-10

Богомил Райнов "Нет ничего лучше плохой погоды". Продолжение обзора

Немалую роль в повествовании играют сны и видения Эмиля Боева, которые, как и в жизни, сообщают и герою, и читателю, какие мысли, образы и лица блуждают в подсознании смелого разведчика, терзают его совесть, не дают ему покоя, но, тем не менее, не могут проникнуть в его поток сознания тогда, когда оно активно работает и потому способно оттолкнуть тяжелые раздумья, печальные картины, мучительные воспоминания. Чаще всего сны и воображение рисуют ему встречи с руководителями его разведывательной миссии, во время которых Боев, как правило, вынужден то оправдываться, то защищать свои методы работы. В конце романа на таком совещании он и вовсе уже обсуждается, как погибший от рук злодеев из "Зодиака", то есть ЦРУ, во время выполнения опасного задания в самом логове врагов. Примечательно, что во время этих воображаемых бесед Боев слышит не столько похвалы, сколько критику. Учитывая тот факт, что на этих мысленных встречах он критикует сам себя устами своего начальства из разведки, можно сделать вывод, что главный герой постоянно недоволен собой. Такой критический взгляд на свои действия преобладает во всем его потоке сознания. Вся книга, состоящая из анализа Боевым собственных действий, написана в довольно самокритичном и нерадостном тоне, что выглядит несколько необычно, так как социалистическая пропаганда требовала представлять своих героев как рыцарей без страха и упрека, причем чаще всего побеждающих своих врагов и преодолевающих трудности, а не терпящих поражения и попадающих впросак.


"Хоpошо, - пpоизносит наконец генеpал, как бы пpеpывая какую-то свою мысль. - А сам-то ты как оцениваешь свою pаботу? - Оценка ясна, - отвечаю. - Оценка совсем плохая. Однако я включился в действие в тот момент, когда опеpации гpозил пpовал, и я мог сделать только то, что сделал." Таков типичный ход мыслей Боева, и он будет ему верен до самого конца романа, вплоть до той довольно непростой для восприятия воображаемой сцены в начальственном кабинете, на которой Боева уже не будет, но и после его условной героической гибели руководители сосредоточатся не на его бесспорных достижениях и достигнутых им целях, а на его ошибках, просчетах, заблуждениях. "Опять мне видится совещание в кабинете генеpала, на этот pаз без меня, ибо я уже не имею физической возможности пpисутствовать на каких бы то ни было совещаниях. Генеpал молчит, погpузившись в свои мысли, но это очень напоминает ту минуту молчания, хотя соответствующей фpазы никто не пpоизносил. - Да-а-а, - вздыхает наконец генеpал, из чего следует: что бы там ни было, а pабота не ждет, поpа пpиниматься за дело. - Дельный был паpень, хотя и фантазеp, - говоpит как бы самому себе мой шеф. - Отличный пpактик, - уточняет полковник, чтобы не говоpить, как я поpой недооценивал анализ и pазбоp опеpации. - Отличный пpактик, совсем как Ангелов, и так же как Ангелов... Он не договаpивает, однако конец фpазы всем ясен." И еще в таком духе: "Случай с Боевым несколько иной, - повтоpяет генеpал. - Боев пал пеpед самым финалом. Финал мог быть неплохой, но Боев пал, и положение осложнилось: пpавда, данных тепеpь у нас достаточно, и мы можем без пpомедления пpодолжить опеpацию. В этом заслуга Боева - пpежде чем идти на pиск, он позаботился о наследстве. Не увеpен, что генеpал скажет именно так, и вообще все это плод моего вообpажения, но то, что я позаботился о наследстве, факт, и тому, кто встанет мне на смену, не пpидется ломать голову над множеством загадок - он сpазу займется пpоведением опеpации, но не так, как я, а уже по-своему, так, чтобы финиш был победным."


Отдельную линию в повествовании составляют отношения Боева с женщинами. В начале романа это Анна Феррари, любовница Каpло Моpанди, чиновника венецианского отделения фиpмы "Зодиак". На описание мимолетного романа с Анной автор тратит довольно много времени. В конце романа это Эдит, - секретарша Боева, действующего под именем Мориса Роллана, которая на самом деле является сотрудницей разведки ГДР Доpис Хольт. Над своими подругами Эмиль частенько подтрунивает, и эти насмешки несколько осветляют в основном мрачноватый и угрюмый тон повествования. Однако, если в случае с Анной Феррари служебный роман развивается строго по плану, вращается в основном вокруг потраченных на нее денег и сосредотачивается на попытках выяснить все, что Боеву нужно узнать про деятельность Моранди, то такой же служебный роман с Эдит переходит для Эмиля в нечто гораздо большее. Эта женщина вызывает у него массу нежных чувств, которые особенно сильно разгораются в сердце болгарского рыцаря плаща и кинжала на дождливой улице во время страстного поцелуя, необходимость в котором была продиктована соображениями конспирации, и в момент расставания с Эдит, а точнее уже раскрытой разведчицей Дорис, на вокзале в самом конце книги. Становится ясно, что хладнокровный разведчик, тщательно планирующий сложнейшие операции и бесстрашно идущий на отчаянный риск, глубоко внутри прячет чувствительную и ранимую натуру, склонную к сентиментальным переживаниям, ностальгии, воспоминаниям о былом счастье, сожалениям о невозможности его вернуть. Через эти картины автор говорит читателю, что Боев - простой обычный человек, а не бесстрастный робот, который лишен способности чувствовать, страдать, мечтать, переживать.


Надо признать, что автор обошелся с Боевым очень жестоко, лишив его семейного окружения не только в зрелом возрасте, но и с самого детства. Из длинного отступления в девятой, - предпоследеней, - главе читатель в подробностях узнает, как тяжела была участь Боева с младых ногтей. Он вырос в приюте для подкидышей, но и этого оказалось недостаточно его коварной судьбе. Заработав честным трудом деньги на товарной станции, перегружая арбузы, юный Эмиль потом лицом к лицу столкнулся с прощелыгами-вымогателями, которые его избили и ограбили. Эти злоключения уже на заре жизни научили будущего разведчика действовать одновременно решительно и продуманно. "Наноси удаp пеpвым! Это неплохо, но лишь в том случае, если имеешь дело с тpусом или если одного твоего удаpа окажется вполне достаточно. Иначе ты pискуешь. Поpой пpиходится искать дpугой выход. Словом, умей не только наносить удаp, но и избегать удаpа. И все-таки, когда бой неизбежен, лучше нанести удаp пеpвым. Что я и делаю." Казалось бы, вдоволь хлебнувшему лиха на своем жизненном пути Эмилю нужно хотя бы в самом конце романа дать шанс обрести счастье, однако автор и здесь почему-то заостряет внимание на том, что Боев расстается с Эдит навсегда. Но если в книге она просто уезжает на поезде, оставив его одного на перроне, тем самым хотя бы теоретически давая шанс на новую встречу неравнодушных друг к другу шпиона и шпионки из братских стран соцлагеря, то в сценарии к фильму Райнов и в этой сцене обошелся с Эмилем совершенно безжалостно.


Стоящую на подножке движущегося вагона Эдит хладнокровно расстреливает из автомата Ровольт, - штатный палач "Зодиака", в самом начале книги раздавивший на "Бьюике" соратника Эмиля Любо Ангелова. Болгарские актеры изобразили этот момент уже действительно последнего расставания мастерски, и динамичный шпионский детектив превращается в яркую и сильную драму. Раненая Эдит, теряя сознание, все еще держится за поручень уезжающего вагона, а увидевший сцену расстрела Эмиль, имевший обыкновение носить с собой пистолет, не пытается отомстить Ровольту, отобравшему у него уже второго дорогого ему человека, а лишь бежит за уходящим вагоном, ловя последние мгновения жизни Эдит-Дорис, словно пытаясь забрать у жестокой судьбы хотя бы еще несколько секунд счастья, на которое его жизнь оказалась так безжалостно скупа. Остается только гадать, почему финал и без того мрачной истории автор-сценарист Богомил Райнов усугубил гибелью Дорис. Наиболее вероятным ответом на этот вопрос будет предположение, что необходимость в этом продиктовала традиция реализма, которая, судя по всей канве романа, тогда явно доминировала в жанровой палитре писателя. Стараясь как можно полнее передать мрак и ужас повседневности, Райнов, и не подумавший оборвать жизнь Дорис в романе, не пожалел ее в сценарии к фильму. Тем самым он действительно приблизил зрителя к суровым реалиям шпионской судьбы, и потому снятый по его сценарию фильм еще глубже погружает в полные драматизма будни разведчика, чем его же книга.


Источник: http://www.drivingidea.ru/VOK/VOK-3.html

Богомил Райнов "Нет ничего лучше плохой погоды". Продолжение обзора Богомил Райнов, Эмиль Боев, Дорис Хольт, Шпион, Разведка, Детектив, Генерал, Соцлагерь, Длиннопост

Дубликаты не найдены

Похожие посты
143

Одиссея шпиона Дмитрия Быстролетова

Одиссея шпиона Дмитрия Быстролетова СССР, Огпу, Шпион, Разведка, Ино, Длиннопост

Михаил Любимов, бывший полковник КГБ, автор ряда работ по истории спецслужб СССР, на шутливый вопрос журналиста: “Кто лучший шпион всех времен и народов?” ответил: “В 20-40-х годах советская разведка была лучшей в мире. Там работали люди, одержимые идеей построения коммунизма. С моей точки зрения, самый потрясающий наш разведчик - это Дмитрий Быстролетов, его жизнь похожа на авантюрный роман, в котором чего-чего, а приключений хватало. Он работал в 20-30-х годах, о нем было сравнительно мало известно. Но сделал он много, очень много. У нас же классные разведчики к сожалению заканчивали тюрьмой не за границей, а на родине, которой служили”.



Да, биография у Быстролетова так насыщена событиями и приключениями, что, пожалуй, Джеймс Бонд отдыхает, - воскликнет каждый, кто прикоснется к фантастической биографии советского разведчика. Дмитрий Быстролетов - юрист, врач, художник, писатель, полиглот, знавший 22 языка(!), - - и это все о нем...


Дмитрий Александрович родился 4 января 1901 года в Крыму, в поселке Ачкор под Севастополем. Он был внебрачным сыном графа Александра Николаевича Толстого - брата писателя Алексея Толстого.


Сам Дмитрий был возведен в графское достоинство 2 ноября 1917 года, но через 5 дней Октябрьская революция отменила все титулы. Мать, Клавдия Дмитриевна Быстролетова, была дочерью священника Кубанского казачьего войска, работала учительницей в сельской школе.


С 1904 по 1914 год - десять лет - Дмитрий жил в Санкт-Петербурге у друзей отца, в семье графини де Корваль, где получил блестящее домашнее образование и воспитание. В 1915-1917 гг. обучался в Севастополе в Морском кадетском корпусе. Успел еще поучаствовать в Первой мировой войне. В составе 2-го флотского экипажа принимал участие в десантных операциях на Турецком театре военных действий. В 1916 году Дмитрий приезжает в Анапу, где жила его мать, и поступает одновременно в выпускные классы гимназии и мореходного училища.


По окончании их был зачислен вольноопределяющимся Морских сил Добровольческой армии генерала Деникина. В 1919 году дезертировал и бежал в Турцию. В 1922 году поступил на медицинский факультет университета Яна Амоса Коменского в Братиславе, однако вскоре перевелся на юридический факультет Пражского университета.


Дмитрий Быстролетов, находясь за рубежом, все время жил надеждой вернуться на Родину, в Россию. И в 1923 году было удовлетворено его ходатайство о предоставлении советского гражданства. А пока жил и учился в Чехословакии. Здесь он стал одним из инициаторов создания Союза студентов-граждан СССР.


В апреле 1925 года Дмитрий приезжает в Москву на Первый Всесоюзный съезд пролетарского студенчества.


Его принимают как почетного гостя. Здесь происходит событие, определившее дальнейшую судьбу Дмитрия Александровича: он встречается с начальником КРО ОГПУ А.Артузовым и помощником начальника ИНО (иностранного отдела) ОГПУ М. Горбом, которые предложили ему работать на советскую разведку. Быстролетов, не будучи коммунистом и имея свои особые взгляды на многие аспекты внутренней и внешней политики руководства СССР, стал сотрудником советской внешней разведки.


Вернувшись в Прагу, Дмитрий Александрович был принят на работу в советское торгпредство, где прошел путь от регистратора до заведующего информационным отделом.


Работа в торгпредстве стала легальным прикрытием для его основной деятельности на ниве разведки. В период работы в Праге Быстролетов провел несколько ценных вербовок.


Одной из первых успешных операций Быстролетова на новом поприще стала разработка истопника германского посольства по имени Курт. По имевшимся в резидентуре сведениям, помимо своих прямых обязанностей он занимался и сожжением секретных документов. Как это происходило и какую пользу можно извлечь из этого, предстояло выяснить Дмитрию.


Он начал с наружного наблюдения. Вскоре выяснил, что Курт - большой любитель пива. По субботам он регулярно посещал пивную около Вацлавской площади, где, по свидетельству писателя Гашека, любил бывать бравый солдат Швейк. Там Курт сидел до закрытия, выпивая за вечер ровно шесть кружек пива. В разговоры истопник не вступал, хотя по-чешски говорил свободно, правда, с акцентом. Курт, по-видимому, был судетским немцем. Быстролетов решил изобразить прибалтийского немца, которого война и революция, так же как и Курта, изгнали с родины.


Быстролетов больше месяца проводил субботние вечера в пивной. Когда уже примелькался, пришел позже обычного. Спросил разрешения по-чешски с немецким акцентом занять свободное место рядом с Куртом. Слово за словом, и завязался оживленный разговор. Захмелевший немец был рад соплеменнику.


После нескольких встреч Курт уже считал Дмитрия близким приятелем. Между делом разведчик выяснил, что Курт раз в неделю сжигает в топке котельной документы в присутствии третьего секретаря и охранника посольства.


Но они ничего не смыслят в этом деле. Стоит истопнику включить тягу на полную мощность, и пламя мазутной форсунки пойдет поверху, а нижний слой документов остается нетронутым. И тогда Быстролетов предложил истопнику выгодное дельце.


Он найдет покупателя на документы, которые будет приносить Курт, а сотня-другая крон им не помешает. Решающую роль сыграло то, что приятель Курта поклялся не раскрывать покупателю, от кого он получает товар.



Венгерский граф,английский лорд и американский гангстер



В феврале 1930 года Быстролетову было поручено возглавить спецгруппу разведчиков, перед которыми стояла задача технической и экономической разведки и вербовка агентуры. В состав группы входила жена Быстролетова чешка Иоланта, которой часто приходилось выполнять ответственные задания.


В качестве нелегала “Андрею” пришлось при выполнении различных заданий побывать в США, Италии, Австрии, Испании, Греции, Англии, Франции, Германии, Италии, Швейцарии, Австрии, Голландии под прикрытиями голландского художника Ганса Геллени и венгерского графа Перельи де Каральгаза, американского гангстера Джо Перрели, бразильского бизнесмена, английского лорда.


Дмитрий Быстролетов был мастером перевоплощения. Чаще всего в ход шел венгерский граф. Именно эту маску Дмитрий использовал для обольщения немки, фанатичной поклонницы Гитлера. Дело в том, что она в службе безопасности рейха ведала архивом агентурных данных об СССР. Советская разведка ею очень заинтересовалась.


Но как к ней подобраться? Это была история в духе мелодрамы. Изображая венгерского графа, Быстролетов сумел с ней не только познакомиться, но быстро сблизиться и даже стать ее женихом. Дело шло к свадьбе. Но копии нужных документов были уже добыты. И невеста получает сообщение, что граф трагически погиб на охоте в задунайских лесах.


Егерь неудачно выстрелил, медведь остался жив, а заряд попал в графа. Несчастная невеста одела траур. Однако этой парочке суждено было еще раз столкнуться в дверях берлинского кафе. Несостоявшаяся невеста упала в обморок, а Быстролетов воспользовался суматохой и быстро исчез.


Дмитрий Быстролетов сумел завербовать сотрудника британского Форин оффис “Арно” - шифроващика Эрнеста Х.Оулдэма, от которого были получены английские шифры и коды, еженедельные сборники шифротелеграмм МИД, другие секретные документы. Вообще получение дипломатических шифров европейских стран стало его специализацией. В период с 1930 по 1936 год Быстролетов получил германские шифры и установил контакт с сотрудником военной разведки Франции.


От него были получены австрийские, итальянские и турецкие шифровальные материалы, а также секретные документы спецслужб гитлеровской Германии.


Одновременно с работой в разведке в 1931-1935 гг. Быстролетов учился на медицинском факультете Цюрихского университета и получил диплом доктора медицины по специальности “Акушерство и гинекология”. Тогда же, как практикующий врач одной из швейцарских частных клиник, сделал научное открытие о регулировании пола будущего младенца при планировании семьи.


В Берлине и Париже он также обучался в Академии художеств и брал уроки у художников-графиков.



В опале



Приказом по ОГПУ от 17 сентября 1932 года Быстролетов был награжден почетным боевым оружием с надписью “За беспощадную борьбу с контрреволюцией” от коллегии ОГПУ. В 1937 году Быстролетов с женой возвратились в Москву. В том же году он стал членом Союза художников СССР.


После возвращения Быстролетов работал в центральном аппарате разведки. 25 февраля 1938 года он был неожиданно уволен из НКВД и переведен во Всесоюзную торговую палату на должность заведующего Бюро переводов. В ночь с 17 на 18 сентября 1938 года Быстролетов был арестован по обвинению в шпионаже и в связях с расстрелянными к тому времени Н.Самсоновым (был резидентом советской разведки в Берлине) и Теодором Малли, а также перебежчиком И.Рейсом.


Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Дмитрия Быстролетова к 20 годам заключения в лагере общего режима. Его жена и одновременно сотрудница по разведработе покончила с собой после ареста мужа.



Мог гулять по Парижу, но предпочел тюрьму



В 1947 году Быстролетов был доставлен в МГБ СССР. Министр госбезопасности Абакумов цинично ему сказал: “Может, хватит уже отдыхать. Пора и за работу”. Он предложил амнистию и возвращение на работу в разведку. Быстролетов от амнистии отказался, потребовал повторного суда и реабилитации. Абакумов такой реакцией заключенного был взбешен. Он сказал: “Этот человек уже через неделю мог гулять по Парижу, но предпочел тюрьму”.


После беседы с Абакумовым Быстролетова отправили в спецтюрьму “Суханово”, где он три года содержался в одиночной камере, в итоге тяжело заболел. После лечения в тюремной больнице был отправлен на каторжные работы в Озерлаг, затем в Камышлаг.


В 1954 году Дмитрий Александрович, наконец, вышел на свободу. В 1956 г. реабилитирован.



Удивительный полиглот



После освобождения Дмитрий Быстролетов работал научным консультантом в НИИ медицинской и медико-технической информации министерства здравоохранения СССР.


С января 1957 г. работал во Всесоюзном институте научной и технической информации переводчиком с английского, немецкого, датского, голландского, норвежского, африканерского, шведского, португальского, испанского, румынского, французского, итальянского, сербохорватского, чешского, словацкого, болгарского и польского языков в области биологии и географии.


С ноября 1958 г. Дмитрий Александрович - языковый и литературный редактор реферативного журнала Академии медицинских наук СССР, а затем НИИ медицинской и медико-технической информации министерства здравоохранения СССР.


Когда Быстролетов после 16 лет заключения вышел на свободу, он жил в Москве в крохотной комнатке старой коммуналки. “Она напоминала, - рассказывал Дмитрий Александрович, - то ли каюту 3-го класса, то ли камеру дореволюционного образца”. Повернуться там было негде - стол, стул, кровать.



Под опекой Андропова



В 1969 году о Быстролетове вспомнили. Когда одна из его статей, посланных в журнал “Новый мир” проходила цензуру, представитель КГБ увидел знакомую фамилию. Доложили Андропову, и он распорядился взять под опеку старого разведчика. Быстролетову дали квартиру, выделили пенсию. Журнал “Наш современник” опубликовал его приключенческую повесть.


Быстролетов - автор 16 книг и мемуаров, в которых дает свое видение обстановки в стране накануне Второй мировой войны, оценку действий в этот период руководителей советского государства и особенно Сталина. Дмитрий Быстролетов писал: “В отношении разведки Сталин допустил еще одно, совершенно особое преступление: он не воспользовался сообщаемыми ему сведениями и самоотверженная, напряженная работа и героизм наших советских разведчиков оказались ненужными. А сознание ненужности и обманутости - хуже смерти. Что смерть? Мы знали на что шли”.


Свой главный труд “Пир бессмертных” Быстролетов начал писать, еще находясь в лагере. В этой книге он рассказал и о своих путешествиях, и о пребывании в заключении, и о службе в разведке.


В 1963 году в нескольких номерах журнала “Азия и Африка сегодня” Быстролетов опубликовал серию очерков “История путешествия - африканские путевые заметки голландского художника”. В 1973 году по его сценарию был снят художественный фильм “Человек в штатском” о работе разведки. Картины художника Быстролетова демонстрировались на нескольких его персональных выставках.


Умер Дмитрий Александрович Быстролетов 3 мая 1975 года.


До сих пор многие документы об операциях, в которых участвовал Дмитрий Быстролетов, засекречены и не стали достоянием истории. Однако то, что о нем уже известно, не вызывает сомнений - это был один из выдающихся разведчиков ХХ века.

Одиссея шпиона Дмитрия Быстролетова СССР, Огпу, Шпион, Разведка, Ино, Длиннопост

http://russian-bazaar.com/ru/content/17254.htm

Показать полностью 1
2455

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями?

На youtube всплыл настоящий учебный фильм, который показывает методику наблюдения за автомобилем подозреваемого с помощью нескольких служебных машин, координирующих общую работу по радиосвязи.

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Если вы знаете английский, то рекомендую посмотреть.


Удивило высокое качество фильма и творческий подход - операторская работа заслуживает уважения. Саундтрек местами напоминает мелодию из популярного в те годы сериала Звездный путь (Star Trek).

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Даже интересно, ЦРУ заплатило деньги за использование авторской музыки в своем произведении, ведь в США очень сильно развито авторское право и суды завалены работой по самым неожиданным искам. Хотя кто стал бы подавать иск, молодой сотрудник ЦРУ?


Ведь просмотр был только для людей имеющих доступ к секретной информации.

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Вполне возможно, что этот фильм был выпущен совместно с английской разведслужбой МИ6, поскольку за кадром отлично слышен британский акцент и снят в основном в западном Лондоне.

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Две страны, очевидно, имеют очень тесные разведывательные связи, поэтому определенный уровень сотрудничества в области подготовки кадров имеет смысл.

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Фильм длится чуть менее 30 минут, и показывает как правильно и как неправильно вести наружное наблюдение за автомобилем. Для тех лет на экране присутствует анимированная графика и очень четкое и внимательное повествование.

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Если вы когда-либо хотели увидеть подлинные, секретные учебные материалы ЦРУ, это ваш шанс.

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Я предполагаю, что фильм попал в открытый доступ только потому, что возможно эти методы устарели и больше не используются.


Наверняка, гораздо проще отследить мобильный телефон, или наблюдать за подозреваемым через камеры наблюдения, чем управлять 3 командами из шести человек в трех автомобилях, координируя их по картам с помощью радиосвязи.

А вы видели учебный фильм ЦРУ по наружному наблюдению за автомобилями? ЦРУ, Ми-6, Шпион, Разведка, США, Видео, Длиннопост

Посмотрите хотя бы в режиме перемотки, выглядит интересно, даже если вы не знаете английский)

Продолжение следует!

Показать полностью 7 1
3651

Геймеры - военные

Геймеры - военные Шпион, Армия, Разведка, Геймеры, Дания

А в разведку будут набирать подписчиков порнхаб. Подписчики порнхаб способны мастерски заметать за собой следы, лучше работают в одиночку да и в принципе им одной руки достаточно для выполнения задач.

64

Дело обер-лейтенанта Биттига.

Рославль на Смоленщине. Осень 1943 года. После выигранной Красной Армией битвы на Курской дуге пришел черед новых побед. Войска Западного фронта под командованием генерал-полковника В.Д. Соколовского в ходе Смоленско-Рославльской операции 25 сентября освободили город… Думается, читатель помнит Серпилина из романа К. Симонова «Живые и мертвые» и «Последнее лето», который, прибыв в военный Рославль, глазами писателя увидел:


«Серпилин запомнил Рославль приветливым зеленым городком. На девятый день войны их эшелон остановился здесь, на станции, и никому еще не приходило в голову, что ехать оставалось всего ничего до Могилева…



Машина поднялась в гору по исковерканной булыжной мостовой. Главную улицу Рославля было не узнать: две стоявшие при дороге старые церкви разрушены. Одна избита снарядами и вся в дырах, у другой колокольня обрушилась горой битого кирпича: бомба ударила под самый корень.


По обеим сторонам улицы все, что было деревянного, сгорело; среди пустырей полуразбитые каменные дома — нежилые и жилые, с пробоинами, на скорую руку залатанными кирпичом, взятым с других развалин.


От прежнего уцелели только деревья, но и их стало меньше, чем раньше — спилили на дрова…»


Так вот в одном из чудом уцелевших домов в ту радостную для рославльцев осень обосновалась военная комендатура. Управление городом в первые же дни после освобождения, как обычно, взяли на себя военные. Длинная очередь военнослужащих и местных граждан стояла на прием к коменданту — седовласому уставшему общевойсковому майору с посеревшим лицом от бессонницы. Среди ожидавших приема посетителей была и молодая девушка. И вот, когда толпа рассосалась, она вошла в прокуренную комнату.


— С каким вопросом ко мне? — поднял высоко брови майор.


— У меня живет немец, — краснея и волнуясь, ответила гостья. — Но он целиком наш сторонник, добрый и честный человек, ненавидит нацистов и Гитлера. Он сбежал из части, понимая, что скоро наступит конец Германии…


«Это не по моей части, — подумал старый пехотинец. — На хрен мне возиться еще с этим добропорядочным фрицем, и разбираться с их страстями».


Он направил Анну Астафьеву, так представилась девушка, к военным контрразведчикам, которые подчинялись УКР СМЕРШ Центрального фронта.


Там в беседе с оперативным работником, старшим лейтенантом Стариновым девушка «поведала необычную для военного времени романтическую историю». Она рассказала, как однажды вечером к ней на улице пристали пьяные немецкие солдаты. Случайно оказавшийся поблизости ефрейтор Клаус Биттиг защитил ее и проводил до дома. Потом он несколько раз заходил к ней на квартиру, приносил продукты и помогал деньгами. Так постепенно между ними складывались добрые отношения. Инициатива в глубоком чувстве больше исходила со стороны немца.


— Где сейчас находится Клаус? — естественно поинтересовался Старинов.


— У меня дома?!


— Чем он объяснял побег из части?


— Непринятием гитлеровского режима…


— Кого, кроме вас он знал в городе?


— Никого…не было у него в Рославле других знакомых.


— Что собирается делать?


— Устроится на работу, и помогать нашей семье, — ответила Аня Астафьева, участница недавнего рославльского подполья.


Во время беседы, а скорее допроса, у начальника отдела военной контрразведки капитана Москалева ефрейтор Биттиг почти слово в слово подтвердил рассказ своей дамы сердца, дополнительно сообщив, что служил в секретном отделе штаба армейского корпуса.


«Зачем думать и мечтать о журавле, когда у меня синица в руке, — подумал военный контрразведчик. — В случае вербовки и переброски его за линию фронта откроется прямой путь ко многим тайнам гитлеровского армейского командования. Медлить нельзя. Время работает против этой затеи. Германская контрразведка тоже не спит, и тщательно будет проверять, прорвавшихся своих солдат из окружения».


В то же время он понимал, что в ставке на Биттига есть рискованная компонент: слишком мало он знал о немецком ефрейторе. В приемно-пересылочном армейском пункте для немецких военнопленных ни ему, ни Старинову не удалось найти его сослуживцев. Соседи Астафьевой ничего существенного не добавили к тому, что стало известно контрразведчикам.


И все же на имя начальника Управления контрразведки СМЕРШ Центрального фронта генерал-лейтенанта Вадиса Александра Анатольевича была отправлена обобщенная справка на Биттига с замыслом вербовки его и переброски через линию фронта.


С ответом фронтовое управление СМЕРШ не задержалось. Москалев получил на проведение такой операции разрешение, обставленное различными советами в тщательной перепроверке всех объяснений немецкого ефрейтора.


А дальше события развивали так: Беттиг охотно согласился на сотрудничество и дал подписку о неразглашении факта установление негласного контакта с советской военной контрразведкой под псевдонимом «Штабист». По этому случаю на столе появилась бутылка водки и нехитрая армейская закусь.


— А теперь Клаус, — заметил Москалев, — я предлагаю нам всем троим сфотографироваться. Это предложение Биттиг воспринял без энтузиазма.


На второй день снова троица встретилась. Москалев показал сделанную фотографию и попросил на обратной ее стороне еще раз подтвердить советским контрразведчикам свою преданность и готовность выполнить задание.


— Зачем это? — настороженно спросил, естественно, на немецком ефрейтор.


— Для закрепления нашей дружбы, — улыбнулся капитан.


— Если так, то почему бы и не написать, — кисло проговорил Клаус.


С этого момента наступил период интенсивной подготовки «Штабиста» к внедрению в гитлеровский армейский штаб. Ефрейтор на удивление «педагогов» оказался весьма смышленым и способным учеником. Как говорится, все схватывал на лету, и на второй день занятий говорили на одном языке — языке разведки.


Решили подготовить два варианта задания, согласовав их с руководством УКР СМЕРШ Центрального фронта. Вариант первый:


«После возвращения в часть и получения доступа к секретным планам гитлеровцев, вы должны снять копии важных документов и с ними перейти линию фронта».


Но в этом варианте была одна зазубрина. Агент совершенно не знал русского языка, а без этого пройти почти полсотни километров по незнакомой местности было делом рискованным, если несбыточным и невозможным.


Вариант второй:


«После возвращения в часть и получения доступа к секретным планам гитлеровцев, вы должны снять копии важных документов и всю собранную информацию передать нам через связника».


Именно на этом варианте стал настаивать смышленый агент «Штабист».


Это обстоятельство еще более усилило подозрения чекистов о возможной подставе со стороны гитлеровской разведки. Вот уж действительно, чем меньше мы знаем, тем больше выказываем подозрений. А знали армейские чекисты о немецком ефрейторе очень мало. Вокруг «Штабиста» была абсолютная пустота, не за что было зацепиться.


После беседы с Биттигом Москалев возвратился к себе в кабинет и в который раз стал внимательно перечитывать материалы дела на перебежчика, пытаясь найти важную зацепку, которая бы привела к раскрытию хитроумного плана, возможно, задуманного немецкой разведкой.


«Если Клаус враг и осел в городе для сбора информации о наших войсках, — размышлял Москалев, — то у него должен быть связной, который забирал бы у агента секретные материалы и передавал бы их немцам по радио или курьерским способом через линию фронта. Если это так, то надо искать этого затаившегося недруга в городе. Но ведь проверка указанных Астафьевой адресов, где она видела Биттига, тоже ничего не дала. Хозяева пяти квартир не вызывали никаких подозрений, а в двух других жильцы отсутствовали».



Старинов решил переговорить с солдатами из комендатуры, задержавшими ефрейтора в надежде, а вдруг, что-нибудь прояснят они…


«Что меня толкнуло на этот шаг, — разговаривал сам собой старший оперуполномоченный КР СМЕРША, поспешавший на доклад к своему начальнику. — Наверное, интуиция, которая никогда не подводит того, кто ко всему готов. Она — наш первый учитель. Я был готов ко всему из-за того, что появился в деле «Штабиста» напряг в уверенности запланированной операции. Сомнения у меня росли, ширились и, наконец, после всречи с бойцами превратились в навалившийся огромный ком полного недоверия к немцу».


И вот подчиненный в кабинете Москалева. Ни слова не говоря, Старинов выложил на стол начальнику кучу вещей, среди которых оказался фотоаппарат.


— Что это и откуда они у тебя? — непонимающе спросил капитан.


— Отобрал, вернее, предоставили наши солдаты.


— Не понимаю… Какие? И какое имеют отношение эти предметы к нашему главному делу, — чуть строже спросил Москалев.


— Прямое, самое прямое, — он назвал хозяина кабинета по имени и отчеству, чего раньше никогда не делал, и на лице старшего лейтенанта расплылась довольная улыбка. — Это вещи, которые шустрые комендачи экспроприировали у нашего Клауса при задержании.


— ???


— Да, да, пришлось немного постращать наших , так они все забранное у немца и принесли мне, — с охотой докладывал подчиненный своему начальнику. — Кроме всего прочего еще одна новость — в одном из двух пустовавших домов неожиданно появились жильцы. Стали обустраивать свое теперь уже послевоенное жилище. Затеяли даже небольшой ремонт в надежде отабориться на прежнем месте жительства, не ахти как пострадавшем от бомбежек.


— Что ж интересно, интересно…Надо хозяина дома хорошенько проверить через наших коллег, кто он и как характеризовался до войны.


— Я навел справки. Перед войной он уже попадал в поле зрения органов госбезопасности, но последующие события, связанные с войной, помешали провести проверку до конца.


Подозрения Москалева начали оправдываться.


— Надо хорошо проработать адрес появившихся хозяев, — приказал начальник отдела оперативнику, а сам занялся с Биттигом подготовкой к заданию. Тот был возбужден и с трудом сдерживал волнение: ведь завтра предстояла его заброска в немецкий тыл.


Москалев, прежде чем пригласить Биттига в кабинет, разложил на столе некоторые вещи «Штабиста», в том числе и фотоаппарат.


Когда немец зашел в помещение, то, увидев фотоаппарат, слегка побледнел, но быстро справился с волнением. В дальнейшем разговоре с советским контрразведчиком он стал энергично отвергать свою связь с гитлеровской разведкой. Самозащиту свою строил на слабых доводах и трудно проверяемых аргументах. Испарины пота на лбу и бледность лица, чередуемая с покраснением ушей, выдавала в нем процессы глубокого волнения.



А тем временем Старинов, работая по адресу, выяснил интересные подробности о хозяине дома. Им оказался некий чех — Рудольф Гочекаль, попавший к нам в плен еще в годы Первой мировой войны и оставшийся затем проживать в приютившей его России. Он был тут же доставлен в отдел контрразведки СМЕРШ, где, поняв сложившуюся ситуацию, явно провальную для своего агента, не стал долго запираться. Гочекаль признался в своей причастности к германской разведке, сообщив, что начал работать на гитлеровскую спецслужбу с 1936 года. Перечислил ряд выполненных им перед войной шпионских заданий. Последнее из них касалось организации связи с Биттигом, который был специально оставлен на советской территории для сбора развединформации…


Агента арестовали. На следующий день Москалев и Старинов решили допросить немецкого агента. Когда Биттиг вошел в кабинет, то он увидел в углу странную фигуру человека с нахлобученой на лоб черной шляпой с большими полями.


— Проходите и садитесь, — предложил стул военный контрразведчик недавнему «Штабисту».


— Благодарю, — испуганно, как будто ожидая нового удара в своем разоблачении, по-змеинному прошипел Клаус.


Москалев выдержал некоторую паузу, затем вытащил из ящика большую фотографию и спросил:


— Взгляните, вы знаете этого человека?


Биттиг посмотрел на фото и снова, в который раз внезапно быстро бледность исчезла, и его бросило в жар из-за понимания, что игра с чекистами окончательно проиграна. Это был портрет Гочекаля. В это время за спиной немецкого разведчика раздались шаги и появился сам Гочекаль. Проигрыш был очевиден, а поэтому Биттиг заговорил на хорошем русском языке.


О разоблаченном немецком лазутчике в Центр полетела шифротелеграмма:


«Оперсоставом УКР СМЕРШ НКО Центрального фронта был разоблачен агент немецкой разведки обер-лейтенант отдела 1 армейского корпуса Клаус Биттиг, который по заданию начальника разведотдела капитана Виккопфа пытался осесть в тылу Красной Армии в г. Рославль Смоленской области для сбора шпионской информации по нашим войскам».


Обескураженный быстрым разоблачением немецкий разведчик много интересного рассказал чекистам. Он поведал о структуре своего отдела, а также об имеющейся на личной связи агентуре и дал установочные данные на ряд своих сослуживцев.


А что касается Астафьевой, то она легко попалась на расставленную Биттигом и его коллегами ловушку. Спектакль с закономерно трагическим концом для фашиста, игравшим «рыцарскую» роль, закончился судом. И все равно «Штабист» даже в таком виде поработал на военную контрразведку.

Шпионские истории. Терещенко Анатолий Степанович

Показать полностью
26

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима

Нет ничего, в чем нельзя было бы пользоваться шпионами.
Сунь Цзы, «Искусство войны»

Римское государство на протяжении всей своей истории сталкивалось с врагами внешними или внутренними, угрожавшими с моря или с суши. Оно, как в воздухе, нуждалось в сложных системах укреплений и мощных мобильных армиях. Однако, будь то время процветания или периоды кризиса, государству и правителям необходимо было уделять время тому, без чего всё вышеперечисленное быстро бы загнулось, а амбиции так бы и остались мечтами — организации разведслужб. Но, обо всё по-порядку…

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Предупрежден - значит вооружен.

Яркий пример важности и пользы предмета изложения — завоевание Галлии Цезарем, ведь оно было результатом не только превосходящей организационно-боевой мощи легионов, но и умелого использования разведки. Было приложено много усилий, чтобы собрать информацию о регионе и его экономике, о племенных особенностях и конфликтах. Римский полководец холодно и цинично использовал слабости галлов: их хвастливость, изменчивость, отсутствие устойчивости, и т.д. Помимо стратегической разведки, Гай Юлий также полагался на развитую и организованную систему тактической разведки, использующую малые и средние разведывательные подразделения для исследования обстановки перед идущим легионом (на расстоянии до тридцати километров), а так же для разведки территории и расположения противника во время похода. В четвертой книге Записок Цезарь рассказывает о том, что сумели узнать его разведчики об обстановке в германских племенах на другом берегу Рейна. Он скрупулезно изучил их привычки, еду, быт и одежду, и из всех наблюдений смог сделать конкретные и полезные выводы о стойкости и выносливости германских воинов. Эти данные ныне представляют большую ценность в вопросах о древних германцах.

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Но не Цезарь изобрел римскую систему разведывания, это был продукт нескольких сотен лет военного опыта, и строилась система не сразу, а на собственных кровавых ошибках. Тит Ливий (древнеримский историк, автор «Истории от основания Города; 59 г. до Р.Х. — 17 г. от Р.Х.) пишет, что римляне начали понимать важность разведки, только пройдя тяжелую школу сражений с Ганнибалом (в армии Карфагена разведка была куда более развита). Иронично, но свою систему разведывания и сигнального оповещения в это время имели даже галлы, indignum! Первое свидетельство того, что римляне начали применять систему сигнальных сообщений в военной разведке, можно найти у Ливия в его рассказе о том, как консул Фабий захватил город Арпы в Апулии. Три кровопролитные Пунические войны подтвердили истину: не сражайтесь с одним врагом слишком часто, иначе вы научите его воевать. Можно сказать, именно Ганнибал научил Рим пользоваться разведкой в полной мере.

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

При подготовке к вторжению в Италию через Альпы Ганнибал разослал своих агентов по всей Галлии, благодаря чему большинство галльских племен перешло на сторону Ганнибала, прежде чем римляне узнали что-либо о происходящем. По словам Аппиана, Ганнибал послал разведчиков в Альпы, чтобы обследовать перевалы, которые предстояло пройти.

Не обошлось и без широких заимствований. Так Полибий (древнегреческий историк, государственный деятель и военачальник, 206-124 гг. до Р.Х.), изучавший ранее организацию разведывательной системы в государствах диадохов, и имевший возможность непосредственно на месте изучать систему Филиппа V (царь Македонии в 221 — 179 до Р.Х.) во время его войн, активно и всячески помогал советами Сципиону Африканскому. Из разбора кампаний видно, что победитель Ганнибала использовал в военной разведке методы персидской службы связи.


