-2

Бесконечные сборы

Охотник был в ярости. И явно не из-за моего опоздания.

Он рвал и метал. Я слышала, как в своем кабинете он ломал что-то. Швырял на пол, бил кулаком в стену. Даже я со своими талантами так его не доводила.

В таком состоянии бессильной ярости прошло часа три. Я не боялась попасться ему под горячую руку. Если бы это как-нибудь ему помогло. Замок тоже недоумевал. Макс закрыл от него свои мысли.

Немного успокоившись, Охотник вновь позвал меня. И велел собираться в дорогу. Не объясняя, куда и зачем мы идем. И самое главное, когда выходим и как надолго. Просто: «Собирайся. Нам нужно срочно покинуть замок». Исчерпывающая информация.

Я собрала мешки себе и ему. Замок предупредил, что еды в ней хватит на два-три дня. Не больше. А судя по настроению Охотника, мы куда-то опаздываем. И туда нельзя перенестись. Следовательно, путь ждет долгий и скорее всего пеший. Если так, то ровно половина его плохого настроения была оправдана. Макс не пользовался ездовыми животными. В основном потому, что при его приближении их охватывала паника. Да и не нужны они были – Максу хватало магических коридоров для перемещения в большую часть мест, где ему приходилось бывать. Но случались такие вот неприятности: не везде были коридоры. Это означало только одно. Я поеду верхом на Изумрудном Волке. Макс не любил превращаться. Наверное потому, что его второе обличье имело и свой примитивный разум. А значит, не совсем поддавалось контролю. Не во всех ситуациях.

Я лишь однажды ездила на нем верхом. Огромный Волк передвигается быстрее лошадей и ящериц. Выше прыгает, меньше устает. Но не способен пользоваться дорогой. Такая вот звериная фобия. Мы могли использовать только нехоженые тропы и чащи леса. Не самый комфортный способ передвижения.

Собственно еду Замок готовил для меня. Волк вполне был способен охотиться самостоятельно. Но он питался сырым мясом, огонь не переносил. И когда закончится провизия, плохо будет только мне.

Такое путешествие накладывало огромное количество «но» на вещи, которые нужно было брать с собой. Охотник не развоплощался в течение всего путешествия – это отнимало много сил и было абсолютно бесполезно. Всё его снаряжение несла я. Значит, я не могла брать своё оружие, потому что обвешанная мечами я бы вряд ли удержалась на Волке. Это не лошадь. Седла на нем нет, узды тоже. Держаться можно было лишь за шерсть, сильно стиснув кулаки и зубы.

Макс периодически просил меня что-то ему принести. Это были старые письма и бумаги из тёмных земель. Что он пытался найти, я не спрашивала. При всех моих знаниях, так старательно втиснутых в мою голову путем бесконечных занятий и наказаний, Макс не доверял мне такие бумаги. Если было что-то важное, он сам рассказывал мне о происшествии. Замок говорил, что такие письма содержат некие заклинания очарования. Таким образом, каждый, кто читал их, впадал в состояние ступора. Сколько бы раз ты ни читал письмо, его суть ускользает от тебя. А в это время человек, что наложил такое заклинание, безопасно мог извлекать информацию из твоей головы. И сейчас во время сборов мне начало казаться, что Макс попал-таки под влияние письма. Потому что он тратил слишком много времени на то, что обычно занимало считанные минуты.

«Кэшь», - снова позвал он. Голос был уставшим. Казалось, эта бумажная работа высосала из него все силы.

Я поднялась в кабинет. Без стука открыла дверь. И горлом наткнулась на острие меча. Охотник стоял напротив двери с вытянутой рукой. Ошибки не было. Он ждал меня.

Холодный метал легко прорезал плоть. И сейчас был поперек моего горла. Он не мешал дышать, я даже удивилась. Он же повредил горло. Должна пойти кровь, и я просто захлебнусь ей. Но ничего подобного не происходило. Краем глаза я видела, как вместо крови вокруг меча растекается в воздухе черная мгла. Внутри паук пошевелился. Казалось, он протянул свою лапу через дыру в моем горле и мешал Охотнику убить меня.

-Кто ты? – спросил Макс.

Паук не хотел говорить с ним. Я почувствовала, как он взъерошился. А потом со всей силы оттолкнул меч от моего горла. Макс явно не ожидал такого удара, поэтому не удержал его.

«Скажи ему, что я посланник богини. Если он так глуп и не может запомнить с первого раза».

А ведь правда. Охотник знает, кто он. Вчера мы говорили с ними. Тьма говорила через меня. Макс никогда не задавал бессмысленных вопросов. И не забывал ничего.

«Он хочет знать твоё имя», - ответила я пауку.

«У нас нет имен. Богиня не нуждается в именах, она просто призывает нас».

- Сказочник обозвал тебя глупым мальчишкой, - вместо ответа сказала я. – Наверное, это нечто вроде приветствия от него.

Макс не ответил. Все так же пристально следил за мной. Я аккуратно прикоснулась к шее. Ни следа от пореза. Гладкая кожа.

- Он говорит, у них нет имен. Они им не нужны, - ответила я наконец.

Макс облегченно вздохнул.

- Вот и хорошо, - неопределенно сказал он. – Это значит, что ты- это всё ещё ты. Я должен был проверить. Выходим утром. Иди спать, - прогнал он меня.

Он всегда прогонял меня. Замок говорил, что ночами ему снятся кошмары о прошлом. Что-то, что он так и не смог пережить за свою долгую жизнь.

На тот момент Охотнику было уже за 300 лет. Точный возраст в какой-то момент перестал иметь для него значение. Догадываюсь, что Замок знает, но не видит смысла напоминать хозяину про количество пережитого времени.

«Он воспринимает тебя как ребенка», - прошелестел паук в моей голове. – «Слишком большая разница между вами».

«Да уж», - ответила я. – «Наверное, надо прожить сотню лет, чтобы стать взрослой для него».

Утро. Светает. Я открыла глаза. Каменный потолок, все как обычно. Только странное чувство никак не покидает меня.

«Кэшь!» - голос Охотника в моей голове. Он в ярости.

Он рвал и метал. Я слышала, как в своем кабинете он ломал что-то. Швырял на пол, бил кулаком в стену. Даже я со своими талантами так его не доводила.

В таком состоянии бессильной ярости прошло часа три. Я не боялась попасться под горячую руку. Если бы это как-нибудь ему помогло. Замок тоже недоумевал. Макс закрыл от него свои мысли.

Я бегала между его кабинетом, библиотекой и своей комнатой, разыскивая старые бумаги и имперские письма. Эти письма он никогда не давал мне читать. Замок говорит, они заколдованы. Тот, кто читает их, попадает под действие заклинания обмена информации. Становится рассеянным. И не может сосредоточится. Не может сосредоточится.

«Кэшь», - опять звучал его окрик. И я опять куда-то бежала. Собираться в дорогу. Выходим на рассвете.

«Стоп!» - что-то зашипело в моей голове. Что-то кричало, это был не голос Охотника. Но я никак не могла его услышать.

Я так сильно ушла в себя, что не заметила, как открылась дверь. Я со всего размаху влетела в косяк лбом.

Искры из глаз. Резкая боль.

«Да послушай же ты меня!» - вопило в моей голове.

«Не кричи так. Я слышу тебя», - с трудом сформулировала я просьбу.

«Видимо ударилось хорошо», - сказал паук и начал шевелится. Как же больно. Больно было даже дышать. От его движений боль пульсировала в груди и висках острыми иголками. В глазах потемнело. Но я наконец-то смогла сосредоточится. Паук говорил что-то о петле времени. Да, это уже было. Я уже все это делала. Сколько же раз я уже проживаю этот день? Или уже не этот? Ведь время вне замка идет. Макс торопился, значит, это его пытаются задержать. Но как петля пробралась в Замок? И почему Замок её не чувствует?

«Его восприятие времени связано с Охотником. Если он живет в петле, то и замок попадает в петлю. А вместе с замком и ты».

« Как её прервать?»

«Уничтожь письмо, с которым она попала сюда»

Ах, ну да. Волшебные письма. Те, что принес собой Валет. Я не сомневалась, что именно он виновник. Макс не доверял читать письма мне. Всегда делая это самостоятельно. Он очень аккуратен с такими вещами. Как же получилось, что мы застряли в магической ловушке. И самое главное зачем? Чтобы куда-то не успеть? Но куда? Макс не сказал мне ни слова о месте, в которое мы идем?

Мои мысли всегда носили сумбурный характер. Паук очень долгое время к ним привыкал. И вот сейчас он взмолился о пощаде.

«Ты можешь думать о чем-то одном?»

«Наверное, нет», - на секунду прервавшись, ответила я.

«Кэшь», - снова позвал Макс. Я побежала по ступенькам вверх и влетела в его кабинет головой вперед, споткнувшись о порожек.

Макс сидел за столом, заваленный письмами. Их было больше тысячи. И все они – с тёмной стороны. Легко сказать «уничтожь письмо». Какое?

«Если не знаешь какое, сожги их все» - предложил паук. В этом плане он всегда был немного кровожаден и тороплив.

«По-моему они не горят», - высказала я свою догадку.

- Кэшь, разбери все письма на моём столе. Я пошел спать. Завтра на рассвете выходим.

«Вот так удача», - подумала я.

«Вот так я», - промурчал в голове паук. Обилие его интонаций подсказывало мне, что раньше он был человеком. – «Ну, почти,» - согласился он с моими мыслями.

Я чувствовала себя нерадивым работником почты. Каждое письмо надо было просмотреть, рассортировать по датам, убрать в нужный ящик архива в библиотеке. На это уйдет вся ночь.

«У нас есть около часа, прежде чем петля сомкнется» - обнадежил меня паук. Отлично.

«Кое-чем я могу тебе помочь» - паучья лапа отделилась от моего сердца и через горло добралась до правого глаза. Половина кабинета погрузилась в сумрак. А письма загорелись разными цветами. Здесь были желтые, зеленые, голубые и красные. Цвет обозначал тип блокированного заклинания. И только от одного письма тянулась белая ниточка куда-то за дверь.

«Вот и оно»- заключил паук.

«Очевидно»

Письмо нельзя было сжечь. Даже не столько потому, что Охотник меня повесит за утерю информации, а потому, что оно не горит. Во всяком случае, в обычном Огне. А где взять необычный?

С письмом в руке я пошла в библиотеку. Поскольку я не колдун, мне может помочь только Сказочник.

Искать его пришлось очень долго. Он сидел на одной из книжных полок и читал что-то очень странное. Во всяком случае, книга плевалась в него искрами и каплями воды.

- Того, что ты ищешь здесь нет, - донесся его скрипучий голос. – Но я могу тебя отправить туда, где оно есть.

И как только он это произнес, меня начало засасывать в книгу. Да, в ту самую книгу, которую он читал. Меня оплевало с ног до головы холодной водой. И наконец, я поняла, что я уже под водой, а не в библиотеке. И надо плыть вверх, потому что никто не предупреждал, что количество воздуха будет так ограничено.

Дубликаты не найдены