18

Биом. Тропос. Части 7-9 (8)

Предыдущие части:

- Пролог

- Человейник:

--- 1

--- 2

--- 3

--- 4

- Тропос:

--- 1-3

--- 4-6


7


Джен ползет по пейзажу настолько однообразному, что если бы не смена времени суток, то она решила бы, что барахтается на месте. Впрочем, сбитые о камни руки и обрубки ног при каждом движении напоминают о проделанном пути. Через некоторое время девушка замечает, что оставляет позади кровавый след.

Она останавливается ненадолго и перематывает конечности бинтовыми червями. Бинты выглядят полудохлыми, как и рюкзак, ее одежда и все остальное, что Джен тащит с собой. Она продолжает путь и замечает, что кровотечение не останавливается. Черви разбухли, насытившись кровью, и отдали почти все кровосвертывающие вещества, что выработали их железы, но раны Джен так до конца и не затянулись.

К вечеру однообразие пейзажа нарушается. Среди редких пучков травы проступают очертания двух тел. Джен изо всех сил перебирает руками, стремясь как можно скорее доползти до них.

В двух обтянутых мумифицированной плотью трупах трудно разобрать какие-то черты. Джен высовывает кончик языка и едва касается кожи одного из них.

Вспышка воспоминаний. Руки матери, ее смех, гладкая кожа, тепло тела, запах волос. Слова, жесты, вкус еды, что она готовила и сказки, которые она рассказывала на ночь. Другое тело. Звучный голос отца, крепкая хватка, он кружит ее под потолком, и они оба смеются.

Джен отшатывается. Дрожь сотрясает все ее тело. Она нашла то, что искала, и последняя искра надежды умерла. “Может быть, это не они”. “Может быть, это не их вещи”. “Может быть, все происходящее - лишь череда невероятных совпадений и нелепых случайностей”.

Не может. Ее родители мертвы, и она только что попробовала на вкус последнее доказательство. Спазм удушливой хваткой сжимает ее горло, но глаз остается до рези сухим. Мертвые Земли высосали из нее все соки, которых после потрясений последних дней было и так немного.

Как они умерли? Что здесь искали? Джен шарит в окрестностях среди травы и камней в надежде найти подсказку или хоть что-нибудь в память о родителях. И находит. В тени одного из валунов лежит мертвый рюкзак. Джен раскрывает его стиснутые предсмертным спазмом челюсти. Если внутри и было что-то ценное, то оно досталось Набу и его товарищам.

Но в руки Джен падает то, что для нее ценнее любого сокровища. Дневник. Как и все остальное, он мертв, но это неважно, потому что записи в нем сделаны на языке древних. Изучив родительские журналы, доставшиеся ей от Янг Му, Джен впитала до последней капли написанное в них. Этого оказалось достаточно, чтобы понимать добиотическую письменность. Остаток дня Джен проводит рядом с телами родителей, читая их последние записи.

Сгущаются сумерки, и Джен зажигает фонарь. Он тоже выглядит неважно, едва светит и, скорее всего, не переживет эту ночь, но ей все равно. Она читает родительские заметки строчку за строчкой, опасаясь что-нибудь пропустить.

Некоторое время спустя в ее голове складывается цельная картина. У Джен перехватывает дыхание. Она в задумчивости проводит ладонью по волосам. Крупные пряди отделяются от черепа и остаются между пальцами. Но Джен лишь стряхивает их и продолжает чтение.

По всему выходит, что ее родители обнаружили неповрежденные технологии древних в эпицентре Мертвых Земель. Все, что им было нужно - это разработать биоидентификационный ключ. Они возвращались, чтобы сгенерировать его в своей лаборатории. Ключ открывал доступ к капсуле боевого клонирования. С ее помощью можно воссоздать поврежденное в бою тело, загрузить в мозг солдата боевые навыки, вживить в организм усиливающие импланты, наноботы, способные сохранять генетическую информацию и восстанавливать тело носителя за мгновения. Эта технология была бесценна. Но, увы, второй поход в Мертвые Земли папа с мамой не пережили.

Остаток дневника занимают инструкции, последовательности команд и описания приборов. Джен запоминает и их.

Когда она заканчивает чтение, вокруг царит глубокая ночь. Джен трет уставший глаз. На ладони остаются прилипшие ресницы и волоски бровей. Их много, очень много, почти все. Джен пытается соскоблить их с ладони и теряет несколько ногтей. Рот заполняет медный привкус крови. Облизывая десны, она чувствует, как шатаются зубы.

Теперь порядок действий очевиден. Обратное путешествие она не переживет. Неизвестно, переживет ли поход в эпицентр, но там хотя бы есть надежда. Какой бы усталой она себя ни чувствовала, как бы ей ни хотелось спать, нужно двигаться вперед, иначе она разделит участь своих родителей.

Джен подползает к телу отца.

- Папочка, прости, - шепчет она и отламывает у мумии руку.


8


Джен собирает свои пожитки, добавляет к ним обломок руки, дневник и продолжает путь. В руку отец вживил биоидентификационный ключ, с помощью которого можно будет обмануть древний механизм, выдав себя за своего.

Через некоторое время, кажется, занимается заря. Но потом Джен осознает, что светлеет лишь в одной точке. Это люминесцирует земля. Туда-то ей и нужно.

Теперь кровь сочится из рук и ног, несмотря на бинты. Вокруг глаза, который она всего лишь потерла, также набухает кровавая гематома. Розовый пот струится по телу, но Джен не сбавляет темп.

И ее усилия оказываются вознаграждены. Сначала это лишь обломок стены. По цвету он почти неотличим от серости каменной пустоши вокруг, лишившейся любой растительности. Стена разрушена почти до основания, но в ней все еще проглядывают неестественные прямоугольные очертания.

И чем дальше продвигается Джен, тем чаще ей попадаются такие конструкции. Не выращенные, но построенные руками людей. Не мертвые, но никогда не бывшие живыми. Постепенно она понимает, что уже весь пейзаж вокруг нее рукотворен. И это не скалы, а добиотические жилища, а вон там не два холма, а гигантские полуразрушенные градирни, чем-то напоминающие чаны Петри.

Джен хрипит, в легких клокочет жидкость. Она прокашливается, отхаркивая кровавые сгустки. Джен вытирает рот и чувствует, как на лице отслаивается кожа. Нужно торопиться.

Следуя инструкциям родителей, девушка находит то самое место. Вот она - боевая машина. Реликтовый механизм чем-то напоминает раздавленного жука с пушками на панцире. Но под поврежденной броней таится уцелевшая технология.

Джен нащупывает рычаг в задней части машины. Гудят древние механизмы, из-под разбитого панциря доносится шипение. Задняя стенка машины трансформируется в аппарель. Девушка заползает внутрь.

В машине тесно, но светло и чисто, будто тысячелетия забвения и смертоносных природных условий не коснулись этого древнего храма технологий. Джен в восхищении осматривает добиотические проборы. Они активируются один за другим, загораясь огнями. Тысячи лет. Без обслуживания, без питания, после самой разрушительной войны в истории человечества. И все еще работают.

Следуя инструкциям, Джен достает из рюкзака иссохшую руку и прикладывает ладонью к сканеру. Экран приветствует ее. В борту машины открывается углубление. Там располагается капсула с выемкой в форме человеческого тела. Вторая точно такая же капсула появляется с другой стороны.

В левую следует положить тело пострадавшего в бою солдата. В правой зародится его здоровая копия, готовая к новому бою. Оборудование, рассчитанное на не слишком сведущих в сложных технологиях солдат, должно сработать автоматически. Нужно лишь ввести инструкции.

-= УЧАСТОК ДЛЯ ЗАБОРА ОБРАЗЦОВ: =-

Джен задумывается. В результате геноморфизма ее собственная ДНК проникла в генетическую информацию трансплантированных органов. Что получилось в результате такого смешения? Будет ли воссозданное из этого гибрида тело ее собственным? Но ведь у нее остались и ее родные органы. Джен вводит ответ.

-= ОСУЩЕСТВИТЬ ПЕРЕНОС ПАМЯТИ? =-

Да.

-= ВНЕДРИТЬ БОЕВЫЕ АЛГОРИТМЫ? =-

Да.

-= ИМПЛАНТИРОВАТЬ НАНОБОТОВ? =-

Да.

-= СОХРАНИТЬ ИСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ? =-

Джен снова впадает в раздумья. Ее нынешнее тело ничего не значит. Это лишь набор частей, непригодных ни для чего, кроме квашного чана. Джен получила их в отместку за своеволие. Они - напоминание о ее подчиненном положении, пожизненное наказание, тюрьма, которую она носит с собой.

Нет.

-= ПОМЕСТИТЕ ТЕЛО ДЛЯ РЕПЛИКАЦИИ В ЛЕВУЮ КАПСУЛУ =-

Джен заползает в контейнер слева. Крышка закрывается, и девушка оказывается в кромешной темноте. В шею впивается игла, и Джен чувствует, как теряет контроль над телом. Она не может пошевелиться, даже моргнуть. Останавливается сердце, застывает воздух в легких. Вторая игла, для забора генетической информации, вонзается в центр глазного яблока.


9


Джен приходит в себя. Она ничего не видит и не чувствует. Что это? Операция прошла неудачно? Или еще не началась?

Через несколько секунд капсула раскрывается, прекращая сенсорную депривацию. Джен вскакивает, поворачивается направо и ударяется лбом в переборку. Она ложилась в левую капсулу, но проснулась в правой. Значит, все завершилось успешно?

Она обнажена, и ничто не мешает ей рассмотреть собственное тело. Джен считала, что ее прежняя телесная оболочка, до консументации, была превосходной, лишенной болезней, мутаций и влияния агрессивной окружающей среды. Но, глядя на нынешнюю себя, она понимает, насколько далека была от совершенства. Тон кожи, пропорции, цвет волос - все это осталось прежним, но само тело приобрело идеальные изгибы, выпуклости мышц и прочность связок.

Джен облизывает свою ладонь, впитывая информацию. Это все еще она, но выращенная искусственно, собранная из безукоризненно подогнанных друг к другу частей. Сердце стучит равномерно и сильно. В такт ему шелестят легкие, а мысли молниями сверкают в мозгу и откладываются ровными слоями одна за одной. Ее новое тело работает безупречно!

Джен встает и чуть снова не ударяется, на этот раз о потолок. За те несколько дней, что ей пришлось носить почти безногую, деформированную оболочку, она отвыкла от своего роста.

В правой капсуле нет ни пылинки. Больше ничто не напоминает о ее недавнем унизительном существовании. Джен наклоняется к монитору, рапортующему об успешном завершении всех операций. Сквозь надписи проступает отражение ее лица. Оно тоже неуловимо изменилось в соответствии с новыми модификациями. Но ее глаза - синие с белыми прожилками - остались прежними.

Это потрясающе. Такая технология изменит все. Нужно рассказать Набу и его товарищам - им не нужно будет больше нападать на человейник ради лишнего органа. Нужно доставить машину в город - и жителей биома можно будет избавить от жалкого существования в поношенных, извращенных телах.

Джен выскакивает из боевой машины. Она чувствует необыкновенный прилив сил, ей хочется мчаться, со свистом рассекая воздух. Она вдыхает полной грудью и бежит, перескакивая через препятствия. Из-под ног летят комья земли. Сердце бьется ровно, лишь слегка ускорив темп. За несколько часов Джен покрывает расстояние, на которое еще недавно у нее ушли сутки.

В какой-то момент Джен наступает на острый камень и рассекает пятку чуть ли не до кости. Остановившись и изогнув ногу, она наблюдает, как сходятся края раны и затягивается шрам. Через несколько мгновений лишь несколько пятен крови на земле напоминают о ранении, а Джен продолжает бег.

Она покидает Мертвые Земли и оказывается на опушке тропоса, в лагере повстанцев. Но вместо прежнего оживления здесь царит тишина. Палатки истекают кровью. Ни тел, ни оружия, лишь разбросанные повсюду личные вещи.

Джен поднимает с земли костяной диск. Точно такой же чуть не отрубил ей голову несколько дней назад. Консументоры. Они были здесь. Они выследили повстанцев и... Что? Убили их и забрали тела? Взяли в плен, чтобы допросить? Забрали, чтобы провести консументацию?

Кажется, у нее есть несколько вопросов к экзотрофам. Джен поворачивается лицом к тропосу. В гуще извивающихся джунглей видна затягивающаяся просека. Корни-щупальца наползают друг на друга, скрывая кислотные ожоги, оставленные недавно прошедшим здесь отрядом.

Джен ищет хоть какое-нибудь оружие, но лагерь разграблен подчистую. Она достает из рюкзака небольшой костяной нож. Новое сильное тело придает ей уверенности, но она знает, что его возможности не безграничны. Здесь прошел многочисленный вооруженный отряд, а она одна и почти безоружна.

Джен делает несколько шагов по направлению к границе тропоса. Недавно вялые щупальца оживляются и одним броском обвиваются вокруг вытянутой руки с ножом. Джен инстинктивно дергается. Она хочет лишь высвободить руку, но результат превосходит все ее ожидания. Одним движением она разрывает щупальца толщиной с ее голень. Их остатки падают на землю и дергаются, пытаясь уползти.

Джен хищно улыбается и с разбега врывается в тропос, на ходу пробивая путь в направлении человейника.

Дубликаты не найдены

+1
Очень понравилось! Прочёл все части на одном дыхании, жду продолжения...
+1

Нормас.

+1

Представить себе, как все это выглядит сложно.. Но мне нравится, когда повествование идет в настоящем времени.

0
Вот и рояль подвезли
0
Прикольно, трег пошел
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: