528

Байки Мента. Накажи гопника, премия Дарвина и другие байки из сейфа

Байки Мента. Накажи гопника, премия Дарвина и другие байки из сейфа Длиннопост, Юмор, Воспоминания мента

Автор - Илья Рясной, Пенсионер, Полковник полицейский


Накажи гопника


- Мы с самого начала решили в плен никого не брать, - хмыкает начальник моего отдела Геннадич.


В девяностых годах он служил в ГУБОПе. Тогда был пик преступлений в Подмосковных электричках. Разгул гопничества и бандитизма. Криминал вообще потерял всякие берега. Поездка в электричке стала прогулкой по минному полю – то ли пассажира ограбят, то ли из дверей на ходу выбросят. И убийства были. И что угодно. Стало у Подмосковной гопоты модным сбиваться в стаи по двадцать-тридцать человек и идти, как татаро-монголы, с молодецким гиканьем, пуская всё на поток и разграбление. Сбивались туда совершеннейшие маргиналы и подонки – все приличные пацаны тогда по всяким Люберецким и Подольским группировкам разошлись. Чем больше шобла, тем меньше возможности получить ответку, и тем больше незамутнённой гопнической радости от унижения и избиения случайных людей.


Достали все эти фокусы хулиганские всех. Изредка удавалось кого-то задержать, и начинались длинные следственные процедуры, потерпевшие порой не могли, да и боялись опознать обидчиков. Те нередко выходили на свободу гордые и ещё более наглые. Да и российская Фемида тогда была настолько снисходительна ко всякой шушере, что вкрадывались подозрения, будто это её родственники. Тогда руководством МВД было решено организовать, как их называют, оперативно-профилактические мероприятия.


Профилактировать гопоту взялись оперативники из подразделений по борьбе с организованной преступностью и собровцы. Просчитали маршруты, где эти твари чаще всего развлекаются. Расселись в электричке, якобы случайные люди. Ждут.


И вдруг, как и было просчитано, эта орда гопников появляется: здрассьте, люди добрые, сейчас вас будут бить и грабить.


- Ну а тут мы, - рассказывает Геннадич. – С самого начала решили никого не задерживать. Ну за каким фигом – иди, доказывай, что они делать хотели, что сделали. Время было, когда судебная система почти не работала, и наверняка большинство этих уродов вышло бы на свободу. Ну, мы их «спрофилактировали» так нормально. Они настолько были изумлены, когда их начали отоваривать, что почти и не сопротивлялись. Прикинь, что у них в душе творилось. Только что ты был гордым волком, тебя переполняла такая радостная энергия вседозволенности. Кого хочешь в соли кровавые размажешь – притом не за дело, а просто для удовольствия. И так смешно, радостно в их поганых душах. Перешучиваются, над людьми измываются. Хозяева жизни и электрички! И тут из хищника ты превращаешься в дичь, в шавку шелудивую, подзаборную. И тебе уже не смешно. А смешно другим. Ты для них запуганная обгадившаяся жертва. А против них профессиональные бойцы из СОБРа, мастера мордобоя, сопротивляться которым – это как такой изощрённый способ самоубийства для мазохистов. Мы знали, какие против нас уроды, поэтому никого из них особо не жалели. Об скамейки руки ломали, зубы в разные стороны летели. В общем, отлились им слёзы трудового народа. Тела их выпихнули из вагонов, в бессознательном состоянии… Знаешь, после этого, мне кажется, гопники стали эти электрички за три километра обходить. Это место их ужаса и позора. Больше никаких толп не ходило. Вывод из этого простой и не новый – битие определяет сознание…


Откройте, полиция


Обыск – это такое ответственное следственное действие, напоминающее лоцию среди мелей. В любой момент можно налететь на подводные камни, опозориться и вообще получить вагон неприятностей. Только успевай озираться и перестраховываться. Бывало, что на обысках клиенты на моих глазах глотали смертельные дозы наркоты, пытались выброситься из окон, так что приходилось их от окна оттаскивать, а от наркоты откачивать. Но ещё неприятнее бывают накладки, которые возникают изредка.


Воровской отдел управления по организованной преступности ГУУР МВД России проводил обыска по делу Шакро - то ли молодого, то ли старого – кто их разберёт. Там была какая-то борьба за гламурное какое-то заведение, во время которой бывшие сотрудники милиции в порядке самообороны перестреляли бандитов. Потом ворье занесло в Следкомитет несколько миллионов долларов, чтобы их не судили строго за излишнюю активность. Всё это выплыло наружу, и чекисты руководство Московского следкомитета арестовали. Вся эта история тянется до сих пор, и недавно по этому делу приняли ещё одну шишку из Следкомитета. В общем, латиноамериканские страсти.


Обыска было решено устроить по всем известным адресам участников банды. В семь утра мы должны вломиться в адрес с постановлением. Народу требовалось много, так что опергруппы собирали по всему Главку. Мене в группу дали молоденького следака, а ещё Пашу – полковника из кинологического отдела. Он очень умело включил дурака перед замначальника Главка:


- Моё дело собачки, корма. Ну, какой там обыск?


Паша умолчал, что всю жизнь опером проработал. Но все равно не проканало.


- Приказ есть приказ, - отчеканил генерал.


Паша тогда мне со вздохом сказал:


- Илья, на вражеские пули не лезем, героев не изображаем. Нам эти бандитские дела не нужны.


- Поглядим, - пожал я плечами.


Это такое мероприятие, что ничего наверняка предсказать невозможно. Не так трудно и на пулю нарваться – такое тоже бывало не раз.


Вечером прослушали мы инструктаж в Следственном департаменте в небольшом зале на Газетном переулке, 4, где едва вместилась вся толпа готовящихся в атаку на врага сотрудников. И ранним утром рванули в Балашиху. После этого, как говорят в Одессе, весь день все только и делали нам смешно. Так что следственные мероприятия превратились в «Камеди-клаб».


Водитель того самого агитировавшего нас бросаться на амбразуру генерала был горд, что в его машине установлен навигатор. Мастерски так задал адрес назначения. И двинул указанным маршрутом. Ну и привёз нас вместо Балашихи в Мытищи. Так что попасть мудро в гости с раннего утра, как призывал Винни-Пух, мы не успели. Потом этот чёртов навигатор поболтал нас по Балашихе, которая была вся перерыта. Руководитель следственной группы –вредная такая тётка из Следственного департамента МВД, всё долдонила:


- Ну, вы вошли в квартиру?


- Уже входим, - жалобно лопотал следователь, с ненавистью глядя на водителя и его навигатор.


Добрались все же до места. Поднялись на третий этаж стандартной пятиэтажки. И вот железная дверь, за которой коридорчик с двумя квартирами. Как войти? А, чего-нибудь придумаем.


Начинаем названивать в дверной звонок. Ноль реакции. Звоним дальше. Никого, чёрт их возьми. У бандитов тоже, что ль, рабочий день начался?


Звоним дальше, и становится всё грустнее и тоскливее. Это как охотничью собаку остановить перед тем, как она в дичь зубами вопьётся. Вдруг слышим размеренное шарканье шагов и низкий старушечий голос:


- Хто там?


И тут мы делаем ошибку. Паша-кинолог – это такой двухметровый верзила-самбист с добрым и наивным лицом лесного разбойника, елейно начинает что-то мести какую-то пургу типа про ЖЭК газовую службу и прочее – этих историй у любого опера тьма.


- Не-а, - слышится озабоченный старушечий голос. – Ня открою.


И шаги удаляются.


Я начинаю лупить ногой по двери и ору:


- Полиция! Откройте! Или дверь взломаем!


Ноль эффекта. Старушка прячется за двумя стальными листами.


Ну и что делать в таком случае? Я ещё подолбил ногой, позвонил в звонок. Потом выключили в квартирах электричество – всё без толку. В результате вызывали по телефону сотрудников из местного отдела. Те тоже начали орать что-то типа:


- Откройте, полиция!


Ну, хоть кто-то бы шевельнулся. А в адрес надо входить любой ценой и любыми способами. А способ мне виделся один – позвонить в МЧС и снести к хренам обе двери. Благо судебное постановление есть, и взломать препятствие к проведению следственного действия - это не только наше право, но и служебная обязанность.


Паша тем временем поймал за шкирку какого-то спускающегося сверху наркомана, заинтересовавшегося происходящим на свою беду, и начинает его колоть на то, где он дурь берет. Тот, глядя на бандитский вид оппонента, робко начинает выдавать хорошее место, где он затоваривается гашишем.


А я уже с меньшим напором продолжаю долбить по двери и орать:


- Откройте, полиция!


И неожиданно шарканье тапочек – более энергичное. Дверь открывается. На пороге парень лет семнадцати - упитанный такой, в трусах. Смотрит на нас ошалело:


- А чего?


Я тыкаю ему в нос постановление. Входим с понятыми в квартиру.


Спрашиваю:


- Ты чего затаился и не отвечал?


- Спал, не слышал.


- Ну, ты здоров спать.


Как можно было не услышать такое – ну это как проспать бомбёжку родного города.


Тут прибегает мамаша парнишки. Смотрит на постановление. И бледнеет.


- У нас этот человек не живёт, - заявляет она.


- Как это? – изумляюсь я.


- Мы полгода назад квартиру купили. Вот ремонт сделали.


Притаскивает все документы. Оказывается, она права. Грузинские воры ей продали эту квартиру, и она не при их делах.


Чтобы получить постановление на обыск в суде, надо в обязательном порядке притащить выписку из домовой книги. Опера из воровского отдела как-то умудрились без выписки получить постановление. В результате мы едва не разнесли квартиру правопослушных людей.


- И чего, дверь бы ломали? – восклицает возмущённая женщина.


- А как же, - говорю я.


- А евроремонт?! – женщина в ужасе.


- Ну, что поделаешь. Издержки работы.


А ремонт там действительно был новенький, страшно представить, сколь дорогой.


Пока мы все шумели, из своего логова – соседней квартиры, вылезла та самая старушка-одуванчик, что нам не открыла. Не выдержала, решила разобраться, что происходит.


- Вы чего нам не открывали? – спрашиваю я. – Я же сказал – полиция.


- Испугалась.


- Чего?


- Посмотрела в глазок, а там он, - показывает она на Пашу. – Ну и подумала – полиция такая не бывает…


Паша аж зарделся от смущения – парень-то он добродушный и покладистый.


Ужин для гурмана


Прокурорский следак ещё в советские времена одно длинное и запутанное хозяйственное дело вёл. И главный обвиняемый его дико достал – тысячами жалоб, бесконечным враньём, саботажем. И вот, наконец, дело закончено, наступил этап ознакомления обвиняемого с его материалами.


Следак в кабинете вручает ворюге толстый том с бухгалтерскими документами, на которых строится все дело.


-Знакомьтесь внимательно.


И уходит – дела.


По возвращении видит, немножко побледневшего, но сияющего, как начищенная солдатская пряжка, жулика. Потом смотрит на том уголовного дела, который сильно сдал в весе. И спрашивает:


- Ну что, съел документы?


- Ага, - икает сыто жулик и немножко кривиться, поглаживая себя по пузу.


- Водички дать, чтобы запить?


– Не надо! И чем доказывать теперь будете?


- Да не бойся. Это копии. А подлинники у меня в сейфе.


У жулика сначала начался нервный припадок, потом сердечный приступ. А бумага была такая восковая, жёсткая, как он её зажевал – непонятно. И от неё у него дополнительно ко всему заворот кишок. Откачали дурака для участия в процессе. Правда, следователю это потом долго икалось – чуть не угробил ведь подследственного. Но почему-то ему его нисколько не жалко. Суровые были люди в прокуратуре…


Премия Дарвина


Не суй пальцы в розетку. Не перебегай дорогу в сантиметре перед трамваем. Не стой под стрелой. Есть ещё куча народных премудростей, которые позволяют нам выжить в нашем высокотехнологичном опасном мире. И обязательно есть те, кто изощрённо и даже с гордостью их попирают. И становятся номинантами Премии Дарвина – калечатся и гибнут по своей дури и безалаберности, или приносят окружающим, да и себе тоже, нешуточный ущерб.


Северный флот. Время советское. Матрос-срочник вышел покурить на палубу в неположенном месте и окурок куда не надо бросил. И боевой корабль сгорел на фиг. Интересно, сколько тысяч лет надо работать без перерыва, чтобы он хотя бы за гребной винт заплатил?..


В Баку мы расследовали дело. Два лётчика показывали друг другу фигуры высшего пилотажа и в конце устроили воздушный бой. Бились так азартно, что одна машина разбилась, другая была сильно повреждена. Ущерб какой-то дикий – ну сколько истребитель стоит!


Помощник прокурора, помню, умудрился тогда описать имущество лётчиков вплоть до серёжек в ушах их жён, за что получил по шапке – по неосторожным преступлениям обычно имущество не описывается. Воздушных асов привлекли к уголовной ответственности, раньше с этим строго было – за народное добро всегда взыскивали…


Один дурачок, военный строитель, решил в темноте посмотреть, сколько в бочке бензина осталось, и ничего лучше не нашёл, как для этого спичку зажечь и бочку осветить. Иногда каюк бывает яркий и жаркий…


Первый месяц моей службы в военной прокуратуре Бакинского гарнизона. Выезд на стройку. Один вольнонаёмный в стационарную бетономешалку залез. Это такая дурында с лопастями в несколько метров. А другой включил мотор. Ну, перемешало бедолагу так, что ни одной косточки целой не осталось…


Прокуратура четвертой армии в Баку. Дело у моего друга было. Трое человек тянут провод. С молодецким криком дёргают его. Он как хлыст взымается по дуге. И аккуратно ложится на высоковольтный провод. Три трупа…


Да, электричество – страшная сила. Убедился наглядно в этом в Нахичеване в 1988 году. Там железнодорожные войска тянули линию для электровозов. Двое бойцов подняли металлическую лестницу. И умудрились уложить её на линию с напряжением, по-моему, семь киловольт. В общем, ударило елестричество по ним так, что руки обуглились. А сама лестница вошла в грунт, оплавив его – как будто метеорит ударил. Два трупа…


А эта история о великой силе идиотии. В вагончике пили горькую военные строители. А их приятели решили изысканно пошутить - в отверстие в двери стали из баллона запускать газ. Пьянчужки решили подшутить в ответ. И к баллону спичку горящую поднесли – вот уж юмор так юмор, Петросян обзавидуется. В результате все это так рвануло, что пять обгоревших трупов юмористов и весёлых затейников. Меня хотели отправить на вскрытие их всех, а у меня перед такими мероприятиями всегда ступор. Отбрехался как-то…


Истребитель МиГ-29 – такая красивая машина, аж до дрожи. На стоянке вокруг него жёлтой краской расчерчено, куда заходить нельзя, когда двигатель работает.


Военный аэродром около Семипалатинска. Техник сзади стоял. А тут лётчик по газам дал, да так, что этого самого техника вдоль всего самолёта протащило и в воздухозаборник засосало. Машина повреждена, техник перемолот. Я стою на взлётной полосе и недоумеваю – как же оно такое возможно. А потом думаю – какая же силища в этом двигателе. И преисполняюсь уважением к инженерам и рабочим, создавшем такое чудо техники…


А это из другой оперы – как плохо быть алкашом и жить с алкашами. Муж с женой пили упорно и долго – почти всю сознательную, а заодно и бессознательную, алкогольную, жизнь. Раздавливали бутылочку «Особой палёной». Потом жена с любовью мужа чем-нибудь не шибко сильно охаживала –тряпкой там или шваброй по хребту, а то ещё чем-то. Но нежно, без телесных повреждений. А однажды в больницу благоверного отправила на три недели. И ведь не хотела такой беды. Врезала-то ему всего-то подушкой, любя, да вот подзабыла с пьяных глаз, что в наволочке этой литровые банки с вареньем держала…


Гиблое место


Ближнее Подмосковье. Администрация одного из районов, где земля ну очень дорогая. Настолько дорогая, что ФСБ стало разрабатывать чиновника, который этой дорогой землёй активно приторговывал с энтузиазмом проигравшегося в карты помещика, распродающего доставшиеся ему наследство.


Поставили негодяю в кабинет видеоаппаратуру. Отдокументировали лет его на десять так, не меньше. И повязали…


Оперативники, замотавшись, снять вовремя аппаратуру не успели. А на место выбывшего начальника его преемник сел. И кресло по его седалищу как влитое оказалось. И неудивительно – землица-то дорогая, люди её распределяют проверенные. Свои, в общем, люди.


В общем, решили опера и его немножко послушать. Ну и услышали… В общем, в камеру ещё один заехал…


Место такое волшебное. Бермудский треугольник. Место, в котором российские чиновники пропадают на срок от пяти до десяти лет.


Капитан-террорист


Подмосковье. Люберцы. Девяностые годы. Служба участковых инспекторов милиции.


Обычно участковые почти не появлялись в отделе - то они на опорном пункте, то на обходе территории, то за палатками присматривают и торговыми рядами. Но совещание еженедельное – это святое.


И одного ушлого участкового на этих совещаниях с таким смаком любили драть, как Сидорову козу, что он сильно грустил перед этим действом. Однажды понял, что драть его сегодня будут особо жестоко и цинично.


Тогда он поразмыслил. Вздохнул. И отправился к телефонному автомату. Позвонил по «02» и изменённым голосом сообщил, что райотдел заминирован.


Ну, там сапёры, собаки, и прочее. Совещание, понятно дело, и не состоялось. Оперативная смекалка такая.


Потом всплыло всё это. Но простили дурака - дефицит кадров, все же. А участковый хоть и балбес, но работу вроде бы неплохо знал…

Найдены возможные дубликаты

+18
Бетономешалка! Мешает бетон!
Бригада строителей жрёт самогон!
Прораб Петрович, в жопу пьян, спать устроился в мешалке
Электрик Стёпа "пуск" нажал, на бетонной скороварке
+23

Как будто торопился - всё в кучу смешал.

Но очень интересно! Читаешь и диву даёшься что так бывает

+14

Эх, люблю истории на подобии первой. Хоть какая-то справедливость

раскрыть ветку 1
+1

читая первую историю сразу их вспомнил

Иллюстрация к комментарию
+3

простое правило общения с гопником - сначала бьешь потом объясняешь. что-то пытаться объяснить сразу - пустая трата времени

раскрыть ветку 1
+1
Ведь у всех на лбах надписи. вот гопник а вот тот ботаник
+3

Битие определяет сознание...

Эко мудро писано

+1

Линии обычно на 6 и 10 киловольт. Распределительные подсети районного уровня.

раскрыть ветку 1
+1

Мне кажется, там не особо разницы - 6 кВ или 10 по тебе идёт

+1
Не спеши, вдохновение жди.
0

Интересно и познавательно. Пишите еще, пожалуйста!

0

Какая интересная работа. Столько тайных тайн. Как же скучно я работаю, эх.

-1

читал в газетке (анекдоты+сканворды) - зимой соединяли волоконный кабель, чтобы не мёрзнуть затянули концы в ПАЗик, соединили, потом поняли, что концы в дверях, стык в автобусе. там же, омон пошёл "малину" бандитов громить, залетает амбал-омоновец в комнату - там парень лежит, он ему по кровати снизу ногой бабах, парень подлетает и шагает неуверенно, бабуля его сзади причиатет, благодарит омоновца, что парень-то уже парализованнный лежит много лет, а теперь ходить стал (милиция не в тот адрес заявилась)...

-1
ШОКОЛАД!!! ШОКОЛАД К УСПЕХУ ШЁЛ
-8

Я 79 года рождения. Из Подольска. Про электрички-художественное преувеличение. Дальше не читал

раскрыть ветку 3
+2

там не написано,что электричка Подольская

+1

Тоже показалось после первой истории сильно притянутым за уши. Чтобы боп молотил жуликов по электричкам? Да ещё собров на это дело подписал?))) Вряд ли. Такого можно было ждать от урок (то есть уур, управление угрозыска),но никак не боп. Собры вообще структура сама в себе,они в туалет то без броника и акм не ходят. А тут электричка... Кривая операция. Если кто то бы получил ножом от быдла,то ни страховки ни компенсации, поскольку такая операция официальной быть не могла. И любой Полкан её бы не подписал.

раскрыть ветку 1
+3
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
ещё комментарии