14

Автор

— А что, если мы всего лишь персонажи в чьей-то книге? — Том сделал большой глоток пива и ждал реакции от собеседника на вопрос.


Собеседника звали Василич. Точнее Владимир Васильевич, но при первом знакомстве с Томом он представился именно так. Матерый мужик, возрастом ближе к пятидесяти. Инженер чего-то там. Том иногда с ним пересекался на работе. Помогал настраивать оборудование. С некоторых пор они стали общаться несколько чаще. В основном за кружкой пива после работы, при том, что Василич годился ему в отцы.


Они сидели в небольшом баре за маленьким столиком друг напротив друга. Том предложил Василичу посидеть за барной стойкой, но тот наотрез отказался. Сказал, некомфортно сидеть на этих высоких табуретках. Том пил голое пиво, коллега закусывал жареными гренками из чёрного хлеба, обильно посыпанных тёртым сыром.


— Интересное предположение, но неправдоподобное.


— Почему? — Том не хотел отступать от своей, только что пришедшей в голову гипотезе о нереальности этого мира.


— Ну как почему? Ты что, книг никогда не читал? Там динамика, события, приключения. Любовь, мать её, морковь. А у нас что? — Василич отхлебнул пару глотков своего тёмного, со звонким хрустом зажевал жареным хлебом и продолжил, — Работа, дом, работа, дом. Иногда мы с тобой в этом баре пьём пиво, иногда я в гараже с машиной ковыряюсь. Тёщу на дачу отвези, привези. Разве в книгах пишут о таком? Даже если кто-то пишет, никто не читает. Скучно это.


— Да не, Василич. Мы просто в стазисе сейчас. В каждой книге есть предыстория, вот и у нас так же. А скоро появиться триггер и бац, начнут события развиваться. И приключения, и будет там, чего хочешь. Ну, точнее, чего там автор напридумывает. Вон, слышал, сын гендира теперь в отделе поставок? Наверняка он и есть триггер для начала событий в нашем мире, если это книга!


Владимир Васильевич посмотрел на почти допитую кружку пива Тома. Вроде всего вторая, а вон, как парня понесло.


— Стазисы, триггеры. Если с сына генерального директора что и начнётся, это кто-то подлизываться будет к шефу через него. Притираться в доверие, так сказать. С сыном-то проще, чем напрямую с шефом, — они оба некоторое время сидели молча. Каждый размышлял о своём и переваривал сказанное. Затем Василич продолжил, — Молодой ты ещё, Томас Сергеевич. Сам придумал себе сказку и сам же начинаешь в неё верить.


Коллега Тома поднялся из-за столика, оставил возле кружки несколько купюр.


— Мне пора, Томас. И тебе советую на сегодня заканчивать. Лучше дома выспись хорошенько, чтобы дурь в голову не лезла.


Василич ушёл, оставив Тома самому размышлять о новом, придуманном «боге». А ведь действительно, у Тома даже имя не совсем обычное для страны его рождения. Шукров Томас Сергеевич. Прямо, как в книге одного известного писателя фантаста. Там главного героя тоже звали зарубежным именем. Впрочем, скорее всего, Василич был прав, — не надо выдумывать того, чего нет на самом деле.


Том расплатился по счёту и направился к выходу. На улице уже стемнело, накрапывал мелкий дождик. На мокром асфальте от включенных фар проезжающих машин отражался свет, неприятно бьющий в глаза. Через дорогу к остановке подъезжал автобус, на котором можно добраться до дома. Чтобы успеть на него, Том выскочил на проезжую часть.


Толи потому что прикрылся ладонью от неприятного света, толи потому что выпил немного лишнего, Томас не заметил стремительно приближающийся автомобиль. В таких ситуациях время идёт намного медленнее, но это не помогло ему вовремя остановиться или проскочить вперёд. Через мгновение Том уже лежал на асфальте.


Фары больше не слепили. Темнота наступившей ночи отступила. Нет, вокруг по-прежнему была ночь, только вот стало заметно светлее. К Тому подошёл человек в ярком берете, темном шерстяном пальто и толстым цветным шарфом, бережно обмотанным вокруг шеи. Он ступал босиком по мелким лужам. Лица его было не видно, как будто оно оставалось в тени, при том, что со всех сторон освещали стоящие рядом дорожные фонари.


— Чего же ты по сторонам не смотришь? — незнакомец протянул Тому руку и помог подняться, — У меня на тебя такие планы были, а ты почти всё испортил.


Том огляделся вокруг. Весь мир словно поставили на паузу. Автобус так и не подъехал к остановке. Идущие по тротуарам люди замерли на полушаге. Мелкие капли дождя остались висеть в воздухе. Словно маленькие стеклянные шарики, они слегка светились, отражая и преломляя попадающий на них свет фонарей и остановившихся на дороге машин.


— Я что умер?


— Умер, умер. А мне теперь исправлять, правда пока не придумал как.


Томас старался рассмотреть лицо собеседника, но ничего не выходило. Как не щурься, или как не открывай глаза шире, лицо незнакомца всё также оставалось без деталей. Словно мутную плёнку набросили поверх головы стоящего рядом человека. Вспомнил совсем недавний разговор со своим коллегой. Так, всё-таки, это не выдумки?


— А вы, случайно, не автор?


— Автор?


— Ну, — Том немного замялся, потому что вопрос, мягко сказать, бредовый. Особенно, если об этом говорить незнакомому человеку, — Я имею в виду, может быть, вы автор этого мира?


— В какой-то мере автор, но так меня ещё никто не называл.


Нет, так не бывает. Наверное, после того, как Тома сбила машина, его мозг, в бессознательном состоянии воображал ситуацию, придуманную им же. Тем более, Том только что на эту тему разговаривал с Василичем. В общем бред. Или нет?


— То есть я персонаж вашей книги? — никак не унимался Том.


— Важно то, что ты живёшь. Для тебя всё это, — автор развёл руками, указывая на остановившийся мир вокруг, — твоя жизнь. Так что рано тебе ещё умирать. У меня ведь на тебя свои планы.


— Планы?


В глаза Тома снова ударил свет. Яркий, словно кто-то, только что зажёг Солнце рядом с ним. Ночью. Весь мир залился светом, который растворял в себе всё вокруг: дома, людей, ставших блеклыми силуэтами, машины, и даже тротуары и проезжую часть. Том прикрыл глаза рукой, но свет всё равно до боли резал закрытые глаза.


— О, очнулся! — Резь в глазах постепенно проходила. Том лежал на больничной кровати, а перед ним теперь стоял мужчина в белом халате, накинутым на повседневную одежду, — Говорю, рано тебе умирать, наверняка у тебя ещё много планов!


Сильно болела голова. Томас протянул к ней руку, нащупал плотную тугую повязку.


— Каких планов?


— Ну что ты, как ребёнок? Прожить до старости, как минимум! — Мужчина в халате подошёл к пищащим приборам рядом с головой Тома. Что-то подкрутил, что-то нажал. Проверил катетер на сгибе локтя Тома, — Ничего, не так уж и сильно тебе досталось. Скоро поправишься.


Мужчина взял со стула свой шерстяной цветной шарф и, перед тем, как уйти, улыбнулся Тому.

Дубликаты не найдены

+3
раскрыть ветку 6
раскрыть ветку 5
раскрыть ветку 4
+1
"Т" Пелевина вспомнился, там эта тема неплохо обыграна
раскрыть ветку 1
0
Обязательно прочту. Из Пелевина только S. N. U. F. F. читал.
0

Я заметил, что у меня новый подписчик! Спасибо за поддержку. Постараюсь писать почаще.

Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: