42

БОЕВОЙ ВЫХОД

Лет пять тому назад, летал я в Екатеринбург, в командировку. И мой московский приятель Вадим, слезно попросил, если будет время и возможность, заехать к его маме, передать маленькую посылочку, а главное захватить там кое-какие важные справки, и доверенности.

Я не обещал, но постарался и у меня получилось. Дела все переделал, а до самолета еще семь часов. Взял такси и приехал.

Мама Вадима встретила меня как родного - накормила, напоила, про Вадюшу расспросила.

Спешить мне было некуда, мы мило беседовали у телевизора, допивая десятую чашку чая, как вдруг из соседней комнаты неожиданно раздался громкий голос, я даже дернулся, ведь был уверен, что в квартире кроме мамы Вадима нет никого.

Сразу и не понятно – голос мужской или женский:


- Наташа, а у нас кто-то есть?

- Да, папа, выходи, поздоровайся – это друг нашего Вадечки, из Москвы заехал.


Минуты через три, дверь комнаты медленно открылась и оттуда показалась несмелая палочка с резиновым набалдашником, а за ней - древний, сутулый дедушка в рубашке застегнутой на все пуговицы.

Дед протянул мне руку, я встал и протянул ему обе свои.

Дед, не отпуская, потянул меня прямо под торшер, чтобы на свету получше рассмотреть гостя.

У стариков такое бывает, ну интересно ведь.

И только тогда я увидел его глаза. Очень больших усилий мне стоило, чтобы старик почти не заметил, как же я хотел отвести взгляд.

Один его глаз был маленький, прищуренный, цепкий, а на втором, широко-открытом, просто жуткое, белое бельмо.

Хозяйка познакомила нас и прибавила – это дедушка Вадима, он у нас ветеран войны, фронтовик.

Я никогда не мог пройти мимо живого ветерана, чтобы не поговорить и не порасспрашивать, тем более время позволяло.

И старик, как исправный дизельный двигатель, завелся с полуоборота:


- Я воевал в разведке. И не просто - сбегай, глянь, не встало ли солнышко, а во взводе полковой разведки.

Еще до войны я на заводе работал, ушел в армию и комсомол направил меня в сержантскую школу.

Закончил с отличием, а тут война, понимаешь. Естественно, прошусь на фронт. А меня не пускают, посылают на курсы младшего офицерского состава. Короче сбежал я от туда, чуть под трибунал не угодил, но командование разобралось, плюнули, отпустили, ведь не домой же я прошусь, а на фронт. Прибыл на передовую, вначале хотели дать мне отделение и в бой, а потом посмотрели - стоп. Тут как раз полковые разведчики для себя людей выбирали. Поглядели, погоняли, а я ведь до войны борьбой занимался, прыжки с парашютом имел, да и вообще, толковый парень был, восемь классов за спиной как-никак. Вполне подошел, взяли.

А ты знаешь, что в полковой разведке служить – это как космонавтом стать. Все хотят, но мало кого возьмут. Никто ниже майора на нас даже голос не повышал. Мы даже под ноль не стриглись, ходили с прическами, как интеллигенты. Но и убивали, конечно же, нашего брата не в пример простому, окопному солдатику. В окопе у тебя хоть шанс есть уцелеть, да и свои кругом, а разведчик в боевом выходе - один против всей фашистской Германии.

Поначалу меня долго на задания не брали, а муштровали как цыганскую лошадь, учили всему: как за линию фронта ползать, как по карте ходить, как по звездам ориентироваться, как убивать, как «языка» брать.

Месяца два гоняли и вот, наконец, как-то утром объявляют: - Высыпайся хорошенько, ночью твой первый боевой выход, пойдешь за языком.

Только стемнело и мы пошли. Со мной друг мой - Боря Шляпников. Хотя, как со мной – это я с ним. Боря к тому времени уже опытным разведчиком был, с орденами. Целый взвод, наверное, немцев приволок.

Перешли линию фронта, доползаем до немецких позиций. Лежим, мерзнем, тихо наблюдаем, ждем. Может кто проснется, в уборную захочет, вылезет из блиндажа, подойдет к нам поближе. Но, как назло никого, а место открытое, скоро утро, светать начнет, тогда не получится, придется возвращаться ни с чем.

Вдруг, смотрим, вышел. Здоровый такой, без оружия, идет, качается, плохо со сна соображает. Справил нужду, закурил и повернулся к нам спиной, чтобы огонька не было видно с нашей стороны. Ситуация – лучше не придумаешь. Немец метров в пяти от нас. Лежим, уже готовые бросится. Моя задача - сходу рот ему зажать, чтобы не вскрикнул от неожиданности, а Боря должен был нож к морде приставить, напугать и тут же пустой вещмешок на голову надеть. От этого человек психологически ломается, он будет понимать, что его крик – это его смерть.

Боря шепчет: - Готов?

Я отвечаю: - Готов.

- Раз, два, пошли.

Мы, вскочили, рванулись к немцу, я даже уже за воротник его схватил и второй рукой до рта потянулся, вдруг Боря как завоет. И только тогда я понял, что произошло. Мы в темноте не заметили, что между нами и немцем тянулось заграждение из колючей проволоки. Так мы с Борей со всей дури, на колючки и насадились. Немец стоит в ступоре, руки поднял, крикнуть боится. Лицо у Бори все в крови, про себя я и не понял даже. Боря направил на немца автомат, а сам схватил меня за воротник и потащил обратно.

Как немного оторвались, залегли, Боря нас обоих забинтовал, потом на себе меня тащил. Я несколько раз сознание терял по дороге. Но все же, мы кое как до наших добрались. Только в санчасти я понял, что остался без глаза.

Потом госпиталь. Чуть не умер там от заражения крови. Выкарабкался. Просился обратно на фронт, но кривого не брали, комиссовали. Вернулся к себе в Свердловск, работал в заводе. Переписывался со своими ребятами разведчиками. Первым убили Борю, а через полгода уже не с кем было переписываться, погибли все, кого я знал.

Вот такой у меня получился первый и последний боевой выход.

Знаешь, я всю жизнь думал о том немце, которого за воротник подержал. Всегда мечтал его найти и прикончить, такая ненависть у мня к нему была, он даже снился мне не раз.

А теперь, что уж. Теперь, я уже думаю, что если бы встретил его сейчас… А что? В Германии у пенсионеров жизнь хорошая, он тоже мог бы, как и я, до девяноста дожить.

Если бы сегодня его встретил, то, наверное, простил бы ему свой проткнутый глаз, все же – это меня от смерти, видимо, спасло, да и времени сколько прошло.

Я бы поговорил с ним. Даже, может, выпили бы.

А потом… а потом, все-таки задушил…


(С) storyofgrubas

Дубликаты не найдены

+2
Читаю и думаю уж больно слог знакомый. Оказалось история от Грубаса. Я очень долго до Пикабу сидел на Фишках и Юкамеди. Уже лет восемь точно. И раньше его истории часто там мелькали. Сейчас реже. Но все равно приятно почитать. Интересно а сам автор сидит на Пикабу?
раскрыть ветку 1
+1

Нет, не сидит. Он сидит в ЖЖ и он (или кто-то) постит его истории на ан.ру.

Но пишет очень классно. И даже наплевать на термин "грубасятина". В любом случае "мимоза" - это не его авторство.

+1

Тем более долгое время лежали, всматривались, разветка блин)

+2

Как можно не заметить колючку зимой с расстояния 5 метров?

раскрыть ветку 3
+1

Никак.

раскрыть ветку 1
0

Вот и я о том же!

-1
Как ты зимой ночью вообще что-то рассмотришь? Особенно если снегом припорошило. Фигура человека в окопе на контрасте ещё куда ни шло.
0

ветераны не рассказывают о своих подвигах, особенно чужим

Похожие посты
147

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой

Автор: Яна Петрова.


Они участвовали в кампаниях в Южной Франции, Греции, Северной и Восточной Африке, а также в составе итальянского экспедиционного корпуса на Восточном фронте. Специально сконструированные мотоциклы обеспечивали им высокую мобильность и в Ливийской пустыне, и в степи Придонья.


Главный мотик берсальеров - Moto Guzzi 500 Alce (Альче). Его название переводится как “лось” и, учитывая его характеристики, оно было дано не зря.


Высокий клиренс (210 мм) давал им хорошую проходимость, а короткая колесная база (1400 мм) - маневренность, уменьшение угла поворота и легкость в движении в колее. Немного цифр для любителей технических характеристик:


мощность двигателя - 13,2 л.с;

емкость бензобака - 13,5 л;

скорость передвижения - 90 км/ч;

запас хода - 300 км.


Фабрика Moto Guzzi выпустила 7 059 “Лосей”. Часть машин оснастили пулеметом Breda Md 30/37 калибра 6,5 х 52 мм "Манлихер-Каркано" с неотъемным 20-патронным магазином. Для нужд армии модель выпускалась с 1939 по 1945 год, в дальнейшем часть технических решений ушла на гражданку. Например, двигатель продержался в серийном производстве аж до 1980 года.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Так выглядел мотоцикл с установленным пулеметом Breda.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Черные перья берсальеры крепили к каске так, чтобы те прикрывали глаза от солнечных лучей.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Отреставрированный музейных экспонат Moto Guzzi 500 Alce.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост
Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Распростерший крылья кондор - эмблема компании. Такой же символ красовался на фюзеляже самолета одного из основателей M.G. Джованни Равелли - Первую мировую он прошел летчиком.


Трехколесная версия этого мотоцикла назвалась “Trialce” (“Триалче”). Они выпускались с коляской - для перевозки офицеров или раненых, и с платформой - для транспортировки грузов (мобильных радиостанций, съемных бортовых средств, пулеметов). Существовала специальная модификация для ВВС - облегченная.


Несмотря на хорошее техническое обеспечение - мотоциклы у итальянцев действительно были неплохими - участь берсальеров на Восточном фронте была печальной. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Берсальеры в пригороде Сталино, октябрь 1941.


Если интересна тема мотиков на войне - дайте знать в комментах.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_213691

Автор: Яна Петрова.

Живой список постов, разбитый по темам

Показать полностью 5
161

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино

В мире нет ничего прекраснее скачущей лошади, танцующей женщины и корабля под всеми парусами. Множество советских зрителей, особенно юных, наверняка согласилось бы с последней частью этой английской поговорки. Но вряд ли кто-то знал, что прекрасные парусники из любимых фильмов — это эхо последней большой войны.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Поторгуемся?


К 1944 году финские политики окончательно поняли, что во Второй мировой их страна «поставила не на ту лошадь». Хотя линия фронта пока ещё была за пределами старых границ, успехи Красной армии под Сталинградом, на Курской дуге и Украине вполне чётко намекали: как только у товарища Сталина возникнет желание заняться северным участком фронта, финская армия вместе с финской государственностью закончится очень-очень быстро.

При этом в отличие от 1939-40 года рассчитывать на какое-то сочувствие со стороны Англии и США не приходилось. Скорее наоборот. Союзники, заинтересованные перед открытием второго фронта сковать побольше сил немцев где-то в другом месте, ещё и помогли бы «дядюшке Джо» пнуть посильнее одного из помощников рейха. Например, превратить Хельсинки в груду головешек вместе с советской АДД (авиация дальнего действия).

В общем, Финляндии требовалось срочно переобуваться в прыжке. Вопрос был только в цене входного билета на сторону будущих победителей. Однако когда финнам в Москве показали список советских требований, у главы делегации, премьер-министра Антти Хакцелля, случился инсульт.

Советские представители, видимо, ожидали примерно такой реакции, поскольку согласились чуть подождать, пока суомалайсет выберут замену — но намекнули, что тянуть тоже не стоит…

Как оказалось, финны угадали с заменой — министр иностранных дел Карл Энкель (Carl Johan Alexis Enckell) торговался так отчаянно, что сумел уменьшить сумму выплат по репарации с шестисот до трёхсот миллионов долларов.


Берём вещами…


Даже триста миллионов тогдашних долларов для Финляндии были огромной суммой, собрать которую в оговорённые сроки должникам явно не светило. Впрочем, после мая 45-го у советских представителей и без них хватало работы по составлению списков подлежащего вывозу оборудования.

У Суоми особо мощной промышленности не имелось, так что заказать им в счёт оплаты десяток авианосцев или хотя бы танкеров не получалось. Но изрядно прореженному войной советскому морфлоту любая посудина была совсем не лишней.

И если финны строят даже небольшие суда — пусть строят хотя бы их. Только побольше, побольше!

В рамках выплаты репараций финские верфи загрузили — точнее, завалили — заказами на крупные серии морских буксиров, барж… и парусников. Основным типом были парусно-моторные шхуны грузоподъёмностью в 300 тонн; ещё часть — баркентины с прямым парусным вооружением, изначально задуманные «с прицелом» и на учебные цели. Наконец, замыкала серию из почти сотни парусников изготовленная по спецзаказу Академии наук СССР немагнитная шхуна «Заря».

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Немагнитная шхуна «Заря» из журнала «Техника — молодёжи»


Журналы, марки… и киноэкран


Чего у финских шхун было не отнять — так это красивого силуэта. Заглянувшие в Сингапур изящные советские парусники приглянулись даже фотографу американского журнала «Лайф» Джеку Бирнсу.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Хотя весь переход во Владивосток был для небольших шхун достаточно сложным и рискованным делом, наиболее опасным участком была как раз «родная» Балтика. В годы войны это море активно засыпали минами все воюющие стороны, создав жутковатый «супчик» из почти 80 тысяч мин. Тральных сил БФ в первые годы хватало только на расчистку основных фарватеров. Например, крупное минное заграждение на рубеже Нарген-Порккала-Удд очистили только во второй половине 1949 года.

Тем не менее до Дальнего Востока финские парусники дошли благополучно. Правда, мнение советских рыбаков об «иностранной штучке» далеко не всегда было восторженным.

Самым лучшим в парусниках финской постройки признавалась… баня.

В остальном же шхуны оказались не очень подходящими для суровых камчатских условий. Нарекания вызывали и устройство якоря, и капризные радиостанции, и малая мощность моторов — при встречном ветре силой шесть-семь баллов парусники просто несло назад. В общем, жизнь на Дальнем Востоке у шхун вышла тяжёлой и не очень долгой.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

(Фото: Джек Бирнс)


Их собратьям, оставшимся в советских «внутренних морях», повезло куда больше.


«Алые паруса» и «Весёлый Роджер»


Самым ярким во всех смыслах этого слова стал, конечно же, кинодебют баркентины «Альфа». Учебный парусник ростовский мореходки передали для съёмок фильма по роману Александра Грина.

Разумеется, «главной фишкой» должны были стать знаменитые паруса. Ткань взяли на фабрике по производству пионерских галстуков. Правда, киношникам пришлось проявить немало технической сноровки, чтобы добиться адекватной передачи цвета на тогдашней советской киноплёнке. Времени у них было немного — тонкий шёлк оказался не очень хорошей заменой настоящей парусине и быстро истрепался. После окончания съёмки часть ткани подарили училищу, и ростовские курсанты некоторое время выделялись невиданными в СССР алыми шёлковыми майками…

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Кинофильм «Алые паруса»


Но «Альфа» всё же осталась «парусником из „Алых парусов“», хотя снималась ещё в фильмах «Прощай», «Море студёное» и «Чёртова дюжина». А вот трёхмачтовая гафельная шхуна «Кодор» стала настоящей звездой советского кино.

«Кодор» с самого начала был везучим. Его приписали к ленинградской мореходке, причём практикой на нём несколько лет командовал легендарный подводник контр-адмирал Н.Лунин. В 70-х именно «Кодор» исполнял в Ленинграде роль парусника с алыми парусами на одноимённом празднике. А в начале 80-х он снялся сразу в двух фильмах: «Арабелла — дочь пирата» и «Остров сокровищ» — третья по счёту советская экранизация романа Стивенсона.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

В ходе съёмок «Острова» парусник лишился… нормального штурвала.

В сцене, где юный Джим Хокинс угоняет «Испаньолу» у пиратов, требовалось показать, как он управляется с кораблём. При этом снимать настоящую рулевую рубку, где был установлен штурвал, нельзя было из-за обилия современных навигационных приборов. В итоге штурвал сняли и перенесли на палубу, где маленький актёр мог спокойно и абсолютно безопасно для всех на борту крутить его хоть во все стороны сразу.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

«Остров сокровищ», 1971 год


Настоящий же рулевой в этой время управлял «Кодором» при помощи разводного ключа.

Это «усовершенствование» в должной мере оценили те, кто готовил «Кодора» к съёмкам в следующем фильме — «Дети капитана Гранта».

Для большего сходства с описанным в романе Ж. Верна на корабль добавили фальшивую дымовую трубу и макеты пушек. Несчастный же штурвал перенесли на специальную надстройку в середине. При этом пришлось снять с мачты грота-гик, и поэтому на всех кадрах из фильма грот-мачта не несёт парусов.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Последней ролью «Кодора» стал китобой «Пилигрим» — в фильме по мотивам романа всё того же Ж. Верна «Пятнадцатилетний капитан».

Конечно, были в СССР и другие парусники — причём многие тоже «трофейные». Но своё «большое спасибо» от советских кинозрителей финские корабелы честно заслужили.


Андрей Уланов
warhead.su

Показать полностью 7
119

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше

История военно-морских сражений знает немало случаев беспечности командиров и адмиралов, приведших к поражению в бою и гибели моряков. Один из таких случаев произошёл пасмурной ночью 23 октября 1943 года в тёмных водах пролива Ла-Манш.


Лакомый кусок


Как известно, причиной практически всех сражений в Атлантике и северных водах были конвои. Немцы изо всех сил старались закрыть поток грузов, идущий на восток, в СССР. Британцы, в свою очередь, старались перекрыть поставки стратегических ресурсов в Германию из подконтрольных Оси регионов.


9 октября 1943 года британцам стало известно, что во французский Брест прибыло судно «Мюнстерланд» с грузом вольфрама, хрома и каучука. Немцы, не желая перевозить этот груз железной дорогой, планировали переправить судно в один из своих портов. Конвойная операция была назначена на 22 октября, и британское командование было полно решимости не допустить её успеха.


Беспечность в действиях британцев присутствовала уже на стадии планирования. Для перехвата конвоя в Плимуте на скорую руку было сформировано Соединение-28 в которое вошли лёгкий ПВО-крейсер «Харибдис» (тип «Дидо»), эсминцы «Рокет» и «Гренвилл», а также 4 эскортных эсминца типа «Хант». «Харибдис» только прибыл из Средиземного моря, и его команда не знала условий местного театра военных действий, а командир корабля и командующий операцией Волкер ранее был командиром-подводником. Более того, корабли соединения до этого никогда не участвовали в совместных операциях.

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше Корабль, Война, Вторая мировая война, ВМФ, История, Kriegsmarine, Морские сражения, Ла-Манш, Флотилия, Длиннопост

Крейсер «Харибдис», 1943 г.


Немцы, напротив, подошли к организации конвоя максимально серьёзно, доверив охрану «Мюнстерланда» 4-й флотилии миноносцев под командованием корветтен-капитана Ф. Колауфа, который уже несколько лет служил на миноносцах, проявив себя как энергичный и инициативный командир.


В составе флотилии значилось 5 эсминцев типа «Эльбинг»: Т-23 (флагман Колауфа), Т-22, Т-25, Т-26 и Т-27, а также несколько сторожевых кораблей.


22 октября в 15:00 конвой покинул Брест и взял курс на восток, двигаясь вдоль побережья.

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше Корабль, Война, Вторая мировая война, ВМФ, История, Kriegsmarine, Морские сражения, Ла-Манш, Флотилия, Длиннопост

Немецкий миноносец типа 1939


Расплата за беспечность


Навстречу немецкому конвою по Ла-Маншу на удалении от берега двигалось курсом на запад британское соединение. Корабли шли друг за другом во главе с «Харибдисом». Предполагалось, что благодаря более совершенным радарам, британцам удастся первыми обнаружить конвой и незамеченными сблизиться с ним. После этого «Харибдис» должен был осветить противника световыми снарядами и атаковать вместе с быстроходными эсминцами немецкие миноносцы. «Ханты» в это время должны были напасть на вражеский транспорт с кораблями ближнего охранения.


В 23:15 Волкеру сообщили о перехвате немецких радиопереговоров, но командующий оставил сообщение без внимания и продолжил движение заданным курсом. В это же время на немецкий Т-23 пришло сообщение с радиолокационной станции в Шербуре о непосредственной близости противника. Колауф среагировал немедленно, приведя флотилию в боевую готовность. В 0:25 немецкие акустики доложили о шуме винтов, и Колауф приказал эсминцам двигаться на север, что бы завязать бой в отдалении от конвоя.


В 0:45 Волкеру вновь доложили о радиопереговорах немецких эсминцев, но тот по-прежнему не спешил с включением радара, думая, что соединение всё ещё не обнаружено противником.

Через 40 минут с одного из «Хантов» пришло предупреждение о непосредственной близости противника — Волкер приказывает включить радар. Вскоре он обнаружил немецкие корабли, идущие полным ходом навстречу Соединению-28.


Обе группы быстро сближались, но видимость была плохой, так как с юго-востока налетел дождевой шквал.


В 1:30 Волкер объявил боевую готовность и приказал кораблям двигаться на северо-запад. Это сообщение было перехвачено немцами, и Колауф понял, что его флотилия обнаружена.


Из-за неожиданной смены курса началась неразбериха, и строй англичан рассыпался. «Харибдис» дал залп осветительными снарядами, но те взмывали выше облаков, не принося результата.


В это время немецкие эсминцы шли 2 км южнее Соединения-28. Ночь и пасмурная погода сделали своё дело — видимость совершенно отсутствовала. Однако немцы всё же увидели силуэты британских кораблей на фоне моря, подсвеченного луной из разрывов туч. Сами немецкие миноносцы на фоне берега оставались невидимыми для противников. Колауф отдал приказ сменить курс на юго-запад и произвести торпедную атаку. Т-23 и Т-26 разрядили свои торпедные аппараты, выпустив по 6 торпед в сторону «Харибдиса». Немногим позднее полные торпедные залпы выпустили Т-27 и Т-22. Всего немцы выпустили 24 торпеды.


В 1:45 с «Харибдиса» обнаружили две приближающиеся торпеды. Уже через несколько минут первая поразила крейсер в левый борт. Корабль получил крен и потерял ход. После этого произошло ещё одно торпедное попадание, и судьба уже тонущего корабля была предрешена. Растерявшийся Волкер не мог больше командовать кораблём, приказ об эвакуации был отдан старпомом Одди.


Тут море снова озарила вспышка — ещё одна немецкая торпеда нашла цель. «Лимбурну», одному из «Хантов», оторвало нос. Но обездвиженный миноносец остался на плаву.

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше Корабль, Война, Вторая мировая война, ВМФ, История, Kriegsmarine, Морские сражения, Ла-Манш, Флотилия, Длиннопост

Крейсер «Харибдис» и миноносец «Лимбурн» в 1943 году. Картина У. МакДауэлла

Стоит ли говорить, какой хаос творился в рядах Соединения-28. Лишь по счастливой случайности британцы избежали ещё больших потерь. Командир «Гренвилла» Хилл, старший офицер после Волкера, приказал кораблям отойти на север и перегруппироваться.


Британцев спасло и то, что Колауф решил не преследовать их корабли. Ведь приоритетной задачей немецкой флотилии оставалась охрана «Мюнстерланда», и с ней он справился блестяще.


Только в 3:30, спустя час после гибели «Харибдиса», британцы осмелились вернуться на место боя и спасти выживших. Около 500 человек команды к тому времени насмерть замёрзли в ледяной воде. Спасти удалось чуть более 100 человек. «Лимбурн», остававшийся на плаву, был нетранспортабелен, и Хилл отдал приказ его торпедировать.


После боя


Немецкая 4-ая флотилия миноносцев была триумфально встречена на базе в Шербуре. Командующего флотилией Колауфа за бой 23 октября наградили Рыцарским крестом.


В отчёте командования Королевского флота тоже были отмечены уверенные действия немцев: «Вражеские миноносцы явно хорошо подготовлены и обучены ночной торпедной стрельбе, и они сумели использовать эффект внезапности, хотя именно мы рассчитывали на него. Их быстрый торпедный залп совершенно дезорганизовал наше соединение на долгое время, что позволило им уйти».


Так беспечность командования и чрезмерная уверенность в победе сыграла с британцами злую шутку.

Показать полностью 2
142

Советский снайпер Идрисов Абухаджи уничтоживший 349 нацистов...

Советский снайпер Идрисов Абухаджи уничтоживший 349 нацистов... Кавказцы, Кавказ, Герои, Великая Отечественная война, Чтобы помнили, СССР, Война, История, 9 мая, Длиннопост

Абухаджи́ (Абухажи́) Идри́сов (17 мая 1918, Комсомольское, Северо-Кавказский край — 22 октября 1983, Грозный) — участник Великой Отечественной войны, снайпер 1232-го стрелкового полка 370-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта, старший сержант. Герой Советского Союза (1944).

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. В составе полка с боями отступал на восток. В июле 1941 года его дивизия заняла оборону на линии Псков — Великие Луки между озёрами Ильмень и Селигер. Пулемётчик Идрисов вместе с однополчанами отбивал ежедневные атаки гитлеровцев, рвущихся к Ленинграду.

В своём доте он устроил для пулемёта особое гнездо, оставив в сторону врага узенькую прорезь. За короткое время одиночными выстрелами из пулемёта он уничтожил 22 гитлеровца. Командованию стало известно об этом, и пулемётчик был переведён в снайперы.

Вскоре его имя стало известно всему Северо-Западному фронту. О снайпере Идрисове писали газеты, его стали приглашать на помощь на другие участки фронта. В октябре 1942 года в составе группы снайперов он был переведён на один из труднейших участков фронта, где ожидалось наступление врага. Когда началось наступление, снайперы, выслеживая в первую очередь офицеров, открыли меткий огонь. Пехотинцами, при снайперской поддержке, было отбито несколько ожесточённых атак. Сам Идрисов за 10 дней боёв уничтожил около ста солдат и офицеров противника.

«Идрисов ждал. Он сидел без движения целый день. Его тянуло на сон, глаза слипались, хотелось сдвинуть с места онемевшие руки и ноги, но двигаться было нельзя. Точно так же выжидал и немец. Но он не выдержал. Он всё-таки пошевелился и это стало его ошибкой. Пуля Идрисова нашла снайпера…»

К апрелю 1943 года за снайпером Идрисовым числилось 309 уничтоженных фашистов, что подтверждалось в политдонесении 370-й стрелковой дивизии, в которой он тогда служил. После прорыва блокады Ленинграда отважный снайпер вместе с боевыми товарищами участвовал в освобождении городов и сёл Псковской области, Прибалтики. К марту 1944 года на его счету было уже 349 уничтоженных фашистов, и он был представлен к званию Героя. В одном из боёв в апреле 1944 года осколком разорвавшейся рядом мины Идрисов был ранен, засыпан землей. Товарищи раскопали его и без сознания отправили в госпиталь.

В 1944 году в городе Мозовецк была открыта фронтовая военная выставка. В одном из её залов Идрисову был отведён целый стенд. На нём была выставлена его снайперская винтовка, фотографии, а под ними была надпись: «Славный сын чеченского народа Герой Советского Союза Абухажи Идрисов уничтожил более трёхсот немецких фашистов».

Четыре месяца провёл он в госпитале города Горького. После выздоровления как спецпоселенец, представитель высланного народа, проживал в Казахстане: сначала в Алма-Ате, потом в Талды-Курганской области. Работал в сельском хозяйстве, продолжал заниматься овцеводством.

В 1957 году вернулся в Чечню. До последних дней жил и работал в родном селе. Член КПСС с 1962 года.

Умер 22 октября 1983 года.

Показать полностью
475

Алихан Гагкаев погиб в первый день Курской битвы, но успел совершить свой подвиг...

Алихан Гагкаев погиб в первый день Курской битвы, но успел совершить свой подвиг... Герои, Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Война, СССР, Кавказцы, Кавказ, 9 мая, Память, История

Батарея из четырех 76-мм противотанковых орудий, которой командовал Гагкаев, заняла оборону у села Быковка. Утром 5 июля они приняли неравный бой с 35 немецкими танками и самоходными артустановками, которых поддерживали пехота и артиллерия.

Воины Гагкаева уничтожили 6 вражеских танков. Когда все орудия батареи были выведены из строя, а ее позиции окружены, герои бросились в рукопашную схватку. Подоспевшее подкрепление отбросило немцев, но Алихан Гагкаев уже был смертельно ранен. Похоронили его в братской могиле.

Уроженец североосетинского села, мужественный артиллерист удостоен звания Героя Советского Союза посмертно..

163

Нехватка обуви в британской армии в период Крымской войны

Автор: Александр Викторов.


Крымскую войну можно смело назвать войной фэйлов. Фэйл на фэйле и фэйлом же погоняет. Причем в военном вопросе Россия сделала их не то чтобы сильно больше противников. Скорее, даже наоборот, сухой остаток военных действий как ВОЕННЫХ говорил о сухой победе России. Севастополь отбит, Петропавловск-Камчатский как порт и гавань работает в полной мере. Считать Бомарзунд великой победой - смешить не только кур, но даже и уток вместе взятых.


А вот у союзников все было плохо. Очень плохо. Совсем никуда. Причем это совсем никуда начиналось с такой вещи, как снабжение. Нет, разумеется, снабжения никогда не бывает достаточно, его или мало, или очень мало. Но Крымская война в исполнении союзников нам показала новые горизонты недостаточности, когда могло не хватать самых, казалось бы, странных вещей.


Например - ботинок на левую ногу в примерно половине британской действующей в Крыму армии. Как так вышло? Очень просто. Их не украли, они не застряли в Балаклавском порту, в котором бесследно исчезали тысячи тонн военных грузов, столь необходимых армии и честно доставляемых туда флотом в требуемых объемах. Они просто... утонули. Да, утонули во время Великого Шторма 14 ноября 1854 года.


Причина, как так получилось, достаточно проста и банальна. В Крым для снабжения Действующей Армии требовалось доставить 45 тысяч ботинок для солдат. А дальше начинались очень интересные проблемы с упаковкой и транспортировкой. Дело в том, что правильное хранение кожаных ботинок попарно занимает довольно много времени и требует отдельной упаковки, чтобы все не рассыпалось и сохранило транспортабельный вид. В то же время ботинки на одну ногу можно просто спокойно свалить в кучу - поскольку дальше в лагере специально назначенные люди уже начнут их попарное комплектование. Словом, зачем делать кучу работы дважды, да еще с финансовыми затратами и производственными сложностями, если можно просто закинуть, а потом разгрузить, и пусть дальше сами разбираются. К тому же, кораблей тогда потребуется в полтора раза меньше, что уже существенная экономия. Определенная логика в действиях Департамента Логистики все же прослеживается.


Другое дело, что данный Департамент не учитывал особенностей работы порта в Балаклаве, в котором все делалось через задницу. Один транспорт (с правыми ботинками) разгрузили за несколько дней до Великого Шторма. Второй же, наш герой, все еще ждал разрешения на разгрузку, когда налетела буря. Бурлящие воды Черного моря унесли с собой в пучины вод 45 тысяч левых ботинок и все надежды британских солдат на нормальную полноценную обувь. Потому что на стороне русских воюет не только Генерал Мороз, но и Адмирал Буря. Как обычно.

Нехватка обуви в британской армии в период Крымской войны Cat_cat, История, Война, Крымская война, Великобритания, Fail

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_199020

Автор: Александр Викторов.

Живой список постов, разбитый по темам

Показать полностью 1
1095

Логистические проблемы армии Наполеона

Автор: Сергей Махов.

Логистические проблемы армии Наполеона Cat_cat, История, Наполеон, Наполеоновские войны, Война, Проблема, Длиннопост

1. Лошади.


Наполеоновская Великая армия, вторгшаяся в Россию, имела состав 450 тысяч человек. 680 тысяч - вместе с резервными частями. Так вот, на всю эту ораву было... 180 тысяч лошадей. Если вы думаете, что все 180 тысяч - это конница, вы ошибаетесь, поскольку лошади нужны


а) в артиллерии,

б) в пехоте,

в) в транспортной службе,

г) в почтовой службе,

д) в резерве, на случай убыли конного состава.


Чтобы понять динамику: при Ватерлоо Наполеон имел 45000 лошадей, из них собственно кавалерия - только 25 тысяч, 12 тысяч - пехота, остальное - транспорт, артиллерия и т.д. Чтобы было понятно: одно 12-фунтовое орудие требует 12 лошадей. Установка ракет Конгрива - аж 25 лошадей.


Согласно расчетам англичан, каждая артиллерийская 9-фунтовая батарея (6 орудий) вместе с припасами, врачами, лошадьми для персонала и т.д., требовала от 160 до 200 лошадей.


Правда, надо признать, что это требование "о двуконь" во французской армии не исполнялось очень часто, к XIX веку вообще не исполнялось, и не только во французской, и не только - Наполеона. И очень часто в нормативных же приказах указывалось количество человек на кавалерийский полк больше, чем количество лошадей. Пример: "В 1810 г. вся армейская конница была приведена в 4-эскадронный состав, по 240 человек и 200 лошадей в эскадроне; следовательно, в полку — 960 человек и 800 лошадей."


Но если вы думаете, что все эти 800 лошадей в бой ходили, то ошибаетесь. Были так называемые тележные лошади, на 12 человек кавалерийского состава выделялось 1 тележная лошадь, и на 20 человек пехотного состава - 1 лошадь. Как вы понимаете, что из 800 лошадей дай бог если 500 в бой ходили, а так - скорее всего 400 с учетом падежа.


Как-то так.

Логистические проблемы армии Наполеона Cat_cat, История, Наполеон, Наполеоновские войны, Война, Проблема, Длиннопост

2. Расстояния и страны.


14 июня 1803 года Пьер Дарю, генеральный комиссар французской армии, получает указание от Наполеона обеспечить материально-техническими средствами будущий лагерь под Булонью и Сент-Омером на 80-90 тысяч человек. Среди всего прочего требуется поставка "100 тыс. ежедневных рационов для солдат, 20 тысяч рационов для 18 тыс. лошадей, кроме того - 2400 лошадей для перевозки артиллерии, 636 - для своевременного подвоза провианта, 160 лошадей - для карет скорой помощи". Главным комиссаром лагерей назначен Клод-Луи Пети, Дарю является его заместителем.


Надо сказать, что поставки так и не были выполнены в полном объеме. Оказалось, что логистика подвела, но спасало то, что войска находились на своей территории. Проблемы вылезли в 1805-06 годах.


Итак, 27 августа 1805 года Великая Армия снимается со своих биваков и идет маршем на Австрию. Пять армейских корпусов были отлично снабжены и накормлены на каждом переходе, каждому солдату было выдано четыре пары ботинок (одна пара в работе, три в запасе), хлеба и галет в расчете на 4 дня. Проблемы начались, когда армия пересекла Рейн и оторвалась от своих магазинов. Между обозами и собственно боевыми полками образовался разрыв. Склады в Страсбурге, Майнце и Баварии оказались наполовину пустыми, провиантская служба не успела их заполнить, поэтому уже в Баварии пришлось заняться реквизициями, что разлагало армию.

К этому добавились проблемы логистики, скажем, после Ульма открыта была единственная дорога на Вену. Чтобы хоть как-то облегчить подвоз необходимого, армия двинулась вдоль Дуная, чтобы была возможна доставка по рекам. Но чем дальше удалялись французы от своих границ, тем более нарастали проблемы логистики между магазинами и действующей армией

.

Аустерлиц стал буквально спасением, ибо на момент сражения у французов оставалось только 10 тыс. дневных рационов в неприкосновенном запасе, а по лошадям ситуация была совсем плачевной - 2 тыс. рационов пшеницы и 650 рационов овса на 18 тыс. кавалерии.


Но настоящие проблемы начались в 1806-м, во время кампании против Пруссии. За месяц, совершив марш-бросок из Майнца, французы смогли выставить в поле 20 тыс. пехоты при 3 тыс. кавалерии. Снабжение — ежедневные рационы на 10 дней. Естественно, обозы не поспели за маршем, и тут оказалось, что "местность тут напоминает Синайскую пустыню" (Ланн). Грубо говоря - грабить некого. У Мюрата и Даву к концу ноября в Варшаве путем нечеловеческих усилий собрано 550 тыс. рационов хлеба и 95 тыс. рационов овса. При этом корпуса Бернадота и Сульта оказались вообще без снабжения, им угрожал настоящий голод, но сколько не орали на обозников и их офицеров, сколько не отправляли под арест и не угрожали поставить к стенке - снабжение стало еще хуже, ибо - внезапно! - зимой логистика стала еще ужаснее.


Но если людям голод еще только угрожал, то вот с лошадьми случилась жопа. Лошади реквизировались у французских крестьян (с последующей их оплатой, либо аренды, либо выкупа, если погибли). Но крестьянская лошадка и кавалерийская лошадь - это немного разные вещи. Кроме того, крестьянин был обязан ее снабдить сбруей (естественно, с последующей оплатой) и подковать. Но как выяснилось, крестьянам это было не особо надо, сбрую они ставили чаще всего самую дешевую, лошадей подковывать отказывались, и в результате лошадки французской армии чаще всего годились лишь для небольших переходов. Недаром герцог Веллингтон по результатам боев в Испании писал, что "кавалерия Великой Армии наверное самая худшая в Европе".


После 1805 года решили разводить арабских и наваррских скакунов, но оказалось, что в прекрасной Франции профессиональных конезаводчиков кот наплакал, скрещивать породы, выбирать отца и мать для нового коняшки вообще не умеют, и в результате получались какие-то уродцы, тяжелые на подъем и галоп, но обладающие противным нравом арабов.


Потери в конном парке за 1806 год приблизились к 50 % (ранее составляли 30-35 %). Настоящий падеж начался зимой, когда от оставшегося числа потеряли еще 20 % коней на зимних квартирах. Оставалось одно - реквизировать лошадей в завоеванных странах. Но и там реквизировать приходилось крестьянских лошадок, а не боевых лошадей.


Лишь в 1807 году в голову приходит очевидное - надо не только иметь магазины и армейские обозы - надо создать между ними службу логистики, то есть тех, кто будет доставлять нужное из магазинов в действующую армию. Так создаются поездные роты - по 32 телеги, 128 лошадей и 64 возницы в каждой. Таким образом, в одном транспортном батальоне (6 рот) было 192 телеги, 768 лошадей и 384 обозников. Первоначально было создано 4 батальона. К 1812-му количество их увеличилось до 8 батальонов.


Но и этого оказалось безумно мало, ведь военные действия шли на территории от Португалии до России.


Ну, а союзники уже нащупали слабое место Наполеоновской армии. Первым тактику выжженой земли в Португалии реализовал Веллингтон. И у Массены собственно постоянно было два выбора - либо наступление и последующий голод, либо отступление. Естественно он выбирал второе.


Чтобы как-то решить проблему хлеба, повсеместно закупаются и доставляются в действующие войска мини-пекарни, но проблема в том, что не хватало муки. Стали поставлять и мини-мельницы, однако не хватало зерна. Все упиралось в своевременную доставку из магазинов. Но и этим проблема не ограничивалась - магазины нужно было наполнять, а их наполнять не успевали. В 1806-м в Пруссии надеялись на хлебные запасы Берлина, однако вступив туда - были разочарованы. Хлебные запасы были осмотрены лично Наполеоном и оценены на 8 дней на 40 тыс. человек. В Польше, реквизировав все подчистую, смогли собрать 440 тыс. дневных рационов, при этом 3200 пекарен могли выдать не более 40 тыс. рационов в день, а расквартировать там собирались 60-70 тыс. солдат. Приходилось везти недостающее из Франции. Ну, либо грабить местных. Однако и это не помогало.


И в 1810 году для войск в Польше император делает финт ушами - теперь хлебная порция... уменьшается в два раза - с 2 фунтов в день до 1 фунта хлеба. Понимая, что это просто подтасовка, император милостиво разрешает при каждом батальоне создать ежедневный запас из 1 центнера муки на день плюс... 4 лошадиных копыта (для наваристого, вкусного борща или холодца).


Таким образом, уже к началу 1812 года логистические проблемы выпирали изо всех щелей. И было понятно, что при походе в Россию они еще более увеличатся.

Логистические проблемы армии Наполеона Cat_cat, История, Наполеон, Наполеоновские войны, Война, Проблема, Длиннопост

3. Русская кампания.


В феврале 1812 года французские войска, расквартированные в Польше, столкнулись с суровой зимой к которой они были непривычны. Ежедневный рацион солдата тогда составлял 1 фунт соленого мяса и полфунта хлеба (хлеб был серый, 1/3 пшеницы и 2/3 ржи), плюс 120 грамм белого хлеба (булочка), 300 грамм потрохов и мяса внутренностей (головы, легкое, печень и т.д.), 240 грамм сушеных овощей и фруктов, 2 фунта картофеля, 1/30 фунта соли, 1/16 пинты бренди.

Этот рацион в суровые морозы был признан недостаточным.


Уже после вторжения, 2 июля, в письме Бертье Наполеон обеспокоен медленным строительством мини-пекарен в Варшаве. 11 июля Наполеон пишет, что всеми силами надо обеспечить, чтобы солдаты имели носимые запасы продовольствия примерно в полфунта хлеба, 2-4 унции риса и фунт мяса в расчете на семь дней, поскольку обозы и полевые кухни отстали на маршах и не кормят свои подразделения. То есть солдат на себе должен нести дополнительно, помимо снаряжения, еще 5-6 кг продовольствия.


10 августа император приказывает срочно строить дополнительные пекарни в Орше, Могилеве, Добровне и Россасне. И этих мер не хватает, чтобы обеспечить войска продовольствием. Плюс еще одна проблема - печи французов не подходят для выпечки белорусского хлеба, и Наполеон предлагает войска снабдить ручными мини-мельницами и зерно раздавать солдатам. Однако из-за большого присутствия в собранном зерне силоса (болтовых), который достигал в составе 60 %, хлеб, приготовленный из местных сортов считался несъедобным. В результате приходилось водить обозные конвои из Польши.


Плюс политика выжженой земли, к которой прибегли русские. В результате французы начинают грабеж крестьянства, которое, естественно, берется за вилы.


Что касается лошадей. Согласно закону 1810 года, на одну лошадь полагалось от 7,5 до 9 кг сена и соломы, плюс от 5 до 9,5 кг овса. На отряд из 8000 лошадей требуется, таким образом, 3000-3500 тонн фуража, и 2000 фургонов.


Что началось после вторжения в Россию? Из-за недостатка фуража лошадей начали кормить рожью, русской пшеницей, овсом, в результате у лошадей распухал живот и они погибали. Вот как это выглядело: "Лошади, взмыленные от работы за день, все дни без крыши над головой, из-за недостатка еды ели зеленые стебли ржи и умирали в большом количестве. Все дороги были покрыты их телами, в течение трех дней армия потеряла, по крайней мере, четверть першеронов (артиллерийских лошадей) и до одной шестой кавалерийских лошадей, однако там больше забитых коней из-за травм." Из-за отсутствия кузнецов и кузниц, а также грамотных ветеринаров, лошади сбивали подковы, ломали ноги, да порой вообще просто получали мелкие травмы, которые, тем не менее, не могли вылечить в походных условиях, и лошади шли под нож.


Сюда надо добавить иппофагию (то есть лошадей просто начали пускать под нож из-за недостатка мяса для солдат). Вообще потери "лошадиного парка" Наполеона в русской кампании оцениваются в 100 тысяч лошадей.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_200107

Автор: Сергей Махов.

Живой список постов, разбитый по темам


А вот тут вы можете покормить Кота, за что мы будем вам благодарны)

Показать полностью 2
3024

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой

Бой гладиаторов Веруса и Прискуса считается самым известным в истории выступлением гладиаторов и единственным боем, подробно описанным современником. Трагизм битвы заключался в том, что в ней на смерть дрались два лучших друга, которые были любимцами римской публики.


Воины-рабы

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой История, Древний Рим, Гладиатор, Бой, Интересное, Длиннопост

Верус был германским варваром и попал в римский плен еще ребенком. Позже его сделали рабом и отправили на каменоломни, где он и вырос, постоянно выполняя тяжелую физическую работу. Повзрослев, Верус решил поменять кирку на меч-гладиус. Во время отбора в школе гладиаторов юноша встретился еще с одним кандидатом на обучение — сыном раба Прискусом.


Для выбора лучшего юношам приказали устроить показательный бой. На песке арены оба бойца показали себя храбрыми сильными воинами, и тренеры решили взять обоих. Уже во время обучения Верус и Прискус стали лучшими друзьями, а когда они бились в паре, противостоять им никто не мог. На арене гладиаторы быстро завоевали популярность у капризной римской публики и стали настоящими «звездами» своего времени.

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой История, Древний Рим, Гладиатор, Бой, Интересное, Длиннопост

Большие игры


В 80-м году нашей эры император Веспасиан достроил огромный амфитеатр, сегодня известный как Колизей. В честь этого события он приказал провести игры, которых в Риме еще не было. Древнеримский историк и писатель Гай Светоний писал:


«При освящении амфитеатра и спешно выстроенных поблизости бань Веспасиан показал гладиаторский бой, на диво богатый и пышный; устроил он и морское сражение на прежнем месте, а затем и там вывел гладиаторов и выпустил в один день пять тысяч разных диких животных».

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой История, Древний Рим, Гладиатор, Бой, Интересное, Длиннопост

Навмахия — имитация морского сражения в стенах Колизея.


В конце эпохального праздника римлян ждал особый сюрприз. Их любимцы — друзья Верус и Прискус впервые должны были сразиться не в паре, а друг с другом. Победитель боя получал свободу, а проигравший — погребальный саван.


Театр смерти


Бой гладиаторов это не просто показательное сражение рабов-воинов. В имперские времена это было театрализованное представление, чаще всего обыгрывающее античный миф или битву прошлых веков. Массовкой, которую во время игр убивали, были простые рабы и преступники, приговоренные к смерти. Гладиаторов берегли, а выступали они более чем в двух десятках образов, отличающихся вооружением и защитным снаряжением.


Разные типы гладиаторов


Верус выступал как гопломах, который имитировал воина античной Греции. Его главным оружием было копье и кинжал. Прискус бился как мурмилллон с коротким мечом и прямоугольным щитом. Победитель боя получал свободу, а проигравший погребальный саван. Зрителям Колизея был римский поэт Марк Валерий Марциал, который и описал сражение.

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой История, Древний Рим, Гладиатор, Бой, Интересное, Длиннопост

Гладиатор мурмиллон. Современная реконструкция

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой История, Древний Рим, Гладиатор, Бой, Интересное, Длиннопост

Гладиатор гопломах. Современная реконструкция

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой История, Древний Рим, Гладиатор, Бой, Интересное, Длиннопост

Равны в сражении — равны и в награде


Валерий Марциал писал, что бойцы оказались одинаково сильными и долго никто из них не мог взять верх. Когда гладиаторы, окровавленные и обессиленные, стояли, друг напротив друга, толпа стала кричать, чтобы император пощадил обоих воинов. Но Веспасиан решил по-другому. Он приказал гладиатором биться без щитов, пока кто-то из них не погибнет. Бой продолжился, но все равно никто не проигрывал. Тогда император остановил поединок и решил, что равные в сражении должны быть и равны в награде.

Бой друзей Веруса и Прискуса: как прошел единственный в истории подробно описанный гладиаторский бой История, Древний Рим, Гладиатор, Бой, Интересное, Длиннопост

Друзья гладиаторы получили по лавровому венку и деревянному мечу, что было символом свободы. Получив волю, Прискус стал тренером в гладиаторской школе Флавия Квинта Валерия, а его друг Верус вернулся в Германию. Большинство современных историков считают, что император Веспасиан запланировал исход боя. Таким образом, он пытался завоевать любовь жителей Рима, которые только пережили огромный пожар, уничтоживший половину города.


Источник:https://bigpicture.ru/?p=1180018

Показать полностью 6
357

Искусственный интеллект раскрасил танковую дуэль при Кёльнском соборе

Н-да.... Першинг стал жёлто-синим, военная форма американских солдат окрасилась в те же цвета.


В любом случае, как отмечают комментаторы, даже в таких цветах куда больше осознаёшь реальность происходящего.

232

Мотопехота на БТР и бой без спешивания

Автор: Виталий Илинич.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

Немецкая мотопехота на марше. На заднем плане справа видна машина поддержки с 75-мм пушкой


Нам кажется, что это немыслимо! Я сам длительное время думал, что БТР – это только транспортное средство, которое максимум может поддержать пехоту, атакующую спешено. Иное дело – БМП, да и там это вызывало некоторые сомнения, тем более что нам привычны картины локальных конфликтов, где пехота ездит на БТР и БМП верхом, а не внутри. Многие даже считают, что находиться внутри БТР/БМП – верная смерть. Интересно, зачем их тогда вообще делают с внутренним отделением для десанта и амбразурами… Однако, чем больше я изучал историю ВМВ, тем больше приходил ко мнению, что бой пехоты на боевых машинах – это нормальное и распространенное явление (разумеется, только в тех частях, в которых эти боевые машины есть). Обратившись к уставам, что времен ВМВ, что относительно современным, я обнаружил, что и в них есть бой без спешивания (из-под брони боевых машин). Давайте же посмотрим, что это за вид боя, зачем он нужен, и какие машины для него применяются на примере немецкой мотопехоты (так как на Восточном фронте только немцы имели массовые средства для такого боя).


Краткая история


История немецкой мотопехоты на БТР началась в еще до войны, когда немцы задумались о качествах, которые необходимы пехоте для сопровождения танков и ведения совместного боя. Среди важнейших требований были подвижность и проходимость, так как в любом случае пехота сможет принять участие в бое, только если успеет к его началу, и будет неотступно следовать за передовыми танковыми частями, чтобы в любой момент иметь возможность оказать им поддержку. Широкое оснащение мотопехоты грузовиками давало ей высокую подвижность по сухим дорогам при перемещениях дивизии, однако подвижность такой техники вне дорог с твердым покрытием, после дождей, в межсезонье, а особенно на бездорожье, не говоря уж о поле боя, очень сильно отставала от танков. В итоге танки рисковали либо уехать вперед без поддержки пехоты, либо в наступлениях появлялись неизбежные паузы на подтягивание отставших частей. Оснащение мотопехотных батальонов полноприводными моделями грузовиков (4х4) позволяло отчасти решить вопрос с перемещением по раскисшим дорогам, а имевшее место в некоторых случаях перемещение пехоты на различных полугусеничных тягачах делало в некоторой степени возможным даже передвижение по местности и бездорожью. Эти же возможности давало и перемещение верхом на танках. Таким транспортом (полугусеничными тягачами, в том числе так называемыми полугусеничными мотоциклами, а также верхом на танках), в теории, можно было перемещать пехоту вслед за танками в наступлении, по полю боя, изрытому воронками, через траншеи, однако командование понимало, что для перемещения по полю боя требуется не только подвижность, сравнимая с танками.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

Если удавалось посадить мотопехоту на полноприводные машины, это увеличивало ее подвижность, но таких машин хватало не всем


Не меньшую роль играла и бронезащита. Ведь наступление – это далеко не только чистый бой или чистое движение, это еще и ситуация, когда в бой вступать нет возможности, задачи или смысла, но противник все еще может доставить беспокойство. Без бронезащиты ведущая бой пехота, чтобы начать следовать за танками, или чтоб за танками проследовал свежий батальон на грузовиках, должна зачистить поле боя, полностью подавив сопротивление противника. И практически любое мало-мальски серьезное сопротивление, встреченное в глубине обороны, заставит бойцов, не защищенных броней, спешиться и зачистить местность, либо избрать другой маршрут для движения. А это потеря времени, столь важного в действиях подвижных соединений. Ведь чем дольше длится атака танковой дивизии, чем больше ее продвижение тормозится по пути, тем больше времени дается противнику на контрмеры, это не говоря еще о том, что бойцы устают в этих стычках, расходуют боеприпасы и несут потери, да и поддерживающие их танки вынуждены разворачиваться, тратить топливо и боекомплект.


Огромную опасность таит в себе и артиллерийско-минометный обстрел. Ни бойцы на грузовиках и тягачах, ни танковый десант не сможет смирно сидеть под артиллерийским обстрелом или под ружейно-пулеметным огнем, бойцы будут вынуждены спешиться, рассыпаться по полю и зачистить узел сопротивления (а от дивизионной артиллерии будет требоваться подавить мешающие продвижению батареи противника), прежде чем боевая группа сможет продвинуться дальше. Задачей мотопехоты в передовом отряде не является полная зачистка местности на всем протяжении ее пути, у боевой группы есть свои задачи, в целях более быстрого (а это едва ли не самое важное) выполнения которых многие узлы сопротивления можно просто обойти и проследовать дальше, оставив их группе, движущейся следом, а то и вовсе пехотной дивизии. Однако в отсутствие бронезащиты сделать это можно далеко не всегда.


Совершенно иначе дело выглядит, если у пехоты есть бронетранспортеры. Передвигаясь на полугусеничных БТР, немецкая пехота не только имела высокую проходимость и подвижность на местности (хотя и отстающую в некоторой степени от танков), но и могла, во многом, продолжать движение в условиях ружейно-пулеметного и артиллерийского обстрела, спешиваясь только там, где сопротивление противника слишком сильно, он мешает продвижению, и просто так проехать мимо не получится, а также, разумеется, в местах, важных для дальнейшего продвижения, захват которых является промежуточной или основной задачей: мостов, плацдармов, узлов дорог, населенных пунктов, выгодных рубежей. Разумеется, при встрече с некоей линией обороны, спешно выстраиваемой в оперативной глубине, и которую нельзя обойти, мотопехота на БТР спешится, чтобы прорвать ее вместе с танками и при поддержке тяжелого вооружения мотопехотного полка и дивизионной артиллерии, если это требуется для выполнения задачи (боевая группа же не просто воевать отправляется в глубину обороны, а с определенной задачей, далекой от «убить всех, кто встретится на пути»). Опять же, БТР позволяет пехоте экономить силы, подвозя ее прямо к месту боя, а также дает возможность взять с собой в бой больше патронов и гранат (ведь запасной боекомплект бойцам не придется носить на себе, он лежит в БТР-е). Все это давало большие выгоды в наступлении.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

БТР-ы применялись и в качестве тягачей для различного рода артиллерии (на фото 105-мм дивизионная гаубица)


Вроде пока что все в рамках «разумного»? Пехота перемещается на БТР, который защищает ее от осколков снарядов и пуль небольших групп пехоты, а в случае, если нужно атаковать, бойцы спешиваются и идут в атаку. Так оно и было поначалу, однако по мере выпуска БТР ими оснащалось все больше и больше мотопехотных частей, по мере боев армия приобретала все больше опыта, и постепенно у командования появилось новое видение - рота и батальон на БТР могут в некоторых случаях вести бой без спешивания.


Бой без спешивания


Итак, в наступлении от передовых подразделений требуется максимально быстрое продвижение, а необходимость спешиваться для атаки мешающих продвижению позиций противника, либо искать пути для обхода, продвижение замедляет. Требовалось какое-то иное решение, позволяющее терять меньше времени. В чем же два основных недостатка боя спешенной пехоты для подвижного соединения? Первый, о котором мы уже знаем, это потеря времени. Пока пехота спешится, пока построится, пока пешком дойдет до обороны противника (БТР же не прямо перед окопами ее высаживает), пока зачистит местность, пока соберется, приведет себя в порядок и погрузится на БТР-ы опять, чтобы следовать за танками, пройдет куча времени. Ладно, если это нужно сделать один раз, но одним разом же не ограничится. В итоге наступление опять замедляется, противник успевает подтянуть больше сил, лучше организовать оборону на промежуточных рубежах, принять нужные решения. Вторая проблема – это уязвимость пехоты вне брони БТР. Нам кажется, что вроде как в БТР-то пехота чуть ли не уязвимей всего – скученное расположение, один снаряд, и все убиты. Проблема только в том, что вне БТР пехота еще более уязвима – ее бьют уже и пули стрелкового оружия, и осколки артиллерийских снарядов и мин. А вот чтобы поразить БТР, нужна противотанковая артиллерия, а ее как раз всегда не хватает, а в оперативной глубине тем более (теоретически БТР-ы поражаются и противотанковыми ружьями, вот только средство это достаточно слабое, обладает низкой точностью – с 500 м пуля может отклониться от точки прицеливания более чем на метр – это ж можно и по БТР-у не попасть, а чем ближе к тебе БТР, тем меньше у тебя времени на обстрел, тем эффективнее его огонь и тем проще бойцам обнаружить позиции ПТ средств). Еще поразить БТР можно близким разрывом крупного снаряда (152-мм, например), но в этом плане спешенная пехота вряд ли в более выгодном положении. Вероятность же прямого попадания из миномета в БТР довольно мала. Очень часто частям на БТР необходимо атаковать наспех кем попало занятые и как попало оборудованные позиции, и тут броня толщиной в 8 – 14,5 мм делает их для обороняющихся танками. Пехота, сидящая внутри БТР, оказывается практически не поражаемой для обороняющихся. В июне 1942-го года в отчете 12-й танковой дивизии отмечалось, что по опыту боев глубина продвижения в бою частей на БТР выше, чем частей на грузовиках, так как части на БТР более мобильны на местности, после подавления противотанковых подразделений противника его части теряют возможность остановить наступление пехоты на БТР, а установленные на БТР орудия (на тот момент 37-мм) и пулеметы эффективно поддерживают атаку.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

Танки и мотопехота 24-й танковой дивизии действуют совместно


Важно также понимать, что пехота на БТР атакует не одним БТР, и даже не взводом, а минимум ротой, а то и батальоном, имеющим порядка сотни бронированных машин, да не одна, а при поддержке танков или штурмовых орудий (собственно говоря, для совместных действий с танками вся эта сложная механизация и задумывалась), не говоря уж об артиллерии – даже при наличии у обороняюшихся противотанковой артиллерии, она будет просто насыщена количеством целей и задавлена огнем.


Но не только бронезащитой силен батальон на БТР. Понимание того, что лучшая защита – это нападение, а также опыт боев, показавший высокий уровень воздействия подавляющего эффекта стрельбы автоматического оружия, а вместе с тем и сложности с оснащением всех батальонов дивизии БТР-ами (обычно из четырех мотопехотных батальонов танковой дивизии оснащен БТР был только один, очень редко больше), заставили немцев обратить на вооружение этой передовой части самое пристальное внимание. Идея была в том, чтобы батальон обеспечивал просто море огня, чем в какой-то мере компенсировал свою малочисленность (в сравнении, например, с полком из двух батальонов), особенно было важно насытить боевые части ручными пулеметами. В итоге по количеству ручных пулеметов уже в 42-м году батальон на БТР превосходил обычный мотопехотный батальон вдвое, а стрелковый батальон немецкой пехотной дивизии – вчетверо. В каждом отделении мотопехоты было два пулемета (вместо привычного одного в пехоте), в частях на БТР к этому еще добавлялся пулемет на БТР, а также пулеметы различных боевых машин на базе БТР. Само отделение пехоты могло вести бой, стреляя из пулеметов через борт своей открытой сверху боевой машины. И это не пистолет-пулеметы с эффективной дальностью стрельбы порядка 200 м (которые тоже имелись в укладках БТР для ближнего боя), это пулеметы под винтовочный патрон, стреляющие на втрое-вчетверо большую дистанцию, а в случае установки на тяжелом станке (на БТР пулеметной группы) – до 1200 м (до 1500 м в благоприятных условиях). Эффективность ответной стрельбы пехоты противника и его противотанковых средств в условиях подавления таким шквалом огня вряд ли оставалась высокой. Не стоит забывать и о скорости атаки пехоты на БТР, как-никак это транспортное средство, и пусть оно не обладает полной подвижность танка на местности, атака могла вестись на скоростях, вдвое-втрое больших, чем скорость атаки спешенной пехоты. Выстоять против такой атаки было очень непросто.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

Немецкие БТР на местности (на борту закреплен 88-мм противотанковый гранатомет)


Атака на БТР без спешивания позволяла во многих случаях выиграть время как за счет отказа от долгих перестроений и пеших атак (либо поиска маршрутов обхода с потерей сил на выставление заслона), так и за счет большей скорости и эффективности самой атаки! Пользуясь новой тактикой и техникой, мотопехота и действовала быстрее, и имела большую ударную мощь. Разумеется, бой без спешивания не являлся какой-то универсальной палочкой-выручалочкой, и не всегда приводил к успеху, как, наверное, и любой другой способ вести бой. Случалось, например, что части провели недостаточную разведку, или неверно оценили состав обороняющихся сил противника, в результате чего наступающие на БТР бойцы были разгромлены. Бывало, что бойцы и командиры действовали в атаке неправильно. Мы встречаем порой такие свидетельства в отчетах и воспоминаниях, где говорится, что немцы атаковали без спешивания и орудия поражали их прямо в БТР-ах, а они останавливались и выскакивали под пули и осколки. Бои без спешивания требовали очень четкого управления, грамотного планирования атаки, способности очень быстро реагировать на изменения (ведь бой на БТР ведется на больших, чем пеший, скоростях), а от самой пехоты – стойкости под огнем и артобстрелом: пехоту приходилось специально учить выносить потери от поражения БТР осколками и не пытаться посреди заградительного огня артиллерии противника спешиваться и залегать. Отношение потерь под артогнем при действиях внутри БТР и при попытке спешиться и залечь оценивалось как 1 к 8. Учили пехоту и стойко переносить обстрел противотанковой артиллерии и ПТР, если орудий небольшое количество. Противодействием была максимальная скорость атаки и плотность подавляющего огня. Части, которые вместо яростной атаки выбирали экстренное спешивание, несли большие потери и добивались меньших результатов.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

75-мм пехотное орудие на базе БТР


В дальнейшем немцы старались, сохраняя большое количество автоматического оружия, насытить батальон на БТР также тяжелым вооружением. Поначалу в ротах имелись 81-мм батальонные минометы на БТР (которые могли вести огонь без снятия с БТР), но затем постепенно количество огневых средств увеличивалось, появились 37-мм орудия на БТР в каждом взводе, позже были добавлены группы 75-мм пехотных орудий, установленных на БТР, в батальоны, а затем и в роты. После появились 20-мм автоматические пушки, тоже поставленные на БТР, постепенно распространившиеся практически на все составные части бронебатальона, в том числе заменив 37-мм САУ во взводах. В мотопехотных полках, имеющих в составе батальон на БТР, появлялись специальные машины – бронированные самоходные гусеничные лафеты для 150-мм тяжелых пехотных орудий, самоходные огнеметные машины на базе БТР, 20-мм зенитные САУ.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

150-мм САУ мотопехотного полка


Помимо бронированных САУ на базе танка или БТР, в батальонах и полках имелись также в небольшом количестве (в разное время эти части находились то в батальоне, то в полку) 75-мм противотанковые буксируемые орудия с БТР в качестве тяги (а также транспортера боеприпасов), 120-мм минометы с БТР в качестве тяги, саперные взводы на БТР (специальный саперный БТР с небольшим возимым мостом и саперным инвентарем). Дошло до того, что летом 1944-го вес минутного залпа батальона на БТР (без полковых частей) превосходил аналогичный показатель обычного мотопехотного батальона в два с четвертью, а обычного пехотного – в три раза (и примерно в эти же три раза он вырос с 1942-го года). Итогом всех нововведений было превращение батальона на БТР с приданными ему частями в очень мощную боевую единицу, способную просто смести оборону противника шквалом огня, как настильного, так и навесного, причем вплоть до калибра 150-мм. Уделялось внимание также управлению и связи, с 1942-го года каждая машина на базе БТР, включая обычный БТР мотопехотного отделения, начала оснащаться радиостанциями короткого радиуса действия, а в частях управления – более мощными радиостанциями.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

Саперный БТР с установленным на него мостом


Ближний бой без спешивания


Важно понимать, что бой мотопехоты на БТР – это не редкость или исключительный случай, а ее основной вид боя. Уже в мае 1942-го года этот вид боя имеется в наставлениях, а в середине 44-го года бой без спешивания указан основным видом боя мотопехоты на БТР. Соответственно этому изменилось и название боевой машины с gepanzerter Mannschaftskraftwagen (гепанцертер Манншафтс_крафт_ваген - Бронетранспортер) на Schuetzenpanzerwagen (Щуцен_панцер_ваген - Броневая машина стрелков). Некоторые машины мотопехотного полка вообще не подразумевалось использовать, когда батальон на БТР спешивается. При этом предполагалось вести с БТР и ближний бой – в наставлениях прямо указано, что можно вести бой с БТР пистолет-пулеметами и ручными гранатами (тем более, что закинуть гранату с БТР-а в окоп заметно проще, чем из окопа в БТР), и есть это не только в тактических наставлениях, но и в воспоминаниях бойцов (например воспоминания Антона Ханле, унтер-офицера 304-го мотопехотного полка 2-й танковой дивизии, который лично видел, как бойцы на БТР так делают), а 24-я танковая дивизия отмечала в отчете октября 42-го, что возможно вести бой с боевых машин и в городе (в данном случае в Сталинграде), но только в местах, где строения невысокие и деревянные (такие районы были в Сталинграде, да и в деревнях обычно именно такие постройки). В общем, на БТР возможен не только бой без спешивания, но и ближний бой без спешивания. Тем не менее, понимая, что действия без спешивания в ближнем бою ограничены, немцы по опыту 42-го года (и запросы на это встречаются в отчетах 42-го года) добавили в мотопехотный полк специальные огнеметные машины (на базе БТР), предназначенные для уничтожения узлов сопротивления, домов или укреплений без спешивания и потери времени на зачистку.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

Огнеметная машина на базе БТР. Эти машины применялись практически только для боя без спешивания


Разумеется, не стоит думать, что немецкая мотопехота на БТР атаковала только без спешивания. В некоторых случаях спешиться нужно было обязательно, в особенности в плотной застройке, в лесу или при очень плохой видимости, на очень тяжелом бездорожье или при прорыве сильно укрепленной обороны, также при занятии обороны на промежуточных пунктах или после достижения конечной точки. Однако важно понимать, что мотопехота на БТР – это дорогой и редкий вид боевых подразделений, лучше всего подходящий для совместных подвижных действий с танками в составе полностью бронированных боевых групп, потому некоторые чисто пехотные задачи, которые вместо бронебатальона может решить обычный мотопехотный батальон, лучше решать без растрачивания ценного ресурса, и только за неимением такой возможности спешиться должен бронебатальон (пусть и не столь редкий, как некоторые считают, все-таки с лета 1942-го года иметь в составе танковой дивизии батальон мотопехоты на БТР не было чем-то из ряда вон выходящим, а летом 1943-го, когда производство БТР повысилось, количество батальонов на БТР возросло). В 1942-м году даже отмечалось, что части на БТР излишне вошли во вкус и по каждому поводу спешиться вызывают помощь обычной пехоты, что тоже неправильно, так как ведет к задержкам в наступлении. Главный критерий, в данном случае, - эффективность выполнения конечной задачи. Если ради более эффективного ее выполнения батальону на БТР нужно спешиться, он должен спешиться, если же он может передать эту задачу, например, второму батальону своего полка (на грузовиках), а сам продолжить выполнение своей основной задачи в глубине обороны, то лучше сделать так.

Мотопехота на БТР и бой без спешивания Cat_cat, История, Война, Бой, Длиннопост

БТР с автоматической 20-мм пушкой


Я не думаю, что буду далек от истины, если скажу, что немцы очень далеко продвинулись в развитии маневренного боя пехоты, и разработанные ими методы и средства позволяли боевым группам не терять лишний раз время и бойцов, и продвигаться быстро в глубину обороны противника, в том числе при тяжелых условиях местности (что они показывали даже в 1945-м году). Разумеется, важно понимать, что одним батальоном мотопехоты или даже одной боевой группой танковой дивизии невозможно выиграть ни войну, ни даже крупное сражение, и полноценно все это работает только при наличии достаточного наряда сил, в том числе обычной пехоты и авиации, а также топлива, с чем у немцев чем дальше, тем больше были проблемы. Тем не менее действия немецких танковых дивизий до самого конца войны были до определенной степени эффективны и давали повод их противникам понервничать. Задачей этой статьи было познакомить читателя с мотопехотой, с характером ее применения в целом, трудностями, стоящими перед ней и, в особенности, боем на боевых машинах без спешивания, как важной особенностью немецкой мотопехоты времен ВМВ, о которой до сих пор известно очень мало, и которая вызывает много споров и противоречий. Изучая этот вопрос, я был поражен, сколь сильного, хитроумного и технически оснащенного противника победили наши предки во Второй Мировой войне. Это первая статья из цикла «Бронированные боевые группы и их составные части». В статьях этого цикла мы подробно рассмотрим немецкую мотопехоту и ее боевые машины, моторизованную дивизионную артиллерию и бронеартиллерию, а также разведывательные батальоны танковых дивизий, составлявшие вместе с танками во второй половине войны полностью бронированные боевые группы. Некоторые следы этих объединений и описанной в статье тактики боя можно проследить в военном деле вплоть до настоящего времени.


Для подготовки материала я использовал источники:

1. Wolfgang Fleischer, Richard Eiermann – Die Motorisierten Schuetzen und Panzergrenadiere des deutschen Heeres 1935 - 1945

2. Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle – Mittlere Schuetzenpanzerwagen (sd.kfz 251) History of Variants, Production, Organization, Issue, Tactics, and Employment in Action from 1939 to 1942 (Panzer Tracts No.15-2)

3. Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle – Mittlerer Schuetzenpanzerwagen (sd.kfz 251) Ausf.C & D History of Production, Variants, Organization, and Employment in Action from 1943 to 1945 (Panzer Tracts No.15-3)

4. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 3/I. Mechanized Army Divisions (22 June 1941)

5. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 4/I. Mechanized Army Divisions (28 June 1942)

6. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 5/I. Mechanized Army Divisions (4 July 1943)

7. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 5/III. Waffen SS Higher Headquarters and Mechanized Formations (4 July 1943)

9. Боевой устав бронетанковых и механизированных войск Красной Армии от 13.02.1944 г.

10. Материалы сайта WWIIdaybyday

11. Материалы сайта Память народа

12. Материалы Youtube канала Military History not Visualized

13. Книги и видео-лекции военного историка, к.и.н. Алексея Исаева


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_163898

Автор: Виталий Илинич. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_269606747

Личный хештег автора в ВК - #Илинич@catx2, а это наш Архив публикаций за апрель 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 9
3358

ПОСЛЕДНЯЯ РЫБАЛКА

Вася — мой товарищ оператор-экстремал купил где-то в Ярославской деревне домик у воды, чтобы летом приезжать туда с водкой, а обратно с рыбой, если повезет. Автоприцеп с братом сварил. Страшный, не особо окрашенный и даже без крыльев, но получился прицеп вполне вместительный и явно крепкий. Загрузили до отказа всяким ржавым добром и пришпандорили к «Ниве». Меня тоже с собой позвали, чтобы втроем, в чисто мужской компании пропасть на целую неделю, вспомнить молодость, ухи поварить.

Но за день до отъезда, встрепенулся Васин дед — божий одуванчик и московский интеллигент в каком-то там поколении, так вот, он тоже запросился с нами на рыбалку.

Вася с братом, конечно стали его отговаривать:

- Дедушка, ну ты сам подумай, четыреста километров по жаре трястись, да еще и коляска твоя (дед, тогда неудачно упал, сломал шейку бедра и временно пересел на коляску). Ну, хорошо, допустим коляска уйдет в прицеп, но все равно, дедушка, зачем тебе вся эта нервотрепка? Тебе ведь девяносто два, у тебя давление.

- Ничего, что давление, двадцать граммов водочки приму и как рукой... В том-то и дело, что мне девяносто два, а я ведь никогда на рыбалке-то и не был, только собирался. Всю жизнь в своей типографии свинцом продышал. Да и потом, кто меня свозит на первую и последнюю рыбалку, как ни родные внуки?

Крыть было нечем, взяли деда.

И вот, под вечер, на ужасно жидкой после дождя дороге мы конечно же застряли. Да еще и в горку. Нам-то всего и нужно было метров пятнадцать до верха холма доползти и вот она, наша деревня. «Нива» ревет, грязью кидается, а мы в прицеп упираемся, жилы рвем. Один за рулем, двое толкают, потом меняемся, только дед на переднем сидении сидит, кряхтит, переживает. Мы уже и сумки с прицепа сняли и лодку надувную и инвалидное кресло. Остался только дизель-генератор, но он один весил как танк.

Вот уперлись мы в очередной раз, а ни на миллиметр сдвинуться не можем, вдруг «Нива» смолкла и дед подозвал нас с Васей. Мы подошли.

- Ребятишки, я только сейчас повернулся и увидел, что вы же совсем неправильно телегу толкаете.

- В смысле - мы неправильно? Толкаем со всей дури, а как еще?

- Ну, вы как дети малые, а еще хотели без меня ехать. Инструкция простая: один ложится грудью на левое колесо, другой на правое, упираетесь ногами в землю и дело пойдет. Хитрость в том, что верх колеса продвигается намного легче, чем вся телега, да и руки тут особо не нужны, главное ноги.

Делать нечего, лег я белой футболкой на грязнючее колесо, поднатужились и дело действительно сдвинулось с мертвой точки. Через двадцать минут мы уже были на горе. Отдыхали.

Вася спросил:

- Дедушка, а ты-то откуда знаешь как прицеп толкать? У тебя ведь никогда и машины-то не было, у тебя даже прав нет.

- Машины не было. Ну и что? Зато у меня пушка была и я ее две тысячи километров грудью за колесо катал…

P.S.

Года через два Дед отправился к своему взводу. Катают там, наверное, свою пушку, курят и рассказывают друг другу похабные анекдоты.


С днем Победы.

Вспомните этих ребят.


Грубас

122

Западный Сталинград или как Смоленск российскую государственность защитил

Автор: Иван Слабуха

Западный Сталинград или как Смоленск российскую государственность защитил Cat_cat, История, Польша, Россия, История России, Война, Бой, Смоленск, Длиннопост

В 1609 году дела в русском царстве были незавидными. Москву осаждали войска Лжедмитрия за номером 2, по югу страны разгуливают, как у себя дома, татары, ну и конечно же поляки, которые решили поживиться за счёт западных областей необъятной. К тому же и царя постоянного нет, но не об этом сказ. Наш с вами разговор пойдет о Смоленске, а вернее его осаде.

Итак, 16 сентября польская армия Сигизмунда 3 подошла к Смоленску, делами в котором заправлял Михаил Шеин. Несмотря на то, что центральной властью в городе и не пахло уже долгое время, этот гражданин смог не только подготовить город к обороне, но и удержать в узде довольно свободолюбивое местное дворянство.

К тому времени крепостная стена Смоленска представляла собой одно из самых передовых сооружений в России. На страже крепости стоял собранный "с бору по сосенке" гарнизон из 5400 бойцов. Эти скромные силы были разделены на 2 группы: "осадную" и "вылазную". Последняя, помимо своей основной деятельности, являлась "пожарным" отрядом. Ребята из siege force были поделены на 38 отрядов, за каждым из них была закреплена башня и прилегающий участок стены. Планируя досидеть как минимум до зимы, соответственно желая поморозить польские пятые точки, а также расчистить пространство перед стенами, Шеин приказывает сжечь посад, а людей переселить за крепостные стены.

Для того чтобы решить "смоленский вопрос", король польский привел с собой 12.5к бойцов и 16 сентября приступил к осаде. Переговоры о капитуляции не задались по причине обещания Шеина основательно напоить польского посла водичкой из Днепра. Посидев, подумав, польское командование принимает решение о штурме, который проходит в период с 25 по 27 сентября. Он закончился большими потерями для польской стороны. Потерпев неудачу, Сигизмунд выписывает себе 10к казачков. Помимо этого, его лагерь постоянно пополнялся подкреплениями из Речи Посполитой и из "тушинского лагеря". Так как осаждающие не имели сколько-нибудь тяжёлой артиллерии, из-под Риги выписывается батарея осадных орудий, которая подвергает город интенсивным бомбардировкам. Видя тщетность штурмов, было решено организовать туннельную войну, до боли напоминающую первую мясорубную. Всю осаду стороны с упоением копали друг под друга туннели и с упоением взрывали под противником землю, а также с задором рубились в темноте и духоте. Попутно Шеин проводит тотальную мобилизацию, ставя под ружьё всех мужчин, способных держать оружие.

Не стоит думать, что "суровые смоленские парни" отсиживались за стенами. Вылазки гарнизона приносили массу страданий осаждавшим. В результате одной такой вылазки бравые русские парни добыли в качестве трофея королевское знамя. Попутно за более тонкими участками стены насыпался новый вал, который послужит хорошую службу во время штурмов, предпринятых 18 июля 1610 года. В ответ на это гарнизон проводит вылазку и подрывает батарею осадных пушек, которые пробили брешь в основном кольце крепостных стен. Несмотря на мои оптимистичные описания, гарнизон находился в тяжёлом положении вследствие нехватки пищи, воды и дров. За всё это нашим парням приходилось платить своей кровью.

Зима 1611 года стала поворотным моментом в осаде города, так как она выкосила почти всех защитников, поэтому в июне начался решающий штурм, в ходе которого сопротивление 200 полуживых защитников было сломлено, и польская армия вошла в город, учинив там резню. Остатки гарнизона и часть местного населения заперлись в городском соборе и подорвали вместе с собой хранившиеся там запасы пороха. Сам же идейный вдохновитель и руководитель обороны был взят в плен и находился там 8 лет.

За все время осады королевское войско потеряло порядка 30 тысяч юнитов. Русский же гарнизон был уничтожен практически полностью. Мирное население сократилось почти в 2,5 раза. Видя свои колоссальные потери и упоротость русских, Сигизмунд отказался от похода на Москву и повернул домой. Таким образом, защитники Смоленска не позволили польскому королю подвести армию к Москве и, скорее всего, взять ее, а там непонятно как обернулись бы дела у государства российского.

Западный Сталинград или как Смоленск российскую государственность защитил Cat_cat, История, Польша, Россия, История России, Война, Бой, Смоленск, Длиннопост

Источник: https://vk.com/wall-162479647_126787

Автор: Иван Слабуха.

Личный хештег автора в ВК - #Слабуха@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (31.12.2019)

Показать полностью 1
128

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта

Один из немецких офицеров после войны сказал: "Есть три битвы которые я не забуду никогда - Стонн, Сталинград и Монте-Кассино". Как ни странно, Стонн находится во Франции, которая, по сомнительному мнению некоторых, "сдалась без боя и не умела воевать". В немецких источниках это сражение именуют не иначе как "второй Верден". Можно согласиться с такой аналогией, учитывая то, что городок переходил из рук в руки 17 раз в ходе интенсивных боев 15-16 мая 1940 года.


Стонн расположен на плато Мон-Дье (Божья гора) примерно в 15 километрах к югу от Седана. Немцы стремились овладеть городом, чтобы обезопасить мосты у Седана, а французская армия рассматривала Стонн как плацдарм для контратаки. Первые бои в районе города начались 14 мая 1940 года, когда 55-я пехотная дивизия французов атаковала немецкие позиции при поддержке легких танков. Наступление захлебнулось, так как пехота залегла под огнем пулеметов и отстала от танков. Французские резервисты были вынуждены отступить, ничего не добившись.

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта Cat_cat, История, Франция, Германия, Вторая мировая война, Бой, Война, Сражение, Длиннопост

Немецкий пехотинец метает гранату на позиции французских войск


Тем временем, немецкое командование выдвинуло к Стонну свою 10-ю танковую дивизию при поддержке элитного полка "Великая Германия". Французские военачальники оказались перед выбором: атаковать немецкие соединения в направлении Седана максимально агрессивно с целью перерезать стратегически важные переправы или перейти к глухой обороне, блокируя все дороги к югу ? Забегая вперед, скажем, что генерал Флавиньи, оценив обстановку на месте, решил действовать преимущественно от обороны. Он посчитал, что танковые части французов не были технически готовы к решительным наступательным действиям и сосредоточил большую часть своих танков у переправ к югу от Мон-Дье.


Первыми французскими частями, вошедшими в Стонн, были разведчики 3-й моторизованной дивизии, чуть позднее подоспел пехотный батальон. Также в городке осталось три пушки - два 25-мм орудия и одно 47-мм противотанковое орудие.

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта Cat_cat, История, Франция, Германия, Вторая мировая война, Бой, Война, Сражение, Длиннопост

Восточный въезд в Стонн — отсюда пришли немцы


С германской стороны на Стонн двигались части полка "Великая Германия" и танковая колонна из 11 танков. После короткого артобстрела началась атака - пять танков Pz.IV ворвались на улицы города с востока, стремясь прорваться к центральной площади. Немцам не повезло - ближайшим расчетом 25-мм пушки командовал ветеран войны в Испании сержант Дюран. Подпустив головной танк немецкой колонны на близкую дистанцию, подопечные Дюрана всадили в него несколько снарядов. Панцер загорелся и встал на дороге мертвым грузом - теперь настала очередь второй "четверки". Французские бронебойщики выбили немецкому танку приборы наблюдения, ранили водителя и контузили радиста. Экипаж поспешно покинул машину и бежал. Теперь третий танк колонны был заблокирован первыми двумя и стал легкой целью. Несколько точных попаданий - и Pz.IV взлетел на воздух после детонации топлива и боекомплекта. Героический французский расчет отбуксировал пушку на западную окраину города, так как в Стонн уже вошла немецкая пехота и легкие танки.

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта Cat_cat, История, Франция, Германия, Вторая мировая война, Бой, Война, Сражение, Длиннопост

Расчет 25-мм орудия французов в работе


Легкие танки немцев промчались через город насквозь, при этом один был подбит французским огнем. Французы тоже понесли некоторые потери, сгорело два их бронеавтомобиля, после чего пехотный полк отступил из городка на юг. Три уцелевших танка Pz.IV вышли на южную окраину Стонна, где заняли оборонительные позиции.


Несмотря на то, что немцы взяли Стонн под свой полный контроль в начальной фазе сражения, французские войска сдаваться не собирались и подготовили быструю контратаку силами 67-го пехотного полка и 13 танков "Гочкисс". Танки ворвались в город под огнем немецких ПТ-орудий калибра 37-мм и одинокого Pz.IV. Французские машины смогли подбить два танка Вермахта, однако сопровождающая пехота снова отстала от танков - пришлось откатываться на стартовые позиции.


В 8 утра 15 мая к Стонну подошли более серьезные ударные силы французов - группа из 3-х тяжелых танков Char B1. Увидев приближение этих стальных монстров, немецкая пехота поспешила ретироваться из южной части города. Тем временем на восточной окраине развернулась дуэль между "Чарами" и Pz.IV c бортовым номером 711. Обратимся к воспоминаниям наводчика Карла Коха, который был тогда в эпицентре событий: "Мы искали боеприпасы в подбитых танках, стоявших впереди, как вдруг из-за кустов выехал французский танк. Это был настоящий монстр, мы не могли себе представить, что французы имеют такие машины в своем распоряжении. Нам понадобилось более 20 выстрелов, чтобы вывести его из строя. Вскоре появился еще один B1, ведущий огонь из всех стволов. Но нас он не заметил. Мы уничтожили этот танк двумя попаданиями в башню и корму. Свой танк пришлось покинуть - не осталось боеприпасов".

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта Cat_cat, История, Франция, Германия, Вторая мировая война, Бой, Война, Сражение, Длиннопост

Pz 4 уничтоженный в боях за Стонн


Следующая французская атака на Стонн была значительно более грамотно организованной. В ней приняли участие несколько легких танков при поддержке уцелевших Char B1 и пехотного батальона. Немецкая пехота была прижата к земле плотным огнем 155-мм орудий, после чего французы ринулись в город с севера и запада. Примерно в 11 часов утра полк "Гроссдойчланд" был полностью изгнан из Стонна, тяжелые потери понесла и 14-я рота противотанковых орудий. Французские потери были относительно невелики.


Сразу же после того, как французская пехота закрепилась в городке, последовал мощнейший комбинированный удар немецкой артиллерии и пикировщиков "Штука". Огненный шторм был настолько страшен, что большая часть французской пехоты отошла за пределы Стонна. Впрочем, немцы зализывали раны и город пока не атаковали. В 15:30 французские пехотинцы вернулись в руины того, что когда-то было Стонном.

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта Cat_cat, История, Франция, Германия, Вторая мировая война, Бой, Война, Сражение, Длиннопост

Подбитый немцами французский танк


Командующий немецкой 10-й танковой дивизией генерал Шааль запланировал свою контратаку на 15:00, но встретил решительный протест командира полка "Великая Германия", который заявил, что его истощенным маршами и жестоким боем солдатам нужен отдых. Шаалю ничего не оставалось, кроме как дождаться подхода свежего 67-го пехотного полка, который и был задействован в вечерней атаке. Немцам удалось выбить французов из центра города, однако в южной части Стонна французская пехота здорово укрепилась и стояла насмерть. С наступлением темноты обе стороны находились в считанных метрах друг от друга, не в силах продвинуться вперед. Воцарилось временное затишье...


Очередная французская атака на Стонн началась рано утром 16 мая, после 45-минутной артиллерийской подготовки. Основные надежды командование возлагало на тяжелые танки Char B1, однако большая их часть до городка не доехала из-за технических поломок. Казалось бы, боевая задача провалена, но был в рядах французских танкистов человек, который сумел доказать - и один в поле воин. Танк капитана Пьера Бийота решительно двинулся по главной улице в сторону городской церкви, где нарвался на колонну из немецких танков. Немцы готовились к контратаке и совсем не ожидали нападения. Бийот приказал вывести из строя первую и последнюю машину в колонне, после чего остальные танки стали легкой мишенью. На выезде из Стонна экипаж Бийота заметил еще одну колонну немецкой бронетехники, которая также была уничтожена. Немцы активно стреляли в ответ, но даже 140 попаданий по стальному гиганту Char B1 не смогли вывести его из строя. Всего танк под командованием Пьера Бийота уничтожил 13 немецких "панцеров" разных моделей и раздавил два противотанковых орудия.

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта Cat_cat, История, Франция, Германия, Вторая мировая война, Бой, Война, Сражение, Длиннопост

Арт изображающий танковый рейд Бийота у Стонн


Пехота французов, наблюдая за героическим рейдом своего одинокого танка, заметно воодушевилась. После примерно часового уличного боя подразделения 51-го пехотного полка взяли Стонн под свой полный контроль к 7 часам утра. Немцы ответили артиллерийским ударом и налетами авиации, однако попытки их пехоты снова войти в город провалились. К полудню французский пехотный полк держался на улицах из последних сил, находясь под градом снарядов и бомб. С 3 до 5 часов дня в Стонне шла жесточайшая рубка, контратаки немецких и французских войск шли одна за другой. Немцы в отчаянии бросили в бой свой резерв - 64-й пехотный полк. Его приближение было замечено танком лейтенанта Дюмерса, который на полном ходу помчался на немецкие порядки и начал давить разбегающихся в панике пехотинцев. Однако этот ужасный эпизод не сломил боевой дух немцев и им удалось наконец выдавить французов из городка в 7 часов вечера.

Стонн — неизвестное сражение французской кампании Вермахта Cat_cat, История, Франция, Германия, Вторая мировая война, Бой, Война, Сражение, Длиннопост

Из подобной пушки французский сержант Дюран подбил 3 немецких танка


Вечером 16 мая танковые бои прекратились, обе стороны перебросили свои машины на другие участки фронта. Потери сторон были велики, один только полк "Великая Германия" потерял почти 700 человек за два дня сражения. Сопоставимы были и потери французских войск. Боевые действия в районе Стонна продолжались еще примерно неделю, но в них участвовала почти исключительно пехота, в связи с чем битву и прозвали "вторым Верденом" - окопавшиеся соединения обменивались бесконечными артиллерийскими налетами…


Источник: https://vk.com/wall-162479647_77835

Автор: Александр Любомирский. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_262295145

Личный хештег автора в ВК - #Любомирский@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (31.12.2019)

Показать полностью 6
407

Ответ на пост «Применение фехтования в битвах» 

Недавно @Cat.Cat опубликовали пост о применении фехтования в битвах, где заявлялось, что его просто нет (как же я люблю столь категоричные заявления). Утверждение, мягко говоря, спорное, и я хочу объяснить почему. Я рассматриваю в первую очередь средние века, но при желании мои рассуждения можно перенести практически на любую эпоху вплоть до раннего нового времени.


Вообще, что такое фехтование? В широком смысле, это умение наносить удары, не получая их. Наверное, важно уточнить, что удары наносятся преимущественно холодным оружием, и, в общем-то, этого достаточно. Не важно, чем ты вооружен - шпагой, фальшионом или пикой, дерешься ли ты один или с товарищами, насмерть или до первой крови - стремление убить или ранить противника, оставшись целым самому, есть ни что иное, как фехтование.


Далее автор пишет, что в строю двигаться нельзя, а фехтование без дистанции невозможно. Безусловно, дистанция играет в фехтовании ключевую роль, однако является ли она прям необходимой? Вспоминаем мензурное фехтование, где бойцы не могли двигаться с места. Вспоминаем хольмганг на шкурах шириной в три метра. В чечне и дагестане и вовсе был вариант дуэли на расстеленной бурке.

Кроме того, в строю, если он не совсем уж плотный, все же можно совершать небольшие движения вперед-назад.


Затем утверждается, что в бою победит тот, "у кого лучше доспех, кто сильнее и тяжелее других, чьи союзники крепче и готовы прийти на помощь". Безусловно, это все важные факторы. Но если человек не владеет оружием, не умеет наносить удары и не подставляться под них, спасет ли его сила и доспехи? Можно, конечно, полагаться на товарищей... Но если они такие же неумехи, это едва ли приведет к чему-то хорошему.


Автор пишет, что на земле человека, в совершенстве владеющего мечом, "кинжалами забьют насмерть так же, как и вон того лучника, в жизни меч в руках не державшего". У меня только один вопрос - с каких это пор бой начинается в положении лежа? Оказаться на земле можно в трех случаях:
1) споткнулся

2) ранили

3) сбили с ног толчком или повалили борцухой


Если первое - чистая случайность, то два других варианта очень даже зависит от твоего умения фехтовать. В любом случае, положение "на земле" - это уже, фактически, проигрыш, и как-то странно рассматривать это как норму.

Следующий аргумент: "наличие доспехов практически у всех вокруг нивелирует большинство фехтовальных приемов". Во-первых, в средние века хороший доспех, который реально мог пассивно защищать своего обладателя, был хорошо если у одного из десяти. У большинства же доспех был частичный и закрывал только наиболее уязвимые места. Таким образом, он никоим образом не "нивелировал фехтовальные приемы", а только ограничивал область применения таковых. Во-вторых, наличие доспеха отнюдь не делало бесполезным фехтование. Оно меняло его вид - приходилось доставать шестопер, брать меч хватом полумеча, наносить более сильные удары... Вообще, я уже писал про это пост: О доспешном бое


В конце утверждается, что "в сражении все решает командная работа: без своих товарищей ты - труп, хоть обфехтуйся." Я не спорю, значение командной работы - ключевое, и несколько слабых фехтовальщиков вполне запинают одного сильного. Но далеко не всегда удается напасть несколькими на одного. А при равенстве сил победит кто? Правильно, у кого лучше подготовка.


Напоследок я хочу сказать, что крупные столкновения, где могла начаться пресловутая свалка, в средние века встречались не часто. Подавляющее большинство сражений - бой сотен, а то и десятков бойцов на довольно широком фронте. Глубина строя могла составлять всего 2-3 бойца в глубину, и никакой особой тесноты не было. Несложно догадаться, что значение личного мастерства в таких условиях было очень важно.


В принципе, автора можно было бы понять, если бы он потрудился объяснить, что именно он имеет в виду под фехтованием. Разумеется, к примеру, дуэльное фехтование имеет мало общего со столкновением баталий пикинеров. Но он использовал довольно широкий термин без пояснений, чем и вызвал подобную критику.

Показать полностью
99

Листая старые страницы или ведьмы против Георга фон Фрундсберга

Мы имеем Францию — одна штука; в ней есть регион с названием Эльзас, тоже вроде как один, столицей этого самого Эльзаса с незапамятных времён служит город Страсбург, а к северу от него был, да и сейчас есть, городок поменьше — Эрлисайм. И в разгар одной очень большой Войны ему повезло стать местом не менее интересного боя.

Итак, январь 1945 года, западный фронт. Град бомб и снарядов уже заставил немцев поупырить мел в деле наступления через Арденны, а потому им остаётся наносить только отвлекающий удар, да и вообще в другом месте — том самом Эльзасе.


Непосредственно Эрлисайм атаковали части 10-й танковой дивизии СС «Фрундсберг». Первоначально наступление шло достаточно рутинно: ландскнехты перевалили через Рейн, окружили находившуюся там американскую пехоту, отбили попытки её деблокировать, после чего зачистили.

Где-то на предпоследнем этапе на полях появились другие участники будущей трагикомедии – это были подразделения 12-я танковой дивизии США (также известна как «Hellcats», или «Аццкие коты», или просто «Ведьмы»), они же попытались отбить свежепотерянный населённый пункт. Но предприятие сие вылилось в историю уровня «танки дивизии к назначенному сроку не успели, а вот пехота вполне себе, поэтому в атаку пошла одна». Ну а захват в плен штаба наступающего батальона – итог более чем красноречивый.

На радостях от такого успеха двинуться вперёд решили немцы, а точнее рота «Пантер». Однако подтянувшаяся противотанковая артиллерия янки очень быстро объяснила атакующим, что они не правы, и для убедительности сократила их поголовье до взвода минимальной комплекции (т.е. где-то двух боеспособных танков). После этого загрустили уже эсэсовцы, да так, что сдали город трём десяткам таки приехавших под Эрлисайм «Шерманов», которые въехали на улицы, даже не дождавшись пехоты.


Стерпеть такого унижения панцер-комбат не смог, а потому отправил на выручку побитой роте цельный один мотоцикл без пулемёта, но зато с адъютантом на борту, звали его Эрвин Бахманн.

Листая старые страницы или ведьмы против Георга фон Фрундсберга Cat_cat, История, Длиннопост, Вторая мировая война, Война, Франция, Германия, Танки, Бой

Как настоящий гусар, он тут же двинулся вперёд. В первый раз, правда, только на разведку (впрочем, наткнуться на пару американских танков и сжечь один из них метким выстрелом «панцерфауста» ему это не помешало). Затем события разворачиваются стремительно: две оставшиеся «Пантеры» под началом Бахманна врываются в Эрлисайм, после чего начинают стрелять во всё, что движется, а что не движется, двигать и стрелять. Не ожидавшие такой прыти американцы теряют шесть «Шерманов», а затем сдают без боя ещё двенадцать. Что случилось с остальным, вряд ли известно кому-то, кроме Всевышнего, по крайней мере, даже сам факт пропажи целого танкового батальона на светлой стороне фронта обнаружили не сразу.


Так «Фрундсберг» получил в актив ещё одного кавалера Рыцарского креста и новую (трофейную) танковую роту – 13-ю. Поговаривают, последние из захваченных «Шерманов» успели провоевать аж до самой Берлинской операции, пока под городком Шпремберг паровой каток безымянной красной пехоты не поставил точку в истории ещё одной танковой дивизии СС…

Листая старые страницы или ведьмы против Георга фон Фрундсберга Cat_cat, История, Длиннопост, Вторая мировая война, Война, Франция, Германия, Танки, Бой
Листая старые страницы или ведьмы против Георга фон Фрундсберга Cat_cat, История, Длиннопост, Вторая мировая война, Война, Франция, Германия, Танки, Бой

Источник: Cat_Cat. Автор: Никита Шмик.

Личный хештег автора в ВК - #Шмик@catx2

______________________

Оглавление Cat_Cat (02.12.2019)

Показать полностью 3
460

Старик и пёс.

Старик посмотрел на пса. Пёс лежал на полу, как бы безучастно относясь ко всему происходящему, только щелочки глаз выдавали его бодрствование. - Рем! Пёс поднял голову и вопросительно глянул на хозяина. - Пойдем - погуляем, а то потом, боюсь, сил не будет, - вопросительно сказал старик, сидя на стареньком диване.
Рем хлопнув несколько раз толстым хвостом о пол, тяжело поднялся сперва на передние лапы, затем - на задние. Тяжелым старческим шагом, подойдя к хозяину и, глядя в глаза, лизнул его руку.
-Пойдем, пойдем! Сам я тоже плохо себя чувствую, но дружок – тебе нужно сходить, да? Сколько раз тебе говорил: дверь открыта, сам пойди – сходи в туалет, нет, меня ждешь. Я понимаю, хочешь, чтобы я двигался.
Пёс, еще раз глянув в глаза старика, медленно пошел к выходу, где «хлопнулся» всем телом на старый, затертый коврик у порога.
Старик, шаркая стоптанными тапками, двинулся следом, опираясь по пути на стену с потертыми, потерявшими весь свой первоначальный вид, обоями. Пройдя к порогу, старик тяжело присел на табурет. Надев стоптанные ботинки, встал, взял палку, стёртую до белизны, , вышел в сени, а затем на улицу. Следом вышел пёс, раскачиваясь спиной и опустив голову. Дверь в дом никогда не закрывалась на замок – что тут брать!
Оба доживали свой век: старик – человечий, пёс – собачий.
Пёс уже давно бы помер, но не мог оставить человека без своего попечения. Псиные силы были на исходе, он уже прожил все отпущенные ему годы. Но своим собачьим умом он понимал, что нужен этому человеку и думал: «Как этот старый человек будет жить без меня? Как он будет один коротать свои стариковские вечера? Кто его разбудит, заставит пройти на кухню, покормить меня и поесть самому. Он ведь не будет есть сам, один, мы всегда кушаем вместе. А не будет есть – он умрет».
Старик, в свою очередь, понимал, что его земной путь уже закончился, счет жизни идет на недели, если не дни. Но не мог уйти из этого мира, оставив пса на произвол судьбы: «Кто за ним будет ухаживать?, - думал он, - Ведь он никому не нужен! Кому нужен старый, почти беззубый пёс? Никому! Его же покормить нужно, выгулять. А сил то уже и нет». Оба понимали друг друга. Старик понимал пса, пёс – понимал старика. По взглядам, по жестам, по молчанию. Старик любил поговорить с псом, Рем внимательно его слушал, иногда согласно хлопал хвостом, иногда поводил бровями, как бы пытаясь вникнуть в суть сказанного. Пёс говорил жестами. Ткнется в руку или ногу старика, лизнет руку, потрется о ногу, ляжет перед ним, как бы говоря: «ну, погладь меня, я же заслужил». Они сочувствовали друг другу, поддерживали друг друга, помогая друг другу пережить одиночество. Пёс не знал поводка и ранее, а сейчас и подавно. Когда они познакомились – пёс бегал впереди, иногда оборачиваясь, как бы спрашивая: «ты идешь за мной?». Потом бежал или шел рядом со стариком, а последнее время шел сзади.
Старик родился еще до войны. Вместе с родителями чудом выжил в оккупации. Немцы деревню сожгли и, семья пряталась в лесу в сырой землянке.
После войны единственным стремлением его было окончить школу и стать военным. Что он и сделал – поступив в военное училище. По окончании училища получил среднее военное образование, специальность техника и звание лейтенанта. А через несколько лет стал старшим лейтенантом запаса, уйдя из армии по «хрущевскому» сокращению.
Вернулся в родные места. В колхоз не пошел, хотя и звали, уехал в город, где устроился на автобазу – механиком. Работал, штопая, ломающуюся от старости и интенсивного использования, технику. Авторитет с годами заработал, направили учиться заочно в институт на инженера. Пока учился, его инженером и назначили.
В 1970 –м наградили медалью «100 лет со дня рождения В.И.Ленина». Он еще подумал: «Боевых наград не заслужил, так хоть за труд дали! И на том спасибо!».
Нет, он не имел обиды на власть, за то, что не исполнилась мечта о военной службе, понимал, высшей политике не до маленького человека. Перед пенсией дали еще медаль «Ветеран труда». Эти награды старик приколол на парадный китель с золотыми погонами старшего лейтенанта к имеющейся юбилейной - «40 лет Вооруженных Сил СССР» .
Не обижали его на работе – всегда в передовиках ходил. Квартиру дали - «двушку» в новом, тогда еще, доме. А как стали давать по «шесть соток», так и участок получил в двадцати километрах от города. Машину – «москвиченка» купил разбитого и собрал своими руками. Так, что ездить на дачу было на чём. Домик небольшенький построил. А зачем больше? Жить не собирался, так – вырастить чего-нибудь для домашних нужд, да отдохнуть от городского загазованного воздуха.
К родителям в деревню ездил, пока живы были. Как умерли – окна заколотил, никому дом стал не нужен.
Ан – нет! Вот и пригодился. Пригодился для него и пса. Старик не считал, который год он живет здесь, как уехал из города. Вернулся он к родной земле, как жену похоронил. Квартиру отдал сыну, дочка у мужа жила, ей отписал дачу. Зачем ему теперь одному «двушка», да шесть соток с домиком, а детям - внуков растить нужно. «А и хорошо, - думал он. – Что в городе? Выйти-зайти: на четвертый этаж поднимись, да спустись».
Здесь, когда ехал в родительский дом насовсем, на полустанке - остановке «дизель-поезда», он пса и «подобрал». Как того звали - не знал. Назвал Ремом, у соседа так кобель звался. Увидел пожилого, как он сам пса, подошел. Достав из пакета кусок колбасы, покормил. Пёс глянул так, что в сердце защемило: одинок он, как и я. Позвал с собой, тот пошел. Так и добрели вдвоем до дома, стали родительский угол обживать. Много не сделал, так подлатал кое-где, чтобы жить можно было, да трубу почистил, пока силы были на крышу лазить. Огородик завёл, прокормиться, чтоб.
Да, на «дизеле» и приехал. На чём же еще было ехать: машина, как сломалась – прогнила, чинить не стал, отдал ребятам из сервиса на запчасти. Сын попросил знакомого, тот кое какие вещи привез.
Здоровье всё хуже и хуже становилось. Лечиться? А что лечиться, если болезнь старостью зовётся. Да и не любил он к докторам ходить. Дома, раньше, жена чаю с мёдом-вареньем сделает, вечерок попьет, а утром – на работу. Если, что заболит: рука, там, нога – жена опять же чем-то помажет, а то и так: пройдет как-нибудь.
Еще из города он уехал, потому, что не мог в квартире без жены находиться, все ему казалось, что сейчас выйдет она из кухни и позовет кушать. А в зале мерещилось, что сидит она у торшера и вяжет детям – внукам, носки – варежки. Любви такой, что с ума сойти у них не было, а вот прожили всю жизнь: друг – дружку не обижая.
Старик, опираясь на палочку, вышел со двора, присел на скамеечку у колодца, который еще его дед выкопал. Руки положил на верхушку палки. Пёс прилёг рядом у его ног. - Рем, ты бы сходил в туалет, чего лежишь? Пёс, услышав свою кличку, поднял голову, посмотрел на старика. Он за годы, проведенные вместе, стал понимать слова, интонации и смысл сказанного стариком. Потом положил голову обратно на лапу. - Не хочешь, смотри, - старик вздохнул, глянул вдоль улицы. Улица была безлюдной. Деревня, раньше полная человеческого присутствия, ныне превратилась в череду пустых, постепенно умирающих домов.
«Вот умрешь, так и не узнает никто, - старик еще раз вздохнул, – нужно Кольке сказать, чтоб заходил, хоть бы через день. Да еще, детям нужно, чтобы сообщили». Старик попытался вспомнить, когда дети приезжали, но не вспомнил. Давно их не было. «А что их винить – у них свои проблемы! Вон автолавка приедет, цены такие, что не знаешь, чего кроме хлеба и купить можно! - он начал было возмущаться, но потом успокоился, - Чего возмущаться, разве можно это поправить – нет! Ну и что тогда об этом говорить -думать».
- Правду говорю, а Рем? – старик посмотрел на пса. Пёс поднял голову, потом поднялся, подошел к старику и лизнул руку, лежащую поверх палки. Старик прогладил пса по голове, почесал его за ухом. Пёс поднял голову вверх, подставляя подбородок. - А! Как ты любишь, когда тебе внимание уделяют. – Вздохнув, старик продолжил, - А кто ж не любит, когда ему внимание уделяют? А кто тут мне внимание уделит, кроме тебя. Ах, нужно к Кольке сходить. Пошли Рем к Кольке сходим, а? Пошли!
Старик встал и медленно, опираясь на палку, двинулся в сторону соседского дома. Всего в деревне, некогда многолюдной, с не одной сотней жителей, обитало сейчас не более десятка. Ближайший к старику сосед – Колька, ровесник его сына, фермерствовал помалу в родном селе: свиней выращивал, да молоком торговал. Корова Колькина была одной на всю деревню, впрочем, как и конь. Еще у Кольки был трактор. Куркуль - одним словом.
«Куркуль!? – думал, шагая шаркающей походкой, старик, - А семью, кто ему кормить будет. Вон детей четверо, младший еще в школу ходит, а старшие, кто учится, кто уже работает – неведомо сколько денег нужно, чтобы всем помогать. И мы с женой помогали, выучили детей, на ноги поставили, теперь их очередь своих поднимать, а с меня уже какой помощник».
Дойдя до «колькиной» калитки, не заходя во внутрь, крикнул: «Коль! А Коль!» - Счас! Иду! – раздался голос хозяина дома, а следом вышел крупный, лохматый, бородатый мужчина средних лет, - Здорово сосед! Помощь нужна? - Да, как тебе Коля сказать… Помощь – не помощь. Ты, Коль, заглядывай ко мне иногда, ладно? А то мало ли что. - Что помереть боишься? - Да, нет! Помереть я не боюсь. Это не страшно – лёг, да помер. Лежать не похороненным боюсь, ты уж, Коля, если что: моим сообщи, да помоги им тут. Родительский погост рядышком, гроб в сарае стоит, денег я оставлю, ладно? - Да, ладно, дед, ладно тебе! Ты что? Рано тебе еще – живи! Ты вон с другом своим неразлучным – псом, живёте здесь и мне веселее, на этом конце только мы с тобой и остались. Да! Дела! - Вот и спасибо, Коля! Давай – прощай, пошёл я.
И старик, сопровождаемый псом, медленно пошёл к своему дому. Возле колодца остановились.
«Водички нужно набрать свеженькой, - подумал старик и стал опускать ведро, - как раньше легко вытягивал из этого колодца по несколько вёдер воды, а сейчас – руки уже не держат. Выкрутить, то выкручу, а вот достать ведро – тяжко. Ладно, расплескаю, да полведра, как-нибудь вытащу».
Старик сходил в дом, принес ведро, вылил дрожащими руками, едва попадая воду струей из ведра в ведро. Опираясь одной рукой на палочку, другой, неся ведро, зашел в дом.
Первым делом налил воды в миску пса. - Рем! Иди, попей свеженькой воды, иди. Вот молодец! Пёс, расплёскивая воду, выхлебал всю миску и посмотрел на хозяина. - Еще? Еще захотел? Жарко тебе, дружок? Жарко!
Налив еще миску воды, старик поставил ведро на лавку, набрал кружку воды, присев у стола на табурет, выпил, осторожно глотая, всю кружку.
«Хорошая здесь вода! Нигде нет лучше воды! И места здесь хорошие. А вот чего люди не живут? Чего не живут? Нынче на земле не заработаешь, да и раньше… Колхозные трудодни, да пенсию 13 рублей! Как мои родители работали – работали… Эх!, - горестные мысли начали растекаться в голове старика, - начал с хорошего, а закончил? А спроси у родителей: хорошо ли жили, ответили бы – хорошо! А сам то, как жизнь прожил? Хорошо – по совести! Ну вот! Ладно… Нужно пса покормить!»
Старик встал, подошел к шкафу, открыл и оценил возможности. Хлеб, масло, крупа, тарелка каши со вчерашнего. Сейчас себе, да псу погрею - поедим.
Подбросив в печку пару щепок, да кусок деревяшки, старик развел огонь, в доме сразу потянуло дымком и уютом. Поставив на конфорку сковородку, бросил туда кусок масла и вывалил кашу. Помешивая, размышлял, стоит ли варить еще на завтра или нет.
«А будет ли завтра?», - подумал старик. Сняв сковородку, вместо которой поставил ведро с остатками воды. - Рем! Иди поешь кашки с маслицем. Пёс ткнулся носом в миску, лизнул кашу и лёг рядом. - Чего ты? Не нравится, да? Тебе, небось, как и мне - мясо уже и нельзя. И мне что-то не хочется. Да и нехорошо что-то, как-то нехорошо. Нужно собираться.
Тяжело ступая, вышел из кухни в зал, посмотрел в «красный» угол, где висела старая икона, которую бабушка вынесла из дома перед тем как фашисты дом сожгли. «Как ты меня примешь, Господь? - мысленно спросил он Всевышнего и мысленно же продолжил, - Никого я не убивал, не воровал, жене не изменял, чужого не хотел, ни с кем не враждовал, жил вроде по совести. Извини, что в церковь не ходил, свечки к иконам не ставил. Так там правят такие же люди, как и я. Как-нибудь примет. Время пришло. Пришло время. Нужно собираться. Кольку я предупредил. Пора!»
Раздевшись догола, шлепая босыми ногами, старик прошел на кухню снял с огня ведро и вылил воду в тазик. Потрогав воду, решил, что пойдёт. Прямо на кухне помылся весь с ног до головы. Вытерся старым дырявым полотенцем.
Вернулся в зал, достал из шкафа парадный мундир, отстегнул медали и положил их на стол. Провел по ним рукой, вроде как погладил, или вспомнил что. Рядом с медалями положил деньги, что копил «на смерть». Надел чистое белье, затем рубашку, галстук и мундир, новые туфли.
- Ну, что Рем! – сказал он псу, - Ухожу я, прощай!
Потрепал собаку за холку, погладил шерсть. Прижал голову пса к себе, вдохнул собачий запах, как будто хотел его запомнить, поцеловал в лоб. После прощания с Другом, старик лёг на диван, сложил руки на груди. Посмотрев в потолок, глубоко вздохнул и закрыл глаза …
Пёс, все это время наблюдавший за Другом, почувствовал, что остался один и больше ничего не держит его на этой земле. Подойдя к старику, лизнул его руки, понюхал тело, лёг на пол. Положив голову на лапу, тихонько заскулил. А потом, с трудом подняв голову вверх, чего никогда в жизни не делал: завыл, протяжно с хрипом. Замолкнув, еще раз искоса посмотрел в сторону неподвижно лежащего старика, глубоко вздохнул, положил голову между лап и … сердце его остановилось.
©#АлександрМуровицкий@chillout.atreydas.

Показать полностью
2775

В один день.

Случилось это ещё на заре моей врачебной карьеры. Но запало в душу. Тогда я ещё был наивным и не сильно циничным, сопереживал своим пациентам и сильно страдал, если что-то шло не так. Так вот. Лежала у нас старушка чуть за 90, аккуратная, сухонькая, совершенно седая, но с маникюром и при макияже.
Заболела клещевым энцефалитом, болела тяжело, шансов, если признаться честно - не было. Мы старались, но отчетливо понимали, все наши усилия - бесполезны. И был у старушки дедушка - чуть по младше, такой же сухонький, седой и аккуратный, всегда выбрит, в отглаженной рубашке и брюках и обязательно в соломенной шляпе. В это время, по стечению обстоятельств, я исполнял обязанности заведующего отделением, поэтому, все беседы с родственниками пациентов были на мне.
Дедушка приходил ровно в одно и тоже время, терпеливо дожидался, если врачи были заняты, выслушивал стандартные фразы о том, что состояние крайне тяжелое, без изменений, просил передать жене то цветок, то иконку, то крестик, то ещё какую-нибудь, очень значимую, для них обоих мелочь. Однажды принес её любимую чайную, серебряную ложечку. Потом тяжело вздыхал и уходил. Так прошло около двух недель. Бабушка цеплялась за жизнь, не хотела уходить, крепкие люди были, прошли огонь, воду и медные трубы. И какому-то вирусу не просто было её сломить. Или может быть что-то её удерживало здесь. Кто знает.
В один из дней, уже как обычно, я вышел на беседу к её мужу. Он спросил - как там моя ненаглядная? (он так всегда спрашивал), я ответил - состояние без перемен, в коме, на ИВЛ. Но тут он поднял глаза, посмотрел на меня и сказал - молодой человек, можно с вами поговорить? Хоть и занят я был, но отказать не смог. И рассказал он мне о своей жизни, о войне, о том, как встретил её, о том, как они любили, хотя, один раз даже чуть не развелись, о том, как погиб их сын в лихие девяностые, о том, как остались одни и только благодаря друг другу не сошли с ума и не умерли, о том, как каждый день последние двадцать лет гуляли в сквере около своего дома, о любимой скамейке, о любимом дереве и о коте который умер три года назад и жалко его было до слез.
А потом прервался, вытер слезу, покряхтел и говорит - доктор, это же я её убил, она в тот день не хотела идти гулять, а я уговорил, ещё юморил, что движение - это жизнь. И в этот день, в этом самом сквере, клещ её и укусил. Не переубеждайте меня, я знаю, что это так. Затем встал с кушетки и ушёл не попрощавшись. А я в смятении и растерянности пошёл работать дальше.
На следующие сутки бабушка остановилась. Мы тщетно пытались вернуть её к жизни. Но, как пишут в протоколах - несмотря на проводимые в полном объеме реанимационные мероприятия восстановления сердечной деятельности нет, во столько-то констатирована биологическая смерть. Мы вышли из палаты, молча, скинули перчатки в контейнер и пошли в курилку. Тогда ещё курить можно было в медицинских учреждениях.
Не успели сделать по первой затяжке - звонок из приёмного отделения - срочно, у нас остановка сердца. Хватаем реанимационный чемодан, мешок Амбу и бегом в приёмник. Забегаем, а там, на кушетке, тот самый дедушка, рядом букет цветов из ромашек, на полу, растоптанный. На месте мы его завели, быстро перекатили в отделение, единственное свободное место было, как раз рядом с его уже ушедшей женой.Через час - повторная остановка. Тут мы были уже бессильны. Так и лежали они вдвоём, встретившись на исходе. Вот так оно и получилось - жили долго и счастливо и умерли в один день.
А похоронили мы их вместе, на Клещихинском. Давно не был, кстати, надо навестить.
© Mikhail Shchu.

2907

Жили две старушки в одной избе.

В одной деревне жили две старухи— Мавра и Устинья. Век у обеих был долгий; когда спрашивали, сколько им лет, они, гордясь, отвечали:

— Сто семьдесят на двоих.


Мавре шел восемьдесят шестой год, Устинье — восемьдесят четвертый. Они не были родственницами и когда-то жили своими домами, но уже лет пятнадцать, как они говорили, коптили белый свет сообща: топлива шло вдвое меньше, харч расходовался тоже экономнее и есть с кем перекинуться словом. А то от одиночества у них начался в голове звон, и обе стали рассуждать сами с собой.


Поселились они у Устиньи, потому что изба ее крепче, а Маврин дом со всеми пристройками сломали на дрова. Отоплялись они им лет пять и нужды не знали. Раньше у них имелось хозяйство — коза, куры. Но с каждым годом все труднее было его вести. Вот дошли до того, что второе лето не обрабатывали огород. Под конец даже печь топить стало трудно.


Раз в неделю их навещал внук Устиньи Савелий, или Севка, как они назвали его, тридцатипятилетний мужчина. Он привозил им из города на мотоцикле большую сумку хлеба, баранок, чаю и сахару, этим, в основном, они и питались, иногда еще варили на керосинке картошку.


Встретив Севку, они плакали.

— Если вы мне будете слезы лить, то я к вам и ездить перестану.

— Ладно, ладно, больше не будем, — успокаивали они его.


Севка торопливо выгружал провизию, приносил из колодца воды, клал в печку дрова, чтобы им оставалось только чиркнуть спичку, спрашивал:

— Что вам привезти? Через неделю приеду. Заказывайте,— и выбегал из избы, как ошпаренный, дергал ногой, заводил мотоцикл и уезжал.


Даже в короткие летние ночи им не спалось, некоторое время они тихо лежали.

— Не спишь, Устинья? — окликала одна другую.

— Нет, не сплю. С вечера подремала, а теперь сна ни в одном глазу.

— Я тоже не сплю... Об чем думаешь?

— Так, обо всем.

— А я о том свете... Как там? Ведь никто этого не знает.

— И никогда не узнают, — говорила Устинья.


Старушки слабели. Но разум продолжал работать с прежней силой, может быть, даже яснее, чем в молодости, потому что издали видно лучше, но бывали провалы и в памяти, они иногда заговаривались. Раз среди ночи Мавра встала и начала одеваться.

— Ты куда? — окликнула ее Устинья.

— Домой.

— Дак дом-то твой здесь!

— Не-ет, я домой, домой... — упрямилась Мавра и качала головой, а потом, дойдя до двери и взявшись за скобку, опомнилась, повернула назад, разделась и легла в постель.


Устинья ни тогда, ни после ничего не сказала ей, понимая, что в сознании Мавры произошел какой-то сдвиг, вывих, к счастью, кратковременный.

Но, боясь залежаться, они не предавались долгому унынию. Особой жизнерадостностью отличалась похожая на куклу Устинья.

— Послушай моего глупого разума,— начинала она. — Мир не без добрых людей. Севка к нам ездит, провизию нам возит, дровишки у нас есть. Живем мы в собственном дому, в теплоте, светлоте. Пензию нам платят. Чего нам еще нужно?

— Тебе хорошо петь. У тебя внук. А у меня — никого, — возражала Мавра. — Руки-ноги откажут — богадельни не миновать.

— Да не брошу я тебя, не брошу! Пока двигаюсь, и ты при мне будешь. Но я так понимаю своим глупым разумом, что и в богадельне тоже люди.


Мавра от ее слов взбадривалась, веселее глядела вокруг, а Устинья — так вся и светилась благодушием, радостью и любовью.

Старухи говорили и о жизни. Ровесники века, они вместе с ним прошли через все события. Их дети поспели как раз к войне, у Мавры — четыре сына, у Устиньи — два. Мавра лишилась мужа. В сенокос у него заболел живот. Какой крестьянин обратит особое внимание на хворьбу в разгар работ — пройдет, наверно, с квасу, и Мирон косил и косил, пока стало совсем невмоготу. Но и тут он не поехал в город, а сутки катался по печи, надеялся, что отлежится. Мавра запрягла лошадь и на тряской телеге отвезла мужа в больницу. Оказалось, что гнойный аппендицит.


У Мавры погибли друг за другом все ее четыре сына. Как она могла вынести такое, — с горя не зачахнуть и не сойти с ума?! Может, была не особо чуткой? Нет, после каждой известия лежала без сознания, так что бабы отливали ее водой. Но, видимо, из какого-то особого сверхпрочного материала была сделана она — всякий раз вставала, продолжала жить и вот дожила до восьмидесяти пяти. В ней не возникло озлобленности, но осталась горечь, и душа ее все время скорбела.


У Устиньи не вернулись муж и один сын, а другой вернулся, не совсем целым — инвалидом, но живым. Сын устроился в городе в инвалидную артель, женился, но тридцати семи лет умер. Устиньина невестка второй раз вышла замуж, и Севка больше жил с бабушкой. Сравнивая свою судьбу с Мавриной, Устинья благодарила бога за милосердие: ее род не подрублен под корень, как у Мавры, у нее — внук, чьими стараньями они тут перебивались, и у внука росли уже дети.


— И-и, милая! — возражала Устинья. — А много ли нам с тобой надо? Кусок ситного и чашку чаю — вот и сыты целый день. Или тебе требуется что, или ты нуждаешься в чем?

— Ничего мне не надо, — трясла головой Мавра.— Помереть бы вот только бог привел.

— Время придет — помрем, — обещала ей Устинья.


С наступлением теплых дней старухи, одетые по-зимнему в шубы и шали, выходили на улицу, садились на завалинку, грелись на солнышке и прислушивались к запахам земли. Шла весна, бессчетная на их веку. Старухи зябли даже на ярком солнце, но весна все равно тревожила их. Когда-то весенний запах говорил об обновлении земли и вызывал восторженную детскую радость, потом он был связан с томлением любви, затем на долгое время как бы заглох, исчез, а теперь говорил им о тлении.


Они сидели часами в одной и той же позе — руки покоились на палке, лицо чуть приподнято к солнцу, и только изредка мигали глаза.

Когда возникала потребность поговорить друг с другом, их лица становились оживленными, они жевали губами.

— Самое бы время умереть! — говорил кто-нибудь из них.— Тепло, цветы, трава зеленеет, птицы поют.

— Да, — соглашалась другая. — Земля рыхлая, как пух, легко копать.


Однажды утром Мавру охватило беспокойство. Она немного посидела на завалинке, затем поднялась и пошла в избу. Каждую ступеньку крыльца одолевала с трудом, руки ее, похожие на птичьи лапы, дрожали, она перешагнула порог, держась за стену, по выпершим половицам сеней дошаркала до избы и нескладно, боком, легла на кровать. Порою из нее вырывался стон, едва различимый, тихий.


Устинья сразу приметила, что с подругой что-то происходит, и следом за ней отправилась в избу. У Мавры еще больше осунулось и потемнело лицо. Устинья поняла, что совсем недолго осталось Мавре и старуха стала наблюдать за ней.

Полежав немного, Мавра попыталась приподняться, но, застонав, упала на тот же левый бок, на котором лежала. Она повернулась на спину, но и так ей было неудобно, и она, тихо постанывая, металась головой по подушке.

Устинья несколько раз подходила к подруге, чтобы чем-то помочь; поняв, что она бессильна, немного постояв около, садилась на лежанку, откуда вела наблюдение.


Вечером ей вдруг стало легко. Она очнулась с посветлевшим лицом и повела вокруг себя глазами, не понимая, отчего ей так покойно. В груди слабо трепетало сердце.


Устинья удалилась, чтобы не тревожить ее покой. Мавра уже не проснулась.

Устинья, сторожившая ее, вдруг услышала, что в избе осталось только одно ее дыхание. Она не ожидала от себя такого проворства, словно кто-то снял ее под руки с лежанки и перенес к кровати, на которой лежала Мавра. Не мирясь с покоем, снова было заработало сердце, оно ударило раза три-четыре и остановилось, теперь уже навсегда.


— Отмучилась! — на всю избу произнесла Устинья.— А меня на кого оставила?!

Она заголосила, запричитала:

— Как мне с тобой повадно было! Как сестры мы жили!..


Когда Севка приедет? Наказать бы с кем... Но с кем?

За таким размышлением Устинья провела всю ночь и не заметила, как рассвело. Да и короткая была эта ночь в соловьином пении.


Утром под окнами затрещал мотоцикл, и ноги Устиньи, точно помолодевшие, вынесли ее на крыльцо.

— Ангелы тебя нынче принесли сюда, Севка, — сказала Устинья. — Мавра померла.

— Ну?! — У Севки побелело лицо.

— Как я теперь буду жить одна — не знаю? — Устинья села на ступеньку и заплакала.

— Ты, бабка, об этом не думай. Я тебя не оставлю. На зиму к себе возьму.

— Умереть бы мне этим летом бог привел.

— Опять ты о том же! — поморщился Севка.

— А об чем же, об чем же мне говорить?! Тебе-то я родная, а жене твоей чужая, и я как пень буду у вас в семье, спотыкаться об меня станете.

— Нечего об этом толковать.


Устинья с Севкой два дня пробыли в хлопотах, причем Устинья не узнавала себя, — откуда в ней взялась прыть? Она ходила по дому, топила печь, стряпала, словно лет десять, по крайней мере, скинула с плеч. Уж не Маврин ли дух вошел в нее и родил новые силы?


Устинья осталась одна, и на нее напала такая тоска, что она не знала, что делать. Это была грусть о человеке. За пятнадцать лет совместной жизни старухи стали ближе, чем родственники, каждая из них смотрела на другую как на свое второе я. За все время не было случая, чтобы они не только поссорились, но и попрекнули в чем-то друг друга. Обе понимали: живут только потому, что вместе, и каждая из них страшилась остаться одна.


— Хорошо тебе! Убралася! — завидовала Устинья Мавре. — А мне-то каково!

Севка навещал ее часто, чуть ли не каждый день, иногда оставался и ночевать. Он привозил ей баранок и сушек, которые Устинья размачивала в чае и ела. Но даже баранки и сушки, любимая ее еда, не утешали старуху.

Однажды, это было уже в середине лета, Устинья потихоньку прибиралась в избе и вдруг ясно услышала голос Мавры:

— Эй, старуха! Засиделась ты тут!


Устинья отворила дверь в сени — никого. Обошла вокруг дома, пошевелила палкой лопухи, росшие на месте гряд, — нет, никто не прятался в них. А между тем она могла побожиться, что ясно слышала голос своей подруги. Откуда этот голос? Может она так ясно представила Мавру, что в ушах зазвучал ее голос? Но, кажется, и не думала в эту минуту о ней.


«Это она за мной приходила. Видно, тоже стосковалась обо мне», — обрадованно подумала Устинья, и у ней сразу обмякли и отнялись руки и ноги. Она еле доплелась до избы, открыла сундук, достала узелок с приготовленной одеждой, положила на стол и легла на кровать.


Что стояло на улице — день или ночь, — она не знала, и сколько времени пролежала, — тоже не представляла, может, несколько часов, а возможно — сутки и больше. Она только чувствовала, как в ней угасает, замирает жизнь, но боли не было, а была даже отрада. В сознании вспыхивали короткие и яркие картины из ее прожитой жизни — то видела себя трехлетней девочкой с бабушкой на цветущем лугу. То ей виделся муж, молодой, в белой рубахе-косоворотке, то собственные дети.

Виделись и картины труда: как жала, косила, как молотила цепами в риге, — такой слаженный стук стоял, что под него хоть пляши. Слышала запахи соломы, сена и льняного масла. Собственная жизнь ей представлялась то бесконечно долгой, то прошедшей за единый миг...


Приехавший на мотоцикле Севка увидел свою бабушку неживой, уронил голову на стол рядом с узелком и громко зарыдал...


© Летописец.

Показать полностью
2371

Старые люди.

Мне очень везет на старых людей. Они со мной разговаривают, а я их внимательно слушаю.

Есть такая рубрика «Дети говорят». Я бы завела еще «Старики говорят». И тоже возраст указывала бы в скобочках.


— Я, Аленушка, раньше думала: вот я стану старая, буду сидеть и целый день смотреть в окно. Зачем? Там жизнь катится. У меня трамвайчики из окна видны, и детская площадка, а на ней детишки катаются. Все едут куда-то. А я уже приехала.

Это я раньше так о себе думала. Умилялась себе, так сказать. А сейчас как встану утром, так столько дел, что пернуть с толком некогда. (Валентина Степановна, 72 года)


— Я, значит, в первой городской лежал, там еще такая сестричка была заботливая, Надюша… Да… Лежал, значит, и думал — отомщу ему. Не сейчас, так через десять лет.

А то через двадцать! Так оно даже и лучше будет. Читала графа Монте-Кристо? Вот я такой же, только без острова.

Десять лет не отомстил, двадцать не отомстил, тридцать… А недавно Надя спрашивает меня: «Помнишь Гаврилова? Я ему каждый день здоровья желаю, потому что если бы не он, ты бы не попал тогда к нам в больницу».

Это, значит, другой угол зрения у нее, понимаешь? Как шандарахнуло меня об этот угол… Я раньше думал: Монте-Кристо умный, а я дурак. А теперь что-то сомневаться начал. (Игорь Ерофеевич, 71 год)


— Я хотела на операцию к хирургу, чтобы он мне вот здесь поднял и вот здесь. На консультацию сходила, стала сильно думать. Пройду мимо зеркала, посмотрюсь — и снова думать. Пройду, посмотрюсь и думаю. Надоело мне это дело, я зеркало сняла и за дверь поставила. Хожу, себя не вижу, думать-то и не о чем. И так мне вдруг стало хорошо… Думаю: зеркало-то снять дешевле операции выходит. (Алевтина Андреевна, 65 лет)


— Вот говорят: не делай добра — не получишь зла. А я для себя давным-давно так решила: в таком зле ничего страшного нет. Оно как испытание. Как будто Бог смотрит на тебя и спрашивает: что, испугаешься делать добро? Или нет? Вроде как предупреждает, что для добра надо запастись душевной силой /эту фразу я долго осмысливала, но не смогла понять/ (Надежда Михайловна, 78 лет).


— Ладно, уговорила она меня, завели собаку. Чихуашку. Такая собачушка — кот поссыт, она утонет. Пирожное с вишенкой, а не собака. Валька ей так радовалась, натурально в детство впала. А я сразу сказал: гулять с ней не буду! Хоть режь меня, лучше с тараканами пойду на улицу, бантиков им навяжу. А чего ты смеешься? Так и сказал. Тараканов-то у нас, правда, не было… А собачушку я предупредил: смотри, придет моя очередь! Отведу на тебе душу!

Ладно, живем. Собачушка эта, Ронька, вечно дрожала, как припадочная. И глазки пучила.

Я на нее свистнул один раз, так у нее от ужаса чуть глазинапы не вывалились. Я Вальке говорю: давай ей на морду фиксирующую повязку наденем, чтоб зенки не выпали.

А Валька говорит:

- Давай лучше тебе на морду фиксирующую повязку наденем, чтоб ты языком не трепал. Всякий раз она за Роньку заступалась. И не свистни дома, и не крикни… Как в тюрьме! А чего ты смеешься? Натурально тюрьма.

Ну ладно… А вот как Валю-то я похоронил, пришел домой, смотрю: сидит эта финтифлюшка под стулом. Боится меня, видно. Глазками моргает. Я ее вытащил, посадил на колени. Ну что, говорю, вот и пришла моя очередь. Раньше тебя Валя любила, а теперь я буду. Уж как смогу.

Отведу душу на тебе, как и обещал.


Ронька! Ронька, иди сюда, падла! Ах ты моя хорошая… ну тихо, тихо… языком своим! Попоночку снимем… Вот… Ну, беги. Поцокала… А ты что, плачешь, что ли? Вот те раз. Ну-у, сырость развела! Я тебе сейчас Роньку принесу, она хорошо успокаивает. Я по первости после похорон каждый день ей плакал. (Николай Владимирович, 75 лет)


© Елена Михалкова.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: