28

Бабушкины истории. Часть 1. Остяки.

В комментариях к этому посту, я неосторожно пообещала рассказать пару жутковатых историй, которые рассказывала мне моя бабушка. Долго думала с чего начать и решила для начала рассказать ознакомительную историю про моего прапрадеда Стефана и его друзей-язычников. Конечно, это будет не жуткая история, но лично на мой взгляд интересная. И как вы понимаете я совершенно не могу ручаться за то, что эти истории на 100% правдивые, хотя не верить своей бабушке я тоже не могу.


***

Жил Стефан в деревне Комарово в верховьях реки Печоры (Республика Коми). К сожалению, этой деревни не стало еще до моего рождения, поэтому где она именно находилась знают только местные, да и то не все, сейчас на месте деревни уже давно густой лес. Сама деревня находилась у подножия Уральских гор, начинаются горы с огромных булыжников высотой в пятиэтажки, а то и выше, поросших лесом.


Бабушка рассказывала, что её дед был высоким и жилистым мужчиной, строгим, но добрым и очень он опекал свою старшую внучку Таню (то бишь мою бабушку). Она называла его «истинно верующим», что означало, что был он старовером. Направлений старообрядчества множество, из отличительных признаков было то, что крестились они только в старости, когда чувствовали, что жизнь подходит к концу, носили нитку на теле (на поясе), крестились двумя перстами и терпимо относились к другим верованиям и религиям, в том числе и к язычеству, считая, что «на все Божья воля». Если кто-то подскажет, на какое направление это похоже буду благодарна.


Стефан дружил с остяками, которые приходили с другой стороны гор вслед за оленями. По-другому она называла их манчами, насколько я поняла она имела в виду народ «манси», но буду называть их остяками, как и моя бабушка.


Остяки любили конину потреблять на их особые праздники, на лошадях никогда не ездили и считали коня чем-то вроде священного животного, как индусы корову. Стефан приводил им коней, поэтому остяки и принимали его радушно, тогда как других «цивилизованных» людей недолюбливали и сторонились. Но ничто не вечно и цивилизация насильно пришла и к ним. Больше нельзя было поклоняться духам и жить своей языческой жизнью, страна активно строила коммунизм и приносила просвещение всем, даже тем, кто его не хотел. Но это совсем другая история и не мне ее рассказывать. Надо сказать, что Стефана позже осудили на 2 года за то, что он общался и помогал остякам, но вернувшись в родную деревню занятия своего не бросил.


Однажды Стефан взял с собой к остякам свою внучку Таню, Таня в свои 15-17 лет уже работала на лесоповале и по тем временам считалась уже вполне взрослой девушкой (дело было еще до войны, в конце 30х годов). Наверное, вы спросите, почему так не точно указала возраст, а потому что точно я не знаю и бабушка, когда рассказывала уже забыла сколько ей на самом деле лет. Дело в том, что на работу брали с 14 лет и моя бабушка исправила год своего рождения в документах, что было в те времена не редкостью, а насколько исправила забыла.


Бабушка описывала остяков, как низкорослых, безбородых, с длинными волосами (и мужчины, и женщины) людей, в волосы вплетали всякие блестяшки – монетки, полудрагоценные и драгоценные камешки. Они очень быстро бегали и когда бежали их можно было услышать из-за звона, который создавали эти безделушки в волосах. Богатства у остяков были, в горах они находили драгоценные камни или золото, и на эти богатства находились охотники, но об этом позже.


Нравы у них был совершенно дикие. Таня с дедом пришли на стоянку остяков и дед оставил ее в землянке одной из семей, строго наказав ничего не трогать. Но в землянке стояла люлька с младенцем, а младенец жутко орал, потому что справил свои естественные надобности и его надо было перепеленать. То есть как перепеленать, поменять шкуру, на которой лежал совершенно голый ребенок. Таня была девушкой ответственной и старшей из детей, поэтому привыкла ухаживать за малышами. Ни капли не сомневаясь, ребенка помыла, найденной водой, запеленала, найденными там же тряпками, и даже люльку вычистила.


И каков же был ее ужас, когда пришла хозяйка землянки и начала дико кричать, перемежая слова на своем языке с русскими словами. Общий смысл был таков, что ребенок теперь «грязный», младенца не должны касаться чужие «грязные» руки и теперь его могут забрать злые духи (или вселиться в него). Остячка распеленала ребенка, вынесла его на улицу и выбросила голого в снег, крича, что он должен очиститься. Понятно Таня больше не стала вмешиваться в странные обычаи этого народа. Стефан отругал ее за то, что она его не послушала, объяснив, что он для них свой, а Таня чужая, то есть «грязная». Чтобы заслужить доверие и стать своей нужно постараться и пройти через ряд ритуалов, да и вообще не принято хозяйничать в чужом доме. А по поводу ребенка сказал, что не нужно беспокоиться. Обычно матери сразу после родов выкидывают младенцев на улицу, самые сильные выживали, а слабые племени не нужны.


Тане запретили появляться у остяков и нарушать запрет желания не было совсем, потому что месть остяков была жуткой и это будет продолжение этой истории...


P.S. Прошу простить за то, что вводный рассказ получился длинным, сократить пыталась, но не получилось.

P.P.S. Мне и сейчас очень интересно про какой именно народ рассказывала бабушка. Если посмотреть в википедию, то остяками называют группу народов (хантов, кетов, югов и селькупов) и манси в их число не входит. С другой стороны ханты и манси языковые родственники. Поэтому возможно речь все-таки шла о манси, но о манси живших на Урале и почти 100 лет назад, конечно же, сейчас ситуация совершенно иная.

Дубликаты не найдены

Вы смотрите срез комментариев. Показать все
+1

Мансей называли остяками, это совершенно точно. Манси - на их языке - "человек".

раскрыть ветку 1
0

Спасибо, теперь точно уверена, что про них шла речь.

Вы смотрите срез комментариев. Чтобы написать комментарий, перейдите к общему списку
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: