14

Биом. Экзотрофы. Части 4-6 (10)

Предыдущие части:

- Пролог

- Человейник:

--- 1

--- 2

--- 3

--- 4

- Тропос:

--- 1-3

--- 4-6

--- 7-9

- Экзотрофы:

--- 1-3


4


Джен приходит в сознание и обнаруживает, что лежит ничком. Над головой через равные промежутки времени раздается шипение. Пшшш… Пшшш... В волосах на затылке что-то застряло и острым концом царапает кожу. Джен запускает руку в шевелюру и выуживает боевой зуб. Рана, оставленная снарядом, затянулась и выдавила инородное тело наружу.

Джен поднимается на ноги и видит впереди себя стоящих к ней спинами консументоров. Некоторые из них вооружены зубострелами. Они наблюдают за полетом снарядов, выпускаемых парными пушками танка. Это кислотные ядра шипят, рассекают воздух по дуге и исчезают за горизонтом, приземляясь в точности том направлении, которое указала Джен. Оттуда валят облачно-белые клубы химического пара.

Консументоры обстреливают из артиллерии базу добиотов. Зачем? Нет времени размышлять над причинами этого поступка. Нужно немедленно их остановить. Пришло время испытать боевые алгоритмы, которые умные машины древних имплантировали в память Джен.

Нечто словно перехватывает контроль над телом девушки. Она становится безучастным наблюдателем, и лишь фиксирует происходящие события. Вот она в два неслышимых прыжка оказывается за спиной одного из стражей плоти. Ее правый кулак пробивает внешний скелет консументора и слои гипертрофированных мышц, крушит ребра, добирается до позвоночника, хватает его и вырывает из тела. Воин с дырой в спине валится на землю, пропитывая почву черной кровью.

Остальные поворачиваются к Джен, вскидывая оружие. Ладонь девушки перехватывает ствол ближайшего костемета и, игнорируя сопротивление бочкообразных мускул консументора, направляет оружие в голову его владельца. Зазубренный костяной диск входит в подбородок, рассекает лицо пополам и останавливается, упершись в надбровную дугу.

Тело Джен прикрывается тушей противника, и та ловит еще несколько костяных дисков и струю из кислотника. Стопы скользят по траве, ныряя под укрытие. Джен проскальзывает между ног падающего консументора и оказывается среди двух других противников, расстрелявших его. Пока Джен находится на земле, ее ладонь пробивает правому стражу пах, дробит тазовые кости и, сжавшись в кулак, вырывается из живота и продолжает движение. Ноги Джен вновь приводят ее в вертикальное положение, кулак бьет в грудь левого противника, но не пробивает тело врага, а лишь отбрасывает его на танковую броню.

В это время ноги делают подсечку следующему консументору. Левая рука, выхватившая по пути зубострел из рук мертвеца, направляет оружие на падающего врага. Очередь из зубов вонзается в тело консументора, выбивая фонтаны крови и вырывая куски мяса, но это не останавливает его. Он хватает Джен за голени и рывками подтаскивает к себе, пытаясь добраться до жизненно важных органов. Руки Джен приставляют зубострел в упор к его голове и выпускают зуб за зубом, пока под ударами снарядов лицо стража не проваливается внутрь черепа.

В это время приходит в себя консументор, оказавшийся отброшенным на гусеницу. Ноги Джен поднимают ее и несут к нему, последнему оставшемуся в живых противнику, командиру, преторианцу, усиленному и еще более генетически модифицированному. Кулаки наносят удар за ударом в грудную клетку, но первой трескается броня танка за спиной гвардейца. Плечо Джен всем весом тела ударяет в консументора, вдавливая того в обнажившуюся мягкую плоть гусеницы. Лопается хвостовой сегмент, и кислота из резервуара заливает преторианца с ног до головы. Плоть консументора с визгом плавится, но сам он умирает молча.

Весь бой занял лишь несколько мгновений, но когда боевые алгоритмы возвращают Джен контроль над ее телом, она может вспомнить каждое движение, каждую последовательность действий. И когда она осознает произошедшее, все ее тело дрожит, а руки трясутся так, что налипшие на них кусочки плоти и сгустки крови разлетаются брызгами. Только что она убила пятерых, когда-то бывших людьми. У них наверняка были свои желания, мечты, планы на будущее. И Джен прикончила их не просто потому, что имела физическую возможность, но и потому, что в эти мгновения отключились ее моральные ограничения. Что с ней стало? Не потеряла ли она свою индивидуальность среди боевых алгоритмов, наслоенных поверх ее собственного восприятия мира? И самое главное: способна ли она убить по собственной воле, а не под контролем ментальной программы?

Танк, визжа от боли, извивается и продолжает стрельбу. Снаряды свистят над головой Джен и разлетаются в разные стороны. Она не знает, как управлять им, поэтому подходит к головному сегменту и руками раздавливает гусенице череп. Способна.


5


Технология уничтожена безвозвратно. База древних, и до того лежавшая в руинах, превратилась в поле с кипящим грунтом. Джен бредет по нему в клубах дыма, отключившись от боли в разъедаемых кислотой ногах. То и дело по камням чиркают оголившиеся кости голеностопных суставов.

От машины, содержавшей в себе капсулы репликации, остался лишь выеденный изнутри корпус. Внутренности шипят и тают однородной массой. Ничего уже не спасти.

Джен разворачивается к человейнику. Пришла пора получить у экзотрофов объяснения их поступкам. На обратном пути девушка делает остановку лишь раз, у мертвого танка. Она находит сухпайки и поглощает несколько порций, почти не прожевывая.

На подходе к городу ее встречает вооруженный отряд. Когда Джен возвращает контроль над телом после боя, она уже не испытывает такого шока, как в первый раз. Джен воспринимает происходящее холодно и отстраненно, словно все еще в боевом режиме.

Она поднимается наверх не скрываясь, убивая каждого стража плоти, который пытается ее остановить. Ей удается убивать быстрее, чем консументоры успевают сообщать о ее перемещениях. Поэтому, когда Джен оказывается у ворот в палаты экзотрофов, их охраняют все еще лишь двое преторианцев. Увидев окровавленную Джен, они вскидывают оружие и стреляют.

Струя кислоты впивается в ее плоть, оголяя мышцы и кости. Джен прикрывается левой рукой, заслоняя глаза, и идет вперед. В правое плечо вонзается костяной диск и рассекает его. Рука повисает на нескольких сухожилиях. Края раны хлюпают, пытаясь срастись, но повреждения слишком велики. Видимо, это предел возможностей ее тела: если она потеряет руку, то новая не вырастет.

Не прекращая идти под кислотным потоком, одной рукой она вправляет другую. Как только правая оживает, Джен пробивает сквозь нижнюю челюсть череп преторианцу и вонзает пальцы в мозг. Руки мертвого консументора все еще перезаряжают костемет, пока его тело сползает на пол.

У второго охранника Джен вырывает кислотник, переворачивает его, пронзает стволом живот стража и давит на спусковой язычок, пока струи кислоты не потекут сквозь растворившиеся внутренности консументора. После боя девушка корчится на полу, крича от боли. Ей кажется, что раны по всему телу никогда не затянутся, но тело, хоть и с трудом, но восстанавливается. Джен поднимается и заходит внутрь.

В палатах пусто, за исключением нескольких служанок. Джен хватает одну из них, покрытую рыжей шерстью, с пушистым хвостом и звериными ушами, и, сжимая ей голову ладонями, кричит прямо в лицо:

- Где они? Где твои хозяева?

Существо показывает на стену. Их можно принять за украшение, но это панцирные бронепластины. Убежище. Значит, экзотрофы все же обеспокоились собственной безопасностью. Боялись последствий своих приказов?

- Ты можешь открыть?

Служанка кивает. Джен отпускает ее, и та лижет потайное отверстие. Стена отъезжает в сторону. Джен проскальзывает внутрь. Проход закрывается.

Потайная комната по степени извращенности почти ничем не отличается от предшествовавшей ей. Большинство экзотрофов по-прежнему заняты удовлетворением собственных больных фантазий. Здесь теснее, поэтому то, что раньше выглядело отдельными актами плотских утех, теперь превратилось в оргию из кишащих тел. Лишь та, что общалась с Джен в прошлый раз, снова встречает ее. Мелькнувший было на лице экзотрофа испуг сменяется ухмылкой.

- Мы стали слишком беспечны, раз в наше укрытие может ворваться любой...

Джен хватает ее за горло, поднимает над землей.

- Зачем? - кричит Джен. - Зачем вы это сделали?

- Мы спасали город, - хрипит экзотроф.

- Вы его обрекли! - Джен отшвыривает экзотрофа на пол и наступает ей ногой на живот. - Вы проигнорировали мои предупреждения о вырождении биома.

Экзотроф извивается под ее ногой и стонет:

- Мы управляем человейником тысячи лет, и до сих пор созданная нами система не давала сбоев. Ты думаешь, что можешь все разрушить и построить дивный новый мир с помощью лишь одной древней машины?

Она несколько раз отрывисто вдыхает и продолжает:

- А откуда ты будешь брать тела для домов, мебели и всех тех маленьких штучек, облегчающих твою жизнь и привычных настолько, что ты их не замечаешь? Как ты будешь контролировать толпу генетически модифицированных чудовищ наподобие тебя, способных победить наших лучших бойцов? Эту технологию безопаснее уничтожить, чем пытаться использовать во благо.

- Так вот в чем дело? - говорит Джен. - В контроле? Вы боитесь потерять власть? Боитесь, что станете не нужны, когда исчезнет деление на генетически богатых и бедных?

Экзотроф продолжает корчиться на полу, но взгляд ее все время направлен за спину Джен. Девушка оборачивается и видит хроматофоры, транслирующие изображение с камер наблюдения. У покоев экзотрофов собираются консументоры с тяжелым вооружением.

Джен подскакивает к пульту управления и находит кнопку блокировки дверей. Запечатав укрытие, Джен возвращается, упирается экзотрофу ногой в грудь и до хруста тянет ее за руку.

- Я хочу видеть своих друзей, - говорит она. - Где они? Отвечай, быстро!

Экзотроф откашливается кровью и смеется.

- Как я и обещала, ты их увидишь.

Несколько экзотрофов, до этого предававшиеся вакханалии и вместе с остальными игнорировавшими происходящее, оборачиваются. На Джен смотрят знакомые лица: Набу, его товарищи и случайные люди, которых Джен запомнила по лагерю повстанцев.


6


Их консументировали.

Разобрали на органы и сменили ими свои собственные. С той же легкостью, с которой другие меняют одежду.

Она знала этих людей всего несколько дней. Она была похищена ими из корыстных интересов, как до этого были похищены многие другие. Но даже когда она была нижайшим из всех существ, они не отвернулись от нее, а предложили помощь. Все, кого Джен знала до них, либо предали ее, либо погибли. Она понимает, что у нее не осталось никого ближе и роднее этой шайки лесных разбойников. И теперь они консументированы.

Повстанцы мертвы. Технология уничтожена. Джен в ловушке.

Она кричит и в ярости дергает на себя руку экзотрофа. Конечность с хрустом и чавканьем выходит из сустава. Ее хозяйка надрывается в воплях. Джен убирает с нее ногу и швыряет ей оторванную часть тела.

Экзотроф, не прекращая извиваться на полу, подбирает свою конечность и принимается ей мастурбировать. Джен трясет от отвращения. Все это время экзотроф корчилась не от боли, а от удовольствия. За стеной раздается стук: консументоры пробиваются внутрь.

- Отсюда есть запасной выход?

Она трясет свою пленницу, но та лишь хохочет и плюется кровью. Джен сворачивает ей шею. Она идет по комнате, хватает экзотрофов, задает им тот же вопрос и, не получая ответа, раздавливает им черепа.

Позади плавится бронированная дверь, в проем просовывается несколько тяжелых костеметов и червей-парализаторов. Джен разворачивается и видит перед собой панорамное окно. Она бросается вперед, разрывает прозрачную мембрану и выпрыгивает наружу.

Она оказывается на крутом склоне стены снаружи человейника. Далеко внизу начинается тропос и тянется до самого горизонта во все стороны, изредка перемежаясь проплешинами мертвых земель.

Наружная сторона человейника слишком отвесная, чтобы по ней можно было бежать, как по склону, поэтому Джен скользит, тормозя о выступы и цепляясь за впадины. Наверху по ней стреляют высунувшиеся из окна консументоры, но цель слишком подвижная для них.

Джен примерно представляет, на какой высоте находится ее уровень. Она видит техническое отверстие, скользит к нему и заныривает в сфинктер. Поплутав по кишкам технического этажа, она оказывается над знакомым коридором.

Во всем человейнике подняли тревогу. Местные жители попрятались, и тоннели запрудили стражи плоти. Теперь они уже не так самоуверенны. Джен с трудом удается найти пробел в их маршрутах патрулирования. Она не рискует вступать в столкновение: на звуки боя тут же сбегутся все консументоры человейника.

Она проскальзывает в лабораторию. Оставленные ей образцы прижились и проросли. Все. Каждый из них модифицировался по образу и подобию самой Джен. Девушка торопливо гладит микроскоп и упрашивает его настроиться на нужное разрешение. Тот недолго упрямится, но потом вытягивает окуляр и играет линзами, пока не проступает изображение. Джен видит снующих в образцах наноботов. В ее голове созревает план.

Джен выбегает из лаборатории и натыкается на отряд консументоров. Она сворачивает за угол, но поздно: в стенах над ее головой уже пульсируют артерии, передавая химический сигнал тревоги по всему человейнику.

Джен мчится по знакомым коридорам. Она не пытается скрыться. Ей нужно лишь добраться до цели. Прорвавшись через перегородивших ей путь стражей плоти и поймав в спину несколько зубов, она достигает намеченного пункта назначения. Перед ней возвышается чан Петри.

Но сначала Джен забирается в грузовой кран - ее прежнее место работы. Она подает нужные смеси и настраивает автоматику. После чего с башни крана спрыгивает на мостки.

Снизу ее настигают преследователи. Джен забегает на край мостков и останавливается перед озером кваши. Позади приближаются консументоры.

Хотела бы она поступить иначе. Но из доступных ей вариантов абсолютно все - паршивые. И, когда лапа консументора уже тянется к ее горлу, Джен прыгает в квашной раствор.

Дубликаты не найдены

+1
Думал будет что-то "Рибофанка" Пола Ди Филлипо. А по ощущениям больше похоже на Машину Орфей из Контракта на Фараоне....
+1
Неужели все?
раскрыть ветку 2
+1

Завтра финал.

раскрыть ветку 1
+2

Скорее! Я шокирован в ступор! Шикарная история!

0
Жаль, что база "небиотиков" совсем не раскрыта. Думаю, там должно было быть немало вещей, способных шокировать Дженн, выросшую в биоме.
0

Непривычно в стиле сценария читать.

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: