. Потом я что-то ещё нёс, но уже не помню что. В итоге я начал рассказывать им такие гадости, что сбежали даже пьяные Калистратов с Абрамовичем, а Стасик заснул на клавиатуре. Так состоялось моё становление как тролля.

Дубликаты не найдены