3

Бар Чеширски Первое дело 36 глава

Бар Чеширски Первое дело 36 глава Бар чеширски, Заврин даниил, Детектив, История, Длиннопост

Неоднозначная Любовь


Стоя перед дверью Алии, он почувствовал, как волнуется. Ещё бы, нагрянуть без предварительного звонка, да ещё к росомахе, не самое простое решение. Он ещё раз глубоко вдохнул и мысленно пробубнил – «Главное – уверенность, главное – уверенность. Росомахи всегда уважали именно уверенность, если она есть, то они пасуют. Но, боже, это же росомаха, как тут можно быть уверенным? И как Жанни угораздило найти такую подругу, вот нет, чтобы с кроликом или, на худой конец, с пумой сдружиться, нет, надо было выбрать именно росомаху. О господи, Святая Кошка, помоги мне».


Наконец двери открылись, и перед ним появилась Алия во всей своей красе. Невысокая, крепкая, сложенная почти как самец, она сразу же впилась в него своим немигающим взглядом. Впрочем, может, это ему и показалось, так как её черные глаза на самом деле были полностью безучастны.


— Чё те надо? Я вроде в гости тебя не приглашала.


— Послушай, Алия, я знаю, мы не совсем ладим, но давай без конфликтов.


— Ты же назвал меня злобной стервой.


— Спонтанно назвал.


— Может, тебе спонтанно шрам оставить? – злобно спросила она.


Бар скривился. Он ещё не видел более длинных когтей у такой невысокой девушки, к тому же, таких толстых. Он посмотрел за её спину. Где-то там, внутри, была Жанни, только вот как её достать?! Ведь объяснить что-то Алие, равно, как и пройти через неё с


боем, было невозможно. Так как, во-первых, Алия не любила долго говорить, а во-вторых, эта невысокая дамочка вот уже как десять лет занималась рукопашным боем.


— Алия, ты же хорошая девушка.


— Продолжай, это хорошее начало для того, чтобы набить тебе морду.


— Боже, ты хоть раз со мной нормально поговорить можешь?


— Зачем?


— Хотя бы потому, что это правильно.


— Твое время истекло, кот.


— Алия, подожди, – вдруг раздалось из середины комнаты.


— Не стоит тебе с ним разговаривать, с этим хамлом! – грубо ответила Алия, не отводя взгляда с Чеширски.


— Нет, пусть уж поговорит, – улыбнулся Бар.


Жанни была в футболке и небольших шортах, столь выгодно отличавших её изящную фигуру от того мускулистого создания, которое закрывало проход. Устало протиснувшись между Алией и косяком, она встала перед ним.


— Ну и?


— Что и? У меня к тебе предложение.


— Ах, Бар оставь это, я не злюсь на тебя, меня просто не устраивает эта жизнь. Я не сержусь, извиняться тут не надо.


Чеширски улыбнулся, почувствовав, что выбрал верное решение и, вытащив два билета, протянул ей.


— Послушай, я пришёл не извиняться, а пригласить тебя в Армади Холл, я знаю, ты давно хотела туда пойти.


— Ах, ты ж, засранец, это нечестно! – вспыхнула Жанни, едва её взгляд упал на билеты. – Это нечестно, Чеширски! Ты негодник.


— Я просто знаю, как ты хотела туда попасть, а тут у нас раздавали эти билеты, и я решил, что ты захочешь туда пойти.


— Послушай, я готова заплатить за них.


— Во-первых, боюсь, я их не продам, мне будет проще их выкинуть, а ещё, они последние, как увидишь, места не лучшие, но и их мне пришлось вырывать с боем, как-никак, там Бобры Бутс, а у них всегда полные залы.


— Боже, Чеширски, какой же ты засранец, – сказала Жанни, сверля его взглядом. – Ты же все прекрасно знаешь.


— Как бы да. Я знал, что тебе хочется туда пойти.


— Боже, но это же сегодня, этот концерт сегодня вечером!


— Да ладно, сегодня? – Бар пододвинулся к ней и, почти прижавшись к ней щекой, посмотрел на билет. – Надо же! И вправду сегодня.


Почувствовав его манёвр, Жанни отпрянула и, продолжая сверлить его взглядом, закусила губу. Она всегда так делала, когда ей предстоял, сложный выбор. Бар весь сжался, самое главное сейчас для него – это выглядеть более-менее спокойным.


— Так, хорошо, только это ничего не значит. Мы просто сходим на концерт и всё.


— Ну конечно. Только на концерт и всё.


— Чеширски, я серьёзно, никаких там поползновений.


— Да мне даже слово это не нравится.


— Бар! Я серьёзно.


— Я тоже. Все как в первый раз. Приличное расстояние, дежурные улыбки. Мне просто не с кем туда идти, – тут Бар почувствовал, что немного переборщил. – В смысле, я не хотел упускать шанс, как-никак, не всегда мне вот так легко достаются такие билеты.


— Нет, ты не кот, ты лис. Я, наверное, не пойду. Да, так лучше.


— Хорошо, значит, я могу порвать билеты? Я ведь всё равно туда один не пойду, а продавать их не буду. Рву?


— Засранец.


— Какой есть.


— Ты просто шантажируешь меня!


— Нет, я просто достал редкие билеты и хочу сходить с тобой на концерт.


— Ох, чувствую я, все это не просто так.


— Нет, всё на самом деле очень даже просто. И, мой тебе совет, соглашайся, отдых нам поможет, как тебе, так и мне.


— Ладно. Но только, Бар, без всяких там этих твоих игр, мы просто идём на концерт.


— Конечно. Я все понял, это просто совместный поход.


Она ещё раз него посмотрела своим испытывающим взглядом. Отвечая ей тем же, Бар вдруг ещё раз для себя осознал, как сильно её любит и что только ради неё он может пожертвовать абсолютно всем. Всё-таки, она уникальна, эта нежная изящная кошечка. Какая, к черту, работа? Да лучше он будет дворником, лишь она была рядом.


— Во сколько ты зайдешь?


— В восемь, он будет идти часа два, так что, давай в восемь.


— Хорошо. Это через два часа. Ты, кстати, как-то рано сегодня освободился, что-то случилось?


— Нет, просто решил, что хватит с меня этой ненужной беготни. Решил пораньше уходить, я ведь пока даже не полноценный полицейский. Так, в основном, на подхвате.


— Чеширски, в восемь, значит в восемь.


— Только, Жанни, я оденусь в костюм.


— Ой, молчи, как будто я какая-то замухрышка. Иди, не зли меня, иначе передумаю.


— Договорились. Не забудь, в восемь, – сказал, подмигивая, Бар.


Жанни лишь усмехнулась и кивнула, закрывая дверь.


Быстро вернувшись домой, Бар вытащил свой фирменный, тщательно отутюженный, серый костюм. Одевал он его всего два раза и всё как-то не к месту. Но теперь он точно не прогадает. Дело в том, что он сидел на нём как влитой и вкупе с яркой белой рубашкой позволял затмить кого угодно. Бар вытащил гладильную доску и, сбрызнув ткань водой, стал утюжить и без того выглаженную одежду. Нет, сегодня никаких промахов, пусть Жанни узнает, от какого кота она ушла.


Спустя пятнадцать минут он стоял перед зеркалом и придирчиво себя осматривал. Так, платок есть, белая рубашка есть, пиджак, жилетка, брюки, изящный черный ремень, с точно такими же черными туфлями. Всё, вроде все есть. Тут ведь, главное – детали, а с ними ему всегда помогала Жанни, когда они шли на торжество. Впрочем, когда это вообще было в последний раз? Ах, на его выпускном в академии. Кажется, тогда она ему поправляла галстук. Точно, как он мог это забыть? Бар повернулся к шкафчику и вытащил последний компонент. Всё, теперь точно всё.

Найдены дубликаты