633

Безнадежные заметки #17. Сторона жертвы

Моя мама – профессиональная жертва обстоятельств. Она довела эту свою способность до абсолюта, это главная парадигма всей ее жизни. Не знаю, осознанно ли она выбрала такую роль или это следствие ее собственного жизненного опыта, однако к моменту моего взросления она стала для меня главным примером того, как жить нельзя.


Глядя на нее, я каждый раз вспоминаю героя Маковецкого из «Операции «С Новым Годом!», который то и дело приговаривал «Вам-то хорошо, а у меня это...». Причем, если многие другие всегда старались не афишировать свои болезни, не выпячивать личные проблемы, не бравировать неурядицами, мама превращала их в главные достижения своей жизни.


Родители развелись, когда я был настолько мал, что даже не помню их вместе, и поначалу я очень жалел свою молодую, но совершенно непутевую мать. Я брал на себя все хлопоты по хозяйству, отвечал за младшего брата, ухаживал за домашними животными, навещал умирающую бабушку в больнице, делал ремонты, совершал покупки, подрабатывал, в общем, с подросткового возраста был своей матери отцом, мужем, другом и чернорабочим.


Она ломала ногу или руку, подхватывала экзотическую инфекцию, страдала от низкого давления, болей в грудине, мигрени и еще целого списка странных болезней, большинство из которых объединяет один диагноз – ипохондрия. Но я продолжал помогать, ведь мама – это святое.


А она, каждый раз, возвратившись от врача с новым диагнозом и больничным, сияла от счастья и возбуждения. Мол, смотрите, это не я ленивая, безынициативная, нескладная, это у меня все по состоянию здоровья, личной жизни, финансов (нужное подчеркнуть). И чем острее ситуация требовала взять жизнь в свои руки, принимать решения и действовать, тем с большей вероятностью мать сваливал очередной недуг или травма.


Любой ее диалог с приятелями, коллегами, случайными знакомыми очень быстро перерастал в упоительное описание симптомов и страданий. И вот что происходило – люди начинали помогать. Предлагали деньги или работу. Безвозмездно оказывали различные услуги. Брались за решение маминых проблем. Добрые люди нередко оказывались рядом, но очень быстро пропадали из поля зрения, осознав, что их самым откровенным образом используют.


Жизнь мамина не складывалась. Отношения с мужчинами быстро сходили на нет. Кому захочется отдавать себя без остатка, не получая взамен ничего? Работа сменялась одна другой из-за постоянных «недомоганий». И однажды, выслушивая очередные жалобы меня вдруг осенило: моя мать – настоящий паразит.


К пятидесяти годам она превратилась в виртуозную жалобщицу, выпячивая каждый новый симптом или неурядицу, как значительную заслугу. Очевидно потому, что реальных достижений не было. Только провалы. Осознанно или нет она продолжает выезжать за счет сочувствующих людей и ей, на удивление, это всегда удается.


Да, в ее жизни всегда все плохо, но для нее это нормально, потому что иначе она просто не могла бы выживать. В какой-то момент она выбрала сторону жертвы и с заметным успехом продолжает совершенствоваться на этом поприще.


Конечно, годы идут, мать не молодеет и к мнимым болезням постепенно добавляются вполне реальные, пусть и не трагичные симптомы. Но вот в чем парадокс – каждый из них она воспринимает с восторгом грибника, отыскавшего крепкий боровик без червей. Ведь в ее понимании симптомы эти дают ей еще больше моральных прав жить без труда и развития, в расчете на помощь окружающих.


Что я чувствую по этому поводу? Жгучий стыд и обиду. Обиду за то, что к 35 годам я превратился в высосанного, больного и опустошенного человека, отдавшего все свои юношеские силы на то, чтобы маме было хорошо. Но хорошо ей не будет никогда, да и не должно быть, ведь это значит, что она не сможет выживать.


В один день я сказал себе: «Стоп!». Я больше не должен отвечать за нее. Меня больше нельзя использовать. С этого момента я в ответе только за себя. За свое здоровье. За свое благополучие.


Я отказываюсь принимать сторону жертвы и выбираю сторону осознанности и ответственности, где я могу решать свои проблемы, лечить свои болезни, идти своим путем, и где только я решаю кому помочь и у кого попросить помощи, когда это действительно необходимо, а не когда так проще.


Конечно, с мамой ничего не случилось. Её жизнь так и продолжает течь от факапа к факапу в которых виноваты всё и все, но только не она сама. И по-прежнему находятся люди, готовые помочь несчастной нездоровой женщине.


Но с моих плеч упал камень ответственности за жизнь человека, который эту ответственность сам нести не желает. Я его больше не несу. Я скинул его, освободив место для здоровья, энергии, творчества и труда. Вот моя сторона.


Живите в гармонии с собой!


Больше заметок в профиле.

Дубликаты не найдены

Вы смотрите срез комментариев. Показать все
+5

Вопрос к разбирающимся - а можно так сделать, чтобы мама захотела решать сама, верила в свои силы, получала удовольствие от достижений? Или эту мысль уже не внести в голову человеку, который привык быть беспомощным и так выбивать ресурсы (и внимание тоже ресурс) из окружающих?

раскрыть ветку 2
+1

У моей мамули начинается истерика, когда я говорю ей :"Ты же взрослая дееспособная женщина".  Зато проблемы она решает сама, по описанному мной алгоритму и быстро.

То есть советы через истерику слышит)

0

Нет. Придется просто не вестись на жалобы. Может, так дойдет

Вы смотрите срез комментариев. Чтобы написать комментарий, перейдите к общему списку
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: