19

Баннер

Солнце садилось над единой и нерушимой Родиной нашей.


Михалыч, староста барака бодрым тенорком рассказал нам об основных показателях нашего барака, трудового исправительного лагеря и страны в целом, всего дважды сбившись в цифрах. Его задорное «ёпа мать!» от ударов индивидуальным электрошокером, парящим позади него  было заглушено нашими торопливыми дружными аплодисментами.


Через тридцать две секунды после собрания в шею каждого индивидуальным электрошокером был впрыснут дофамин и сквозь радужную дымку наступающего счастья мы нечеткой колонной пошли готовиться к отбою.


Уже пятый год страна шла к Великой цели. Бурно развивалась химическая и металлургическая промышленность. За ней подтягивалась легкая промышленность. О достижениях нашего Сколково говорили за рубежом. Много и с восхищением. Как рассказывал Михалыч, многие страны мира взяли курс на переделку своих инновационных центров по нашему образу и подобию. Единственно, немного отставала от общего темпа развития пищевая промышленность, так как многочисленные Парагвайские, египетские и Руандийские мигранты из стран, вероломно уничтоженных нашими врагами, тоже кушали. Они поголовно работали на Сибирских болотных производственных территориях, благодарно расплачиваясь за свою новую Родину добычей торфа и сбором ягод. В последнее время их усилий перестало хватать и туда стали посылать самых неуспешных работников нашего лагеря. Почему-то туда мне не хотелось. По слухам норматив их продуктовых карточек был несколько меньше наших и составлял целых полторы тысячи калорий против наших четырех тысяч. И в основном состоял из местных ягод, так как хлеб туда было трудно завозить. А ягоду я не любил с детства.


Наш лагерь делал гайку номер 24. Она служила универсальным крепежом для изделий с номерами с первого по тридцать седьмое. И каждое утро три вагона нашей продукции присоединялись к кишке длинного поезда, собиравшегося для отправки в западные районы нашей Родины. Другие лагеря делали люверсы, тросы и многое-многое другое. План предполагал развитую промышленность на основе труда таких отступников, как мы, которые своим трудом должны были искупать свои провинности.


Мы дошли до барака, легли на шконки. Мой индивидуальный электрошокер с легким жужжанием примостился в изголовье на подзарядку и выпустил контакт, присосавшийся к моему затылочному входу. Сегодня по плану был ночной концерт Макаревича. Коротко остриженный, в индивидуальной серой робе он ворвался с гитарой наперевес в мой мозг и только остатки гаснущего сознания успели запечатлеть моих лежащих друзей, негромко бормотавших в унисон – Вот, новый поворот!


***

Оппозиция в России была задавлена в корне. Массовые коррекции сознания, многочисленные лагеря, вшитые чипы-паспорта, контрольно-пропускные системы делали заброску агентов малоуспешной. Железный занавес вокруг страны был по-настоящему непроницаем. Число бегущих из России было равно нулю. Диппредставительства были автоматизированы, турпоездки не предоставлялись, а весь поток новостей из России был жестко отцензурирован. Только с помощью разведывательных спутников были видны странные приготовления по всей площади страны. Всё больше и больше росло странных пятидесятиметровых вышек с перевернутыми зонтиками спиц наверху. Эти непонятные конструкции располагались примерно в пятидесяти метрах друг от друга и ими были усеяны все регионы России. Видные аналитики ломали головы, чтобы это могло быть, но так и не пришли к единому мнению. Основным вариантом была установка пси-излучателей для постоянного контроля и коррекции мышления россиян, но это было настолько из области фантастики, что версия ушла в категорию мифических.


Высказывалось также мнение, что необходимо превентивным ударом предупредить нарастающую пассивную угрозу со стороны России, но количество «ястребов» было невелико. И запад продолжал выжидать.

***

Мой пятьсот тридцать пятый день из девятиста дней исправления был необычным. За перевыполнение плана на 20 процентов ночной просмотр хоккея между нашими и врагами был продлен на десять минут и я, наконец увидел, чем обычно заканчивается этот матч. Наши выиграли, что было ожидаемым и радостным. Правда из-за продленной снотрансляции организмом был пропущен завтрак, но это того стоило.


Затем мы реструктурировали нашу работу. На территорию лагеря за ночь въехали двадцать три вагона, наполненные небольшими плотными кусками материи, густо усеянными люверсами. Но и это было еще не всё. Вся территория лагеря была густо усыпана металлоконструкциями, между которых бойко сновали неизвестные нам спецы, монтируя из этого хаоса, что-то странное, но несомненно полезное.


Незаметно наступила ночь. Бригадир Михалыч начал торопливо проговаривать экономическую и политическую ситуацию, днем переданную ему через сеть лагеря, но был прерван ударом электрошокера. Мы привычно зааплодировали в ответ на его «ёпа мать!» и еще быстрее заработали руками, сшивая куски плотной материи через люверсы синтетическими тросами и подавая к ближайшему лифту вышки, что смонтировали за день на территории нашего лагеря незнакомые спецы. Рабочий день сегодня перешел в рабочую ночь. Организм требовал какого-то отвлечения от монотонной работы и бригадир внезапно запел – Выйду ночью в поле с конем.

Индивидуальный электрошокер сзади тут же услужливо повесил перед глазами прозрачный щиток с пробегающими словами песни и мы дружно подхватили – Ночкой тёмной тииихо пойдем!


Работа спорилась. Когда над нами начали проявляться ощутимые цвета Российского флага, мы начали петь еще громче, перекрикивая своим хрипом монотонный голос с громкоговорителя – в честь окончания Великого пятилетнего плана в четыре года и сто восемьдесят суток, каждому осужденному устанавливается снижение срока отбытия исправления провинности на тридцать процентов. Повторяю, каждому осужденному…


А над этим всем ревело многоголосое – Ой златая рожь, о кудрявый лен, ой о том, как я в Россию влюблен!


***

На территории России этой ночью творилось что-то странное. Даже Сибирские болотные производственные территории светились в ночи белыми огнями мощных прожекторов с непонятных вышек. Вся территория страны была охвачена белым светом и непонятным движением. С военных спутников шли непрерывные данные о перемещениях людских формирований во всех районах и дистриктах. Войска НАТО были приведены в состояние повышенной боеготовности, а территория России внезапно начала покрываться белесыми пятнами, которые начали очень быстро увеличиваться в площади, пока не покрыли всю территорию России сплошным баннером, с полупрозрачными площадями для контролируемых осадков. С полыми колодцами, вероятно для взлета и посадки самолетов или иной авиатехники. А возможно под этими пустыми оконцами прятались глубокие колодцы с баллистическими ракетами. Но мало того. На баннере кириллической вязью было написано на всю территорию страны «У НАС ВСЁ ОХ.ЕННО!»


***

Солнце вставало над единой и нерушимой Родиной нашей множеством слепящих прожекторов.

Баннер Текст, Антиутопия, Мат, Длиннопост

Дубликаты не найдены

+2

Охуенно

+1

охуенно!
особенно момент про хоккейный матч! в награду дали досмотреть!!!

раскрыть ветку 1
+1

Вместо завтрака)

0
Бедняга