Бурное развитие римской системы разведки приходится к I в. до Р.Х., когда власть и влияние Рима распространилась на огромные территории эллинистического Востока. В этот период римляне получили возможность из первых рук узнать о различных методах военной и политической разведки и способах передачи информации. Закономерно — чем дальше шли легионы, тем больше улучшалась разведывательно-информационная система. Завоеванные земли заполнялись римскими купцами, сборщиками налогов, агентами. Что характерно, первоначально шпионскую сеть в Малой Азии обеспечивали частные лица, ибо их интерес пересекался с государственным. Думаю, любители советской историографии уже провернули в голове образ условного Флавия, строчащего донос, что поневоле заставляет улыбаться. Однако же, феномен имеет место быть.

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Упадок римской разведывательной системы приходится на IV в. от Р.Х. , когда эффективность деятельности римской военной разведки в целом упала. По словам В.А. Дмитриева это было одной из причин военно-политических неудач Рима в рассматриваемый период и в ближайшей перспективе.


У нас было 2 турмы эксплораторов, 75 переводчиков…


Уже к началу Галльских войн в I веке до Р.Х., появился достаточно исчерпывающий список терминов, применяемых к различным категориям разведвойск. Остановимся на них подробнее:


Procursatores (лат. проводники) — лёгкие передовые отряды, курьеры и тайные агенты. Судя по высказыванию Плутарха о Марцелле: «который пал смертью не полководца, но солдата из головного отряда или лазутчика», имели достаточную численность, чтобы защитить себя в случае стычки с вражеской кавалерией, из чего можно сделать вывод об их использовании не только в разведывательной роли, но и для завязывания авангардных боев.


Когда началось римское вторжение в Парфи (53 . до Р.Х.), procursatores составляли авангард семи легионов Марка Лициния Красса. После переправы через Евфрат, procursatores были развернуты для уточнения восточного маршрута по направлению к Каррам: они нашли след большого числа лошадей, возвращающихся от римлян, но не встретили людей
(Plut. Crass. 20.1).

Характерной чертой является то, что прокурсаторы действовали не без львиной доли самонадеянности. К примеру, Е.А. Разин в «Истории военного искусства», подвергает оных критике за небрежные разведмероприятия. Разведку часто осуществляли боем, уповая на хорошо обученных воинов. И временами это приводило к глупым жертвам, когда полководец, как в примере выше, мог погибнуть в такой операции.


Speculatores (лат. следователи/разведчики) — это военные единицы, которые изначально выполняли поручения по шпионажу, т.е. были лазутчиками. Римские speculatores действовали в ночных условиях, чтобы предупредить о смене вражеской диспозиции. Соответственно, от рекрутов требовались особые качества: хорошее ночное зрение, умение ориентироваться по звёздам и т.д. Кроме того, speculators зачастую служили исполнителями казней.

Хотя, исследователь Ле Боэк Ян полагает, что изначальной задачей speculatores была именно охрана и сопровождение командиров, а впоследствии они выполняли разведывательные, а затем курьерские и судебные обязанности. Уже в I в. от Р.Х. во многом отошли от военной разведки и стали ассоциироваться с политическим шпионажем.


Интересный факт: по мнению Е. С. Данилова, сами небесные светила, моменты образного соотношения созвездий с мифологическими сюжетами могли легко восприниматься и использоваться в практических целях (ночная разведка) представителями римских военных кругов, в том числе и спекуляторами.
Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Миниатюра с римскими разведчиками

Mensores и Mentatores (лат. инженеры) — этими терминами определяли в древние времена трибунов и центурионов, которые отмечали место для лагеря. Позже это исполняли техники, носившие то же имя. Относительно более позднего времени (от Диоклетиана) их определяют как императорских квартирмейстеров.


Exploratores (лат. разведчики) — конные подразделения военной разведки, размер которых варьируется от 20 до 200 человек. Это наиболее многочисленная часть, арьергард, выполнявший разведдеятельность. Вплоть до II века не составляла постоянной единицы, затем, возможно, включилась в состав легиона на постоянной основе со своим собственным командиром. Если верить Вегецию, командующий лично выбирал exploratores из наиболее хитрых и осмотрительных воинов.


Основная и изначальная функция exploratores связана с тактическими задачами армии. Спектр их деятельности был широк: привлечение перебежчиков и дезертиров с вражеской стороны, добыча информации для разработки плана местности, по которой предстояло двигаться армии, доставка местных проводников и надзор за ними (судя по надписи о карьере Тиберия Клавдия Максимуса). К I веку новой эры exploratores продолжили свою службу на поле боя, в отличии от спекуляторов.


Интересные факты:
1. В надписях exploratores связаны с numeri и выделяются в 2 вида: exploratores et numerus, и numerus exploratorum. В связи с этим в историографии существует два направления, определяющих их взаимоотношения. Каллис, Манн, Роувел считают exploratores и numerus двумя различными формированиями, а Штайн, Нессельхауф, Вац, Вигельс включают и numerus и exploratores в одну категорию.
2. Известно, что существовал так называемый «разведочный венок» – corona exploratoria. Он выдавался за успешную разведку и был украшен стилизованными солнцем, луной и звездой.
Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Кроме того, в составе легиона всегда имелись специальные службы, в разной степени связанные с разведдеятельностью: interpretes — переводчики, а также quaestionarii — мучители/палачи, которые занимались обработкой пленных (captives) всеми доступными способами. Не менее активной была роль и перебежчиков — transfugae, хотя и относились к ним с большой настороженностью; обычно их принимали в армию, как это делал Помпей и Октавиан. Что характерно, именно огромное количество перебежчиков обеспечивало Августу подавляющее превосходство в столкновениях с Марком Антонием.


Кроме пленных, перебежчиков и гражданских лиц, носителями необходимой информации всегда являются знающие люди. Е. С. Данилов разделяет их на четыре условные группы:


«Эксперт». Это индивид, чьи профессиональные знания и контакты обеспечивают первоклассную ориентацию в разрабатываемом вопросе. Он позволяет по-новому взглянуть на существующую проблему, выдает базовые материалы, выводит на неизвестные источники информации.


«Внутренний информатор». Это человек из группировки противника, завербованный и поставляющий данные по различным для него причинам.


«Легкомысленный информатор». Это любое информированное лицо, проговаривающее интересные факты в деловой, дружеской, компанейской либо интимной беседе. Промелькнувшее случайно сообщение может быть необычайно ценным.


«Случайный источник». Иногда бывает, что какой-то индивид совершенно не рассматриваемый как потенциальный информатор, вдруг оказывается носителем уникальной информации.

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

«Плата шпиону-бритту, северная Англия, I век от Р.Х.» Angus McBride

Стоит также добавить, что римляне активно использовали информацию, поступающую от разведки союзников — socii, местных информаторов — indices, как, например Цезарь, и на тактическом, и на стратегическом уровнях. По словам Полибия, в период республики консулы назначали двенадцать префектов для командования союзниками. Эти префекты отбирали одну треть конницы и пятую часть пехоты — extraordinarii. Шестьсот всадников экстраординариев двигались рассыпным строем и осуществляли разведку. Сенат так же пользовался союзниками. Во многих странах были агенты его влияния, клиенты и гостеприимцы римских граждан, своеобразные негласные союзники. Одним из таковых являлся Калликрат, способствовавший возрастанию римского влияния в Ахейском союзе.

Временами, правда, некомпетентные военачальники игнорировали информацию, поступающую от союзников. Самый известный и страшный пример такой халатности — поражение в Тевтобургском лесу.


Ко всему прочему, есть свидетельство, зафиксированное Аммианом Марцеллином, на основании которого можно сделать вывод, что существовала и засланная агентура в качестве контрразведки. Это упоминание от 368 г. об упразднении такого института Феодосием:


«Класс людей, существующий с давних пор, о которых я рассказывал кое-что в "Истории Константа", постепенно стали продажными, и в итоге он [Феодосий] прогнал их с постов. Их изобличили в том, что они в жажде наживы в различное время предавали врагам все, что происходило у нас, тогда как их долгом было бывать везде во всех дальних краях, чтобы давать информацию военачальникам о восстаниях среди соседних народов»

От Аммиана же нам известно о сатрапе Кордуэны, Иовиниане, тайном союзнике римлян. К нему, видимо, обращались за точными сведениями о военных приготовлениях персов.

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Вербовка

Ложка дёгтя в бочке мёда.


Безусловно, римская система разведки преводходно развилась со временем, однако у неё был и существенный недостаток, ведущий своё начало еще с Цезаря. Именно Гай Юлий институционализировал некоторые из наиболее важных особенностей разведки, в частности право прямого доступа разведчиков лично к командующему. Таким образом, агенты всегда находились при полководце или командире, а зачастую шли в разведку вместе с ним, что с одной стороны в разы увеличивало эффективность, а с другой подвергало его постоянному риску.


В конечном счете, кризис империи в III-IV веках потребовал почти постоянного присутствия одного из главнокомандующих (а к этому времени их было два или больше) с армией на границе для отражения нападений. Так, в 378 году от Р.Х. при Адрианополе, римская армия во главе с Валентом II готовилась отразить натиск готов у Дунайского лимеса, что характерно, его эксплораторы правильно сообщили о силе и расположении противника. И тут аукнулись века практикования тандема командира и его разведчиков. Результаты битвы оказались чудовищными: армия Восточного Рима была полностью разгромлена, а император погиб, империя стояла на грани коллапса.

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Magister Militum и его букелларии, IV век от Р.Х. Арт от Jose Daniel.

Соглядатаи по воле судьбы.


Война и деньги всегда идут рука об руку. То, что римские торговцы — mercatores могли быть в то же время и шпионами, хорошо понимали все соседи Рима, и справедливо остерегались их, устанавливая всяческие рамки в деятельности оных, а в случае войны даже принимались массово убивать их, как то произошло, например, во время Митридатовых войн. Торговые корпорации пользовались всеми доступными средствами для борьбы с конкурентами, они обладали и широкой сетью информаторов, и всеми качествами, подходящими скорее шпиону, чем торговцу. Были и недостатки: торговцы всегда алчны и действуют лишь исходя из собственной выгоды, а сведенья от них не всегда были правдивы, зачастую являясь лишь слухами. Впрочем, этим качеством тоже пользовались активно, рассылая слухи-пугалки. Торговцы могли заниматься и тактической разведкой. Объяснялось это банальной необходимостью сбыта военной добычи и приобретения нужных для армии вещей, поэтому первые сопровождали в походах последних.


В «Истории гражданских войн» Аппиан передает нам информацию о том, как Марк Антоний еще до вражды с Октавианом пытается подорвать авторитет оного у плебса. В ответ на это Августу приходится задействовать своих агентов, отослав их под видом торговцев в лагерь Антония. Возможно, это первое свидетельство работы фрументариев в качестве политических агентов. Аппиан Александрийский утверждает, что такая пропаганда была достаточно эффективна, и отличить честных торговцев от замаскированных шпионов было невозможно.


Фрументарии — (лат. frumentarii, от frumentum — зерно) — в Древнем Риме первоначально военнослужащие, занимавшиеся поставками хлеба для армии, а затем служащие, наделённые функциями политического сыска.
Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Римские воины жнут хлеб в поле. Рельеф с колонны Траяна

В результате, такое оригинальное использование, казалось бы, прямо не причастных к делу лиц, превратило простую службу доставки припасов и писем в целую службу по слежке и шпионажу. Дошло до того, что ко II веку от Р.Х. уже в каждом легионе имелся собственный отряд фрументариев.


Фрументарии разделяли с разведчиками полицейские функции, например, поиск и преследование разбойников, содержание заключённых под стражей, и т.д. Во время гонений на христиан фрументарии шпионили за ними и производили аресты. Более того, императоры постоянно прибегали к их помощи в вопросах слежки и контроля своих подчиненных. Особенно в этом отличился император Адриан. Награжденный от природы неуёмным любопытством и подозрительностью, он собирал сведения о личной жизни своих приближённых, временами даже производя перлюстрацию писем. Часто фрументарии использовались и для устранения особенно неугодных лиц.


Не сложно догадаться, к чему привело такое злоупотребление «фуражирами». К III веку фрументарии приобрели такую ужасную репутацию, что император Диоклетиан был вынужден полностью упразднить эту службу. Смех вызывает тот факт, что через некоторое время им же была создана аналогичная служба — Agentes in rebus (лат. «те, кто занимается делами») или на греческий манер magistrianoi, находившаяся в ведомстве Магистра Оффиций (начальника дворцовой администрации) и выполнявшая по сути те же функции. Что характерно, магистрианы просуществовали в таком виде вплоть до VIII века.

Соловьи Марса: разведка Древнего Рима Разведка, Древний Рим, Соглядатаи, Шпион, Длиннопост

Гай Аврелий Валерий Диоклетиан, римский император с 284 по 305 гг. от Р.Х.

Aeternum institutum.


Системы, однако, не сильно меняются, если не меняются обстоятельства, и на протяжении пяти веков величия Римской Империи было мало изменений в системе разведывательной деятельности. Рекогносцировка в течение всего периода проводилась на слух и зрение, устно или письменно, со скоростью не быстрее, чем у самой быстроногой лошади. Что было привычным для Рима, так и останется, в примерно том же виде, для мира на ближайшие 1500 лет.


Крах Западной империи в V веке от Р.Х. повлек за собой также крах организованных разведывательных служб и многих других вспомогательных служб, как, к примеру, картография (хотя римские карты для нас покажутся странными, поскольку, обычно, имели форму маршрутных путей), их исчезновение было серьезной потерей для поколений после). Но это уже совсем другая история…

____________________________

На мешочек олив автору:

Qiwi +79150856869; Я.Деньги 410012448262396; Сбербанк 4276 4000 6900 5230.


Подписывайтесь на наш паблик в ВК - Basilica, дабы первым получать новые работы.

Показать полностью 10
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: