0

Бархат

Бархат на диване цвета угасающего солнца. Твоя рука лежит на нём, так резко выделяясь бледностью; моя рука — возле твоей. В фужерах запотевших тает лёд с секундой каждой всё меньше походя на куб. На бархате дивана моя рука возле твоей; и мы едва касаемся мизинцами. И вместе с пальцами касаются друг друга будто наши души. На ощупь

твои пальцы

не отличить от бархата; и души наши цвета угасающего солнца под бледной кожей прячутся от всех. Откинувшись на спинку мягкого дивана, ты пальцами перебираешь бусы и шею трогаешь на месте пульса. Трещины пошли по старой штукатурке потолка, и в полной тишине с тобой высматриваем в них фигуры и узоры, как если бы лежали и смотрели

в облака

покрывшие небесную лазурь. Как будто бы тянуло наши головы друг к другу; и руки сами по себе сплелись, вжимаясь в бархат цвета угасающего солнца. В фужерах запотевших лёд растаял, и было ощущенье что теперь не мы глядим на потолок со старой штукатуркой, а трещинки глядят на нас. Скользили между пальцев бусы, и так хотелось прикоснуться

к твоей

точке пульса. Возможно даже стоило. Сидя с тобой мне стоило нарушить тишину словами. И стать счастливым ещё и в разговорах. Один, катая кубик льда в фужере, я понимаю, что счастье любит тишину, но ни одною тишиной мы счастливы. Для счастья нам нужны слова. И тот, кому мы можем их сказать. Бархат на диване цвета угасающего солнца мне

так напоминает

цвет твоих волос.

Дубликаты не найдены

0
Не пишите.
раскрыть ветку 4
+1

хорошо, больше не буду

раскрыть ветку 3
0
Спасибо
раскрыть ветку 2
0

Бля,
а можно ещё

больше пробелов

между строк и отдельных слов.

раскрыть ветку 1
+1
Нельзя
-1

А вы парень или девушка?

раскрыть ветку 1
+1

парень

Похожие посты
51

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Это третья статья из задуманного мною цикла о малой прозе Стивена Кинга. Он, к слову, сегодня отмечает очередной день рождения. Как говорится, Герман Вук еще жив – а мы этому, конечно, очень рады.

На этот раз мы рассмотрим те рассказы Кинга, что составляют, пожалуй, самую любопытную категорию. Эти истории сложно однозначно назвать пугающими – по крайней мере, большую их часть – однако они великолепно справляются со вниманием читателя: привлекают его яркими деталями и атмосферой, абсурдностью выдумки и разгулом фантазии. Говоря по-простому, речь пойдет о мистике у Кинга и его наиболее интересных фантастических допущениях.


Больные фантазии

Говоря о малой прозе Кинга, стоит отметить, что большая часть его текстов выстраивается на идее дополненной реальности – реальности, в которой явно присутствует что-то лишнее, и именно это присутствие подчас пугает нас. Но так происходит, конечно же, не всегда. Порой с помощью такого вот дополнения привычной жизни Кинг пытается выразить интересную мысль, задать читателю хороший вопрос, а то и просто знатно развлечься – и во всех трех случаях мы с вами точно не останемся в дураках, если доберемся до финала истории.

Взглянем, например, на самый первый опубликованный в СССР рассказ Кинга – «Поле боя». Эта увлекательная история не столько пугает, сколько забавляет читателя своей абсурдностью, неожиданным гротеском, а также отличной динамикой. Идея оживших игрушек, используемая здесь, вряд ли сильно кого-нибудь удивит – но как же здорово она подана!

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Иллюстрация к «Полю боя» из журнала «Юный техник», 1981 год


Не удивительно и то, что пугать читателей игрушками Кингу наскучило не сразу. В рассказе «Обезьяна» мы снова сталкиваемся с «оживающим» артефактом детства, вот только теперь абсурд ситуации здесь не может казаться смешным; страдания отца и сына – главных героев рассказа – выписаны настолько тщательно и достоверно, что их страхи передаются нам во время чтения, и до самого конца хочется верить, что все у них обойдется.

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

«Дар дьявола», фильм 1984 года. Симпатяга, правда?


Следующий на очереди – «Долгий джонт», легендарный рассказ, удачно вместивший в себя научную фантастику и чистый незамутненный ужас. История ученого, изобретшего телепортацию, безусловно, интересна, но ее «обрамление» и суровый финал намного ценнее; они показывают, насколько страшно бессознательное человеческое любопытство, и что главный враг человека в первую очередь он сам.

Рассказ «Сезон дождей» очень типичен для Кинга: женатая парочка на машине совершает поворот не туда, останавливается в тихом непримечательном местечке, а затем попадает под дождь.

Обычная история, правда? Вот только есть одно но: набирающий силу ливень вовсе не простой, а благодарить тут стоит фантазию Кинга и – что наиболее вероятно – десять казней египетских.


Сдвиги реальности

В некоторых своих рассказах Кинг не наделяет реальность чем-то чуждым, а скорее работает с тем, что уже есть. Словно карты в руках опытного шулера меняются местами судьбы, пространства, время, сон и явь – и вот уже читатель не понимает, где правда, а где вымысел, но остановить чтение едва ли может.

Взять хотя бы «Всемогущий текст-процессор». Технологически этот рассказ, разумеется, устарел, однако в нем затронут самый сложный и один из самых важных конфликтов – человека и его судьбы. Может ли человек сменить исходные данные своей жизни, переформатировать ее так, как ему нужно? В реальности – нет, а у Кинга – почему бы и нет? Другой пример такого мистического «программирования» собственной жизни встречается в рассказе «Дом на Кленовой улице». Конечно, его маленькие главные герои и сами не понимают толком, что происходит, однако шанс, предоставленный судьбой, терять они не намерены – а мы с замиранием сердца до последней страницы за ними следим, и надеемся, что с ее окончанием у этих детишек все будет хорошо.

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Иллюстрация Дж. К. Поттера к рассказу "Всемогущий текст-процессор"


Конечно, сопереживать детям просто. А вот в рассказе «Велотренажер» – довольно странном, надо признать, рассказе – мы становимся свидетелями медленного погружения в пучину безумия: главный герой начинает видеть то, чего видеть не должен, а виной всему становится его навязчивое желание сбросить лишний вес. Однако если разобраться, вовсе не в умопомешательстве дело. В действительности эта история демонстрирует мастерское умение Кинга деконструировать реальность в угоду прихоти своей фантазии, и его талант невероятно чуткого рассказчика позволяет нам поверить в эту деконструкцию.

Ну а самым удивительным и, не побоюсь этого слова, самым мощным примером сдвига реальности у Кинга может служить рассказ «Последнее дело Амни». Постмодернистский лейтмотив конфликта героя и автора делает это произведение одним из самых необычных и ярких в малой форме Кинга. Приключения детектива Амни в мире, совершенно внезапно ставшем для него чужим, сочетают в себе напряженность триллера и смелость магического реализма, атмосферу забойного детектива и абсурдное чувство юмора Короля Ужасов – все вместе это и делает историю самобытной и уникальной.


Мистические дары

Вообще, мистические истории у Кинга зачастую преисполнены некоторой внутренней изящности, очарования, в котором и проявляется его авторский голос. Кинг прекрасно владеет эмоцией читателя, и потому он зачастую покоряет не фактическим содержанием, а самим рассказом – неторопливым, вкрадчивым и метким. Все мы помним полные боли слова Джона Коффи из романа «Зеленая миля» (а скорее всего, из его замечательной экранизации работы Фрэнка Дарабонта):

«...Они помогли ему убить себя. И так происходит каждый день во всём мире...».

Эти слова и есть яркий пример того, как немилосердно работает Кинг с чувствами своего читателя, и именно за эту жестокость мы любим его как автора. Ну, не за оживающие игрушки ведь, правда?

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Но не всегда Кинг жесток с читателем. Порой он просто показывает нам нечто удивительное: так в рассказе «Аяна» мы становимся безучастными свидетелями череды чудесных исцелений, и в конце остаемся с немым вопросом – но рассказ уже окончен, и теперь нужно немного подумать самим.

Прекрасным примером сочетания мистики, красоты, словесного изящества и пластичности мысли может служить «Короткая дорога миссис Тодд»; эта история никого не планирует пугать, но в ней определенно сокрыты некоторые жуткие подробности и пара пугающих вопросов, но что намного важнее – внутренние драйв и сила, способные растормошить любого.

А вот гораздо более поздняя «Дюна» скроена значительно проще, зато бьет точно в цель, и этим вызывает восхищение: обмануть ожидания читателя так, чтобы ему это было приятно – прелесть, да и только!

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Ну и под конец упомянем венценосный рассказ, заслуживший престижную премию имени О.Генри, «Человек в черном костюме». В нем ничего особенно страшного не происходит: всего-то лишь старик рассказывает историю, приключившуюся с ним в далеком детстве.

Но чарующий голос тьмы нашептывает нам, что именно здесь, в словах дряхлого старика и скрывается самая страшная догадка Кинга: если у тебя не осталось форели в корзинке, а смерть неизбежно близка, то дела твои, к сожалению, плохи...

***

Первая статья цикла: Стивен Кинг: способный ученик Лавкрафта

Вторая статья цикла: Стивен Кинг: Король Ужасов
Мой паблик в ВК, в котором такой дури полно: https://vk.com/mythable

Показать полностью 5
512

Кнехт

Доброго всем!

Сочинился такой вот среневековый персонаж. Кнехт-наёмник. Возможны истрорические неточности в костюме и вооружении. Ошибку признаю, потому не пинайте сильно). Сделан из полимерной глины, эпоксилина, и проволоки. Ростом 90мм.

Кнехт Скульптура, Творчество, Миниатюра, Средневековый, Кнехт, Коллекционирование, История, Длиннопост
Кнехт Скульптура, Творчество, Миниатюра, Средневековый, Кнехт, Коллекционирование, История, Длиннопост
Кнехт Скульптура, Творчество, Миниатюра, Средневековый, Кнехт, Коллекционирование, История, Длиннопост
Кнехт Скульптура, Творчество, Миниатюра, Средневековый, Кнехт, Коллекционирование, История, Длиннопост
Кнехт Скульптура, Творчество, Миниатюра, Средневековый, Кнехт, Коллекционирование, История, Длиннопост
Показать полностью 4
29

Нынче ветрено и волны с перехлестом

Все утро над нашим двором кружит чайка. Хотя, это уже и не двор, это пойменный луг в сезон половодья. Не удивительно, что чайка собралась здесь гнездиться. Тем более, что обычные обитатели: коты, голуби, собачники, мухи и дети куда-то исчезли.


Ветер гонит волны от детской площадки к первому подъезду. Песочница напоминает осенний итальянский пляж, когда уже сыро, но лежаки еще не убрали, а в складках зонтиков сочится влага.


Иногда через двор проезжают машины, они как быстрые катера разгоняют волны по сторонам, делают разворот на углу и уплывают в сторону улицы.


Вот приехала аварийная водоканала, коммунальщики ставят бакены на фарватере: зеленый – с правой стороны, красный – с левой. Латеральные знаки указывают опасные глубины.


За аварийкой к подъезду подплыла блондинка с восьмого. Она в желтом рыбацком плаще, резиновых сапогах и крагах, тащит сети из багажника Мерседеса. Сегодня у блондинки хороший улов.


Вторые сутки сверху отвесно падает вода. Небо плотно задернуто темными шторами. Поникли люпины, склонились пионы. Камыш и осока. Мой барометр вторую неделю стоит на месте. Стрелка не глядит на погоду, она всегда на «переменно».


К девяти кто-то слегка раздвинул шторы. На востоке посветлело. Дождь потихоньку утих. С восьмого пахнет жареной рыбой.

Нынче ветрено и волны с перехлестом Дождь, Лето, Погода, Проза, Малая проза, Настроение, Зарисовка, Юмор, Длиннопост
269

Как я делал диораму с высоким зданием

Каждый раз, начиная новый проект, думаю, что сделаю его за несколько недель. Так было и с этой диорамой, и двухнедельная стройка превратилась в годовалый долгострой.

На конкурсе "Собрать за 24 часа" моя 34-ка заняла 2-е место.
За 24 часа мне удалось не просто собрать и окрасить танк, но и внести следующие изменения в конструкцию:

- восстановил все сварные швы;
- сымитировал фактуру литья на поверхности башни;
- заменил пластиковые брызговики на жестяные, придав им поврежденный вид согласно реальных снимков;
- установил поручни из медной проволоки;
- изготовил крепления и сетчатые экраны, используя алюминиевую жесть и сеть с шагом 1х1мм.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Успеть в рамках 24-го марафона, было сложно, но у меня получилось.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Идея для создания диорамы нарисовалась сама по себе.
Танк с бортовым номером к230 (за сетью его не видно, но, поверьте, он есть) говорит о том, что он принимал участие в штурме Берлина в 1945 году.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Диораму создавал исключительно для рабочего стола, поэтому, её размеры должны быть как можно меньше, чтобы не занимать много места.
На этом моменте, понял, что меня никто не ограничивает по высоте. И кинул взор на реальные здания улочек Берлина, остановившись на 3-х этажном здании с цокольным этажом и чердаком (визуально 4,5 этажа).
Создав чертеж фасада, отправил отдельные детали на лазерную резку.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Так, тело здания изготовлено из двух слоёв 4мм ДВП, остальные элементы декора из 0,5мм шпона ясеня.
Молдинги набирал из пластиковых профилей разных конфигураций.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Крышу решил делать без упрощений из бальзовых реек 2х2мм.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Черепицу выжигал лазерным станком, формируя примерный рисунок равномерной гравировкой центральной части отдельных черепиц. Для быстрого монтажа выполнил их в полосках.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Первый барьер, который значительно затормозил постройку - это создание чертежей для лазерной резки. Деталей и элементов было настолько много, что по итогу, общая длина реза лазера составила примерно 250 метров.
Знатно намучился с этим делом, множество деталей приходилось переделывать. Квартира на месяц, буквально, превратилась в одну большую коптильню.
Только процесс гравировки брусчатки занял 8 часов.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Следующий затуп ждал при создании интерьера. Покрасить стены и расставить несколько стульев и столов, было бы преждевременным поражением.
К созданию интерьера пытался отнестись ответственно, учитывая множество нюансов.
Чердак оформил вертикальными досками с горизонтальными перекрытиями. На котором разместилась привычная свалка нужных, но неактуальных вещей.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Отдельно, хочу рассказать о процессе создания книг.

Всё просто, берём картон который используется при производстве подстаканников, которые можно найти в любом баре. Отрезаем необходимых размеров прямоугольник и формируем отдельные листики путём расслоения картона.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

На третьем этаже разместилась мастерская художника. В которой царит дух минимализма и художественные принадлежности.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

При помощи пластикового профиля и плоскогубцев создал тюбики масляных красок.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Второй этаж оформлен в античном стиле, с дорогими элементами интерьера.
Мебель из набора Miniart #35548.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

При любой возможности уходил от монотонной окраски.
Сухой кистью придал паркету хаотичный окрас, который добавил реалистичности.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Первый этаж оформлен как ресторан в стиле бидермайер.
Мебель из набора Miniart #35569.

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

О росписи фигур рассказываю в отдельном видео.
В этом направлении, я конечно, не профессионал. Но, результат меня вполне удовлетворяет.
Одежду расписываю техникой сухой кисти, лицо же техникой лессировок, а на этом моменте начинаются интересности)

Расставив фигуры на свои места - диорама готова!

Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост
Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост
Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост
Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост
Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост
Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост
Как я делал диораму с высоким зданием 9 мая, Своими руками, Вторая мировая война, История, Стендовый моделизм, Хобби, Творчество, Видео, Длиннопост

Предыдущий пост: С днём рождения, дедушка Ленин!

Показать полностью 22 1
84

А ты бегал по гаражам? Риторический вопрос

Нужно больше реалистичности! И ещё больше смолы!

Попал в руки макет локомотивного депо в масштабе 1/87. Хотел слегка доработать крышу и за пару часов окрасить. Но, в один момент, в голову пришла идея: а почему бы не постелить рубероид и не залить всё смолой?
Наждачная бумага зернистостью Р400 идеально подошла для имитации рубероида. С тонировкой было сложно, но, пролив на крышу две банки уайт-спирита получился желаемый результат.
В качестве смолы использовал жидкую резину. Схожесть этого вещества со смолой 10/10. Советую!
Представляю Вашему вниманию результат.

А ты бегал по гаражам? Риторический вопрос Железная дорога, Стендовый моделизм, Ручная работа, Хобби, Творчество, Диорама, История, Видео, Длиннопост
А ты бегал по гаражам? Риторический вопрос Железная дорога, Стендовый моделизм, Ручная работа, Хобби, Творчество, Диорама, История, Видео, Длиннопост
А ты бегал по гаражам? Риторический вопрос Железная дорога, Стендовый моделизм, Ручная работа, Хобби, Творчество, Диорама, История, Видео, Длиннопост
Показать полностью 2
104

Кошка и море

Русалки любят кошек, и те отвечают им взаимностью. Дружба двух совершенно разных видов началась в те времена, когда кошки еще не разучились разговаривать. Но, конечно же, свидетелей события, которое привело к этой удивительной дружбе, не осталось. Ходят только легенды о том, как все было.

...

Когда-то давно в небольшой рыбацкой деревушке жила молодая кошка, черная, как ночь, с ярко-желтыми глазами. Кошка была умна и остра на язык. Она не привыкла заискивать перед людьми и не подставляла спину под человеческую руку, чтобы получить свою порцию ласки. Потому, что кошка говорила только то, что считала нужным, и это не всегда приходилось по душе людям, в человеческих домах она не задерживалась. Кошка подолгу жила на улице, присматривалась к рыбакам, их женам в замасленных передниках, маленьким детям, гонявшимся друг за другом с палками и время от времени кидавшим в нее камни. Чем дольше она наблюдала за происходящим в деревушке, тем больше убеждалась, что людям нет дела до окружающих, до их бед и нужд. Жизнь в деревушке была суровой, и люди разучились сочувствовать друг другу, а чтобы выжить зачастую приходилось быть жестоким даже по отношению к близким, не говоря уже о незнакомцах.

Однажды в деревушке случилось невиданное до этого происшествие: в бухте заметили русалку! Несколько дней только об этом и судачили все жители, от самого дряхлого деда до трехлетнего мальца. Рыбаки стали продумывать планы поимки, а их жены шили различные сетки — ведь русалка, живая или мертвая, могла принести известность и богатство.

И вот, когда все было подготовлено, в бухте начали дежурить. Обычно это были группы по двое-трое крепких мужчин, ведь ходили слухи, что русалки ужасно коварны и могут обхитрить кого угодно, и ко всему прочему владеют магией. Кошка долго следила за суматохой, которая царила в некогда тихой деревушке, и думала. Она думала, неужели люди не понимают, что русалка — живое существо, которое нельзя держать в заточении на потеху публике. Или еще хуже, убить, чтобы сделать зелья и амулеты из ее плоти. Для нее, простой уличной кошки, пусть и ежедневно борющейся за выживание, такое казалось дикостью.

Подслушав разговор подвыпивших рыбаков в трактире, кошка сама пошла в бухту, решив во что бы то ни стало спасти русалку от уготованной ей участи. Несколько дней она дежурила вместе с мужчинами, прячась от их глаз, обследуя берег и всматриваясь в волны. На третий день, когда дежурные еще спали, в утренних сумерках кошка, делая ставший уже традиционным обход берега, увидела силуэт в тени одной из пещер. Она не была уверена, но все-таки решила пойти посмотреть.

Осторожно подойдя к пещере, кошка стала прислушиваться к шелесту волн. Услышав сдавленный всхлип, она аккуратно, чтобы не упасть в прохладную воду, пробралась по мокрым камням внутрь и увидела на песке лежащую в сетке, сплетенной из проволоки, русалку. Сетка была закреплена у противоположной стены пещеры таким образом, что во время прилива полностью закрывалась водой, а во время отлива оставалась на суше в нескольких метрах от воды, а ее острые края ранили плоть. Русалка, совсем еще дитя, с серебристой кожей и светлыми волосами, свернулась в клубок внутри этой сетки, стараясь как можно меньше соприкасаться с острыми как иглы краями. Тело ее уже было покрыто небольшими порезами, становящимися все глубже при каждом движении ребенка.

Девочка открыла глаза и увидела кошку, разглядывающую ее с неподдельным интересом, ведь раньше ни одна кошка еще не встречала русалок — наполовину людей, наполовину рыб.

— Не бойся, дитя. Я не причиню тебе зла, — промурлыкала кошка, — как ты здесь оказалась?

— Я хотела собрать камней и ракушек, чтобы сделать ожерелье для своей мамы, но попала в сетку. Ты не знаешь, зачем она здесь?

— Эта сетка специально, чтобы поймать тебя. Неужели тебе не рассказывали, что от человеческих поселений стоит держаться подальше и не попадаться на глаза людям?

— Я была осторожна и старалась не привлекать внимания, но не заметила здесь ловушку. Что теперь со мной будет?

Кошка подошла поближе и, обнюхав, принялась исследовать сетку, прикидывая, как она может освободить русалку. Ловушка хитро крепилась к стене пещеры, не оставляя ей шансов спасти девочку. Но кошка, кажется, знала, кто сможет помочь.

Среди всех деревенских жителей она выделяла одного мальчика. Он был сиротой, и, так же, как и она, не имел своего дома. Частенько они ночевали вместе в какой-нибудь грязной подворотне, нередко мальчик делил с ней последний кусок хлеба. По ночам, удобно устроившись рядом, кошка любила разговаривать с мальчиком: детская непосредственность невероятным образом сочеталась в нем с удивительным для его лет взрослым пониманием жизни. К тому же, он был единственным, кто заступался за кошку, когда над ней издевалась местная детвора. Вот и в этот раз, когда кошке понадобилась помощь, она не раздумывая отправилась на поиски мальчика.

Действовать надо было быстро: уже занимался рассвет, и дежурящие на берегу мужчины могли проснуться в любой момент. К тому же, вода, жизненно необходимая русалке, отходила от нее все дальше, и кожа девочки начала высыхать.

— Лежи как можно тише и постарайся ничем не выдать своего присутствия. Я приведу помощь, — мурлыкнула кошка и со всей доступной ей скоростью побежала в деревушку в поисках своего друга.

Мальчика она нашла почти сразу. Услышав, что стряслось, он тут же бросился за кошкой. Добежав до бухты, кошка показала, в какой пещере дожидается помощи русалка, а сама отправилась отвлекать дежуривших мужчин. Как она и думала, они уже проснулись, но не торопились идти проверять сети. Благодушно разговаривая и перебрасываясь бранными словами, дежурные завтракали. Молодая девушка, которая принесла рыбакам еду, время от времени хихикала и краснела. Кошка остановилась перевести дыхание, а потом, распушив хвост, подошла к сидящим на берегу людям.

— Ну что, все ловите русалку? Неужели и вы повелись на эти басни? — сев неподалеку, она начала вылизывать лапку.

— Мы тебя не спрашивали, что нам делать, а что нет. Иди, куда шла, — резко ответил ей один из мужчин, самый младший в компании, и кинул в кошку подвернувшуюся под руку ракушку.

— Зачем же так грубо, — ловко отскочив мяукнула кошка, — может, я хотела вам помочь, сказать, где давеча видела русалку. Но теперь передумала.

И, задрав хвост, она начала отдаляться от компании. Не прошло и нескольких секунд, как ее окрикнул старший рыбак.

— Рассказывай, что знаешь. А мы, так уж и быть, угостим тебя рыбкой как-нибудь.

Сделав вид, что она обдумывает поступившее предложение, кошка посмотрела в сторону пещеры, ставшей ловушкой для девочки-русалки. Заметив там небольшое движение, она перепрыгнула и встала так, чтобы люди повернулись спиной к пещере.

— Ладно, так уж и быть. Думаете, кошки не слышали, что причитается тем, кто найдет русалку? Одной рыбкой вы не отделаетесь. Пообещайте, что каждый из вас будет угощать меня едой, когда я приду к вашему дому, и впускать меня погреться у вашего очага, — промурлыкала она, потягиваясь.

— А не жирно ли тебе будет, кошка? — вновь начал замахиваться в ее сторону юнец.

— Ну, раз вам неинтересно, я пойду. Нечего мне тут с вами делать, — отвернулась она от мужчин.

— Постой. Ладно. Мы согласны. Рассказывай, — удержав за плечо молодого мужчину сказал старик, и наклонившись к нему, прошептал, — попридержи коней. Нам всего лишь надо выведать информацию у этой вертихвостки. А обещание выполнять никто нас не заставит. Что она нам сделает.

Кошка посмотрела на ухмыляющихся мужчин своими желтыми глазами и начала рассказывать историю о том, как в предутренних сумерках заметила движение воды в противоположном конце бухты, и, желая проверить свою догадку, увидела русалку, висящую в сетке, подвешенной к дереву, ветви которого во время прилива погружались в воду.

— Можете не торопиться, она так старалась выбраться, что совсем выбилась из сил. И сейчас наверняка потеряла сознание от усталости и обезвоживания.

— Без тебя разберемся, — получив нужную ему информацию, старик сразу стал груб, и, забрав разбросанные на песке инструменты, прошел мимо. За ним последовали его товарищи, а девушка, презрительно посмотрев на кошку, двинулась в сторону деревни.

Выждав пару секунд, кошка бросилась в противоположную сторону, к пещере, надеясь, что выиграла достаточно времени, чтобы освободить русалку.

Пока кошка разговаривала с рыбаками на пляже, мальчик незамеченным добрался до пещеры. Пробравшись внутрь, он увидел русалку с глазами, переполненными ужасом.

— Я — друг кошки. Не шевелись, я постараюсь тебе помочь, — как можно мягче проговорил мальчик, чтобы хоть немного успокоить девочку. Он подошел поближе и начал осматривать сеть. Проведя по ней пальцами, мальчик нащупал небольшие углубления в стене пещеры и понял, что сеть закрепили на булыжник, который просто так не сдвинуть, тем более что каждое движение сетки причиняло боль маленькой пленнице. Оглядевшись вокруг, он заметил неподалеку плоский и с виду крепкий камень, которым можно было попробовать поддеть булыжник.

— Сейчас я попробую тебя освободить. Если будет больно, потерпи, по-другому никак, — заранее попросил прощения мальчик. Обессиленная русалка кивнула в ответ и прикусила губу.

Стараясь как можно меньше шевелить сетку, мальчик начал свои попытки. Спустя какое-то время булыжник поддался. В тот момент, когда он уже аккуратно выпускал хвост сетки, послышался легкий шорох песка. Мальчик замер, а русалка испуганно вжала голову в плечи, дрожа всем телом. На камнях показался силуэт кошки.

— Я их отвлекла, но надо поторапливаться, — сказала она.

Мальчик молча начал выпутывать русалку из сетей, после чего подхватил под руки и потащил почти теряющую сознание девочку к воде. Кошка в это время смотрела в сторону, где в любой момент могли появиться жаждущие добычи рыбаки. Почувствовав прохладу волн на своей коже, русалка немного пришла в себя. Когда она была уже на глубине, где могла плыть, кошка крикнула, чтобы она следовала в сторону от пещеры и побежала по берегу, указывая девочке путь. Мальчик бежал за ними.

Благополучно добравшись до выхода из бухты, кошка прыгнула в воду и поплыла к девочке.

— Будь аккуратнее и больше не попадайся людям, — лизнув русалку в нос, сказала она.

Однажды вечером, спустя неделю после этого события, когда суматоха из-за слухов о русалке уже улеглась, кошка снова пришла в бухту. Прогуливаясь по берегу, она добрела до злосчастной пещеры и прошла до того места, где попрощалась с девочкой. Сев на берегу и обвив лапки хвостом, она начала вылизываться, время от времени замирая и вглядываясь в морскую даль. И в какой-то момент ей показалось, что волны подозрительно успокоились, а из глубины поднимается свечение. Проморгавшись, кошка разглядела, что со дна к ней плывет девушка, вернее русалка.

Серебристая кожа мерцала в свете уже взошедшей луны, длинные белокурые волосы облепили плечи и спину девушки, а тиара, украшавшая голову, сияла так, что затмевала звезды. Глубокие, как море, глаза смотрели на кошку с невероятной добротой и признательностью.

— Значит, вот, кого я должна благодарить за спасение моей дочери, — проговорила прекрасная русалка, и продолжила, — отныне твои сородичи, живущие у воды, никогда не будут знать голода. Каждая русалка будет считать своим долгом накормить вас и помочь при необходимости. Но прошу, никогда не рассказывай людям о нашем существовании.

— А как же мальчик, который помог вашей дочери?

— Не волнуйся об этом, он просто все забудет. А теперь прощай. И запомни, что если ты или кто-то из твоих сородичей будете голодать, нужно будет только прийти к берегу, — с этими словами девушка начала погружаться в воду.

В последний момент кошка заметила в вихре волн свою маленькую знакомую, которая приветственно махнула ей рукой, уходя за матерью на глубину.

С тех времен в прибрежных городках и деревушках всегда много кошек. Русалки прилежно выполняют поручение своей королевы и следят за тем, чтобы их пушистые друзья не нуждались в пище и не тонули в море.

Показать полностью
300

Верность

Он открыл глаза. Ничего не болело. Это было странно, потому что последнее, что он помнил, это яркий слепящий свет и сильный удар в бок. А потом темнота…

Сколько сейчас времени? Надо встать. Надо бежать, возвращаться домой. Витька будет переживать. Да, Витька — все, о чем он мог сейчас думать.

Попытался встать, но даже не почувствовал собственного тела. Переведя взгляд вбок, он увидел… себя, лежащего на обочине, и столпившихся людей вокруг. Но как такое возможно?

— Эй, дружок, все хорошо, не переживай, — услышал он голос рядом с собой, — ты должен идти со мной. Здесь тебя уже ничего не держит.

— Что случилось?

— Ты умер. Тебя сбила машина. Люди пытаются помочь, но, к сожалению, уже ничего не исправить. Мне жаль, но мы должны идти.

...

Пес поднял морду и посмотрел на существо, стоявшее рядом. Было непонятно, мужчина это или женщина, старое оно или молодое. Но от него исходило ощущение спокойствия, безопасности и мудрости. И пес бы не задумываясь пошел с этим существом, но одна мысль не давала ему покоя… «Витька. Что будет с Витькой, если я не вернусь? Кто будет теперь его защищать?»

— Я знаю, о чем ты думаешь. Но ты ему уже ничем не поможешь. Ты теперь бестелесный дух.

Тоска, которую он еще никогда не испытывал, навалилась на пса. И он заскулил. Смерть его не торопила, а ждала, пока он выплеснет всю душевную боль, которую сейчас чувствует.

Через некоторое время он сказал:

— Хорошо, я согласен уйти с тобой. Но прошу, выполни мое единственное желание: дай попрощаться с Витькой.

— Ты же понимаешь, что он тебя не увидит?

— Зато я его увижу.

На город опустился вечер. Мужчина, ставший невольным убийцей, завернул в найденную в багажнике ткань тело сбитой собаки и повез хоронить в ближайший подлесок.

По темным улицам шли двое: Смерть в черном балахоне и трусивший рядом пес — лохматая дворняжка с порванным ухом и опущенным хвостом. Они шли туда, где, несмотря на все побои, которые доставались псу от вечно пьяных хозяев, мужчины и женщины, он был счастлив. Счастлив потому, что рядом всегда был мальчик, их сын — ребенок, защищая которого он и получал ежедневные тумаки. Каждый день, пока мальчик был в школе, его выгоняли на улицу, а вечером в одно и то же время пес возвращался, встречал Витьку из школы и вместе они шли домой.

Но сегодня он не вернется, сколько бы Витька не ждал его у подъезда. Это угнетало пса сильнее собственной смерти.

Витьку он увидел задолго до того, как они подошли к подъезду. Даже не увидел, а скорее почувствовал, что он там. Стоит и ждет своего верного друга и единственного защитника.

Витька вглядывался в темноту. Из открытого окна доносились пьяные крики и ругательства. Вдруг в этом же окне появилась женская фигура, которая со злобой прикрикнула на мальчика, чтобы он немедленно поднимался.

— Еще пять минуточек, мам. Я должен дождаться Мухтара. Он всегда возвращался.

— Да сдох уже твой Мухтар в какой-нибудь подворотне. Нам легче, не надо будет кормить еще одного нахлебника, — в окне рядом с женщиной появился такой же пьяный мужчина.

«Я знаю, что он вернется. Он всегда возвращался,» — себе под нос прошептал мальчик. Но пес, который всегда безошибочно угадывал его мысли и настроения, понял, что Витька обо всем догадался. Он тихо подошел к мальчику, не потревожив даже воздуха вокруг него, и уткнулся мордой ему в живот, как частенько делал, чтобы успокоить ребенка. В этот момент из глаз мальчика потекли слезы.

Смерть стояла поодаль и наблюдала. Ей было ужасно жаль маленького мальчика и его верного хвостатого товарища. Но сделать она ничего не могла. Такова была их судьба…

И тут из окна в сторону мальчика полетел какой-то предмет. Это один из собутыльников его родителей, пытаясь привлечь внимание ребенка и заставить идти домой, швырнул в него разбитой бутылкой.

Пес, по старой привычке кинувшийся защищать ребенка, не сразу понял, что сейчас от его помощи не будет толку — бутылка просто пролетит мимо и ранит его Витьку. Но случилось невероятное: предмет, как будто встретившийся с телом собаки, отскочил в сторону, не задев ребенка.

Смерть, подавшись вперед, обдумывала ситуацию. А Витька, как будто догадавшись, кто стал его спасителем, тихо пробормотал имя пса и посмотрел в ту сторону, где стоял его дух. Конечно, видеть его он не мог, в этом Смерть была уверена. Но что-то заставило ее задуматься…

Когда мальчик начал собираться домой, пес отошел к своему провожатому и, вильнув хвостом, сказал:

— Спасибо, что дал попрощаться. Теперь я готов идти с тобой.

— Знаешь, вы мне нравитесь. Я вижу, почему ты так рвался домой. Ему будет трудно без тебя, поэтому я, пожалуй, нарушу свое же правило, — пожала плечами Смерть, — я оставлю тебя в этом мире. Но вернуть к жизни не смогу.

— Это значит, что я останусь с Витькой навсегда? — не веря переспросил пес.

— Да. Отныне ты будешь его ангелом-хранителем и всегда будешь рядом. Возможно, он будет чувствовать твое присутствие. Но увидеть не сможет никогда. Ты согласен?

— Конечно. Спасибо! — пролаял пес, виляя хвостом от радости, и кинулся догонять своего друга.

Легкая дымка, которая только что была псом-дворняжкой с порванным ухом, улетучилась. Скрылся в подъезде и мальчик Витька. А Смерть все стояла и смотрела в темноту, понимая, что сколько бы жизней она не забрала, сколько бы столетий не просуществовала, живым существам еще есть, чем ее удивить.

Показать полностью
89

Мудрость

…А знаешь, вот бывает кошка.

Она жила себе в доме, а потом пьяные хозяева избили её, ошпарили бок, сломали хвост сковородкой и выбросили на улицу.

И вообще прогнали от дома.

И вот она ходит... она знает, что есть где-то люди, у них есть кошки…диваны есть всякие... но она теперь уверена, что рано или поздно всем этим кошкам точно так же достанется, и сковородкой, и бок ошпарят, и бездомных кошек на улице станет больше. Она теперь мудрая. Она теперь знает жизнь. Она не верит больше в то, что люди способны просто так любить и заботиться, опекать и уважать – просто на собственном опыте. И другие кошки, они же тоже на улице есть – они тоже через это прошли.

И – когда она видит кошку на руках довольного хозяина, и когда непонятно, кто там из них двоих ещё хозяин-то на самом деле – она ухмыляется зло и грустно, и думает – ничего, мол, радуйся... пока! а завтра и тебе хвост сломают, вот увидишь!

И уходит, зная, что права, и что ничего не бывает просто так... Зная это.

Именно – зная. Без тени неуверенности.

Вот это знание – зло в чистом виде. Просто потому, что вошло в сознание живого существа простой мыслью: нет на свете по-настоящему ничего хорошего.

И когда ты подходишь на улице к грустной полосатой кошке, с длинным поломанным хвостом, просто чтобы погладить и ободрить – ну, почему нет то, если можешь? А сам сомневаешься – как бы не дать надежду, ведь домой взять нельзя, только так, подкормить, погладить… а она берет сосиску, но только с земли, и только если ты отойдёшь на три шага, а лучше на пять, и жуёт торопливо, поглядывая исподлобья, не шагнёшь ли ближе?

И когда ты протягиваешь руку – даже не погладить, даже не тронуть, а просто, чтобы своего запаха донести немного в её сторону – а она шарахается, и так становится тоскливо, что она-то ясно видит в твоей пустой руке – ту самую сковородку.

И тогда понимаешь – если ты не будешь делать эту жизнь немного лучше – хотя бы тем, что не будешь ломать кошкам хвостов! – то больше ведь, скорее всего, будет и некому.

Брось сковородку.

Вот так.

67

«Бездна» Леонид Андреев

Я давно являюсь поклонницей творчества Андреева. А с тех пор, как прочитала «Красный смех», поняла окончательно, что этот автор теперь в числе моих любимчиков.


Рассказ «Бездна» покорил меня с первых строк: сначала изумительным языком автора, затем — постепенно нагнетающей атмосферой. К финалу моё тело покрылось мурашками, ладони стали влажными, сердце билось неравномерно, а сон как рукой сняло (читала на ночь).


Началась история довольно спокойно. Двое молодых людей — 17-летняя Зиночка и 21-летний студент Немовецкий — гуляли, наслаждаясь обществом друг друга. Ближе к вечеру они немного заплутали. Чтобы попасть в город коротким путём, им необходимо было пройти через поле и небольшой лесок.


«И тьма сгущалась так незаметно и вкрадчиво, что трудно было в нее поверить, и казалось, что все ещё это день, но день тяжело больной и тихо умирающий.»


Андреев меня удивил. Думаю, для тех времён довольно смелый сюжет. Если честно, я до последнего момента не ожидала такой развязки.


Автор показал, как легко любой человек может окунуться в свою бездну. Ты её не замечаешь, игнорируешь, но в определенных обстоятельствах она приблизится к тебе на расстоянии вытянутой руки. И в момент, когда уже невозможно будет отвернуться, ты должен будешь сделать свой выбор: либо остаться на поверхности, либо погрузиться во тьму с головой.

«Бездна» Леонид Андреев Рассказ, Леонид Андреев, Проза, Малая проза, Бездна
186

История о том, как мы придумали и открыли свой центр технического творчества для детей в Омске

Привет жителям Пикабу!


Хочу поделиться с вами историей о том, как мы с большой идеей и нулевым бюджетом за 2 года открыли и поддерживаем центр технического творчества для детей и молодёжи в Омске.


Если наш опыт вдохновит хотя-бы одного человека в этом сообществе - значит мы снимали это видео не зря :)


Приятного просмотра!

1301

Враг мой - Серёга, друг мой - Серёга...

Серёгин дом напротив нашего - окна в окна. Сосед. Мы так и звали друг друга "Эй, сосед", "Эй, соседка"


Сосед из Серёги неплохой. Спокойный. Всегда готовый помочь, а за малую мзду способный на твоем огороде вкалывать старательнее, чем на собственном. Главное - не давать денег до конца работы. Как бы он не просил. Иначе он пропадет, и деньги пропадут.


Рядом с Серёгиным домом - изба бабы Маши. Всю жизнь проработала в леспромхозе учетчицей. Мужа похоронила, дети разъехались. Обычная история. Осталась на старости лет одна. Не спешите судить детей - они звали и уговаривали. Но у бабы Маши - куры, как она их оставит? Куры - это бабы Машино всё. В одиночестве человек ищет, кому отдать заботу, особенно если заботиться привык. Баба Маша все отдала курам. Каждую свою курицу, а их у неё два десятка, знала в лицо и по имени. Говорить о них могла часами


- Вон вишь, Мохнушка пошла, да вон, лапы-то у ей мохнатые. В прошлом году потеряла я её, уж под осень... Думала, собаки подрали, или вон Серега съел, а она выходит с цыплятами. А октябрь на носу и куда я их? Думаю, переловлю и в доме зиму передержу. А она ловить не дает, кидается, как собака, Все руки поисклевала - баба Маня вытягивала полные руки, будто предлагая разглядеть места куриного злодеяния. Но руки были без синяков, прежние

- привычные, огрубелые, крестьянские руки.

- И что выловили?

- А то? Не пропадать же им. Всех в коробку усадила, пока на крыльцо поставила, думаю надо ж место им там определить. А она, мать - есть мать, к коробке уселась рядом, и квохчет - вроде как успокаивает. Ну, что так ведь и её забрала,до тепла считай держала. Вся изба провоняла. А потом сама она от них отбилась. Куры - они умные, понимают, от взрослых детей отбиваться надо. Чего им жизнь портить. Сами пусть живут.


Баба Маня вздыхала, верно уже не о курицах, а о том, что вот и она отбилась от взрослых детушек....

- Хоронитьь меня приедут - продолжала вроде и не в тему. - Вы им, если что сообчите.

Адреса и телефоны детей она раздала всем соседям, и все мы обещали "сообчить"


Смерти она не боялась. Она боялась града, помня, как выпал град с яйцо размером и побил кур и цыпляток.

- Прибежала, а наседка лежит, крылья распластала, махонькие под ей. Шестеро живехонькие, а пяток-то уж мертвые, побитые градом. И она мертвая.


А еще боялась баба Маня коршунов, кошек, ворон и соседа Серёгу. Он периодически воровал кур и пускал на закусь. Хотя нет, Серёгу она люто ненавидела.

- Он, ить, хуже Гитлера. Вот молодку упер. Ну чего молодку, только нестись начала, если б старую, нет молодку.

- Может не он?

- А куда делась? Он - сволочь. Житья нет от него. И носит же земля такого.


Периодически баба Маня ходила к участковому, просила соседа приструнить. Участковый из уважения к бабе Мане беседы вел, а потом махнул рукой. Потому как проводить расследования из пропавшей "молодки" смысла не видел. А Серёга себя пяткой в грудь колотил, что кур не трогал. И как тут понять, кто из них врет?


Баба Маня не сдалась - моталась в район, писала заявления уже в милицию. Впрочем и там, её выучили наизусть, потому вежливо выпроваживали. И баба Маня горестно уверовала, что властям она не нужна. И что есть силы ругала Серёгу через забор. Тот отругивался беззлобно. Потому, как хоть и был алкашом, злобы в нём не было. Соседская холодная война - явление привычное...


Большая вода пришла в мае. В сыром, не в меру раннем и дождливом мае. Лило весь месяц. Есть у наших наводнений одна черта - если просто раздурится река - полбеды. А если к ней добавится коренная, то есть от снегов, растаявших в горах - совсем беда. Обычно нашу деревню боги миловали - подурит вертлявая Сейка, подтопит пару огородов апреле, в конце июня сойдет и коренная, и все- малой кровью обошлись. Мы в районе даже и в числе паводкоопасных не числимся. Но тут Сейка и горы объединили усилия. И рванула коренная в мае-месяце.


Нам повезло, наш сторона улицы стояла на взгорке, а вот огороды и стайки на другой стороне улицы все попали в зону затопления. Вода прибывала страшно, еще с ночи ничего беды не предвещало, а к утру уже полсела оказалось в воде. К счастью, что домов особо не затопило, а вот стайки, огороды, погреба и подполья пострадали. Мы и проснулись в пять утра от криков и шума на улице. Муж почти сразу же кинулся помогать затопленцам выводить перепуганную скотину из стаек. Животину, чьи хозяева уже и двора лишились под натиском стихии выводили просто за ворота. Улица вскоре напоминала один большой скотный двор, в перемешку коровы, овцы, лошади, свиньи, мы погнали их всех скопом на поляну за село. Там же хозяйки и доили своих настрадавшихся буренушек.


В этой суматохе, про бабу Маню никто и не вспомнил. У неё кроме кур - хозяйства никакого. А в выборе кого спасть коров или куриц - у коров приоритет.


Уже окончательно вступило в свои права мутное, белесое утро, чтобы уступить место такому же мутному и холодному дождливому дню, когда кто-то из пацанов сообщил, что баба Маня в воду полезла.

- Куда, дура старая! - взревел Иван-лесничий, привычно руководивший спасательной операцией и выдернул бабулю из бурной и мутной воды , как репку

Баба Маня вырывалась со слезами, и вырвалась так, что держали её уже в две мужских силы:

- Ох, курочки мои, курочки! - голосила она и вскидывала глаза на "конвоиров" - Ребятушки, спасите, то хоть не всех, кого можно, ребятушки...

- Своих отдам - ревел Иван.

- Да куды там своих, твои несутся раз в месяц и яйца по крапиве сеют. - всхлипывала баба Маня.

А мы понимали, что в холодную воду лезть смысла нет. Курятник торчал более чем наполовину в воде.

-Они там все равно вверх на насест забились - заметил муж - Можно вытащить

Я молча вцепилась в руку, готовая не пустить его в воду.

- Да возьмешь с пенсии несушек или цыплят, вырастишь. - утешали бесполезно бабы.

Баба Маня обвисла на руках мужиков и всхлипывала в неприкрытом и откровенном горе.

- Ванька, болотки дай! - вдруг раздалось Серегино негромкое, но такое, что все услышали.

-Иди ты - отмахнулся Иван, с каким-то удивлением в голосе - Утопишь сапоги, а они денег стоят.

- Да и хрен с тобой! - нецензурно ответил Серёга и отчего-то принялся скидывать с себя одежду

- Яйца застудишь! - съехидничал кто-то

- Кому они нужны? Лучше мешок дайте.


Мешок ему дали. И Серёга полез в желтушно-коричневый поток в трусах и калошах на босу ногу.

- Серёженька, родненький, - опять запричитала баба Маня - Хоть кого-то спаси. Хоть не всех. Я ж за тебя молиться всю жизнь буду-у-у-у!

-Ты ему лучше курицу ежемесячно пообещай, - хмыкнул Иван.

Никто не рассмеялся, все следили за беспощадно-белой, голой Серёгиной спиной, невольно ежась и вздрагивая. А он брел, по грудь в воде уже брел...


Дошёл...Тяжело открыл дверь...И через пять минут уже появился неся на голове шевелящийся мешок. Теперь идти ему было сложнее... живой и беспокойный груз норовил съехать в воду и Серьга беспрестанно подхватывал мешок и поправлял... Дождь не унимался. И зрители поклацывали зубами от его ледяной немилосердности, но не расходились

- Куда их? - спросил он, дыша часто и неровно.

Баба Маня кинулась к мешку.

- В сенки, в сенки выпущу сейчас, ой хоть четыре курочки, хоть четыре.

- Мешок вынеси! - крикнул ей в спину Серёга.

Вынесла, мешок и бутылку водки с хлебом и вкусно-белым куском сала.

- Налейте ему мужики! - скомандовала враз оживевшая бабуля, - А то в дом пошли.

- Какой в дом? Вода-то все прибывает, мужики. Пока ловил, вот на столько - показал пальцами Серега сантиметров пять - прибавилось.


Опрокинул в себя полстакана водки, крякнул схватил мешок и опять полез в воду.

Он тогда вытащил шестнадцать кур за четыре ходки.

Промерзший, отогревался в бабкиной избе, выпивал, неторопливо закусывал яишенкой... и живописал свой подвиг. Мужики поддерживали компанию. Бабка Маня суетилась то возле стола, то возле мокрых кур и все твердила:

- Сереженька-то, Серёженька - вот человек... Вот же человек!

И гладила Серёгину спину, прикрытую заботливо бабкиной пуховой шалью


Вода же, продержавшись трое суток, прежде чем позорно отступила, оставив после себя заваленные ветками и корягами огороды, снесенные стайки. Курятник бабы Мани устоял.


А через месяц всё вернулось на круги своя...


© Записки провинциалки

Показать полностью
1573

И о диетах....


...Орлу, регулярно прилетавшему к Прометею,

последние полторы тыщи лет регулярно снились огурчики.

Свежие и малосольные, маринованные и в салатиках,

лениво плавающие в рассольнике и

солидно изображающие субмаринки в дубовых бочках .

Орёл маялся. Его не покидало чувство, что их наказали обоих.

147

Друг

Пес устало открыл глаза - кого еще там принесло? Кто хочет нарушить мой покой?

Лениво посмотрев по сторонам, он шумно вздохнул. Никого нет, опять показалось.

Пес был очень стар. Он и сам не помнил насколько.

Место, где он ютился возле метлы, в черном углу, ему нравилось. Его никто отсюда не гнал. Редкие путники, кто забредал в его закуток, лишь жалостливо кидали на него взгляд и устало шли дальше. Кому дело до пса, развалившегося в темном, затхлом углу?

Пес опять шумно и протяжно вздохнул. Ветерок, набежав, взъерошил на загривке шерсть. Порыв был пронизывающе холодным. Сколько уже дней подряд погода испытывала его характер, безжалостно кидая с ветром то снег, то дождь, холодя и без того продрогшее до самого низа песье сердце.  Нависший от ржавчины козырек не мог защитить пса. Сюда даже солнечные лучи не попадали, подумал с грустью пес. А двигаться ему было лень. Слишком уж он привык к этому месту. Вставать, искать что-то получше ему не хотелось. Он был упрям и ждал. Ждал сам не зная чего....

-  Сколько это может продолжаться? - спросил себя Пес.

Ответа не было, да и кто ему мог дать ответ?

Лишь ветер набегами кидал на Пса пригоршни ледяных игл и снова и снова заставлял Пса вжиматься в холодный и древний камень. Пес тщетно искал хоть толику тепла, хоть что-то, что могло его согреть. Глаза стали наливаться свинцовой тяжестью и постепенно закрываться. Пес не хотел и упрямо сопротивлялся вдруг накатившей слабости. Но сил не было, совсем. С каждым днем оставалось все меньше. Пес не сдавался, он ждал, ждал и ждал какого-то важного для него момента, который только и держал его здесь. Начинало темнеть.

Впавший в оцепенение Пес вдруг почувствовал невесть откуда взявшееся тепло. Пытаясь стряхнуть дрёму, он ощутил на своей голове ласковую осторожно касающуюся его руку. С трудом приоткрыв один глаз, он увидел сидевшего на корточках человека. Это была девушка. Она была в капюшоне, и он не видел ее лица, ее глаз. Тронувшая его рука была приятной и теплой. Очертания человека вдруг расплылись перед взором Пса, ведь его очень давно никто не гладил, не называл дружеским словом. Сердце Пса, до этого экономившее каждый миг, затрепетало с удвоенной силой. Приподнявшись в последний раз, он сунулся холодным носом в ладонь и лизнул шершавым языком ласкавшую его руку. Второй рукой девушка, подхватив, обняла его голову, чтобы удержать, помочь, успеть...

Уткнувшись носом в теплые руки человека, Пес затих.

Он дождался.

Друг Жил-Был Пес, Рассказ, История, Творчество, Длиннопост
36

Ярл.

Доброго дня всем! Вроде как первый блин вышел не совсем комом - продолжу. Вооружён боец двуручной секирой, которая несколько фентезийна, но выглядит вполне устрашающе. Рост воина -120 мм. Также  он разборный под литьё. Соответственно и расписывать такую фигурку гораздо удобнее. Приятного просмотра.

Ярл. Скульптура, Творчество, Викинги, Креатив, История, Миниатюра, Увлечение, Длиннопост
Ярл. Скульптура, Творчество, Викинги, Креатив, История, Миниатюра, Увлечение, Длиннопост
Ярл. Скульптура, Творчество, Викинги, Креатив, История, Миниатюра, Увлечение, Длиннопост
Ярл. Скульптура, Творчество, Викинги, Креатив, История, Миниатюра, Увлечение, Длиннопост
Ярл. Скульптура, Творчество, Викинги, Креатив, История, Миниатюра, Увлечение, Длиннопост
Ярл. Скульптура, Творчество, Викинги, Креатив, История, Миниатюра, Увлечение, Длиннопост
Ярл. Скульптура, Творчество, Викинги, Креатив, История, Миниатюра, Увлечение, Длиннопост
Показать полностью 7
280

Это - Большая медведица. А это - Малая.

«Это – большая медведица, а это – малая. Видишь, большой ковш – и чуть поменьше». Мама выводит рукой в небе контуры самых известных созвездий. Мы сидим на лавке у подъезда, а у ног трётся кошка с мужским именем Персик: её так нарекли котёнком, когда «Да вроде мальчик». Оказалось, девочка.

Это - Большая медведица. А это - Малая. Созвездия, Проза, Малая проза, Длиннопост, Большая Медведица, Малая Медведица

Мама совсем молодая – и в саду я говорю, что мою маму зовут «мама Света». Почему-то не имя отдельно, а только в такой связке, будто у меня мам этих – целая куча. У меня масса проблем: сегодня в киндере попалась игрушка, которая у меня уже есть. В сад теперь ходим только два дня – а так хочется почаще.

«Это – большая медведица, а это – малая». Мы с Олегом, другом из соседнего дома, сидим на лавке у моего подъезда – он помладше, и я показываю ему рукой на самые известные созвездия. У меня на шее висит ключ, чтобы не потерял. Уже стемнело – и можно гулять только у подъезда, «чтобы я тебя из окна видела». У меня масса проблем: у велосипеда колесо встало восьмёркой – а дедушка Ваня не смог его починить, я завалил контрольную по математике, любимый мультфильм перенесли на неудобное время, а видак сломался и жуёт кассеты то и дело.

«Слышь, смотри: вон, большая медведица висит! А где малая?». Мы с Олегом, другом из соседнего дома, сидим на лавке у моего подъезда. Мы пускаем в небо струи сигаретного дыма – и если кто-то из соседей увидит, нам хана. Но взрослые ж. Уже стемнело – но гулять можно сколько захочешь. У меня масса проблем: нет денег на билет Короля и Шута, Светка из параллельного класса не отвечает в «аське», а ещё я, кажется, завалил экзамен по алгебре.

Я сижу на лавке у своего подъезда.
Над головой моей светит ковш Большой медведицы – и ковшик поменьше Малой: «Смотри-ка, - говорят, – какую ты бородищу отпустил. Помним тебя совсем малым. Хорошо, что приехал – а то нас в Москве-то и не видно».

Мама уже спит, а Олега я видел в последний раз два года назад. Тогда мы сказали друг другу: «Давай соберёмся через месяц – а то что мы!». С тех пор это «соберёмся через месяц» стало самым популярным сообщением друг другу. У меня огромное количество ключей – и я больше не ношу их на шее. Я покупаю киндеры только жене Лере, на работу я хожу ровно пять дней в неделю. Видеомагнитофон больше не жуёт кассеты – потому что и кассет больше нет. Мне больше не нужны деньги на билет Короля и Шута, я не помню ника Светки в «аське» (и, кажется, своего тоже). И тот экзамен по алгебре я всё-таки сдал – хоть и на три.

Но я смотрю на небо: это – большая медведица, а это – малая. Большой ковш – и чуть поменьше. Однажды я, как мама, буду выводить рукой контуры самых известных созвездий для кого-то: кого-то в смешной кепке и первыми молочными зубами.

И он, этот кто-то – тоже сделает так однажды.

А велосипеда у меня больше нет – и дедушки Вани тоже.
Уже 7 лет.


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Показать полностью
1243

Просыпайся!

Просыпайся!

– Просыпайся!
Знать бы, кто придумал эти дурацкие колготки, детский сад и манную кашу. С кухни утром всегда пахнет варёными сосисками, мама кричит: «Не отвлекайся на мультики!» – а как на них не отвлекаться, когда отвлекаться хочется на что угодно – лишь бы не проклятый сад.

Просыпайся! Проза, Малая проза, Утро, Длиннопост

Покорно идёшь в ванную – там тебя ждёт зубная паста «Дракоша» с ароматом клубники и смешная зубная щётка с крокодильчиком. Батя греет машину – а «копейке» подавай минут 20, не меньше. Мама прищемит молнией куртки подбородок и обмотает шарфом по самые глаза – и от дыхания на нём появится наледь, как только выйдешь из подъезда.

Кто-то придумал, что манная каша – это полезно. Врут! Какая от неё польза, если её есть невозможно, а воспитатель, знай, ругаться сразу – пока, мол, не доешь, из-за стола не встанешь. На шее у тебя красуется оранжевое пластмассовое яйцо от киндера – в нём чеснок, потому что сейчас все болеют.

– Просыпайся!
Пока ты выклянчиваешь «пять минуточек» и планируешь соврать, что заболел в преддверии контрольной по истории, мама сушит голову феном в коридоре. «Вставай давай! Я включаю свет!» – капитуляция. В квартире пахнет кофе и всё теми же сосисками. Натягиваешь ненавистные джинсы, купленные мамой после настойчивого «Просто примерь!» и последовавшего за ним «Как на тебя сшили, берём». Футболка с черепашками ниндзя – сегодня нет! Кажется, ты слишком взрослый.

Витька как всегда опаздывает на автобус – и за пару секунд до отправления прибегает на остановку – красный, запыхавшийся, а рюкзак съехал с плеча: «Чё, до палатки?». Из автобуса прямиком до палатки с выпечкой – единственное место, где вам продают сигареты. «Блин, обратно пешком пойду сегодня, на сиги всё потратил». Ты на пике взрослости, ты затягиваешься сигаретой и почти не прячешься, ты личность!

– Просыпайся!
«На пары идёшь?». Витька стоит над твоей кроватью в общежитии. А на пары идти нет никакого смысла: во-первых, ты уже почти все проспал, во-вторых, по алгебре всё равно недопуск.

– Просыпайся!
У нас поезд через два часа, надо всё собрать.

– Просыпайся!
Ты на собеседование не опоздаешь? Я тебе рубашку погладила, в коридоре на вешалке.

– Просыпайся!
Ты спишь ещё? Там к тебе уже фотограф едет! Мелочь на выкуп не забыл?

– Просыпайся!
Давай пораньше выедем, к вечеру уже в Ростове будем, а там переночуем – и до моря рукой подать!

– Просыпайся!
Побежали рассвет над морем смотреть!


– Просыпайся!
Ты на работу не опоздаешь?

– Просыпайся!
Ты на работу не опоздаешь?

– Просыпайся!
Ты на работу не опоздаешь?

– Просыпайся!
Ты на работу не опоздаешь?

– Просыпайся!
Надо Мишу в школу везти!

– Просыпайся!
У сына свадьба, а он дрыхнет!

– Просыпайся!
Давай на дачу пораньше выедем – пока пробок нет.

– Просыпайся!
На сколько там у тебя талон? Не опоздаем?

– Просыпайся! Слышишь? Проснись! Да проснись же ты! Открой глаза! Проснись, пожалуйста! Да проснись же ты!

Просыпайся.

Показать полностью
562

Да дай ты ему телефон! 

Да дай ты ему телефон!  Проза, Творчество, Заметки

Спал, и на злобу дня вспомнил, о чем хотел написать в пространство.

Дети и мобильные. Штука спорная, весьма, как по мне, поэтому и хотелось немного порассуждать на эту тему.

Недавно со своей половиной ходил в больницу (она у меня девушка внезапная, получила сотрясение в родной квартире). И пока ждал ее у дверей очередного специалиста мне повезло провести это время в шумной компании родителей и их детей, ждущих своей очереди на прием к педиатру.

Я уже привык, что гаджеты-девайсы стали неотъемлемой чертой современного мира, что уж таить, я сам ими обвешан. Гораздо более противоречивым мое отношение было к гаджетам в руках ребенка.

Изначально, в своем городе, я видел только один тип взаимодействия ребенка с телефоном / планшетом (нужное подчеркнуть): родитель с ребенком едет в автобусе / сидит на лавочке в парке / гуляет во дворе. Ребенку становится скучно / душно / он устал. Закономерно, ребенок начинает требовать к себе внимания взрослого.

И тут, дабы не утруждать себя общением со своим же чадом, ему в лапки попадает светящийся гаджет.

Причем, хорошо, если на нем просто проигрываются мультфильмы, заранее подготовленные взрослым, это хотя-бы похоже на некоторого рода заботу.

Чаще всего выглядело это именно так: "Да дай ты ему уже телефон, все равно не успокоится, пока не дашь"!

И ребенка просто отправляют в самостоятельную экскурсию по возможностям смартфона или ютуба, он сам что-то делает, открывает какие-то игры, пытается что-то смотреть.

И глядя на это вот великолепие, у меня всегда вставал ряд вопрос к родителям оного чада, и вопросы эти были исключительно негативного толка.

Не такому процессу воспитания меня учили родители и преподаватели на Возрастной психологии (я психолог по образованию). Мне всегда казалось (и кажется), что до определенного возраста (6-7 лет, когда ребенок идет в школу), наибольший опыт и развитие ребенок получает именно при взаимодействии с родителем, так как именно родитель в этот период жизни ребенка является его референтной группой (образцом для подражания, так скажем), в наибольшей степени влияющей на ребенка. И развитие этого самого ребенка идет именно через взаимодействие со взрослым: игры, подражание деятельности взрослого, его поведению (обезьянка видит - обезьянка делает). И что получается, вместо того, чтобы взаимодействовать с ребенком, учить его чему-то, давать образец поведения - его тыкают в телефон - и залипай как хочешь.

Именно такого взгляда я придерживался, пока не побывал в больнице, рядом с той очередью к педиатру.

В ней, на самом деле, также большая половина детей в возрасте от 3 до 5 лет (примерно, не просил показать свидетельство о рождении каждого) находились обоими глазами в телефоне.

Но... тут случилась удивительная вещь.

Я заметил одного папу, с дочкой на коленях, они оба смотрели в телефон и что-то слушали в наушниках, шедших от него (да, да, у остальных же мультфильмы и прочие увеселительные картинки орали из динамиков, заглушая друг друга, в - вежливость).

И самое удивительное для меня было в том, что смотрели они, судя по всему, то ли билингвальный мультфильм, то ли какую-то передачу, как я это понял? Девочка, периодически, отвлекалась от экрана и спрашивала у папы про "что значит это слово"? или "а как это читается"? На что папа давал ей свои пояснения или, хмурясь, что-то гуглил (судя по всему).

И вот тут меня осенило: не гаджеты то зло, которое я видел. А родители, бездумно открещивающиеся от ребенка гаджетом, просто для того, чтобы не мешал их делам.

После этого, ребенок с телефон в руках стал для меня не чем-то плохим, плохим для меня стали родители, "затыкающие" свое чадо телефоном.

Морали нет, выводы делать вам, а я просто захотел это написать.

Показать полностью
148

Два процента

«Спокойно, – Егор старается дышать ровно, – с ней сейчас специалисты, которые принимают по несколько родов в день». Только за то время, пока он сидит на кушетке, в соседних родовых успешно завершились двое родов. Это рутина, и вероятность каких-то осложнений крайне мала. Нужно просто ждать: скоро он обнимет любимую и их ребёнка.

У них будет мальчик. Думая о ребёнке, Егор представляет его не красным и ревущим комком, а уже подросшим – лет пяти. Они с женой идут по дороге, а мальчик рассекает впереди на самокате. Он чересчур разогнался. Света кричит ему, чтобы был аккуратнее, и машет рукой. В этом жесте и любовь, и страх за ребёнка, и вера в то, что с ним ничего не случится. А ещё – наслаждение ветром, треплющим её волосы.

Из-за двери родовой слышится шум: монотонный фон разговоров разрывается несколькими нервными возгласами. До сих пор Егор не слышал ничего подобного. Но он понимает, что волноваться не стоит: вероятнее всего, пока Света не начала рожать, он попросту не прислушивался, теперь же ловит каждый звук.

Двери лифта в конце коридора с лязгом разъезжаются. Санитары бегут по коридору с каталкой. Её колёса противно дребезжат. Один из мужчин, сидящих на кушетках, едва успевает убрать ноги: ещё немного, и каталка ударила бы его по колену – крайне болезненно. Егор морщится: санитарам следовало бы быть аккуратнее.

Рядом с местом, где сидит Егор, санитары начинают тормозить. Тапки одного из них скользят по керамической плитке. Каталку поворачивают боком и толкают её передним краем двери родовой. В коридор врываются звуки: «Сюда! Берём!». Егор встаёт.

Каталку вывозят. На ней – Света. Она держит что-то на груди, под простынёй. Санитары бегут с каталкой назад к лифту, следом – врач и медсестра. И Егор.

Когда все забиваются в лифт, для Егора места не остаётся. Но до того как двери закроются – целая вечность, чтобы всё выяснить. Врач приподнимает простыню и склоняется над Светой. Его не следует отвлекать.

– Что случилось? – спрашивает Егор у медсестры.

Та смотрит на него растерянно. Двери начинают сходиться, комкая воздух. Перед самым закрытием чуть притормаживают, затем схлопываются.

Итак, вероятнее всего, возникли осложнения, и Свету везут в реанимацию. На какой этаж? Егор не знает. Поднимает взгляд – табло с номерами этажей у лифта не работает. Бежит на лестницу. Здесь никого, только пролётом ниже медленно поднимается пара: муж поддерживает жену.
Почему-то Егору кажется, что реанимация должна быть наверху. Он начинает прыжками подниматься. На следующем этаже на лестницу выходит медсестра.

– На каком этаже реанимация?

– На шестом… – автоматически отвечает она.

Егор продолжает прыгать через ступеньки, теперь ещё быстрее.

* * *

Егор стоит у дверей реанимации. Потом сидит. Только через час он узнаёт: его жена и сын живы. А подробности позже. Куда уж позже? Спустя ещё час ребёнка переводят в отделение интенсивной терапии. Егор стоит у двери палаты, рядом врач. У ребёнка редкое генетическое заболевание – синдром Фоули.

– Частота его проявления – примерно один к двадцати тысячам, – после этих слов врач смотрит на Егора, будто ожидая реакции. Тот кивает.

Синдром Фоули впервые был зарегистрирован не так давно – около пятидесяти лет назад. Первые несколько детей, родившихся с этим заболеваниям, умерли в первый час после родов – из-за закупоривания дыхательных каналов. Теперь же новорождённым с этим синдромом проводят срочную операцию. Их сын родился в тяжёлом состоянии, но… отчаянно боролся за жизнь.

– Простыми словами, синдром означает ускоренное старение. Атрофические изменения дермы, подкожной клетчатки…

Егор прерывает врача:

– Можно увидеть ребёнка?

– Сейчас можно. Думаю, это даже проще – вы сами всё поймёте. Но, пожалуйста, ведите себя спокойно. Ребёнок под капельницей.

Они заходят в палату. Запах хлорки здесь чувствуется сильнее. Ребёнок лежит в кроватке на клеёнке. Да, Егор и впрямь сразу понимает, что что-то пошло не так. Совсем не так. У младенца неестественно большая голова, обтянутая тонкой кожей. Выпученные глаза болезненно красные. Ушей практически нет: вместо них виднеются лишь маленькие розовые отростки. «Поросячьи хвостики», – думает Егор. Тонкие, как у скелета, ножки и ручки покрыты пигментными пятнами и сеткой тёмных вен.

* * *

В следующие сутки Егор и Света узнают много нового. Например, что синдром Фоули вызывается мутацией в 15-й хромосоме и провоцирует преждевременное старение. Кожа и внутренние органы изменяются, будто принадлежат не ребёнку, а старику. Помимо прочего замедляется развитие мозга. Больной оказывается недоразвит и беспомощен, ему требуется постоянный уход. Люди с этим заболеванием ещё ни разу не доживали до 25-ти лет. Рекорд – 23, а обыкновенно – не больше 15-ти.

Врач сказал Егору, что Свету и ребёнка выпишут как обычно – через неделю. Доктора сделали всё, что требовалось, и спасли ребёнка при родах. Процедуры и лекарства, продлевающие жизнь человеку с синдромом Фоули, в обязательную медицинскую страховку не входят. Его дальнейшее лечение – уже не в их компетенции.

– А в чьей? – спросил тогда Егор.

В палате со Светой сидят её родители. Кроме них пока никто не знает. Света рыдает, а мать поглаживает её по спине и приговаривает:

– Ну-ну, всё будет хорошо…

Егору становится мерзко, и он выходит. Спускается по лестнице, толкает белую пластиковую дверь и оказывается на улице. Май в этом году жаркий. Солнце слепит глаза, а лёгкий ветер обдувает шею. Сочная зелёная листва колышется и дышит весной.

* * *

Неделю спустя Свету и маленького Федю выписывают. Теперь они сами по себе. Егор ездит по Москве и закупает препараты. Здесь мази, которые нужно дважды в день накладывать на кожу. Четыре вида таблеток. Ампулы для подкожных уколов. И семьдесят тысяч за раз. Препаратов должно хватить в среднем на месяц – одних чуть меньше, других чуть больше.

Света никогда не делала уколы, Егор тоже. Он смотрит обучающее видео в интернете и повторяет все действия: дезинфицирует кожу, собирает складку кожи – она тонкая, как пергамент, и просвечивает – и аккуратно вводит иглу под наклоном. Федя ревёт, как в последний раз. От вида его лица может передёрнуть, поэтому Егор смотрит только на шприц в своих руках и плавно вводит раствор.

– Разобралась? – спрашивает он у Светы, сидящей рядом.

Теперь они знают, как ухаживать за ребёнком, чтобы тот не умер. Пришла пора разбираться, как его вылечить.

Егор углубляется в поиски частных клиник. Синдром Фоули мало изучен, государственная медицина не занимается им вообще. Упоминают о нём немногие, а имеющаяся информация часто противоречива.

Ребёнок тем временем начинает кашлять: подолгу и без перерывов, словно пытаясь выкашлять свои убогие внутренности. Тёмные вены на лице превращаются в маску, а из красных глаз с набрякшими веками текут мутные слёзы.

Выбор клиники приходится отложить: у Егора на работе начинается новый серьёзный проект. Отпуск за свой счёт он уже использовал, да и не стоит провоцировать руководство: сейчас ему точно нельзя терять работу.

Света не находит себе места: ей кажется, что ребёнка надо срочно лечить. Она готова ехать в первую попавшуюся клинику, обнадёживающую позитивными прогнозами. Да, лечение они предлагают дорогое, но деньги – не то, о чём следует волноваться, когда твой ребёнок умирает. Егор успокаивает жену: у него всё рассчитано, и времени по вечерам должно как раз хватить, чтобы за неделю-полторы выбрать хорошую клинику.

Дважды они вместе с Федей выезжают на беседы: их приглашает руководство клиник, объясняя, что случай крайне редкий. А ещё этот случай сулит клинике большие барыши – так думает Егор и продолжает изучать медицинские статьи. Результаты – тезисы, контакты клиник и цены – он заносит в таблицу.

Практически везде им говорят, что в первую очередь необходимо провести обследование. «По результатам анализов и посмотрим, что можно сделать», – улыбается администратор, директор, главный врач. Света измученно улыбается в ответ: клиника приличная, здесь наверняка найдут хорошее решение. Егор спрашивает: «А какие варианты лечения могут быть выбраны в зависимости от результата?» – и достаёт блокнот.

Точно известно одно: для поддержания жизни ребёнка необходимо, помимо препаратов, проводить процедуры. Каждые три месяца надо сдавать комплекс анализов: процессы старения вызывают множество болезней. Помимо этого – еженедельные ингаляции для прочистки дыхательных путей, раз в два месяца – гемодиализ.

Света и сама, вслед за Федей, начинает походить на старуху. Он недостатка сна под глазами у неё залегли тени, волосы истончились, а кожа высохла. В один из вечеров, вернувшись домой, Егор находит её в болезненном возбуждении. Ему трудно разобрать её причитания. Скрывая лёгкую неприязнь, Егор обнимает жену: «Чшш, успокойся и не торопись». Он усаживает Свету на кухне и ставит чай.

Оказывается, Света сама нашла какую-то клинику «экспериментальной медицины». Специализируется та как раз на редких случаях, а ориентируется на современные западные разработки. Свете казалось, что Егор не очень-то прислушивается к её мнению, поэтому она решила съездить туда сама – вместе с Федей.

Принимал их лично глава клиники – заслуженный доктор Буров. Он осмотрел ребёнка и обнадёжил. Процесс преждевременного старения можно остановить прямо сейчас – нужно лишь правильно подобрать препараты. То, что используют сейчас Света с Егором – это, как объяснил врач, всё равно что заколачивать гвоздь ракеткой для бадминтона. Лекарства слабы и действуют на слишком широкий спектр проблем. Чтобы забить гвоздь, нужен молоток; чтобы вылечить малыша, надо воздействовать на причину болезни точечно. Они смогут подобрать нужный препарат – ведь у них есть доступ к медикаментам со всего мира, – но необходимо сдать специальный анализ.

Анализ дорогостоящий – около шестисот тысяч, – но в итоге даже с учётом покупки препаратов лечение выйдет гораздо дешевле, чем большая часть вариантов из таблицы Егора.

– Это просто счастье! – глаза Светы горят. – А ещё он напоследок меня обнял, а Федю поцеловал в лобик. Представляешь?

Она кидается Егору на шею, продолжая говорить. Она ведь с самого начала знала, что выход есть! Егор поглаживает её по спине.

Света хочет получить ответ: во сколько они завтра едут? Может ли Егор сразу взять с собой деньги? Или сначала лучше пообщаться с директором? Можно и по квитанции в банке оплатить, если Егор так хочет. Всё официально.

– Я подумаю и отвечу, – говорит Егор и уходит в душ.

Свете кажется странным, что он медлит в такой момент. После душа Егор садится за компьютер, а ещё через полчаса подзывает жену к себе.

На экране – истории людей, попавших в клинику к доктору Бурову. Во вкладках рядом – иски к его клинике на сайте арбитражного суда.

– Выиграть сложно, – говорит Егор. – Анализы они и впрямь проводят, а кроме этого по договору ничего не обещают. А то, что цена на анализы завышена в несколько раз, так это уже проблемы клиента, он на цены сам подписывается…

Света читает отзывы.

«Мошенники! Убийцы!»

«Сами виноваты, – отвечает кто-то. – Читать надо, что подписываете…»

«Мать умерла, в клинике бросают трубку…»

От льющегося с экрана чёрного негатива Свету начинает потрясывать. Неужели доктор обманывал? А ведь он целовал её ребёнка!..

Егор заключает её в объятия.

* * *

Егор выбирает клинику, где они сдают анализы. Иммунолог долго разглядывает результаты, перекладывая листы А4 с таблицами. Выписывает множество витаминов для поддержания иммунитета – он у малыша крайне ослаблен.

В среднем в месяц на лечение Феди уходит от ста пятидесяти до ста восьмидесяти тысяч. Сбережения, собранные Егором за годы работы руководителем IT-проекта, постепенно тают. Егор успокаивает жену: денег хватит на то время, пока они «разбираются в проблеме». Света спрашивает, что это значит. Егор отвечает: «Если Федю можно вылечить, то мы успеем найти решение, прежде чем у нас кончатся деньги». Фраза Свете не нравится, но она кивает. Егор, как всегда, прав.

В МГНЦ – медико-генетическом научном центре в Москве – их не встречает менеджер или главврач. Вместо этого приходится отстоять очередь в регистратуру и оплатить консультацию. И хотя они записывались на приём ко времени, кабинет занят, и они ждут на кушетке. Девушка, сидящая напротив, слегка кривится при виде ребёнка – или Свете это только кажется – и утыкается в телефон. Свете хочется ударить её, но вместо этого она с преувеличенной нежностью начинает успокаивать Федю, который опять плачет.

– Синдром Фоули в настоящее время не лечится, – говорит врач. – Можно продлить ребёнку жизнь, но полноценным членом общества он не станет.

«И никаким не станет», – думает Егор. Света такие версии уже слышала и лишь морщится: ей противны бессильные поролоновые доктора.

Врач достаёт бланк назначений и пишет перечень препаратов и процедур. Ничего нового: мази, таблетки, ингаляции, гемодиализ…

Они едут обратно. Света недовольна: похоже, с них попусту содрали деньги. Егор помалкивает и следит за дорогой. Дома они накладывают Феде мазь и укладывают его спать, а Егор ведёт Свету на кухню и прикрывает дверь. На ноутбуке он открывает свой документ со ссылками и начинает рассказывать.

Последние полгода он изучал информацию о синдроме Фоули. Достоверных фактов до недавнего времени он практически не встречал. Но вот на этом сайте впервые наткнулся на упоминание: американский IOM – институт медицины – проводит исследования.

– Я нашёл оригинальный документ, – Егор кликает следующую ссылку, и открывается сайт IOM. От мелкого текста на английском языке у Светы начинает рябить в глазах. – Краткая суть такая. Синдром Фоули вылечить нельзя. В этом сегодняшний врач прав.

Света пока не понимает.

– Так ты же говорил про исследования…

– Да. Они проводят эксперименты: подсаживают здоровый ген взамен того, который вызывает преждевременное старение. Есть успешные опыты на крысах… и провальные – на собаке.
Света молчит.

– Я посмотрел раздел финансирования: сколько они просят и сколько им дают. Насколько я могу судить, есть маленькая вероятность, что в ближайшие 10–15 лет синдром Фоули из неизлечимой болезни превратится в излечимую. Правда, его излечение не отменит те процессы, которые уже произошли, а лишь остановит их – в лучшем случае. То есть ребёнок так и останется уродливым, с массой болезней, вызванных старением и, вероятно, недоразвитым мозгом.

– Федя не уродливый…

– И надо помнить: если текущие исследования даже приведут к открытию, то доступно такое лечение, скорее всего, будет лишь в считанных местах и за огромные деньги.

– Ты веришь в это?

– Во что? В то, что мы сможем его вылечить?

– Нет, во всё… это, – Света указывает подбородком на экран. – Что нельзя его вылечить сейчас.

– Наверняка. Я вижу критическую массу авторитетных источников, которые утверждают одно и то же.

Егор поворачивается на стуле – лицом к жене.

– Вылечить Федю нельзя, – Света берёт Егора за руку, но он продолжает. – Никакой сколько-нибудь реалистичной возможности. Он никогда не станет полноценным человеком, мужчиной, а будет только висеть у нас на шее…

«Грудой мяса», – это Егор говорит уже про себя.

– Зачем ты… Ты же сам всегда говорил, что надо бороться!

– Бороться – значит действовать вдумчиво.

– Бороться – значит бороться за жизнь нашего сына! – в уголках её красных глаз в очередной раз взбухают крупные слёзы. Егор удивляется, что это происходит только теперь.

– Представь, – говорит он. – Просто представь, что наш малыш умер бы при родах. Ты знаешь, что вероятность этого была велика. Что бы ты тогда делала?

– Умерла бы от горя.

– Не умерла бы. Да, тебе было бы очень тяжело, – Света вскидывает на него лицо, но Егор продолжает, – Больно, да. Очень и очень плохо. Но ты бы пережила это. А что дальше? Только успокойся и постарайся ответить здраво.

Света чувствует ноющую боль в груди. Егор никогда не говорил так. Он не говорил, что всё будет хорошо, но ещё ни разу не заявлял, что точно не будет. Каким-то невероятным образом это внезапно заставляет её саму собраться. Она перестаёт чувствовать себя беспомощной.

– Думаю, я бы долго отходила. Не знаю, что дальше. И зачем.

– Мы бы попробовали снова.

– Что?..

– Мы родили бы нового ребенка, у которого, возможно, был бы хронический насморк, аллергия на кошек или еще что. Но не синдром Фоули.

– К чему сейчас эти разговоры?

– А вот к чему. Хочешь нового?

Света не понимает.

– Любимый… Ты очень хороший. Но ты же лучше меня знаешь, что у нас нет денег. На Федю-то с трудом хватает.

Егор кивает.

– Именно. Поэтому и не живёт наш здоровый и счастливый ребенок. Его жизнь украл инвалид, который никогда не выжил бы в естественной среде. И не смог бы передать свои гены потомству – впрочем, он и так их не передаст.

Егор, всегда такой родной и тёплый, становится вдруг чужим и колючим. От него несёт холодом больничной палаты. Света ощущает невольный порыв – передвинуть стул, чтобы заслонить собой дверь в спальню, где спит Федя. Защитить его… от собственного отца? Абсурд.

– Какая теперь разница? – говорит она. – Ты прекрасно знаешь, что мы не виноваты. Мы не выбирали Феде такую судьбу.

– Мы выбираем сейчас.

Думать и действовать рассудительно – так он её учил.

– Что ты предлагаешь? – тихо спрашивает Света.

– Я считаю, что поддерживать жизнь в… нынешнем ребёнке – пустая трата ресурсов, которые нужно направить на благое дело. А именно – на содержание и воспитание нового. Сейчас нам достаточно перестать вливать деньги в медицину – и наш нынешний ребёнок, – похоже, Егор намеренно избегает произносить имя сына, – долго не протянет. Его смерть никого не удивит, да и преступления мы не совершим.

Света смотрит мужу в глаза. Тот сидит спокойно, сложив руки на груди. Показывает: да, я опасен, но моя сила в узде – до поры до времени… «Что?» – Света внезапно осознаёт свои мысли, и те поражают её. В своём ли она уме, в конце-то концов? А Егор? Всерьёз ли говорит об убийстве собственного сына?

– Ты же знаешь, что есть шанс его вылечить, – говорит она.

– Шансы нужно оценивать здраво. Я действовал на пределе возможностей, чтобы помочь ребёнку. Работал, изучал все источники информации. Нам требуется, чтобы в ближайшие лет двадцать – а скорее всего раньше – нашли способ лечить синдром Фоули. Да ещё и так, чтобы вернуть развалину, которой к тому времени станет наш ребёнок, – к нормальной жизни. Как думаешь, какова вероятность этого?

– Я не знаю!!! – кричит Света. Федя в комнате начинает плакать. Света пытается встать, но Егор останавливает её.

– Подожди. Надо закончить. Так вот, вероятность этого мала. Навскидку, может, процентов пять. Умножь их на шанс, что новейшее, только разработанное лекарство получит наш ребёнок. Вот и получится итог – процента два в самом лучшем случае.

– Федя – наш мальчик! Конечно, они найдут лекарство!

– По моим прикидкам, будет иначе с вероятностью 98%. И все эти годы мы будем зашиваться на работе – в основном я, конечно – и надеяться на чудо. Альтернатива – воспитать нового здорового ребёнка. Достойного человека.

– Мы родители Феди. Именно он у нас родился, а не кто-то другой. И мы должны заботиться о нём и любить его таким, какой он есть.

– Должны? Кому конкретно, ему? – Егор указывает на дверь комнаты. – Не уверен, что он выбрал бы себе такую жизнь вместо смерти. Сейчас же он вообще ничего не может выбрать – он младенец. Если же говорить о долге, то как насчёт обязательства перед человечеством – оставить здоровое потомство? Скажешь, чушь? Может, и так! Но тогда и обязательство любой ценой удерживать от смерти того, кто жить не должен, – тоже чушь. Я хочу здорового ребенка, – заканчивает Егор неожиданно страстно.

– Я никогда не брошу Федю.

Егор барабанит пальцами по столу, но тут же останавливается, будто одёргивая себя. Когда он заговаривает, голос уже звучит бесцветно, едва ли не механически.

– Думаю, тут мы не придём к согласию.

– Не придём, – кивает Света. – Что же дальше?

– Я уйду, очевидно, – Егор пожимает плечами. – Это тяжело, но я всё обдумал и принял решение.

Свете начинает казаться, что всё это – глупая шутка. Егор не может так поступить – с ней и с сыном! Но человек, сидящей перед ней, выглядит чужим, и говорят они на разных языках. Света только качает головой.

– Я спать, – Егор встаёт.

Больше в этот вечер Света его не тревожит. Так же и на следующее утро: пока Егор собирается на работу, она кормит Федю и не смотрит на мужа.

Вечером, зайдя в квартиру, Егор застаёт в прихожей чужую обувь. На кухне сидят родители Светы. Сама она с Федей на руках зачем-то забилась в угол – и снова не глядит на Егора.

– Привет, Егор. Присядешь? – Вячеслав пожимает ему руку. Егор опускается на стул.

– Света рассказала нам с супругой поразительную историю, – Вячеслав делает многозначительную паузу, и тёща кивает. – Мы все знаем, как тебе тяжело. Представляю, как ты устал. Но сам понимаешь, что бросать ребёнка – совсем не вариант.

– Тут есть вопрос? – скучно уточняет Егор.

На лицах родственников – секундное замешательство. Но отвечает Вячеслав твёрдо:

– Думаю, никаких. Как я и сказал.

– Значит, ко мне вопросов нет. Я пойду. Сегодня я действительно устал, а мне ещё вещи собирать.

– Куда ты собрался?

– Пока у друга остановлюсь.

– Так ты всерьёз решил бросить Свету с ребенком?! – Вячеслав, похоже, поражён до глубины души.

– Об этом я и сказал. Полагаю, мы разведёмся. Разумеется, я буду платить алименты, положенные по закону.

– Ты прекрасно знаешь, что этих денег и близко не хватит! – Вячеслав повышает голос.

– Знаю. Но я уже объяснил свою позицию.

– Это подло!

Егор вдруг чувствует, что с него довольно. Он видит эту беседу наперёд… да что там, он мог бы предсказать её содержание до того, как было сказано первое слово. Он неуязвим для претензий: все обвинения слетят с него, будто песок. Но услышав про подлость, Егор решает, что пора закругляться.

– Ага, значит, вы решили поучить меня жить. А сколько вы пожертвовали на лечение нашего сына? Ах да, триста тысяч… Солидная сумма. Она буквально демонстрирует вашу озабоченность… ваши серьёзные намерения, – лицо Вячеслава начинает наливаться кровью. – Плазма – семьдесят, занавески – десять, тойота – шестьсот, ребёнок – триста. Я за полгода потратил миллион, а теперь должен положить и всю свою жизнь – ту самую, со счастливой женой и здоровыми детьми. И я сделал бы это не задумываясь – если бы верил в успех!

Тёща не проявляет солидарности с побагровевшим супругом – она бледнеет. Света по-прежнему не смотрит на Егора, но если до этого она качала Федю на руках, то теперь просто застывает с опущенной головой. Ребёнок, как ни странно, молчит.

– Окей, – Егор проводит над столом ладонью, подводя черту. – Теперь вопрос у меня. Представьте, что я уже ушёл – тем более, так оно и есть. Что будете делать? Я подскажу: все вместе вы сможете зарабатывать немногим меньше, чем я один. Надо, естественно, продать квартиру и обе машины. Вероятнее всего, с учётом стартового капитала, денег хватит на те самые лет двадцать лечения неизлечимого. Может быть – если реализуются те 2% – вы вылечите Федю и останетесь нищими. Если, конечно, напоследок найдёте где-то денег на операцию. И с вероятностью 98% вы просто останетесь нищими, а ребёнок умрёт. Туда же – в никуда – пойдут годы жизни, потраченные на его спасение.

Света поднимает голову.

– Это твой ребенок. Ты сделал его, и ты несёшь за него ответственность.

– Я тебя люблю, – говорит Егор. – И буду любить – ты меня знаешь. За вещами заеду позже. Квартиру пока делить не будем – найду, где пожить. Но знай, я оставляю за собой законное право: рано или поздно мне может понадобиться моя доля.

Егор складывает в рюкзак самое необходимое. Он не хлопает дверью, а аккуратно закрывает её своим ключом. Вот Свету и покинул последний защитник – самый мужественный и спокойный, самый разумный и надёжный. Мать уже оправилась от шока – она садится рядом и начинает бормотать что-то утешительное.

– Держись, Светик. Мы рядом, – говорит отец.

– А я-то что? – неожиданно ровно отвечает Света. – Я в порядке, это Феде нужна помощь. И Егор прав: машины надо продавать, а квартиры разменивать. Иначе мы не продержимся и года. И работать-работать-работать.

– Квартиру продавать? – уточняет мать.

Отец вмешивается:

– Ну, ты не руби с плеча. Это серьёзный шаг. Надо всё обдумать.

– А ты видишь другой путь? У тебя где-то завалялась пара-тройка лишних миллионов?

– Ну тише, Света, – отец недоволен. – Нам всем сейчас плохо. Держи себя в руках.

– Ладно вам, – говорит мать. – Слава! Сейчас Свете и без наших склок тошно. Уже поздно, и Феде пора делать процедуры. Утро вечера мудренее.

Света вновь опускает голову и глядит на Федю. Да, конечно, если отбросить чёртов материнский инстинкт – он некрасив. Уродлив ли?.. Во всяком случае, несколько неприятен. Но это её ребёнок. У неё есть варианты, где занять, заработать, украсть. У неё ещё остаются её два процента.

______________
Заранее спасибо за оценки и конструктивную критику!

Прокомментировать рассказ также можно у меня на сайте: http://victorumanskiy.ru/dva-prostenta/

С уважением, Виктор Уманский

Показать полностью
618

Смерть

Холодный ветер обжигал лицо. Человек на карнизе зябко поёжился и посмотрел вниз. С высоты тринадцати этажей люди выглядели крошечными фигурками.

- Не помешаю? - внезапно раздался голос над ухом. Мужчина вздрогнул и едва не сорвался вниз, засучив ногами по обледеневшему карнизу.

Гостья быстро подхватив упавшую сигарету протянула её человеку - уронил, - участливо пробормотала она.

Человек посмотрел на фигуру в черном саване с капюшоном.

- Ты существуешь?

Капюшон медленно наклонился.

- А коса? - растеряно спросил человек.

- В комнате, - Смерть кивнула внутрь, - не пролезла в окно.

- Мне страшно... - признался человек.

- Суеверный? - удивилась гостья.

- Почему суеверный? - не понял человек.

- Тринадцатый этаж - пояснила фигура.

Человек нервно рассмеялся, фигура хрипло хмыкнула в ответ.

- Я прыгну сейчас - помрачнел человек.

- Ага, валяй - согласилась Смерть.

- А ты? - спросил человек.

- А что я? Я посижу - не поняла Смерть.

- Так я ведь умру, тебе со мной - пробормотал человек.

Смерть задумчиво посмотрела на город - не, перелом позвоночника, реанимация.... ну ты понимаешь, все дела - скучающим голосом ответила фигура.

Человек стал забираться обратно в комнату.

Оглядевшись, словно видел свою комнату впервые, он снял люстру и начал неумело завязывать шпагат.

Смерть заползла в комнату - не так, подсказала она, - узел должен быть скользящий.

- Так правильно? - спросил совета человек.

Смерть придирчиво осмотрела узел - ну видела и лучше, но на первый раз сойдёт - кивнула она.

Человек стал на стол. Смерть взяла косу и пошла в коридор.

- Ты куда? - прохрипел человек из петли.

- В шестьдесят восьмую, там один созревает, медики, знаешь, иногда такие неумелые...

- А я? - оторопел человек.

Смерть косой ткнула в потолок - хреново ремонт сделал, не выдержит крюк, ничего, шею подлечишь... ну ладно, двину я... В квартире хлопнула дверь.

Человек лежа в ванной ждал, когда она наполнится.

Дверь тихонько приоткрылась.

- Купаешься? А чего в одежде? - поинтересовалась Смерть.

Человек кивнул на нож.

- Самурай, - хихикнула Cмерть - стих сочинил?

- Чего?

- Забей - отмахнулась Cмерть - я пошла, не кашляй.

- А я? - крикнул человек.

Смерть в раздумьях остановилась.

- А что ты? - голос стал похож на зимнюю стужу.

Горячая вода в ванной начала стынуть.

Человек испуганно поежился и задумался... капюшон склонился набок и замер.

- Не нужна мне такая жизнь - наконец пробормотал он, сев на край ванны.

Фигура в саване стояла не шевелясь.

- Ты меня понимаешь?! - закричал человек.

Фигура молча пожала плечами.

- Мне такая жизнь не нужна! - закричал человек глядя в пустой капюшон.

- Какая? - тихо донеслось в ответ.

- Нет денег, кредиты, зарплата мизерная! Я так не могу больше! - зарыдал человек.

- Ты думаешь деньги решат твои проблемы? - задумчиво спросила Смерть.

- Ну конечно - сквозь слёзы ответил человек.

- А это становится интересным - прошептала Смерть. Покопавшись в саване протянула какую-то бумажку - на вот, держи.

- Это что? - человек взял бумажку.

- Счастливый билет, джекпот на ближайший розыгрыш, несколько миллионов рублей - ответила Смерть и хрипло засмеялась - Кран закрой, соседей зальёшь, хотя для тебя это уже не проблема - заверила она человека.

Человек перекрыл воду и обернулся, сжимая выигрышный билет - он был один.

...

- Козёл! - дверь с шумом захлопнулась.

Человек открыл бутылку и налив полный стакан выпил его залпом. Отдышавшись, налил второй и осушил его до дна.

Шатаясь, подошёл к аптечке и дрожащими руками стал высыпать таблетки со снотворным в ладонь.

- Это правильно, с узлами у тебя не очень, если честно - донесся из-за плеча знакомый голос.

- Аааа... пришла.. - промямлил человек.

- Мимо шла, решила посмотреть, как живёшь... вижу, не очень - раздался хриплый смех.

Человек замер - ты не ко мне?

Черная фигура помотала головой. - Жена вернётся, забыла ключи от машины.

- Откачают? - спросил человек.

- Слово даю - кивнула Смерть.

- Сволочь она! - с горечью прокричал человек.

- Ну конечно - как-то легко согласилась Смерть и уставилась в потолок.

- Что конечно? - человек подозрительно уставился на гостью.

- Конечно, кабаки и бабы до добра не доведут, - веско отметила Смерть.

- Эх... - начать бы сначала - прошептал человек своим мыслям и уставился на протянутую бумажку.

- Ты опять? - оторопел человек.

- Нуууу.... протянула гостья - не хочешь - не надо.

- Нет, подожди, - человек выхватил билет - сколько там?

- А сколько тебе надо? - усмехнулась Смерть.

Человек представил сумму и замер, прочитав её на билете.

- Спа... - он был один. Дверь отворилась и в комнату вошла его жена, вся в слезах ... - я ключи забыла.

...

Человек отложил сигару и слегка покрутил бокал с коньяком в руке. В камине уютно горел огонь.

- Это становится забавным - прошептал он.

- Я тоже так думаю - раздался тихий хриплый голос из темного угла.

Человек даже не скосил глаза в сторону черной гостьи, проигнорировав её присутствие.

- В окно прыгать не будешь? - поинтересовалась Смерть и высунулась из окна загородного коттеджа - это правильно, - первый этаж и какие прекрасные цветы - оценила работу садовника Смерть.

- Я ... - начал человек.

- Банкрот - перебила Смерть и покопавшись в памяти изрекла - высокорискованный инвестиционный проект.

- Откуда ты знаешь такие термины? - человек непроизвольно рассмеялся.

- Брокер один сказал ... пока летел с шестидесятого этажа в Нью-Йорке - Смерть хитро наклонила голову.

- Я разорён, но сведу счёты не потому ... деньги не играют большой роли в жизни - произнёс человек - друзей старых не осталось, семья давно развалилась.

- Знаю, - Смерть косой поправила угли в камине - в новостях писали, она ещё половину прихватила из того, что нашла.

- Я не понимаю, для чего жить дальше... - человек повертел в руках ружьё.

Саван колыхнулся - Смерть протянула руку.

Человек покачал головой - нет необходимости.

- Я не предлагаю деньги - тут билет в один конец, - езжай... Смерть перехватила косу - пушку твою, незадекларированную возьму, в речку выброшу, всё равно не застрелишься, пить до утра будешь и решишь бороться до конца, а ждать времени нет, садовник твой... Смерть посмотрела на цветы под окном.

...

Гармония и порядок стали той обителью, в которой человек прожил много лет.

Теплый ветер обдувал его лицо, но медитирующий отшельник этого не замечал.

Из состояния внутреннего покоя его вывело чьё-то незримое присутствие.

Отшельник медленно открыл глаза и улыбнулся.

Смерть убивала время, пытаясь удержать косу на вытянутом пальце.

- Я давно жду тебя, - сказал он фигуре в белоснежном саване.

- Я тоже долго жду, когда ты удосужишься на меня посмотреть - смущённо прохрипела Смерть, подхватив косу.

- Почему белый саван? - удивился отшельник.

- Белый тут цвет печали, нужно уважать обычаи - Смерть наклонилась и доверительно прохрипела - но никакого савана на самом деле нет, кому как не тебе знать, что мир - это просто иллюзия.

- Сколько у меня времени? - безразлично спросил человек.

- Теперь немного - тихо прошептала белоснежная фигура - тигр выйдет на поляну до заката, или корень на тропе, о который ты споткнёшься, если решишь уйти, или... на самом деле, что бы ты не сделал, всё завершится до заката... но у меня к тебе просьба.

- Любую исполню - с готовностью проговорил отшельник.

Она протянула руку - в руке была сигарета.

- Последняя сигарета? - в голосе человека сквозило удивление.

- Не просто последняя, а та самая - помнишь, тогда на карнизе? - Смерть встала.

Человек тоже встал и повертел сигарету в руках - огонька не найдется?

Смерть показала косой на дорогу - в городе огонек, я не курю - курение убивает - раздался хриплый смех.

Человек обернулся на дорогу и пошел в город.

Отшельник в истертых одеждах брел по улицам города вдоль дороги. Люди удивленно оборачивались ему вслед.

Дойдя до перехода он остановился. На противоположной стороне женщина с коляской на секунду отвлекшись на телефон выпустила её из руки. Коляска выкатилась на проезжую часть.

Отшельник бросился вперёд и в последний миг оттолкнул её обратно на тротуар.

Раздался визг тормозов, за ним удар...

Отшельник растерянно смотрел со стороны на свое тело, лежащее под колесами машины.

Перед взором возникла сигарета - уронил, участливо произнесла Смерть и протянула тлеющую кисть.

- Не курю, курение убивает - машинально пробормотала Душа.

- А зачем тебе нужно было меня спасать столько раз? Я ведь разбился бы, отравился и застрелился тогда? - спросила Душа.

- Вижу ты стал гораздо умнее с момента нашей первой встречи - одобрительно сказала Смерть - на самом деле было ещё несколько моментов, когда я появлялась у тебя за левым плечом, но у нас нет времени вспоминать былое...

- А все таки? - повторила свой вопрос Душа.

- Тсссс - Смерть приложила палец к капюшону и кивнула на толпу, окружившую тело - не хочу это пропустить.

Мать ребёнка пыталась вернуть умершего к жизни. Отчаявшись, она села на землю возле тела отшельника и прошептала - какая Смерть... она стоит всей Жизни, что бы он не совершил в ней.

Саван Смерти ярко засветился, она обернулась к Душе - приятно, когда ценят твою работу, она того стоила.

Перехватив косу, она молниеносным ударом рассекла реальность видимого мира. Из разреза полился яркий свет

- Иди, - произнесла она Душе. До встречи в новой жизни и постарайся прожить её так, чтобы я хорошо сделала свою работу с первого раза. И запомни, имя мне - Жизнь, ибо смерть - это всего лишь конец того, что началось, а то, что началось, началось задолго до твоего рождения и закончится оно гораздо позже смерти твоей телесной оболочки ибо ты часть необъятного мира... впрочем, ты теперь ты сам всё знаешь... а теперь иди. До встречи!

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: