595

Бабушка Яга: Почти как в старые добрые времена.

— Избушка! — гаркнул Богатырь. — Встань по старому, как…


— Ты время видел? — в окне избушки показалась сонная Баба-Яга. — Чего разорался, окаянный?


— Положено так, не мешай. Избушка! Встань по…


— Хорош орать говорю! Возьми да сам обойди, чего здание зря тревожить?


— Не положено! — нахмурился Богатырь. — Ты что же это, бабушка, правила совсем позабыла?


— Правила? — удивилась Яга. — Какие это… Ах, правила! Ну ты вспомнил! Мы, милок, живём и развиваемся, к чему нам эти условности?


— Негоже правила забывать!


— Ой, динозавр! Бес с ним, поворачивайся, родненькая. Сердцем чую — не отстанет.


Избушка послушно повернулась дверью к Богатырю.


— Мир дому твоему, бабушка! — как ни в чём не бывало поклонился Богатырь, открыв дверь. — Как жива-здорова?


— Скриплю потихоньку, — усмехнулась Яга. — Рассказывай, что за нелёгкая тебя принесла?


— Погоди, бабушка! Ты меня прежде накорми, напои и спать уложи, а потом расспрашивай.


Яга мечтательно вздохнула.


— Почти как в старые добрые времена, — протянула она, — да только теперь я на мир иначе смотрю. Ты, Богатырь, как я понимаю, ко мне прямиком из дома пришёл?


— Верно.


— Так чего дома не поел и не попил?


— Отчего же? Дважды позавтракал!


— Как обычно, — закатила глаза Яга. — Так чего просишь тогда?


— Положено так, — насупился Богатырь, — правила такие.


— Тьфу ты, заладил! В общем так — настроение у меня плохое, потому пожрать тебе не светит. Уяснил этот момент?


— Прави…


— Цыц. Спать я тебя тоже не пущу — мне и без тебя места мало. Молви, милок, зачем пожаловал, не испытывай моё терпение.


— Кощея подлеца ищу, — сурово ответил Богатырь, — недолго супостату землю русскую топтать осталось! Укажи путь-дорогу, бабушка, век тебя не забуду!


— Какая честь, надо же, — хихикнула Яга, — не забудет он. Кощей-то тебе чем насолил?


— Так негодяй ведь!


— Это я и без тебя знаю — третий год обещает на море свозить, а воз и ныне там. Конкретно тебе он чем жить помешал? Что он такого сделал, что ты его теперь ищешь?


— Чтоб ему морду разбить причина не нужна.


— Ошибаешься, — зевнула Яга, — причина для всего должна быть, правила такие, сам напомнил. Может Кощей у тебя невесту унёс?


Богатырь почесал затылок.


— Нет. Я его и не видел никогда. Но, неспокойно, бабушка, сердцу богатырскому! Неспокойно от того, что этот гад одним со мной воздухом дышит!


— Ладно, пусть будет личное оскорбление самим фактом существования, — подмигнула Яга. — Так, причина есть, правила соблюдены.


Она откашлялась, встала в позу и сделала серьёзное лицо.


— Что ж, Богатырь, помогу тебе. Но прежде ты сослужи мне службу: добудь мне яблочек молодильных. Сделаешь — помогу тебе в твоей беде, а нет — в печи зажарю, съем, и на косточках твоих валяться буду! Чего бледнеешь? Правила такие, ничего не поделаешь.


— Так-то оно верно, — пробормотал Богатырь, — да ведь последняя яблоня с молодильными яблочками ещё до моего рождения засохла. Ты, бабушка, этого видимо не знала, а потому потребовала заведомо невозможного.


— Почему не знала? — удивилась Яга. — Знала, конечно. Самая первая узнала. Но это ничего не меняет, требование озвучено. Твои действия?


Богатырь растерянно посмотрел по сторонам, вытирая намокший лоб рукой.


— Бежать не советую, всё равно найду. Правила такие.


— Да чего ты заладила-то, в самом деле? — Богатырь попытался улыбнуться. — К чему нам эти условности?


Яга кивком указала на печь. Богатырь тяжело вздохнул, открыл заслонку и забрался внутрь.


Яга усмехнулась и не спеша забралась на полати.


— Бабушка, — позвал Богатырь из печи, — ты ведь мне так урок преподаёшь, да? Пошутила ведь?


— Ещё не решила, — сонно отозвалась Яга. — Но на косточках точно валяться не стану — годы уже не те. А насчёт всего остального даже не знаю. Высплюсь для начала, а там видно будет.  Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka

Найдены возможные дубликаты

Отредактировал NMPro 1 год назад
+31

Захотел, боец, по Уставу послужить - дык откушай полной ложкой.

+13
Иллюстрация к комментарию
+10
Все детство прикалывала песенка из детской книжки-раскраски: "Покатаюсь, поваляюсь Ивашкиного мяса наевши!" На подкорку записалось
+6
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+2
Вот точно, чет мне все эти рассказы именно эти квесты и напомнили.
+2

Избушка избушка, повернись к лесу передом, ко мне задом и чуть чуть нагнись

раскрыть ветку 4
+5
А зачем задом? Продухи должны быть со всех сторон на лето открыты. А если зима, то уж не обессудь
+1

хорошо иметь домик в деревне...

раскрыть ветку 1
+3
Иллюстрация к комментарию
0

Повернулася изба,

Накренилася труба,

Все в избушке загремело,

Словно там была борьба...

-4
раскрыть ветку 18
-4
А чё меня не зовёт никто?
раскрыть ветку 1
-1
А пробовали попросить?
-4
раскрыть ветку 15
-3
раскрыть ветку 11
раскрыть ветку 1
ещё комментарии
-7
Хуевая какая-то сказка.
Добро не побеждает, экшена нет...
Я не выспался...
На работу скоро идти надо...
Ипотека эта ещё...
Ремонт еще этот...
Эх...
раскрыть ветку 1
+1
Посмотрите на ситуацию с другой стороны: у вас есть работа и квартира (или дом). Не у каждого это есть.
ещё комментарии
Похожие посты
312

Добрая сказка: Быть Героем

— Хорошо же было раньше! — завистливо протянул Мальчишка, убирая книгу под подушку. — А сейчас что? Скука!

— А сейчас спать пора, — отозвался Голос из-под кровати. — Ночь на дворе, а тебе на занятия утром. Выключай лампу.

— На занятия! Не хочу на занятия!

— А чего хочешь?

— Хочу быть Героем! — гордо ответил Мальчишка. — Сражаться со всякими Чудищами и Монстрами. Плохими, конечно. Спасать разных прекрасных девиц. Это же так интересно!

— Можно быть Героем и безо всяких сражений с Чудищами, — усмехнулся Голос из-под кровати. — Стать Героем проще, чем ты думаешь.

Мальчишка откинул одеяло и заглянул под кровать:

— Как, например?

— Перевести бабушку через дорогу. Что смеёшься? В этот момент ты будешь для неё самым настоящим Героем. Не меньше.

— Скажешь тоже! — смеялся Мальчишка. — Но даже если и так — для этого мне незачем ходить на занятия.

— Да ну? В какую сторону сначала нужно посмотреть, перед тем как выйти на дорогу?

— Направо?

— Бум! — воскликнул Голос. — Герой повержен страшным металлическим Чудищем! Вместе с бабушкой. А ведь она на тебя надеялась. Налево смотреть нужно!

— Ладно, убедил, — вздохнул Мальчишка. — А это какой предмет?

— ОБЖ. Вроде бы. Не уверен, что он до сих пор так называется.

— У нас такого ещё нет. Как ещё можно стать Героем?

— Найти лекарство от всех болезней, — ответил Голос из-под кровати. — Тогда ты будешь Героем для всего мира. Знаешь, сколько баллад сочинят в твою честь?

— Наверное, много, — пожал плечами Мальчишка. — Но этого ждать сколько придётся? Пока вырастешь, пока научишься. Так и всё желание быть Героем пропадёт. Быстрее нельзя?

— Можно. Можно хоть каждый день быть Героем. Например, для своих родителей. Твои успехи отличный повод для их гордости.

Мальчишка не ответил и тяжело вздохнул.

— Что не так с твоими успехами? — догадался Голос. — Рассказывай.

— Тройка, — обиженно ответил Мальчишка. — Незаслуженная.

— Ты всегда можешь её исправить. Всё можно исправить, если не падать духом и не опускать руки.

— Я постараюсь. Но пока она не исправлена, Герой из меня не получается?

— Для родителей ты в любом случае будешь Героем, — уверенно сказал Голос из-под кровати. — Но это не значит, что не нужно стараться.

— Я буду стараться! — решительно заявил Мальчишка. — А что насчёт сражений и спасений прекрасных девиц?

— Можешь стать врачом. Любая болезнь — это Чудище, которое тебе нужно сразить, чтобы спасти от него прекрасную девицу.

— Но это долго!

— Все Герои, о которых ты читаешь, так или иначе чему-то учились, — напомнил Голос. — Например, искать следы и обращаться с мечом. На всё нужно время. Согласись, лучше потратить на обучение два года и победить, чем поторопиться и проиграть.

— Лучше, — кивнул Мальчишка, — с этим не поспоришь. Сейчас мне нужно учиться, чтобы потом у меня хватило знаний и сил, чтобы совершить свой великий подвиг и стать Героем. И для этого вовсе необязательно искать Чудище.

— Совершенно верно! Я рад, что ты это понял.

— А если я, когда вырасту, передумаю быть Героем? Это будет плохо?

— Ничуть! — фыркнул Голос из-под кровати. — Ты ведь всё равно им однажды для кого-то станешь. Ты этого, может даже и не поймёшь, но важно-то, что это случится.

— Очень надеюсь, что пойму, — Мальчишка зевнул и улыбнулся. — А теперь давай спать. Мне рано вставать и много трудиться, чтобы стать Героем, а ты меня тут отвлекаешь. Стыдно!

— Ну я ведь плохой подкроватный Монстр! — усмехнулся Голос из-под кровати. — Доброй ночи, будущий Герой.

Автор - Роман Седов. источник
Показать полностью
96

Один день из жизни Богатыря. Встреча в лесу (По Вашему Хотению)

Богатырь шёл через лес, жуя прихваченную с собой картошку, и думал. От тяжкого труда лоб покрылся испариной, но Богатырь не боялся трудностей и сдаваться не собирался.

— Угу!

Богатырь вздрогнул от неожиданности, подавился картошкой и закашлялся. Посмотрев по сторонам, он заметил на ветке дерева сову.

— Тьфу, дурное создание! — выдохнул Богатырь, скрутив птице дулю. — Другого кого пугай. Меня таким не проведёшь!

— Угу, — снисходительно усмехнулась сова, вспорхнув с ветки.

— То-то же!

— Почто птичку ругаешь, касатик?

Богатырь вздрогнул ещё раз и обернулся: прямо позади него стояла избушка на курьих ножках, из окошка которой выглядывала Баба-Яга.

— Яга! — обрадовался Богатырь. — Ну, наконец-то! А я к тебе.

— Знаю, — мило улыбнулась Яга. — Чего случилось?

— Напали на нас, бабушка.

— Как это? Да кому же это в голову пришло?

— Знамо кому — гномам, — ответил Богатырь. — Целый отряд, говорят, был.

Яга удивлённо приподняла бровь:

— Казну взяли?

— Хуже. Украли у Царя его любимые субботние тапочки.

Яга внимательно посмотрела на Богатыря, пытаясь понять, шутит он или нет. Засверчал сверчок.

— Понимаю, как это звучит, — заговорил Богатырь. — Но ты ведь знаешь нашего Царя — не от мира сего слегка. Будет ведь опять день и ночь выть.

— Царь-то меня как раз и не удивляет, — усмехнулась Яга. — Но вот гномы! Им-то эти тапочки зачем?

— Вот это я и собираюсь выяснить, бабушка. Помоги их найти.

— Помогу, касатик.

Яга скрылась в избушке и через минуту вышла на крыльцо:

— С этим ты быстро своих гномов найдёшь.

Что получил Богатырь для помощи в поисках?
-Зашифрованную записку с точным адресом
-Сопротивляющегося кота Баюна
-Полное собрание учений "О следопытстве" в семи томах

— Благодарю тебя, бабушка! — низко поклонился Богатырь. — Я твоей доброты не забуду. Что ни попросишь, всё для теб…

Богатырь запнулся и покраснел. Яга расплылась в улыбке.

— Всё, говоришь? — проворковала она. — Ну, раз всё.

Яга подошла к Богатырю, встала на цыпочки и зашептала ему на ухо. Богатырь побледнел.

Что Яга попросила взамен?
-Найти повод и дать по ушам Кикиморе
-Отобрать у Баюна банку сметаны в нечестном бою
-Разбудить Казначея посреди ночи и сказать, что Царь всё знает
-Делать вид, что Богатырь на коне

— Как? — у Богатыря пересохло в горле. — Да ты в своём ли уме, бабушка? Да как можно у меня такое просить?

— Сам сказал — что ни попрошу, — подмигнула Яга. — Я и попросила. Твоё счастье, что мне ничего сурьёзного не нать - так, посмеяться хочу. Но ты не торопись, это подождёт, пока ты Царю его тапочки не вернёшь. Или отказываешь?

Богатырь тяжело вздохнул:

— Ни в коем случае. Всё сделаю, как велено.

Автор - Роман Седов. источник


UPD Роман Седов пишет сказку, учитывая варианты, выбранные читателями.

75

Сказочное приключение. Глава 1: Лес-Не-Пройти (часть 4)

— Ой-ёй! — воскликнул почти Дракон. — А я тут тоже думал всякое.

— Не переживай, — улыбнулся Кощей. — Ты же сам сказал, что совсем немного времени тут провёл.

— Ну да. Не совсем много. Несколько часов всего. Я пока ходил, думал, всего три раза спать ложился.

— Три дня? — Иван посмотрел на Кощея. — Вот тебе и несколько часов. Мог что-то надумать за три дня?

— Не за три. Он, Ваня, Дракон…

— Почти.

— Почти Дракон, — Кощей подмигнул почти Дракону. — Молодые Драконы, Ваня, могут неделю не спать и даже не зевнуть. Энергии-то через край, то-то он думал, что несколько часов прошло. Но это не имеет значения — он один тут думал всякое, Тёмному Лесу этого недостаточно.

— Мало ли, — Иван нахмурился. — Вспоминай, о чём думал?

— О рыбе, — смущённо ответил почти Дракон. — Кушать очень хотелось просто.

— И всё?

— Не совсем. Я ещё думал о булочках, но немного. Думал, как было бы здорово, если бы рядом был друг. Мне очень нравится болтать с кем-нибудь перед сном. Или чтобы он мне книжку читал, а я под неё засыпал.

— Ничего плохого не думал, — обрадовался Иван. — Это хорошо.

Почти Дракон поковырял лапкой землю. Иван вздохнул:

— Выкладывай.

— Я представлял, что мой друг будет меня защищать, — пробормотал почти Дракон, — используя для этого любые способы. Я в книжке про такое читал, очень здорово звучало.

— Это как? — не понял Иван.

— Ну, например, он бы мог сожрать его обидчика, — пояснил Кощей. — На этом всё?

— И чтобы был умным, но не очень умнее меня, чтобы ему со мной тоже интересно было.

— Ладно, звучит всё не так уж и плохо. Никого, надеюсь, не представлял?

— Не представлял, — ответил почти Дракон, опустив глаза вниз.

— И хорошо, — сказал Иван. — Больше об этом не думай, договорились?

— Договорились.

— Отлично! Кощей, я предлагаю выйти из Леса, а то я начинаю видеть то, чего бы мне не хотелось видеть.

— Чудище? — заинтересовался Кощей.

Иван молча показал на ветку дерева. Кощей посмотрел и ойкнул:

— Ты, Ваня, поменьше шути со своей тёщей о преисподней, ладно? Хотя, нельзя не признать, как ей идёт этот розовый пятачок. Да и копыта, кстати, тоже ничего.

— А что там? — спросил почти Дракон. — Я ничего не вижу.

— И не надо, — поёжился Иван. — Лучше спать будешь. Нам в какую сторону возвращаться?

— Рано ещё, — ответил Кощей, — Цветок-то я не нашёл. Но мы можем выйти ненадолго, голову проветрить. Обратно я нас верну, не переживай.

— Главное пораньше, мне за сметаной успеть нужно.

— Ваня, мы когда домой вернёмся, там всего пять минут пройдёт. Пусть не все, но некоторые хитрости Тёмного Леса мне знакомы.

— А я с вами пойду, — сказал почти Дракон. — Мне всё равно больше делать пока нечего.

Сразу после того, как все вышли из Тёмного Леса, в нём произошло нечто удивительное: в воздухе появилось чёрное пятно, которое дрожало и растягивалось, принимая причудливые формы. Через некоторые время пятно сжалось в крошечную точку, тут же растянулось и шлёпнулось на землю.

Большой чёрный Кот неуклюже поднялся на лапы, огляделся и протяжно мяукнул.

Автор - Роман Седов. источник
68

Сказочное приключение. Глава 1: Лес-Не-Пройти (часть 3)

— Я, всё же, не понимаю, — Иван начертил на земле веткой схему и смотрел на неё, обхватив голову руками. — Вне леса прошли сотни лет. Так?

— Так, — кивнул Кощей.

— Так, — повторил почти Дракон, тоже кивнув, глядя на Кощея.

— И ты в этом Лесу раньше бывал?

— Бывал.

— Вот! — Иван поднял вверх указательный палец. — Но раньше ты его тут не видел. Почему же он сейчас тут есть?

— Так я же откуда знаю? — удивлённо развёл руками Кощей. — Ваня, это Тёмный Лес, в нём другие правила действуют. Даже Леший не всё о нём знает, куда уж мне-то?

— Что значит «даже Леший»?

Кощей внимательно посмотрел на Ивана:

— Ваня, а кто такой Леший, по-твоему?

Почти Дракон тоже повернулся к Ивану.

— Ну, — Иван замялся, — злодей лесной. Вроде того. Выглядит, правда, не по-злодейски. Обычный мужик, только что мхом зарос.

Почти Дракон повернулся к Кощею.

— Леший никакой не злодей, — вздохнул Кощей, сев на землю. — Леший, Ваня, это хозяин леса. Его душа, если угодно.

— Ничего себе! А что же эта душа стольких людей погубила? Только за последний год сколько из леса не вернулось? Не злодей, говоришь?

Почти Дракон, нахмурившись, уставился на Кощея.

— Не злодей. Злодеи, Ваня, зло творят сознательно, а Леший, несмотря на возраст, как дитя. Что людям зло, то ему забава. Смеха ради человека поглубже заведёт и забудет. Не специально — бабочку красивую заметит там или птенец какой из гнезда выпадет. И раз уж ты об этом заговорил: а скольким людям Леший помог из леса выйти? Только за последний год. А?

Почти Дракон прищурился, повернувшись к Ивану.

Иван молча шмыгнул носом.

— То-то же! — усмехнулся Кощей. — Каким люди его придумали, такой он и есть. И если уж злиться, то на самих себя.

— Придумали? — ахнул Иван. — Это как понимать?

— А вот так и понимать, Ваня. Тёмный Лес, как ты заметил, от других лесов не отличается. Да и название Лес-Не-Пройти к нему тоже подходит. Если не знать, как выйти, то обратно не вернёшься. А там, где выйдешь, может другой лес оказаться. Пусть и не Тёмный, но человек из него может никогда выхода не найти.

— Жуть.

— Жуть, — повторил почти Дракон, испуганно теребя в лапах хвост.

— Жуть, — согласился Кощей. — Так вот: перед тем, как в Лес зайти, что я тебе первое сказал?

— Поменьше думать о плохом, — ответил Иван.

— А почему, знаешь? Потому что Тёмный Лес твои плохие мысли тебе и покажет. Зная, что тут всякое бывает, человек невольно размышляет о том, что может ему привидеться в этом Лесу.

— И именно это и привидится?

— Верно, — кивнул Кощей. — Люди, которые поселились тут первыми, быстро заметили, из какого Леса обычно не возвращаются. Но они не думали, что дело именно в Лесу, они считали, что там кто-то живёт. Одни говорили, что это какой-то дух, который защищает деревья, другие думали, что этот дух забавляется, заставляя людей уходить всё дальше. И таких вот мнений, Ваня, были сотни. Как и всегда, несмотря на то, что люди знали, что ходить в этот Лес не следует, они в него шли. Каждый такой человек нёс с собой мысль о том, кто же живёт в этом Лесу и их, Ваня, было очень много. И однажды Тёмный Лес и выпустил из себя того, о ком так часто думали люди, пока бродили здесь в ожидании неминуемого.

Автор - Роман Седов. источник
94

Сказочное приключение. Глава 1: Лес-Не-Пройти (часть 2)

То, что появилось перед ними, вызвало недоумение: это было небольшое существо, ростом, примерно, по пояс Кощею. Голова существа была скрыта под ведром; в одной лапе существо держало крышку от котелка, а в другой длинную ветку. Существо приподняло ведро и подошло к Ивану:

— Злодей?

— Нет, — ответил Иван. — Герой.

Существо удовлетворённо кивнуло и повернулось к Кощею:

— Злодей?

— Самый настоящий, — улыбнулся Кощей.

Существо радостно вскрикнуло и опустило ведро на голову:

— Тогда изволь принять смерть от моего меча!

Существо издало боевой клич и ткнуло Кощея палкой в колено, после чего сразу приподняло ведро. Кощей охнул и схватился за сердце:

— Повержен! Ох, кончился мой злодейский век! Великий рыцарь одолел меня и положил конец моим злодеяниям!

Кощей упал на землю, закряхтел и раскинул руки в стороны, глядя в небо широко открытыми глазами.

— Ой-ёй! — испугалось Существо, отбрасывая ведро, крышку и ветку в сторону. — Кажется, я серьёзно его ранил. Эй! Вы в порядке?

Существо подошло поближе к Кощею и похлопало его по щекам. Кощей тут же обхватил Существо руками и защекотал.

— Сдаюсь! — захохотало Существо. — Пощады!

Кощей, улыбаясь, выпустил Существо и поднялся с земли, отряхивая одежду.

— Ничего не понимаю, — удивлённо протянул Иван. — Это что сейчас было-то?

— Игра, Ваня, — усмехнулся Кощей, — Давно ли ты вырос, что уже успел забыть, что это такое?

— Знаю я, что это игра. А чего ты с ним играешь, будто сто лет знаком? Кто это вообще?

— Как кто, Ваня? Это же Дракон! Маленькие Драконы очень игривые, с ними необязательно быть знакомыми, чтобы играть. Я же Горыныча растил, знаю.

Иван изумлённо посмотрел на Существо:

— Дракон? Никогда таких не видел.

— Это потому, что я не совсем Дракон, — сказало Существо, встав на лапы. — Я почти Дракон.

— Что ещё за почти Дракон? — удивился Иван. — Порода такая, что ли?

— Не знаю, — пожал плечами почти Дракон.

— Не знаешь, какой ты породы?

— Не знаю, что такое порода.

— Он, Ваня, ещё маленький, — усмехнулся Кощей. — Вот и называет себя «почти Драконом», прямо как тот, из сказки.

— Из сказки? — заинтересовался почти Дракон. — Что за сказка такая?

— Вспомнил! — закивал Иван. — А я-то и думаю, знакомое имя.

— Что за сказка?

— Сказка про маленького Дракона, — ответил Кощей. — Который подружился с Царевной, а потом спасал её от страшного волшебника.

— Надо же! — обрадовался почти Дракон. — Совсем как я!

— Маленький?

— Нет. Хотя, да. Но я тоже подружился с Царевной и тоже спасал её от одного гадкого старикашки, который пытался напугать нас всякими страшностями и людьми без лиц. А я на них такой огнём — раз! И не стало их совсем.

— И Рыцарь тебе тоже на хвост наступал?

— Наступал, — подтвердил почти Дракон. — А откуда вы знаете?

— Мы тоже эту сказку читали, — подмигнул Иван. — Все маленькие Драконы такие выдумщики?

— Я не маленький и не выдумываю. Если вы будете такие обидные вещи говорить, мы не подружимся.

— Погоди, Ваня, — Кощей улыбнулся и сел рядом с почти Драконом. — Давно ты в этом лесу?

— Несколько часов, наверное, — подумав, ответил почти Дракон. — Я отдал белке орехи и решил немного погулять. Знаете, чтобы подумать. Но это оказалось скучно и я решил поиграть, а потом встретил вас.

— Предположим. А что это за лес, знаешь?

— А как же! Обычный Тёмный Лес. Конечно, он не совсем обычный, но из необычных самый обычный. Правда я других необычных не знаю.

— Верно, — удивлённо протянул Кощей. — Так и назывался. Но ты ведь не можешь этого знать.

— Это почему? — спросил Иван.

— Потому что, Ваня, судя по его росту, ему, примерно, лет сорок. А Тёмный Лес давно так называть перестали, это название только долгожители вроде нас с Ягой и помнят.

— Значит он его от кого-то услышал.

— Или он правду говорит.

— Не может он правду говорить! — закатил глаза Иван. — Даже если это и не сказка вовсе — те события произошли сотни лет назад! А ему, как ты заметил, примерно сорок лет. И это вообще нормально, что он в такие годы в рыцарей играет?

— Нормально, — кивнул Кощей, вытащив из сумки одну из книг. — Его сорок это как ваши десять. Примерно.

— Я бабочку случайно проглотил.

— Даже меньше десяти.

Кощей раскрыл книгу и погрузился в чтение. Почти Дракон повернулся к Ивану:

— А что такое Герой?

— Это, — Иван задумался. — Это почти Богатырь.

— Богатырь? — переспросил почти Дракон. — А я знаю, кто такие Богатыри. А почему вы почти Богатырь? Не выросли ещё?

— Не совсем, — усмехнулся Иван. — Богатырями рождаются — они большие, смелые и очень-очень сильные. Они сражаются за Добро, помогают слабым и защищают всех от Зла. Я занимаюсь тем же самым, только мне приходится пить особое зелье, чтобы стать очень сильным.

— Зелье?

— Ну, как бы это… Волшебная водица.

— Понял, — важно кивнул почти Дракон. — А Богатыри могут вот такой же огромный камень поднять?

— Легко, — кивнул Иван, посмотрев на камень.

— Значит мне попадались неправильные Богатыри.

— Это почему?

— Никто из них не поднимал такой камень.

— А ты их об этом просил?

— Об этом я не подумал, — почти Дракон смущённо покусал себя за хвост. — Действительно, с чего бы им делать это просто так?

— Нашёл! — воскликнул Кощей, ткнув в книгу пальцем. — Тёмный Лес…

— Лес-Не-Пройти, — поправил Иван.

— Лес-Не-Пройти. Внутри этого леса время иначе течёт. Так что, Ваня, очень возможно, что перед нами тот самый почти Дракон.

— Я сразу сказал, что я тот самый! — фыркнул почти Дракон. — Книжке вот верят, а мне нет. Что за люди!

Автор - Роман Седов. источник
Показать полностью
126

Сказочное приключение. Глава 1: Лес-Не-Пройти (часть 1)

— Утречко доброе, Василисушка! — любезно поздоровался Кощей, широко улыбаясь. — Как жива-здорова?

Василиса медленно выпрямилась, держа в руке свежую морковку.

— Опять ты? — нахмурилась она. — Чего пришёл?

— По делу, Василисушка, по делу. Помощь мне нужна.

— Тебе? — удивилась Василиса. — Это с каких это пор тебе помощь нужна?

— После последних событий в моей нескучной жизни, — усмехнулся Кощей. — Понимаешь ли, если бы я не был таким забывчивым, то мы бы с Ванькой в тот же день домой вернулись.

— А забывчивость твоя тут каким боком?

— Я, Василисушка, колдовству обучен. Был. Колдовство — штука нехитрая, но без практики быстро забывается. Вот я и решил, так сказать, освежить свои знания. Хотя, честнее будет сказать, научиться заново.

— Интересно, — Василиса прищурилась. — А Ваня тебе чем помочь может?

— С колдовством — ничем, — честно ответил Кощей. — Но мне нужно посетить парочку мест, в которые, так скажем, одному лучше не ходить. Но ты не переживай, я для Ваньки у Яги зелье взял, на всякий случай. Отпустишь?

— Напьётесь — я из тебя журавлика сделаю, — мило улыбаясь, проворковала Василиса. — Понял меня?

Кощей не понял, но сделал серьёзное лицо и кивнул. Василиса собрала морковку и повернулась к открытому окну:

— Чего притих там? Иди, ждут тебя.

Иван, светясь от счастья, вышел из избы.

— Как закончишь — сразу домой, — напомнила Василиса. — Понял? И на обратном пути сметаны возьми. На ужин вареников налеплю.

— Понял, сделаю, — кивнул Иван, чмокнув жену в щёку. — Как закончу, сразу домой.

Иван вышел за забор, пожал руку Кощею и они быстро зашагали в сторону леса. Василиса, некоторое время смотря им вслед, вдруг шлёпнула себя ладонью по лбу:

— Вот дура! Надо было уточнить, что именно закончит, — пробормотала она. — Обязательно ведь воспользуется таким случаем. Эх!

***

— Скажи-ка мне, Ваня, — заговорил Кощей, когда изба Ивана осталась далеко позади. — Вот слова Василисы о том, что она из меня журавлика сделает — к чему? Мне от этого страшно должно быть?

— Должно быть, — кивнул Иван. — Это она к тому, что она тебя так свернёт — вовек не разогнёшься.

— И сможет?

— Сможет. Она тут занятие себе нашла — обычную бумагу в такие причудливые фигуры складывает! Залюбуешься. Сноровки, по её словам, у неё немного, но, лучше не рисковать. Она в гневе страшна. Так куда мы идём?

— Мы Ваня, идём в лес, — ответил Кощей. — Но не в обычный, а в…

— Лес-Не-Пройти?

— Он самый, Ваня. Глупое, к слову, название — прежнее лучше было. О чём я? Ах да — там растёт цветок, который мне крайне необходим для производства…

— Ты как-то странно разговариваешь, — усмехнулся Иван. — Книгу, что ли, умную прочёл?

— Две! — гордо заявил Кощей. — Я после нашего последнего путешествия твёрдо решил вернуть все свои забытые знания.

— А в сумке у тебя что за книга?

— А в сумке у меня несколько книг. Там заклинания всякие, проклятия и всякая полезная информация о природе вещей, колдовских местах и других интересных вещах. Нам сюда.

Кощей свернул с тропы и пошёл через поле к густому лесу.

— Запомни, Ваня, — учил Кощей. — Поменьше думай о плохом и не верь всему, что увидишь в этом лесу. По большей части это будут всего лишь видения, не более.

— А как узнать, видение это или нет? — спросил Иван.

— По уху дай. Завизжит — настоящее, нет — видение.

Остановившись у края леса, Кощей с важным видом раскрыл книгу и пролистал несколько страниц. После чего внимательно прислушался, посмотрел на солнце и глубоко вдохнул.

— Теперь можно идти, — сказал Кощей. — Не заблудимся. Знаешь, почему этот лес называют Лес-Не-Пройти?

— Потому что его невозможно пройти, — ответил Иван. — По слухам знаю, сам-то я в него никогда не ходил.

— И правильно, Ваня. Без нужных знаний в него лучше не ходить. Очень важно знать, в какое время ты в него зашёл, ведь выйти из него можно лишь с той же стороны и в то же самое время. Идём.

— Идём, — Иван пошёл следом за Кощеем. — А что за растение тебе нужно?

— Цветок, — уточнил Кощей. — Растёт только в этом лесу. Сразу узнаешь — у него длинные двухцветные лепестки.

— Каких именно цветов?

— Любых. Главное, что два цвета. Стой!

Иван замер. Кощей повернулся к Ивану и молча потрогал своё ухо указательным пальцем. Иван кивнул и прислушался.

В их сторону кто-то бежал.

— Видение? — шёпотом спросил Иван.

— Видения не бегают, — так же тихо ответил Кощей. — Они образовываются.

Он вынул из кармана небольшую бутыль и протянул Ивану:

— Глотка достаточно.

Иван сделал глоток зелья, поморщился и потряс головой: глаза сделались зорче, слух острее. Иван вернул бутыль Кощею и они стали ждать.

Автор - Роман Седов  источник
Показать полностью
580

Забавные существа эти люди. А главное — какие выдумщики! (другое Королевство)

— Насилие — не выход! — пискнул Дракон, еле успев убрать хвост из-под меча Рыцаря. — Давайте поговорим!

— Вот голову тебе отрублю, тогда и поговорим, — хмыкнул Рыцарь, поднимая меч.

— Боюсь, благородный Рыцарь, без головы я не буду настроен на разговоры.

— Тем лучше.

Меч Рыцаря опустился в двух сантиметрах от хвоста Дракона.

— Да что ж вы делаете, любезнейшей! — испуганно заорал Дракон. — Собрались рубить голову, а сами на хвост нападаете! Стыдно!

— А я с хвоста рубить начну, — ответил Рыцарь. — Так и до головы доберусь.

— Ну, знаете ли! Я ведь и защищаться могу! Как вот стукну — мало не покажется!

— Стукни.

Дракон обеспокоенно потёр лапы:

— Я надеюсь достучаться до вас другими способами.

— Трус. Только и можешь, что на женщин нападать. Получай!

— Мне не надо! — взвизгнул Дракон, вовремя убрав лапу от меча. — С чего вы взяли, что я могу на женщин нападать?

— Он ещё и спрашивает! — разозлился Рыцарь. — Ну, держись!

— Помогите!

После нескольких безуспешных попыток поразить Дракона, Рыцарь опустил меч и сел на землю, тяжело дыша.

— Вы бы забрало подняли, — посоветовал Дракон, — дышать легче станет. Может водички?

Рыцарь поднял забрало и, после недолгого раздумья, кивнул. Напившись из протянутого Драконом ковша, Рыцарь шумно выдохнул:

— Хорошо, — протянул он. — Благодарю. Но это никак не повлияет на моё желание отрубить тебе голову.

— Надо было предлагать вино, — вздохнул Дракон. — Хотя бы скажите, за что мне такая ужасная участь? За мою голову назначена награда, верно? Не зря же ко мне уже три недели Рыцари приходят. Но за что? И причём тут женщины?

— Три недели? — удивился Рыцарь. — И никто до сих пор с тобой не справился?

— Куда им! Я уходил из пещеры сразу же, как только слышал, что кто-то идёт.

— А чего сегодня не ушёл?

— Книга интересная попалась, — грустно улыбнулся Дракон. — Зачитался.

— Судьба, значит! — усмехнулся Рыцарь, вставая с земли и поднимая меч. — Сам виноват. Не надо было нападать на наших женщин.

— Вы совершаете чудовищную ошибку, благородный Рыцарь. Вы и сами убедитесь в этом, когда истинный злодей продолжит похищать ваших женщин. И вам будет очень стыдно!

Рыцарь, задумавшись, опустил меч.

— Интересно, — пробормотал он. — Сколько, говоришь? Три недели к тебе Рыцари приходят?

— Каждые два дня, — кивнул Дракон. — О чём вы задумались?

— О том, что за эти три недели никого не похитили.

— Только нападали?

— Выходит, что так, но я и о случаях нападения не слышал.

Рыцарь бросил меч на землю и снял шлем. Дракон радостно выдохнул.

— Дай-ка подумать, — Рыцарь почесал затылок. — Жена разбудила меня рано утром, сказала, что ты напал на неё недалеко от дома. Она хорошо тебя описала, так что ошибки быть не может. И ведь я только сейчас начал понимать, что тебе незачем летать так далеко, тут же деревня рядом есть.

— Есть, — подтвердил Дракон. — И когда я мимо пролетаю, там такая паника начинается! Страшно подумать, что случится, если я на самом деле на кого-нибудь там нападу.

— Вот и у нас также обычно. Потому и странно, что я ничего…

Рыцарь запнулся и нахмурился:

— Хорошо, всё же, иногда поговорить — начинаешь обращать внимания на всякие мелочи. Это ведь жена меня попросила никому ничего не говорить, мол, незачем поднимать панику и пугать Принца из соседнего Королевства, который приехал в гости. И мне это показалось очень даже логичным.

— Интересно, — хихикнул Дракон. — Сколько вы до меня шли?

— Сутки.

— И сутки на обратный путь?

— Верно, — ответил Рыцарь. — Чего улыбаешься?

— А Принц когда приехал?

— Три недели назад. А он-то тут каким… Ах ты ж сволочь! Ну я тебя!

Рыцарь, не поднимая меча, бросился к выходу из пещеры.

— Забавные существа эти люди! — захохотал Дракон. — А главное — какие выдумщики!

Автор - Роман Седов. источник
Показать полностью
305

Даже голос разума — и тот дурной (в избушке Бабы-Яги)

— Сбежал! — радостно заорал Баюн, запрыгнув в избушку через окно. — Ха! Царь — ноль, величайший котик — один!

— Чтоб тебя! — встрепенулась дремавшая в кресле Баба-Яга. — Ты чего орёшь, окаянный?

— А как не орать, бабушка? Ну кто радуется своим достижениям шёпотом?

— Это каким таким достижениям?

— Невероятным! — гордо задрал голову Баюн. — На меня Царь собак спустил, а я сбежал.

— Как это — собак? — ахнула Яга. — За что? Он там совсем очумел? Крепко ему корона на черепушку давит.

— Больше не давит. Нету у него больше короны!

Яга моментально проснулась:

— Ты чего натворил, валенок? Ты царскую корону украл?

— Совершенно верно! — довольно кивнул Баюн. — Украл. Прямо с головы стащил!

— Ой, бестолочь! — тихо протянула Яга, закрыв лицо руками. — Да ты хоть представляешь, что теперь будет?

— А то! Царь теперь без короны ходить будет.

— Дурень! Да теперь Богатыри со всех уголков Тридевятого Царства тебя искать станут, чтобы эту корону Царю вернуть!

— Ну с этим у них ничего не выйдет, — подмигнул Баюн. — Я эту корону бродячему торговцу на две монеты обменял. А монеты — на сметану. Сметану я благополучно съел, так что концов не найти.

Яга тяжело вздохнула:

— Я тебя уверяю — ни один Богатырь не поверит, что ты настолько глуп, чтобы такую драгоценную вещь на две монеты менять.

— Так я и не настолько... — Баюн задумался. — Ой.

— Ой! — ехидно передразнила Яга. — Ты когда-нибудь научишься думать о последствиях? Залез бы в казну, взял бы пару монет — никто бы и не узнал.

— А в чём тогда смысл? Это, бабушка, совершенно не по-злодейски, раз об этом никто не узнает. То ли дело корону с головы стащить!

— Вот когда тебя Богатыри в узел вязать начнут, поймёшь, в чём смысл.

Баюн почесал за ухом и замер с поднятой лапой.

— А-а-а! — понимающе протянул он. — В смысле — А-А-А! Что делать-то, бабушка? Давай скажем, что я по твоему приказу эту корону стащил?

— Чтобы меня в узел вязали? — усмехнулась Яга.

— Тебя не посмеют, ты ст… женщина. Уважаемая. В годах.

— Сейчас я тебя в узел завяжу.

— Не надо! — захныкал Баюн. — Я просто перенервничал. Вот мне же ещё будто голос в голове говорил: не надо этого делать!

— Это был голос разума, — Яга, зевнув, встала с кресла. — Ты бы прислушивался, плохого не посоветует.

— Сметану вместе с банкой сожрать тоже он посоветовал. Нет следов — нет проблем.

— Всё у тебя через хвост. Даже голос разума — и тот дурной.

— Происходящая ситуация вынуждает меня пропустить мимо ушей это вопиющее оскорбление! — фыркнул Баюн. — Что будешь делать, бабушка?

— Я? — удивилась Яга. — А почему я-то?

— Потому что ты у меня такая хорошая и не дашь своего любимого котёночка в обиду. Да?

— Нет.

— Я знал, что ты не отка… Чего?

— Видел бы ты свою морду! — хихикнула Яга, взяв с полки книгу. — Конечно я не дам тебя в обиду. Но это не значит, что не нужно думать о последствиях своих деяний.

— Я буду думать! — торжественно пообещал Баюн. — Прямо вот сейчас и начну.

Яга раскрыла книгу, нашла нужную страницу и замахала руками, читая заклинание. Закончив, она вернула книгу на место и вернулась в кресло.

— Всё? — поинтересовался Баюн.

— Всё, — кивнула Яга. — Царь как раз сейчас должен обнаружить корону на своей голове и решить, что ему всё приснилось. И всем остальным, кто тебя видел, тоже. А теперь, в качестве благодарности, посиди тихо, мне отдохнуть нужно.

— Отдыхай, бабушка. Я тогда прогуляюсь пойду. Скоро вернусь.

***

— Бабушка! — заорал запыхавшийся Баюн, запрыгнув в избушку через окно. — Бабушка, просыпайся!

— Что случилось? — испугалась Яга.

— Богатыри на подходе!

— Какие Богатыри?

— Самые обычные! — прошептал Баюн, осторожно выглядывая в окошко. — Как ты и советовала, я отправился в царскую казну, откуда стащил две монеты. Когда я выбрался, я увидел несколько Богатырей, которые болтали неподалёку. Голос разума посоветовал мне пристыдить их, мол, у них под носом злодеяние творится, а они не видят!

— Валенок! — выдохнула Яга.

— Ничуть! Я вспомнил, что нужно думать о последствиях.

— Умничка, котёночек! И что же ты сделал?

— Пристыдил, разумеется! — радостно сообщил Баюн. — Я подумал и решил, что ты с лёгкостью разберёшься с последствиями ради своего любимого котёночка! Правда же? А чего ты так нахмурилась, бабушка? А розга тебе зачем?

Автор - Роман Седов. Источник
Показать полностью
226

Эта голова не только корону носить умеет (из жизни в Тридевятом Царстве)

— Царь-батюшка! — толстый Боярин протиснулся в двери тронного зала. — Дракон!


— Да сколько можно! — Царь стукнул кулаком по подлокотнику. — Эх, не был бы я таким старым — лично бы голову ему отрубил!


— Так бы и было, Великий Государь! А сейчас чего делать прикажете? В колокола звонить? За Богатырями послать?


Царь слез с трона, подошёл к окошку и посмотрел на Дракона, который сидел за стеной.


— Богатырей, пожалуй, — пробормотал он, перекрестившись. — Хотя погоди. Во сколько казне их работа обходится?


— Мешок золота, — отрапортовал Боярин.


— То-то мне золота на постройку второй башни не хватило! — ахнул Царь. — Даже налог поднять пришлось из-за этих Богатырей. Совсем обнаглели.


— Разделяю ваше негодование и восхищаюсь вашим острым умом, Царь-батюшка!


— Ещё бы. Слушай, что я тут подумал: предыдущий Дракон чего хотел?


Боярин почесал затылок:


— Если не путаю, то десяток коров. А что?


— Как что, дубина? — всплеснул руками Царь. — Да ведь этих коров у нас в Царстве не сосчитать!


— Как это не сосчитать? — удивился Боярин. — Триста семьдесят пять штук, включая телят.


Царь тяжело вздохнул, закатив глаза.


— С кем приходится работать, — пробормотал он. — Я к тому, что десяток коров куда дешевле мешка золота. Так почему бы просто не давать Дракону то, что он просит?


— Царь-батюшка! — Боярин восхищённо захлопал в ладоши. — Какая идея! Ну чистый восторг! Это ж какая экономия!


— Эта голова не только корону носить умеет! — Царь гордо постучал пальцем по своему лбу. — Эдак и на третью башню замахнуться можно. Эй, там! Пошлите к Дракону Гонца, пусть узнает, что ему нужно!


***


— Великий Государь! — заорал Гонец, поклонившись. — Дракон требует выдать ему пять коров! В случае отказа обещает крушить, жечь и причинять иной ущерб по своему разумению.


— Слыхал? — довольный Царь подмигнул Боярину. — Пять коров! Всего-то! А вот если бы не я, вы бы и дальше, как дураки, Богатырям платили.


— Так ведь по вашему указанию, Царь-батюшка... — заговорил было Боярин и осёкся, поймав удивлённый взгляд Царя. — В смысле, что бы мы без вас делали!


— Вот и я том же. Эй, там! Выдайте Дракону пять коров!


***


— Царь-батюшка! — Боярин остановился у трона и изобразил подобие поклона. — Дракон!


— Опять? — удивился Царь. — Быстро он, однако, вернулся. Чего на этот раз хочет?


— Пять коров требует. В случае отказа…


— Да понятно, понятно. Выдайте ему пять коров, жалко вам, что ли. Всё дешевле, чем мешок золота платить.


***


— Царь-батюшка! — Боярин, тяжело дыша, шагал чуть быстрее обычного. — Там…


— Дракон, — кивнул Царь. — Не удивил. Ты с этих слов разговор уже почти три месяца начинаешь. Возьми и выдай ему пять коров, чего бегать-то каждый раз?


— Не получится. Кончились коровы.


— Как кончились? Их же у нас триста семьдесят пять штук!


— Было, — виновато развёл руками Боярин. — Всех Дракону скормили за эти месяцы. Каждый день ведь летает, скотина ненасытная, ни одного не пропустил.


— Как быстро время летит, — покачал головой Царь.— Ну предложите ему свиней или курями пусть возьмёт.


— Коров требует. Грозится жечь, крушить и далее по списку.


— Понятно. А как у Драконов со слухом?


— Со слухом? — удивлённо переспросил Боярин. — Обычный слух, ничего выдающегося. А что?


— Вот же сволочь крылатая! — воскликнул Царь, стукнув кулаком по подлокотнику. — Эх, не будь я таким старым, он бы рядом с нашим Царством летать бы боялся. Чего делать будем?


— Один выход всего, Царь-батюшка. Богатырей звать надо.


— Сам знаю. Но надо было, чтобы ты это сказал, чтобы мне потом было кого винить. Эй, там! Отправьте Гонца к ближайшему Богатырю!


***


— Государь! — Гонец упал на колени перед троном и стукнулся лбом о пол. — Не вели казнить!


— Я подумаю, — нахмурился Царь. — Плохие новости принёс, что ли?


— Богатырь сказал, что один он на этого Дракона не пойдёт, мол, слишком уж тот разожрался за эти месяцы. Впятером, говорит, идти нужно.


Царь побледнел.


— Пять мешков золота! — прошептал он. — Да что ж это делается-то!


— Десять, Царь-батюшка, — поправил Гонец, не поднимаясь с пола. — По два на каждого Богатыря. Больно уж Дракон крупный.


— Негодяи! — проворчал Царь. — А всё из-за кого? Что ты стоишь, глазки в пол опустил? Стыдно?


— Я? — ахнул Боярин. — Великий Государь, но ты ведь сам это…


— Цыц! Сам знаю, что я придумал. А чего ты не отговорил меня от этой затеи, а? Мешок золота ведь всего! А теперь десять отдать надо! Придётся теперь опять налог повышать. Не стыдно тебе?


— Царь-батюшка, — подал голос Гонец, — насчёт этого Богатырь тоже сказать велел.


— Что сказать? — заинтересовался Царь. — Говори.


— Не могу вслух. Разрешите на ухо прошептать.


— Ну шепчи, коль так не можешь.


Гонец встал с колен, подошёл к трону и прошептал Царю слова Богатыря. Царь покраснел.


— Скипетр? — переспросил он.


— Скипетр, — повторил Гонец. — Так и сказал.


Царь повернулся к Боярину:


— А у нас кто-нибудь сильнее Богатырей есть?


Боярин молча развёл руками.


— Тогда не буду налог повышать, — решил Царь, отложив скипетр подальше. — Придумаем чего-нибудь. А ты ступай, зови Богатырей, пока Дракон крушить и жечь не начал. Эх, не видать мне третьей башни!

Автор - Роман Седов. источник
Показать полностью
759

Кот Баюн

В славянской мифологии есть один весьма любопытный персонаж – кот Баюн. Да-да, про него ещё сам Александр Сергеевич писал. Вот, только до того, как кот стал в Лукоморье сказки рассказывать, он был одним из самых опасных существ, с кем путники старались не встречаться.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

Есть мнение, что этого кота создал сам Велес, когда у него мыши хлеб поели. Бог на них огорчился и бросил в серых грызунов рукавицей, а она превратилась в кота. Животное получилось свободолюбивое и с непростым характером. Баюн предпочитал жить в укромных местах и охотился на путников весьма интересным способом.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

Он восседал на железном столбе и когда жертва приближалась, Баюн начинал мурлыкать и заговаривать путника. Когда человек засыпал кот на него нападал и съедал. Именно за умение разговаривать его и прозвали Баюн. Слово баюн означает «говорун, рассказчик, краснобай», от глагола баять — «рассказывать, говорить». В значении убаюкивать – усыплять.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

В старину считалось, что добыть кота дело весьма рискованное, ведь у него были железные когти и такие же зубы. Да и за версту от пения кота начинает сильно в сон клонить. Но если человек сумеет поймать Баюна, кот излечит его от всё болезней и бед своим мурлыканьем и сказаниями. Именно поэтому кот был желанной добычей для царей, колдунов и прочих товарищей, желавших жить как можно дольше.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

В сказке «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что» Андрей – стрелок спасся от когтей кота благодаря трём железным колпакам. Кот имел особенность запрыгивать на голову жертвы. Но пока Баюн разрывал колпаки, Андрей успел его поймать.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

Существует несколько сказаний, в которых Баюн упоминается в качестве помощника Бабы – Яги. Кот не только рассказывал своей хозяйке все новости, но и помогал вести хозяйство.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

В любом случае Баюн в мифологии никогда не был исключительно отрицательным персонажем. Если главный герой проходил все испытания и находил общий язык с этим волшебным зверем, то его ждала удача. А у вы уже приручили своего Баюна?


Честно стащил с фишек

Показать полностью 4
235

Баба Яга

Баба Яга Сказка, Искусство, Баба-Яга

В преддверии Нового года предлагаю окунуться в русский, сказочный мир. И в этом нам поможет великолепная работа современного художника Владимира Давыденко. Про автора мало информации в интернете, достоверно известно что живёт и работает в Липецке, 1966 года рождения.

46

Не факт, что нас помнят

Из сериала "Трое, которых пятеро", серия №12. Начало здесь

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС


– В этой теории есть огромное количество белых пятен, но еще больше в ней пространства для вариаций, – сообщила баба Яга, продолжая отмывать стену от вновь появившихся надписей.

– Это каких?

– Ну, например, я могла и не быть никогда юной девушкой из другого мира, пожелавшей себе такой любви, как в книге, – начала загибать пальцы Яга, – могла быть и Ягой, которой приснилось, что она девушка, которая видит сон о снах...

– Стоп-стоп-стоп! – замотала головой средняя голова Горыныча. – Чем дальше, тем меньше понятного.

– Да просто же всё. Сон, в котором мне снится сон о том, что я вижу сон во сне, в котором…

– Я сейчас на тебя дыхну, – флегматично сообщила левая голова. – Огнём.

– Ёб вашу трехголовую прародительницу, – досадливо хлопнула старушка по колену. – Три башки таких здоровенных, а соображалки в них с воробьиный хер. Лучше б ты водой дышать умел, мы б тогда эту стену быстрее отмыли.

– Ты, Яга, когда просто так что-то объясняешь, мозг сломать можно, а сейчас и подавно.

– Ну, ежели ты баран, то тебе и дважды два сложно.

Головы Змея Горыныча завертелись, оглядывая собственное туловище.

– Баран?! – возмутились все три хором.

– Ты где чешуйчатых баранов видела-то? – продолжила правая. – Это еще кто из нас тупой!

– Известно кто. Тот, у кого образное мышление хромает.

– Ой, старая, тебе лишь бы кого поддеть.

– Сам ты старый!

– И ничего я не старый.

– А кто говорил, что две луны еще застал?

– Да, застал, – согласилась средняя голова. – Более того, я даже то время, когда их две было, слабо помню, так долго живу. Но прожить еще два раза по столько планирую.

– Да с чего это ты взял, что столько проживешь-то?

– Сущности в белом пророчили.

– Кто?!

– Демиурги! – гордо выпятил грудь Горыныч.

– Кащеюшка! – позвала Яга. – Прибамбасы электрические, которыми ты весь замок свой утыкал, от шизофрении лечат? Или Змеюшке нашему только лоботомия поможет?


ТАМ И ТОГДА


Йерга Шас в последний раз осмотрела прозрачный контейнер с размещенным внутри яйцом и установила его в центр инкубатора. Закрыла крышку, выставила температурный режим на двух неярких температурных контроллерах, обозначила временные отрезки воздействия F-излучением, U-частицами, C-волнами и K-спектральными световыми потоками. Затем приглушила свет в инкубаторе, имитирующем небольшой участок песчаной пустыни. Когда всё было готово, Йергашас отключила записывающий кристалл, и бережно положив его в нагрудный карман, еще раз оглядела лабораторию.

Взгляд её остановился на портальной установке, которую до сих пор не получилось сдать, и которая требовала доработок. Йерга подумала, что давно пора передвинуть её куда-нибудь в угол. Полезное в плане избавления от ненужного хлама устройство, но место занимает. Немного подумав, она решила, что займется этим позже, после того, как разберется с текущим проектом. В конце концов, это уже третья попытка и все возможные замечания куратора она учла. Более того, внесла несколько изменений, до которых додумалась сама. Уж это-то Сни Синодж должен оценить.

Напевая под нос незамысловатый мотивчик, Йерга Шас закрыла двери лаборатории и отправилась сдавать проект.

– Здравствуйте, Сни Синожд, можно?

– А, Йерга. Проходите, – куратор свернул в плоскость окно визора, и повернулся корпусом к вошедшей.

– Я доработала проект, – немного виновато сообщила она, доставая из кармана кристалл и протягивая его куратору, – как вы и просили.

– Это не я просил, милочка, – Сни провел ладонью по лысине, затем взял кристалл со стола и поместил в считывающее устройство. – Это общие требования к проекту, за исполнением которых я слежу.

– Ну… да… – застенчиво согласилась Йерга.

– Ну-ка, что у вас тут? – зажужжали меняющие положение стереографические призмы. Девушка встала чуть за спиной у наставника и вместе с ним смотрела на разворачивающуюся интерактивную 3D-проекцию.

– Песчаный, значит? – не то спросил, не то констатировал куратор, изучая голограмму. – Любопытно…

– Он у меня универсальный, – затараторила Йерга Шас, – просто заключительный этап тестирования проводится в условиях максимально приближенных к пустынным.

– Помню я болотную версию вашей зверушки, – скептично пробормотал Сни, поднимая указательный палец вверх.

Могло показаться, что он показывает на потолок, однако Йерга прекрасно понимала, что Сни демонстрирует своей подопечной шрам на указательном пальце.

– Н-да… Нехорошо получилось, – стушевалась она. Но зато она живучая получилась!

– Равно как и её версия, предназначенная для миров с низкими температурами, – профессор разогнул средний и безымянный пальцы, демонстрируя мелкие шрамы и на них. – К тому же невероятно агрессивная.

– Чтобы вид развивался, зверушке нужно бороться за выживание.

– Позвольте, милочка, – куратор откинулся в кресле, повернув голову к Йерге, – вы что, собираетесь всех особей своего проекта сделать такими?

– Какими?

– Как это, – Сни Синожд кивнул на 3D-проекцию, – неубиваемыми.

– Но ведь вы говорили, что разрабатываемые особи должны обладать защитой и приспособляемостью к изменяющимся условиям окружающей среды…

– Милочка, я прекрасно помню всё, что я говорил, – спокойно, будто неразумному ребенку, объяснял куратор. – И про защиту от окружающей среды и про приспособляемость. А еще я помню, что акцентировал внимание на том, что всякая сконструированная особь должна гармонично вписываться в создаваемый мир.

Йерга Шас молчала, потупив взор. Куратор выдержал небольшую паузу и продолжил:

– Глядя на разрабатываемое вами, позвольте полюбопытствовать, какими будут остальные обитатели предполагаемого мира, чтобы вот это, – Сни вновь кивнул в сторону 3D проекции, – гармонично дополняло существующую экосистему?

Ударение на слове «гармонично» придавало вопросу иронический оттенок. И уловив эти почти издевательские нотки, Йерга Шас решилась на отчаянный шаг.

– Куратор, – положив руку ему на плечо и принявшись его едва заметно поглаживать, начала она, – вы же знаете, как мне важно перейти на второй круг обучения с первого раза? Стоящие У Истоков возлагают на меня последнюю надежду, и я не в праве подвести их. Я прекрасно осведомлена о вашей принципиальности в вопросах конструирования, но, – голос Йерги стал слегка вкрадчивым, – неужели вашу принципиальность не сможет растопить готовая на всё и согласная быть послушной в любых, даже самых сложных аспектах, ученица?

Сни, казалось, насторожился. Не поворачиваясь к подопечной, он продолжал вглядываться в проекцию, вроде бы изучая нити связей, но стал постукивать пальцем по столу. И Йерга приняла это за добрый знак, решив ковать железо пока горячо. Она встала за спину Синожда, положив вторую руку на его свободное плечо, и продолжила поглаживающие движения.

– Мы могли бы вместе подняться в мою лабораторию, и вы лично прямо на месте показали бы мне, что и как нужно делать, чтобы удовлетворить все ваши требования к проекту, – говорила она с чуть заметным придыханием…

– Йерга Шас, – интонации куратора, не отрывающего взгляда от интерактивной проекции, сменились на заинтересованные, – я думаю, нам действительно стоит пройти в вашу лабораторию.

Куратор согласился внезапно быстро. И Йерга на мгновение обрадовалась, но тут же испугалась. А вдруг он воспользуется возможностью провести время с молоденькой ученицей, а потом всё равно завалит её на экзамене? А вдруг он отпустит сейчас язвительную шутку о том, что от нее было бы больше пользы, пойди она в суккубы? Все ведь знают, насколько непреклонен куратор Сни в касающихся науки вопросах. А вдруг он не уловил подтекста и, дойдя вместе с ней до лаборатории, начнет задавать вопросы по проекту прямо возле инкубатора? А вдруг…

Но куратор прервал ход её мыслей, резко отодвинул стул и не терпящим возражений тоном скомандовал:

– Идемте, Йерга, идемте, – взволнованно проговорил куратор.

Они прошли по пустынному коридору и вошли в лифт. Сни сам ввел нужную комбинацию. Капсула едва заметно завибрировала, перемещаясь на указанный ярус.

– Зачем вы сплели трёх предыдущих особей в одну?

– Я выбрала самые востребованные характеристики…

– А ускорение на кой включили?

– Ускорение? – неподдельно изумилась Йерга.

Наставник закатил глаза и пробормотал:

– За что мне всё это?

– Я не ускоряла…

– Я не понимаю, – перебил её Сни, – почему вы решили стать демиургом? В вас ведь нет элементарной внимательности, ни усидчивости, ни умения просчитывать последствия собственных действий. Почему она у вас трехголовая?

– Трёхголовая? Кто?

Куратор изучающее посмотрел на Йергу и задал следующий вопрос:

– Вы что, даже не заметили?

– Да чего я не заметила?

Двери лифта открылись и куратор, вместо ответа на вопрос, вышел в коридор и торопливо зашагал к лаборатории с табличкой «Йерга Шас. Демиургия. I круг».

– Открывайте, – буркнул он, остановившись у двери.

Йерга приложила ладонь к замку, и дверь плавно отъехала в сторону, пропуская её с наставником в помещение. Сни обогнул портальную установку и, подойдя к инкубатору, разблокировал крышку, после чего, управляя манипулятором, начал пододвигать к себе контейнер.

– Что-то не так, наставник? – Йерга начала по-настоящему волноваться. Её пугало то, что куратор ничего её не объясняет.

Синожд тем временем надел перчатки и осторожно взял подъехавший к краю инкубатора контейнер с яйцом. Поднял его над головой и, глядя на просвет, спросил.

– Вы к продолжительности жизненного цикла какую формулу применяли?

– Формулу? – спросила Йерга, но тут же осеклась, поняв свою ошибку.

Увлеченная компоновкой необходимых, как ей казалось, качеств, она совершенно забыла об одном из главных условий – балансе между жизненным и репродуктивным циклами.

– Понятно, – недовольно пробормотал Сни, продолжая разглядывать яйцо.

– Куратор, я… – она подошла к наставнику сзади и, едва касаясь его торса, приобняла. – Я ведь уже сказала, что сделаю всё, то вы только скажете. Индивидуальное занятие с самым умным и опытным…

Йерга уже коснулась своим подбородком его плеча и её губы потянулись к уху куратора, а слова стали превращаться в полный вожделения шепот, как вдруг, оболочка в руке Сни Синожда с треском разлетелась на мелкие осколки, а в его пальцах запищало крылатое, покрытое чешуёй существо с тремя головами на тоненьких шеях. Зверёк взвизгнул всеми тремя пастями, вырвался из его пальцев и взмыл под сдвоенный плафон на потолке.

– Не дайте ему сбежать! – прокричал Синожд, пытаясь в прыжке схватить существо.

Животное заложило вираж вокруг плафонов, метнулось в сторону окна, за которым светились ночные огни корпусов других лабораторий и, ударившись о прозрачное стекло, тряпичной куклой рухнуло на подоконник.


– Он умер? – подскочив к подоконнику, взволнованно спросила Йерга.

– Ага, как бы не так. Ты ему такую прочность в параметры внесла, такую выносливость! – аккуратно беря зверушку двумя пальцами за перепончатое крыло, и совершенно не замечая, что перешел на ты, объяснял наставник. – И жизненный цикл обозначить забыла. Слава богу, что забыла и про репродуктивный. А то плодились бы как…

– Как тараканы в проекте Сдуо Ранал?

– Именно! Вот, тоже ведь кошмар ходячий! Созданные ею особи разбежались по девяноста процентам миров. И даже здесь, на учебной базе встречаются. Её бы способности, да в полезное русло. В суккубы, например… Так нет же...

Монолог куратора прервала зверушка, затрепыхавшаяся в пальцах Сни. Зверёк исхитрился выгнуть все три головы так, чтобы двумя пастями впиться в палец куратора, а третьей на этот палец выдохнуть.

Синожд закричал, отбрасывая зверька, а по лаборатории стал распространяться запах жжёной плоти.

– Ты что, пирокинетику ему тоже прописала?! – изумленно и одновременно сокрушенно спросил Сни Синожд, дуя на обожженные пальцы и одновременно наблюдая за мечущимся вокруг сдвоенного плафона существом. – Давай шокер немедленно!

– Суки такие! Больно же крылышкам! – пропищало существо, вращаясь вокруг плафонов.

– И речевой аппарат?! – окончательно онемел от удивления Сни.

Йерга огляделась, увидела валяющийся подле выключенного телепорта шокер, сделала шаг, наклонилась, чтобы поднять его и совершенно случайно облокотилась о пульт управления телепортатора. Аппарат взвыл и развернул серебристое облачко над собой.

В него и метнулся выведенный Йергой зверёк.


– Куда?! – закричал куратор.

Девушка, выпучив глаза, испуганно, короткими вдохами хватала ртом воздух. Сни схватил её за плечи и затряс, повторяя вопрос более развернуто:

– Куда был направлен телепорт? Где теперь эта тварь? А если в обитаемый мир попадет?

– Я… я… не-не-не знаю. Телепорт у ме-меня еще совсем не настроен, я его для дру-другого проекта готовила, – заикаясь от волнения, пробормотала Йерга Шас.

На самом деле ученица по имени Йерга Шас соврала, сказав, что портальный аппарат не настроен. В тот день, когда куратор забраковал самый первый её проект, Йерга долго создавала отдельный мир и, в конце концов, навела туда портал, используя его в качестве свалки. Она отправляла в недоделанный мир всё, что, по мнению её наставника, не дотягивало до стандартов. И даже подумывала, а не шагнуть ли ей туда самой, если завалит первый круг обучения? Не возвращаться же с позором к Стоящим У Истоков. В конце концов, для чего еще может быть нужен мир, получившийся только с тридцать девятой попытки, кроме бракованных, не нужных никому вещей и существ?


ЗДЕСЬ, НО ТОГДА


Но будущий Змей Горыныч этого не знал и последних слов Йерги не слышал. Его волокло сквозь пространство, размазывая по времени. Продолжалось это бесконечно долго. Настолько долго, что небольшое количество воспоминаний, имевшееся у всех трех его сущностей, успело несколько раз смешаться, обрасти несуществующими подробностями и стать целой жизнью. А потом разноцветное мелькание прекратилось и, вывалившись в реальность, зверёк больно ударился всеми тремя головами о скалу.

– Ого, какая громадина! – донеслось до него сквозь шум в ушах.

Он задрал правую и среднюю головы вверх, в ночное небо, к одиноко висящей там луне.

– Одно светило, – пробормотала правая.

– А было два, – поддакнула средняя.

– О, привет! – поздоровалась левая голова, повернувшаяся на голос и увидевшая странного человека в длинной мантии с капюшоном, опиравшегося на весло. – А куда делись те двое здоровенных?

– Не знаю, – ответил человек в балахоне. И тут же спросил: – А тебя как зовут?

– Не знаю, – хором ответили все три головы.

– Наверное, ты змей, раз в чешуе, – предположил человек с веслом. – Только странный какой-то. Впервые трехголового змея вижу. Как ты сюда попал-то?

– Не знаю, – вновь озадаченно пробормотала левая голова.

– Летел-летел и тут в гору эту – БАЦ! – подхватила правая.

– Больно, блин, – пожаловалась средняя.

– Да ты не переживай, – успокоил его человек с веслом. – Тут часто такое. Разные появляются. Ни имени своего не знают, ни откуда появились.

Змей грустно вздохнул всеми тремя ртами.

– Давай тебя так и будут звать: Змей, – предложило дружелюбное двуногое. – А раз ты первое, что в этом мире помнишь, гора, об которую стукнулся, то, значит, Горыныч.

– Змей, – попробовала на слух своё новое имя левая голова.

– Горыныч, – подхватила правая.

– А ничего так! – согласилась средняя голова и спросила: – Слушай, где тут у вас в тишине и покое побыть можно? А то как-то навалилось всё. Мне бы осмыслить…

– Жаль, – вздохнул тот. – А я думал, тебя проводить нужно.

– Куда? – озвучила за всех правая голова.

– Ну, – человек махнул рукой за спину, – туда, где все.

– Все? – не поняла средняя голова.

– Я же говорю, разные появляются. А я перевожу через лес, – человек перехватил весло в другую руку. – Так чего, пойдем, может?

– Не, я чего-то подустал. Посплю, наверное, сил наберусь, – сообщила левая голова.

– Ну, ладно, отсыпайся, – согласился человек. – Я тогда позже зайду и переведу тебя.

– Да что ты меня всё перевести норовишь?! Как будто деньги тебе за это платят.

– Не платят, к сожалению, – двуногий помолчал, размышляя, а затем добавил: – Хотя, честно признаться, у меня такое ощущение, что должны. Но я и без денег перевожу. Знаешь, непреодолимое желание прям какое-то. Как нового кого вижу, так понимаю, что надо перевести.

– Не, – хором отказались головы. – Спасибо за предложение, конечно, но сначала отоспаться.

– Да на здоровье! Но ты имей ввиду, ежели что…

¬– Да понял, понял, – принялся сворачиваться в кольцо новоиспеченный Змей Горыныч. Он уже положил все три головы на собственный массивный хвост, а человек с веслом направился в сторону леса, как вдруг Змей понял, что не спросил имени у нового знакомого.

– Слушай, – крикнула ему вслед средняя голова, – а тебя самого-то как зовут?

– Херон, – ответил новый знакомый и скрылся в лесной чаще.

– А место это как называется? – вновь прокричала средняя голова в темноту леса.

– Тридевятое царство, – донеслось в ответ.

Название Горынычу понравилось.

И он тут же уснул крепким сном. На несколько веков.

А потом его разбудил рыцарь и завертелось.


ТАМ И ТОГДА


– Куратор, – неуверенно сбрасывая ткань одежды с плеч, слегка виноватым голосом говорила Йерга. – это единственное, что я могу вам сейчас предложить, но уж это-то я сделаю действительно хорошо. Вернуться к Стоящим У Истоков я не могу и иду ва-банк. Соглашайтесь, Сни Синожд.

Молодое обнаженное тело ученицы, словно магнит притягивало к себе взгляд наставника. И тот не устоял.


– Есть у меня один, почти завершенный проект, который я делал параллельно со своим. Там только мелкие коррективы внести, – говорил куратор спустя полчаса, поглаживая молодое, полное энергии, обнаженное тело ученицы. – Там только мелкие детали доработать: климат равномерно распределить, ось наклона относительно основного светила, полюса… Уж с этим-то ты справишься. А флора и фауна готовы давно и опробованы. Рабочее название «ЗеЭрс». Так и быть, сдашь его как свой.

Куратор чувствовал себя помолодевшим лет на двести. А его ученица чувствовала себя счастливой от того, что экзамен у неё в кармане. Они лежали прямо на полу её лаборатории и лишь едва отражались в ночном окне.


ЗДЕСЬ, НЕ ТАК УЖ И ДАВНО


Будить рыцарь никого не планировал. Более того, рыцарь даже не предполагал, что в этой части зачарованного леса можно кого-то разбудить. Тем более такого огромного. Он просто хотел оглядеться и выяснить, появился ли в зоне видимости край изрядно надоевшего за три последних недели леса. А тут, на удачно подвернувшейся поляне обнаружился не менее удачно образовавшийся не то холм, не то курган. На него рыцарь и начал взбираться, оставив верного коня у подножия, когда холм неожиданно вздохнул.

Потеряв равновесие, гремя доспехами и испуганно матерясь, словно огромная говорящая консервная банка, рыцарь скатился к подножию холма. Холм же – вот чудо – внезапно сипло прокашлялся и расплёлся на трёх увенчанных противными мордами змей, сходящихся в одно место, под огромным слоем пыли, веток и перегнившей листвы.

– Херон? – щурясь спросонья, спросила одна из голов.

– Шо? – не понял пытающийся встать на ноги рыцарь?

– Что, «шо»? – вступила в диалог вторая.

– Что, «что, шо»? – пытаясь открыть погнувшееся забрало, спросил рыцарь.

– Ну ты ж спросил.

– Шо?

– Да, ¬– закивал головой Змей, давая понять, что рыцарь спросил именно это и именно с такой интонацией.

– Шо, «да»?

– В смысле? – попыталась нащупать путь к вразумительному диалогу средняя голова.

– О каком смысле вы тут ведете речь, если последних десять минут мы шокаем без всяких намёков на его наличие?

Все три головы задумчиво вздохнули и, вытянув шеи, принялись разглядывать рыцаря с трёх сторон одновременно.

– Какая-то бессодержательная беседа, – заметила правая голова.

– Ты не Херон? – уточнила левая.

– Тогда как тебя зовут? – подхватила средняя.

Рыцарь, которому теперь пришлось вертеть головой из стороны в сторону в попытке уследить за тем, которая из голов говорит, всё равно не казался растерянным.

– Я стесняюсь спросить, я шо, похож на какого-то Херона или на мне где-то написано шо я – он?

– Ну ты ж не представился, – начала левая голова.

– Разбудил, – подхватила правая.

– Вторгся на частную территорию, – перехватила инициативу средняя.

– На диалог не идёшь.

– Скрытничаешь.

– Вопросами на вопросы отвечаешь.

– И вообще выглядишь подозрительно.

– Может тебя съесть?

– И головы себе не морочить?

– Раз ты не Херон.

Рыцарь не испугался, а лишь грустно вздохнул.

– Я не знаю, была ли у меня мама… – рыцарь поднял палец вверх, – тут, смею заметить, у многих провалы в памяти. Так вот, если она у меня была, то наверняка сказала бы мне: сынок, может, хороший портной и не машет мечом на турнирах ради того, чтобы о нем пели барды, но за хорошего портного люди, заметь, рассказывают друг другу почаще, чем за хорошего рыцаря. И если ты будешь рыцарем, то тебе не станут носить денег, чтобы ты сделал хорошо одеться на всю семью, потому что им понравилось, как ты мордовал кого-то на турнире. Нарядным можно быть, – рыцарь постучал железной перчаткой по шлему, – и без этого самовара на голове. И я вам всем троим скажу, мама таки была бы права. Потому что, купаться в лучах славы, регулярно рискуя схлопотать в прикрытую шлемом морду, противоречит здравой логике. И узнай моя мама, что я таки выбрал вероятность получать в морду, она либо сказала бы шо я дурак, либо просто молча расстроилась.

Горыныч, впечатленный такой витиеватой речью, сидел на земле, заворожено раскрыв все пасти одновременно. Наконец, собрался с мыслями и спросил:

– А что мешает стать портным прямо сейчас?

– То, чего нет.

– Это как?

– Деньги.

Горыныч не стал переспрашивать, а просто помотал всеми тремя головами, давая понять собеседнику, что не уловил мысли.

– Уверяю вас, – принялся объяснять тот, – отсутствие денег очень сильно мешает делать то, что тебе очень сильно хочется.

– Значит, нужно у кого-то их взять, – предложила средняя голова.

– Не знаю как вам, а мне ни однажды не встретился кто-то, дающий денег со словами: пользуйся на здоровье. Потому что если бы такой встретился, я бы не отказался. И мы бы сейчас тут не вели эту полную бытовых проблем беседу.

– Но ведь должен же быть способ… – пробормотала задумчиво правая голова, а левая грустно выдохнула небольшой сноп огня.

– Это шо такое было? – изумился отпрянувший от внезапного потока пламени рыцарь.

– Это? – спросила левая голова и выдохнула еще одну огненную волну.

– Именно.

– Огонь, – простодушно объяснила левая голова.

– Изо рта?

– Ну да.

– И часто с вами такое?

– Когда захочу, – простодушно сообщила средняя голова и в подтверждение своих слов выдохнула сноп пламени в небо.

– Прошу прощения, – тон рыцаря стал максимально вежливым, – мы так и не представились друг другу.

– Горыныч, – назвалась левая голова.

– Змей Горыныч, – в тон ей добавила правая.

– Замечательно! – обрадовался рыцарь и потер одетые в металлические перчатки ладони. – А меня зовут Рыцарь Изяслав. Но для друзей, а значит и для вас, я просто Изя.

– Очень приятно, – кивнул Горыныч.

– Мне тоже, вы себе не представляете как, приятно. Так вот, Змей Горыныч, у меня к вам есть одно заманчивое предложение...


***


Спустя две недели в королевстве можно было наблюдать некоторое оживление. Виною тому был трёхглавый змей, появлявшийся то там, то здесь. Громадина дышала огнём, жутко рычала и требовала жратвы, золота и девственниц. Когда первый приступ паники у жителей проходил, зверюга сообщала, что даёт время на сборы и улетала за горизонт, предварительно сломав или спалив что-то несущественное, дабы продемонстрировать всю серьёзность своих намерений.

Король издавал указы, проливал горючие слёзы над заначкой. Глашатаи с утра до ночи надрывали глотки, призывая граждан быть сознательными и скинуться, кто сколько может.

Люди сдавали нажитое неохотно и помалу или не сдавали вообще, в надежде на то, что проблема обойдет стороной именно их дом, их деревню. Некоторые надеялись на то, что трёхголовая громадина насытит свои аппетиты раньше, чем доберется до их замка или деревни. Но и те и другие прятали девственниц по чердакам и погребам. Были и утверждавшие, что гигантских и тем более трехголовых змей не бывает и это была просто массовая галлюцинация. Однако, после второго посещения Горыныча скептиков поубавилось. Разрушения Змей наносил минимальные, но достаточные для того, чтобы донести серьёзность своих намерений.

Тогда кто-то предложил заминировать телегу с выкупом. Но короля откровенно душила жаба взрывать собственное золото ради убийства трехголового террориста. И тогда-то в замок вошел странноватый маг, предложивший решить проблему за значительно меньшее, в сравнении с выкупом, вознаграждение. На вопрос, как он планирует одолеть змея, волшебник сообщил, не открывая сокрытого под капюшоном лица:

– У меня таки есть метод бороться с чудищами, но он как рецепт хорошей наливки. Посудите, Ваше Величество, сами, кто станет покупать за деньги спиртное, когда сам в состоянии его приготовить?

– Ты не забывай перед кем стоишь! – пригрозил король. – Я сейчас в ладоши хлопну и покатится твоя голова с плеч.

– Не, я целиком против таких аплодисментов по двум причинам, – не согласился маг, – Во-первых, мне привычнее чувствовать свою голову там, где она находится с рождения, а во-вторых, без этой самой головы мне будет сложно что-то поделать с той напастью, с которой я пришел что-то поделать.

Маг оказался подкованным малым в вопросах отстаивания собственных интересов и король сам не заметил, как от угроз плавно перешел к торгам, а от торгов к мольбам. Сошлись на том, что дань выкатят полностью, в качестве приманки, а чародей возьмет под контроль разум Змея и улетит прямо на нём, прихватив только полагающееся ему.

– Лично я лишнего ни грамма не возьму, слово волшебника, – заверил маг.


В день Икс, незадолго до полудня, как он и просил, гружёную золотом телегу выкатили за ворота замка, а сам чародей принялся расхаживать влево-вправо, бормоча какие-то заклинания и время от времени воздевая руки к небу. Трехглавый змей оказался пунктуальным и спикировал на телегу ровно в обозначенный срок.

Маг, видя приближающуюся громадину, смело вскочил на телегу, выставил вперед руки, скрутив пальцы в странном жесте, и прокричал что-то на неизвестном языке. И уже в следующее мгновение средняя пасть несущегося к земле зверя схватила его, а все четыре лапы вцепились в телегу. Маг заорал благим матом и стих. А еще через миг трехглавое чудище улетало в сторону горизонта, унося труп мага в зубах и телегу с драгоценностями в лапах.


***


– Если бы у меня когда-то была мама, она бы сказала, что её Изяслав таки поступает вопреки логике адекватного человека, – рыцарь взвалил на плечо мешок. – Но что-то внутри меня самого подсказывает, что умение вовремя остановиться стоит дороже всей этой телеги совместно с её содержимым.

– Ну ты, это, ежели вдруг закончатся – возвращайся, – предложил Змей Горыныч. – Я чего-то, как-то не выспался. Тут буду. Постерегу заодно.

Изяслав опустил мешок на землю.

– Если бы у меня были внуки, а они у меня будут, то я бы постарался рассказать им про эту аферу так, чтобы они слушали во все уши, – сообщил он. – Ведь эти, которые из замка, наверняка поверили, что ты меня перекусил пополам.

– Да что ж я, зверь какой! – шутливо возмутилась средняя голова. – Когда нужно, я и аккуратно могу. Не всех же мне за пальцы цапать.

– Кстати, за пальцы! – вдруг оживился Изяслав, – Я думаю, что тот, которого ты цапнул в прошлой жизни, был демиург.

– Демиург?

– Ну да, творец-созидатель. Потому что меня вышвырнули сюда очень похожим образом. Огромная женщина в белом взяла меня двумя пальцами, сказала: «фигня какая-то получилась» и метнула в бесконечность прямо в этих латах. А когда эта самая бесконечность перестала мелькать перед моими уставшими глазами, я очутился именно здесь. И чтоб ты понимал, латы никуда не делись.

Змей Горыныч вздохнул, переваривая информацию, а потом средняя голова сказала:

– Да какая разница, кем он был. Мне-то сейчас от того ни жарко ни холодно.

– Тоже верно, – согласился Изяслав, вновь взваливая мешок на плечо. – Жизнь течет прямо сейчас и никакого проку рассуждать, кто тебя сюда закинул, когда есть возможность открыть своё швейное дело и стать уважаемым портным.

– Или, наконец-то выспаться, – согласилась левая голова вновь сворачивающегося в калачик Горыныча и протяжно зевнула.

– Да и не факт что нас там помнят, правда, Горыныч?

Но змей не ответил. Он снова уснул, удобно расположив свою тушу на телеге с золотом. И спал гораздо дольше, чем первый раз.

А потом его разбудил еще кто-то.


ТАМ И ТОГДА


Будучи порядочным Сни Синодж предложил своей ученице оставить учёбу и составить с ним пару. Благо подоспела очередь Сни на обновление телесной оболочки. И Йерга Шас согласилась, так и не сдав проект под рабочим названием «ЗеЭрс».

Уже потом, когда сами они обзавелись детьми, перейдя в ранг Стоящих У Истоков, Йерга всё-таки активировала мир, созданный куратором Сни, который теперь был её второй половиной. И даже открыла туда телепортационный канал. Иногда, тоскуя по веселым учебным временам, она даже бралась за конструирование особей или модуляцию условий, но будучи неусидчивой и невнимательной, очень часто отправляла на «ЗеЭрс» недоделанные или неудачные модели, опции, эмоции. За очень короткое время с её лёгкой руки на «ЗеЭрс» появились «любовь» и «ненависть», «жираф» и «утконос», «жадность» и «глупость». А однажды она даже зашвырнула туда недоделанного «мудака», забыв отключить тому функцию размножения.

О телепорте в мир под номером тридцать девять Йерга напрочь забыла. Но в тридцать девятом от этого ничего плохого не случилось. Он давно уже жил и развивался по собственным законам.


(окончание в комментах, потому что длина поста не позволяет)
Показать полностью
44

Чудеса на болоте

Чудеса на болоте Баба-Яга, Водяной, Авторский рассказ, Юмор, Сказка, Длиннопост

- Гришка, поганец ты этакий, чего опять удумал? - грозно спросила Яга, входя в избу. - Куда черепа с ворот дел?


Маленький домовой продолжал сосредоточенно полировать тряпкой и без того блестящую макушку черепа.


- Парко-хозяйственный день у меня, - нахмурился он. - Совсем ты без меня грязью заросла, Егоровна, пока я с Баюном княжескую библиотеку изучал.


- Ой, знаю я твою библиотеку, - вздохнула старушка, махнув на домового рукой. - Все запасы настоя валерьяны небось в округе истребили.


- Зря ты, Егоровна, напраслину на меня наводишь, - обиделся Гришка. - Мы с Котом, промеж прочего, Ваньку уму разуму обучали.


- Какого такого Ваньку? - удивилась Яга, вскидывая брови.


- Ну, тролля Ингварром зовут, - пояснил домовой, довольно улыбаясь. - Вот мы с Баюном Иваном его для простоты и прозвали. Так мы Ваньку еще и по-нашенскому лопотать научили. Теперича, он как купца какого углядит, так радостно издалеча кричит: “Деньгу давай!”.


Во дворе послышался дробный перестук копыт и лошадиное ржание.


- Кого там нелегкая несет? - проворчала Яга сварливо.


В избу ввалился растрепанный, покрытый болотной тиной и грязью стрелец, на ходу снимая шапку с меховым околышем.


- Беда, бабушка, - запричитал гость, падая в ноги к замершей в недоумении старушке.


- Ты б, служивый, хоть бы ноги вытирал, - фыркнул домовой, заметив оставленные стрельцом грязные следы, и брезгливо наморщил нос. - Вот так убираешь-убираешь, а потом приходят всякие.


Он отложил в сторону блестящий начищенной макушкой череп.


- А за ухом-то! За ухом-то забыл! - клацнул тот челюстями и требовательно засверкал гнилушным светом пустых глазниц.


- Молчал бы уж, - отмахнулся домовой и деловито полез за угол печки.


Яга проводила Гришку строгим взглядом и спросила у стрельца:


- Ты сказывай, милок, давай! Как звать? По что пожаловал?


Стрелец поднялся на ноги и попытался отряхнуть красный кафтан, от чего на сукне остались длинные грязные разводы.


- Федотом звать, - представился он, сокрушенно вздохнув, и медленно поклонился Яге. - С племянником князя из посольства возвращались...


Из-за печки, уперевшись спиной в большую кадку с водой и толкая ее перед собой, вылез Гришка, зажав в мохнатых ручонках швабру, с черенка которой на манер полкового знамени свисала цветастая тряпка.


Опешивший стрелец во все глаза вытаращился на бубнившего что-то себе под нос домового, принявшегося с деловым видом натирать испачканный пол.


- Ну, чего встал, как осина на поляне? - забрюзжал Гришка, несколько раз ткнув шваброй в ноги стрельца. - Сапожищи-то грязнющие! Срамота какая!


Яга обреченно вздохнула.


- Пойдем, Федот, на крыльцо, там и потолкуем, - обронила она, выходя из избы. - Никакого сладу с этим иродом нет.


Стрелец на цыпочках, стараясь не наследить, последовал за ней, украдкой поглядывая на орудующего шваброй домового.


- Ну, значит, возращались мы из посольства, - начал Федот, выходя на крыльцо и вдыхая полной грудью наполненные летними ароматами воздух. - Да заплутали и в болото угодили. Телега наша с дарами для князя в трясине увязла. Уж как только ни старались вытянуть, все без толку. А там русалки нагрянули. Наготой прелестной пару наших на дно заманили, наобещав всякого…


Лицо стрельца залилось пунцовой краской.


- Срамота! - донесся из-за приоткрытой двери голос Гришки.


- Подслушивать, поганец, будешь, так я твои уши-то лохматые надеру! - строго произнесла Яга, захлопывая дверь и, ласково улыбнувшись, добавила, обращаясь к Федоту:


- Ты сказывай-то, яхонтовый мой, сказывай. Гришку-поганца не слушай.


- Вот, стало быть, взяли нас в полон русалки, отпускать не хотят. А следом и сам Водяной, повелитель их, пожаловал.


Тихонько скрипнула дверь и в образовавшуюся щель протиснулась всклокоченная голова Гришки. Маленькие черные глазки домового лучились внимательным любопытством.


- Так они теперича все вместе пьють да в карты играють, - сокрушенно продолжил Федот.


- Эка невидаль, - обронила Яга, пожав плечами.


- А ты чего не пьешь? - заинтересовано спросил Гришка, опасливо покосившись на Ягу.


Та лукаво улыбнулась.


- Животом слаб, - с сожалением ответил стрелец.


Домовой понятливо кивнул.


Федот, нервно перебирая отвороты кафтана, зачастил скороговоркой:


- Казимир, племянник князя, уже все дары иноземные проиграл, вот-вот шапку княжескую с самим Князем впридачу в прикуп отдаст. Я конягу распряг, да мигом сюда. Свезло ещё, что в трясине не утоп. Князь-батюшка прознает - осерчает. Всех без разбору в Тьму-Таракань какую сошлет. Скор он и суров на расправу-то. Одна на тебя надежда, Бабушка.


Ноги стрельца подломились и он пал ниц перед Ягой.


- Подсоблю тебе, яхонтовый мой, - тяжело вздохнула Егоровна, поправив повязанный на голове платок. - Показывай дорогу, служивый. Пешком пойдем, нечего зазря коня в трясину тянуть. Утопнет еще. Гришка, идешь?


- Нет, Егоровна, - замотал нечесаной головой домовой. - Мне еще крыльцо теперь мыть.


Болото ничем примечательным не выделялось. Как и на любом другом, здесь торжественно и тягуче квакали лягушки, звенела надоедливая мошкара, да застоявшаяся, покрытая ряской вода, звонко булькая, выпускала наружу вонючие пузыри болотного газа.


Лишь душераздирающее, немелодичное пение, доносившееся откуда-то из глубины болота, нарушало первозданные звуки природы.


- На поле гуси гоготали

И шли стрельцы в последний бой.

Десятника-а-а мла-а-дого

Несли пробитого стрелой…


Надрывались две луженые глотки.


Перепрыгивающие с кочки на кочку Яга и Федот встревоженно переглянулись.


- Как будто медведи-подранки ревут, - тихо пробормотал стрелец, балансируя на одной ноге в попытках не соскользнуть в зыбкую топь.


- Змий зеленый это. Медведь - животина благородная, так орать не станет, - сухо заметила Яга, подбирая подолы сарафана. - Далече еще? И как вы сюда заплутать умудрились, да еще и с телегой груженой?


- Недалече, - кивнул Федот, чуть не потеряв шапку. - Волшебство какое вело, видать.


Зловещее пение неожиданно смолкло. Воцарилась тягучая тишина. Смущенно и неуверенно квакнула одинокая лягушка, словно проверяя свои возможности.


Вскоре низкорослые болотные деревья и кустарники расступились, и Яга в сопровождении Федота вышли к небольшому, покрытому сочной зеленой травой островку, в центре которого возвышался заросший мхом пень, а на берегу, увязнув одной осью в трясине, торчала телега. Вокруг безвольно лежали распростертые тела четырех молодецки храпящих стрельцов. На заваленном буреломом стволе, в одном исподнем сидел княжеский племянник. Одной рукой он почесывал тощие волосатые ноги, другой - разгонял зудящую мошкару перед заросшим кустистой бородой лицом. Рядом с ним громоздился отряд пустых бутылок из темного зеленого стекла.


- А Водяной где? - недоуменно спросил Федот.


- За добавкой пошел...ик… поплыл, - заплетающимся языком пробормотал Казимир, позевывая, и, попробовав сосредоточить разбегающийся взгляд, добавил:


- А я то мыслю, куда это Федот делся? А он...ик... здесь, да еще и красну девицу привел.


- Да какая я тебе красна девица? - беззлобно проворчала Яга. - Совсем разум потерял?


Вода рядом с берегом радостно забулькала, и на сушу, бережно прижимая перепончатыми руками к груди бутыль, в которой плескалась какая-то жидкость, вышел Водяной. Был он высок и плечист. Его бледно-зеленая кожа более всего походила на рыбью чешую. Длинные волосы и борода переплетались с болотной тиной и ряской.


Оценив на взгляд объем сосуда, он грустно посмотрел на Ягу и Федота.


- Маловато будет, - печально заключил водный хозяин.


- Хватит с тебя! - гневно бросила Яга. - Ты, тина болотная, зачем посольство споил?


- А чего не так-то? - искренне удивился Водяной, непонимающе хлопая темными, как омуты, глазами. - Промеж прочего, натуральный продукт, на ряске настоянный. Одна польза!


- Я тебе покажу, польза! - уперев руки в бока, угрожающе изрекла Егоровна.


- Скучно мне, Ягушенька! - печально вздохнул Водяной. - Компании никакой. Одни русалки.


Он досадливо взмахнул рукой:


- Толку-то от них! Ни поговорить, ни выпить! Тьфу, рыбы холодные!


- А еще...ик... мы в карты играли, - неуверенно заявил Казимир. - Он мне рыбку золотую обещал! Волшебную.


- Да вижу, как играли! - вздохнула Яга осуждающе. - В дым проигрался!


- Проигрался! Все проиграл! - сокрушенно согласился княжеский племянник. - Но ведь рыбка… Золотая! Волшебная!


Водяной поставил на пень свою драгоценную ношу, взял лежащую на нем колоду карт и окинул островок пытливым взором. Его взгляд остановился на завязшей в трясине телеге.


- Не все! - радостно заключил он и перетасовал карты.


- Угомонись, тина ты болотная, - заворчала Яга, выхватывая у него из рук колоду. - По что тебе богатства-то эти?


- Как по что, Егоровна? - всплеснул руками Водяной. - Жениться буду! Вот утяну на дно красавицу какую пригожую, так вот приданое и сгодиться.


Казимир осоловело поглядывал то на строгую Ягу, то на негодующего Водяного. Его рука потянулась к оставленной на пне бутылке. Сделав из нее большой глоток, он икнул, закачался на бревне и, рухнув на землю как подкошенный, разудало захрапел, жалобно посвистывая.


- Эх, молодежь, - печально вздохнул Водяной. - Совсем пить не умеют. Раньше вот, бывало, пьешь с каким богатырем, так на третий день только и угомонишься.


Он с затаенной грустью посмотрел на серьезную Ягу, досадливо вздохнул, и тоскливо шлепая босыми ногами, направился к воде.


- Ты куды это собрался? - нахмурившись, поинтересовалась старушка.


- Куды-куды, - горько усмехнулся водный хозяин. - Домой. Куды же еще?


Яга, преградив ему дорогу, строго сказала:


- Покудова награбленное добро не вернешь, никуда не пойдешь!


- А то что? - с вызовом усмехнулся Водяной. - Да и не награбленное оно, а честный выигрыш.


- Горыныча позову, разом болото твоё осушит, - возразила старушка, поджав губы.


- Вот завсегда ты так, Егоровна, - обиженно пробормотал Водяной. - Чуть что не так, сразу расправой грозишь. Говорю же, выигрыш честный.


- Ага, честный, - всплеснула руками Яга. - Послов споил да обдурил. Ты хоть и нечисть, а порядки чтить должон! Тебе-то сколько нужно?


- Много, - не без гордости произнес Водяной и довольно улыбнулся


- То-то же и оно, - старушка кивнула в сторону беззаботно храпящего Казимира. - А этот как ребенок малый да не разумный в сравнении с тобой.


- Ты не смотри, что он щуплый да тощий, - заметил водный хозяин. - Наравне пили. Добро, пусть по-твоему будет. Верну все. Уважу задохлика.


Вскоре все выигранные Водяным сундуки, набитые иностранными дарами да подношениями, вернулись в телегу, еще глубже осевшую в трясину под тяжестью груза.


- Ну, бывай, Егоровна, - удовлетворенно потирая руки, бросил Водяной. - Не забывай старика, проведывай изредка. Вдруг уже... того.


- Да, я тебя, старика на две сотни лет старше, - добродушно улыбнулась Яга. - Смотри, не чуди более.


Едва Водяной скрылся в трясине, умаявшийся таскать сундуки Федот спросил:


- Бабушка, не серчай, а что со спящими делать будем? Да и как телегу обратно на торный путь из болота тащить будем? Лошадь-то у тебя на дворе осталась.


Яга хитро прищурилась и, напустив загадочный вид, ответила:


- Есть средство верное. Скакун у меня есть ладный.


Заложив пальцы в рот, старушка молодецки засвистела, поводя головой из стороны в сторону. Оторопевший Федот прикрыл уши руками и поморщился.


В ту же секунду поднялся сильный ветер и рядом с Ягой приземлился Горыныч.


- Егоровна, пролетаю я тут, значит, мимо, слышу, ты свистишь, - начал он, выпуская клубы черного дыма.


Окинув внимательным взором островок и заметив распростертые тела мертвецки пьяных стрельцов с Казимиром, он плотоядно улыбнулся и спросил, преданно заглядывая в глаза старушке всеми тремя головами разом:


- Никак, кушать подано?


- Тебе лишь бы брюхо ненасытное набить, - проворчала Егоровна. - Да и вредно тебе такое есть, сивухой еще потравишься, а мне потом перед князем ответ нести. Кто, окромя тебя, просторы небесные от супостатов защищать будет? Давай, грузи пьянчуг этих в телегу.


- Нет чтобы приласкать да приголубить, - забубнил змей, принимаясь за работу. - Так она еще и работать заставляет. А я, промеж прочего, с обеда маковой росинки во рту не держал. Мне б хоть этим щупленьким перекусить??


Он, склонив одну из голов, заинтересованно потыкал острым когтем в бок храпящего и ни о чем не подозревающего Казимира.


- Тебе от него все равно никакого проку, - проканючил Горыныч, выпуская тонкие струйки дыма из обиженно раздутых ноздрей. - Одна кожа да кости.


Егоровна вздохнула и осуждающе покачала головой.


- Тебе работать велено, - произнесла она. - Вот сладишь с работой, попрошу князя накормить тебя.


Управившись, Горыныч жалобно спросил:


- Ну теперича все? Есть хочу.


- Федот, подсоби Горынычу, запряги его в телегу, - попросила Яга.


- Меня в телегу? - непонимающе переспросил змей, хлопая глазами. - Я зверь статный, исчезающий, нельзя мне в телегу.


- Зверь-то ты ладный да пригожий, спору нет,- согласилась Егоровна. - Да окромя тебя помочь старушке-то некому.


Она досадливо развела руками и добавила:


-Уж сделай милость.


Змей печально вздохнул, окатив и Ягу, и растерянного Федота дымом.


- Ну смотри, Егоровна, с тебя у князя обед, - согласился он, подумав. - Рябчиков там, гусей-лебедей фаршированных.


Он мечтательно облизнулся.


- Будут тебе и рябчики, и гуси-лебеди, - разгоняя руками смог, пообещала старушка.


Торжественная процессия во главе с гордо шествующим чуть впереди Федотом приблизилась к воротам стольного града.


- Деньгу давай! - встретил их протянутой рукой тролль Иван.


- Смотри-ка, не соврамши, - усмехнулась Яга, вспомнив разговор с Гришкой. - Иванушка, яхонтовый мой, князя позови.


Старушка выудила из кармана золотую монету и протянула троллю. Тот попробовал монету на зуб, понятливо кивнул и утопал, довольно шлепая по каменной мостовой.


Вернулся он в сопровождении разгневанного князя.


- Опять ты, Егоровна, мне гостей да честной люд пугаешь? - заворчал он, хмуро посмотрев на запряженного в телегу Горыныча.


- Вот, княже, твоих послов с подарками заморскими на болоте выудила, - пряча лукавую улыбку, ответила старушка, деловито разглаживая складки сарафана. - Заплутали оне.


- А чего это сивухой-то так несет? - раздраженно поинтересовался князь, брезгливо наморщив нос.


- Так болотных ягод, видать, объелись, - старушка хитро подмигнула потупившемуся Федоту.


- Ох, Егоровна, - досадливо вздохнул правитель и поправил съехавшую на лоб шапку. - Вот нутром чую, что не так дело обстояло. Но все равно, эх благодарствую, я уж думал дружинников с богатырями на поиски посылать. Я тебе давно медаль обещал. Теперича точно дам. За заслуги! Второй! Нет, Первой степени! С золотом да самоцветами.


- Не нужна мне медаль, - коротко бросила Яга. - Лучше Горыныча накорми, за заслуги! Да на довольствие его поставь. А то сгинет животина от голоду-то.


- Вот пустишь ты меня по миру, - удрученно заметил князь. - Еще одного нахлебника на шею посадить хочешь?


- Не прибеднялся бы ты, княже. Не к лицу такому мудрому да разумному правителю, - наставительно произнесла Егоровна. - Ивашка вон тебе пользу какую приносит. Небось уже все подвалы от податей дорожных ломятся.


Князь, пожав плечами, обреченно вздохнул.

- Ну, будь по твоему, - согласился он. - И раньше ты меня не подводила, авось и сейчас дело говоришь.


Затаивший дыхание Горыныч удовлетворенно выдохнул, окутав присутствующих густым смогом.

Показать полностью
91

Избушата

Избушка на ножках подалась в бега.

Осталась без дома старушка Яга.

Ни печки, ни ступы, ни молодца нет:

Водичка на завтрак, грибок на обед.

Угнали избушку и канули прочь.

Нечистая сила не в силах помочь.

Лишь только надежда на связи свои:

Старушке пришлось обратиться в ГАИ.

Назначили розыск и план перехват.

Включили прожектор на сто киловатт.

Весь лес обыскали, все чащи прошли,

Но так ничего и нигде не нашли.

И только, примерно, два года спустя

Старушка узнала в последних вестях,

Что будто дошёл до милиции слух:

Избушку увёл симпатичный избух.

Что где-то в далёкой и тёмной тайге,

Где их ни ГАИ не найти, ни Яге,

Живут себе тихо, счастливо, небось.

И три избушонка у них завелось.


Придворов М.

44

Плюс-минус подвиг

(из сериала «Трое, которых пятеро», серия 10)


ЗДЕСЬ


– У них там странное восприятие мира, – перебирая пучки подвешенных под потолком трав, рассказывала старушка. – Главный бог совокупляется с кем попало, принимая форму всяких животных и птиц, если ты чего-то лучше божества делать научишься – наказывают, а уж за помощь кому-то более слабому, так и пытать могут.

– В смысле? – удивилась голова, торчавшая в среднем окошке.

Прежде чем отвечать, Яга отделила несколько веточек от одной из связок и положила в глиняный горшок. Затем бросила туда же щепотку серого порошка из холщевого мешочка и несколько иссушенных до неузнаваемости ягод.

– Ну вот, мучились там раньше люди без огня. Так один небожитель их этим огнём пользоваться научил и всё.

– Что всё?

– К скале добродетеля приковали, на самом солнцепёке. И птичку к нему приставили, чтоб раз в сутки печень клевала, – объяснила Яга, заливая содержимое глиняного горшка кипятком.

– Так же ж и сдохнуть недолго, – поморщились все три головы Змея.

– В том-то и дело, что долго, – Яга накрыла горшок крышечкой и поставила возле печи. – Он бессмертный, прям как наш Кащей. За сутки рана на теле у него заживает и печень восстанавливается.

– Гы-ы-ы, – улыбнулась голова, торчавшая из левого окошка, – царь-батюшка такую печень оценил бы.

– А на следующий день птичка снова прилетает печенью лакомиться.

– Ужас, – скривилась голова в правом окне. – И долго он так страдал?

– До сих пор.

– Погоди, это ж ненормально! – заявила левая голова и покинула оконный проём. Снаружи донеслось: – Кащей, слыш чо говорю? Есть шанс записать в свой актив лишний подвиг...


ВСЁ ЕЩЁ ЗДЕСЬ


– На кой она вам? – подозрительно спросил царь.

– Добро делать будем, – улыбаясь, сообщил Кащей. – Ну, по крайней мере, постараемся.

– Я, между прочим, еще за иголку на тебя обиду затаил.

– Это почему? Вроде же всё по полочкам разложили, добрых дел тебе понаделали, дочку от маньяка-хряка спасли.

– Спасти-то спасли, – задумчиво теребя жиденькую бороденку, ответил царь. – Но осадочек-то остался. Самолюбие моё негодует.

– Ну, так и потешь его, поделись на время артефактиком, – толкнул царя в плечо Бессмертный.

Царь задумался ненадолго. Потом его лицо осветила довольная улыбка.

– Хорошо, дам я вам сферу.

– Ну и по рукам? – Кащей протянул государю ладонь.

– По рукам, – сжал тот руку Бессмертного и, не спеша отпускать, добавил: – но только при условии, что всякое доброе дело, которое вы с её помощью сделаете, будете делать от моего имени. Вам всё равно, а мне плюс подвиг.

– Это как? – попытался выдернуть руку Кащей, чувствуя неладное.

– Каждый раз в конце подвига своего говорите: во имя справедливейшего из царей, защитника обиженных, безраздельного владетеля земель тридевятого царства, мудрейшего Златофила Первого.

– Чо, серьёзно? – захихикал Бессмертный. – Златофил?

– Нормальное имя, – насупился царь.

– Это ж как родители тебя не любили-то… Златофил… Ну хоть не ошиблись. До золота ты охоч. Так вот почему предпочитаешь представляться «Царь, просто царь»?

– Смотри, мы скрепили уговор рукопожатием, – хмуро пробормотал Златофил и, развернувшись на пятках, зашагал по коридору. – Василиса сферу тебе в замок сама принесет.


ДО СИХ ПОР ЗДЕСЬ


– Это чего, грозы ждать? – поинтересовалась странно вывернутая в оконном проеме голова Горыныча.

В окна верхнего этажа было удобнее заглядывать с крыши, но для этого приходилось неестественно выкручивать шеи.

– Да гроза вообще ни при чём, – увлеченно прикручивая медную проволоку к кастрюлеобразной конструкции, пробормотал Кащей. – А вот бабкины травки будут в самый раз.

Где-то на улице грузно затопотало. Горыныч вынул одну из голов из оконного проёма, огляделся и сообщил:

– Избушка пришла.

С улицы послышалась возмущенная ругань Бабы Яги:

– Стояла себе изба триста лет, всё нормально было. Нет же, давай, к замку перегоняй. Да вы думаете, это брёвна скрипят? Как бы не так! Это лапки у избушки скрипят. Старенькая она у меня.

Кащей выглянул в освободившееся от змеевой головы окно и проорал:

– Хорош ныть, старая! Тащи свои травки уже.

Старуха задрала голову, прикрывшись ладонью от солнца, и прокричала в ответ:

– Я старуха!? Ты себя-то в зеркало видел? Иголка твоя, если что, моложе тебя не делает. Только от смерти спасает, – но принялась доставать склянки и мешочки.

Пока поднимали всё необходимое в башню замка, пришла Василиса, неся в руках завернутый в тряпицу хрустальный шар.

– Только он не в идеальном состоянии, – предупредила девушка, водружая артефакт на кастрюлеобразный цилиндр.

Кащей внимательно посмотрел на пересекающую артефакт трещину.

– Не думаю, что это критично, – пожал плечами Кащей, располагая над шаром сложную конструкцию из по-разному наклоненных зеркальных осколков, зафиксированных при помощи всё той же медной проволоки. – Есть, конечно, небольшая вероятность, что пока мы будем там, кого-то перебросит сюда, в качестве компенсации. Но угол падения лучей-то мы всё равно заранее настроим, так что...


ГДЕ-ТО


– Заранее настроим, заранее настроим, – кривляясь, прошамкала Яга. – Настроил?

– Видимо трещина всё же…

– Видимо трещина всё же… – вновь передразнила Яга. – А Василиса тебе говорила! Кулибин бессмертный!

– Ты незнакомыми словами-то не выражайся! – вяло огрызнулся Кащей.

– Какие в словарном запасе сохранились, такими и буду выражаться! – топнула ногой старуха. – Василису по пояс в песок телепортировал, меня на два метра от земли, а Горыныч вообще неизвестно где. Кулибин и есть! Тот тоже квадратные колёса изобретал. На круглых ему, видишь ли, не ездилось! Не мог на мышах сначала эксперимент провести?

– Мыши-то в чём виноваты? – перебила Ягу Василиса, вытряхивая из походных башмаков песок. – И, кстати, где это мы?

– В пустыне, – мрачно буркнул Кащей.

– Чтоб твою кочерыжку хромая обезьяна перед смертью помусолила! – выругалась Яга. – Мы с Василисой тупые и не видим, что песок до горизонта во все стороны? Ты конкретнее как-то можешь…

Яга замолчала на полуслове, потому что из-за ближайшего бархана стала доноситься песня без музыкального сопровождения.

– Арабская но-о-о-очь, – пел кто-то, – Волшебный восто-о-о-ок! Здесь чары и яд погибель сулят. Священный джихад!

Из-за песчаного холма показался верблюд и ведущий его в поводу мальчишка в широких штанах, жилетке и тюрбане.

– Эй, человек, – позвала Яга, щелкнув над головой пальцами. – Подь сюды!

Парнишка подвёл к троице верблюда, поклонившись, поздоровался:

– Долгих лет вам и доброго пути, о достопочтенные путешественники, меня зовут Тесеус и я путешествую.

– И тебе, о достойный сын своих родителей, доброго здравия и пути, – отвесила Яга не менее витиеватый поклон, здороваясь в ответ. – Не подскажешь ли, о любезный Тесеус, куда держишь путь в этом бескрайнем море раскаленного нещадным солнцем песка, простирающемся от горизонта до горизонта?

– Слышишь, – прошептала Василиса, толкая Кащея локтем в бок, – а ты не задавался вопросом, как Яга не умеет разговаривать?

Кащей пожал плечами.

– О почтенная женщина, обходительность которой может сравниться с мягкостью шелков в покоях нашего падишаха, да будут дни его долгими и радостными, держу я путь к развалинам старого города, что расположены в трех горизонтах отсюда.

– О учтивый отрок, достойный сын своего народа, не поведаешь ли ты о цели, манящей тебя к руинам некогда величественного, а ныне покинутого людьми города.

– О обходительнейшая из встреченных мною на моём коротком жизненном пути, иду я туда, дабы прочесть начертанные на стенах храмов письмена. Надеюсь я найти среди оставленной в заброшенном людьми городе мудрости ответы на тревожащие меня вопросы.

– О наилюбознательнейший из всех встреченных на моём долгом жизненном пути юноша, что же за вопросы будоражат твой пытливый ум в столь молодом возрасте, на которые ты не можешь найти ответы в свитках библиотек своего города, что приходится тебе совершать столь изнурительный путь по горячим пескам пустыни?

– Не знаю, – наконец ответил Василисе Кащей так же шепотом, – но сдается мне у них это надолго.

К тому моменту, когда жгучее солнце почти спряталось за горизонт, а Бессмертный с Василисой, скорее от скуки, чем по надобности, развели небольшой костерок из собранных в округе, выбеленных солнцем и отполированных ветром и песчинками веток, выяснилось три вещи. Первая – у юноши есть лампа с джином. Вторая – Тесеус хочет попросить джина, чтобы тот сделал парня героем. Третья – джин не хочет покидать лампу, чтобы исполнить желание.

– Сломался? – предположила Василиса.

– Да нет, – ответила Яга и потрусила лампу.

– Голову себе потряси, – донесся тоненький голосок из отверстия для фитиля. – Трясёт она.

– Вылазь, болезный! – позвала Яга.

– И чего я там не видел? – поинтересовались из лампы. – Опять дворцы строить, да принцесс воровать? Пускай их ворует тот, кто Бременских музыкантов возит. А мне и тут неплохо.

– Да нахрен ты сдался, дворцы тебя строить просить, да принцесс воровать. У нас тут своя принцесса сидит. Хозяин твой уже глазами насквозь её проел.

Василиса захихикала, а парнишка стыдливо отвёл глаза.

– Тогда на кой я вам нужен?

– Да ну… – задумчиво начала Яга, – была мысль попросить тебя, чтобы ты нас кое-куда перебросил. Но, сдается мне, ты из лампы потому и не носа не кажешь, что разучился даже элементарное делать.

– Чив-о-о-о-о? – возмущенно пропищала лампа, и из отверстия для фитиля повалил густой дым.

Яга подмигнула сидящим у костра и сообщила:

– Восток. Горячие люди. Их «на слабо» что угодно можно заставить исполнять.

– Да будет тебе известно, – громовым голосом сообщила покинувшая лампу полупрозрачная субстанция, наконец-то становясь джином, – что без контакта с внешним миром я становлюсь только сильнее, ибо не расходуется энергия, а аккумулируется. Но что ты, женщина, можешь знать о физике, ведь удел твой – гарем.

– Молчал бы уже, банка Лейденская! Аккумулирует он, – не на шутку завелась Баба Яга. – Про физику он мне тут будет рассказывать. Ландау масляный. Кто тебе поверит-то!? Сидишь там, бирюк-бирюком, позабывал, поди, всё.

– Я!?! – возмущенно зарычал джин.

– Ну не я же, – хихикнула Яга. – Телепортацию, небось, в первую очередь забыл.

– Я ничего не забыл!

– Ну, телепортируй нас в древнегреческие мифы, коли не забыл, – продолжала провоцировать Яга, – или всё-таки разучился?

– Слушаю и повинуюсь! – хлопнул в ладоши джин.

И в следующее мгновение около костра остался только он, его лампа и верблюд.


ГДЕ-ТО ЕЩЁ


– Старая дура, чтоб меня от мухоморов никогда не таращило, – выругалась Яга, оглядывая изменившуюся местность. – Вот что мешало конкретнее место указать?

– Что это за коридоры такие странные? – спросила Василиса, оглядываясь.

– Куда мы перенеслись, о достопочтенные путешественники? – подал голос юноша.

Он тоже был здесь.

– Я не понимаю, где мы, – развела руками Яга. – И еще меньше понимаю, как отсюда выйти.

– Чтобы выйти, нужно идти, – заявила Василиса, доставая из холщевой сумки клубок и бережно опуская его на землю.

Тот несколько раз дернулся, словно не мог определиться с направлением, а затем, всё-таки, неспешно покатился в левое ответвление. Компания пошла следом: Василиса, за ней – Яга с парнишкой и замыкал процессию Бессмертный.


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ЗДЕСЬ


– Видали? – спросила левая голова у средней и правой.

Те внимательно рассматривали хрустальный шар, внутри которого было видно, как компания вместе с каким-то незнакомым, нелепо одетым парнишкой пробираются по каким-то мрачным коридорам.

– А чего нас-то не зашвырнуло? – наконец спросила средняя голова. – Один из лучиков и на меня же направили. Эти исчезли, а мы тут, в замке остались. Не понимаю.

– Ну, как в замке, – скептично пробормотала правая голова, оглядываясь.

И действительно внутри замковой башни находились только головы. Туловище же, цепко держась всеми четырьмя лапами за черепицу, расположилось на крыше. Широкого, позволяющего поместиться внутрь полностью, входа в лабораторию Кащея не было.

– О, вы гляньте-гляньте, – затараторила левая голова, возвращая внимание соседок к шару, – за ними херня какая-то идет.

– Хм, – пробормотала правая, вглядываясь в шар, – действительно херня.

Стараясь держаться в тени и на расстоянии, воровато следя из-за углов, за компанией следовало крупное двуногое нечто.

– Подвинься. Не вижу из-за тебя ничего, – толкнула правая голова среднюю.

– С другой стороны смотри, – боднулась та в ответ.

– Не могу. Там одно из зеркал бликует.

– Кащей! Сзади! – не обращая внимания на спорящих соседок, закричала левая.


ВСЁ ЕЩЁ ГДЕ-ТО ЕЩЁ


– Кащей! Сзади! – прозвучал взволнованный голос в голове у Бессмертного.

И тот, не раздумывая, кто или что его предупреждает, выхватив меч, ударил с разворота наотмашь. Сталь зазвенела о сталь. Перед Кащеем стояло странное мускулистое существо, почти человек. Если бы не венчавшая человеческое туловище бычья голова. В руках у человеко-зверя был вычурный топор, от соприкосновения с которым и зазвенел меч Бессмертного.

Где-то за спиной испуганно взвизгнула Василиса, за ней – Тесеус. Изумлённо выматерилась Яга. Кащей, скрежеща лезвием меча по топору, увёл его в сторону, еще раз развернулся и снова ударил. Меч чиркнул по плоти, врезался в кость, выворачивая Бессмертному руку. Чудовище взревело от боли, замахиваясь и нанося удар. Кащей дернул меч на себя и вверх, блокируя удар. Ухватив оружие второй рукой, стал выворачивать давящий на него топор. Урод с бычьей головой агрессивно сопел. И Кащей поступил так, как в честном бою не поступил бы ни один рыцарь, дорожащий собственной репутацией. Он изо всех сил пнул странное существо прямо в то место, которое мужчины прикрывают рукой, окунаясь в слишком горячую воду.

К такому человеко-быка жизнь не готовила. Зверь зарычал от боли, выронил топор и упал на колени, схватившись за причинное место. А Бессмертный, из последних сил удерживая меч онемевшей от боли рукой, ударил его прямо по шее, отсекая бычью голову.

– Во имя справедливейшего из царей, защитника обиженных, безраздельного владетеля…


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ВСЁ ЕЩЕ ЗДЕСЬ


– Зеркало слепит!

– Ну, подвинь.

– И подвину!

– И подвинь!

– Да тихо вы, там Кащея убить пытаются.

– Да что ж оно так бликует! – правая голова подвинула носом конструкцию из осколков зеркал, и угол падения лучей изменился.


НЕ ТАМ, ГДЕ ТОЛЬКО ЧТО


– …земель тридевятого царства, мудрейшего Златофила Первого! – закончил Кащей неуверенно, понимая, что о мече в руке напоминает только онемевшая от боли кисть.

– Клубочек путеводный там остался, – оглядываясь, пожаловалась Василиса.

– И пацан, – добавила стоящая рядом Яга, начиная хохотать.

– Чего ржешь, дура старая? – поинтересовался Бессмертный.

– А желание парнишки-то сбылось, – сквозь смех сообщила Яга. – Хотел быть героем и стал. Вплелся авантюрист-халявщик в древнегреческие мифы, как родной. Не успел попасть в другой мир, а уже плюс подвиг в копилку. Тесей, итить его мамку рваным лаптем. Кстати, Кащеюшка, чего ты там орал-то, как оглашенный?

– Да ну… – замялся Кащей.

Бабка вновь захохотала.

– Во славу Златофила? Это чего, царя нашего так зовут? То-то он постоянно «Царь, просто царь», – гримасничая изобразила государя Яга.

Старушкин смех прервал чей-то стон и все трое наконец-то огляделись.

Они стояли на небольшой, метров пяти в диаметре площадке, с одной стороны которой был глубокий обрыв, а с другой – на несколько метров возвышающийся кусок скалы. И к скале этой был прикован обнаженный мужчина.

– Ну вот, таки попали, куда целились, – хлопнула в ладоши Яга и спросила Василису: – Где там твоя кислота заморская, которая железо разъедает-то?

Девушка достала из сумки склянку с желтоватой жидкостью, подошла к узнику, вытащила пробку и плеснула на цепь. Жидкость зашипела, вгрызаясь в ржавые звенья, повалил едкий дым.

Орел появился, когда кислота разъела обе цепи, фиксирующие ноги Прометея. Огромной тенью он пронесся над площадкой, схватил когтями Ягу с Василисой, заложил крутой вираж и разжал когти над соседней вершиной. Девушка и старуха упали на покрытый мхом уступ, а гигантская птица, изящно развернувшись в воздухе, вновь направилась к площадке, на которой остались Кащей с прикованным Прометеем.

Подлетев, птица выставила лапы, взмахнула крыльями, зависнув на несколько мгновений, и приземлилась.


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ, ПОКА ЕЩЕ ЗДЕСЬ, НО ВОТ-ВОТ…


– В этот раз точно хана.

– Не хана.

– Хана.

– Да нет же, я тебе говорю. Птичка его не заметит, гляди, как спрятался хорошо. От камня и не отличишь.

– Отличишь.

– Да не отличишь, я тебе говорю!

– Да что ж такое, зеркала-то всё равно бликуют.

– Ну, подвинь.

– Да двигал уже! Солнце смещается и свет иначе падает.

– Ну так еще раз подвинь. Вот так.

Теперь левая голова ткнулась мордой в конструкцию из зеркал, слегка разворачивая её. Луч света ударил в шар, несколько раз преломился об трещину и тремя вспышками ударил в глаза трём головам Горыныча.

– Ай! – вскричали те хором и Горыныч исчез.


СНОВА НЕ ТАМ, ГДЕ ТОЛЬКО ЧТО


Гигантский орел сделал два шага по каменной площадке и остановился, осматриваясь. Бессмертный, затаив дыхание, повторял одними губами, как мантру единственную фразу.

– Только не влево. Только не влево, только-не-в-лево, тольконевлево…

Птица мысленных увещеваний не послушалась. Орел повернул голову именно влево и увидел замершего за валуном Кащея. Развернулся в его сторону, намереваясь клюнуть. Зажатый в угол Бессмертный испуганно озирался, понимая, что бежать некуда. Да и поздно уже.

Птица уже занесла клюв над Кащеем, но в этот самый момент воздух разорвал отчаянный вопль трех глоток Горыныча. А в следующее мгновение орла сплющило телом трёхголовой рептилии, рухнувшей на птицу из ниоткуда. Во все стороны полетели громадные перья.

– Во имя справедливейшего из царей, защитника обиженных, безраздельного владетеля земель тридевятого царства, мудрейшего Златофила Первого, – пробормотал Кащей и добавил: – Пацан сказал – пацан сделал. Надеюсь, царь-батюшка, ты там икаешь.

– Ну, прям, цыплёнок табака, – прокомментировала одна из голов, сходя с раздавленной птицы.

– Ага, – согласилась вторая, – только надо было сначала общипать.

А третья удовлетворенно заметила:

– В шарике хрустальном такой громадной казалась. Но я все-таки побольше этой курицы буду.

– Эй, уважаемые, – позвал Прометей, – вы, ежели меня спасать пришли, то спасайте, что ли?


СНОВА НЕ ТАМ, ГДЕ ТОЛЬКО ЧТО


– Ну и как теперь обратно? – спросила Василиса, украдкой разглядывая правый бок Прометея, выглядевший как один сплошной шрам.

– Всё само произойдет, – вертя в руках гигантское перо, ответил Бессмертный. – В нашем мире время на месте не стоит. Скоро в окно солнечный свет попадать перестанет, а следовательно, и шар хрустальный освещать не будет. Как только это произойдет, мы все назад и вернемся.

– Геракл расстроится, – задумчиво сообщила Яга.

– Чего это?

– Мы ему подвиг испортили. Хоть и не основной.

– Да ладно. Плюс-минус подвиг, в его-то случае какая разница? – успокоил старушку Прометей.

– Я вот, знаете, за что переживаю, – начал Кащей и видя, что взгляды обратились к нему, продолжил: – если всё так вкривь и вкось из-за трещинки этой в хрустальном шаре пошло, мы назад точно вернемся? И в нашем мире точно никого в качестве компенсации не останется?

– Нашли из-за чего переживать, – отозвалась одна из голов Горыныча. – Вы мне лучше скажите, голова орла этого точно с нами обратно не вернется?

– Нахрена тебе? Своих трёх мало, что ль?

– Да не! Она здоровая, просто. Бульон бы наваристый получился.

Солнце вот-вот должно было спрятаться за грядой скал.


ГДЕ-ТО ПОБЛИЗОСТИ ОТ ЗДЕСЬ


Машенька поняла, что что-то идёт не так, когда после вопроса папы-медведя:

– Кто лежал на моей кроватке?

В комнату ворвался мужчина в странном плаще и шляпе-цилиндре, достал два пистолета и, сделав по выстрелу из каждого, уложил наповал и папу-медведя и маму-медведицу. После чего бодрыми поджопниками выпинал из домика перепуганного медвежонка, а вернувшись обратно, сообщил:

– Спокойно, Маша. Я Дубровский.

(с) VampiRUS

Показать полностью
458

Как Богатырь о Царевне мечтал и ничего вокруг себя не видел (Бабушка Яга).

— Беда, бабушка! — заорал Богатырь, открыв дверь избушки. — Выручай!


Яга удивлённо-вопросительно подняла бровь.


— Просыпаюсь я давеча утром — глядь! — а подле печи девица сидит и улыбается, — Богатырь вздохнул. — Красивая, зараза.


— Тоже мне беда, — хмыкнула Яга.


Богатырь зачерпнул ковшом воды из бочки.


— Не лети вперёд Горыныча, бабушка, — пробормотал он, жадно хлебая воду, — девицу эту я первый раз видел.


— Ошиблась адресом?


— Тоже так подумал, но нет. Ко мне пришла. Жить, говорит, у тебя стану.


— Ого! — удивилась Яга.


— Ого, — подтвердил Богатырь.


— Карасик, — во сне пробормотал Баюн.


Богатырь отставил ковш в сторону и сел в кресло.


— Так вот девица эта объяснила своё появление так: допустим, её похитит Кощей или ещё какое лысое Чудище. Освобождать кто пойдёт? Я, все остальные-то заняты. А раз я её освобожу, то я на ней и женюсь.


— В целом, верно рассуждает, — кивнула Яга. — Обычно же всё так и происходит. Вот она и решила часть с похищением и освобождением пропустить, и перейти непосредственно к заключительной части.


— Совершенно так, — со вздохом ответил Богатырь. — Она ведь ку-ку, бабушка?


— Не скажи, милок. Умная девка, сообразительная. Такая не пропадёт. Так в чём беда? Красивая же?


— Красивая, зараза. Да только вот она не Царевна.


— И что с того?


— Как что? — удивился Богатырь. — Зачем бросаться на кость, если можно дождаться пирога?


— Кости — собакам, — пробормотал Баюн, — пироги — котам.


Яга нахмурилась.


— Смотри-ка, какой! То есть, заявись так к тебе Царевна, ты бы против не был?


— Конечно нет!


— И почему же?


— Ну так это, — Богатырь пожал плечами. — Ну Царевна же! Я с детства на Царевне жениться мечтаю!


— Дурень ты, — вздохнула Яга. — Царевна наша хоть и красивая, но к обычной жизни совершенно неприспособленная. Шить умеет, но на этом всё. Пользы от неё в хозяйстве, как от того валенка.


Богатырь похлопал глазами.


— К тому же, милок, сколько ты будешь ждать, пока кто-нибудь похитит Царевну? А если этого ближайшие лет десять не случится?


— Всё равно ждать буду. Царевна же.


— А если её кто раньше освободить успеет?


— Я быстрый, — упёрся Богатырь, — и очень ловкий.


— Сегодня — да, — согласилась Яга. — А через десять лет?


Богатырь задумался и пожал плечами.


— Что вы за люди такие? Мечтать, конечно, дело интересное и даже иногда полезное, но у каждого второго мечты такие, что за ними всё остальное замечать перестают.


— Ничего я не перестаю. Всё замечаю. Чего я не заметил-то?


— Девицы-красавицы у себя в доме, — усмехнулась Яга, — Видишь, до чего девиц довели своими мечтами о Царевнах — от вас шагов не дожидаются и берут всё в свои руки.


— Думаешь хорошо это? — с сомнением спросил Богатырь. — Необычно как-то.


— Ещё как хорошо! Ты вот сейчас домой придёшь — а у тебя там и убрано, и каша сварена, пирожки нажарены. Уж она постарается — всё, на что способна, покажет!


— Пирожки, — причмокивая, протянул Баюн.


— А главное, что так каждый день будет, — продолжила Яга. — Потому что девица эта свой выбор сама сделала, добровольно. А с Царевной кто знает, как жизнь пойдёт? Стерпится ли? Это в мечтах твоих всё прекрасно, а на деле всё совсем иначе быть может.


Богатырь почесал нос, посмотрел в окно и встал.


— Пойду-ка я, пожалуй, — пробормотал он. — Чего это я, в самом-то деле. Девица-то красивая, зараза, слов нет.


— Ступай, милок, ступай, — Яга помахала ему платочком. — Жизнь-то у вас и так короткая, чего её мечтами жить. Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka

Показать полностью
651

Влияние окна на состояние души (Бабушка Яга).

— Проходи, милок, — суетилась Баба-Яга. — Вон на лавку садись. Устал, поди, с дороги-то.


Богатырь сел, вытянув уставшие ноги.


— А с котом что, бабушка? — спросил он. — Вид у него больно уж болезный.


— Стража! — неожиданно заорал Баюн страшным голосом. — Отрубите этому невежде голову!


Богатырь ойкнул и испуганно посмотрел на Ягу.


— Не пугайся, милок, всё хорошо, — успокоила его Яга. — Это у него от столкновения с окном мозги перевернулись. Теперь искренне считает себя Царём.


— А как он так умудрился-то?


— Лбом, как ещё. Тут стоит уточнить, что обычно-то я окно на ночь открытым оставляю, а тут закрыла. А этот валенок ночью спросонья прыгнул, стукнулся и до утра без чувств лежал. А как очнулся…


— Когда мне подадут вина? — осведомился Баюн, с презрением оглядывая Ягу. — Быть может сто ударов плетью заставят тебя ускориться?


— Раньше мне казалось, что он бывает невероятно противным, — вздохнула Яга. — По сравнению с тем, какой он сейчас — раньше он был просто ангелом.


— Может с ним поговорить? — предложил Богатырь. — Попробовать, так сказать, достучаться.


— А попробуй.


Богатырь повернулся к коту.


— Баюн, — позвал он, — кис, кис, кис. Помнишь меня?


— Меня раздражает этот писк! — пожаловался Баюн. — Я желаю, чтобы источник этого звука был немедленно стёрт с лица земли!


— А по ушам?


Баюн округлил глаза.


— Как ты позволил своему рту сказать такие слова мне в лицо? В глаза смотреть! Быть может мне кликнуть стражу?


Богатырь посмотрел на Ягу. Яга развела руками.


— Так и живу. Ты чего пришёл-то?


— Подождёт моя просьба, — отмахнулся Богатырь. — Давай-ка лучше придумаем, как его величеству мозги на место вернуть.


— Его Котейшеству.


— Чего?


— Так он себя величает, — пояснила Яга. — Лучше не спорь, а то он опять разорётся и стражу звать начнёт.


— Эй, — Баюн поманил Богатыря лапой, — Две секунды назад я имел неудовольствие наблюдать жука. Как ты это объяснишь?


— А я-то тут…


— Молчать! Глаза в пол! Стража!


— Я его в узел завязать хочу, — прошептал Богатырь.


— Прекрасно понимаю, — прошептала в ответ Яга, — я вообще третий день так живу. Знаешь, что я с ним сделать хочу?


— Представляю. Может его зельем каким напоить, а?


— Эй, девка! Вели подать молочного порося, фаршированного молочным поросём!


Яга закрыла глаза и тяжело вздохнула.


— Нет, четвёртый день я точно не выдержу. Пробовала я зельями поить, не помогает. Крепко он приложился.


— А если всё повторить?


— Кого повторить?


— Последовательность действий, — ответил Богатырь, — в точности, как всё было.


— Клин клином? — догадалась Яга. — А что, вариант. Но насильно нельзя, а сам он не прыгнет. Он вообще его носить требует.


— Не требую, — фыркнул Баюн, — а повелеваю. Если вы будете и дальше шептаться, я прикажу посадить вас на кол.


— Прощения просим, Ваше Котейшество, — поклонился Богатырь. — Мы тут, собственно, обсуждали вот какой вопрос. Сметана где?


Яга указала на банку. Богатырь взял банку в руку и прошёл к окну. Открыв его, он выбросил банку на улицу.


Баюн заорал полным возмущения голосом и прыгнул было следом, но Богатырь резко закрыл окно перед самым его лбом. Баюн стукнулся о створку, ойкнул и сполз на пол.


— Умно, — похвалила Яга. — А если не поможет?


— Другое придумаем, — пожал плечами Богатырь, — хуже не будет и ладно.


Баюн открыл глаза, пошевелил ушами и сел, растерянно озираясь по сторонам.


— Давай помогу, — Богатырь осторожно поставил его на лапы. — Как чувствуешь себя?


— Аки после всенощного бдения, — бодрым голосом ответил Баюн и повернулся к Яге, — Ну что, нечисть, каяться в грехах будешь?  Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka

Показать полностью
684

Бабушка Яга: О судьбе, недоверии и свёкле.

— Доброго денёчку! — поклонился Богатырь. — Сам я…


— Не местный, — важно кивнула Баба-Яга. — Издалека пришёл, чтобы помощи попросить или за какой-нибудь информацией.


— Ух ты! Правду говорят — велика твоя мудрость! Как узнала, бабушка?


— Тоже мне! — фыркнул Баюн, спрыгивая с печи. — Сапоги пыльные да стоптанные, рожа незнакомая небритая — а мы всех Богатырей в радиусе множества километров знаем — значит, совсем с дальних земель. А в такую даль ради пустого разговора не ходят — разве что дураки. Ты не дурак?


Богатырь удивлённо посмотрел на Ягу. Та в ответ развела руками.


— Не дурак.


— Значит, за помощью, — кивнул Баюн, вынимая из мешка свёклу. — Конечно, ещё есть вариант, что пришёл сражаться — но, как мы выяснили ранее, ты не дурак.


Отряхнув свёклу лапой, он сунул её в пасть и вернулся на печку.


— Умён! — восхищённо протянул Богатырь. — Что за дивный Кот! А свёкла ему зачем?


— Организм очищает, — ответила Яга. — Вредные вещества выводит, что от настойки остались.


— Я уже тысячу раз сказал, что не пил никакой настойки! — Баюн злобно сверкнул глазами. — Что за недоверие?


— Ну конечно! На трезвую голову видел, как Богатырь болотных чудищ в коней превращает!


— Да!


— Жри свёклу, валенок, — нахмурилась Яга. — Ещё не все вещества вышли. Пока всю не съешь, другой еды не жди.


Баюн со злобой вцепился в свёклу зубами.


— Вот и молодец. А ты, милок, рассказывай, зачем пришёл. Помощь нужна?


— Информация, — ответил Богатырь. — Судьбу свою узнать хочу. Знаешь, где книгу отыскать?


— Какую книгу? Судеб, что ли?


— Её самую.


— Чего её искать — вон она, на полке стоит. Четвёртая слева.


Богатырь удивлённо похлопал глазами и протянул руку.


— Не тронь! — рявкнула Яга. — Откусит. Заколдованная она, чтоб не лапал кто попало. Садись пока, сейчас прочитаю.


Богатырь послушно сел на лавку. Яга взяла книгу с полки и осторожно положила её на стол.


— Ну? — Богатырь вытянул шею. — Чего там пишут?


— Не спеши, — усмехнулась Яга, открывая книгу. — Ей время нужно, чтобы судьба твоя на страницах проявилась.


— Я думал там про всех сразу написано.


— Думал он! — фыркнул Баюн, хрустя свёклой. — Это ж каких тогда размеров книга должна быть, чтобы там про всех сразу написано было?


— Твоя правда, — смутился Богатырь, — не подумал.


— Не удивлён.


— Цыц! — Яга погрозила Баюну кулаком. — Молча жуй. Что узнать хочешь, милок?


— Всё.


— Конкретнее. Чтобы всё прочитать, несколько дней понадобится, а мне ещё полы мыть и ужин готовить.


— Тогда в общих чертах — что меня ждёт?


— Что ждёт, — задумчиво повторила Яга, глядя в книгу. — Да в общем-то всё хорошо. Славу обретёшь, жену-красавицу найдёшь, детей полон дом будет. Даже руки-ноги на месте после сражений с Чудищами останутся, если думать наперёд станешь. В общих чертах так.


— Ну слава…, — Богатырь осёкся, поймав взгляд Яги. — Ну и отлично, бабушка! Обрадовала, слов нет!


— Да я-то что? Судьба такая, я к этому касательства не имею. Чаю выпьешь, милок?


— Благодарю, но нет, — Богатырь встал и направился к двери. — Что нужно я узнал, больше задерживаться не стану.


Низко поклонившись, Богатырь попрощался и вышел из избы. Баюн спрыгнул с печи на стол и заглянул в книгу.


— «Возьмите три стакана муки, два яйца и луковицу», — прочитал он. — Это же не та книга! Ты чего, Книгу Судеб с поваренной перепутала?


— Намеренно, — кивнула Яга. — У неё обложка красивая и без надписей. Видишь ли, котёночек, когда кто-то говорит, что хочет узнать свою судьбу, то он обманывает. В первую очередь сам себя.


— Это ещё почему?


— Потому что никто не хочет знать свою судьбу. А если узнаёт — тут же забыть хочет.


— Не понимаю, — Баюн почесал лапой за ухом. — А зачем тогда спрашивают?


— Чтобы услышать, что всё будет хорошо.


— А если после твоих слов у них всё будет плохо? Обманщицей назовут.


— Не назовут, — подмигнула Яга. — Тогда мои слова помогут не падать духом. Решат, что это временные проблемы, в книге же иначе написано. И благодаря этому уверенно преодолеют все препятствия.


— И из-за этой уверенности у них всё действительно будет в итоге хорошо, — догадался Баюн, — Хитро, признаю.Ты всегда была такой умной! Я всем всегда это говорил и никогда в тебе не сомневался.


— Хорошая попытка. Но другой еды всё равно не получишь.


Баюн вздохнул и со злобой впился зубами в ненавистную свёклу. Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka

Показать полностью
257

В избушке Бабы-Яги: Нелепица

В избушке Бабы-Яги: Нелепица Роман Седов, Сказка, Рассказ, Текст, Длиннопост, Баба-Яга, Несуразность

- Яга! - заорал Богатырь, - Выходи, биться будем!


Баба-Яга шлёпнулась с печи от удивления.


- Чего?!


- Выходи, говорю, на битву!


- Ты с ума сошёл, касатик? - Яга выглянула в окно, - Где ж это видано, чтобы со мной сражались? Пусть я и немолода, но всё же женщина.


- Нечисть ты, - Богатырь плюнул себе под ноги, - А я клятву дал, что Царство наше славное от нечисти избавлю! Выходи!


- Да поди ты к Лешему, окаянный! Не пойду я никуда!


- По-хорошему предлагаю. Откажешься - я тебя сам из избушки вытащу.


- Да что ж это делается! - возмутилась Яга, - Баюн! Баюн, чтоб тебя! А ну, просыпайся!


- Я не брал, - сонно пробормотал Баюн, - Меня подставили.


- Да проснись ты, валенок! Тут Богатырь со мной сражаться пришёл!


Баюн открыл глаза, потянулся, и забрался на окно.


- Правда, что ли? - зевнул он, - Сражаться с бабушкой пришёл?


- Верно всё, - кивнул Богатырь, - Не на жизнь, а на смерть.


Баюн удивлённо охнул.


- А меня тоже бить будешь?


- Если помешать попытаешься, то да. Сказки можешь не рассказывать, заговорённый я.


- Тогда я объявляю себя нейтральной стороной!


Яга метким броском сбила его с окна валенком.


- Блохастый предатель!


- Зато живой, - обиженно проворчал Баюн, отряхиваясь от листьев.


- Это временно, - пообещала Яга, - Как с Богатырём закончу, мы с тобой побеседуем.


Из земли вылезли корни деревьев, крепко обвив лапы Кота.


- Так нечестно! - заорал Баюн, пытаясь вырваться, - Я же всего лишь котёночек!


- Молчи, валенок. Богатырь, ты там?


- Тут, - отозвался Богатырь, - Выходишь, нечисть?


- Выхожу, - ответила Яга, - А тебя кто надоумил со мной сразиться?


Богатырь усмехнулся и закинул дубину на плечо.


- Зубы не заговаривай. Зелья против меня не помогут. Выходи, Яга, не испытывай моё терпение.


Яга расстроенно вздохнула.


- Подготовился, - пробормотала она, - Во дела! Богатырь, а у меня ведь даже оружия никакого нет. Как сражаться-то?


- Твои проблемы! - фыркнул Богатырь, - Главное, что у меня дубина есть. Хотя с тобой я и без неё справлюсь.


- Как тебе не стыдно! - раздалось позади него.


Богатырь удивлённо обернулся - около деревьев стоял Кощей в доспехах и с мечом в руке.


- Как смеешь ты угрожать расправой этой прекрасной женщине?


- Ура! - радостно заорал Баюн, - Наши пришли!


Богатырь внимательно посмотрел на Кощея и снял дубину с плеча.


- Помешать хочешь, старый хрыч? - засмеялся он, - Что ж, начну с тебя. За один раз наше Царство от двух негодяев избавлю.


Богатырь кинулся на Кощея, но тот ловко отпрыгнул в сторону, выбив из рук дубину. Богатырь хмыкнул, и бросился на Кощея с голыми руками. Кощей вновь отпрыгнул в сторону, подхватил с земли дубину, и от всей души приложил ею по голове противника. Богатырь обиженно ойкнул и рухнул на землю.


- Кощеюшка! - Баба-Яга выбежала из избушки и повисла на шее Кощея, - Спаситель мой! Боюсь даже представить, что было бы, если бы не ты! Как ты здесь оказался-то?


- Да я грибы собирал, - ответил Кощей, - Здесь рядом. Крики твои услышал, и сразу отправился на выручку.


Баба-Яга задумчиво отступила от Кощея.


- В доспехах?


- Хороший вопрос, бабушка, - похвалил Баюн, - И где же лукошко?


- По пути выбросил, - ответил Кощей, - Не с собой же мне его нести! А что до доспехов - сама видишь, Яга, сколько богатырья развелось! Нужно быть начеку!


- Твоя правда, - кивнула Яга, - Не серчай, Кощеюшка, это у меня от страху мысли дурные лезут.


Тем временем Богатырь очнулся, и приподнялся, удивлённо оглядываясь.


- Кощей? - прищурился он, - А чего мы тут…


Договорить он не успел - Кощей вновь опустил дубину на его голову.


- Грибы, значит?


- Это не то, чем кажется, - заулыбался Кощей, - Я ж его вон как приложил, мало ли, что он там несёт.


- Ничего не понимаю, - проворчал Баюн, - Что происходит?


- В Героя поиграть решил, - ответила Баба-Яга, уперев руки в бока, - Опоил Богатыря зельем, и со мной сражаться отправил. А сам в кустах сидел, чтобы, якобы случайно, появиться и спасти меня, заслужив таким образом особое расположение.


- Как ты могла такое подумать! - натурально обиделся Кощей, - Это какая-то нелепица!


- Да? Сейчас Богатырь очнётся, мы у него и спросим, что последнее он помнит.


Кощей покраснел и осторожно двинулся к кустам.


- Стоять! - рявкнула Яга.


Кощей вздрогнул и бросился бежать, в один миг скрывшись из виду.


- Как ты его! - восхитился Баюн, - Ай да молодец, бабушка, раскусила негодяя в два счёта!


- А то! - улыбнулась Яга, подойдя поближе к Коту, - Так какой стороной ты сам себя объявил?


===


© Роман Седов

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: