Дубликаты не найдены

0
он просто закинул сука в пакет
0

вся родня и дети и внуки этих тварей будут вечно гореть в аду.

0

Как говорил мой учитель истрии-все войны из-за религии. Хочется мира во всём мире и разума правителям.

0

Надеюсь, что такое не повторится больше никогда.

раскрыть ветку 2
+3

Да хуй его знает, что стукнет в голову бородатым пидорам.

раскрыть ветку 1
0

Там академик их предводитель

Похожие посты
306

Ответ на пост «Прям бомбит!» 

Меня в детском саде спросили, что я знаю острое, ну я и сказал нож, вилка, иголка, а фигушки, не сказал, что может быть острым перец и соус и ещё что-то. Сказали родителям, что будет тяжело в школе, ведь отстаю в развитии и нужна помощь и особое обучение. Пошёл в обычную школу и давно закончил, а был до 10 класса круглым отличником, и есть два высших образования и семья. Психологи с дет. сада странные.

150

Ответ на пост «Прям бомбит!» 

Единственный раз, когда я столкнулся с заданиями школьного психолога, был в классе 9 или 10. Нам выдали анкеты с вопросами и задание - нарисовать несуществующего зверя и назвать его. С анкетами всё было понятно, а вот что делать с животным. Я примерно понимал, что эти рисунки, скорее всего, подгоняются под какую-то шкалу. Грубо говоря, если нарисовать кровожадного зубастого зверя, то это будет означать, что ты агрессивный или что-то в этом роде. Так как я не очень люблю такие тестирования, то решил, что интересно было бы посмотреть, как они интерпретируют такой рисунок, и нарисовал кривой шарик с глазами, и подписал "Вселенский сгусток грусти".

В результатах у ребят по итогу был описан тип их характера и прочие психологические штуки, а в моей распечатке была написана просьба посетить кабинет психолога лично... На что я, естественно, забил... Может быть и зря

P.S Через какое-то время мама наткнулась на эту распечатку и сказала:"Почему ты мне не сказал, что у тебя проблемы":D

4760

Про тестирование психики в школе в СССР или почему нельзя с собой брать топор на необитаемый остров

Когда я учился в шестом классе, к нам привели психолога для тестирования. Это было в 1989 году, СССР.  Шестой класс, 11 лет ученикам. В тот момент была реформа образования и мы сразу с четвертого класса перескочили в шестой, потому и возраст такой.


Для работы психолога был отменен один урок. Я уже не помню какой отменили, но отменили точно. Всем ученикам раздали по одному чистому листочку и попросили написать следующее: фамилия и имя, класс и ответ на вопрос. Вопрос был очень интересный - чтобы вы взяли с собой на необитаемый остров если бы у вас был выбор? Один, максимум два предмета. Как нам пояснили, по ответу будет составляться психологический портрет и учителя будут лучше знать как с нами общаться.


На ответ давалось целых 45 минут. Да, целый урок.  Я долго думал, перебирал варианты и написал - топор. У меня по всем раскладам получалось, что топор оптимальный вариант. И искру можно высечь для огня и дерево срубить для хижины в лесу (не путайте с фильмом 2011 года)  и от злобной тигры отбиться (ну ребенок я еще был, что вы смеетесь). Нож может поломаться, спички закончатся, веревка только если жить надоело. Да и у топора можно поменять топорище сделав его из практически чего угодно. В общем написал и забыл.


Прошел месяц или два. Новый год, зимние каникулы, ляпота и мандаринка в подарок. А еще два кусочка шоколадки и половинка зеленого банана которые папа привозил из Москвы когда ездил туда в командировку. Но я не об этом.


После зимних каникул в школе всегда проводили общее родительское собрание. И на этом собрании после всей политхерни (не забываем, что это был СССР) начинают рассказывать про меня.


Далее со слов моей мамы: 3fir Эфирович мальчик со сложным нарушением психики, ему требуется поддержка специалистов и вообще он может быть опасен для общества и для учеников школы. Потому что все дети написали правильно, возьмут любимую книжку, ручку и тетрадку, пионерский галстук или в крайнем случае свою собачку и только 3fir написал, что возьмет топор. Это говорит о том, что ребенок воспитывается в крайне сложной обстановке, он не может влиться в общество и так далее и тому подробное. Там было еще про шовинизм и нацизм в отношении учительницы русского языка, но это другая история, расскажу если попросите.


Моя мама работала и сейчас работает учителем начальных классов. В другой школе. В данный момент заслуженный учитель Украины и куча там всяких регалий. Мой отец в тот момент работал инженером и начальником производства на крупном предприятии, до этого служил в ВВС СССР, но ушел на пенсию по болезни.

Выслушав эту тираду, моя мама встала и высказала в ответ всё, что она думает о психологе, учителях, директоре и всех к этому причастных. Я не знаю слов, но думаю это были достаточно заковыристые и очень неприятные для обидчиков выражения.


В итоге в этот же день я был выдернут в школу, вместе со мной она забрала все мои документы и через три дня я учился уже в другой школе. Вышел как раз на 23 февраля. Но эту историю я запомнил на всю жизнь и сейчас стараюсь учить своего сына думать головой перед принятием решения и всегда продумывать вероятности наперед.


PS: Маньяком я не стал, социопатом тоже. А жаль... Было бы проще в этой жизни.

Показать полностью
2260

Ответ на пост «Прям бомбит!» 

Ох уж эти школьные психологи... Когда мы повели дочку перед школой, она вообще не захотела отвечать на вопросы этой психички. К слову, девочка очень робкая, я тоже такой в детстве была. С чужими людьми предпочитала молчать и ничего не брать у них из рук (по мне так это даже неплохо в нынешних реалиях). А тут такой психнапор на ребенка. Во-первых, женщина разговаривала грубо и нагловато, совершенно не пытаясь найти общий язык с маленьким человеком, который попал в необычные обстоятельства, во-вторых, постоянно ее одергивала "сиди прямо, не вертись, смотри на меня..." Дочка пыталась сначала делать задания по карточкам, но, видимо, через пару минут её доканало, что вредная тётя ее всё время одёргивает и она замкнулась. А далее та тётя вынесла вердикт - у девочки явные отклонения, я не на что не намекаю, но, сдаётся мне, что у нее аутизм. Побежали мы в местный диспансер. Попали к детскому психотерапевту. Та с первых секунд разговорила ребенка. Дочка отвечала на все вопросы. Решила все карточки... Заключение: развитие выше среднего, просто очень скромная. Диагноз, конечно, поставили. Не помню как называется, но сказали, что это не болезнь, а свойство характера и к 10 годам пройдет.

221

В индийской школе дети платят за уроки пластиковыми отходами

Если раньше местные жители сжигали пластмассу и использовали в качестве топлива. То сейчас ученики деревни Памохи в Ассаме ходят в школу с мешками пластиковых отходов. В обмен на уроки.


Школа Акшар, основанная 32-летним Мазином Мухтаром и его 30-летней женой Пармитой Сарма, превратила учеников в экоактивистов.

В индийской школе дети платят за уроки пластиковыми отходами Экология, Переработка мусора, Индия, Пластик, Дети, Школа, Мусор, Раздельный сбор мусора, Длиннопост

Раньше ядовитые костры в деревне создавали реальную угрозу не только для окружающей среды, но и для здоровья людей. Дети кашляли прямо в классах.


Школа была основана для обучения местных детей, большинство из которых работали в местных каменоломнях, зарабатывая около 3 долларов (220 рублей) в день. Мало кто из родителей желал отправить на учебу зарабатывающего члена семьи.


«Когда мы попросили родителей отправить домашний пластик вместе с детьми в школьный автобус, почти никто из них не выполнил. Они предпочитали сжигать пластик дома. Тогда моя жена заявила им, что мы начнем взимать плату за учебу. Сборы они могли заплатить наличными или же пластиковыми отходами», - говорит Мухтар.


Альтернативная политика платы за обучение быстро привела к стопроцентному соблюдению требований со стороны родителей, которые также подписали обязательство прекратить сжигание пластика.

В индийской школе дети платят за уроки пластиковыми отходами Экология, Переработка мусора, Индия, Пластик, Дети, Школа, Мусор, Раздельный сбор мусора, Длиннопост

Кроме того, школа теперь дает профессиональное обучение. «Студентов учат устанавливать солнечные панели и посещать мастерские по столярным работам и электронике», - говорит Мухктар. Афроамериканец, приехавший в Индию в 2013 году из Нью-Йорка для работы над школьным проектом в Ассаме, встретил Сарму, студентку по социальной работе в университете Гувахати. Пара основала школу Акшар в 2016 году, собрав деньги на строительство у частных инвесторов.


Сейчас в школе семь учителей, которые занимаются 110 детьми в возрасте от 4 до 15 лет, и в списке ожидания еще 100 человек.

В индийской школе дети платят за уроки пластиковыми отходами Экология, Переработка мусора, Индия, Пластик, Дети, Школа, Мусор, Раздельный сбор мусора, Длиннопост

«Мы стараемся научить студентов брать на себя ответственность за свое окружение и стремиться улучшать его», - говорит Сарма. «Поскольку мы собираем не менее 25 единиц пластика каждую неделю от каждого ученика, всего около 10 000 единиц пластика каждый месяц. Они превращаются в экокирпичи для строительства. Облака ядовитого дыма из-за горения пластика, которые раньше царили в школе, значительно уменьшились».


Также разработан необычный способ сокращения детского труда. «Мы разработали модель взаимного обучения и наставничества, при которой старшие дети будут обучать младших, а взамен получать деньги в виде игрушечных банкнот, которые можно использовать для покупки пищи, одежды, игрушек и обуви в местных магазинах. По мере успеваемости студентов увеличивается их зарплата. Наш девиз: «Узнай больше, чтобы зарабатывать больше». Этот денежный стимул оказался мощным мотиватором», - говорит Мухтар.


«Дети постарше могут зарабатывать около 60-70 долларов в месяц (около 5000 рублей) в зависимости от выполняемой работы. Многие даже купили сотовые телефоны, чего их родители до сих пор не могут себе позволить».


В разгар пандемии занятия проводились в масках и на открытом воздухе. В период изоляции школа была преобразована в центр оказания продовольственной помощи. Старшеклассники работали социальными работниками, доставляя пайки, чтобы накормить около 15 000 человек в трущобах и деревнях Гувахати.


«Студенты знают, что пластик вреден для их здоровья и окружающей среды. Они говорят со своими родителями об этих вредных последствиях», - говорит учитель Аканша Дуара.

Сомпа Боро, мать 10-летнего Джоти и 15-летнего Джунали, подчеркивает, что раньше они ходили в частную школу, но были вынуждены уйти.


«К счастью, Акшар приняла их, и мы очень довольны тем образованием, которое они получают. Акшар помогла нам изменить мышление в положительную сторону».

В индийской школе дети платят за уроки пластиковыми отходами Экология, Переработка мусора, Индия, Пластик, Дети, Школа, Мусор, Раздельный сбор мусора, Длиннопост

Школа также изменила жизнь своих учеников. «Дети, которые приходят в нашу школу, подвергаются неуважению и жестокому обращению со стороны общества. Они полны гнева и агрессии. Но по мере изучения и приобретения новых навыков они становятся более чуткими, оптимистичными и уверенными. У нас есть 13-летняя девочка, которая едва могла говорить, когда присоединилась к нам три года назад. Но теперь она не только преуспевает в учебе, но и занимается в свободное время двумя детьми из местной англоязычной школы», - говорит Сарма.


Мухтар и Сарма подписали с властями Гувахати договор о внедрении модели Акшара в пяти государственных школах.

Показать полностью 3
15531

Прям бомбит!

Сын перед школой проходит консультацию психолога.

- Что общего между ежом и молоком?

Сын подумал и не ответил.

- Ну это же так просто! Оба могут свернуться! Плохо вы к школе подготовились.

А я вот тоже не ответила на этот вопрос. А школу окончила. И институт. А ведь, выходит, была  не готова... Как так-то?

489

Седьмое чувство

Участвовать в школьной игре "Седьмое чувство" меня силой своего авторитета заставила классная. Бороться за сердце красавчика Ромы перед всей школой мне не хотелось, но быть растерзанной Натальей Петровной не хотелось еще больше, поэтому я мяукнула что-то отдаленно похожее на утвердительный ответ.
Суть игры заключалась в том, что шесть девочек проходили различные испытания, и в конце каждого этапа одна несчастная выбывала. А самая ловкая и находчивая девица могла претендовать на сердце Романа, которому в этой викторине выпала роль желанного тотема. Демо-версия шоу "Холостяк" с небольшой поправкой на возраст.
В ожидании дня Х я судорожно прокручивала в голове различные сценарии моего выступления, и в конце каждого я неизменно оказывалась на самом дне школьной иерархии.

Первый этап заключался в следующем: выбрать из кучи лежащих на столе мягких игрушек ту, которая, на твой взгляд, ассоциировалась с Ромой, и объяснить свой выбор. По свистку пять крупных девочек с горящими глазами бросились к столу в надежде выбрать игрушку посимпатичнее. Когда волна схлынула, я подошла и мокрыми от волнения ладошками взяла единственную оставшуюся - уродливого зайца, у которого, судя по его виду, была очень сложная судьба. Свой выбор я честно объяснила тем, что ничего другого на столе не оставалось. Далее Роман, который все это время стоял с завязанными глазами, снял повязку и указал на наименее понравившуюся ему игрушку. Согласно правилам, выбравшая ее девушка выбывала из гонки за счастьем. Конечно, его палец указал на моего зайца. Живо помню то чувство облегчения и безграничного счастья от того, что мои муки закончились. Моя реакция немало удивила героя и зрителей, ведь, по законам жанра, я должна была быть убита горем. Я была первой выбывшей участницей и самым счастливым человеком на свете.

Победившая девочка была на полголовы выше Романа и тоже светилась от радости. Вместе с женским счастьем она стала обладательницей полуувядшей розы и поцелуя в щечку от мечты половины девчонок нашей школы.

3770

Антитеррор по-русски

Кто узнает местность - привет. В одной школе ФСБшники решили проверить бдительность администрации и разместили муляж бомбы. Из пакета торчали проводки, связка шашек и даже электронный будильник был присобачен. Ждут 10 минут...15,  Через полчаса  заходят в школу , чтобы признать результаты проверки неудовлетворительными, а "бомбы" нет.  Директор прямо сказал, "А как вы хотели? такую интересную штуку в школе поставили! Конечно, ее школьники украли" Было много шума, но бомбу так и не вернули))))

58

Как живет сейчас бесланский террорист, Нурпаши(а) Кулаев

Как живет сейчас бесланский террорист, Нурпаши(а) Кулаев Беслан, Терроризм, Террористы, Полярная сова, Криминал, Криминальное чтиво, Негатив, Длиннопост

В первые дни сентября в России вспоминают трагедию Беслана, которой уже в этом году 16 лет.
1 сентября 2004 года весь мир потрясло известие о захвате террористами школы в североосетинском городе Беслан.

Напомним, в 9 утра на линейку собралось более тысячи человек. Некоторые из родителей взяли с собой и малышей. Во время торжества во двор школы ворвались более 30 вооруженных бандитов. Открыв стрельбу, они согнали детей и взрослых в здание, а затем три дня удерживали без еды и воды, под дулами автоматов и с подвешенными над головами бомбами. Любые попытки вести переговоры с террористами об освобождении заложников оказывались безуспешными. 2 сентября бандиты согласились впустить в здание школы экс-президента Ингушетии Руслана Аушева, которому удалось убедить боевиков отпустить 25 женщин и маленьких детей. 3 сентября в спортзале прозвучали взрывы, тогда силовики начали операцию по освобождению заложников.

В результате теракта погибло 333 человека, из них 186 детей.
Чтобы похоронить всех, не хватило местного кладбища – пришлось разбить новое.
Оно получило название "Город ангелов", и его извечным сторожем стал Касполат Романов, потерявший в той трагедии жену и дочь Марианну.
Сотни человек попали в больницы.
Как минимум 70 детей и столько же взрослых стали инвалидами.
Теракт в Беслане стал вторым в мире по числу жертв, не считая крушения башен-близнецов в Нью-Йорке.

Сегодня, в преддверии дня борьбы с терроризмом, мы расскажем Вам о том, как живет единственный выживший из террористов Нурпаши Кулаев.

На тот момент ему было 24 года.

Судебный процесс по его делу длился с 17 мая 2005 года по 26 мая 2006 года.

Ввиду моратория на смертную казнь Кулаев приговорен к пожизненному заключению в колонии особого режима.
На судебном заседании он обвинения отрицал (вопреки самым первым показаниям) со словами: «На мне нет ни одной капли крови ребенка».

Поскольку Кулаев отсутствовал в Верховном суде России на рассмотрении кассационной жалобы на приговор, вынесенный Верховным судом Северной Осетии, возникли подозрения, что он уже мёртв, но Федеральная служба исполнения наказаний опровергла эту гипотезу.

Сейчас Нурпаши Кулаев отбывает пожизненное заключение в колонии строгого режима на Ямале, известной как "Полярная Сова", где содержатся самые опасные преступники.
За всю историю тюрьмы оттуда не было ни одного удачного побега, однако, в 2016 году, был случай, когда "пожизненника" все-таки выпустили по УДО.
Напомним, этим "счастливчиком" оказался Анвар Масалимов, ранее осужденный за *** с расчленением.
Ранее Кулаев отбывал наказание в колонии на острове Огненный, известной как "Вологодский пятак".

Нурпаши Кулаев, единственный выживший участник отряда Руслана Хучбарова, был приговорен к высшей мeре нaкaзaния. Произошло это еще в мае 2006 года в Северной Осетии.

Сам Нурпаши Кулаев родился в 1980 году в Чечне. Он - уроженец селения Энгеной Ножай-Юртовского района республики.

По официальной версии Нурпаши - единственный выживший участник нaпaдения на школу в Беслане.
Известно, что он после штуpмa пытался выйти из здания, смешавшись с бегущей толпой.
Но был опознан бывшими зaлoжникaми и задержан спецслужбами.

"Вышку" Кулаеву, как и полагается по российскому закону, заменили на пожизненный срок. Однако в российском обществе тогда был все же поднят вопрос, чтоб Кулаева, в силу тяжести совершенного им преступления, все же kaзнили.

Сейчас Нурпаши отбывает свой срок на Крайнем севере - в специальной колонии "Полярная сова" в Ямало-Ненецком автономном округе.
Считается, что бывшие боевики в заключении долго не протягивают, но Кулаев до сих пор жив и здоров - ему недавно стукнуло уже 39 лет.

Условия заключения Кулаева - самые тяжкие. Он может передвигаться только в наручниках, ему разрешено видеться с редкими посетителями только через целых две решетки. Ему разрешено общение с прессой, которой Нурпаши не раз давал интервью. И при этом на тяготы тюремной жизни Кулаев не жалуется.

- Здесь вполне можно жить, вовсе не aд земной, как я думал, - рассказывал бывший боевик журналистам. - Здесь я первый раз, например, поел макароны. У нас дома такого не было, я кушал лишь бараний шашлык да свежую зелень.
Интересно, что Кулаев ест исключительно то, что имеется в тюремном меню.
От каких-либо передач и посылок с воли Нурпаши наотрез отказался. Как и от свиданий с близкими родственниками. Считает, что так бережет их нервы. Кстати, дома в Чечне у него осталась жена Жанна и двое детей, но он их никогда не увидит.
Иногда они пишут Нурпаши короткие письма, а вот пользоваться сотовым и вообще любым телефоном ему запрещено.

- Я раскаиваюсь в том, что совершил. Тогда шла война и я полагал, что нахожусь на войне, - сожалеет Кулаев. - Сейчас я стараюсь не вспоминать лица тех детей Беслана.
Нурпаши жалуется также на отсутствие каких-либо физических занятий (Эх, шил бы что-то, да и то не дают!). Говорит, что придумал собственную особую гимнастику, которая позволяет ему сохранять физическую форму даже в тюрьме.

Любопытный факт, Нурпаши держат в отдельной камере, так как все остальные заключенные "Полярной совы", с ним сидеть отказываются и вообще всячески сторонятся Кулаева
. "Он больше всех нас вместе взятых зла людям принес", - говорят самые отпетые узники "Полярной совы".

Известно, что раньше он содержался одно время с "Битцевским маньяком" Александром Пичушкиным.

Волею судьбы, или по решению дяди с большими звездами на погонах, Кулаева помещают в ту саму "одиночку", где уже некоторое время тянет пожизненную лямку известный на всю Россию "маньяк с шахматной доской”.
Кому пришло в голову помещать этих двух в одну камеру — неизвестно. Быть может, это было сделано для истории или интересной легенды, которая будет передаваться из уст в уста? Может быть, может быть.....Но уголовно-исправительными нормами это не запрещено.
Как уживались Пичушкин и Кулаев в одной камере, о чем разговаривали, и разговаривали ли вообще — доподлинно не известно.
По одним данным они делили камеру несколько дней, по другим — несколько недель.
Но факт остается фактом: два убийцы не смогли ужиться в одной камере.
Известно, что перевод в другую камеру попросил сам Кулаев после того, как Александр Пичушкин, матерый старый волк из Битцевских лесов, стал угрожать ему расправой, сказав однажды "Что-то ты мне не нравишься".

По нормам Уголовно-исполнительного кодекса РФ, даже пожизненно заключенный имеет право заявить на перевод в другую камеру, если на то есть объективные причины.

Арестантов в конечном итоге пришлось рассадить по разным камерам.

Журналистам, которые периодически посещают «Полярную сову» и общаются с пожизненниками, сотрудники администрации ИК рассказывают, что «Битцевский маньяк» охотно может разговаривать только об убийствах, держится особняком, все заключенные его боятся, и с ним никто не уживается и не хочет иметь ничего общего – Кулаев не первый, кто не захотел сидеть с Пичушкиным, маньяк уже давно в камере один.

Да и сам Пичушкин в интервью представителям прессы признавался: первое, что он сделал бы на воле – «убил бы парочку людей, выпил водки и изнасиловал бы женщину, а дальше - как пойдет».

Кстати, Нурпаши Кулаев выступает против высшей меры.

- Я за отмену "Вышки". Если человек оказался в заключении здесь, в "Сове", то это еще не значит, что он не желает жить. Надо всегда обстоятельно смотреть, как такое дело случилось с конкретным человеком, где и в каких условиях он вырос, почему с ним такое случилось...

В прошлом году с Нурпашой Кулаевым пообщался журналист информагентства «РИА-Новости» Александр Темнов. И Темнову, и Меркачевой Кулаев говорил, что очень хочет выйти на волю, хочет жить. И если бы его приговорили к расстрелу, он бы на коленях просил о пощаде.

На момент беседы с журналистом «РИА-Новости» Кулаев содержался в одной камере с двумя пожизненниками.
Утверждал, что не замечал, чтобы кто-то из них его боялся, а сам он по душам с сокамерниками говорить не привык.

Террорист признался, что за 12 лет пересидел с более чем 150 осужденными и всегда предпочитал никого не расспрашивать о его преступном прошлом – «потому что потом трудно с ними сосуществовать».

Попытки исповедоваться со стороны сокамерников, по словам Кулаева, он пресекал.

Когда Темнов спросил, правду ли пишут о том, что Кулаев часто конфликтовал с соседями по камере, террорист ответил отрицательно, сославшись на свою принципиальную неконфликтность.

Кулаев жаловался на низкую физическую активность в условиях заключения, говорил, что человек он сильный, а применить силу негде.
Высказывал желание работать.

Настроение меняется сиюминутно

По словам психолога ФБУ ИК-18 Владимира Каруева, конфликтуют пожизненники редко, и это словесная перепалка, до драк здесь не доходило.
Психолог ведет ежедневный прием заключенных, отслеживая малейшие изменения в их настроении.

Про Кулаева он сказал, что у него, как и у остальных сидельцев «Полярной совы», настроение может быстро и многократно меняться – как собеседник террорист, к примеру, способен по нескольку дней не смотреть на своего визави во время профилактического общения.

Виновным в убийстве заложников в бесланской школе в 2004 году Нурпаша Кулаев себя до сих пор не признает, и считает, что не заслужил суровых условий содержания в «Полярной сове».

В новом фильме «Беслан. Трагедия страны» сотрудник «Полярной совы» (его имя не называется, а изображение скрыто в целях безопасности) утверждает, что в первые годы пребывания в ФКУ ИК-18 у Нурпаши Кулаева было много взысканий и нарушений – осужденный не хотел признавать того, что он получил справедливый приговор и теперь обязан выполнять определенные требования, предъявляемые к пожизненникам.

Показать полностью
97

Освобождение 30 детей, захваченных в школьном автобусе в Джибути в 1976 г

Ранним утром 3 февраля 1976 года школьный автобус двигался по своему маршруту в пригороде Джибути. Он отвозил в школу детей французских граждан, проживавших в этой африканской колонии Франции. Все шло как обычно до тех пор, пока на одной из остановок в автобус не ворвались четверо темнокожих мужчин. В салоне в этот момент находились 30 детей в возрасте от 6 до 12 лет. Вышвырнув водителя, террористы направили автобус в сторону Сомали, до границы с которым было не более 25 км.


Машина остановилась в пустыне, возле французского пограничного поста Лояда. Напротив него находился точно такой же сомалийский пост. Оттуда к бандитам немедленно присоединились еще двое сообщников. Представителю властей, прибывшему вскоре для переговоров, они заявили, что являются членами Фронта освобождения сомалийского берега (так террористы называли территорию Джибути) и выдвинули ряд требований. Среди них главным было освобождение из французских тюрем руководящих деятелей Фронта. В случае отказа они обещали убить всех детей.


К посту Лояда командование французского гарнизона направило несколько подразделений 2-го парашютного полка и 13-й пехотной полубригады Иностранного легиона. Легионеры двумя тяжелыми армейскими грузовиками перегородили дорогу к посту сомалийцев. Несколько бронеавтомобилей АМЛ-90 заняли огневые позиции. Однако никаких других действий они не предприняли. Всем было ясно, что атаковать автобус нельзя. Это неизбежно повлечет за собой гибель детей. Поэтому военное командование заверило террористов, что нападать на них никто не будет, и что на следующий день из метрополии привезут сюда арестованных «братьев по революционной борьбе».

Однако в действительности переговоры велись исключительно ради выигрыша во времени. Вечером того же дня самолет ДС-9 доставил спецрейсом в Джибути боевую группу, состоявшую из 9-х человек, во главе с капитаном Кристианом Пруто. Именно им предстояло перечеркнуть планы террористов-революционеров…


Прибыв на место, Пруто оценил обстановку. Она была хуже некуда. Автобус стоял на ровном, как стол, месте. В радиусе 200 метров вокруг него не было ни одного дерева, ни одного кустика, ни одной ямы. К тому же рядом находился сомалийский пост. А симпатии сомалийцев полностью были на стороне террористов. Пруто предполагал, что после начала операции они могут открыть огонь по его бойцам. К этим двум обстоятельствам следует добавить чудовищную жару. Джибути заслуженно называют «печкой Африки». Когда наступит день, беспощадное солнце снова раскалит автобус, что вызовет нервозность как у детей, так и у бандитов.

Итак, скрытно приблизиться к автобусу нельзя. Атаковать в лоб — тем более. Чтобы преодолеть 200 метров, требуется не менее 30 секунд. За это время террористы могут перестрелять и детей в автобусе, и всех бегущих к нему людей. Следовательно, единственно возможный вариант действий — это использовать снайперов.


На рассвете 4 февраля 8 бойцов, вооруженных винтовками ФР Ф-1 с оптическими прицелами заняли позицию за грудой камней в 180 метрах от автобуса. Каждому из стрелков Пруто определил его личный сектор наблюдения. Для удобства террористов пронумеровали. Снайперы ежеминутно докладывали по радио своему командиру, кто из бандитов в данный момент находится в тех секторах, за которыми они следят сквозь прицелы. (Микрофоны радиостанций прикрепили прямо на горло, чтобы руки оставались свободными). Надо было дождаться такого момента, чтобы все террористы одновременно оказались в зоне поражения. Только в этом случае можно открывать огонь. Иначе оставшиеся в живых успеют расстрелять детей.


Шел час за часом, но этот момент никак не мог наступить. Больше всего мешали дети, которые то и дело смотрели в окна, или слонялись по салону, закрывая собой силуэты своих похитителей. Сами террористы тоже постоянно передвигались. Двое из них вообще почти все время находились за машиной, периодически наведываясь на сомалийский пост. Бойцы истекали потом под палящими лучами солнца, напряжение все нарастало, а развязка не приближалась.

Реальный шанс изменить ситуацию появился только тогда, когда террористы согласились с предложением накормить детей. Обед, который им дали в 14.00, был щедро приправлен снотворным и транквилизаторами. Вскоре после еды большинство детей уснуло. Их головы наконец-то исчезли из окон. В 15.48, после 10 часов непрерывного ожидания, Пруто скомандовал «огонь!» Прогремел залп. Четверо террористов в автобусе погибли мгновенно. Пятый, находившийся за ним — секундой позже. Однако из поля зрения неожиданно исчез шестой похититель.

Сигнал командира бросил вперед одеревеневших от долгого лежания бойцов. С револьверами в руках они бросились к автобусу. И тут произошло то, что предвидел капитан Пруто: сомалийские солдаты стали стрелять по бегущим. Пришлось им броситься на землю. Немедленно легионеры и их бронеавтомобили обрушили шквал огня на агрессивных соседей. Под его прикрытием капитан вместе с двумя бойцами бешеным аллюром снова устремились к автобусу. За это время шестой террорист успел вскочить в автобус и застрелить маленькую девочку. Если бы не стрельба с сомалийского поста, этого бы не произошло. Впрочем, все 10 солдат и сержантов, находившихся там, заплатили жизнью за свои действия. Их тела, а также здание заставы, стали напоминать решето (что вскоре стало причиной конфликта с Сомали). Ну, а черномазого негодяя в автобусе Пруто и его товарищи сумели расстрелять на бегу.


Операция в Лояда считается классической. Она наилучшим образом показала всем скептикам, что могут сделать специалисты в тех случаях, которые дилетантам кажутся безвыходными.

В Лояда действовали члены Группы вмешательства национальной жандармерии. По-французски аббревиатура этого названия читается как ГИГН. (С точки зрения советских традиций можно сказать, что речь идет о спецназе французских внутренних войск). Предназначенная для борьбы с террористами, а также с особо опасными вооруженными преступниками, ГИГН за 20 лет своего существования провела более 600 боевых операций. В ходе их удалось освободить более 250 заложников, причем ни один боец группы не был убит, что свидетельствует о высочайшем профессионализме.

Освобождение 30 детей, захваченных в школьном автобусе в Джибути в 1976 г Франция, Джибути, Борьба с терроризмом, Заложники, Дети, Длиннопост, Спецназ, Террористы
Освобождение 30 детей, захваченных в школьном автобусе в Джибути в 1976 г Франция, Джибути, Борьба с терроризмом, Заложники, Дети, Длиннопост, Спецназ, Террористы
Освобождение 30 детей, захваченных в школьном автобусе в Джибути в 1976 г Франция, Джибути, Борьба с терроризмом, Заложники, Дети, Длиннопост, Спецназ, Террористы

https://fr.m.wikipedia.org/wiki/Prise_d'otages_de_Loyada


https://vk.com/wall-46313275_241751

Показать полностью 3
1108

Еще история про Беслан

Еще история о событиях в Беслане увиденная глазами спецназовца.

Некоторые фото баяны, но они в рамках статьи.


В эти дни исполняется 15 лет трагическим событиям в Беслане. 32 террориста три дня удерживали в школе 1128 заложников. 3 сентября 2004 года бойцы «Альфы», «Вымпела» и других подразделений пошли на штурм школы Беслана. По официальной версии, прорыв начался после того, как в здании с 1128 заложниками кто-то из террористов привел в действие взрывное устройство, от чего частично обрушилась крыша, начались пожар и паника. Одну из штурмовых групп в школу вел полковник «Альфы» Виталий Демидкин. «Лента.ру» записала его рассказ о тех событиях.


***


Виталий Николаевич Демидкин родился в подмосковном поселке Шик неподалеку от Коломны, а вырос в Котельниках. После окончания восьми классов школы поступил в Люберецкое медучилище. Окончил его в 1975 году и семь месяцев проработал фельдшером на станции скорой помощи. После неудачной попытки поступить в Ленинградскую военно-медицинскую академию его призвали в армию.

Еще история про Беслан Беслан, Трагедия, Терроризм, Дети, Альфа, Длиннопост, Память

Он служил в 57-й спортроте, исполнял обязанности врача в армейской хоккейной команде. После армии возвращаться в скорую не стал — платили мало. Пытался поступить в Высшую школу милиции, но не получилось. Пошел служить прапорщиком в 7-е управление КГБ — его туда рекомендовал сосед.


На курсах его готовили к работе во время Олимпиады-80, и уже там он узнал о секретной группе «А». В ней тогда находилось всего около 30-40 человек. В 1980 году Демидкину удалось попасть туда.


Он рассказывает о событиях в Беслане, но постоянно делает отступления, возвращается к другим боям и операциям, которые прошел за время службы, вспоминает свои сны и говорит о боге. Возможно там, в прошлом и потустороннем, он пытается найти какие-то подсказки, которые помогут ему самому понять, почему в те дни погибли 186 детей и 148 взрослых.


«На секунду показалось, что мы здание освободим»


Я был в первой тройке. Думал, остановлюсь возле стены и буду смотреть, как другие проникают в здание, чтобы потом их к наградам представить, как положено.


Но окно оказалось достаточно высоко. Одному пришлось выполнять роль лестницы. Второй — как раз мой заместитель, получивший звание Героя России за «Норд-Ост», — запрыгнул внутрь, ну и я не мог же его там одного оставить, внутри. Запрыгнул тоже и остался посередине коридора. Герой мой к стене прижался. Вторая тройка запрыгнула и к другой стене прижалась, ну и так далее. Мы начали продвижение вперед.

Еще история про Беслан Беслан, Трагедия, Терроризм, Дети, Альфа, Длиннопост, Память

На секунду показалось даже, что мы сейчас небольшой группой здание освободим, так как, видимо, террористы уже раненые все и не могут как следует сопротивляться.


Вдруг вижу — передо мной белое облако, а через него пробивается один огонечек красный побольше и два или три огонька поменьше. Падаю назад и короткими очередями, по два-три патрона, отвечаю. Огоньки погасли. Кричу: «Разбегаемся по классам!» И мы рассредоточились, прихватив из коридора женщину с ребенком.


Смотрю — вносят солдатика раненого в нежно зеленого цвета «горке». Спрашиваю: «Откуда здесь солдат?» Не отвечают. Переспрашиваю погромче. Мне отвечают: «Это не солдат, а майор Катасонов». Оказалось, в тот момент, когда он влезал в оконный проем и поднял руку, влетела пуля 7,62 миллиметра.


Еще одного вносят раненого. Втаскивают моего зама — у него нога в осколках. Спрашиваю: «Что произошло?» Отвечает: «Начали продвигаться, и упала граната Ф-1. Одна, а затем еще одна. Без спусковой скобы и кольца». Я спрашиваю: «А чего ты не кричал?» «Я орал "граната, граната" и начал уходить за угол, в сторону раздевалок». Ногу не успел он только убрать, и в ней потом насчитали 27 осколков.


А я-то стоял прямо в полный рост в том же коридоре, в нескольких метрах оттуда. Как остался цел? Потом, когда вернулся в Москву, спрашивал, как такое возможно? Две гранаты Ф-1 разорвались в нескольких метрах. От каждой осколки разлетаются на сотни метров. Одна мудрая женщина предположила, что это святой меня и моих коллег собой заслонил. Вот, хотите верьте, а хотите нет.

Еще история про Беслан Беслан, Трагедия, Терроризм, Дети, Альфа, Длиннопост, Память

«Думал, нас не пошлют. Думал, штурма не будет. Я дважды ошибся»


Когда 1 сентября вызвали по тревоге, я думал, что наше подразделение точно не пошлют.


За две недели до Беслана мы вернулись из очередной командировки. Полтора месяца мы провели в Чечне. Командировка выдалась тяжелой. У меня там погиб сотрудник, Сергей Цаплин. Он охранял представителя президента России [Сергея] Абрамова. На него было покушение, и все досталось Сергею. Двое были ранены, когда мы в Кизляре банду уничтожали, возле больницы. Там трое чеченцев сняли квартиру на первом этаже, окна которой выходили прямо на это медучреждение. Что-то серьезное планировалось. Еще несколько человек получили контузии, просто их не регистрировали официально.


Но выбор пал на нас. Мне хотелось встать и сказать, что даже во время Великой Отечественной войны подразделения, которые выходили из боев, проходили должным образом реабилитацию и доукомплектование, но мне как будто кто-то руки на плечи положил и сказал: «Сиди, ты там должен быть».


Тогда я решил встать и сказать, что лично готов ехать куда угодно, но мои сотрудники нуждаются в отдыхе. Опять — те же ощущения на плечах: «Сиди, ты там должен быть».


А дальше я дважды ошибся в ожиданиях, когда думал, что нас в самое пекло не пошлют, и когда думал, что штурма точно не будет.


«Если "Альфа" пойдет — мы будем стрелять им в спину»


На месте подразделению, которым я руководил, и фактически переданному мне аналогичному подразделению управления «В» была поставлена задача ворваться в спортивный зал, уничтожить двух террористов, охранявших взрывные устройства, закрепленные на баскетбольных щитах, разминировать их. И потом уже бы начался общий штурм.


Это, конечно, фантастика! На этом задании большая часть из нас должна была погибнуть. И окружающие это понимали, как и то, что я не буду отсиживаться за спинами подчиненных, а пойду одним из первых, поэтому коллеги ко мне подходили и спрашивали: «Как дела? Как дома? Как сыновья?»


Потом понял, что это так со мной прощались. Ребята тоже, наверное, все понимали, но в таких случаях мне, как командиру, нельзя было показывать какое-то сомнение, нерешительность.

Еще история про Беслан Беслан, Трагедия, Терроризм, Дети, Альфа, Длиннопост, Память

Решили с «Вымпелом», кто будет проникать, а кто будет обеспечивать проход. Вернее, я спросил у их руководителя, что он сам выбирает. Тот сначала сказал: «Идти внутрь». А потом передумал и определил, что они будут обеспечивать проход.


Я помню, местные жители говорили: «Если "Альфа" пойдет на штурм, мы будем стрелять им в спину, так что давайте договаривайтесь». Обстановка была напряженная, но мы сами и не думали, что будет штурм.


3 сентября находились под Владикавказом на армейском стрельбище и отрабатывали слаженность, когда дали команду срочно вернуться в Беслан. Уже в пути узнали, что произошел подрыв одного из взрывных устройств, находившихся в зале. Потом произошел еще один подрыв.


Приехали, быстро экипировались, надели каски, защиту, набрали побольше боеприпасов и пошли. Жалею, что не хватило ума взять с собой воды. Уже в школе, помню, выхватили из коридора девочку лет, наверное, десяти или двенадцати и женщину, по-моему, учительницу. «Ребята, есть у вас попить?» Водички просили простой, а нам им дать было нечего.


В школе мы провели несколько часов, зачистив все классы от центрального входа до вестибюля столовой. Нам помогало соседнее подразделение во главе с полковником Юрием Торшиным. Свои задачи мы выполнили с лихвой. После нас, когда всех заложников вывели, там еще другие подразделения отрабатывали сектора, осматривали помещения, в которых могли прятаться террористы, которые впоследствии были уничтожены.


«В Беслане инициатива была не на нашей стороне»


Среди спецназовцев в Беслане потери тоже были колоссальные. Десять наших ребят погибли: Андрей Туркин, Петр Разумовский, Олег Ильин, Роман Катасонов, Денис Пудовкин, Михаил Кузнецов, Олег Лоськов, Александр Перов, Вячеслав Маляров, Андрей Велько. Еще несколько сотрудников МЧС.


Ребята жертвовали собой, ложились на гранаты, прикрывали своим телом женщин и детей. Они действовали так же, как их отцы-командиры. Помню, перед штурмом самолета в Тбилиси руководивший моей группой Владимир Николаевич Зайцев получил в штабе информацию, что у террористов есть взрывное устройство и автоматическое оружие. Он тогда решил идти первым, а мне и Володе Серегину сказал: «Если я упаду, то возиться со мной не нужно, бегите вперед прямо по моему телу».


В Афганистане тоже самым сложным были зачистки. Из любого закоулка мог раздаться выстрел или произойти подрыв. Каждый дом нужно аккуратно прочесать, чтобы не нарваться на растяжку или мину под половицей.


Однако в Чечне на зачистках было еще сложнее. Там зашел в дом, а человек с детонатором на радиоуправлении в паре сотен метров за тобой наблюдает. Ему стоит только на кнопочку нажать, и ты уже попадаешь в небесную гвардию.


В бесланскую школу террористы принесли все эти обкатанные в Чечне смертельные ловушки: «хоттабки» и прочее. Вероятно, рассчитывали и на то, что, как и в Чечне, между силовиками из разных ведомств и местным осетинским ополчением не будет слаженности.

Еще история про Беслан Беслан, Трагедия, Терроризм, Дети, Альфа, Длиннопост, Память

А опасность этих проблем действительно была очень велика. В Беслане была определенная неразбериха, которая породила затем массу слухов и домыслов.


Подрывы, произошедшие в спортзале, нарушили наши планы, однако задача моего подразделения оставалась прежней. Надо было уничтожать террористов, поэтому мы шли вперед в первом эшелоне, а местные жители, вооруженные автоматами, ружьями, обрезами и пистолетами, шли за нами по пятам и забирали, выносили детей. Может быть, каким-то штурмовым группам эти ополченцы своей чрезмерной активностью и мешали, но вот конкретно нам они не препятствовали и перед нами никуда не лезли.


Большой подвиг там совершили ребята из «Вымпела», которые практически своими телами открыли нам — «альфовцам» — дорогу к зданию. Они приняли удар на себя и отогнали террористов от окон, позволив нам без потерь подбежать к самой школе.


Встречается такое мнение, что спецназовцы — это неуязвимые супергерои. Беда, когда такое ощущение появляется у тех, кто командует на месте боев. Нет, наша сила в чрезвычайно тщательной подготовке к каждой операции и исходящей от нас инициативе. Использовали светозвуковые гранаты, которые отключают человека на несколько секунд. Этого времени обычно хватало на то, чтобы сблизиться с террористом и его обезвредить.


В Беслане инициатива была не на нашей стороне, а сами боевики очень хорошо подготовлены. В коридоре, откуда мы проникали в школу, они оборудовали настоящую огневую точку: вскрыли пол, обложились мешками с песком, установили пулемет. Чтобы ее уничтожить, пришлось задействовать гранатомет.


Еще подобные операции осложняются тем, что террористы могут маскироваться под заложников.

Еще история про Беслан Беслан, Трагедия, Терроризм, Дети, Альфа, Длиннопост, Память

***


Со времени бесланской трагедии прошло 15 лет. Все эти годы мы заботимся о семьях погибших сотрудников. Каждый отдел, ассоциация ветеранов выплачивают некое содержание. Помогаем детям героев получить высшее образование, устроиться на работу. У многих погибших в Беслане бойцов остались дочери. Они выросли и сами надели форму, пошли служить по стопам отцов в разные силовые структуры.


Мои двое сыновей тоже служат. У каждого из них теперь по дочери и я, стало быть, дважды дедушка. Работаю в охранной структуре.


Я знаю, как тяжело пришлось жителям Беслана. Не только потерявшим своих родственников, но и тем, кто выжил: взрослым и детям, получившим травму на всю жизнь.


Десятилетняя девочка по имени Фатима была ранена в голову. Выжила. Сейчас она, как я знаю, уехала в Германию на очередную операцию. Девушке 25 лет, и она борется за возвращение к нормальной жизни.


Беслан и мою нервную систему настолько поразил, что до сих пор, если вижу какие-то отрывки видео с детьми, то слезы на глаза наворачиваются. Ездил несколько недель назад туда, и опять же — слезы текли рекой.


Хотя, вроде, я уже многое повидал. Боевое крещение было в Тбилиси, где захватили первый из трех по счету самолетов, которые мне довелось освобождать. Адреналин лился рекой. После этой операции у меня две недели все кружилось в голове. Второй самолет был через несколько лет в Баку. Отходил после его освобождения я примерно неделю. Третий самолет был в 1991 году в Москве. Там я уже через два часа был готов снова штурмовать что-нибудь или решать другие боевые задачи.


Однако в Беслане, даже 15 лет спустя, было сложно сохранить спокойствие. Когда ты знаешь, когда ты видел, что там люди целыми семьями погибали. Многих мужчин террористы на второй день расстреливали, чтобы они не оказывали сопротивления в случае чего, а 186 — одних детей только! Школьники и совсем еще малыши, которых родители на руках принесли на праздничную линейку, чтобы старшего братика или сестренку в школу проводить.


***


Одной из школьниц до захвата приснился умерший дедушка, который жаловался, что ему холодно в гробу. Ее брат и сестра легли рядом с ним, чтобы согреть... Девочка пыталась этот сон рассказать родителям, но ей все говорили: «Потом, потом. Сейчас некогда». А потом эти братик и сестра погибли.


Мне тоже снились сны, в которых я встречал погибших сослуживцев. В одном из них был мой бывший командир Анатолий Савельев, который погиб у шведского посольства, где мужественно обменял себя на захваченного террористом иностранного дипломата. Обнялись, поздоровались во сне, а потом Савельев мне говорит: «Виталик, пойдем со мной». А я ведь понимаю, что его в живых нет и куда он меня зовет. Попросил отсрочки, пока не помогу сыновьям на ноги встать. Савельев ответил: «Как хочешь». Потом подошел к троим парням, что-то сказал им, одного из них обнял и пошел в сторону. Я тогда не узнал парня со спины. Он был высокий, стройный, волосы немножко вьются. А потом понял, что это был Андрей Туркин. В Беслане он накрыл собой гранату и стал Героем России посмертно.

Еще история про Беслан Беслан, Трагедия, Терроризм, Дети, Альфа, Длиннопост, Память

Источник: https://lenta.ru/articles/2019/09/02/beslan/

Показать полностью 6
42

Девочка на газоне

Помню те дни..я реально переживал! И тоже задавался вопросом, как такое могло случиться?! Как эти люди смогли пойти на такое?! Дети то им что сделали? Если нет принципов и морали, а извращенный фанатизм поглощает с головой, то итог будет закономерен...

Увидел статью и не смог пройти мимо и не поделиться.


Почти 15 лет назад, 1 сентября 2004 года, произошел самый страшный теракт в истории страны — захват здания средней школы №1 в Беслане (Северная Осетия). На тот момент в здании и около него находились более тысячи человек, большая часть из которых — дети. Переговоры с боевиками шли три дня. На третий день после захвата школы федеральные силы приняли решение штурмовать здание. Во время операции погибли не только террористы, но и заложники. По официальным данным, жертвами событий в Беслане стали 334 человека, в том числе 186 детей. Все три дня за происходящим наблюдала журналистка ИД «Коммерсантъ» Ольга Алленова. В конце августа в издательстве «Индивидуум» выходит ее книга — «Форпост. Беслан и его заложники» . С разрешения издательства «Лента.ру» публикует отрывок, в котором описываются события 3 сентября.


Утром в пятницу в здание ДК к родственникам снова пришел президент Дзасохов [Александр Дзасохов — на тот момент президент Республики Северная Осетия - Алания — прим. «Лента.ру» ]. В закрытом для прессы режиме он сказал, что не допустит штурма, что власти готовы дать террористам автобусы для отъезда «в любую точку, к любой границе». Но его лицо было совершенно безжизненным, каким-то потемневшим. Как будто он понимал, что его слова уже ничего не значат. Он прошел мимо журналистов, и его даже не узнали. Может быть, Дзасохов действительно был против штурма, потому что понимал, что люди ему этого не простят. Это в других российских регионах президент или глава — всего лишь чиновник, работающий на Москву. В Осетии президента считали «своим», защитником, который не даст в обиду. Я слышала, как многие женщины твердили: «Придет Дзасохов, и все будет хорошо. Главное, чтобы он пришел». Но Дзасохов понимал и другое: от него уже ничего не зависело. Оперативный штаб подчинялся не ему, а непосредственно ФСБ, и голос губернатора там никто не услышал бы. В первой половине дня пятницы в ДК пришел врач Рошаль, который сообщил, что дети обезвожены, что всех их надо будет показать врачам, как только их освободят. Доктор рассказал, как надо за детьми ухаживать и как надо себя с ними вести. На встречу журналистов тоже не пустили. А вскоре после этого на площади появился Лев Дзугаев, который сообщил, что с боевиками идут телефонные переговоры, что должен приехать Асланбек Аслаханов и что в школе «заложников, к сожалению, больше, чем мы предполагали». Последняя фраза показалась нам тревожной. «Раз признаются, значит, боятся, что скоро мы сами всё увидим»,  — сказал кто-то из моих коллег.


Мы понимали, что третий день захвата — это уже очень долго. Бесланцы нервничали, злились, требовали действий от властей, женщины плакали, хмурые ополченцы ходили мимо нас с оружием в руках. В любой момент люди, чьи дети умирали от жажды в школе, могли пойти на самые неожиданные поступки. Затягивать дальше было уже нельзя. Это не Красная площадь, которую можно отгородить забором и спецназом. Целую республику не отгородишь. Рванет форпост — закачается Россия. Но нельзя было допустить и штурма со стороны российских военных, ведь тогда погибнут дети, и форпост перестанет верить Кремлю. Остается лишь ждать, пока первый шаг сделают террористы. Или подтолкнуть их к этому шагу.


Я не знаю, был ли случайным или спланированным исход этой трагедии. Но для российской власти он оказался оптимальным.


Было 13 часов с минутами — в школе что-то рвануло, стали отчаянно стрелять. Женщины на площади разом закричали. От Дома культуры люди бросились к школе, я побежала вместе со всеми. На тротуаре стоял молодой ополченец с повязкой на рукаве, который пытался остановить бегущих. Он схватил меня за руку, я вырвалась.


Когда я добежала до дороги, мне пришлось остановиться — дальше все было оцеплено. За дорогой начинался переулок, ведущий к школе. Рядом со мной стояло много людей, мужчин и женщин. Снова раздались выстрелы — что-то засвистело в воздухе, люди, крича и пригибаясь, стали разбегаться, кто-то толкнул меня к серому киоску, фасад которого был закрыт металлическим щитом. За киоском, кроме меня, было еще двое или трое, сначала мы лежали на земле, потом сели, прислонившись спиной к задней стене киоска.


Время остановилось. Звуки, казалось, добираются до моего сознания как сквозь вату.


Полковник Разумовский уже лежал в школе, сраженный огнем [ Дмитрий Разумовский — начальник отделения Управления «В» («Вымпел») Центра специального назначения ФСБ, подполковник, погибший при освобождении заложников во время теракта в Беслане. Посмертно удостоен звания Героя России — прим. «Лента.ру» ].


После первого взрыва дети стали выпрыгивать из окон спортзала во двор, и группа Разумовского, занявшая позицию неподалеку, первой увидела, как они бегут под пули. Спецназовцы бросились к школе без прикрытия. Многие погибли в первые минуты боя.

Девочка на газоне Теракт, Боевики, Заложники, Дети, Смерть, Длиннопост, Книги, Память, Беслан

Из доклада северо-осетинской парламентской комиссии по расследованию обстоятельств теракта в Беслане:


«3 сентября 2004 года, примерно в 11 часов 10 минут, бандиты согласились на эвакуацию тел расстрелянных заложников-мужчин. В 12 часов 40 минут сотрудники МЧС РФ Скоробулатов А. В., Копейкин А. Н., Замараев В. В. и Кормилин Д. И. выдвинулись для выноса тел убитых заложников с территории, прилегающей к школе. Из показаний сотрудников МЧС РФ Скоробулатова А. В. и Копейкина А. Н., оставшихся живыми, один из бандитов вышел из школы и стал наблюдать за их действиями. Сотрудники МЧС РФ стали переносить трупы погибших для их последующей транспортировки, но неожиданно для всех произошел взрыв внутри здания школы, который оказался неожиданным и для самого террориста. В результате начавшейся со стороны террористов стрельбы погибли В. Замараев и Д. Кормилин. Исходя из складывающейся ситуации руководитель оперативного штаба Андреев В. А. в 13 часов 10 минут отдал боевой приказ ЦСН ФСБ России приступить к проведению боевой операции по освобождению заложников и нейтрализации террористов» *.


Из показаний Людмилы Дзгоевой в Верховном суде Северной Осетии:


— Вы помните, когда произошел взрыв?


— Ну, я увидела вспышку света. Потом такая волна.


— Вы не помните, как этот взрыв произошел? Вы не видели, да?


— Там была вспышка и взрыв. Потолок посыпался. Потом второй взрыв раздался. И кто-то закричал: бегите, сейчас сгорим.


— Сколько боевиков находилось в момент взрыва в зале?


— 3-4 человека. (…)


— Ваша дочь погибла?


— Да. (…) Сильные осколочные ранения головы.


Я не знаю, сколько прошло времени, не помню себя в тот момент. Помню уже, что рядом никого нет, я одна, стрельба куда-то переместилась. Нас закрывала от школы многоэтажка. Когда я вышла из своего укрытия, людей у дороги стало меньше, и тут стояли в основном мужчины.


Со стороны школы побежали какие-то мужчины, они несли детей. Подъезжали легковые машины, в них быстро грузили раненых. Скорые появились не сразу. Первое время вообще было непонятно, что за люди выносят детей, кто их увозит на машинах, — спасательная операция была стихийной. Наш ставропольский водитель в этот день курсировал между школой и больницей, вывозя раненых.

Девочка на газоне Теракт, Боевики, Заложники, Дети, Смерть, Длиннопост, Книги, Память, Беслан

Я стою на газоне рядом и смотрю на рослых, грязных ополченцев. По закопченным лицам здоровых кавказских мужиков, несущих тонких голых детей, текут черные слезы. Боковым зрением вижу движение справа: люди расступаются, и мужчина в форме опускается на колени, чтобы положить на зеленый газон ребенка. Это девочка. У нее длинные черные волосы, она худенькая и бледная. На ней только трусики. Ее глаза закрыты. Когда он кладет ее на газон, я вижу на затылке девочки черную дыру с запекшейся кровью. Она лежит совсем близко, и я не могу оторвать от нее глаз. В спортзале было очень жарко. Дети снимали одежду. Они умирали от жажды. Эта девочка тоже хотела пить. Она любила сказки, нарядные платья, мультики, маму. Ей выстрелили в спину. Она так и не напилась перед смертью. Ей было лет восемь. Она всегда у меня перед глазами.


Время снова остановилось, и следующее, что я помню,  — большая пожарная машина пытается въехать в узкий переулок, ведущий к школе, какой-то военный машет рукой, показывая водителю угол разворота. А на зеленом газоне справа от меня уже несколько тел, накрытых белыми простынями. Маленькие и большие. Красные пятна проступают сквозь белую ткань. Я не вижу больше девочку. Я думаю, что ее здесь больше нет, но она здесь навсегда.


«Родственников заложников в эфир не давать, количество заложников, кроме официальной цифры, не называть, слово "штурм" не употреблять, террористами боевиков не называть, только бандитами. Потому что террористы — это те, с кем договариваются». Такие указания получили мои телевизионные коллеги от руководства. Вечером 3 сентября один из них рыдал, прислонившись к машине. С тех пор я его ни разу не видела. Я и телевизор с тех пор не смотрела.


Страшный ливень накрыл Беслан вечером 3 сентября. Как будто небеса разверзлись, и на землю вылилась вся скорбь и ярость мира. Я никогда не видела такого дождя. В нем было что-то ветхозаветное — как во всем, что случилось в этот день. Как будто не было никогда любви в этом мире. Только боль, смерть и отчаяние. Я шла в сторону гостиницы по щиколотку в воде, затопившей город.


Хроника пятницы, 3 сентября 2004 года:


11:15 Александр Дзасохов сообщает, что в школе может быть 900 заложников.

11:40 Оперативный штаб договаривается с бандитами об эвакуации с территории школы убитых спасателями МЧС.

13:03-13:05 Сотрудники «Центроспаса» подходят к школе. В здании слышны два взрыва. Начинается перестрелка. От школы бегут заложники.

13:18 Идет бой. Часть крыши над спортзалом рушится. Европейские телекомпании начинают прямую трансляцию. На кадрах видно, что многие заложники ранены.

13:35 Оперативный штаб сообщает, что боевики открыли огонь по заложникам, после чего спецназ «начал действовать в соответствии с обстановкой».

13:50 Начинается стихийная эвакуация раненых. Боевики ведут плотный огонь. Спортзал горит. В школе раздаются взрывы. На окнах спортзала стоят дети, террористы ведут огонь, прикрываясь ими.

14:25 Объявлено, что спецподразделения «контролируют все помещения школы», но стрельба продолжается, здание горит.

15:20 Пожарные расчеты начинают тушить пожар.

15:30 Военные зачищают жилые кварталы.

16:17 В здание школы входят спасатели и врачи, начинают эвакуацию оставшихся заложников и тушение пожара. Все еще раздаются выстрелы.

16:57 Телекомпания CNN сообщает, что внутри спортзала — не менее 100 погибших заложников.

18:47 Вновь стреляют. Появляется информация, что в подвале школы отстреливается боевик. Продолжается перестрелка в ближайших районах города.

19:22 Советник президента Асланбек Аслаханов сообщает, что в школе было до 1200 заложников, погибших может быть «значительно больше, чем 150». Это первая правдивая информация о численности заложников за трое суток.

22:25 Командование 58-й армии сообщает, что все террористы убиты или взяты в плен.


Мне разрешили уехать. 4 сентября в Беслан собирался Владимир Путин, с ним летел наш журналист Андрей Колесников.


Утром 4 сентября я ехала в такси через центр города. Вся площадь перед Домом культуры была покрыта черными полиэтиленовыми мешками. Эти мешки лежали рядами. Между рядов ходили черные женщины. Шатаясь, приподнимали края полиэтилена, смотрели. Кричали. Плакали. Падали. Уходили. Я опустила голову, вжав ее в колени. Это последняя картина тех ветхозаветных дней в моей голове.


В школе №1 находились 1127 заложников. В общей сложности в бесланском теракте погибли 333 человека. Среди них 186 детей, 10 бойцов спецназа «Альфа» и «Вымпел», 2 офицера МЧС. Около 800 человек получили ранения, из них около 500 — дети. 43 процента ранений заложников носили характер минно-взрывных *.


Из 186 погибших детей 7 умерли в лечебных учреждениях. Всего в лечебных учреждениях умерли 19 бывших заложников. 1 августа 2005 года дома от ранее полученных ранений скончался один человек. В результате теракта 16 детей стали круглыми сиротами.

Девочка на газоне Теракт, Боевики, Заложники, Дети, Смерть, Длиннопост, Книги, Память, Беслан

Скажу честно, я сбежала. От этого, такого большого, горя, которое, казалось, засосет меня и никогда не выпустит. Я хотела вырваться из липкого, душного кокона, опутавшего мой мозг и лишившего выбора, инициативы, способности думать. Ни одной мысли не было в моей голове, только ощущение, что больше ни в чем нет смысла. Как будто все мое существо утекло в ноги и работало на одну задачу — бежать. Через пару дней, которых я совсем не помню, меня отправили на море. Я не сопротивлялась, не радовалась, сухие глаза, внутри пусто. Я сидела в номере и смотрела в стену или спала. Кажется, на второй день мне позвонил главред журнала «Власть» Максим Ковальский. И попросил написать о том, что произошло в Беслане. Журнал сдавался через сутки, времени было мало. Я села за стол, открыла компьютер и набрала первую строчку. Меня накрыло истерической волной, я прорыдала весь вечер перед компьютером, не в силах остановить ни слез, ни слов. Много лет я не могла простить себя за то, что уехала оттуда так рано. Я могла сбежать, а они не могли.


Источник:https://lenta.ru/articles/2019/08/25/book/

Показать полностью 3
434

Небожители.

Ой, не пытайтесь отобрать у человека с ружьем его тапки.
– Товарищ капитан, на выезд!
– Я в отпуске, – улыбнулся Костя сержантику, даже не пуская его на порог квартиры. Командир вчера лично путевку в санаторий…
– Машина внизу.
А хоть в лифте! Хоть самолет. В армии незаменим только начфин, и то лишь потому, что в сбербанке хранится образец его подписи.
– За меня Серега остался.
– Сереге собираем по 100 рублей на челюсть: погладил в ресторане чужую жену по заду. Командир за вами…
– Я с Глебкой! – продолжал намывать Костя защитный бруствер перед личным, но на глазах становящимся одиночным окопом.
Да, он с сыном. Сын в игрушках. Жена с Маришкой в поликлинике, как раз собирают справки для санатория. Есть, конечно, теща, но она придет не раньше обеда. Ничего у сержанта с командиром не получится при всем их желании.
– Без вас сказали не возвращаться.
Вот кто может быть хуже тещи, так это посыльный в первый день отпуска. Толку, что отключил мобильный? Эх, Серега-Серега, что ж у тебя такие блудливые руки оказались? Автомата им мало?
– Тили-бом, тили-бом, загорелся Кошкин дом. Вж-ж-ж! – примчался на коленках, управляя пожарной машинкой, Глебка. Оглядел гостя. Не увидев его превосходства над отцом, спросил о взрослом, непостижимом: – Пап, а правда, что за вторником сразу идет сентябрь?
– Он как раз сегодня и пришел, Глебка. Играй.
– Вж-ж-ж! Тили-бом, тили-бом!
– Там как раз школа, – услышав про 1 сентября, приоткрыл тайну срочного вызова сержант. – В заложниках дети. Много.
Возведенный с таким старанием защитный бруствер оказался из песка: рассыпался, похоронив отпускные тапки и санаторий.
– Ясно. Иду.
Сержант кивнул, но от развалившегося окопа не отошел, остался охранять открытую дверь.
Сумку с амуницией, по старинке именуемой «тревожным чемоданчиком», Костя вечером наивно запихнул за швейную машинку. Назад ее, за шиворот! И как же долго включается мобильник! За это время можно сшить Глебке рубаху! В коробке для пуговиц барыней лежит шоколадная конфета. «Ласточка»… Теперь жена не берет трубку. На приеме? А теще по пробкам лучше на метле летать!
– Товарищ капитан!..
Костя помнил, что он не майор. Только что делать с сыном, который тушит «Кошкин дом»? Глебка для полноты эффекта может включить и газовую конфорку, и выскочить на балкон вызывать пожарные вертолеты…
– Глебка, мы мужики?
– Мы мужики, – замер тот солдатиком рядом. Скосил глаза на подглядывающего сержанта: вот так надо слушаться моего папу!
– А давай поиграем в войну? – предложил Костя сыну, торопливо перебирая на вешалке одежды. Куртка, вильнув оборвавшимся хвостиком петельки, сама соскользнула вниз…
– Давай. Я прячусь?
– Нет, сегодня ты будешь… заложником. Я сначала поеду вон с тем товарищем сержантом, уничтожу всех плохих дядек, вернусь и освобожу тебя. И вместе съедим эту конфету, – протянул Глебке «Ласточку».
Берцам просились щетки и крем, но обойдутся: судя по всему, им будет не до жиру и лоска.
– А ты мне подаришь потом скрытую камеру? – почувствовав личный интерес отца к игре, цыганом выставил условие Глебка.
– Зачем она тебе?
Ремень, кепка.
Готов.
– А я повешу ее на Новый год на елку и увижу, как приходит Дед Мороз!

Пришедшая после обеда теща, сглаживая вину за опоздание, засюсюкала, загукала от дверей. Тишина насторожила, и, торопливо сбросив с ноги сапожок, допрыгала на ней, босой, до двери в детскую комнату. И спустилась по косяку, освобождая грудь от сдавившей кофты: в комнате на полу спал прикованный наручниками к батарее внук, покрытый, словно серебристой чешуей, навешенными на рубашку орденами и медалями. Рядом с ним стояла миска с едой и кружка воды, из кулачка Глебки виднелась надкушенная конфета. Посреди комнаты лежала записка с ключиком от наручников, но сил хватило только дотянуться до телефона, нажать на ноль и двойку, а потом и тройку.
– Лишить родительских прав и посадить! – явившаяся сразу за милицией чиновница из управы взмахнула руками, фокусником выпуская из-под широких рукавов кардигана стайку журналистов. Те, словно клювиками, защелкали фотоаппаратами. Глебка, звеня медалями, молотил в воздухе ногами, отбиваясь от милиционера-ключника:
– Меня папа спасет. Уходите все.
– Вот оно, воспитание. Вот оно! – Теща призывала всех в свидетели, указывая и на прибитую к стене соску. – Это он так отучает от нее дочь. Еще вымерял расстояние до рта, чтобы не на вырост! Солдафон!
Старший милицейского наряда словно услышал слишком знакомое слово из уст собственной тещи. Набычился, и стоявший рядом лейтенант замахал руками – кыш-кыш, пошли-пошли все вон. Ни теща, ни чиновница в посторонних оказаться не желали, но лейтенант грудью и распахнутыми руками, как ковшом бульдозера, выгреб всех в узкий дверной проем.
Оставшийся в комнате старший лейтенант подмигнул заложнику, лег рядом на пол, голова к голове.
– Привет, боец.
– Привет.
– Мне нравятся твои награды.
– Это дедушкины, который жил еще за одним дедушкой.
– Прадедушка.
– А это от такой же бабушки, – выставил Глеб левое плечо, на котором выше боевых прадедовых красовалась медаль «Мать-героиня».
– У тебя достойное прошлое, брат, – постарался сдержать улыбку старший лейтенант. Протянул для знакомства руку. Глеб пожал ее своей свободной. Уловив доверительность, милиционер подтянулся к батарее, сел, прислонившись к ней спиной.
– У меня тоже будут награды! – заверил Глебка, усаживаясь рядом.
– Даже не сомневаюсь, – грустно согласился милиционер, предугадывая будущее парня: на чьих коленях сидим в детстве, те и становятся примером. Заглянувшему в комнату маленькому старичку в синей медицинской униформе махнул рукой – здесь не по вашей части. Попробовал вызвать «террориста» по телефону, чтобы прояснить ситуацию из первых уст, но бесполезно опустил руку: – Вот только где может быть твой папка, брат?

Костя лежал в какой-то вонючей канаве, упираясь затылком в рваный край трубы. Из нее сочилась, стекая за шиворот, вода. И хотя есть на войне железное правило: где укрылся от стрельбы, там и замри, пока живется, падающие за шиворот капли были столь неприятны, что Костя все же повел головой, осторожно огибая трубу. Оказавшаяся ржавой и тухлой вода стала кап-кап-капать на грудь, разбиваясь о бронежилет и брызгая на лицо, но это все равно показалось менее противным, чем стекающая струйка за шиворот.
Теперь можно отдышаться и сосредоточиться. Враг смотрит через прицел на то место, где ты упал, а ты любуешься небом. Нынче оно от жары белесое, словно вылинявшая десантная тельняшка. Себе тоже пора покупать новую…
Кап-кап… Вода, словно метроном, задает ритм на движение. Под школьную ограду. Там попытаться сделать подкоп или быть готовым перемахнуть через верх. Все это для худшего развития событий – штурма школы, когда каждая секунда будет стоить чьих-то жизней.
Кап-кап-кап…
Поджав, для их же спасения, пальцы в ботинке, Костя приподнял над канавкой его носок. Пошевелил ногой, привлекая внимание стрелка. Или со стороны боевиков это был просто беспокоящий огонь и никто тебя на мушке не держит? Террористов в школе человек тридцать, им, конечно, не закрыть периметр всего здания. Но вдруг здесь посажен снайпер? Когда продырявит голову, результат гадания объявлять, к сожалению, будет некому. Лучше потренироваться на ноге, их, в отличие от головы, хотя бы две…
Тишина. Если не слышать стоны людей, собравшихся вокруг школы. А на дереве, почти над головой, висит вырвавшийся из плена, но зацепившийся за ветку праздничный воздушный шарик. Ему, как и трагедии, третий день. На солнце никнет, воздух, словно жизнь, уходит и из него. Что же дети в такой жаре и тесноте спортзала? Представить страшно, что там могли бы оказаться Глебка и Маришка. Уже за один этот страх перегрызет глотку всем, кто окажется на его пути. Крошить, крошить в капусту зверье. Волки боятся только волкодавов. И он им станет.
Костя вывел голову из-под трубы, перевернулся на живот, невольно пеленуя себя болотной жижей. Хотел получить целебные грязи в санатории? Пожалуйста, бесплатно. До забора метров двадцать открытого пространства, всего несколько прыжков. Но путь этот потребуется именно проползти, и не кап-кап-кап-кап-кап-быстро, а как можно медленнее и незаметнее. Это в мирное время бегущий по улице офицер вызывает улыбку, но во время войны – уже панику. А ее нельзя допустить ни при каких обстоятельствах, при ней террористы начнут расправляться с теми, кто у них в руках. Поэтому – никто не собирается никого штурмовать. Всем сохранять спокойствие. Только переговоры, и ничего кроме них. А если кто и увидит ползущего бойца, пусть улыбнется, насаживая цель на крючок: медленный враг угрозы не представляет.
Так что Косте, даже обреченному, остается только ползти, выбирая расстояние до ограды. Правда, командир обещал отвлекать в это время террористов переговорной активностью…
Ну что ж, первый пошел!
Выполз.
Выстрела не прозвучало, зато какая-то тварь тут же села Косте на шею. Защекотала, но рукой не шевельнуть выше мизинца, не отогнать. Спина загорелась от жгучего солнца и ожидания выстрела. Самое паскудное, что он раздастся, ему некуда деться: пуля для того и льется, чтобы останавливать все, что движется. Хотя Костя не движется, он миллиметрами подтягивает себя к забору. Тот еще не виден, взгляд перекрывают сухие травинки и капли пота на ресницах. Но и головой не трясти, дозволено лишь отморгаться. Как там шар на дереве, держится? Держись, дорогой, не сдувайся. И не улетай. В небе и так сейчас тесно от собравшихся ангелов. Интересно, они хоть раз соберутся в небесное воинство, чтобы всей белой ратью налететь на врага? Почему сверху налетает только воронье?
– Кар!
Накаркал. Никуда стервятники не делись. А от земли идет, не переставая ни на мгновение, стон. Не случалось в истории большей подлости взрослых по отношению к детям. Ворваться во двор во время школьной линейки, расстрелять на глазах у ребятишек их отцов, запереть всех в спортзал при тридцатиградусной жаре без воды и света. Резать гадов на куски…
Так, замереть. Отморгаться. Успокоиться. Отвлечься. Иначе эмоции сорвут нервы. Какая же сволочь залезла под воротник? Прижать шеей, раздавить о «броник».
– Кар-кар.
Вместо «кап-кап» ритм задает воронье. Прекрасная смена декораций. Но вода, хоть и ржавая, – это жизнь. Что означает карканье, известно из детских сказок. Тем более и там, куда ползет Костя, его ждет не свадьба. Отряд рассредоточился напротив всех возможных участков прорыва, Косте, как небожителю, командир «нарезал» самый дальний угол здания. Задача известная: пока остальные нагнетают обстановку на главных направлениях, ему проскочить школьные коридоры и ворваться в спортзал. И уже там, вызывая огонь на себя, не дать боевикам подорвать бомбу, подвешенную к баскетбольному кольцу.
Все, вперед.
Кар-кар-кар…
Нет-нет, не в таком темпе, желательно хотя бы через раз. К тому же за тополиным листком с надкушенным гусеницей краем начинает возноситься Брестской крепостью кирпичная кладка забора. Неужели дадут доползти? Или нажмут на курок на последнем сантиметре? Давным-давно, определяя Костю в группу захвата, командир подчеркнул: – Эта должность, товарищ лейтенант, имеет дополнительное звание – небожитель. При любом раскладе ты уже в раю, потому что при освобождении людей тебе идти на пули первому.
Только бы она не в позвоночник…
Костя замер. Умер. Он не спезназовец, не небожитель. Он – истлевшая куча листьев. Бугор земли. Коряга. Боевикам ничего не угрожает. Как нелепо пошутили они с Глебкой по поводу заложников…
Додавив «броником» жука, вытянул освободившуюся шею к Брестской крепости. Гусеницей подтянул туда же тело. Колено обожгло резкой длинной болью. Стекло? Заживает долго… Еще… Еще… Легко, спокойно, размеренно. А запах пошел такой, будто попал в стадо баранов. И расстояния осталось на один рывок. Всего лишь подтянуть коленку, создать упор. Нет, лучше левую. В правой боль: стекло, скорее всего, бутылочное. У них со стрелком будет не более двух секунд на двоих. Кто кого? Нырнуть рыбкой или вильнуть ласточкой…
Лежать!!!
– Лежать, я сказал, – прошептал Костя, стараясь отвести нос от бараньего гороха, покрывшего землю до самого забора.
Надо, надо полежать. Задача не менялась – не вызвать паники и раздражения бандитов. Как ты там, красный шар? Держишься? Вот и мы держимся. И начинаем скольжение. Если упираться в землю носками, то можно продвинуться на целую горсть гороха. Как же ты далека, Брестская крепость. И путь к тебе устлан не розами.
Ну что же ты, гад, не стреляешь? Не может быть, чтобы не прикрыли самый дальний угол. И что вороны смолкли? Ждут развязки? Конечно, им сверху ситуация виднее. А жук оказался живучим, продолжает ползать под «броником». Тут бы себя вытащить, а некоторые хотят на чужом горбу, в прямом и переносном. Но потом умирать ему, проткнутому шомполом, на самом медленном огне. Или смилостивиться? Как бы то ни было, под одним прицелом ползут. А на месте стрелка он бы уже вскидывал автомат, если хочет успеть…
Успел!
Очередь прозвучала короткая, уверенная. Расстрельная, потому что в упор.
Единственное – не из здания, а внутри его. Плохо. Значит, боевики расстреляли еще кого-то. Могли это сделать назло командиру, который тянет с уступками, давая Косте время доползти до стены. Лишь бы не зря, лишь бы успеть к бомбе.
Но голова уже в тени забора. Неужели проскочит? Теперь аккуратненько занести себя к ограде. Боком, чтобы поглубже уложить тело вдоль кладки. Кирпич красный, в щербинах, сколах. Все! Стрелка не было. Но кто знал! Можно махнуть рукой: наверняка кто-то из своих наблюдал за ним в бинокль и докладывал командиру о перемещении. А теперь жука из-за шиворота на божий свет – и со всей пролетарской злостью и ненавистью размазать об этот самый спасительный кирпич! Или на волю, раз обещал?
Костя с удовольствием хлопнул себя по перегревшемуся загривку, растер его и обмяк в бессильной усмешке – под пальцами оказался хвостик оборванной петельки от вешалки. О-о! Лучше бы жук! Сколько крови попил.
И самому бы литра два-три-четыре холодной воды. Как дети без нее третьи сутки? Ангелы-ангелы, если не можете собраться в войско и облачиться в доспехи, пошлите хотя бы дождик со своих владений. Завтра будет поздно…
А на подкоп надеяться нечего. И стальные прутья ограды не разогнуть. Остается прыжок через верх.
В ближайшем окне стекла выбиты – это плюс. Рамы узкие – минус, придется выносить плечом. В глубине класса на одном гвозде нервно болтается плакат. Какой класс? Схему, нарисованную местными жителями, Костя держал в памяти, и пришлось вывернуть шею, чтобы прочитать схему: «Нормы оценки знаний, умений и навыков по русскому языку». Все правильно, класс русского языка и литературы. Выше контуженного плаката висели иконами портреты писателей, и здесь тоже не обошлось без потерь: Пушкин был убит выстрелом в голову, Толстого прошила автоматная очередь наискосок по груди, Гоголю оторвало плечо. А он, наивный, выставлял носок ботинка.
Но теперь ждать. Должны же договориться, должны же хоть куриные мозги остаться у этих нелюдей, чтобы не трогать детей.
Не остались.
Взрыв взметнул крышу спортзала, в ту же секунду Костя взлетел над оградой. Проломил плечом раму с торчавшими осколками стекла. Что-то пошло не так, как хотелось бы, его бросок не стал главным, и теперь ему приходилось нестись по коридорам, полным дыма и битого стекла, в стрельбу и крики.
Первой под ногами оказалась скрюченная фигурка девочки. Подхватив ее на руки и закрыв собой, Костя бросился к выходу, в котором среди детей мелькали инопланетянами-гулливерами бойцы их отряда. С крыши падали горящие доски, от одной Костя едва увернулся, став в пролет двери на кухню. То ли показалось, то ли это было на самом деле, но из-под приподнявшейся крышки поварского котла на него глянули детские глаза. Это могло почудиться, скорее всего, так и было, но на котел упали головешки, придавив крышку.
Девочка на руках застонала, и, больше не раздумывая, Костя побежал сквозь огонь дальше.

– Мам, больно! – вскрикнул Глебка, когда она надавила пальцами, закрывая ему глаза. Вырвался, сел смотреть телевизор на полу.
В кино тоже показывали горящую школу, из которой солдаты выносили раздетых, окровавленных детей. К ним бежали кричащие люди, вокруг шла стрельба, и Глебке стало страшновато: там все казалось взаправду. На всякий случай вытащил из игрушек все танки и бронетранспортеры, выставил полукругом перед телевизором – поддержать своих. Оглянулся на маму: я правильно сделал?
– Он там, наш папка там, – показывала та на экран, и Глеб с надеждой посмотрел на свою армию, готовую спасти любого, а уж папку – в первую очередь. Может, рубашку с дедушкиными наградами для боя одеть успеет?
Из кухни прибежала со свечками бабушка. За ней, взвизгивая от каких-то своих детских восторгов, прискакала с ложкой Маришка. Увидела соску на стене, припала к ней. Но стоять, уткнувшись в стену, показалось неинтересным, и она, заложив для разворота вираж, побежала обратно к оставленной еде.
– Он там, там. Он обязательно будет там, – обессиленно шептала мама, не отрываясь от экрана.
Бабушка виновато закивала, поставила около телевизора стакан с пшеном, воткнула в него свечу, подожгла. Огонек заслонил половину экрана, смешался с пламенем внутри школы. Глебка хотел бежать за своей пожарной машинкой, которой он запросто тушит Кошкин дом, но в этот момент увидел в кино папу, который нес на руках худую девочку.
– Папа! – закричал радостно Глебка. Его папа в телевизоре! – Маришка, быстрее – тут папа!
Мама тоже увидела его, бросилась к экрану. Пламя на свече от порыва воздуха пригнулось, сил обратно распрямиться ему не хватило, и оно свернулось в яркую точку на фитильке. Изображение размыла бело-синяя струйка дыма. И хотя они вдвоем принялись разгонять завесу, лицо папы оказалось закопчено. Он поминутно оглядывался, словно оставил кого-то в пожаре, и едва у него перехватили девочку, посмотрел из телевизора на Глебку и ринулся обратно в клубящееся месиво из черно-белого дыма и красного огня. Он не гас, как у свечи, а едва отец скрылся в школе, сверху рухнула балка, подняв от восторга миллион огненных брызг. Мама, только что державшая Глеба, вдруг обмякла и рухнула на пол, разметав боевой танковый порядок.
– Бабушка! – закричал Глебка, теперь уже сам закрывая глаза от страха.

Рухнувшая балка зацепила, сбила Костю с ног, заставив упасть грудью на битое стекло. В спортзале продолжались крики, но он, подхватившись, нырнул в столовую, к котлам. Обжигаясь, принялся сбрасывать с крышки горящие доски, и в этот момент раздалась наконец так долго ожидаемая очередь. В спину.
Бронежилет уподобился наковальне, по которой ударило сразу несколько молотов, левая рука словно оторвалась, хотя Костя видел ее при себе. Стены закачались, и, чтобы не потерять сознание до того, как удастся приподнять крышку, Костя застонал в голос. Для одной руки стальной поварской кругляш оказался слишком тяжелым, но он поддел его плечом. Поднял, как Геракл, на ней отражением зеркально горящую крышу, само небо с его ангелами. Как он просил у них дождя! А из темноты пышущей жаром преисподней, вместившейся в котле, на него смотрели угасающие, еле открывшиеся глаза пацаненка. Едва различая его в пелене несознания, Костя прошептал:
– Вылезай.
Мальчик не пошевелился. У него не осталось сил даже шевелиться, он уже сдался жаре, огню и стрельбе. Он устал бороться за жизнь, потому что, если маленькому выпадают такие страдания, что может ждать впереди? Глаза закрываются легче, чем открываются. Хорошо, что не в темноте…
Косте пришлось стать еще одним Гераклом, чтобы отбросить крышку. Она уперлась в горящую балку, но держалась самостоятельно, и Костя потянулся за мальчиком. Пальцам оказалось не за что ухватиться на голых плечах, и тогда он сам перевалился внутрь котла. Раненая рука не захотела остаться за бортом, потянулась за хозяином следом, при этом заполняя болью все малое пространство в жарком котле. Места в ней и для одного пацана было мало, и Костя вытолкал оставшимся в живых плечом Геракла мальчика наружу.
На себя сил осталось еле-еле. Тянула вниз стотонная оторванная рука, но даже ее удалось подтянуть к груди. Оставалось набрать воздуха для последнего рывка, но в этот момент сверху рухнула еще одна балка. Она легко, словно при игре в городки, сбила крышку, та всей своей мощью опустилась на приподнявшуюся спину спецназовца, замуровав на земле и Костю, и его душу, так и не ставших небожителями.
…К вечеру над школой пошел дождь. Не ситничком, не в крапинку – обрушился сплошным потоком, заливая не то что огонь, а даже искры, тараканами попрятавшиеся в расщелинах головешек. А заодно смывая и последние земные следы погибших ребятишек.
Милиционеры, кутаясь в плащ-накидки, старались до темноты опоясать бело-красной строительной лентой место трагедии – утром искать саперам и следователям неразорвавшиеся боеприпасы и улики. Любопытных не было, вокруг школы бродили лишь черные седые тени, оставшиеся от обезумевших людей. Но даже среди этих раскачивающихся в такт своему горю теней выделялась фигурка мальчика, осторожно приближающегося к школе. Идущий следом отец раз за разом останавливал сына за плечи, но мальчика это только убеждало в наличии надежной защиты, и он делал новые шаги к зловещему распластавшемуся чудищу с пустыми глазницами.
– Не надо, Азаматик. Пойдем домой, родной, – просил отец.
Врачи говорили, психологи предупреждали, сам понимал, что нельзя мальчику даже косвенными признаками напоминать о потрясении, после которого он перестал говорить. Завтра его отправят в клинику в Москву, но сегодня весь вечер Азамат вырывался на улицу, тянул в сторону школы.
– Стойте, стойте. Туда нельзя, – остановил их промокший постовой, вышедший из-под дерева. На нем, продолжая напоминать о бывшем празднике-трагедии, болтался сдувшийся красный шарик.
– Сын там был. Тянет весь вечер что-то показать, – развел руками перед охранником отец: «Понимаю, что нельзя». Но ради сына он теперь готов сделать все.
Охранник, оглядев мальчика и представив, сколько на его судьбу выпало жизней, вздохнул, погладил его по голове. Посмотрел по сторонам, убеждаясь в отсутствии начальства, первым шагнул в пахнувшую мокрой золой и тротилом школу:
– Только со мной. И осторожнее. Куда он хочет?
Мальчик, со страхом оглядывая плачущие черными подтеками стены, показал сначала на столовую, а там – на огромный котел с некогда красной, а теперь почерневшей от огня и дыма надписью на круглом лбу: «1-е блюдо».
– Ты там прятался? Внутри? – понял отец.
Мальчик закивал головой, но пальчиком продолжал тыкать на крышку, заваленную бревнами. Отец с милиционером отбросили их, с усилием приподняли крышку и тут же торопливо отбросили ее в сторону: внутри котла лежал окровавленный спецназовец, и с первого взгляда было не понять, живой он или мертвый…

…Маленький старый врач, почему-то работающий на «Скорой помощи», а не воспитателем в детском саду, сидел у постели больной до тех пор, пока та не забылась пусть и в тревожном, но сне. Кивнул замершей рядом женщине, позавчера вызывавшей их бригаду для себя и прикованного наручниками к батарее внуку: пусть поспит. Осторожно собрал свой «тревожный чемоданчик». Огляделся вокруг, словно не досчитав присутствующих, поинтересовался шепотом:
– А где ваш аника-воин?
Ему кивнули на детскую комнату.
Глебка, чтобы быть выше, стоял на порожке балкона, в одной руке сжимая санитарную машинку, а второй протягивая в сторону далекой звезды шоколадную конфету:
– Это тебе, папа. Возьми. Я ее только немного надкусил. Только хвостик. Но она ведь все равно долетит до тебя, да? Возьми. И хотя меня спас чужой дядя, ты все равно вернись обратно.

© Иванов Н.Ф.

Показать полностью
697

Эвакуация и разочарованный школьник

Прямо сейчас в Челябинске массово эвакуируют людей из различных зданий. У нас это уже вторая волна ложных сообщений о взрывных устройствах. Разумеется «минеры» затронули и школы. Сижу на работе, жду когда коснётся нас. И вот на новостном сайте вижу номер учебного заведения дитя.


Естественно до мелкого не дозвонился, телефоны на уроках забирают. Но ответила классный руководитель, которая сказала, что у них все нормально и нет эвакуации. Оказалось, что журналисты забыли упомянуть, что это был филиал школы, который находится за несколько километров от основного здания.


Спустя два часа звонок от мелкого. Узнает, что стало причиной моего беспокойства и то, что в городе массовая эвакуация школ. И после  выдаёт: «Да почему филиал то? Мы как лохи, мимо которых всегда проходит все самое интересное!». Пришлось объяснить, что это плохо и отправить на оставшиеся два урока;)

466

Беслан!!! вахта памяти...3 сентября

В городе Беслан в Северной Осетии заканчивается ежегодная трехдневная вахта памяти по жертвам захвата школы № 1. Террористический акт произошел в 2004 году на линейке 1 сентября.

Памятные мероприятия проходят в самом учебном заведении и у памятника «Древо скорби» на мемориальном кладбище города.

Беслан!!! вахта памяти...3 сентября Помнимбеслан, Незабудем, Дети, Выснамирядом, Длиннопост, Беслан

С 08:00 в спортивном зале и во дворе разрушенной школы звучит траурная музыка. В 09:15 — время начала захвата — прозвенел звонок. К мемориальному комплексу, созданному на месте разрушенного спортзала, где боевики удерживали пленников, идут люди, которые зажигают свечи и оставляют бутылки с водой.


Утром у школы собралось около 2 тыс. человек, сообщили в региональной полиции. Вход в здание самой школы запретили из-за возможного обрушения. На стенах спортзала развешаны фотографии детей, их родителей и учителей, оказавшихся в заложниках, а также сотрудников спецслужб, которые участвовали в их освобождении.


В центре спортзала установлен большой деревянный крест, вокруг него на полу разложены цветы. Траурная музыка периодически заглушается женским плачем и стенаниями, сообщил «Интерфакс».


Почтить память погибших в школу приходят бывшие заложники, а родные, друзья и близкие жертва теракта намерены нести вахту памяти три дня круглосуточно. «Многие родители погибших детей сознательно на эти три дня отказываются от еды и воды», — передает NewsRu.com.


В школу пришли глава республики Вячеслав Битаров, глава Владикавказа Махарбек Хадарцев, члены регионального правительства и парламента, сотрудники силовых ведомств, члены политических и общественных организаций.


В 20:00 на месте трагедии в память о погибших зажгли сотни свечей.


1 сентября 2004 года во время торжественной линейки в школе в Беслане боевики захватили участников и гостей мероприятия и на протяжении двух с половиной суток удерживала их в начиненном взрывчаткой спортзале без воды и еды. По официальным данным, в заложниках у боевиков оказались более 1,2 тыс. человек. 3 сентября в здании прозвучали взрывы, произошли обрушения, которые позволили пленникам выбежать на улицу. В результате теракта погибли 324 человека, из них 186 детей.


При проведении контртеррористической операции были убиты 28 боевиков, единственного задержанного живым Нурпашу Кулаева позже приговорили к пожизненному заключению. Ответственность за теракт на себя взял чеченский экстремист Шамиль Басаев (ликвидирован в 2006 году).

Беслан!!! вахта памяти...3 сентября Помнимбеслан, Незабудем, Дети, Выснамирядом, Длиннопост, Беслан
Беслан!!! вахта памяти...3 сентября Помнимбеслан, Незабудем, Дети, Выснамирядом, Длиннопост, Беслан
Показать полностью 2
3272

Бесланская трагедия

Бесланская трагедия Беслан, Терроризм, Школа, Заложники, Ссо

1 сентября исполняется тринадцать лет со того дня, как группа террористов захватила школу номер 1 в городе Беслан в Северной Осетии. В результате этого теракта погибли более 300 человек, 186 из которых были детьми.

На стене бесланской полуразрушенной школы осталась надпись: «Альфа», «Вымпел», спасибо за то, что вы спасали наших детей!»
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: