1

Будни департамента немагического воздействия - 3

Петр Колесник и Фрол Кузнец сидели за старым деревянным столом в корчме на краю родного села и прихлебывали брагу из кружек, отмечая окончание субботней городской ярмарки, с которой они возвращались, да пока так и не добрались до дома.

- Вечереет, Фрол. – Петр выудил из кружки мелкую мошку и залпом допил остававшуюся там пряную жидкость, - домой надо собираться.

- Да ты никак темноты забоялся, Петро! – закадычный дружок Фрол, с которым еще мальцами лазали в чужие сады за яблоками да сидели вместе на печи в долгие февральские вечера, с удивлением посмотрел на товарища, - или в родной деревне заблудишься ночью?

Петра не зря Колесником звали. Мастерил он колеса к телегам да повозкам отменные, на всю округу славились. Ровные, крепкие, нескрипучие, ходили они долго, не боялись старости и сырости. Даже из самого города к Петру обращались, уважали его сильно. Был он широк, невысок ростом, двигался неторопливо, голос и вид имел солидный. Фрол ростиком был под стать другу, да и заканчивалось на этом их сходство. Худой был, вертлявый, глаз и язык имел острый, за что был бы бит неоднократно, да незлого нрава был. Коли шутил над кем, так по-доброму, не в обиду человеку. Кузнецом его тоже не просто так прозвали: по молодости, напившись меду, решил похвалиться силой да умением своим. Меч собрался выковать такой, что ни видывал никто, только возле горна разморило его, молот спьяну и уронил себе на ногу. С тех пор прихрамывал и имя свое редко стал слышать, Кузнецом все и стали величать.

- Темноты не боюсь, да только в темноте той бывает то, чего бояться стоило бы… - понизил голос Петр и наклонился к собеседнику – слыхал, нет? Чудо-Юдо объявилось.

- Брешешь! – Кузнец вмиг протрезвел.

- Чтоб мне провалиться! Матвея Кожевника баба пошла третьего дня вечером на родник, который у оврага под лесом. Бадью набрала, повернулась к дому и чует – как смотрит кто на нее из ельника. Она глядь, а там стоит большое да черное, да шевелится все, как гадючий клубок. Как она домой бежала, не помнит даже. За бадьей уж сам Матвей утром пошел, вилы с собой прихватил. Дошел до ёлок, а там у трех деревьев кора почернела на три аршина от земли, как раз где оно стояло. Так-то, друг любезный.

- Будет тебе ужасу к ночи нагонять, Петро. Завтра поговорим, пойдем по домам, дети гостинцев заждались.

Мужики встали, бросили на стол по медному пятаку и вышли в вечерний сумрак, на ходу надевая шапки. Они не заметили, как следом за ними поднялся человек, одетый в старый пыльный полушубок и стоптанные сапоги, по виду больше всего походивший на бродягу, ищущего теплое местечко на ночь. Однако, бродяга пошел не в сторону села, а повернул в поле, дошагал до реки, спустился с воде, прошагал немного вверх по течению, пока не добрался до скалы на излучине. Оглядевшись и убедившись, что совершенно один, отодвинул пласт мха, открыв небольшой лаз, куда и поспешил забраться, тщательно закрыв за собой ход.

Внутри был ровный пол, в двух шагах ход резко забирал в сторону и там уже ярко горели светильники в стенах. Человек прошел несколько десятков шагов и уперся в дубовую дверь, обитую железом. Достав из складок ключ на цепочке, открыл дверь и зашел в следующее помещение.

-Здорово, Серёг! Что, как сходил? – сидящий в офисном кресле мужчина поднял на него глаза, оторвавшись от журнала, который заполнял.

- Нормально, уже почти начал привыкать к вшам и прокисшему пойлу, – пришедший плюхнулся на диван и открыл бутылку с водой.

- Переоденься хоть, что ж в грязном-то на чистую мебель!

- Не нуди, Макс, лучше послушай. Есть новости.

Старший дежурный агент регионального отделения Департамента немагического воздействия Максим Давыдов отложил ручку и приготовился слушать.

- Объект снова засветился перед местными. Одна из жительниц видела его практически у самой деревни. Не нападал, но и не пытался скрыться, визуальный контакт не блокировал.

- Они называют это «отводить глаза».

- Да, вроде как-то так, – Сергей неопределённо помахал рукой в воздухе и продолжил, - считаю, что дальше тянуть некуда. Объект будет наглеть, пока не начнет нападать, как было с прошлой особью. Надо его ликвидировать. Есть кто на примете?

- Есть один местный, Иваном звать. Как водится, младший из трех сыновей, ему и карты в руки.

- Почему он? Самый сильный в деревне?

- Ты не хуже меня знаешь, что самый сильный в деревне плотник Кузьма. А Ваньку я заметил, когда он вечером перед девками силой своей хвастался. Такой всю славу на себя возьмет, ни про кого больше не вспомнит. Тем более про того, кто его надоумил на чудище идти.

Максим подумал и кивнул. – Добро! Начинай обрабатывать своего хвастуна.

*****

Иван-крестьянский сын сидел на крыльце, переваривая плотный обед, когда к воротам подошел старик, одетый в почерневшие лохмотья.

- Здрав будь, добрый молодец! Не подашь ли напиться старику бездомному?

- Отчего же не подать, отче. Держи. А что ж ты чёрен весь да гарью несет от тебя?

- Иду я с дальних деревень, нет которых больше. Побил, пожёг те деревни Чудо-Юдо проклятое! Меня одного не тронул, видать, старые косточки не по нутру ему. Иду, тороплюсь, чую что идет идолище поганое за мной, голод великий его гонит, придет оно скоро и к вашему порогу.

Старик вздохнул тяжело, подал ковш берестяной обратно, поклонился Ивану и сказал, - Спасибо, добрый молодец. Дальше идти буду, может, не догонит меня Чудо-Юдо. Аль какой храбрец-богатырь найдется и осилит чудище, избавит землю нашу от напасти великой. То-то ему почет да слава будет!

Старик похромал прочь, а Иван задумался и пошел в избу к братьям.

*****

- Поклонились браться в ноги отцу-матери и молвят «Отпустите нас на битву великую, за землю родную постоять, чудище поганое извести!». Отпустили их родители, сели братья на коней могучих, взяли в руки мечи булатные и поехали на бой страшный, – голос старца-рассказчика тек по корчме неторопливо, плавно повествуя о победе над Чудом-Юдом.

Максим и Сергей сидели в углу, отдыхая после удачно завершенного задания.

- Надеюсь, это последняя кружка медовухи, которую я выпью в своей жизни, - пробормотал Сергей, с отвращением всматриваясь в жидкость, которую поглощал в последние три недели.

- Ага, как же. Пошлют еще в бОльшую задницу, чем эта. И не такое придется пить. А твой Иван молодец, кстати. Не подкачал.

- Ну да, молодец. Только вот приврал он малость при рассказах о победе. Не один он против трех чудищ выходил, а втроем с братьями против одного. Вот и одолели: пока двое отвлекают, третий рубит. А то, что братья его вранье поддерживают, так это дело понятное. Они люди семейные, им слава ни к чему, хозяйство надо вести. А он парень неженатый, богатства особого нет, а звание избавителя от напасти великой позволит ему к любой девушке сватов заслать. Не так прост Ванюша, как кажется. Вот только не понимаю, зачем мы нужны были. Объект бы и так вышел к людям, мужики бы всей деревней собрались и его все равно убили.

- Может и убили, а может и разбежались. В любом случае, он бы скольких детишек или баб поел, пока бы народ раскачался? Надо было их самих заставить действовать на опережение. Вот и пришлось нашему Ивану немножко помочь с решением.

- Тогда все понятно. Ну давай собираться, - Сергей выложил на стол пару медных монет и поднялся. – В 17.00 переброска на базу для отчета, не забыл? Схрон законсервировать надо успеть.

Дубликаты не найдены

Перейти в случайный пост
Похожие посты
31

Модель из картона. Тех.характеристики в рассказе :)

Модель из картона. Тех.характеристики в рассказе :) Фантастический рассказ, Моделизм, Юмористическая фантастика, Проба пера, Длиннопост

Тут дело такое - вначале собрал модель, а топом и рассказ придумался, почти сам-собой...


База боевых монокатов располагалась не далеко от космодрома. Большинство машин стояло в ангарах, а вот дежурная тройка – на открытых площадках. Конечно, если можно назвать площадкой прямоугольник растрескавшегося бетона размером 2 на 4 метра. Разметка на площадке давно выгорела и сейчас от неё остались только бледно-жёлтые пятна краски. Сами монокаты выглядели не лучше, машины были сильно потрёпаны, с множеством вмятин на корпусе, следами коррозии и густо присыпаны песчаной пылью.

Именно такая картина была видна прибывающему пополнению через крохотные иллюминаторы транспортника. Самые любопытные упёрлись лбом в стекло пытаясь рассмотреть странные машины. Но чем больше они видели, тем больше впадали в ступор, некоторых даже накрыла паника.

Транспортник совершил посадку в штатном режиме. Пополнение прямо с трапа в пешем порядке сопроводили к ангарам для ознакомления с техникой. Чем ближе новички подходили к машинам, тем становилось интереснее, ну и страшнее тоже…

- Капец, какая упоротая конструкция! - вырвалось у одного из новичков.

- Упоротая, согласен. Но по-хорошему упоротая! – не оборачиваясь ответил дежурный. – Так все говорят, кто впервые прилетает на Альтеру.* (Альтера – планета находящаяся в районе основания хвоста созвездия Большого пса, в *опе мира, короче.)

- Наши военные конструкторы и более забористые вещи придумывали! – продолжил офицер. –Увидите – офигеете! Ты, Упоротый, остаёшься у этой машины, остальные за мной.

Глядя в след уходящей группе сослуживцев Упоротый вдруг осознал, что именно с этим «погонялом» ему придётся жить дальше… А вот как дежурный не оборачиваясь понял, кто автор той фразы – так и осталось загадкой.

Упоротый осмотрелся. Рядом с одноколёсной и однорукой машиной суетился пухлый человек в рабочем комбинезоне – механик, нужно полагать.

- Моноколесо? – без приветствия и с явной иронией изрёк Упоротый.

- Ну да, а почему бы и нет? – не отрываясь от работы ответил механик. - Что, вопросом мучаешься как устойчивость обеспечивается? Ты, зелёный, не ссы, пилот не сам за равновесием аппарата следит - гироскопы, бортовой компьютер, все дела… Но, если хочешь, могу тебе шест как у канатоходца организовать, будешь сам баланс ловить!

Упоротый не обиделся и продолжил расспросы, но уже без иронии.

- Но ведь сейчас аппарат полностью отключён!?

- А ты думаешь монокат просто так на площадке стоит? Под бетоном генератор поля, на машине четыре датчика, поле держит датчики в горизонте – всё просто. На площадке с датчиками и лом будет стоять по стойке «смирно».

- В каких целях применяется аппарат?

- Патрулирование степных районов – этих пустошей на Альтере вполне хватает, гоняй себе контрабандистов, к примеру, или кочевников, тут уж какую задачу начальство поставит. Обстановка сейчас тихая, для этих целей дежурной тройки вполне хватает. Времена «Большой заварушки» давно прошли…

- Ну а если всё же случится воевать?

- Боевые действия только в стиле "хит энд ран" – выбирай возможность ударить и просчитай возможность убежать, его преимущество в маневре. – механик похлопал машину по ржавому боку, тем самым подняв облако рыжей пыли. – Фу... Твои цели мелкие или малоподвижные. На «крупняк» не лезь, надеюсь объяснять не нужно, монокат остановится – ты умрёшь! В крайнем случае, можешь выйти один на один с кочевником, есть у них парочка трофейных машин, правда ещё более старых. Контрабандисты на рожон не лезут, для них товар дороже, заметят патруль просто уйдут назад за межу.

- Что о вооружении расскажете? – уже с явным уважение в голосе спросил Упоротый.

- Огнемёт ближнего боя – применяется против Скакинов, это типа местные всеядные кенгуру, паразиты короче. Скажешь не гуманно, так они ни звуков сирен, ни выстрелов не боятся – только огнём и можно отпугнуть. Отпугнуть, зажаривать вовсе не обязательно!!! Гонять их нужно регулярно, уж слишком много хлопот они фермерам доставляют. Плазмопушка – стреляет сгустком энергии, скорострельность средняя, зато отдачи нет! Батареи пушки редко подводят, но если вдруг что, то можешь переключить её на привычные «железяки». Выстрелов не много, 3000шт., а все пилоты, без исключения, по началу ещё те «снайперы». Ещё ракеты есть, но они только для целей с сильным защитным экраном. При стрельбе «железками» не забывай сопла перевести в режим «стрельба», они будут отдачу компенсировать, тут одни гироскопы не справятся. Пыли будет много, да и демаскирует она, зато стабилизация орудия отменная. Не переключишься – при стрельбе очередями гироскопы будут колотить тебя по кабине как орех в пустой канистре!

Режим «полёт» и сопла помогут тебе форсировать небольшие преграды – речушки, овраги, развалины всякие. Полетом это можно назвать с натяжкой, прыжок скорее, но опция полезная! Высоко не прыгай, при посадке топливо не экономь, сажай плавно. Резких приземлений подвеска не любит! И я не люблю, а это для тебя гораздо страшнее! – без шуток заметил механик.

- Почему так много проводов и шлангов открытых? – не унимался новобранец.

- Тут ты прав, это явный «минус», но и без «плюсов» не обошлось! Во времена «Большой заварушки» на ремонт машин времени не было, мы разбирали их на модули и из целых модулей за два часа собирали рабочий монокат и снова в бой. Так из двух – трёх битых по-быстрому можно одного небитого собрать. Когда коммуникации вывели наружу, время этого «пит стопа» до часу сократилось! Подбитые модули – в ремонт, но этим уже не мы занимаемся.

- А этот Франкенштейн из скольких машин собран? – Упоротый указал в сторону моноката.

- Этому повезло, тут только кабина не родная! Если заметил у машин нет номера, есть только номер комплекта, но это уже моя бухгалтерия, чтоб понимать куда и какую железяку поставили. – механик ловко поймал пробегавшую мимо зверушку и вытер ею руки как куском ветоши. Отпустив животину броском через плечо, заявил: - Залазь в кабину, на тестовые покатушки пора!

- Какие покатушки? Без симуляторов и обучения, даже без инструктажа?

- Я твой симулятор, и я твой инструктаж! На Альтере так не принято, по ходу разберёшься, техника интуитивно понятная, не ссы главное!

Упоротый обошёл монокат и не обнаружил лестницы. Подножек и поручней тоже не было. Зато под манипулятором на пыльном корпусе машины он заметил отпечаток подошвы ботинка и отпечатки перчаток механика. Используя эти подсказки Упоротый без труда взобрался в кабину и плюхнулся в кресло пилота. Защитная решётка тут же опустилась, громко щёлкнув замками.

-Уже не плохо! – довольно произнёс механик. – Слышь, салага, а ты когда-нибудь «на механике» ездил?

- На чём?

- Ладно, не парься, старая шутка… Слушай сюда – тестовая программа рассчитана на четыре часа, монокат дорогу знает, но и ты не забывай управление брать на себя. По маршруту разбросаны старые дроиды, попробуй подхватывать их на ходу рукой-манипулятором, этот скил при сборке трофеев пригодится. По мишеням стрелять пока только плазмой, Скакинов можешь жечь сколько хочешь, конечно если догонишь. Ну, вперёд! Не ссы и да пребудет с тобой сила! – засмеялся механик.

После этих слов монокат вздрогнул, Упоротому даже показалось, что машина выпрямилась и потянулась. Затем монокат плавно съехал с площадки, чуть наклонившись вперёд приступил к разгону, поднимая в воздух густые клубы рыжей пыли и объехав вокруг ангаров унёс своего неопытного пилота на тренировочный полигон.

- Ты главное не ссы, салага, в прямом смысле не ссы! – улыбаясь сказал ему в след механик. – Программа четыре часа, по-любому «до ветра» захочется, а стояночный гироскоп я починить не успел, ну а схватиться манипулятором за дерево и придержать машину ты тоже пока не сможешь! Вот и будет тебе боевое крещение! А вообще - сработаемся!!!

И механик, что-то насвистывая себе под нос, потихоньку побрёл к ангару.

Показать полностью
29

В горе и в радости

Рассвет сегодня был что надо. Солнечные блики играли с кронами деревьев, подсвечивая листья и создавая атмосферу сказки. Эрин нравилось рисовать, пока все спали. Никто не стоял за спиной, громко восхищаясь или, наоборот, раздраженно цокая. Не было надоедливых торговцев и праздных прохожих. Только девушка, мольберт и утренний город.


Давненько не удавалось вот так сосредоточиться на работе. Когда они с Дамианом только приехали, везде ходили вдвоем, как попугайчики-неразлучники. И смеялись… Они смеялись всё время, пьяные друг от друга и от любви. Какие картины? Эрин только и успевала сделать несколько штрихов между горячими поцелуями и разговорами о вечном. Впервые будущее было так понятно. Вместе до старости, в горе и в радости… Как легко звучали эти слова сейчас. Без притворства и натянутости. Сейчас всё было по-настоящему. По-взрослому.


Девушка так погрузилась в свои мысли, что даже не сразу услышала, что звонит телефон.


- Да, милый, ты уже проснулся?


- Малыш, я говорил тебе не ходить одной, уже небезопасно, - низкий, хриплый со сна голос вызвал волну мурашек, прокатившуюся по спине, но Эрин не хотела так просто сдаваться:


- На улице никого, Дэм, мне совсем немного осталось, пока солнце не ушло…


- Ладно, ты где?


- В Тюильри…


- Где? – на том конце трубки сквозь зубы вырвалось ругательство, - Ты последние сводки видела? Эрин, собирай свои картинки и дуй домой. Я выхожу навстречу.


- Подожди, Дамиан, - девушка спешно начала складывать кисти, прижимая телефон плечом, - Я уже иду, такси сейчас вызову, только не выходи, тебе нельзя!


Погромы в Париже начались неделю назад, вместе с введением карантинных мер, но Эрин до последнего не хотела верить, что в Европе будет то же, что и дома. Не затем она спешно бежала с Дамианом из родного города, чтобы сидеть сейчас безвылазно в квартире. Да, с милым рай и в шалаше, тем более шалаш был достаточно просторным, но терпение девушки начинало подходить к концу.


Хуже всего было то, что Дэм заболел. Температурил уже неделю, и молодые люди боялись даже обратиться к врачу, чтобы их не поместили в одну из этих закрытых больниц, куда в Париже свозили всех с подозрением на вирус.


- Я дома, - радостно улыбаясь, закричала девушка, затаскивая мольберт в коридор, - И представляешь, нашла на Риволи работающую пекарню! Я купила завтрак!


Дамиан не ответил, и Эрин прямо в обуви прошла в спальню:


- Чего молчишь? – а потом распахнула настежь окно, чтобы хоть немного избавиться от затхлого запаха грязных простыней. Убирать к ним не приходили уже вторую неделю, и Эрин это жутко раздражало.


- Патрик звонил, - коротко ответил парень, сильнее кутаясь в одеяло.


- Я же сказала, я не поеду обратно, - топнула ногой девушка и отвернулась, - Я слишком многим пожертвовала, чтобы быть здесь. С тобой.


- Эрин, - простонал Дамиан, - Это наш последний шанс улететь. Ты сама вчера видела по новостям, что тут творится, начались грабежи, даже убийства! Люди боятся…


- А мы не будем выходить, - упрямо ответила девушка, - Будем сидеть в квартире.


- А что мы будем есть? Мы не запаслись продуктами, сейчас уже почти ничего не купить, а я…


- А ты скоро поправишься и сразу все решишь.


- Без лекарств?


У Эрин задрожали губы, она порывисто села на кровать и обняла мужчину.


- Я так не хочу… Но ради тебя… Когда?


- Патрик сказал, завтра будет спецрейс, похоже, последний…


- Ладно. Хорошо. Но только потому, что ты болен... Надо собрать вещи…Мои картины...


- Много не бери, поедем налегке, - сказал Дамиан и закашлялся, - Купим всё, когда прилетим.


Девушка поморщилась - она терпеть не могла собирать вещи. Но оставлять здесь весь свой новый гардероб было жалко до слез.


***


- В Париже с завтрашнего дня вводится режим ЧС, передвижения по городу запрещены под угрозой тюремного заключения, - тихо бубнил Патрик, продираясь сквозь толпу в международном аэропорту Шарля-де-Голля, - Хорошо, что вы решились уехать. Ситуация сложная, все приезжие попадают под резервацию.


Эрин испуганно жалась к бледному Дамиану, таща на плече сумку с картинами. То и дело из толпы раздавались крики:


- Заберите нас домой!


- Мы уже неделю ждем вылета!


- Когда будет информация? У нас есть права, мы будем жаловаться, вы обязаны…


Людская масса бурлила и стонала, и Эрин только сейчас поняла, как серьезна ситуация.


-Всё, - повернулся к молодым людям Патрик, передавая что-то неприметному мужчине в форме, - Это служебный вход, вас проведут к самолету, - и улыбнулся, - До свидания, друзья. Дамиан, надеюсь, увидимся!


- Сумки должны остаться здесь, - тихо проговорил работник аэропорта, - Иначе на борт вас не возьмут, потеряете место. Только документы, - и Эрин, не раздумывая, скинула папку с плеча, достав только последнюю картину, сворачивая ее и пряча за пояс. Она не могла с ней расстаться ни за какие коврижки. Пусть будет мятая, но это память… Дамиан бросил в тот же угол маленький чемодан с вещами, и они побежали по коридору вслед за провожатым.


- По одному, - сквозь зубы, сдерживая напор толпы, говорил полицейский перед гейтом, - Я сказал, по одному.


- Пустите нас, - кричали со всех сторон, и у Эрин от страха начали стучать зубы. Почему Дэм не настоял на отъезде раньше? Он же знал, как обстоят дела…


- Проходите, - потянул их за руку мужчина, - Проходите быстрее, - и крикнул девушке у стойки, - Эти со мной!


Стюардесса недовольно поджала губы, но взяла паспорта, мельком посмотрела их, а потом достала инфракрасный градусник. Пип. Эрин быстро проскочила турникет и повернулась к любимому.


Пип. Пип.


- Температура! – громко крикнула стюардесса, и толпа на мгновение затихла, откатившись назад, чтобы через мгновение завопить:


- Зараженный! Ему нельзя! Пустите меня! Отдайте мне его место!!!


-Нет, нет, - заорала Эрин, рванув назад, - Это не вирус! У него обычная простуда! Это не вирус!


Но трое полицейских в защитных масках уже окружили Дамиана, отгораживая от толпы и оттесняя от входа.


- Эй, вы остаётесь? – удержал Эрин за руку бортпроводник.


- Я? – девушка удивленно оглянулась на мужчину, - Остаюсь?


- Да. Вы освобождаете место?


Эрин еще раз оглянулась на взятого под стражу Дамиана, который не сводил с нее глаз.


Вместе до старости? В горе и радости? В болезни?..


- Нет. Я лечу, - тихо ответила девушка, отвернулась и прошла в самолет.



Предыдущий рассказ - По вере твоей

Остальные можно почитать в профиле

Показать полностью
28

По вере твоей

Подписчиков стало целых 80!!! Спасибо! Держите продолжение))


Для тех, кто не читал - я пишу рассказы про жизнь одного выдуманного посткарантинного города. Они могут читаться как отдельные произведения. Каждый. Но если интересен контекст - можно почитать в профиле.


Предыдущий - Новая жизнь


Подвал был похож на муравейник. Кто-то разбирал коробки, кто-то перетаскивал тяжелые тюки, кто-то сколачивал нары. То и дело раздавались ругательства, быстро смолкавшие под взглядом пастора Грегори.


-Грег, - протиснулась к мужчине тучная румяная женщина, по-хозяйски схватив его за локоть, - Нам уже не хватает матрасов на всех желающих!


- И что ты предлагаешь? – недовольно повернулся к ней мужчина, - Чтобы я пошел и сказал своей пастве - Бог не любит вас? Бог не пускает вас в свой дом, чтобы защитить?


- Но Грег, - зашептала Берта, - Есть другие божие дома, а этот уже полон!


- Я сказал, а ты услышала, - жестко ответил пастор и отвернулся.


-Как рука? – Берта достала из кармана мазь, - Дай, намажу, надо каждые два часа наносить.


Грегори, не глядя, протянул руку, буркнув только:


-Быстрее!


Женщина измождённо закрыла глаза, потом глубоко вздохнула и выдавила на руку мужа небольшое количество крема, аккуратно растерла и побежала к выходу из подвала, туда, где стояла кучка напуганных женщин, прижимающих к себе тяжелые чемоданы.


- Что встали, как клуши, - осадила их Берта, - Ищите себе место, видите, мне не до вас! В дальнем углу детская, может, там ваши руки пригодятся, - и, пробивая себе путь локтями, поднялась к выходу.


- Заноси заморозку, - закричал сверху Патрик. Берта только и успела отпрыгнуть в сторону, когда здоровые мужики начали кидать тяжелые коробки с мясом и овощами.


Заморозка. Где, интересно, они собираются ее хранить, если внизу всего три холодильные камеры, а людей уже в пять раз больше, чем вмещал этот старый подвал. Берта дождалась, когда последняя коробка с грохотом упадет на каменный пол, и быстро выскочила в дверь.


Ведра, солярка для генератора… Хорошо хоть подвал был бывшим военным бункером, и про вентиляцию с канализацией голова не болит. Но что-то она определенно забыла… Черт бы побрал этого Грега. Вместе с его истинной верой. Слишком ограниченное время на сборы. Будь народу хоть вполовину меньше, запасов бы хватило на несколько месяцев, но люди всё идут и идут. Как будто пастор сможет защитить их от вируса. Он и от мыши в доме защитить не в состоянии.


Женщина испуганно оглянулась, как будто кто-то мог прочитать ее мысли, быстро перекрестилась и побежала домой. Кажется, где-то в кладовой была запасная кухонная плитка. Грег сказал, у нее час на сборы, и пусть она будет хоть трижды его жена, если опоздает - двери в подвал будут закрыты.


Поэтому Берта схватила в саду тележку, и, оставляя грязный черный след от колес по дому, стала кидать туда вещи. Все, которые могли пригодиться. Быстрее, быстрее. Что-то важное крутилось в голове, но женщина никак не могла остановиться и подумать.


Пятнадцать минут. Красная от натуги, с заливающим глаза потом, Берта тащила тележку  через газон. Напрямик было, конечно, быстрее. Что-то намоталось на колесо, и женщина, чертыхнувшись, поняла, что влезла в ядовитый плющ. Грегори не мог сделать и такую малость по хозяйству, как выкосить эти заросли. Только влез без перчаток, а жене снова добавилось работы, лечить его.


И бросить бы всё тут, но как же без лекарств, как же без смены одежды? У остальных было время собраться, а Берта носилась без передыху и размещала их всех в бункере, организовывала поставку продовольствия и координировала рабочих. И ведь Грег первый с нее спросит, почему она не собрала его вещи!


Попробовал бы кто-нибудь ещё за несколько часов перевернуть весь город, расшибиться в лепешку, но сделать, чтобы этот тухлый подвал стал жилым! А все потому, что пастор сказал: "Сегодня мы закроем двери во враждебный мир, ибо вера наша защитит и огородит от болезни". Но отчего бы не закрыть их завтра?!


В глазах мутилось, поэтому Берта даже не сразу сообразила, почему дверная ручка не поворачивается. Она пробовала снова и снова, толкала плечом. Заело? Пока вдруг не поняла, что вход закрыт. А её оставили тут. Потому что опоздала - женщина, вытерев лоб, посмотрела на часы, и не поверила своим глазам – на полторы минуты.


-Эй, - крикнула Берта, - Я здесь! Откройте!!! Вы меня слышите??!!! ОТКРОЙТЕ МНЕ!!!


Но даже шорох не проникал сквозь тяжелые металлические двери.


Женщина бросила уже ненужную тележку, достала из кармана фляжку с виски, пастор Грегори любил выпить после ужина хороший, односолодовый, и сделала несколько больших глотков.


А потом засмеялась. Она смеялась так, что в боку начало покалывать и слезы выступили на глазах. Грег ее все-таки оставил. Одну. Вот так, просто зачеркнул тридцать пять лет брака, наплевал на неё и её помощь, да она же одна всё это… Берта запрокинула голову и хохотала, как умалишённая, пока смех не перешел в икоту напополам со слезами, и не навалилась жутчайшая усталость. Хорошо хоть Дамиан, их сын, в безопасности. В Европе карантин еще не вводили, может, там обойдется…


Женщина заторможенно складывала разбросанные вещи. Она пойдет домой. Да. И все у неё будет хорошо. А когда пастор выйдет из своего подвала, она подаст на развод. Вот так. Перед Богом и людьми Грег сам от нее отказался… Только одна мысль всё крутилась в голове, не давала покоя. Что же ее насторожило? Берта села, закрыла глаза и стала думать. Что она забыла? Вроде бы всё там, внизу, должно работать, как часы. Она позаботилась. Еда, лекарства…


И тут женщину подбросило на месте! Мазь от ожога, которую она наносила на руку мужа! Дыхание перехватило, в глазах потемнело, и Берта судорожно начала лить на руки виски из фляги и вытирать им шею, лицо, грудь - все места, которые были открытыми.


Она мазала ему сыпь на левой руке.


А ожог от плюща был на правой! Муж ведь ходил, орал на Берту, что теперь даже бриться нормально не может!


Женщина подошла к подвальной двери и медленно опустила наружный металлический засов.


Пусть ваша вера защитит вас и огородит от болезни. А ей, Берте, пора подумать о себе.

Показать полностью
98

Новая жизнь

- Сколько поступивших? – щуплый пожилой мужчина в медицинском халате быстро вошел в комнату, взял со стола кружку с уже давно остывшим кофе и жадно его выпил.


- Как и вчера, Мартин, как и вчера, - спокойно ответил сидящий на стуле Пит, с интересом рассматривая разворот городской газеты. - Давай-ка, остановись на минуту, я подогрею тебе завтрак. Всё носишься, как угорелый.


- О, Господи, Пит, я уже не могу есть. Грипп в этом году слишком серьезный. Горожане, как зомби, бредут в приёмное и сидят там часами, пока очередь дойдёт.


- Ну, если ты есть не будешь, вряд ли кому поможешь, так? – ответил ему одетый в светло-голубой костюм ординатора мужчина, не поднимая глаз от статьи, - От того, что отдохнешь полчаса, ничего не изменится.


Мартин недовольно мотнул головой:


- Я уже распорядился заполнять детское отделение, но коек все равно не хватает… И кое-что меня тревожит, не могу разобраться.


- А ты отдохни, – ответил Пит, - Вот у меня сейчас у меня законный перерыв, я отработал ночную смену, устал и хочу немного разгрузить голову.


- Ох, - упал на стул Мартин, - Ты прав… И я так замотался, что, кажется, могу спать уже сидя.


- Ну, так поспи, - ординатор подошел к холодильнику и вытащил из него упакованный в полиэтилен сэндвич, - Только поешь сначала. Вот, невеста мне с собой сделала, очень вкусно.


- Элис? – оживился мужчина, - Она отлично готовит, хорошая девочка. Как себя чувствует? Перескочили первый триместр? - и быстро сорвав упаковку, стал есть.


- Так шестой месяц уже! - гордо ответил Пит, и когда Мартин удивленно покачал головой, спросил, - О чем ты хотел поговорить?


А затем отложил газету и с умилением родной бабушки стал наблюдать, как пожилой доктор доедает свой завтрак.


- Три дня назад поступил Дэн Эванс, - с набитым ртом ответил мужчина.


- Я помню его, - потянул Пит, - Это тот, с улицы Вингс? У которого еще сварливая жена и теща-ведьма?


Мартин через силу хохотнул:


- Хотел бы я вернуть те времена, когда мы за кружечкой пива в баре обсуждали его тещу, но да, я про Дэна.


- И что с ним? Тоже грипп?


- В том-то и дело, что не понятно, - врач отложил в сторону недоеденный бутерброд, и, в задумчивости, отпил чай из кружки Пита, поморщившись от крепости. - Анализы у него – типичная простуда, но моя интуиция, а ты знаешь мою интуицию, - и, дождавшись, пока коллега кивнет, продолжил, - Она орет, что что-то не так.


- Ну-ка, - Питу вдруг стало интересно, - И что тебя настораживает?


Мартин пристально посмотрел на Пита и ответил:


- Сыпь.


И когда Пит рассмеялся, доктор насупился, но продолжил:


- Ты не дал мне договорить, сыпь, которая ведет себя, как разумное существо.


- Дружище, кажется, тебе пора прекращать смотреть все эти ужастики на ночь, - Пит вдруг поскучнел, потянулся и встал со стула, - Моя смена закончилась, я, пожалуй, пойду.


- Подожди, - вскочил Мартин, - Только послушай! При поступлении в карте указано – сыпь на локтях, ступнях, лице, так?


- Ну, так, и что?


- А то, что при осмотре я сказал интернам, что это вообще нетипичные места, и я скорее ожидал бы увидеть покраснения на слизистых и ладонях.


Пит замер в дверях.


- И на следующий день, слышишь, сыпь переместилась с лица в ротовую полость!


- Ну, всякое бывает, - почесал живот под формой Пит, но уходить не стал.


- И тогда я решил провести эксперимент! Я привел новую группу студентов-медиков на осмотр и сказал, что у мистера Эванса ветрянка, только вот опять же, ненормальная! Что прыщи должны быть с характерным пузырьком, отсутствовать на конечностях и быть только на лице.


- Где ж ты такую ветрянку видел? – усмехнулся врач.


- Конечно, я знаю, симптоматику ветряной оспы, - Мартин строго посмотрел на коллегу. И тут же снова затараторил, - Но ты послушай, на следующий день сыпь была уже только на лице! Ни во рту, ни на ладонях! Ты представляешь, такое ощущение, что она меня слышала!


Пит постоял немного, переминаясь с ноги на ногу:


- Ты говорил об этом кому-нибудь?


- Пока нет, но нужно идти к руководству… Это немыслимо…


-Подожди немного. Поешь. – Пит налил свежий чай, насыпал две ложки сахара, посмотрел на Мартина и добавил еще две, поставил перед доктором, - И сходи поспи. А я завтра приду, и мы обсудим этот случай, поднимем анализы, проконсультируемся с Симонсом.


- Не знаю, Пит, не знаю… Симонс… Стоит ли ждать? - Мартин покорно взял из рук мужчины кружку и начал снова откусывать от бутерброда большие куски, запивая чаем, - Ты иди, иди, я сейчас еще сделаю обход, посмотрю количество поступивших и тоже домой.


Пит молча кивнул, накинул куртку и вышел из ординаторской.


***


-Доброе утро, Элис, - устало потер глаза Пит.


- Плохая ночь? – свежая румяная девушка жарила у плиты блинчики. И кивнула на стол, где его ждала горячая яичница. Пит совсем не хотел есть, перекусил в больнице, но Элис старалась ради него, и он не стал отказываться. Тем более блузка девушки так натягивала налитую грудь и округлившийся животик, не оставляя воображению шанса, что даже усталость на миг отступила.


- Не то, чтобы очень… - ответил Пит и подмигнул, - Но мне определенно нужна твоя поддержка и внимание. Пошли наверх?


Элис громко расхохоталась:


-Интересно, сколько тебе нужно поставить подряд смен, чтобы ты не думал об этом? На ногах же еле стоишь!


- А мне ноги и не понадобятся, - Пит подошел к девушке и положил ей голову на плечо, потерся носом о чувствительное место за шеей. Ей всегда это нравилось. И вдруг насторожился:


- Что у тебя тут? – потянул он кофту вниз, оголяя спину сильнее.


-А, это… – извернулась Элис, - Хотела тебе показать, но заработалась. Странная какая-то аллергия, уже третий день нахожу ее на новом месте, – засмеялась девушка, - Как будто слышит меня. Вчера мазала кожу кремом, сказала, вот дрянь, хоть бы высыпало там, где не видно, и она, погляди, под кофту ушла.

Показать полностью
556

Настоящий герой

-Эми, лапонька, время для гимнастики, - высокая милая блондинка листала свой телефон в поисках подходящей музыки.


Когда зазвучали первые аккорды прилипчивой «Oops, I did it again», с кровати за ширмой раздался тоскливый стон:


-Ну, мааам, опять эта дурацкая песня?


-Эм, если бы я могла, я скачала бы миллион новых, ты же понимаешь…


Рыхлая бледная девчушка вышла из импровизированной спальни и закатила глаза:


- … Пандемия, карантин, отсутствие связи и этого, как его… интернета, а еще нам повезло, что мы выжили, бла-бла…


Женщина нахмурилась, но тут же улыбнулась снова и стала разминаться, вращая плечами.


- И всё-то ты знаешь.


-Прекрати быть такой дружелюбной, - грубо ответила дочь, тем не менее, начиная старательно наклоняться и приседать, повторяя за матерью несложные движения, - Папы нет уже десять дней, а ты продолжаешь делать вид, что всё прекрасно!


-В прошлый раз это заняло неделю, сейчас просто чуть дольше.


-А если ТАМ уже ничего не осталось? – тяжело дыша, Эми высоко поднимала колени к груди.


Женщина замерла, но бодро ответила:


-Эм, папа скоро вернется, не переживай. Я уверена, он справится!


- Хорошо бы, Лили, - девочка тоже остановилась, вытирая выступивший на лбу пот рукавом, - Наших запасов продуктов осталось ровно на один день.


- Не говори ерунду, - женщина быстро подошла к маленькому холодильнику, притулившемуся за металлическим столом с дешевой электрической плиткой, и заглянула внутрь, - Вот же еще четыре буханки хлеба, сыр, сухое молоко, кусочек мяса…


Эми с жалостью посмотрела на мать:


-Кажется, пока мы спали, опять отключался генератор…


- О, нет, - Лили судорожно доставала из пакета хлеб, покрытый маленькими пятнами плесени.


-Пара нормальных кусков еще осталась… А вот мясо… - начала говорить девочка.


-…Мясо протухло, - закончила Лили, тяжело опускаясь на пол перед холодильником. Но тут же улыбнулась, посмотрела на дочь и сказала, - Эмс, милая, у нас есть немного хлеба, чуточку сыра и молоко, и вот-вот должен вернуться папа с новыми запасами! Не переживай, всё…


-Да, да, всё будет хорошо, - перебила девочка и, недовольно сопя носом, снова ушла за ширму.


А Лили закрыла глаза, и из-под век бесшумно потекли слезы.


Когда четыре года назад они спускались в подвал, чтобы переждать эпидемию, Лили не могла и подумать, что все затянется так надолго. Фрэнк настоял, что только он будет выходить на поверхность, пополнять запасы продовольствия и лекарств. Для слабой женщины и ребенка это небезопасно. Даже в защитном костюме, который правительство еще в самом начале пандемии выделяло каждой семье.


Сначала Фрэнк уходил на несколько часов - в доме наверху было достаточно еды: консервы, крупы, заморозка. Муж узнавал последние новости и спускался к ним в подвал, чтобы через несколько дней опять повторить вылазку.


Три месяца спустя в доме ничего съестного не осталось, и Фрэнк, в поисках еды, начал уходить от убежища, где его ждала семья, всё дальше и дальше.


Он был настоящим героем. Лили не могла себе представить, что было бы с Эми и с ней, если бы муж эти страшные четыре года о них не заботился, рискуя жизнью.


В прошлый раз его действительно не было неделю, и когда Эми заснула, мужчина тихонько на ухо рассказывал Лили об ужасах, творящихся на поверхности. Горы гниющих трупов, мародеры и полное отсутствие власти и медицинской помощи. Еду приходилось воровать у таких же бедняг, как они. А в прошлый раз Фрэнк почти попался. Он несколько дней водил преследователей по лесу за городом, чтобы защитить дом. Пришел уставший, с обгоревшим на солнце лицом, и чудом выживший.


О, Боже, Лили просто не переживет, если с Фрэнком что-то случится. Она не справится одна, она не сможет…


Паника подступала к горлу, и женщина заткнула себе рот кулаком, стараясь не выть.

Ради дочери. Ради дочери она должна быть сильной.


******


Фрэнк не пришёл.


И Лили старательно улыбаясь, обрезала плесень с оставшихся кусков хлеба. Сейчас еще размочит их в воде с сухим молоком, и получится почти что каша.


-Эми, солнышко, иди, поешь, - позвала она дочь, и с приклеенной улыбкой смотрела, как тяжело поднялась с кровати девочка, как запали у нее глаза, и обветрились губы.


- Мам, я уже не хочу, я просто воды попью, - Эми взяла жестяную кружку и чуть не разлила воду, так дрожали руки.


-Малыш, это не шутки, садись за стол, - Лили обняла дочь, ласково усаживая ее на единственный стул.


- Но я действительно не хочу, - удивленно ответила ей Эми, - Только немножко пить.


-Ради меня, Эм, чуть-чуть… Папа скоро…


-Мам, - устало перебила девочка, - Он уже не придёт. Прошло 14 дней, не ври сама себе.


И пока Лили с ужасом смотрела на дочь, та неловко встала, еле дошла до кровати и, закутавшись в одеяло, легла:


-И почему так холодно?


Женщина несколько минут стояла, машинально продолжая помешивать ложкой серую кашицу, а потом решительно отодвинула от себя тарелку, подошла к тумбочке и, достав из нее длинный серый шарф, позвала девочку:


- Эм, вставай, - и, когда дочь жалобно замычала, громко продолжила, - Мы выходим.


-Что? – удивленно подняла голову Эми.


-Мы сами идем за едой, - Лили помогла девочке подняться, замотала ей лицо шарфом, оставив только глаза, натянула себе на нос воротник толстовки и, провернув несколько раз ключ в замке, открыла дверь в карантинный мир.


-Слушай меня, Эмс, - начала Лили, смотря в лихорадочно горящие глаза дочери, - Я отведу тебя в твою комнату на втором этаже и спрячу в шкафу, а сама поищу нам еду, - и добавила тише, - Если, конечно, все ещё есть комната. И шкаф в ней.


-Хорошо, - шепотом ответила девочка и хихикнула, - Настоящее приключение! Мне намного лучше, правда!


Лили улыбнулась и, обняв дочь за плечи, стала помогать ей подниматься наверх. Домой. Туда, где они не были уже четыре года, и туда, где их ждала смертельная опасность заразиться или наткнуться на грабителей.


Ступая по ковру из битого стекла, две жмущиеся друг к другу фигурки остановились напротив грязного, заросшего паутиной окна, сквозь которое был виден сад:


-Красиво, - зашептала девочка, - Я уже забыла, каким ярким может быть солнце. - И заплакала.


И Лили заплакала тоже. Ее прекрасный чистенький дом превратился в помойку - разбитые окна, грязь, мусор, окурки повсюду. Взгляд женщины цеплялся за знакомые вещи: напольная уродливая ваза - подарок свекрови - с отколотой горловиной и непонятным содержимым, фотографии маленькой Эм, но почему-то в черных рамках, журнальный столик, который она отхватила на распродаже антиквариата, заставленный пустыми бутылками и … Что это?


Женщина нахмурилась и подошла поближе. Белый порошок? Наркотики?


-Эээй, - визгливо закричал кто-то со второго этажа, - Ты пришел? Принес выпивку? И где музыка? Я хочу музыку! Твоя девочка хочет танцевать, как вчера!!!


Голова закружилась, и Лили тяжело задышала, стараясь не упасть на еле стоящую Эми.


Рычащий звук машины на подъездной дорожке вывел женщину из оцепенения.


-Эм, наверх идти нельзя, - Лили потащила дочь в сторону кухонной кладовки. Открыла деревянную дверь и, быстро увидев, что там никого нет, завела девочку внутрь и захлопнула комнатку, - Милая, пожалуйста, только тихо!


И тут же в замке задней двери повернулся ключ, а Лили поняла, что уже не успеет спрятаться и в ужасе замерла посреди кухни.


Домой, еле передвигая ноги и пошатываясь, зашел оборванный и грязный Фрэнк.


От облегчения у женщины подкосились колени, она села на пол и заплакала, уже от счастья. Он жив! Ее муж, ее любимый, ее защитник! Жив!


-Лил? - испуганно спросил мужчина, ухватившись за дверной косяк, - Как ты выбралась?.. Почему?.. Сколько?.. Я же… - и замолчал, виновато глядя на жену.


А она огромными глазами смотрела за его спину, на улицу. Где соседка миссис Грэмбл неторопливо поливала газон, а подросший мальчишка Томас гонял с друзьями мяч. Ни следов разрушений, о которых говорил Фрэнк, ни паники и хаоса. Просто жизнь. Такая, как была до подвала. И голос мужа:


- Я. Все. Могу. Объяснить.

Показать полностью
69

Один день после

Стук в дверь застал Агнесс врасплох.


По столешнице растекались остатки такого желанного кофе.


Женщина тяжело вздохнула, хорошо ещё успела пригубить, вспомнить вкус и горьковатый аромат. Такую роскошь она теперь позволяла себе раз в год, на свой день рождения. Этот, шестидесятый, Агнесс планировала отметить с размахом.


Утром - горячий, сваренный в турке кофе с самым настоящим масляным круассаном. Приходилось весь год держать себя в руках, чтобы не сорваться, доставая из морозильной камеры остатки продуктов. Этот замороженный рогалик ждал определенного дня.


На обед ризотто с морепродуктами. Обычного риса хотелось неимоверно… И хотя бы пару кусочков лосося. Если бы с запасами в подвальном леднике что-то случилось, чего Агнесс боялась даже сильнее вируса, женщина, пожалуй, не дожила бы до своего шестидесятилетия просто от безысходности.


А на ужин Агнесс припасла для себя нечто особенное. Удивительно, на что способен человеческий разум, если дать ему задание. Сохранить с осени 3 крупных садовых яблока, оставить на дне мешка несколько ложек сахара, и «забыть» на полке початую упаковку муки. И пусть не то, что сливочного масла, даже маргарина не осталось, а яиц и подавно, яблочный пирог обещал быть необыкновенным. Ведь маленький порванный пакетик с корицей так и лежал себе среди ложек и вилок, засунутый туда еще до карантина.


Всё утро Агнесс размышляла, куда эту неожиданную пряную находку определить. В кофе или в пирог. И, похоже, сделала правильный выбор - драгоценная жидкость звонко капала на плиточный пол кухни, а в заднюю дверь продолжали стучать.


Женщина тяжело вздохнула, посмотрела на еще теплый круассан и решительно встала из-за стола.


Неужели снова? – думала Агнесс, споро вставляя патроны в мужнино ружье. Если мародеров больше двух, то, пожалуй, что этот день рождения всё же окажется последним. Жалко было отложенных на праздник запасов…


Знала бы - съела всё давно! Например, когда от обычной царапины у Людвига развился сепсис, и он скончался в тяжелых муках, и потом Агнесс на заднем дворе сжигала тело мужа, потому что не смогла бы продолбить лопатой мёрзлую землю. Невероятно, как может измениться жизнь, когда из нее пропадает пенициллин.


Или в тот день, когда сильнейший ветер все-таки уронил на крышу второго этажа тополь. Или когда кошка Алиска не вернулась домой… А потом пришли первые грабители и забрали всю еду, которую смогли найти. Хорошо, что Людвиг еще в самом начале пандемии оборудовал тайный подвал, который вот уже восьмой год был надежным хранителем запасов.


Пожалуй, что выпей Агнесс свой заслуженный кофе и съешь свой подарочный завтрак, она даже не пошла бы за ружьем. Хватит, пожила. Да и Людвиг на том свете, поди, заждался. Только вот сегодня были вылиты на пол последние запасы, и терять вдруг стало нечего.


-Кто? – хрипло крикнула женщина через дверь, тихо снимая предохранитель с оружия.


Из-за двери раздалось невнятное мычание, и Агнесс, вдруг испугавшись, спустила курок.


*****


Из гостиной раздавались уютные звуки телевизора, и пожилая женщина, тихонько напевая прилипчивый мотив, помешивала в турке свежий кофе.


Два месяца назад подключили городское электричество взамен дышащего на ладан генератора, и Агнесс не могла нарадоваться новым звукам в доме. Любимая когда-то передача на радио, старые сериалы, песни Джо Кокера и, конечно же, выпуски новостей каждый час.


Мир восстанавливался. Возобновилось сообщение между странами. И вот уже 2 недели Агнесс пила кофе каждое утро.


Вчера ремонтная бригада волонтеров закончила восстанавливать проломленный потолок в западной комнате, а соседский мальчишка помогал с уборкой сада, подрезал кусты и чересчур разросшиеся ветки деревьев. Мистер Платц обещал завтра зайти с газонокосилкой, может, через какое-то время её газон снова будет всем на зависть.


Агнесс принесла на журнальный столик у телевизора кофе в красивой чашке из пекинского фарфора, поставила рядом поднос со свежими булочками - все-таки Эрин, её помощница по хозяйству, замечательно умела готовить, - и сделала звук погромче.


-По приказу Совета Временного Правительства пенсионные выплаты людям, достигшим 60 лет, увеличиваются в 4 раза…


Женщина довольно кивнула головой, соглашаясь с диктором. Эпидемия выкосила 80% стариков, и она, одна из немногих, теперь может ни в чем себе не отказывать.


Телевизор продолжал вещать:


- …Переговоры с Китайскими Провинциями закончились заключением ряда новых международных договоров…


-… Вчера на киностудии Юниверсал торжественно отмечали начало съемок нового фильма…


-… Антициклон принесет нам сильный ветер и дождь. Будьте осторожны, мы рекомендуем без необходимости не покидать дома…


Агнесс хрипло засмеялась. Рекомендуем. «Рекомендуем» можно и не слушать. Пожалуй, стоит сегодня немного прогуляться.


-… Напоминаем, что продолжаются поиски работника социальной службы, который после отмены карантина объезжал дома по восточному побережью и осуществлял доставку жизненно-необходимых вещей, медикаментов и продуктов. Два месяца назад он перестал выходить на связь и не вернулся домой. Он был одет в желтый  костюм с эмблемой Временного правительства и защитную маску. Если кто-то видел его или слышал что-то о последнем месте нахождения, просьба сообщить по номеру телефона на экране или в отдел полиции вашего города…


Агнесс недовольно поджала губы и выключила телевизор. Опять своей новостью испортили завтрак.


-Миссис Смит, - позвала от двери Эрин, - Я пришла! Смотрите, сколько свежих овощей я вам купила.


Пожилая женщина отодвинула от себя булочки и пошла за помощницей на кухню.


- И все-таки, я до сих пор в удивлении, что вам удалось продержаться столько лет без должного запаса продовольствия, - девушка порхала от стола к холодильнику, раскладывая по полкам продукты.


- Я экономная, - буркнула Агнесс.


-Что-то вы неважно выглядите, может, пойдете, приляжете? А я принесу вам обед, когда приготовлю?


И когда старуха кивнула, Эрин засуетилась на кухне. А Агнесс, тяжело подволакивая ноги, пошла по темному коридору, на мгновение остановившись напротив кирпичной стены, где висел парадный портрет Людвига. Красиво получилось. Не подкопаешься. И в голову никому не придет, что в этом доме есть потайной подвал.


Где до сих пор в леднике лежат остатки продовольствия.


И работник социальной службы.

Показать полностью
78

Заговор. Часть 1.

Что почитать на Пикабу - @ideft,


Давно хотел написать что-нибудь про путешествия во времени, про их специфику и, конечно, про петли - на мой взгляд самая интересная часть этой огромной фантастической темы. И вот, давняя задумка сформировалась в законченное произведение, которое и представляю на ваш суд.



Заговор


2081 год. Попытки правительств сдержать рост населения Земли не увенчались успехом. Человечество стоит на пороге голода. Только ядерный потенциал развитых стран защищает планету от начала Последней войны. Войны за ресурсы. Знаменитый шведский археолог профессор Густаф Ларсен на деньги фонда «Спасение вида» организует интернациональную экспедицию к Колыбели человечества, пытаясь найти в корнях истории решение проблемы будущих поколений.



n-ый виток.

Лагерь экспедиции на границе Ирана и Ирака.


Тимофей, запыхавшись, бежал по коридору развернутой модульной станции к кабинету Густафа.


Ларсен сидел в своем кресле с трубкой в руках, изучая документы. Увидев, встревоженного помощника, он улыбнулся и отложил бумаги:


- А, Пахомов, проходи. Что там с раскопками? Есть какие-нибудь новости?


- Профессор, мы нашли… - начал тот, пытаясь отдышаться.


- Продолжай, Тим, не томи: что нашли?


- Мы разобрали завал в одном из ответвлений пещеры, и обнаружили зал, посередине которого стоит саркофаг.


- Так чего же мы ждем?! – возликовал Ларсен, убирая трубку. Он с несвойственной ему прытью вскочил из-за стола и, увлекая за собой Тимофея, выскочил в коридор, ведущий на улицу.


- Вы должны кое-что знать, профессор, - продолжал помощник, пытаясь угнаться за старичком, - на саркофаге высечено ваше имя.


- Как это? – Густаф остановился и посмотрел в глаза Пахомову.


- На английском языке, - развел руками Тимофей. – На верхней крышке. Мы не решились открывать без вашего присутствия.


- Правильно, - кивнул Ларсен и потрусил в сторону пещеры.


- Вам не страшно? – Спросил Пахомов, догоняя руководителя экспедиции.


- Если ты меня не разыгрываешь, то мне стало еще интереснее.


***


Тем же вечером Тимофей со вторым помощником профессора Кевином Хьюзом сидели в кабинете Ларсена, ожидая появления начальника. Старик заперся в своей спальне вместе с находкой и велел молодым людям дождаться его. Пахомов нервно курил сигару, которой на радостях угостил его старик, крепко сжимая конверт в руках. Хьюз, наоборот, расслаблено развалился в кресле напротив стола руководителя и наслаждался сигарой, стоившей целое состояние. Его конверт небрежно валялся на маленьком столике рядом с пепельницей.


Вскрыв саркофаг, ученые обнаружили сумку из неизвестного материала, напоминавшего кожу необычайной прочности. Внутри лежали письма, адресованные десяткам разных людей по всему миру. Конверты различались размером и толщиной, а бумага больше походила на пластик, способный сохранить послания в течение тысячелетий. Перебирая конверты, исследователи Колыбели человечества обнаружили три со знакомыми именами. Тимофей и Кевин забрали свои письма, чтобы изучить содержимое, а Густаф вместе с конвертом на свое имя и сумкой, наполненной чужими письмами, закрылся в спальне, велев помощникам дождаться его.


Пахомов несколько раз пытался завести разговор с товарищем о содержании прочитанного, но Хьюз каждый раз отмахивался, предлагая дождаться профессора. Наконец, в кабинете появился Ларсен с сумкой в руках. Он молча прошел к своему столу и поставил ее перед собой. Напускное спокойствие Кевина тут же пропало, он заерзал в кресле, совершенно забыв о сигаре, которой уделял столько внимания всего минуту назад.


- Вы прочитали свои письма? – очень серьезно спросил Густаф, доставая из ящика стола бутылку виски и наполняя наполовину три металлические кружки. Дождавшись утвердительных кивков, он протянул помощникам по кружке с горячительным. – И что обо всем этом думаете?


- Бред, розыгрыш, случайность, - начал перечислять свои домыслы Тимофей.


Кевин растеряно пожал плечами.


Профессор достал из внутреннего кармана пиджака сложенные листы своего письма, мельком глянул на них и положил на стол.


- И что же заставляет тебя усомниться в собственных предположениях? – наконец спросил он Пахомова.


- Я… - Тимофей нервно сглотнул, - я знаю свой почерк и уверен, что письмо написано именно мной. Тем более оно на русском, а никто кроме меня в нашей группе русского не знает.


- Мое на английском, - поддержал товарища Кевин, - но почерк точно мой или идеально подделан. А ваше, профессор, полагаю на родном шведском? Слишком сложная подготовка для розыгрыша, не находите?


Ларсен кивнул и продолжил:


- Весь вечер я посвятил копанию в сети и нашел некоторую информацию о большинстве адресатов. Полагаю, что мы нашли именно то, что искали – решение. Осталось только убедить себя, что все это не бред.


- Вы читали другие письма? – спросил Хьюз. – Возможно, в них мы найдем ответы на свои вопросы.


- Я строго настрого запретил себе это делать, - старик улыбнулся, - в письменной форме.


- К тому же читать чужие письма нехорошо, - хмыкнул Тимофей делая большой глоток из кружки. Он успокоился, поняв, что Хьюз, а главное Ларсен находятся в не меньшей растерянности, чем он.


Густаф очередной раз сверился с письмом на столе и сказал:


- Когда я родился, население Земли только-только перевалило за отметку семь миллиардов, сейчас нас у же двенадцать и человечество катится в пропасть на локомотиве, который, судя по прочитанному сегодня, можем остановить только мы. У меня к вам всего один вопрос: верители вы мне и, судя по почерку, самим себе? У нас в руках план спасения привычного мира, и пусть мы не до конца понимаем, как он сработает, но мы уже принимаем в нем участие, - он потряс в воздухе письмом, написанным его собственной рукой. – Впереди нас ждет самый большой и сложный заговор в истории человечества, вы готовы на жертвы, описанные в ваших письмах, ради спасения людей, как вида?


Тимофей и Кевин переглянулись. Конверт старика был значительно толще, чем у них и, видимо, он знал, какое задание получили молодые люди от самих себя.


- Это начало большого приключения! - улыбнулся Хьюз и встал, чтобы чокнуться с профессором. – Археологи должны спасти этот мир, как в кино!


Пахомов понимал, что это сумасшествие – действовать в соответствии с написанным неизвестно кем планом, но что ждало его на Родине, если он откажется? Бесславная жизнь впроголодь среди таких же никому не нужных ученых. Невозможность помочь родным и близким, молча наблюдая, как они чахнут вместе с ним. Ему выпал счастливый билет – оказаться участником этой экспедиции, среди сотен претендентов, и он собирался воспользоваться им в полной мере. Нельзя сказать, что пути назад не было, но это был путь в никуда.


Он встал и чокнулся с коллегами, произнося тост:


- За величайший заговор всех времен!


Опустошив свою кружку, Ларсен начал рыться в сумке, доставая разные письма. Самый большой и толстый конверт достался Кевину. Он был адресован Мэтью Кроненбергу.


- У нас всего тридцать лет, чтобы привести план в исполнение, - начал Густаф, - инструкции у вас есть. Кое-что нужно сделать прямо сейчас.


- Я знаю, что должен доставить это письмо адресату, и стать для него кем-то вроде покровителя, но кто этот мистер Кроненберг? – спросил Хьюз принимая пакет из рук профессора.


- Главное действующее лицо всей задумки. Твой соотечественник, ему сейчас двенадцать лет, - улыбнулся Ларсен, заставляя помощников непонимающе переглянуться. – В этом году он заканчивает МТИ и считается самым одаренным человеком из ныне живущих. Возьми еще эти письма, - он протянул Кевину еще пару конвертов, - они помогут на пути становления юного Мэтта в качестве спасителя Земли.


Несколько писем он забрал себе, а оставшиеся вместе с сумкой вручил Тимофею.


- Это все мне? – растерялся Пахомов, пересчитывая вверенные конверты.


- Да, Тим. У тебя очень ответственная миссия. В будущем тебе придется много путешествовать, встречаться с нужными людьми и привлекать их на нашу сторону. Кое-кто из них поможет тебе построить неординарную карьеру в качестве археолога, другие сыграют роль в осуществлении плана.


- А как же я? – возмутился Кевин. – Я тоже хотел стать знаменитым археологом, а не быть нянькой какому-то сопляку! Даже, если он самый умный человек на земле.


- Кого ты пытаешься обмануть нас или себя? – хитро прищурился Ларсен. – Ты всегда планировал уйти в бизнес. И ты бы сделал это, если не после этой экспедиции, то после следующей. Эти письма, - он потряс пачкой в воздухе, - писали не дураки. Тем более не дураки составили такой долгосрочный, если так можно выразиться, план. Каждый из вас получит именно то, что хотел.



2091 год. Тель-Авив. Медицинский центр борьбы с онкологическими заболеваниями.


- Господин Пахомов, доктор Цукерман задерживается. Вы не против подождать, или назначим встречу в другое время? – секретарша главврача улыбалась во все зубы.


- Нет проблем, я подожду, - равнодушно ответил Тимофей, присаживаясь на диван.


- Чай или кофе? – предложила она, но посетитель вежливо отказался.


Полистав журналы на столе, но попросил девушку включить у телевизора, висевшего на соседней стене, звук. В новостной передаче спорили два эксперта. Они обсуждали последнее достижение Фонда Кроненберга, сумевшего объединить разрозненные фермерства в одно общее производство. Экспериментальное объединение фермеров США, Канады и Мексики увенчалось успехом, позволив, снизить число голодающих в этих регионах. Теперь Мэтью планировал монополизировать производство продуктов во всем мире, и большинство сельскохозяйственных предприятий шли ему навстречу, желая повысить свою доходность за счет его изобретений в данной сфере. Женщина-эксперт восхищалась подходом Кроненберга и объясняла, почему акции его компании идут вверх. Ее седой оппонент возражал, напоминая об условиях, на которых фермеры получают доступ к новинкам фонда, и осуждал решение сосредоточить все продовольственные ресурсы в одних руках. Женщина парировала тем, что снижение голода на лицо, приводя цифры. Седой соглашался, но ссылаясь на те же цифры и динамику развития программы прогнозировал голодомор через пару десятков лет, при условии, что Кроненберг действует только в интересах всех людей на земле. Если же он начнет душить фермеров теми соглашениями, что заставил подписать, когда они присоединились к программе, то ощутимая нехватка продуктов обеспечена уже через несколько лет.


Смотревший на эту перепалку с улыбкой Тимофей напрягся, когда мужчина заговорил о подробном расчете, проведенном его соратниками, в котором утверждалось, что в сложившейся ситуации еды всем просто не хватит и затея Кроненберга не сработает, пока население Земли не уменьшится на триста миллионов человек. Женщина-эксперт рассмеялась в ответ, обвинив оппонента в скудоумии и попытке найти скрытый заговор в альтруистических начинаниях самого умного человека на Земле.


- У Кроненберга хорошие пиарщики, - сказал незаметно подошедший Цукерман. – Им столько сделано для людей, что никто никогда не поверит, будто он может сделать что-то недостойное звания спасителя человечества.


- А что думаете вы? – спросил Тимофей, вставая и протягивая руку.


- Я думаю, что Мэтью, как и все гении, рационален и, если для спасения миллиардов придется пожертвовать сотней-другой миллионов, он сделает это. Цифры – ничего личного. Однако, давайте продолжим этот разговор в моем кабинете.


- Натан, вы прочитали письмо? – спросил Пахомов, как только закрыл дверь кабинета.


- Да, - коротко ответил Цукерман.


- И? – настоял Тимофей, поняв, что продолжения не будет.


- Вы слишком многого от меня хотите. Не уверен, что готов к такому.


- Это будущий вы хотите от себя, - улыбнулся в ответ гость. – Неужели вам не льстят лавры победителя рака? На мой взгляд, это ничуть не хуже, чем «спаситель человечества».


- Не юлите, Тимофей, вам это не идет. Уж кто-кто, а вы прекрасно осведомлены, что никаким лекарством от рака эта авантюра и не пахнет.


- Это знаем мы с вами, но за дверями кабинета, как вы правильно сказали: все зависит от пиарщиков, а у нас они самые лучшие.


Цурекман нервно постукивал пальцами по столу, обдумывая свое решение. Тимофей терпеливо ожидал, когда собеседник заговорит. Он уже не раз видел, как получатели писем сомневаются, но, в конце концов, соглашаются принять участие в заговоре. Рано или поздно Натан даст утвердительный ответ, как это делали остальные. Тем более он уже соглашался и, судя по информации в письме Пахомова, делал это не раз.


- Хорошо, - подытожил доктор, - в конечном итоге, кому верить, если не себе? Уж самому-то себе я зла не желаю.


- Отлично, - улыбнулся Тимофей, вставая. – Я еще пару месяцев пробуду в Иерусалиме и попрошу вас закончить письмо к этому времени и связаться со мной, чтобы я мог его забрать.


Пахомов достал из портфеля папку с пустыми белыми полимерными листами и положил на стол. Одно из первых изобретений Кроненберга, не получившее широкого распространения – вечная бумага – требовала не менее специализированного инструмента для письма. Тимофей достал из внутреннего кармана ручку с логотипом компании спасителя человечества и положил поверх папки.


- Еще один вопрос, - остановил собеседника Цукерман, когда тот собирался покинуть кабинет, - сенатор Квини так защищает Кроненберга, потому что тоже получила письмо или по собственной инициативе?


- Кто? – спросил Тимофей, срывающимся на фальцет голосом.


- Женщина из телепередачи, - уточнил доктор.


- Не имею не малейшего представления, - не моргнув и глазом, соврал Пахомов. – Я, как и вы, всего лишь исполнитель, которому известна лишь малая часть плана. Почтальон, если угодно. Могу лишь дать слово, что среди моих адресатов никакой Квини нет.


За десять лет Тимофей научился мастерски врать и манипулировать фактами так, чтобы у собеседника не оставалось сомнений в его искренности. Он давно уяснил, что ложь, обильно приправленная истиной, вызывает гораздо меньше недоверия, чем наглое лицемерное вранье. Натану ни за что не узнать, что его гостю известны имена тех, чьи конверты достались Кевину.


- Мне этого достаточно, - сказал Цукерман и отпустил визитера.


Продолжение следует...


Традиционно OnceOnesUponATime специально для Пикабу

Как всегда буду благодарен за отзывы, замечания и конструктивную критику.

Показать полностью
49

Интервью

В первую очередь Большое спасибо @Uranium304, за редакторскую работу над этим рассказом.


Традиционно рубрика "Что почитать на пикабу":

Для меня эти майские праздники были скрашены историями о карьерной лестнице пикабушницы @tripapupki. К этим рассказам из жизни можно относиться по разному, но лично я воспринимаю их как мемуары, а значит, смотрю на происходящее со стороны автора. Может все было совсем по другому, может это вообще вымысел, но читать очень интересно. Иногда кажется, что такого просто не может, а про некоторых персонажей думаешь: "Я знаю этого козла!" К сожалению нам всем приходится работать с людьми индивидуумами, по которым "дурка" плачет) На сколько я понял сейчас у tripapupki все наладилось, поэтому хочу пожелать успехов в работе и жду скорейшего продолжения истории.


Я, как, наверное, и многие, не раз задумывался о том, что какое-то решение могло в корне поменять мою жизнь. А если бы какое-то глобальное событие закончилось по другому, как бы это повлияло на весь мир? Представляю вашему вниманию мой первый рассказ в жанре альтернативной истории...


Интервью


- Добрый вечер, Дамы и Господа, с вами Гарри Квин и сегодня у меня в гостях и, впервые с официальным визитом в США, Император России Александр IV! Прошу поприветствовать его, как вы это умеете!


Зал разразился аплодисментами. Люди вставали с мест и пытались рассмотреть выходящего из-за кулис молодого мужчину крепкого телосложения в костюме, напоминавшем скорее гусарский мундир, чем привычный смокинг. Зрителей не смущало то, что им пришлось отстоять огромную очередь и пройти бесконечное количество проверок и досмотров под хищными взглядами телохранителей, окружавших студию со всех сторон. Сегодня у обычных американских граждан появился реальный шанс увидеть живую легенду – последнего императора, обладающего настоящей властью, действительно правящего своей страной, а не играющего роль выставочного экспоната. Страной, обладающей самой большой площадью на планете и расширившей зону своего влияния на половину земного шара.


- Здравствуйте, не знаю, как правильно, Ваше Величество, - встал со своего места ведущий, приветствуя гостя, - или можно просто господин Романов?


- Зовите меня просто Александр, - ответил император, протягивая руку.


Ведущий не ожидал подобного и на секунду замер, не сразу пожав руку гостя. За сутки до этого, когда был получен ответ на приглашение от администрации императора, никто не знал, что ожидать от этой встречи. Не было особого райдера, перечня неприятных вопросов, списка тем и всего того, что обычно присылается перед интервью с высокопоставленными гостями передачи. Было условие, относительно времени проведения шоу: чтобы большее число подданных империи могли посмотреть прямой эфир, оно было перенесено на утро. И, конечно, были беспрецедентные требования к безопасности, но эту часть охрана Александра брала на себя. От сотрудников студии требовалось только не мешать и подчиняться.


Для Гарри эта встреча предстояла быть непростой. Прошлый вечер он провел в офисе Агентства Национальной Безопасности, где прошел брифинг и получил инструкции по механизму «аккуратной» дискредитации своего сегодняшнего собеседника. Квину нельзя было проявить неуважение к царственной особе или каким бы то ни было образом задеть своего гостя, но, так как запрещенных тем не было, необходимо подтолкнуть императора к рассказу о спорных решениях в политике России. От ведущего требовалось применение всех его журналистских навыков и опыта.


- Прошу прощения, - поклонившись, извинился Гарри, - в некоторых…


- Странах запрещено касаться королевских особ, - закончил за него собеседник и улыбнулся, - расслабьтесь, Гарри, мы же не в Англии, а в свободной стране, где все люди родились равными, - император сделал паузу и добавил, - в какой-то степени в этом есть заслуга и моих предков.


Ведущий поддержал смех в зале, судорожно перекраивая в голове план беседы, которая уже в начале получила такой резкий акцент:


- Александр, в первую очередь всех интересует вопрос – выделит ли Российская империя кредит для поддержания стабильной экономической ситуации в Америке? Ведь именно это и является причиной вашего визита в США – встреча с президентом Абрамсом и обсуждение условий получения финансовой помощи.- Вы совершенно правы, Гарри. Наша встреча только что окончилась. Я оставил президента Абрамса в раздумье над условиями предоставления денежных средств, так как спешил на встречу с вами. Империя готова помочь и не только финансово, но и избавить Соединенные Штаты от убыточного, отрезанного от остальной страны, региона.


- Не совсем понимаю, о чем вы?


- Аляска, - коротко ответил на вопрос император и продолжил, - этот штат приносит Америке много убытков, занимает большую площадь и имеет маленькое население. К тому же он находится в холодной климатической зоне и крайне мало американцев желает посетить это место. Я уж не говорю о переезде туда.


- Но так же нельзя! А как же люди, живущие там? Семьи, члены которых живут в других штатах, будут разделены не просто расстоянием, а границей, - возмутился Квин. Давно ходили слухи о том, что империя ищет пути захвата этих территорий, особенно после сообщения о том, что там находят все больше залежей полезных ископаемых. В прошлом году сестры Александра посещали Аляску с благотворительной миссией – проводили разведку и добивались лояльности местного населения. Но вот так объявить об этом на шоу… Да этого царька не нужно дискредитировать, он сам все сделает.


- Когда-то давно, - начал император, - Аляску передали США, не спрашивая местное население. За деньги, необходимые Российской империи в тот момент. Даже президент Абрамс признал, что подобные сделки не являются безусловной прерогативой Америки, - довод императора достиг ушей слушателей и сделал свое дело. Зал, собравшийся освистать гостя замер, так как осуждать мнение главы их страны неприемлемо, - но сейчас 21 век. Я понимаю, что для страны, построенной на свободе, недопустимо принятие подобного решения. Поэтому предложение, сделанное мной – разрешить на Аляске проведение всеобщего референдума – пусть жители решают, кем они хотят быть больше – гражданами США или подданными императора. Другими словами: мне референдум, а честным американцам дешевые кредиты, красивые автомобили и доступную ипотеку.


Последнее заявление императора было поддержано аплодисментами и одобрительными выкриками зрителей. Такой мощный политический ход был высоко оценен немолодым ведущим. Александр напрямую объявил гражданам, какие условия выдвинул их правительству для поддержания качества их жизни. Скрыть содержание прошедших переговоров уже не получится, а на отказе жителям Аляски в праве выбора могут высоко взлететь представители оппозиционной партии. За пять минут с начала интервью глава Российской империи умудрился загнать в угол самых матерых политиканов этого мира. Квин не собирался подыгрывать собеседнику и решил увести разговор в сторону:


- Александр, расскажите нам побольше о России. Такая большая и загадочная страна, нам бы хотелось знать о ней как можно больше.


- Наша страна прекрасна, она занимает огромную часть самого большого континента, рассказывать о ней можно столько же, сколько занимают ее просторы, то есть бесконечно. Я приглашаю вас приехать и увидеть все своими глазами.


- Но это не так просто. Сначала нужно получить визы, а это тяжелый процесс.


- Как и в США, - кивнул император, - если вы хотите посмотреть нашу страну или у вас бизнес – милости просим. Но бездельники и иждивенцы не нужны никому. Согласитесь, далеко не все желающие граждане Мексики попадают в Америку.


- Да такой подход вполне оправдан, - вынуждено согласился Квин. - Расскажите о религии. Ведь Российская империя считается многонациональной страной, но известно, что в центральной ее части получило развитие только христианство. А как же остальные, мусульманство, например?


- В определенных регионах империи преобладает мусульманство, но не в центре. Православие – религия моих предков, именно она получает поддержку государства, но это не значит, что мы запрещаем исповедовать ту или иную религию. Хочу заметить, что мой отец провел не простую реформу, объединившую церковь и государство. Теперь религиозные учреждения являются частью государственной структуры с отчетностью, налогами и дотациями.


- То есть мусульманин не может приехать в Петербург или Москву? – Уточнил Гарри.


- Конечно, может, - опроверг его догадку император, - он может там жить, но не сможет ходить в мечеть, потому что их там нет. Однако ему никто не помешает обратиться к Богу, если он этого хочет. Для этого необязательно идти в храм, - и, сделав паузу, Александр добавил, - если ваша вера сильна. Месяц назад я был с визитом в ОАЭ, там я тоже не нашел православных церквей, возможно они там есть, но мне не попадались. В эпоху информационных технологий религия отходит на второй план. Царь – ставленник Бога на земле – этот лозунг хорош для средневековья, а сейчас нужно доказать своему народу полезность делами и решениями. В моей империи никому не запрещают верить или молиться, но каждый делает это для себя, а не демонстрирует другим насколько он истинно верующий. Общение с Богом вещь сугубо индивидуальная и личная, как и отсутствие веры.


- Вы так говорите «в моей империи», - подчеркнул слова Александра ведущий, - а ведь сто лет назад все могло круто измениться. Если бы ваш прадед Николай II не взял ситуацию в руки и не устроил жестокую расправу над бунтовщиками, то мы бы с вами сейчас не разговаривали.


- Многие осуждают моего предка за жесткость, некоторые называют подавление мятежа кровавым, но к чему бы мы пришли, если бы не его волевое решение? Гражданская война? Потеря Польши, Финляндии и других территорий, а в перспективе хорошо, если бы сохранилась половина империи.


- Гражданская война – ну это вы загнули, Александр, - улыбнулся Гарри.


- Вовсе нет, - серьезно ответил император, - все к этому и шло. Как все шло ко второй мировой войне, если бы дедушка Алексей не сдержал Гитлера с его нацисткой партией на пути к власти.


- Этот поступок императора Алексея тоже осуждают историки. Не стоило ему вмешиваться в дела европейских соседей. Самостоятельные и развитые государства могут сами принимать решения и защищать свои свободы. Зачем было вводить войска в Берлин?


- Чтобы сдержать нацистскую угрозу. Дед всегда выступал за равноправие вне зависимости от расы и убеждений. Именно он поддержал Мартина Лютера Кинга, отстаивающего права и свободы черного населения в США. Согласитесь, это правильно?


Квина всего передернуло. Русский император поймал его в тиски. Нельзя не признать, что свобода черных это большое достижение – есть риск прослыть расистом, и поддержка русского императора сыграла в этом определенную роль. Гарри принял решение – сражаться с оппонентом его же оружием:


- Забавно, что вы упомянули нацизм. Многие осуждают политику апартеида в ЮАР, но Российская империя поддерживает правительство этой страны. Более того, ЮАР считается вашим давним и близким партнером.


- Не нужно путать нацизм и апартеид. Разделение позволяет их стране не просто существовать, но и преуспевать, что в сложившейся ситуации в мировой экономике непросто. Уберите апартеид и, что получите? Множество людей, желающих всего и сейчас, но не желающих работать. Открытие границ приведет в ЮАР еще больше голодных и готовых на все соседей. Через 10 лет от преуспевающей страны, в которой, признаю, есть разделение на белых и черных не останется белых, а черные, которые жили в безопасности, будут бояться выпускать из дома детей. Мне хорошо знакома эта проблема, так как рассматривая возможный сценарий с «удачной» революцией в 1917 году и последующее разделение империи на несколько государств мы получили бы то же самое – преуспевающие страны и страны-поставщики дешевой рабочей силы. Не лучше ли быть единой империей и поддерживать друг друга, как происходит сейчас.


- Расскажите, подробнее, как именно обстоят дела сейчас? – Ведущий начал восхищаться своим собеседником, которому удавалось превращать любой ответ, пусть и на каверзный вопрос, в триумф правителей Российской империи.


- Сейчас Россия большая развитая и просвещенная индустриальная страна. Мы полностью обеспечиваем себя продовольствием и кормим половину Европы и Азии. Наши бескрайние поля не только для посадки различных культур, но и в качестве пастбищ. Как вы знаете, большая часть мяса приходит в другие страны из империи. И оно, как это принято сейчас говорить, экологически чистое. Животные находятся на свободном выгуле и питаются травой, а не комбикормом. У нас много заводов и фабрик, производящих все от моторных масел до электроники.


- О мясе, металле и углеводородах из России известно по всему миру, - кивнул Квин, - расскажите нам о том, что скрыто от нас. Например, автомобильная промышленность. Я ни разу не видел русского автомобиля, неужели такая великая страна не производит собственные машины? Или они только для внутреннего рынка?


- Только для внутреннего, - подтвердил Александр, - но не потому, что не хотят выходить на мировой рынок, а потому что не выдержат конкуренции. У нас в России есть шутка, что это проклятье – страна, делающая корабли, самолеты, танки и спецтехнику, неспособна сделать нормальный автомобиль, - зал снова разразился смехом, - но признаюсь, что мы не оставляем надежды и пытаемся. Кроме того, наши машины, лишенные многих современных функций, обладают одним неоспоримым преимуществом – проходимость и ремонтопригодность, что очень важно в условиях большой территории и пересеченной местности, особенно в отдаленных районах. Городские жители спокойно пользуются иностранными автомобилями. В империи нет больших пошлин на ввоз машин из других стран – глупо ограничивать людей в желании ездить на комфортабельном автомобиле, желая поддержать спрос на внутреннее производство. Благодаря невысокой стоимости на отечественные машины многие граждане покупают их в качестве транспорта для дачи, охоты или рыбалки.


- А на чем ездит император Российской империи? – Спросил Гарри.


- Я езжу на отечественном автомобиле, но он не простой – ручная сборка, отвечает требованиям безопасности высшей степени, и собран на военном, а не гражданском заводе. Эти автомобили великолепны, но неоправданно дороги. Такую машину нельзя купить, их собирают по заказу дворца. А еще моя семья владеет большой коллекцией иностранных автомобилей, но они используются в качестве развлечения, а не как средства передвижения.


- Скажите, Александр, империя так огромна, сегодняшнее ваше заявление подтверждает тот факт, что вы собираетесь расширять ее дальше. Несколько десятилетий назад в локальном конфликте с Японией ваш отец закрепил за Россией весь Сахалин и несколько небольших островов. Есть ли у царской семьи план по захвату всего мира? – Ведущий рассмеялся, и зрители поддержали его.


- Вы беспокоитесь за свой дом, Гарри? – Улыбнулся император, - для этого нет оснований. Во времена Наполеона наши солдаты славно погуляли в Париже, позже входили в Берлин для предотвращения нацистской угрозы, но всегда возвращались на Родину, не претендуя на новые земли. Аляска – это скорее возврат своего, если местное население само этого захочет, а чужого нам не надо. Поддержания порядка в империи – огромный труд, который занимает у меня 20 часов в сутки. Говоря проще – такого плана нет, но если бы он был, вы бы о нем сегодня не узнали, - Александр рассмеялся, а зал зааплодировал.


- Действительно, ходят легенды о вашей трудоспособности. Вы много путешествуете, участвуете в политической жизни империи, принимаете участие в социальных акциях, практически не отдыхаете. Как вам это удается? В чем секрет такой производительности труда, такой самоотдачи? Не боитесь ли вы в какой-то момент потерять контроль над ситуацией в стране?


- Люди, на которых я могу положиться, - серьезно произнес Александр, - те, кто окружают меня каждый день и те, кто несут мою волю в самые отдаленные концы империи. В первую очередь это моя семья. Она большая – если задуматься, то большинство именитых семейств приходятся Романовым дальними родственниками. Но я говорю о самых близких для меня родственниках – сестры, дяди, тети, двоюродные и троюродные братья. Для них власть царя это честь семьи Романовых, а, значит, их первоочередная задача – контролировать все, что происходит в стране.


- Так же в России много дворянских родов, - уточнил Квин, - некоторые из них обнищали, и у них не осталось ничего, кроме имени, но другие процветают и правят от вашего имени в разных регионах России. Считаете ли вы, что это справедливо – передавать власть по наследству, а не избирать, например?


- Это скорее вопрос эффективности, - ответил император, - каждый дворянин, занимающий пост губернатора не только является главой региона, но и несет ответственность за все, что происходит в доверенной ему части сраны. И в полной мере отвечает за качество жизни населения своей области. Поэтому в интересах управляющего дворянского рода, чтобы их регион процветал, тем более сейчас, когда гражданам России достаточно подать электронную жалобу на действия представителя власти. Что касается наследования, то это удобно. Молодого графа или князя, например, с детства учат управлять доверенными землями. Он знает все слабые и сильные места своего региона и с готовностью продолжает инициативы отца. Сколько денег, мистер Квин, - Александр перевел взгляд на своего собеседника, - тратиться на избирательную кампанию кандидатов в президенты каждые четыре года?


- Точных данных у меня нет, - растерялся ведущий, непривыкший к вопросам со стороны гостей студии, тем более таким конкретным.


- Точных вы никогда и не узнаете, - кивнул император, - но полагаю, что сумма не маленькая. А если прибавить к ней все бюджеты, потраченные на сенаторов, конгрессменов, мэров и губернаторов, то получится, как говорится, чертова гора денег. И все они уходят на плакаты, значки, обеспечение избирательных штабов, покупку лояльности СМИ, создание сайтов и так далее. А в России бюджет поддерживает бесплатное медицинское обслуживание и обучение детей, включая высшее образование, так как не требуется его расходовать на пиар личности, которая впоследствии будет лоббировать интересы какой-нибудь корпорации, отрабатывая вложения. Не знаю, как вы считаете, но по мне – лучше купить современное оборудование в больницу или помочь нескольким семьям с жильем, чем сделать дизайн и напечатать сто тысяч плакатов и значков.


Зрители снова вскочили со своих мест и одобрительно заголосили в поддержку слов гостя. Квин совсем приуныл – он понимал, что не только не справляется с поставленной АНБ задачей, а проигрывает эту дискуссию по всем фронтам. Нужно было что-то срочно придумать, оставался еще один компрометирующий вопрос, но его Гарри решил приберечь на потом, а сейчас решил зацепиться за уже сказанное Александром:


- Вы упомянули, что ваши подданные могут пожаловаться на действия того или иного дворянина. Часто ли такое случается? И что происходит потом?


- Возможно, я вас удивлю, но это не такая уж и редкость. В основном это мелочи и достаточно просто проявить интерес к деятельности того или иного губернатора и все вопросы, отложенные в долгий ящик, начинают решаться. Но бывают и случаи, когда без прямого воздействия не добиться позитивного развития событий. Бывают случаи, когда дворяне лишаются не только должностей, но и титулов, земель и заслуг. После этого провинившийся чиновник отправляется в трудовой лагерь вместе со всей семьей.


- Вся семья? – деланно удивился ведущий.


- Без семьи не получится достичь высокого положения, бывают, конечно, исключения, но это редкость. Как и для меня, для дворянина семья – это опора и ответственность. И нарушение закона, например казнокрадство, это позор для всей семьи. Рискнуть своей головой это одно, но рисковать благополучием рода – не каждый решится.


«Попался», подумал Квин и сказал:


- Вы упомянули про трудовые лагеря – что это такое?


- У вас есть тюрьмы, а у нас трудовые лагеря. Места, где люди отрабатывают долг обществу. Их кормят, дают одежду и кров, а они выполняют норму производительности. По истечению срока, определенного судом им возвращаются паспорта и они вновь становятся гражданами. Были случаи, когда некоторым из заключенных удавалось разбогатеть, выполняя работу сверх нормы.


- То есть в России вместо тюрем применяются трудовые лагеря?


- Да, для не насильственных преступлений это основной вид наказаний, - спокойно сказал император, - для других только смерть.


- Сурово, - прошептал Квин, - это действительно необходимо? Есть же разные обстоятельства, самозащита, в конце концов.


- Самозащита – это не преступление, но с таким, как вам кажется, жестоким подходом на территории центральной России убийство или изнасилование – это редкость. В Москве или Петербурге в год совершается порядка 50-60 подобных преступлений, большинство из которых происходят из-за пьянства. В империи нет проблемы с наркотиками, так как все, что связано с наркотиками – это смерть. Афганистан предпочитает переправлять свой товар сложными маршрутами в Европу, но не приближаться к нашей границе. К такому итогу мы шли долго и не побоюсь этого слова – кроваво – зачистки, казни, спецоперации, но здоровье наших детей того стоит. Недавно к нам обратились власти Колумбии, с просьбой помочь решить проблему наркоторговли нашим методом. Генерал Колчак, чей род давно и преданно служит нашей семье, лично занимается этим вопросом, но пока наркотики тесно связаны с политикой, ситуацию не переломить.


Гарри Квин был вне себя, так как его собеседник снова повернул разговор в выгодное для себя русло. Глядя в зрительный зал, он видел людей, готовых присягнуть императору на верность уже сейчас. Годами пропаганда создавала образ России, как жуткой и невыносимой для жизни цивилизованного человека страны, а одно интервью с этим человеком переворачивает все представление об империи с ног на голову. И это разговор транслируется сейчас в прямом эфире на всю Америку. Через час интервью уже будет в сети и наши граждане начнут думать, что в России не все так плохо, как их убеждали долгие годы. Даже президент не сможет разубедить их. Что значат его слова по сравнению с доводами Царя? Президент Абрамс у власти всего два года, а Александра с молодых ногтей учили править, представлять свою страну, принимать единоличные решения и отвечать за их последствия. Это не кропотливая работа пиар-менеджеров, спичрайтеров и специалистов по связям с общественностью. Он говорит и ему верят! Напротив Квина сидел политик с рождения, уверенный в себе и своих действиях, которые он может совершать без оглядки на чье-то мнение.


- Вы устали, Гарри? Может воды? – Пауза затянулась, и Квин терял контроль над ситуацией. Император протянул ведущему бутылку, взяв ее в свои руки, - не бойтесь, она не отравлена, проверена специально для меня. Это природная минеральная вода из наших источников, попробуйте.


Ведущий взял бутылку и налил в свой стакан, а после глотка сказал с улыбкой:


- Разве можно отказаться от такого предложения? Спасибо, очень вкусно. Приношу свои извинения, просто представил страну без наркотиков и преступлений – не хотелось покидать этот великолепный воображаемый мир. Скажите Александр, а чего еще нет в вашей стране? Насколько я знаю в Российской империи весьма неоднозначное отношение к однополой любви.


- Геи в нашей стране есть, если вы об этом? Мы не преследуем гомосексуалистов, но и не поощряем. Взрослые люди у себя дома могут заниматься, чем хотят, но не нужно выносить сор из избы, как говорится. Больных не нужно притеснять, о них нужно заботиться, но нельзя позволять заразе распространяться, - после этих слов Александра зрители неодобрительно замычали, кто-то даже засвистел.


Впервые Квин почувствовал превосходство над собеседником, и он не собирался упускать возможность развивать неприятную для императора тему:


- Вы сравниваете геев с больными? Считаете, что их нужно лечить? По-вашему человек не должен быть таким, каким его создал Бог?


Император сделал глубокий вдох и откинулся в кресле, как будто собирался объяснять что-то ребенку в десятый раз:


- Больными, да, но не в том смысле, который вы вкладываете в это слово. Не психически нездоровыми, а неизлечимо больными, которых невозможно вылечить, а главное это не нужно им. Хорошо, что вы сами упомянули о Боге, мне будет легче донести свою позицию. Раньше Бог, чтобы избавить землю от перенаселения посылал чуму или голод, но сейчас мы научились бороться и с тем и с другим. Если сегодня мир поразит болезнь, от которой нет лекарства, то есть риск потерять все население планеты, поэтому Всевышний придумал такой хитрый план по чистке, как гомосексуализм. Выходит, что геи – это те, чей генофонд не нужен нашей планете. Так Бог посылает чуму выборочно, а спорить с ним я лично не готов, как и вы, я думаю. Эти люди больны, просто их болезнь протекает всю жизнь и заразиться ей нельзя, а значит нет повода для их изоляции.


- Подождите, но ведь чума 21 века это СПИД, а не гомосексуализм. Ваша теория весьма неоднозначна.


- СПИД это механизм, работающий в системе борьбы с перенаселением. Кто попадает в группу риска? Наркоманы, геи и распутники, то есть люди, которых Бог, как вы сказали, создал такими, чтобы избавить мир от их генофонда. Кстати, у геев есть прекрасная возможность продлить свой род, для этого не нужно делать ничего сверхъестественного, а только, то, что их предки делали на протяжении многих поколений. Если же гомосексуалисты не хотят немного поднапрячься для сохранения своего рода, то я не вижу повода разрешать им усыновление чужих детей. Если хотеть этого по-настоящему, то можно создать семью вне зависимости от своих сексуальных предпочтений, тем более сейчас, когда существуют технологии, способствующие искусственному зачатию.


- Интересная позиция, - заключил ведущий, думая о том, что Александр снова выкрутился. Императору удалось смягчить свои слова относительно людей нетрадиционной ориентации, сведя все к замыслу Божьему, и приобрести сторонников среди гомофобов, которых, на самом деле, не так уж и мало.


Квин сделал еще один глоток воды и принял решение подключать тяжелую артиллерию:


- Вы часто говорите о важности семьи в целом и в деле управления государством в частности. Мы все прекрасно знаем о ваших замечательных сестрах. Модные журналы обсуждают их личную жизнь и социальные проекты. Одна из них, кстати, находится сейчас в США.


- Да, - кивнул Александр, - моя младшая сестра Катя сейчас путешествует по Америке, изучает культуру и практикует английский язык. Насколько мне известно, в планах у нее посещение Азии в конце лета и возвращение домой к зиме. Она так много трудилась – получила высшее образование, теперь познает мир, чтобы по возвращению на Родину иметь собственное мнение и притворять свои проекты в жизнь.


- Но ведь у вас есть брат. Брат, о котором ничего не известно уже лет десять. Но все знают, что вы с ним близнецы. История показывает, что не очень-то безопасно царю иметь нескольких наследников мужского пола, а уж если они похожи, как две капли воды, то это может вылиться в весьма неприятную ситуацию.


Император рассмеялся:


- Не думал, что вы тоже сторонник теории заговоров. Мне известно, что сейчас тема «Железной маски» – одна из самых популярных в сети.


- Если вам неприятен этот разговор, то давайте сменим тему…


- Мне нечего скрывать, - перебил ведущего император, - мы с Алексеем действительно близнецы. Я стал правителем только потому, что родился на пятнадцать минут раньше. Всю нашу жизнь нас воспитывали вместе, готовили одинаково. Если бы со мной что-то случилось, то Леша бы стал императором не хуже меня. В детстве мы сводили с ума всех воспитателей и учителей, меняясь местами, - Александр улыбнулся, вспоминая прошлое, - как и большинство братьев, мы дрались. Прошло время и мы стали драться не друг с другом, а плечом к плечу…


- Будущему императору приходилось драться? – удивился Квин.


Продолжение в комментариях.


Как всегда буду благодарен за отзывы, замечания и конструктивную критику.

OnceOnesUponATime специально для Пикабу

Показать полностью
36

Крушение

В первую очередь большое спасибо @Dust1984 за помощь и корректорскую работу над этим рассказом. Огромный привет его бабушке Капиталине Ивановне)


Предупреждаю сразу: получилось длинновато. Продолжение в комментариях.


Традиционно минутка рекламы.

Уже приличное время назад прочел сборник рассказов пикабушника @denisslavin, он не забрасывает это дело и продолжает писать, очень советую почитать его работы. Не скажу, что мне понравилось все, но кое-какие вызвали просто бурю эмоций. В его рассказах много тяжелых эмоциональных моментов, иногда почитаешь и радуешься, что у тебя не все так плохо, но если вы сильный эмпат и склонны к депрессии, то отложите до лучших времен.


Я обратил внимание, что упустил в своих работах такую популярную тему, как НЛО. Исправляю этот недочет и посвящаю этот рассказ каналу rentv, за просмотром которого я провел много одиноких вечеров. Правда это были совсем другие передачи, шедшие по выходным после полуночи. 

Но что было, то было. Ближе к телу делу...


Крушение


Ненавижу летать. Не боюсь, давно понял, что изменить ничего не смогу, если что-то случится, а именно не люблю. Сначала ты боишься опоздать на рейс, потом очередь на регистрацию, таможню и посадку. Заходишь в самолет и сидишь несколько часов в тесноте, глядя на замученных стюардесс. Понимаю, что работа у них не простая, и стараюсь не доставлять им дополнительных неприятностей. Вот так и сижу, пытаясь себя чем-то занять, и чувствую, как задница потеет.


Сегодня мой маршрут Москва-Новосибирск, это еще ничего. Прошлым летом я летал отдыхать в Доминикану, это было тяжело - цирк с пьяными клоунами, от которых никуда не деться. В общем, как на подводной лодке, чтобы ни происходило, ты становишься невольным участником, и никак не сбежать.


Завидую тем, кто легко засыпает в самолете, если бы у меня был такой навык, это бы существенно облегчило мои перелеты. Одно хорошо, летаю я не так чтобы очень часто. Командировки в моей работе не редкость, но обычно они довольно длительные. Работа на разных объектах позволила мне уже побывать в дюжине городов в разных концах нашей необъятной Родины. Так что, за исключением перелетов, мне работа нравится – позволяет изучать новые места, посещать достопримечательности, которые специально смотреть не поедешь.


Мой сосед так крепко спит, даже похрапывает. Надо убрать рюкзак, но не хочу ему мешать, пусть рюкзак постоит в ногах.


- Мама, посмотри! – прокричала девочка, сидящая за мной.


Я невольно посмотрел в окно, пытаясь понять, что она там увидела на такой высоте. Пробуя разглядеть что-то внизу, я не сразу понял, что ее так восхитило – мы же сидим у крыла. Переведя взгляд выше, я заметил предмет ее наблюдений. Не скажу, что разделял ее восторг, даже наоборот, у меня участилось дыхание и в груди застучал барабан.


Параллельно с нашим самолетом, чуть выше него, двигался неопознанный летающий объект. Он не был похож на тарелку, скорее имел сигарообразную форму. Сложно сказать, из чего этот космический корабль сделан. Его корпус был угольно-черного цвета, с множеством граней, блестевших в солнечном свете. Первое, о чем я подумал – это метеорит. Просто большой черный камень из космоса, но через секунду я отбросил это предположение. Он не горит и летит параллельно нашему самолету, а не вниз. Другие пассажиры тоже заметили нашего сопровождающего:


- Летающая тарелка! – закричал кто-то сзади.


- Чего? – не поняли с другой стороны.


- Да какая тарелка? – проявил эрудицию усач, сидящий впереди меня, и, вставая, продолжил, - Это стэллс, американский, только что он тут делает? Может война?


- Пассажиры, прошу успокоиться, - сказала стюардесса спокойным тоном и подошла к первому закричавшему, - Мужчина, ведите себя прилично. Вы же, вроде, не пьяный. Где вы тут тарелку увидели? – она наклонилась к его иллюминатору, пассажир что-то пытался ей объяснить, - Ой! Все пристегните ремни!


Последнюю фразу она кричала, направляясь в сторону кабины пилотов.


Начался настоящий гвалт, люди вскакивали со своих мест, кто-то кричал, а кто-то молился. Прибежавшие члены экипажа, вместо успокоения толпы, припали к окнам, в которых был виден НЛО.


Я не мог оторвать взгляда от звездолета за окном. Мои руки вспотели, горло пересохло, и я чувствовал, как меня бьет мелкая дрожь. Клянусь, если обойдется, обратно поеду на поезде. В задней части объекта что-то заискрило, и его ровный полет сменил траекторию. НЛО приближался к нам, не могу понять это поломка или они идут на абордаж. Я крепче застегиваю ремень, опускаю голову к коленям и кричу своему только проснувшемуся соседу:


- Пристегнись!


- Уже садимся? – только и успевает спросить он.


Удар.


Мигает свет, что-то говорит капитан. На меня кто-то навалился – дышать тяжело. Подуло холодом. Сильно. Маска! Нужно ее надеть. Да что же нас так крутит-то?


Господи, помоги, спаси. Знаю, что до этого не очень хорошо себя вел. Я исправлюсь. Боженька…


- Пожа-а-а-а-луйста! – я не заметил, как начал озвучивать свои мысли.


Удар. В этот раз сильный, очень сильный.


Проблеск света. Все вертится. Закрываю глаза. Остановка.


Пришел в себя, первым делом посмотрел в окно. Иллюминатор разбит, за ним снег, выжил. Начинаю осматривать себя – вроде все цело. Соседнее место пусто. Значит, мой сосед не пристегнулся.


- Вы живы? – обращается ко мне девушка сзади, - Помогите мне дочку освободить, прошу, помогите.


Выбравшись со своего места, пытаюсь помочь – вытаскиваем девчонку. У нее разбита голова, но не сильно, она уже приходит в себя:


- Мама, что случилось? Мы упали?


Отвратительный запах жженого пластика распространяется по салону. Видимо, где-то горит проводка. Оглядев салон, я заметил движение в нескольких местах – не одни мы такие везучие. Где-то пробивается огонь, я накидываю куртку, беру рюкзак и поворачиваюсь к девушке с ребенком:


- Надо выходить, одевайтесь, как бы пожар не начался.


Мы выходим. Не молодой, но крепкий мужчина выводит стюардессу. Когда вышли, осматриваю самолет – хвоста нет, кабина всмятку, уцелела только середина. Если это можно назвать уцелела – дырок хватает и в ней.


- Парень, слышь? – обратился ко мне человек средних лет с залысинами, - там одному пассажиру хреново, но жить он хочет, как и все, помоги вытащить.


Вытащили, но тяжело с ним пришлось. Орал, как будто мы его не спасаем, а мучаем. Выглядел он, конечно, не очень – из ноги кость торчит, дышит с хрипами, лицо распухло. Видимо, ребра сломаны и какие-то лицевые кости, нос точно.


Немолодой мужик, оказавшийся полковником в отставке, всех быстро организовал. Мы вынесли вещи, кому нужно было – оделся. Помогали выбраться всем, кто подавал признаки жизни, и разбили небольшой лагерь рядом с самолетом. Разожгли костер, благо на борту было достаточно вещей, которые можно было использовать в качестве дров. Проверили телефоны – сети нет. Как смогли обработали раненых, определились с тем, где находимся – Уральские горы. И, наконец, все устроились у огня, так как зимой здесь очень холодно.


- Не расслабляемся граждане, - начал полковник, - спать сейчас нельзя. Есть риск замерзнуть. Костер так дымит, нас найдут и спасут. Уверен, МЧС уже работает. Давайте знакомиться, меня зовут Семен, дальше по кругу.


- Игорь Валерьянович, - сказал самый пожилой из выживших. Потом осмотрелся и добавил, - В такой ситуации, просто Игорь.


- Варя.


- Света.


Две девчонки, похожие на студенток, заулыбались и засверкали глазками по сторонам.


- Меня зовут Митя, и я алкоголик, - пошутил следующий пассажир – парень лет 27. Никто над его шуткой не смеялся, кроме студенток.


Дальше сидел я.


- Витя, - как-то тихо получилось, - Виктор.


- Не мямли, Витек, все свои. Столько вместе пережили, - сказал Митя и хлопнул меня по плечу.


- Меня зовут Лена, - представилась стюардесса средних лет, ухаживающая за раненым, которого мы вытащили из самолета вместе с «лысым». – А это Коля, - указала она на лежащего рядом. Говорить ему было тяжело, поэтому он шептал, а Лена озвучивала.


Во время организации лагеря она говорила, что проходила какие-то курсы. В общем, она осмотрела всех, у кого были жалобы, перебинтовала голову девочке и увлеклась заботой о Коле.


- Дима, - представился «лысый», с которым мы тащили раненного Николая.


- Миша, - сказал крупный парень, от которого я за все время не слышал и слова. Он сидел и заворожено смотрел в костер. Даже когда называл свое имя, он не поднял глаз.


- Меня зовут Катя, - сказал девушка, сидевшая позади меня в самолете, - а это…


- Мам, я сама, - воскликнула девочка, - меня зовут Вероника, или просто Ника. Приятно со всеми познакомиться.


Этот задорный детский голос произвел на всех большее впечатление, чем дурацкие шутки Мити.


- Кто-нибудь понял, что произошло? – спросил Дима.


- В нас впился враждебно настроенный НЛО, - ответил Митя, - у меня есть запись, я успел заснять. Могу дать посмотреть.


- Так значит был НЛО? Это не шутка? – удивился Игорь, - А кто-то кричал, что это просто истребитель. Я на другой стороне сидел и подумал, что это прикол какой-то.


- Был, был, - важно подтвердила Ника, - это я его первая заметила.


- Правда, был, - подтвердила ее мама.


- Дай-ка посмотреть, что наснимал, режиссер, - подошел к Мите Семен.


Я не настроен был общаться и решил немного осмотреться, а заодно поблагодарить Бога за спасение. За один день я как-то стал очень набожным. Снег очень глубокий, это больше на плавание похоже, чем на прогулку. В нескольких километрах от нас виднелось что-то черное, и от этого объекта к небу поднимался густой дым.


- Думаешь о том же, о чем и я?


Я обернулся, рядом стоял Семен, он посмотрел вдаль и продолжил:


- Может это тарелка там догорает? Ну что дойдем? Покажем нашим братьям по разумы, что такое сибирское гостеприимство?


- Хотелось бы, но как-то страшно. Хрен его знает, кто там и какое у них оружие. Намерения их мне уже не нравятся, - я кивнул в сторону самолета.


- Вдвоем не пойдем, нужно побольше людей взять.


- О чем шепчетесь? Решаете кого на люля-кебаб пустить, если нас не найдут? – присоединился к нам Митя, - Понятно кого – раненного, конечно. Семен нахмурился, собираясь что-то сказать остряку, но тот, поднимая руки, в успокаивающем жесте, произнес:


- Ладно, шучу. Вы слишком серьезные для людей, у которых сегодня второй день рождение. Там Мишаня еды из самолета принес, пойдемте, перекусим.


Пока обедали у костра Семен начал приводить в действие свой план:


- В общем, мы с Витьком заметили в нескольких километрах что-то большое и горящее. Думаем туда дойти и проверить что это, - после этих слов я поперхнулся, своего согласия я еще не давал, - Кто пойдет с нами? Митяй, хватит к девчонкам колья подбивать. Твоя камера нужна – заснимешь первый контакт.


- Я не горю желанием, чтобы мне в желудок Чужие свои яйца откладывали. И камеру не дам. На мобильники запишите. Вон, профессора возьмите, будет научным представителем, - перевел стрелки на Игоря Митя.


- А я бы пошел! – Вдруг ответил Игорь, - но уже не в том возрасте, чтобы по сугробам скакать. Только тормозить вас буду. Да и в бою от меня, боюсь, мало толку. Разве что приманкой поработать, но тут уж увольте.


- Зассал, дед? Так и скажи, - не унимался Митя, - а как же на благо науки потрудиться?


- Я, внучок, - сделав паузу, сказал Игорь, - профессор кафедры гражданского права, так что в области уфологии мои познания скудны так же, как и твои во всем остальном.


Митя вскочил, чтобы надерзить в ответ, но Игорь, не обращая на его реакцию внимания, продолжил, поднимая указательный палец:


- Но, даже учитывая мой немалый жизненный и преподавательский опыт, так ловко с темы соскакивать, как ты, мне еще учиться и учиться.


- Ах ты, сука, - пробубнил Митя под общий хохот.


- Миша, составишь нам компанию? – спросил Семен, когда все успокоились.


- Если надо, схожу, - безынициативно кивнул тот.


Я посмотрел в лица остальных и подумал, что неплохо бы позвать человека, с которым мы Колю из самолета вытаскивали:


- Дима, не хочешь с нами?


- И хочу, и боюсь, - ответил он, доедая остатки из своего контейнера, - но не одних же вас отпускать.


- Мальчики, может не надо? – спросила Света, прижимаясь к подруге.


Семен куда-то отошел, и мне пришлось отстаивать его идею.


- Не думаю, что нам что-то угрожает. Если бы это было так, то инопланетяне были бы уже здесь. Думаю, наш костер видно издалека. А может это и не НЛО, а хвост нашего самолета, вдруг там кому-то нужна помощь.


- Может и хвост,- подтвердила Лена, - вы должны проверить, вдруг еще выжившие есть. Расслабься, Свет. Мы с неба упали и выжили, неужто каким-то зеленым человечкам отпор не дадим?


- Да, наверно, - как-то неуверенно согласилась Света.


- Только возвращайтесь скорее, - Лена посмотрела на меня, и в ее взгляде я увидел страх. Она сама не верила своим словам, но профессионал есть профессионал. Мне стало стыдно за себя, так как когда увидел ее на борту, сразу подумал: «Почему ее еще не списали по возрасту?» А теперь я рад, что она с нами – заботится о Николае, успокаивает остальных. Вернулся Семен. В руках он держал какую-то палку с острым куском металла на конце. У него получилось нечто вроде короткого копья.


- Ого, военный, времени даром не теряешь, - поразился я.


Он улыбнулся, протянул Игорю что-то и скомандовал:


- Группа, стартуем!


Мы вчетвером – Миша, Семен, Дима и я направились на встречу с «чужими». По дороге Семен рассказал, что оставил Игорю самодельный нож для защиты лагеря. Когда он делал себе копье, то нашел острый кусок металла, обернул его проволокой и тем, что попалось под руку. Хотел дать это кому-то из нас, но потом принял решение, что в лагере должно быть хоть что-то.


- Скорее для спокойствия, чем для безопасности, - подвел он итог.


По пути к нашей цели мы убедились, что горящим объектом был антрацитовый корабль пришельцев, а не часть нашего самолета. Когда мы подошли вплотную, осторожно окружая НЛО полукольцом, то убедились, что ничего подобного на Земле создать не могли. Корабль горел, но огня не было – он тлел, как бумага, и мелкие сгоревшие частички поднимались вверх. Именно их я принял за дым, когда увидел объект вдали.


От сигары, сопровождавшей наш самолет, осталась едва ли треть. Внутренняя часть практически выгорела, в обшивке тут и там были заметны сквозные дыры.


- По ходу сувенир на память взять не получится, - сказал Дима, обходя тлеющий корабль, - Пойдемте назад.


- И нам лучше поторопиться, - добавил Семен, указывая себе под ноги.


- Почему? – громко спросил я, - Что мы должны увидеть?


- Что случилось? – спросил Миша, выбегая из-за корабля на мой крик.


- Следы, - спокойно ответил Семен, - и они ведут к нашему лагерю. Подойдите ближе, их плохо видно.


Сначала это показалось мне и моим товарищам полным бредом. Какие следы? Мы проваливаемся в снег, чуть ли не по пояс, следы пришельцев мы должны были заметить. Снег вокруг НЛО был нетронут. А потом опытный военный показал нам свою находку – следы едва приминали снег, как будто инопланетянин шел не по снегу, а по лесной дороге после грибного дождя.


- «Чужой», - прошептал я, глядя на след трехпалой и, видимо, босой ноги, с очень длинными пальцами, - он направился в лагерь.


- И это плохая новость, - тихо сказал военный и громче добавил, - но есть и хорошая – судя по следам, он один и не очень крепкий.


- Почему ж мы его не встретили? – вмешался в разговор Дима, - Ведь мы шли сюда напрямую.


- Вот сейчас пойдем по следам и узнаем, - решительно сказал Семен, сжимая самодельное копье.


Последнее, что я услышал перед тем, как мы со всех ног побежали по следам к лагерю, была фраза Миши:


- А ведь я чуть не опоздал на этот рейс. И зачем только торопился?


Как оказалось, следы вели не к лагерю, а к самолету. «Чужой» видимо залез в него. Мы с Семеном забрались внутрь, а Миша и Дима пошли в лагерь, чтобы рассказать остальным о нашей находке и взять у Игоря нож. Пройдя по салону, мы ничего не нашли, кроме Мити, снимавшего на свою камеру останки пассажиров, которым не посчастливилось выжить. Когда подошли Дима с Игорем, мы уже выходили. Профессор, не пожелавший расставаться с ножом, спросил:


- Ну что? Нашли что-нибудь подозрительное, – И, фыркнув, добавил, указывая в сторону Мити, - кроме этого некрофила?


- Ничего, - отрицательно покачал головой я.


- Этого я и боялся, - произнес Семен, - давайте возвращаться в лагерь. Есть один вопрос, который нужно решить до появления здесь спасателей, - он обратился к Мите, - действительно, режиссер, имей уважение к усопшим, хватит снимать.


- Я уже закончил. Сколько выплатит авиакомпания - это еще вопрос, а этот эксклюзив сделает меня по-настоящему богатым человеком.


- Ну что за народ, - возмутился Дима, - только о деньгах и думают. Надеюсь, в кадр попадет, как трехпалая тварь отгрызает тебе голову.


- Не раньше, чем тебе, - огрызнулся Митя, и все направились к лагерю.


Мы перекусили остатками еды и шоколадками, из ручной клади одного из пассажиров. Солнце клонилось к закату, когда полковник встал и произнес:


- У меня есть информация, которую вы должны узнать.


- Что-то связанное с пришельцами? – поинтересовалась Варя.


- Подождите, - сказала Катя, - а нам точно нужно это знать? Я не хочу, чтобы нас с дочерью потом заставляли на красный фонарик смотреть, чтобы стереть память.


- Мы же не в кино! – рассмеялся Игорь.


- Вот именно, - продолжила Катя, - это я самый мягкий пример привела, - закончила она, кивая в сторону Ники.


- А действительно, - поддержала ее Лена, - нет человека – нет проблемы. Просто объявят, что выживших не было, и все.


- Вот, чтобы этого избежать, вы и должны меня выслушать, - ответил Семен, - А потом нам всем вместе придется принять непростое решение.


Против таких аргументов никто возражать не стал. Когда бывший военный начал свой рассказ, у меня возникли ассоциации с летним лагерем и страшными историями у костра. Отличие только в том, что в детстве это были сказки, а сегодня жестокая правда мира взрослых.


- Перед распадом Советского Союза, я служил лейтенантом в одном отдаленном местечке. Часть была секретная, и поблизости почти не было населенных пунктов, кроме одной деревни. Как сейчас помню ее название – Сахарово. В один «прекрасный» день в части появились люди в штатском и попросили командование о помощи, суть которой заключалась в оцеплении деревни. Нам никто ничего не объяснял, просто отдали приказ, но операция длилась несколько дней, и потихоньку мы вошли в курс дела…


- Можно я сниму твой рассказ, - перебил полковника Митя.


- Я бы тебе посоветовал не только не снимать, а стереть весь имеющийся материал или, по крайней мере, хорошо спрятать, - ответил Семен.


- А пока будешь стирать - подумай, кого на похороны пригласишь, - добавил Игорь.


- Вот вы ссыкотный народ! Уже и страны вашей нет, и КГБ нет, а вы все боитесь, - сказал Митя, но камеру убрал.


- Так что с этой деревней? – не удержался я.


- За пару дней до прибытия гостей из столицы мы видели летающий объект, который упал в озеро недалеко от Сахарово. Получается, что кто-то из начальства доложил наверх, и бюрократическая машина заработала. А когда надо, она умела работать очень быстро.


- Пожалуйста, ближе к делу, - поторопила полковника Света.


- В Сахарово был пришелец. Во всяком случае, так думали КГБшники. В озере, кстати, ничего не нашли. В этом нет ничего удивительного, сегодня мы видели, как растворяется корабль. Уж не знаю, откуда люди в штатском это знали, но по их информации «чужие» могут принимать форму людей. Как бы сейчас сказали – инопланетяне способны клонировать наши ДНК. То есть, прикоснутся к кому-нибудь и станут им, но возможность у них эта – одноразовая. Став человеком, «чужой» уже не может вернуть свой облик или превратиться в другого человека, так как люди подобными способностями не обладают. Приехавшие ученые брали кровь у всех жителей Сахарово, проводили долгие допросы, но никого не нашли.


- Какая-то хреновая история получается,- озвучил мои мысли Миша, - ни о чем, может там и не было никого.


- Может и не было, - согласился Семен, - только спустя несколько дней мы получили приказ уничтожить Сахарово со всеми жителями. Обеспечить национальную безопасность, так сказать.


- И что вы сделали? - Спросила Варя.


- А что мы могли сделать – выполнили приказ. Все жители Сахарово были убиты, деревня сожжена. Потом еще по ней и по озеру артиллерия прошлась. Дело наверно засекретили. Нам приказали держать язык за зубами. А потом СССР развалился и не до того стало – нужно было как-то выживать. Годы шли, а инопланетное вторжение не начиналось, вот я и забыл об этом до сегодняшнего дня.


- Нас ждет то же самое? – спросила Лена.


Мне как-то совсем не улыбалось быть расстрелянным после пережитого крушения, но больше беспокоил другой вопрос:


- Значит, пришелец может быть одним из нас?


Каждый из выживших стал оглядывать соседей.


- А давайте никому не скажем об НЛО, - предложила Катя, - Митя стирай свои фильмы к черту!


- Ничего я стирать не буду, но я все спрятал, - ответил он, - готов о пришельцах не упоминать. Пусть все уляжется, а через некоторое время можно будет этими записями взорвать сеть. Ты лучше дочке скажи, чтобы про летающую тарелку помалкивала, а то спалит нас первому же МЧСнику.


- Так мы поступить тоже не можем, - заявил Семен, - что думаешь, Игорь?


- Я старше вас, но и мне жить хочется. Думаю, вам всем тем более. Что ты предлагаешь? Только у тебя ест хоть какой-то опыт в этом вопросе.


- Мы должны вычислить чужого, - безапелляционно сказал полковник, - и предъявить его тем, кто прилетит нас спасать. Так у нас появится хоть какой-то шанс.


- И как мы сделаем то, что не смогли сделать ученые, - спросил Дима, - я не специалист, но если они берут человеческую ДНК, то это становится затруднительно тем более в таких диких условиях, - он махнул рукой в сторону заснеженной глуши.


- Насколько я понимаю, - начал объяснять свой план Семен, - «чужой» копирует человека, но не может забрать всю его память, только часть. В Сахарово жили люди простые, интернета в те времена не было, и на многие вопросы они просто не знали ответов. Среди жителей деревни не нашли «чужого» не потому, что они отвечали на все вопросы, а потому что не смогли ответить на многие общие. Наша задача найти правильный вопрос.


- Может все-таки просто умолчим про контакт? – предложила Света.


- А когда они Землю начнут захватывать, ты тоже голову в песок будешь прятать? – ответила ей подруга.


После этих слов Коля, молчавший все это время, поднял вверх руку в знак одобрения.


- Думаю, до утра нас не найдут, - сказал Семен, - давайте начнем. Кто чем занимается? Откуда вы родом? Если возникнут к кому-то вопросы – задавайте, только по очереди, а то мы сами себя запутаем. И главное – не будем делать скоропалительных выводов.


- Давайте я начну, - поднял руку Игорь, - как вы знаете, я преподаю гражданское право. Работаю в МГЮА. Живу в Москве, хотя родился в Воронеже.


- А зачем тебе, профессор, в Новосибирск лететь? - спросил Семен.


- На похороны друга летел. Учились вместе и всю жизнь поддерживали отношения. Я до этого в Новосибирске не был, а он в Москву раз в год прилетал точно. Вот такая ирония судьбы – летел, чтобы проводить друга в последний путь и чуть на свои похороны не попал.


- А имя у друга есть? Адрес? – подключился к допросу Миша.


- Алексей Валентинович Фомин. Адрес где-то записан, наизусть не скажу. Но у меня в телефоне есть номер его сына, я должен был позвонить по прилету. Только телефон сел.


Коля что-то прошептал, а Лена озвучила:


- Игорь, а какая статья за убийство?


- Как я уже сказал, я гражданское право преподаю. Уголовка - не моя специфика, но на этот вопрос отвечу – статья 105, 107 в состоянии аффекта, а 108 – превышение пределов необходимой самообороны…


- Ну, про 105 и я знаю, - перебил Игоря Дима.


- А что ты еще знаешь? – переключился на него полковник, - чем занимаешься?


- Я в банке работаю, в Москве. В Новосиб летел с проверкой нашего филиала. У них за последние несколько месяцев заметно упали показатели. Спрашивайте, что хотите, я в своей работе неплохо разбираюсь.


- Ты тут, видимо, один, кто в этом разбирается, - после затянувшееся паузы сказал Митя, - вот скажи, как банкир, что выгоднее – взять квартиру в ипотеку или купить, откладывая несколько лет деньги?


- Все зависит от условий кредита и экономической ситуации. Если тебе есть, где жить, и ты способен каждый месяц пополнять депозит не смотря ни на что, то выгоднее копить, конечно. Тем более сейчас, когда рынок недвижимости не то чтобы падает, но не растет. Но есть риски – банк может «лопнуть», а в стабильных банках тебе по депозиту будут начислять маленький процент. Или через пару лет произойдет скачок, а если ты уже договор заключил, то цена квартиры зафиксирована. Сейчас есть неплохие предложения по ипотеке на рынке, во всяком случае, в Москве, но никто не гарантирует, что все достроят, тем более вовремя. Можешь вложиться, а застройщик обанкротится.


- Точно банкир, - подтвердил Митя, - столько наговорил, а конкретного ответа не дал. В политику тебе, Дима, надо было идти, а не в банк.


- А какая сейчас ставка рефинансирования? – включилась в разговор Света.


- Она уже давно 8,25%, - ответил Дима.


- Да, где то 8, - подтвердила Катя и привлекла общее внимание к себе.


- Скажи, мамаша, а ты зачем в Новосибирск поперлась? И где отец Вероники? – спросила Света.


- Нет у нее отца. Умер. Он как раз из Новосиба был. К бабушке едем. В этом году было много проблем на работе – летом никуда не съездили. Пусть хоть на родине папы побывает. У меня со свекровью отношения не очень, но это не повод ребенка бабушки лишать. У Капиталины Ивановны после смерти сына никого кроме нас не осталось.


- А в том году мы в Турции были! – добавила невпопад Вероника.


Катя в свою очередь обратилась к студенткам:


- А вы, девочки, чем занимаетесь? Учитесь в Москве?


- Да, - ответила Варя,- на менеджеров по туризму. Сами из Новосибирска…


- Едем домой на каникулы, - закончила за подругу Света.


- А сейчас каникулы? – спросила Лена, обращаясь к Игорю.


- Да, - подтвердил тот, - позавчера Татьянин день был. Мне как раз сын Леши позвонил, сказал, что его отец умер. А ведь мы еще на Новый год созванивались…


- Хватит этой лирики, - перебил его Семен, - лучше вас никто друг друга не знает, - повернулся он к студенткам, - спросите, что-нибудь, что знаете только вы.


- Что у тебя с Олегом было? – неожиданно вскинулась Света, обращаясь к подруге.


- Я же тебе говорила, что ничего. Не буду утверждать, что он не хотел, - улыбнулась Варя, - но я знаю, как он тебе нравится.


- Понятно, - коротко прервал разгоравшуюся ссору Семен и обратился к Мише, - ты из Новосибирска? Какая там главная улица?


- Красный проспект, - коротко ответил Миша.


У меня к вам просьба, пикабушники: Сделайте так, чтобы в комментах сначала шло Продолжение №1, а потом Продолжение №2. Заранее спасибо)


Продолжение в комментариях.


Как всегда буду благодарен за отзывы, замечания и конструктивную критику.

OnceOnesUponATime специально для Пикабу

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: