508

Брат Смотрящего - Глава 9 «НОВАЯ ЖИЗНЬ»

г. Железно-Уральск, 2004 год.

Изобретательности брата можно было позавидовать: через местную братву он за один вечер нашел женщину, которая согласилась за вознаграждение оформить на меня временное попечительство. На тот момент мне уже стукнуло 17 лет, и до совершеннолетия оставалось меньше года. Весь этот период мне предстояло фиктивно жить у этой женщины.


Звали ее Жанной, и к своим сорока годам была она одинокой бездетной дамой, проживающая в просторной трехкомнатной квартире. Всю необходимую документацию успели подготовить в крайне сжатые сроки. Мне кажется, на все ушло не больше двух недель.


И когда пришла пора покидать приют, случился любопытный момент: я внезапно осознал, что мне стыдно уходить. Меня почему-то грызло чувство вины перед ребятами, ведь у меня появилась семья, а у них по-прежнему никого не было.


Но, как говорится, пришло время, и пора было делать шаг навстречу новой жизни. Я стоял на крыльце приюта с сумкой в руке, а парни обнимали меня на прощание.


– Не забывай нас, Саня, в гости хоть иногда заезжай! – приговаривал Миша, хлопая меня по плечу.

– Да ладно вам, парни! В одну же школу ходим! Увидимся еще!


Я сел в черный «бумер». За рулем сидел уже знакомый мне Дима, рядом улыбающаяся во весь рот Жанна, и мы с братом на заднем сиденье. Моему счастью не было предела, внутри все горело от предвкушения новой жизни.


И как только мы отъехали чуть подальше, улыбка с лица Жанны автоматически исчезла. Она была профессиональной актрисой. Брат похлопал меня по плечу и протянул коробку.


– Вот тебе сотовый телефон, там на бумажке написаны номера телефонов Димы, Жанны и мой. Вобьёшь их в телефон, и если что-то случится – сразу звони.


У меня глаза из орбит полезли! На дворе был 2004 год, и сотовые телефоны были далеко не у каждого взрослого, а я ведь был вообще школьником!


– Так я им пользоваться не умею, ты чего!

– Жанна дома покажет, чего и как. Сейчас первое время будешь жить у нее.

– А ты? Ты разве не с нами жить будешь?

– А у меня очень важные дела. Как только разберусь, съедем на отдельное жилье.


От такого большого потока информации у меня шла кругом голова. Мне было абсолютно непонятно, почему брат не хотел остаться со мной в квартире Жанны. Какие у него еще могут быть дела? Он на свободе, я не в приюте, у нас есть жилье, зачем куда-то уезжать?


Но, как говорится, приказы не обсуждаются. Чувство радости сменилось чувством тоски и грусти. Брат уехал с Димой неведомо куда, а я разместился у Жанны в одной из просторных комнат. И вроде все было круто, но длительное пребывание в приюте сделало свое дело – первое время я вообще не мог находиться в одиночестве. Мне очень не хватало ребят, и вообще людей. Я впервые за длительное время оказался наедине с самим собой.


В комнату постучалась Жанна:


– Пойдем кушать?


С непривычки мне кусок в горло не лез. Все казалось таким чужим. На кухне стояла оглушительная тишина, и только холодильник гудел на фоне. Вот тут стоит отдать должное Жанне – она была очень сообразительной. Увидев мое смущение и подавленное состояние, она

тут же завела беседу:


– Слушай, Саша! А расскажи, как у вас в приюте был устроен распорядок дня?


И вот так, по цепочке, спрашивая одно за другим, она смогла разговорить меня, и уже через час у меня сложилось впечатление, что мы знаем друг друга тысячу лет. Жанна умела к себе расположить, это был ее конек.


После еды я по привычке пошел смотреть телевизор, на что Жанна возразила:


– А тебе разве не хочется сейчас пойти и погулять, как свободный человек?


И меня словно током ударило. Я ведь даже в мыслях не допускал этого! Теперь фактически не было никакого контроля, я получил право свободного передвижения. К этому еще предстояло привыкнуть, что больше не нужно скрываться, я был свободен!


Совсем забыл сказать важную деталь: Жанна жила на противоположном конце города и, погуляв по району, я вдруг задумался, а как же мне отсюда в школу добираться? Если раньше нас возили на автобусе с порога до порога, то теперь это была моя личная забота.


В коробке с телефоном я обнаружил купюры, примерно тысячу рублей. Между прочим, немаленькие деньги для 2004 года. Кстати, телефон был «Motorola C650», с камерой. По тем временам он считался очень блатным. И после краткого инструктажа от Жанны я совершил свой первый в жизни звонок по сотовому телефону. Звонил я, естественно, брату.


– Алло, это я, Саша…

– О-о-о! Я смотрю, ты в технике уже разобрался? Молодец! Купюры нашел?

– Нашел…

– Это тебе на карманные расходы, прикупи чего-нибудь!

– А когда ты вернешься?

– Скоро!


Он положил трубку, а я даже не знал – радоваться мне таким переменам, или грустить. Но уже наутро, оказавшись в школе, на меня обрушился шквал популярности. Всем ребятам хотелось посмотреть и потрогать мой телефон. Каждый просил показать камеру, сделать фото на память, и т.д. Вот примерно тогда стала возрастать моя популярность среди сверстников.


– А это правда тебе брат подарил?

– Правда!

– Он у тебя, наверное, очень богатый, да? А кем он работает?


И вот тут я задумался, и вправду? Он же вчера освободился, откуда деньги? Ответ на вопрос нашелся сам собой.


– У него друзья очень крутые, они ему, видимо, помогают.


Да, кстати, в тот день я опоздал на первый урок, потому что абсолютно не понимал, на каком автобусе можно добраться до школы. Естественно, я сел на другой маршрут и уехал в какие-то ебеня!


Так продолжалось всю неделю, и в конечном итоге стало понятно: чтобы не опаздывать, нужно либо просыпаться на час раньше, либо менять школу. И я был готов жертвовать своим сном, но все решил один случай. После моего очередного опоздания преподаватель написала докладную директору, а та, в свою очередь, написала жалобу в приют.


Вот после этого появились первые неудобные вопросы к Жанне, какого хуя у вас ребенок прогуливает школу, что у вас там происходит? Ей выставили ультиматум: если мои опоздания не прекратятся, то вопрос о ее попечительстве будет пересмотрен.


К этому моменту в город вновь вернулся брат, который, услышав суть проблемы, лишь спросил:


– Если автобус ходит по кривому маршруту, может, проще такси вызывать?


Но в Железно-Уральске не было такси! Вот вам, господа, яркий пример того, что такое уральская провинция образца 2004 года!


Брат искренне был удивлен такому положению дел:


– В городе все еще нет такси? Ну и захолустье! Надо будет этот вопрос как-нибудь порешать, а по школе есть у меня одно предложение.


Брат съездил в школу, выяснил суть проблемы досконально, а затем поговорил со мной, выставив следующие условия:


– Если будешь опаздывать, тебя реально вернут обратно в приют. Чтобы этого не повторилось, я предлагаю тебе перевестись в другую школу, которая по соседству от дома. Я понимаю, что ты будешь против, поэтому вот тебе справедливое условие: если в течение недели хоть раз опоздаешь на уроки, Жанна переводит тебя в другую школу без разговоров, договорились?


Мы пожали руки, брат вновь уехал по делам, а я в первое же утро проебал автобус по собственной глупости. Так случился мой перевод в новую школу. Конечно, для меня это был очень болезненный момент, но я никого ни в чем не винил. Брат был прав на все 100%, и я не смел перечить условиям нашей сделки.


К тому моменту подходила к концу третья четверть. По некоторым предметам оценок не хватало, и учителя, узнав, что я покидаю стены их школы, молча нарисовали мне недостающие отметки, естественно, фиктивно. Надо признать, что они очень обрадовались моему уходу и, наверное, даже закатили пирушку с групповой оргией по этому случаю. А вот приютские ребята были очень расстроены, ведь теперь мы с ними вообще не будем видеться.


Наступил понедельник, и я впервые пришел в знаменитую на весь город школу №9. Славилась она по двум причинам. Во-первых, она была самая новая в городе, во-вторых, там сплошь царили «блатные понятия». По слухам, вся школа свято чтила тюремные законы, и нравы там царили соответствующие. Но лично я после приюта вообще ничего не боялся – драться я умел, разговаривать, кстати, тоже, поэтому шагал я туда твердой поступью.


Я очень быстро оценил все плюсы своего положения – в новой школе никто и ничего обо мне не знал, ни ученики, ни учителя. Все считали, что у меня есть семья, и для всех я был обыкновенным парнем (директор и завуч, конечно, знали, кто я такой, они же принимали документы). Можно смело сказать, что у меня началась жизнь с чистого листа.


Мой класс был, как это обычно водится, разношерстным, но что бросилось в глаза, так это то, что здравых ребят там не было. Там были либо забитые, ущемленные (таких часто называют лохами), либо конченые садисты. Ни к тем, ни к другим я примыкать не собирался, но тут хочешь не хочешь, а себя ставить надо, как ни крути.


Во время перемены мы переходили в новый кабинет, а навстречу выходил предыдущий класс. Все столпились в дверях, я сделал шаг и тут же получил хороший толчок в грудь, мгновенно упав на задницу. Вот это прикол! Поднимаю глаза, а надо мной стоит бык и мычит:


– Ты хуле прешь? Тебя вежливости не учили, мудак? Сперва людей из помещения выпускают!


Он это так ловко проговорил, так естественно, что я даже почувствовал за собой вину. И вправду, чего это я лезу против шерсти? И вот тут меня догоняет страшная мысль – я же новенький! Я не имею права спускать подобное с рук, и если я сейчас ничего не предприму, мне придется очень туго.


Встаю и чувствую, как сердце бешено колотится в груди. Надо что-то делать, бля-я-я-я! Че делать-то? Он же уходит! Уже в спину кричу обидчику:


– Стой!


В ответ тишина, никакой реакции. Он просто идет дальше, а я уже представил, как меня теперь загонят в лагерь к униженным и угнетенным, а там ведь обоссут и письку сосать заставят! Что же про меня подумают пацаны с приюта, а что скажет брат? И вот этой мысли хватило, чтобы во мне проснулся демон.


Со всех ног мчусь за ним вдогонку, и в прыжке леопарда роняю эту скотину на пол. Я думал, как только мы упадем, я ему по еблету и настучу, ну а кто же знал, что он тоже матерый боец? Первым по морде выхватил я! Ну а дальше пошла возня и классическая борьба, пока нас не растащили.


Хоть я и получил по лицу, но нужный эффект был достигнут – теперь все знали, что любая выходка в мой адрес будет иметь последствия. К моему удивлению, меня не вызвали к директору, и даже учителя сделали вид, что все в порядке. Ну и школа, блин.


А на следующей перемене в холле первого этажа уже шел разбор ситуации среди старшеклассников. Они бурно обсуждали случившееся и, увидав меня, подозвали к себе.


– Ну че, новенький, после уроков никуда не уходи, пойдем за спортзал, разбираться будем.


В глазах вновь поплыли воспоминания первых дней пребывания в приюте. Кажется, мне вновь предстояло драться. От этой мысли ноги сразу стали ватные, и низ живота неприятно заныл.

До конца учебного дня меня бросало в дрожь каждый раз, когда я смотрел на стрелку часов. Твою мать, скоро конец занятий, ну за что мне такие испытания?


Время неумолимо шло вперед, и вот раздался предательский звонок. Все побежали в раздевалку, а я, наверное, был единственным, кто шел обычным шагом. Впервые за всю жизнь я был не очень рад, что уроки в школе закончились.


В толпе кто-то одернул меня за рукав, и послышался писклявый голос:


– Саша! Саша!


Смотрю вниз, а там мальчишка из младших классов стоит и улыбается во весь рот.


– Ты меня не узнал, что ли, Саша? Это же я! Виталик!


Я напряг свою память, и тут же вспомнил. Точно! Виталик! Это ведь у него Миша с мародерами в больнице еду отбирать пытались.


– Мы с тобой больничке лежали, верно?

– Да-а-а! Верно! Я тебя еще с утра узнал! Ты ведь теперь здесь учиться будешь, да?

– Ну, как сказать, если не убьют сегодня, то буду.

– Аха-ха! У нас хорошая школа, Саша! У нас не убивают!


С этими словами Виталик убежал за своей одеждой, а меня уже караулила у выхода толпа парней.


– Хуле ты там титьки мнешь свои? Иди на улицу резче! – заорал один из местных дикарей.


Деваться было некуда. Я специально не стал застегивать куртку, чтобы легче было ее снимать на случай драки. Я вообще думал, что они меня побьют сразу у выхода, но все случилось, как договаривались – мы пошли за здание спортзала.


За нами увязались парни, человек пятнадцать разного возраста. Все шли посмотреть вечернее шоу под названием "ПИЗДЕЛКА".


Знаете, как я понял, кто в толпе планирует меня колотить? Ни за что не догадаетесь! Эти шакалы выдали себя тем, что портфели стали скидывать в сторону, и куртки расстегнули. Как говорится, на всякий случай.


За спортзалом была хорошо утоптанная круглая полянка, а с краю лежали доски, приспособленные в качестве скамеек. Обилие окурков и пустых пивных бутылок говорило о том, что место пользовалось большой популярностью среди местных аборигенов.


Парни встали в полукруг, и вот из толпы выделилась группа лидеров, человек пять, и все, главное, с перекидными четками в руках. Ручная работа из оргстекла, прямиком с зоны. Такие штучки делают только там, они издают фирменный щелчок. Стоят, перекидывают четки между пальцев, блатные все, ну просто пиздец!


И вот среди быков был тот самый чёрт, с которым я подрался еще днем. В глаза бросился один тощий низкорослый азербайджанец. И вот этот тощий был там самый дерзкий и наглый, просто слов нет! Он первый начал разбор полетов, задав самый главный "пацанский" вопрос:


– Ты же Саша, да?

– Да...

– А ты, Саша, по жизни кем будешь? (каков твой социальный статус в блатной иерархии).


Вот тут-то я и понял, отчего так славится школа №9.

Брат Смотрящего - Глава 9 «НОВАЯ ЖИЗНЬ» Брат смотрящего, Рассказ, История, Мат, Длиннопост, Текст

Найдены дубликаты

Отредактировано OkabeRintaro 7 месяцев назад
Вы смотрите срез комментариев. Показать все
0
а чьи на фото одухотворенные рожи?
Вы смотрите срез комментариев. Чтобы написать комментарий, перейдите к общему списку
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: