10

Аудиокнига «Синие птицы»

Аудиокнига «Синие птицы» Ссср-2061, СССР, Будущее, Фантастика, Аудиокниги, Светлое будущее

Друзья! В сообществе «СССР-2061» появилась ещё одна аудиокнига.

На этот раз — по «Синим птицам».



СИНИЕ ПТИЦЫ

Автор — Михаил Рагимов

Текст читает Сергей Краснобород


...Борт догорал. То, что это именно конвертоплан, догадаться было трудно: от приземления конструкция изрядно смялась, а потом еще взрыв и пожар......



Текст рассказа — тут.


MP3 — здесь.

Найдены дубликаты

0

а какой жанр, о чем вообще?

раскрыть ветку 1
0

Научная фантастика / боевик.

0

Наконец-то еще одна аудиокнига от Сергея!

+1

я этот пост уже пятый раз наверное вижу О_о

раскрыть ветку 5
0

Третий.


Один раз я хотел опубликовать его в сообществе, но у меня отвалилась ссылка на текст. Время редактирования (15 минут, Карл!) истекло быстрее, чем я сумел это заметить, так что пост пришлось сносить.


Второй раз я сделал всё как надо, но, блин, забыл поставить галку "Опубликовать в сообществе". Поставить эту галку после постинга я уже почему-то не мог (хотя редактировать текст вроде и давали).


И только, блин, с третьего раза мне, кажется, удалось сделать всё как надо. Истинно говорю, приходят последние времена!

раскрыть ветку 4
+1

Здравствуйте

Ну для начала нужно Вас осведомить, что в первом посте можно было позвать модератора, который смог бы отредактировать пост и не было бы необходимости его удалять.

А ещё модератор мог бы переместить второй пост в нужное вам сообщество.

Так что в следующий раз не стесняйтесь звать меня и я с удовольствием Вам помогу=)

раскрыть ветку 1
0

=D я уже все 4 рассказа послушал в которые в группе ВК нашел

раскрыть ветку 1
0

"Текст рассказа — тут."

Где?

раскрыть ветку 1
+1

Вот, поправили: http://ru-2061.livejournal.com/109326.html


P.S. Спасибо, что заметили.

^__^

Похожие посты
95

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг?

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

За последние два года я прочитал сто научно-фантастических книг, в среднем одну в неделю.


Полный список здесь:  https://fortelabs.co/blog/science-fiction-books-ive-read/


Я начал читать научную фантастику, чтобы скоротать время. Будучи еще ребенком, я хорошо запомнил «Парк Юрского периода». Я продолжил читать, когда обнаружил, что она дала мне кое-что еще: мощное воображение и неуважение к обычному, простому и возможному. Я заметил, что у меня другие идеи, которые вы не найдете, читая TechCrunch или любой другой дайджест из Кремниевой долины. По роду деятельности я продаю идеи, и эти книги для меня одновременно и клад, и инструментарий.


Как говорит футуролог Джейсон Сильва, «воображение позволяет нам ощущать восторг возможностей будущего, выбирать наиболее удивительные и подтягивать настоящее вперед, чтобы встретить их». Я думаю, что чтение этих книг позволило мне испытать это в полной мере.


В основе каждой хорошей научно-фантастической истории лежит мысленный эксперимент, некое ядро, и я решил запустить собственный:


Что, если эти книги в действительности отображают, на что будет похоже будущее?


Это высказывание не так уж и далеко от реальности. Читая ранних классиков вроде Жюля Верна и Герберта Уэллса я поражался не столько тому, как они ошибались, а тому, насколько оказались правы. Свой список я составил из списка лучших научно-фантастических произведений всех времен, поэтому эти книги отражают лучшие идеи (или хотя бы наиболее интересные), по мнению человечества.


Вот будущее, в которое мы движемся, по мнению величайших фантастов.

1. Чтобы спасти человечество, мы должны потерять его

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Мы все знаем, что долгосрочное выживание нашего вида зависит от колонизации других планет, а значит и других солнечных систем. Вопрос не в том, станет ли наша планета непригодной для жизни, вопрос в том, когда.


Но глядя на расстояния и временные рамки, которые стоят за этим процессом, становится понятно, что как только мы начнем расселяться, мы начнем отдаляться друг от друга, дрейфовать.


Все начнется с языка и культуры. Колонии на других планетах, разделенных миллионами километров и часами передачи радиосообщения, начнут вырабатывать собственные диалекты, собственный сленг, музыку, тренды. Достаточно взглянуть только на изменения в английском языке, на разницу диалектов горных шотландцев и калифорнийский серферов, южно-африканских буров и карибских креольцев, и понять, что это только намек на всю культурную глубину.


Затем будет политический и экономический дрейф. Так же, как культурная идентичность американцев родилась в процессе американской революции, колонии будут считать себя другими, требовать прав и правительств, представляющих их интересы. Учитывая расстояния, мы сможем подавить только несколько первых восстаний, но пройдет время, и они найдут выход наружу.


Экономическая интеграция будет продолжаться, но намного медленнее, чем освоение космоса и колонизация. К тому времени, когда мы сможем полностью интегрировать эти колонии в свою экономику, у них давно будут самодостаточные экономические системы.


Наконец, мы увидим генетический дрейф. Примечательно то, что, несмотря на наше огромное разнообразие здесь, на Земле, мы все представляем один вид, что означает, что любое физическое лицо может продолжить род с любым другим лицом противоположного пола. На основе этого мы можем восстановить долгий генеалогический путь в 160 000 лет.


Но это не больше чем историческая случайность. До этого как минимум несколько видов гоминид бродило по планете, и только быстрое появление и расширение homo sapiens из Африки по миру стало ключевым пунктом в превалировании нашего вида.


К тому моменту, когда некоторые из нас покинут планету, ДНК снова начнет расходиться. Ограниченный генофонд, разнообразные давления, другие источники смертности, новые уровни радиации и мутации — все это выведет покорителей космоса на новый эволюционный путь, произвольный или искусственный.


В конце концов, через сотни или тысячи лет даже одна ключевая мутация в далекой изолированной колонии может сделать воспроизводство невозможным, отрезав эту ветвь навсегда.


Для того чтобы спасти человечество, мы должны колонизировать звезды, но при этом единое определение человечества, которое мы знаем, будет потеряно.

2. Время будет нашим злейшим врагом

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

По мере того, как мы осваиваем три пространственных измерения, четвертое измерение — время — будет становиться все большей и большей проблемой.


Первая причина — это замедление времени, доказанное следствие теории относительности, недавно показанное в фильме «Интерстеллар» и обыгранное в десятках фантастических книг за десятки лет. Замедление времени — это феномен, который проявляется в зависимости от того, как быстро вы двигаетесь (со всеми вытекающими). Если кто-то будет путешествовать с околосветовой скоростью, он будет стареть медленнее, чем тот, кто останется на Земле.


Последствия только этого явления поражают. Долгосрочные космические миссии с возвращением на родную планету будут неизбежно оканчиваться тем, что все, кого знали путешественники, уже мертвы. Семьи будут разделяться веками, люди будут переживать своих праправнуков. Легенды будут выходить из космических капсул еще молодыми. Тот, кто захочет увидеть будущее, отправится в долгое путешествие на высокой скорости и прибудет обратно к назначенному времени. Это будет подобно машине времени с единственным направлением — вперед.


Вторая причина заключается в огромных расстояниях, которые нужно будет преодолеть в ходе межзвездного путешествия. Вполне вероятно, что первые отправившиеся в межзвездное путешествие могут и не стать первыми прибывшими — за время путешествия появятся новые технологии, новые пути, новые методы, которые позволят второй миссии догнать и перегнать первую. Представьте, что вы погружаетесь в криогенный сон, будучи первой группой межзвездных путешественников, только для того, чтобы проснуться и обнаружить пункт своего назначения уже сто лет как колонизированным.


Третья причина — разница технологий. Технологии будут иметь важное значение для каждого аспекта космической цивилизации и будут улучшаться так быстро, что даже небольшие различия будут иметь далеко идущие последствия.


Две системы с разной скоростью технологического развития будут разделены гигантской пропастью в несколько десятилетий или столетий. Их общества могут стать настолько принципиально различными, что даже общение и обмен могут затрудниться.


Технологии, отправленные в далекие системы, могут стать устаревшими к моменту прибытия. Даже отправки информации на скорости света может быть недостаточно быстрой для систем, которые находятся в световых годах друг от друга. Торговля чем угодно, кроме сырьевых материалов, станет невероятно сложной.


Война на больших расстояниях станет тщетной, потому что любая военная сила, отправленная на субсветовой скорости, будет устаревшей к моменту прихода. Также это может означать бесконечную войну, в которой не выиграет ни одна сторона. Джо Холдеман описал это в «Бесконечной войне» (1974).


Мы уже испытываем ограничения путешествий во времени и пространстве. Вы знаете, что у космического аппарата «Розетта», запущенного Европейским космическим агентством, камера OSIRIS обладает разрешением всего 4 мегапикселя. А ведь на момент запуска в 2004 году это была самая передовая технология фотокамер. Сегодня ее даже в смартфон стыдно включить.


Посадочный аппарат «Филы», который отделился от «Розетты», чтобы приземлиться на комету, был оснащен тщательно проверенными гарпунами и сверлами по льду, на который должен был сесть аппарат. В последующие годы мы обнаружили, что поверхность планеты на самом деле состоит из смеси пыли, гравия и льда, а значит выбор оборудования для работы уже был неверен.


Пока текут года, наше общее восприятие времени меняется, и мы точно узнаем, что четвертое измерение представляет для нас куда больше проблем, чем три пространственных измерения.

3. Будущее будет странным

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Если бы мне пришлось выбирать одно слово, чтобы описать будущее максимально правдоподобно, то это слово было бы «странное». Позвольте мне объяснить.


Такие писатели, как Рэй Курцвейл, проделали хорошую работу, объясняя, почему нам так трудно представить себе будущее, в котором мы направляемся. Он утверждает, наша древняя эвристика линейна — отследить антилопу, пересекающую саванну; оценить, сколько времени будут храниться продукты — но из-за закона Мура, мы входим в фазу экспоненциальных изменений, к которым наша эвристика просто не готова.


Другими словами, мы смотрим на скорость изменений в недавнем прошлом и экстраполируем на ближайшее будущее. Но теперь, когда мы переходим к экспоненциальному росту, этот вид экстраполяции не работает.


Этот аргумент довольно убедителен, но, что более интересно, это не скорость изменений, а непредсказуемость их направлений. Истории, которые я читал, привели меня к мысли, что мы едва знали о небольших последствиях некоторых из технологий, которые разрабатываем, но эти последствия оказались весьма странными.


Возьмем, к примеру, знакомства. На что будут похожи знакомства в мире с высокоразвитым лечением старения? Представьте мужчину и женщину на свидании. Оба выглядят на 25 лет, но их внешний вид ничего не значит. Они должны сыграть в сложную игру, изучая друг друга и пробуя на вкус привычки и предпочтения, чтобы попытаться определить возраст другого, не раскрывая свой. Будут целые школы и институты, обучающие тому, как (и почему) нужно знакомиться с людьми, которые на десятки лет (сотни?) старше или моложе вас.


Область, в которой мы очень скоро сможем наблюдать эти странные вещи самостоятельно, называется виртуальная реальность. Забавно видеть, что большинство передовых портретистов виртуальной реальности считают, что это будет мир, похожий на обычную реальность, с человекоподобными телами в человекоподобном мире. Думаю, очень скоро мы поймем, что эта реальность «баг, а не фича».


Какую форму вы приняли бы, если бы могли принять любую форму? Будет огромное число отраслей, которые помогут вам побыть в шкуре другого человека, животного, неодушевленного объекта, иностранца. Другие отрасли будут посвящены проектированию окружающей среды, законов физики, психических состояний, личностей, воспоминаний и многих других вещей. Фильм с Робин Райт «Конгресс» (2013) отлично описывает такой мир.


Но лучшим примером того, почему будущее будет странным, является искусственный интеллект.


Сама идея, лежащая в основе технологической сингулярности, говорит о том, что есть точка в нашем будущем, за которой мы не можем видеть. Предполагается, что это точка, когда искусственный интеллект человеческого уровня получает доступ к собственному исходному коду, положив начало экспоненциальному взрыву интеллекта.


Но что именно означает этот «сверхчеловеческий интеллект»? Чего можно ожидать от компьютера, который в миллион раз, допустим, умнее всех людей, которые когда-либо жили и умирали?


Мы полагаем, что он посвятит время решению «сложных» задач — мирового голода, земного климата, расшифровке структуры мозга и так далее. Но вы же понимаете, что здесь в силу вступает наше антропоморфное линейное мышление.


Мы можем исследовать это с помощью аналогии: представьте муравья, наблюдающего за поведение человека. С точки зрения муравья, человек не тратит свое время на решение «сложных муравьиных проблем». Практически ничего, что делает человек, муравей не может ни интерпретировать, ни даже наблюдать; масштабы и сложность простейшего действия человека лежат далеко за пределами восприятия муравья. Все, что видит муравей, думаю, он мог бы описать одним словом: «странно».


Точно так же мы будем описывать действия и мышление сверхчеловеческого искусственного интеллекта. Если взрыв интеллекта действительно произойдет, очень скоро мы станем муравьями по сравнению с ним.


Кто знает, каким путем пойдет такой интеллект? Может быть, он изобретет новую логическую систему, несовместимую с человеческой неврологией? Может быть, он обнаружит, что наша система принадлежит кому-то еще и вступит в контакт с нашими старшими братьями? Может быть, он использует чистую математику, чтобы разобрать темную материю и передвинуть нашу реальность в альтернативное квантовое состояние, в котором он будет создателем, а мы искусственными? Скорее всего, он будет делать такое, что даже нашего языка не хватит, чтобы это описать.

Источник: https://hi-news.ru/eto-interesno/chto-mozhno-uznat-o-budushh...

Показать полностью 3
43

Клиент

Записал на пробу несколько своих аудио-рассказов. Одним из них делюсь:

У крыльца в очередной раз была какая-то толкотня. Отчего-то бомжи любили собираться возле его кабинета и это было плохо. Отпугивало клиентов. Ян пообещал себе поискать решение, а пока обошел суетящихся вокруг пьяного приятеля товарищей и взбежал по ступенькам.

- Доброе утро, Леночка! - Ян взглянул на часы, - Ещё успеваю! Сделай кофе, плиз!

- Не успеваете, Ян Евгеньевич, - издевательски улыбнулась Леночка. - Клиент уже внутри...

Ян удивлённо вскинул бровь, привычным жестом сбросил полупальто, украсил им вешалку и вступил в кабинет.

- Добрый день! - он остановился у входа, придав голосу необходимые интонации, - Желаете добавить света или предпочитаете полумрак?!

Ян протянул руку к выключателю.

- Не нужно!

Тембр голоса посетителя мог бы стать объектом зависти Леонарда Кохана. Приятная хрипотца, гудение на низах. Ловушка для женщин… Без света - это плохо. Ян очень ценил первое впечатление и иногда всю терапию строил на том, что увидел при встрече. Но он - профи. Справится.

Погрузившись в кресло, Ян пригнул к столу плафон настольной лампы и нажал кнопку.

- Мне нужно делать записи, - пояснил он, вглядываясь поверх очков в темноту.

Вроде бы там кивнули.

Этим клиентом поделился Павлов. Пояснил по телефону: "Дядя денежный. Тараканов немного и все мелкие. Погоняешь, пока не надоест. Бурбон с тебя!"

Ян достал из выдвижного ящика блокнот, карандаш, чуть подправил лампу и откинулся в кресле.

- Вы начнёте сами, или вам проще, чтобы задавали вопросы?!

- Я сама, - ответили из полутьмы басом.

- Ого себе, мелкие! - подумал про себя Ян, а вслух поддержал, - Тогда я слушаю.

- Я хочу быть нужной, - сообщила темнота.

Ян чуть было разочарованно не цикнул зубом. Всё-таки, не показалось. Клиент воспринимает себя женщиной.

- Продолжайте!

- Я хочу быть нужной, - повторил голос, - Не только создавшему меня, но всем, для кого я выполняю свою работу. Для всех к кому прихожу...

- А к кому вы приходите? - невинно уточнил Ян.

- Ко всем... - последовал незамедлительный ответ.

- Э-э-э, может расскажете о себе чуть больше?!

Последовала густая, сочная, наполненная тиканьем часов пауза.

- Я всегда была разделена на миллиарды незримых сущностей, одновременно являясь единой. Я проявляюсь в тысячах мест вселенной миллионы лет и все время поглядываю чуть вправо – на своих подопечных.

- Подопечных?! - черкнул на листке Ян.

- Да... На вас, глупые люди...

Все ещё хуже, чем ему показалось. Раздутое самомнение… Ян рефлекторно вытянул руку и потрогал под столом тревожную кнопку.

- Понимаете, меня боятся, но не уважают. Я, конечно, ценю свободу выбора. Вы не поверите, я ценю ее настолько, что отказалась от собственного лица. Даю возможность каждому увидеть меня такой, какой ему хочется...

- А какой себя видите вы сами?

Клиент задумался... Вздохнул...

- Красивой. Очень.

- А я могу взглянуть?! - Ян показательно потянутся к светильнику.

- Не нужно... Пока рано. Меня вообще видят редко и очень недолго...

А интересный ведь случай, - подумал Ян, - Не мой, но интересный...

- И вы знаете... Мне давно перестал нравиться момент, когда меня замечают... Он меня пугает.

- Почему?! - уточнил Ян, размышляя, как подвести клиента к пониманию собственного противоречия...

- Потому что, обычно, мозги глупых «человеков» превращают меня в какого-то монстра... А мне, если вы помните, приходится принимать тот облик, который возникает в уме у почувствовавшего меня. Это очень гадко и неприятно.

Интересно, он расплатится вообще? - неожиданно для себя подумал Ян, а затем продолжил проявлять профессиональную заинтересованность.

- И как вы с этим справляетесь?!

- Проходя мимо своих подопечных, я нашептываю им из-за спины Мудрость Жизни в надежде, что однажды они обернутся и увидят мою Красоту. Мое Величие. Мою Доброту. Важность моей работы. Мою ответственность…

У-у-у-у-у-у. Ну, Павлов, спаси-и-и-ибо... Да тут не тараканы. Тираннозавры!

- Не видят?!

- Всегда повторяется одно и тоже… Почувствовав мое присутствие, глупый человек начинает судорожно дергаться, пытаться убежать, уползти, спрятаться, или же начинает хватать все свои накопленные за жизнь игрушки, распихивать по карманам деньги, золото и прочие побрякушки. В общем, ведет себя дико и ненормально... Как я этого не люблю!

Последнюю фразу клиент прорычал так, что у Яна заклинило шею, а между лопаток побежали вниз мурашки. Он сглотнул. Что-то такое мелькнуло в голове… Неуловимое…

Ян взглянул на тяжёлую пепельницу на углу стола. Другого оружия в кабинете не было. Сильно хотелось зажечь свет.

- Что вы делаете в этом случае?!

- Ну, мне ничего не остается, как встать прямо перед ним, взять его холодными руками за лицо, подождать, пока он остановит свой безумно бегающий взгляд на мне. Потом поймать его внимание и… выпить его всего, пропустив сквозь себя, словно через фильтр, чтобы вся материальная дрянь, цепляясь за которую, меня так ненавидят, осыпалась и осталась лежать кучкой рядом со мной. А он – летел себе дальше, к Создавшему меня… Но это меня уже не волнует. Дальше - не моя работа.

Ну точно. Начиталась, тьфу ты, начитался бульварной мистики...

- Неужели нет никого, кто бы вас ценил?!

- Бывают. Бывают моменты, когда меня настойчиво ищут.

- С какой целью?!

- Знаете, что обидно?! Я знаю в этом мире всех и почти что всё. Мои знания – огромны...

Пожалуй, больше, чем самомнение… Мания величия...

- Некоторые… Единицы… Приходят ко мне за Знанием, хоть это и глупо. Я понимаю это, но все же порой даю Себя найти... Ищущему да откроется… Иногда меня даже насилуют...

- Ого. В физическом смысле?!

Ну-ка, как он тут выкрутится?!

- Мне приходится против воли выпивать чью-то душу, а потом отплевываться долго и безрезультатно.

Все тот же эзотерический бред…

- Не любите насильников?!

- Я ко всем отношусь ровно. Я не умею любить или ненавидеть. Но к самоубийцам я испытываю омерзение…

Господи, самоубийцы-то тут при чем?! Или… она убила всех своих насильников и теперь... Тьфу, да почему она, когда он?!

Неожиданно Ян заметил, что со стороны дивана исходит еле заметное свечение…

- Но вы знаете… У меня бывают моменты, когда я искренне чувствую себя действительно счастливой.

Яну показалось, что из тьмы проявляется лицо гостьи. Или гостя?! Нет, пожалуй, все-таки гостьи. Красивое… Бред какой-то. Свечение усилилось. Силуэт мечтательно поднял глаза к потолку. Бледная полуулыбка гипнотизировала...

- Это происходит в случае, если я встаю перед человеком, а он спокойно говорит: «Ты уже здесь? Ну что же, я готов!». Это очень, ОЧЕНЬ приятно! Вы не представляете как!

Яну показалось, что он уже обо всем догадался, его окатило холодом, но по инерции он спросил.

- Почему?!

Гостья повернула к нему лицо.

- Мне нравится ощущать свою нужность и полезность. И нравится видеть, что меня не боятся. Случалось даже такое, что я от благодарности разворачивалась и скрывалась у человека за спиной, чтобы когда-нибудь потом еще раз встать перед ним и снова почувствовать, что я нужна.

- Я понял кто вы! – внезапно признался Ян, - И, как это не странно, я, наверное, готов...

Гостья приблизила к нему лицо, но Ян без дрожи взглянул ей в глаза.

- К чему готовы?!

Улыбка была прекрасна...

- К смерти. Вы ведь за мной пришли, да?! А ваша работа, действительно, тяжела и неблагодарна. Даже не представляю, как.

- Не представляете… - Смерть вздохнула и полуотвернулась в задумчивости. В этой ее позе было столько беззащитности, но вместе с тем аристократичности, хрупкости… Эта тонкая шея, длинные пальцы...

– Нет, Ян Евгеньевич, - добавила она отрешенно, - Я пришла не за вами. За вашим клиентом – Арсением Либерзоном, которого вам «подогнал» Павлов. Вы его видели. Ишемический инсульт, некроз. Он лежал на ступеньках, а бомжи пытались его спасти. Я поняла, что придется задержаться и зашла к вам… Любопытно стало… Теперь они закончили его спасать и грабят. Пожалуй, мне пора! Скоро последний выдох…

- Вы очень красивая! – поспешил выпалить Ян.

- Спасибо!

- Вам спасибо! Приходите!

- Не спешите! Когда-нибудь… Обязательно!

Показать полностью
275

Практикант на киберферме

Практику будете проходить между цехом печати мяса и автоматами синтеза молока. Не волнуйтесь, всё автоматизировано, вам лишь нужно подчищать за роботами. Они очень усердные, но слегка неряхи = )

Практикант на киберферме Ссср-2061, Будущее, Фантастика

Автор — Филипп Свиридов, участник проекта СССР-2061

379

Летняя практика в НИИ Океанологии. СССР 2061 год. Тихоокеанская биостанция

Летняя практика студентов в НИИ Океанологии. СССР 2061 год. Тихоокеанская биостанция.

Сделано для проекта  2061.su



Наблюдение за китами.

Летняя практика в НИИ Океанологии. СССР 2061 год. Тихоокеанская биостанция Ссср-2061, Будущее, Картинки, Дирижабль, Море

Тринадцатый "поплавок"

Летняя практика в НИИ Океанологии. СССР 2061 год. Тихоокеанская биостанция Ссср-2061, Будущее, Картинки, Дирижабль, Море

Вечером "Буденный" прямиком из Новосибирска доставил четыре новых глубоководных модуля.

Летняя практика в НИИ Океанологии. СССР 2061 год. Тихоокеанская биостанция Ссср-2061, Будущее, Картинки, Дирижабль, Море
Показать полностью 1
76

Нет времени. Часть 3

Часть 2

Время исчезло, в комнате не было часов, за отсутствующим окном не всходило и не садилось солнце, не пели птицы, не звенел будильник у соседей за стеной. Юрий отсчитывал дни по количеству принесённых подносов с едой. Три подноса – сутки, хотя, может быть, его кормили и не три раза в день.

По его подсчётам прошло почти четыре недели с тех пор, как его заперли в этой комнате. После смерти Бориса он сидел тут один, а из людей видел только солдата, приносившего еду и периодически менявшего лампы на потолке, но поговорить или подружиться с ним не получилось, солдаты каждый раз приходили разные и все неразговорчивые.

Юрий просил их выпустить его или хотя бы позвать сюда Андрея Павловича, но дверь всё время запирали, и в следующий раз приходил лишь очередной солдат с подносом. Здесь совершенно нечем было заняться – ни телевизора, ни компьютера в комнате не предусмотрели, а телефон остался где-то в будущем. В туалете даже не поставили баллончик освежителя, поэтому даже почитать было нечего. Юрий просил принести ему книжек, и в один из визитов солдат, кроме еды, принёс ему раскраски, фломастеры и сборник стихов Агнии Барто.

– А можно мне что-нибудь для взрослых? – Юрий с удивлением посмотрел на солдата, который просто пожал плечами и ушёл. Но через несколько часов явился следующий с несколькими потрёпанными детективами в мягкой обложке. Юрий попробовал их читать, но не смог, эта литература сильно уступала и Агнии Барто, и раскраскам, да и текстам на баллончиках с освежителем. А потом, устав от безделья, он всё равно прочёл даже эти книги, от скуки люди и не на такое способны.

Он просил новую одежду, но никто не приносил её, он сам стирал в душе дурацкие джинсы и рубашку, сушил их на батарее, а сам ходил замотанным в несвежую простыню, которую тоже никто ни разу не поменял. Одежда потеряла цвет и местами уже порвалась, но даже на это никто не обратил внимания. А ещё у Юрия выпал молочный зуб.

И вот наконец, когда он в очередной раз валялся на кровати, уставившись в потолок и разглядывая новые трещины между несколькими перегоревшими лампами, замок щёлкнул, хотя для очередного приёма еды было рано. Юрий давно ждал хоть каких-то изменений, поэтому быстро сел в постели, надеясь, что кто-то пришёл к нему с хорошими новостями.

В комнату вошёл человек лет сорока пяти в военной форме, он кивнул стоящему в коридоре солдату и тут же закрывшему дверь, прошёл через комнату и сел за стол. Юрий всматривался в его лицо, не понимая, что именно он видит.

– Андрей Павлович? – наконец решился спросить он.

– Да, – военный кивнул и потёр щетину на подбородке, – что, не похож?

– Похож, – кивнул в ответ Юрий, – только что у вас с лицом?

– Это я у тебя спросить хочу. У всех ваших уже спросил.

– Не понимаю, вы о чём? Каких ещё наших? Я вообще-то тут у вас взаперти сижу, у меня никаких наших нету.

– Какую заразу вы с Борисом привезли из космоса? – военный наклонился, схватил кровать и подтянул её к себе, заставив Юрия схватиться за одеяло, чтобы не упасть.

– Какую заразу? – Юрий удивлённо повторил слова собеседника.

– Ещё раз внимательно посмотри на меня! – Андрей Павлович наклонился к Юрию, и до того долетел запах немытого тела. – Сколько мне лет на вид?

– Не знаю… Сорок? – Юрий на всякий случай сбросил несколько лет, чтобы не обидеть человека.

– А сколько было в прошлую нашу встречу?

– Я не знаю! Может просто скажете, что случилось?

– Мне было двадцать восемь. Сейчас я выгляжу почти на пятьдесят, – военный оставил кровать в покое и сел, – с вашего приземления прошёл почти месяц. Вы упали рядом с деревней, и за следующие три дня в ней умерли все старики. Мы решили, что какой-то вирус, оцепили там всё, закрыли людей. Потом оказалось, что и с детьми беда – у всех большой аппетит, они только и делают, что едят. И растут. Они за несколько дней превращались во взрослых!

– Чего? – не поверил Юрий. – Но как?

– Вот так! – Андрей Павлович ненадолго замолчал. – И ещё взрослые начали стареть. А потом то же самое началось в соседних деревнях, потом в городе. Сначала умирают старики, а потом всё население начинает превращаться в стариков, которые, как я уже сказал, умирают. И это не всё, то же самое началось и здесь у нас. Мы изолировали всех, кто контактировал с вами или кораблём, я сам сидел взаперти в такой же комнате и общался только по телефону. Не помогло. Все, кто работает на соседних объектах, тоже заболели.

– Это не болезнь, – Юрий схватился за голову, – это то, о чём я вас предупреждал!

– Мы догадались, что это такое, – военный усмехнулся, – не глупее тебя. Хотя ты меня ещё о таком не предупреждал, мы же с тобой встретимся только в будущем, пусть я и не понимаю, как это теперь возможно. Твой генератор создал какое-то пространство, которое оказалось стабильным и начало расширяться, меняя наши физические законы. Вы привезли его на Землю, и теперь каждый, кто в него попал, сам становится эпицентром расширения. Каждая муха, пролетевшая через это пространство, вылетает наружу и ускоряет расширение. Но мух скоро не останется, они не успевают размножаться в таких количествах, они стареют гораздо быстрее людей. И сами люди успели отсюда слетать в Москву, и не только туда, теперь половина центральной части страны стремительно стареет. Я поговорил с вашими, которые эти твои генераторы строили, они не знают, что делать. Никто не знает. Пространство расширяется медленно, но люди успели разнести его во все стороны и продолжают разносить, а ещё и животные помогают. Даже ветер, мать его, ускоряет расширение! При самом благоприятном прогнозе страна не продержится и года. Да и, скорее всего, весь мир проживёт ненамного дольше. Хотя не совсем весь. Есть один счастливчик.

– В каком смысле – счастливчик? – насторожился Юрий. – Кто это?

– А ты видел себя в зеркале?

– Да.

– И сколько тебе лет?

– Вы хотите сказать?.. – Юрий вдруг понял, куда клонит собеседник. – Когда я прилетел, мне было на вид лет шесть. И до сих пор столько же! Я не расту с огромной скоростью, не старею, со мной всё нормально. Я почему-то попал в какое-то другое пространство, которое тоже стабильно, но не расширяется и привязано к моему телу! И то, расширяющееся пространство не влияет на моё!

– Вот что-то типа того мне ваши умники и сказали, – кивнул Андрей Павлович, – так что в скором времени ты можешь остаться единственным человеком на планете. Не знаю только, чем ты будешь питаться – продукты портятся очень быстро, животных и растений не останется. Всё неживое тоже страдает, хоть не так сильно. Техника быстро выходит из строя, здания начали быстрее рассыпаться, даже одежда снашивается за несколько дней. Поэтому мне очень нужно, чтобы ты включил свой генератор и ещё раз создал нам всем такое же пространство, как у тебя.

– Я не знаю, как это сделать, ведь это всё совершенно случайно вышло. Не понимаю, как Борис попал в одно пространство, а я в другое! Вряд ли я повторю то же самое дважды.

– То есть шансов у нас нет?

– Я не знаю ответа, – масштаб катастрофы ужасал Юрия, но он не мог придумать, как остановить её, – я ведь специально не достроил свой генератор, боялся чего-то вот такого. Вы меня заставили это сделать! И всё это ради чего? Захотели спасти одного человека, без которого в мире мало что поменялось бы?

– Борис рассказал всё-таки… Но сейчас не время выяснять, кто в чём виноват, и кто достоин спасения, – остановил его Андрей Павлович, – сейчас нам нужно всё исправить, а награждать и наказывать будем потом.

– Говорю же, я не знаю, как это исправить! – крикнул Юрий.

– Тогда давай я тебе расскажу свою идею. Судя по вашим рассказам, вы в прошлый раз успешно отправились в прошлое, так?

– Вы что, хотите отправить меня ещё раз? – Юрий резко вскочил, отчего лямки его джинсов оторвались окончательно, но он даже не заметил. – Корабль ведь всё равно разбился!

– Нет, он висит на орбите, – военный снова наклонился и подтянул испуганному Юрию штаны, – судя по вашим рассказам, вы полетите на нём в будущем, недели через две. Вот тогда он и разобьётся, но уже в прошлом. А сейчас он в космосе, целый и невредимый, ждёт своего часа. Полетите ещё на шесть недель назад, топлива на возвращение должно хватить, в прошлый раз же хватило. Когда вернётесь – передадите сообщение сразу с корабля. Расскажете, что случится и предупредите нас, чтобы через полтора месяца, когда вы появитесь, вас оставили на орбите.

– Но мы ведь снова привезём это пространство на Землю! Вы сейчас изначально отправляете его в прошлое вместе с ракетой, на которой мы полетим в космос! Станет только хуже! Проблема возникнет раньше!

– Побудете временно на космической станции, пока оттуда пространство расширится до Земли, у нас будет время на то, чтобы решить проблему.

– Я не полечу в космос! – Юрий сел на одеяло и снова заплакал, понимая, что его возражения не имеют никакого значения. – Я ведь ребёнок, в этот раз я точно умру!

– Хорош реветь! Не умрёшь. Мы уже для тебя даже скафандр сделали. Ну и Борис снова тебе поможет.

– Но ведь он же умер, – на секунду Юрий даже прекратил плакать, – чёрт, в этом времени он жив, потому что ещё никуда не летал.

– Вот-вот! Без соплей ты мне нравишься больше. – Андрей Павлович встал и пошёл к двери. – Вылет завтра, надо торопиться, вся техника с Земли долго не прослужит, а до корабля в космосе ваша зараза пока ещё не добралась. Так что готовься, ждать некогда, времени нет.

И Юрий снова остался один.

*

Он второй раз оказался на корабле в сопровождении Бориса, который несколько часов назад предстал перед ним в виде ещё крепкого мужчины, но с уже появляющейся сединой и пока ещё неглубокими морщинами на лице. Наверное, он попал в новую реальность не так давно, как его начальник. Ещё Юрий снова встретил ту же лаборантку, но уже более взрослую. Она, конечно же, не знала его и снова рассказала про управление генераторами, только в этот раз говорила медленно и постоянно пыталась приводить примеры на конфетах и яблоках.

– У вас ошибка в расчётах, – сказал ей Юрий посреди объяснения, – и её надо исправить. Вы не учли, что один из генераторов будет работать уже внутри пространства, созданного другим…

– Ничего исправлять не надо, – стоящий рядом Андрей Павлович дёрнул его за новый красивый комбинезон без рисунков и отвёл в сторону, – я хочу, чтобы вы повторили все действия в точности так, как было в прошлый раз.

– Но ведь изначально можно сделать лучше!

– Сделайте то, что вам сказано!

И вот теперь он очнулся уже в невесомости, внутри корабля, и в этот раз болела не только голова. Кто-то открыл его шлем и легонько шлёпал по щекам чем-то влажным, а вокруг свободно летали мелкие капли воды. Юрий вспомнил старт с Земли, видимо, он снова не выдержал, только в этот раз он пропустил и полёт, и стыковку. Он повернул голову вбок и увидел рядом ещё двоих людей, которые пытались привести в чувство Бориса. Он тоже был без сознания, кажется, возраст не щадит никого. А теперь он перестанет щадить и обитателей этой космической станции, у которых до появления здесь гостей был шанс стать последними жителями планеты.

– Живой? – спросил один из космонавтов, и Борис махнул рукой. – Тогда давайте за работу, с Земли торопят.

Все выплыли наружу, закрыв за собой дверь. Борис помотал головой, от которой вдруг отлетело несколько красных капель, оттолкнулся от переборки и, доплыв до Юрия, ухватил его за скафандр, посадил в кресло и начал затягивать ремни.

– Эй, это не моё место, – Юрий поймал напарника за руку, – ты чего делаешь?

– В этот раз это твоё место, – тот высвободился и защёлкнул все ремни, затянув их потуже.

– Но я за твоим пультом, а ты за моим. Что за чепуха?

– Будешь говорить мне, что надо делать. Я буду делать.

– Вы думаете, что со мной это случилось из-за места? – Юрий стал догадываться, что происходит. – Или просто хотите отомстить мне за мой возраст?

– Никто тебе не мстит, – Борис завис над пультом, не садясь в кресло, и переключал там что-то, – но, если место играет какую-то роль, ты можешь стать ещё моложе лет на двадцать. Сколько тебе тогда будет? Об этом ты подумал?

– Чёрт, нет, – ругнулся Юрий, – зато подумал о другом. Давай обсудим…

– Помолчи, – Борис закончил с пультом и полетел к соседнему креслу.

– Мы всё равно не почувствуем старта. Давай…

– Помолчи, я сказал! – Борис бросил злой взгляд на Юрия, и тот заткнулся.

Корабль сообщил о включении генераторов и начал обратный отсчёт.

*

– Связь со спутником есть, – Юрий открыл глаза, увидев перед собой болтающийся в воздухе зад. Борис успел уже отстегнуться и теперь опять возился с пультом, закрыв собою весь обзор. – И по его данным мы попали на шесть недель назад.

– Я, кажется, опять отключился, – сказал Юрий, пытаясь сообразить, что на этот раз случилось с его возрастом. Скафандр по-прежнему был ему впору, но это ничего не значило, ещё на Земле они обсудили, что без еды Юрий всё равно вряд ли сможет вырасти. Телу было больно, но точно так же он себя ощущал и на космической станции. – Борис, сколько мне лет?

– Ты не изменился, – тот оторвался от работы и повернулся. В открытом шлеме показалось морщинистое лицо древнего старика, – а вот мне не везёт.

– Прости меня, – Юрий начал отстёгивать ремни, но это оказалось не так просто, Борис неуклюже оттолкнулся от пульта и помог. – Спасибо. Если бы я не придумал этот генератор, ты бы прожил долгую жизнь. Но я не хотел, чтобы это всё случилось… Ты уже отправил сообщение?

– Да, уже… Отключил заодно звук, он всё равно говорит – ни хрена не разобрать.

– Борис, я понимаю, почему ты не хотел говорить при старте. Но теперь-то можно. Давай я угадаю, что будет дальше? Мы очень далеко от Земли?

– Не особо, – покачал головой тот и нажал кнопку, после чего створки окон поехали вниз, – где-то на таком же расстоянии, как от Луны.

– Тебе приказали не приближаться к планете, так? И мы уже не сможем вернуться на Землю? – Юрий на секунду отвлёкся, глядя на появившийся в окне голубой шар Земли. – А что будет с нашим кораблём, который прилетит в будущем, через пару недель?

– Думаю, его собьют. Думаю, они вычислили его траекторию, и сейчас в сообщении мы эти данные отправили на Землю.

– Но ведь мы тогда погибнем! Ты же понимал это с самого начала! Как ты на это согласился?

– Мы и тут долго не протянем, еды и воды здесь всего на несколько дней. – Борис вдруг вытащил пистолет и протянул его Юрию. – Держи, это тебе. Я, скорее всего, скоро умру от старости, тебе же придётся умереть от жажды или разгерметизации, кораблю неплохо досталось, не один я пострадал. Поэтому даю тебе альтернативу. А по поводу моего согласия на такое дело… Просто это единственный способ спасти всех, – он оглянулся, словно искал что-то, – тут хоть и невесомость, но почему-то так хочется лечь и отдохнуть! Ну что ты уставился на меня? Что я ещё мог сделать? Сказать – нет, спасайте планету сами?

– Есть ещё один способ, нужно было подумать о нём сразу. Он опасный, но иначе планете всё равно конец, – Юрий в страхе отодвинулся от пистолета, и тот повис между ним и Борисом, –мы сможем позвонить отсюда на мобильный телефон? Через спутник.

– В принципе… Наверное, да. Опасно только, хотя какая теперь разница? А кому ты хочешь звонить?

– Своему начальнику. Я расскажу ему, что делать.

– Ну ладно, – Борис вернулся к пульту, – сейчас попробую, если тут всё не развалилось окончательно, – он возился, продолжая говорить, – только учти, что задержка в одну сторону составит где-то пару секунд. И ещё – тебе никто не поверит, это тоже помни. И нас могут разъединить, поэтому говори быстро. Так… Работает. У тебя в шлеме наушники, звук пойдёт в них, микрофон уже перед тобой. Давай номер.

Юрий диктовал, Борис жал на кнопки, и цифры высвечивались на тусклом экране. Несколько секунд не происходило ничего, а потом пошли гудки.

– Алло, – сказал вдруг голос Петрова в наушниках, и Юрий начал говорить, – алло, вас не слышно!

– Не останавливайся, – подсказал Борис запнувшемуся Юрию, – продолжай.

– Товарищ полковник, это Юрий Некрасов, сотрудник вашей лаборатории. Я тот человек, который изобрёл генератор пространства, и последние полтора года вы заставляли меня проводить расчёты, чтобы выяснить, что может сделать моё изобретение. Я знаю, что это секретная информация, и её нельзя обсуждать по телефону, но ситуация критическая. Пожалуйста, попробуйте прямо сейчас отследить, откуда я звоню, и вы поймёте, почему это так важно, – Юрий говорил, не останавливаясь, хотя полковник несколько раз пытался перебить его. – У меня есть информация для вас, но рассказать всё я смогу только после того, как вы отследите меня, иначе не поверите. Я подожду.

– Не останавливайся, – зашептал Борис, – говори сразу, а то связь отрубят.

– Не клади трубку, – сказал после паузы полковник, – но если это такая шутка, то последствия тебя не обрадуют.

– Это не шутка, – ответил Юрий и сразу переключился на Бориса, прикрыв ладонью микрофон, – придётся попытаться.

В наушниках пару минут ничего не было слышно, но потом голос полковника появился снова.

– Мальчик, кто ты? – спросил он. – Я проверил лабораторию, и мои люди все на месте. Кто ты и зачем звонишь?

– Просто проверьте, откуда идёт мой звонок. И я всё расскажу.

– Ладно, не отключайся, – голос пропал, и Юрий с Борисом остались в тишине. Они молча переглядывались, ожидая продолжения разговора. Минуты шли, но наушники молчали, пока наконец в них не раздался щелчок.

– Нас отключили, – Борис посмотрел на пульт и пощёлкал переключателями, – всё, больше никакой связи нет.

– Подожди, ты не знаешь полковника, – сказал Юрий, стараясь сам верить в эти слова, – его ещё ни разу ничто не останавливало.

Связь ожила где-то через час. На экране мигнули надписи, и удивлённый Борис вернулся из-под потолка к пульту.

– Вызывают, – он нажал кнопку, – отвечай.

– Вот теперь говори, – Юрий снова услышал голос Петрова, – кто ты такой, и как ты туда попал?

И Юрий в очередной раз рассказал свою историю. Борис иногда вмешивался в разговор и дополнял, а полковник слушал, не задавая вопросов.

– Если этот бред – правда, то что ты предлагаешь мне сделать? – спросил он, когда Юрий закончил.

– У меня в лаборатории стоит недостроенный генератор. Его нужно доделать, только потребуются небольшие изменения и очень много энергии. Через две недели прилетит ещё один корабль с нами, нужно успеть всё сделать до того, как он подлетит к Земле. Думаю, вы сможете это организовать.

– Для чего?

– Я знаю, как спрятать планету.

– Ты сам сказал, что новое пространство ничем нельзя остановить.

– Планету можно спрятать не в пространстве. Спрячем её во времени.

*

Почти обе недели он просидел на корабле в одиночестве. Борис умер на вторые сутки прямо рядом с пультом, и Юрий, закрыв его шлем, с трудом пристегнул напарника к креслу. Ему было жутко, но ещё страшнее становилось от мысли, что покойник будет свободно летать по кабине.

Он ждал, когда ему позвонят. Борис сразу показал, как пользоваться связью, как сходить в туалет и где находится еда. Юрий большую часть времени провёл в своём кресле, потому что перемещаться в невесомости было очень трудно, и он боялся, что может попросту зависнуть в пространстве и навсегда остаться в таком виде. Он дремал, поглядывая то на экран, то на труп рядом и ожидая сигнала, но полковник не звонил, и Юрий уже начал думать, что тот не поверил ему, и всё оказалось напрасным. Но в один момент связь ожила.

– Алло, товарищ полковник, – Юрий от волнения так дёрнулся, что чуть не выскользнул из-под ремней.

– Извините, полковник не может поговорить с вами, – сказал незнакомый голос, – ваши слова и данные вашей передачи подтвердились, мы засекли ещё один такой же корабль, очень быстро приближающийся к Земле. Примерно через час он будет здесь. Сбить его не получилось, он слишком быстрый для любого нашего оружия. Принято решение воспользоваться вашим планом.

– Вы достроили мой генератор?

– Да. Включаем через пять минут. Вы понимаете, что спасти вас мы не сможем?

– Понимаю.

– Тогда прощайте, Юрий, – голос помолчал, – и спасибо вам.

В наушнике щёлкнуло, Юрий отстегнул ремни, оттолкнулся посильнее от кресла и подлетел к окнам, из которых всё ещё была видна Земля. Чтобы не улететь, он ухватился пальцами за щели, в которых прятались створки, и стал наблюдать.

Земля неподвижно висела на одном месте. Борис настроил корабль, чтобы тот автоматически держался окнами к планете. Вдруг земной шар резко потускнел, размылся и полностью исчез из вида. Всё заняло буквально три секунды. Юрий глубоко вздохнул, в Солнечной системе осталось всего три живых человека, двумя из которых был он сам. Где-то в космосе сейчас нёсся ещё один корабль, потерявший теперь свою цель.

– Вот и всё, – Юрий собрался вернуться к креслу, но тут вдруг вид из окна заставил его остановиться. Размытый синий шар вдруг появился снова, он набирал яркость, Земля обретала чёткие очертания. – Не может быть! Не получилось?

Он со страхом смотрел на появляющуюся планету, осознавая, что его план не удался, и тут обзор закрыл космический корабль, неожиданно возникший перед окнами. Юрий с удивлением смотрел на него, что-то подобное в последний раз он видел только в фантастических фильмах.

– Юрий Сергеевич, – сказал вдруг кто-то позади, и Юрий от страха резко развернулся, ударившись головой и завертевшись на месте, – простите, что напугал, – незнакомец в чёрном тонком подобии скафандра ловко подплыл к Юрию и схватил его за ногу, остановив вращение, – здравствуйте! Всегда хотел с вами познакомиться. Ещё раз простите!

– Вы кто? – Юрий никак не мог прийти в себя.

– Всего лишь один из тех, кого спасло ваше изобретение и ваша идея включить генератор, чтобы создать вокруг Земли пространство, в котором время идёт назад. Пятьдесят лет время шло вспять, после чего генератор отключили, и вот мы вернулись за вами. С момента вашего подвига прошло сто лет, хотя для вас, скорее всего, несколько минут.

– Подождите, – остановил незнакомца Юрий, – но тогда бы я видел вторую Землю с самого начала!

– Временные парадоксы – немного не моя специальность, вам лучше расскажут про них другие. А сейчас нам нужно идти на наш корабль, – собеседник указал рукой на тёмный прямоугольник за своей спиной, – у меня есть немного телепортации, к сожалению, она работает только на небольших расстояниях. Мы вернёмся на Землю и снова включим ваш генератор. Время придётся развернуть ещё раз, ведь вы на втором корабле продолжаете лететь в нашу сторону. Мы не смогли решить проблему с расширяющимся пространством, которое вы везёте, мы можем лишь временно создавать защитное поле, поэтому я и могу здесь находится. Думаю, вы поможете нам решить и эту проблему, ваше тело само по себе является её решением.

– Хорошо, – согласился Юрий, который немного потерялся из-за обилия информации, – сто лет? То есть все, кого я знал, уже давно умерли.

– Увы, – человек развёл руками, – пойдёмте, времени у нас мало. Но вообще-то… Есть одна версия – перед включением вашего генератора с Земли отправилась ракета, чтобы забрать космонавтов со станции. По легенде на ней полетел и ваш начальник, полковник Петров, а ещё он взял и вас с собой. Космонавты не вернулись со станции, и вы с полковником тоже. Это, конечно, просто догадки, но вероятно, вы взяли экспериментальный корабль с вашими генераторами и отправились на нём куда-то. Во всяком случае, ни вас, ни Петрова больше никто и никогда не видел. Так что есть шанс, что вы ещё встретите и себя, и своего начальника.

– Если это так, то мы обязательно встретимся, – они остановились в нескольких сантиметрах от прямоугольника, – моего начальника невозможно остановить. – Юрий оглянулся на своего напарника. – А как же он?

– К сожалению, он должен остаться здесь, – незнакомец покачал головой, – его тело опасно.

Юрий кивнул головой, повернулся ко входу в новую жизнь и сделал шаг.

Показать полностью
62

Нет времени. Часть 2

Часть 1

Очнулся Юрий от жуткой головной боли и неприятного ощущения во всём теле, он застонал и попытался открыть шлем скафандра, хотя ему никто и не рассказал, как это сделать. Оказалось, что стекла перед ним и так нет, зато перчатки перепачканы в крови, а сам он пытается взлететь, но ремни удерживают его.

– Очнулся? – сбоку раздался голос, и Юрий, с трудом повернувший голову, увидел в соседнем кресле Бориса, – не пугайся, это у тебя из носа кровь пошла, ты вырубился после старта и уже пятый час в отключке. Через двадцать минут стыковка, готовься.

Он отстегнулся, видя, что учёный ничего не может понять, завис в воздухе и подлетел к Юрию, чтобы помочь ему закрыть шлем, который тоже оказался весь испачкан кровью. Они явно были в космосе, и Юрий, наконец осознав это, попытался посмотреть в иллюминатор.

– Лучше не надо, – раздался голос Бориса, – ещё и тошнить начнёт, в невесомости ты вряд ли захочешь это пережить.

После стыковки он отстегнул Юрия от кресла и практически дотолкал его до шлюза. Юрий старался двигаться самостоятельно, но его только крутило и бросало в стороны, отчего боль в голове превращалась в нестерпимую.

– Давай, давай, – Борис втянул его на станцию, где оказалось ещё несколько человек. Они подхватили учёного и какими-то очень узкими коридорами дотащили его до ещё одного шлюза, не сказав по дороге ни единого слова, – сюда. Да быстрее ты!

По шлюзу они попали в ещё один коридор, а потом в отсек с креслами и пультом управления, но уже без иллюминаторов. Здесь уже всё работало, экраны светились, выводя параметры генераторов и ещё какую-то непонятную информацию. Борис пристегнул Юрия к одному из кресел, а сам сел во второе.

– Ты готов? – спросил он.

– А мы что, сразу летим? – Юрию казалось, что в его жизни и без того случилось слишком много событий сразу.

– Да, сейчас уходим с орбиты и отлетаем от Земли, основной генератор включим уже далеко отсюда, – он говорил и проверял что-то на пульте, – перед тобой три экрана с параметрами генераторов, всё работает автоматически, но, если что-то не так, сразу говори мне. Просто так туда руками не лезь!

– Три внутренних минуты до включения генератора гравитации, – сказал женский голос, хотя сразу было ясно, что это робот, – Пять внутренних минут до включения генератора мощности, приготовьтесь.

– Подожди, мы включим генератор прямо рядом с Землёй? – Юрий дотянулся до Бориса и потянул его за скафандр. – Это же очень опасно!

– Поздно волноваться, – тот стряхнул с себя руку, – лучше приготовься.

Юрий не знал, что надо сделать, чтобы приготовиться. При старте с Земли он пытался настроить себя, но в результате потерял сознание от перегрузок. А там он хотя бы знал, чего ждать, что же будет сейчас – совершенно неизвестно.

Голос ещё несколько раз предупредил о готовности, а потом начался обратный отсчёт. Юрий висел на ремне, вцепившись в кресло и забыв о боли в голове, и тут вдруг его потянуло вниз, он ощутил, что невесомость исчезла, генератор заработал. Он посмотрел на экран, где подсветилось растущее ускорение, заодно моргнули и поехали вверх ещё несколько показателей, среди которых выделилась зелёным «Скорость времени» и что-то незнакомое с названием «Компенсация ускорения».

– Старт, – механический голос произнёс это весьма обыденно, словно они только что завели автомобиль и собираются ехать на работу.

Юрий ожидал толчка, но получил лишь прыжки цифр на экране. Казалось, корабль даже не сдвинулся с места, но тут на пульте перед Борисом зажглись показатели скорости, которые росли невероятно быстро.

– Мы правда летим? – Юрий попытался открыть испачканный шлем, но ничего не получалось.

– Во внешнем мире прошло шесть суток восемнадцать часов, – женщина-робот не дала Борису ответить, – приближение к орбите Юпитера. Запуск основного генератора пространства через пять внутренних минут, приготовьтесь.

– Так быстро? – теперь удивился Борис. – Или это ошибка в программе?

– Не думаю, – Юрий оставил шлем в покое, – возможно, я просто изобрёл бога.

Борис постучал кулаком по голове, давая понять, что сомневается в душевном здоровье напарника, но больше ничего не сказал. Время на экране медленно приближалось к нулевой отметке, и вновь за десять секунд начался обратный отсчёт.

– Старт, – голос завершил считать и в этот же момент неизвестная сила вдавила Юрия в кресло. – Пространство создано, входим. – Сила нарастала, Юрий сначала решил, что это ускорение, но пульт показывал, что скорость не меняется.

– Что происходит? – закричал Борис, зачем-то пытаясь отстегнуться и ухватиться за пульт.

– Не знаю! – Юрий крикнул в ответ и тут же увидел мигающую красным надпись: «Гравитация».

Он потянулся к экранам, но руки поднимались с трудом. Пересиливая себя, он всё же сумел ухватиться за джойстик и потянул моргающий красный ползунок, руки вдруг обрели свободу, кровь прилила к голове, вызвав новую вспышку боли.

– Что это было? – Борис перестал извиваться в кресле и теперь сидел, повернувшись к своему напарнику.

– Это, кажется, ошибка в расчётах, – Юрий смотрел на остальные показатели и искал ещё расхождения, – все расчёты изначально исходят из обычных условий нашего пространства. Мы же попали в пространство с иными физическими законами. Один генератор не учитывает то, что сделал второй. Внешний мир поменялся, физика поменялась, а внутренний генератор исходит из параметров нашего обычного пространства!

– Пять внутренних минут до разгона, – перебил его женский голос корабля, и вдруг появился второй голос, уже мужской, – расчётная компенсация ускорения недостаточна, требуется регулировка.

– Я ничего не понимаю, – Борис ухватился за Юрия и тряхнул его, – всё должно было сработать автоматически, ты можешь объяснить по-простому, что случилось?

– Да не сейчас, – тот оттолкнул напарника и вернулся к пульту, – если мы срочно не скомпенсируем ускорение, нас просто расплющит, да и корабль тоже.

Он потянул вверх ползунок с компенсацией ускорения, получив ещё одно предупреждение о недостаточности, потянул второй раз, но голос упрямо твердил, что этого мало. Через минуту ползунок упёрся в свой максимум.

– Расчётная компенсация ускорения недостаточна, – голос словно объявлял станции в метро, а не сообщал о грядущей смерти, – три внутренних минуты до разгона.

– Отменяй запуск, – теперь уже Юрий повернулся к Борису и встряхнул его, – мы не выдержим ускорения.

– Нет, – тот расставил руки, защищая собой свою часть пульта, словно Юрий смог бы там в чём-то разобраться, – у меня задание, никаких отмен.

– Идиот, нам осталось жить две минуты!

– Поменяй что-нибудь ещё! Тебя для того и взяли!

– Я уже всё выкрутил до предела! Больше некуда! Отменяй!

– Нет! – Борис оттолкнул потянувшегося к нему учёного. – Исправляй свои параметры!

Юрий хотел ещё раз заплакать от бессилия, теперь-то смерть уж точно стала неизбежна. Хотя… Он посмотрел на пульт управления, где уже давно стоял на месте показатель «Скорость времени». А что если сильно ускорить время? Возможно, ускорение не сможет нанести им особого вреда, если будет действовать лишь малую долю секунды. Но как на все эти изменения отреагирует автоматическая программа управления полётом? Неизвестно. Подумаем об этом завтра.

Юрий потянулся джойстиком к скорости времени и резко дёрнул его вверх до самого максимума.

*

– Две вн…их ми… д… ормож…н… – Юрий открыл глаза, услышав запинающийся механический голос. Вокруг было темно, руки и ноги постоянно упирались во что-то мягкое, но не позволяющее свободно двигаться. Головная боль исчезла, не оставив даже намёка о себе.

Он покрутил головой и моргнул несколько раз, испугавшись, что ослеп. Оказалось, что голова тоже упиралась во что-то, и при движении сверху появился еле заметный свет. Юрий постарался высвободить руки, поднял их и, ухватившись за какие-то предметы, подтянулся к источнику света. Он увидел перед собой пульт управления, на который смотрел из шлема скафандра, только почему-то скафандр сильно увеличился в размерах. Больше половины ламп на потолке погасли, один из экранов не работал, остальные светили тусклыми зелёными цветами. Повернув голову к напарнику, Юрий увидел Бориса, неподвижно развалившегося в соседнем кресле. Он сидел, раскинув руки и ноги, словно пьяница, заснувший посреди вечеринки.

– Ты живой? – Крикнул он и удивился, что его голос сорвался на какой-то писк. – Ты меня слышишь?

– Да, – кивнул головой тот, выпрямляясь, – болит всё.

Борис сел в кресле и уставился в цифры на пульте. Голос снова начал обратный отсчёт, запинаясь и заикаясь. Юрий попробовал тоже сесть, но не смог – скафандр стал на несколько размеров больше его тела.

– Что здесь случилось? – Борис продолжал смотреть на пульт, но что именно его заинтересовало, Юрий не знал.

– Тормож…н…еееее, – голос хрипел, глотал буквы, но не останавливался, – орбита З…млл… Выберите даааааальн…еееее дейс…еее.

Видимо, они уже вернулись к Земле. Ускорившееся время заставило их пропустить и разгон выше скорости света, и возвращение в обычное пространство, и повторный вход-выход для торможения, и путь домой. Но для корабля всё это, видимо, даром не прошло, раз что-то случилось с женщиной-роботом и скафандром Юрия. При этом они вдвоём остались живы, а это главное. Осталось выяснить, где они сейчас находятся в пространстве и времени.

– Сейчас, сейчас, – Борис бормотал хриплым голосом, переключая что-то на пульте, – так, есть сигнал со спутника. Получилось, сегодня седьмое марта, мы в прошлом. Но промахнулись, попали на шесть недель назад, а не на три.

– То есть мы сейчас не рядом с Землёй? Автоматика привела не в то место?

– Нет, мы рядом, автоматика пересчитала расстояние, только со временем ошиблась. Ладно, давай попробуем звонить.

Вытащив телефон, Борис потыкал в него пальцем, огромным из-за размеров перчатки. Телефон и не подумал включится, даже не моргнул.

– Дай свой, – Борис отстегнулся от кресла и, не дожидаясь согласия, вытащил телефон Юрия, – давай, работай! – Он постучал ладонью по массивному корпусу спутникового телефона. – Чёрт! Оба мёртвые. Придётся садиться.

– Отк…ююююч… гравитаццццццц… – вмешался корабль, и тут же без обратного отсчёта тело стало лёгким, а Юрий, державшийся на пальцах, моментально уткнулся макушкой в шлем скафандра.

Борис, оторвавшийся от пола, неуклюже ухватился за ручку кресла, подтянулся и сел на место, пристегнувшись и тяжело дыша в микрофон. Сейчас он больше напоминал очень больного человека, а совсем не того спортивного парня, который всего несколько часов назад сел в корабль на Земле.

– Так, будем садиться, – прохрипел он, нажал что-то на пульте, и впереди вдруг начали опускаться створки, открывая окна, которые до этого были совсем не заметны. За окнами светился огромны синий шар Земли, словно планета сама излучала сияние. Вдруг что-то хрустнуло, и створки остановились на полпути. Борис ткнул пальцем в пульт, что-то загудело, створки дёрнулись ещё раз, но так и остались на месте. – Чёрт! Ни хрена не работает! – Борис продолжал что-то нажимать, и Юрий вдруг увидел, как у него под пальцами отломился один из переключателей, улетев куда-то под потолок. – Из какого дерьма они собрали этот корабль?!

Наконец Борис остановился, засунул руки под пульт и подтянул к себе оказавшийся там самолётный штурвал.

– На всякий случай, – он постучал по штурвалу, повернувшись к Юрию, и тот вдруг понял, что лицо напарника выглядит как-то не так, – сажать нас будет автоматика, но мало ли что. Готовься, сейчас полетим.

Юрий в очередной раз не знал, к чему стоит готовиться и как это делать, поэтому просто посильнее вцепился пальцами в скафандр, и тут же автоматический голос заскрипел из динамиков, окончательно разучившись говорить по-человечески. Корабль качнулся вперёд, отчего Юрия отбросило, и он больно ударился головой о шлем. Скорость росла, но планета двигалась навстречу очень медленно и лишь примерно через полчаса полностью закрыла собой весь обзор из окон.

– Будет трясти, – крикнул Борис, потому что двигатели ревели очень громко, хотя раньше работали практически беззвучно, – а ещё нас могут попытаться сбить, если заметят. Готовься!

Уставший готовиться Юрий опять посильнее схватился изнутри за скафандр и читал только что им самим придуманные молитвы. Корабль тряхнуло раз, другой, загорелись какие-то индикаторы на панели. Борис снова переключал что-то, стараясь не промахнуться, потому что, даже пристёгнутого ремнями, его всё время бросало из стороны в сторону. Юрий хватался за скафандр изнутри, но руки не выдерживали, и его раз за разом било о внутреннюю обшивку, пока наконец он не упал куда-то вниз, лишившись возможности видеть, что происходит в кабине.

Снаружи раздался противный писк, голос корабля пытался что-то сказать, но только скрипел и булькал в динамиках, вызывая ещё больший страх. Борис матерился и орал что-то, но Юрий не разбирал и половины слов. Корабль перекосило, Юрия придавило к одному из боков скафандра, но через несколько секунд перевернуло в другую сторону, хоть он и держался изо всех сил. Потом его ещё несколько раз дёрнуло, и он полностью потерял ориентацию.

– Держись! – заорал откуда-то Борис, и Юрий снова вцепился во что-то в темноте.

Раздался скрежет металла, корабль мелко затрясся, несколько раз прыгнув и тем самым снова изменив положение Юрия внутри его огромного скафандра. Завыла какая-то сирена, Юрия в очередной раз бросило в неизвестную сторону, он почувствовал, как в него даже через скафандр врезаются ремни безопасности. И вдруг всё остановилось.

Юрий наконец смог вздохнуть и повернуть голову, чтобы определить, где находится шлем. Он выгнулся насколько мог, полез в ту сторону, откуда шёл свет и опять оказался в шлеме скафандра. К его удивлению кабина не разрушилась, хотя её перекосило, откуда-то шёл то ли дым, то ли пар, все мониторы погасли, хотя сам пульт светился. В окнах плыли облака, а Борис сидел в соседнем кресле, со стоном дёргая замки ремней.

– Ты живой? Можешь идти? – хрипел он, и Юрий понял, что обращаются к нему.

– Живой, – он ощупал себя на всякий случай, но, кажется, всё было цело, хотя и болело от ударов, – но пойти не смогу и из скафандра сам не выберусь.

– Сейчас, – Борис попытался встать, но только вскрикнул от боли и упал в кресло, закричав снова. Он умолк и отдышался. – Я, кажется, что-то сломал, не могу идти. Сейчас попробую ещё раз.

Он осторожно поднялся в кресле на руках, Юрий слышал, как напарник скрипит зубами, но продолжает двигаться. Борис перевалился через ручку своего кресла, дотянулся до ремней соседа, отстегнул их и потянул Юрия к себе, стараясь развернуть, чтобы можно было открыть скафандр. Он почти уже ревел от боли, но не останавливался.

– Не надо, – крикнул Юрий, – просто шлем мне открой.

– Не вылезешь, – прохрипел Борис.

– Открывай шлем!

Борис просунул руку куда-то под голову напарника, покрутил ею там и дёрнул вверх стеклянное забрало. Юрий просунул наружу руки, сжал плечи и полез из скафандра, который сопротивлялся, но был настолько велик, что не смог надолго задержать человека внутри себя. Он выбрался, стараясь не выпасть из кресла, но в последний момент всё же сорвался и растянулся на полу, заодно выяснив, что лежит совершенно голый.

– Что за нахрен с тобой? – услышал он голос Бориса и поднявшись на ноги, обернулся. Напарник продолжал висеть на подлокотнике, только теперь он тоже открыл свой шлем, из которого на Юрия сверху вниз уставилось удивлённое лицо старика лет восьмидесяти, покрытое мелкими каплями пота.

– Со мной порядок. Это с тобой что случилось? – спросил Юрий, инстинктивно отшатнувшись и прикрывая низ живота руками.

– Ты ведь ребёнок, – прохрипел Борис, пытаясь где-то там наверху вернуться в кресло. Он даже в своём полулежачем положении был очень высоко, он словно стал великаном. Юрий подскочил к нему и попробовал помочь сесть, толкая снизу, но его непривычно крохотные руки потеряли всю силу и ничего не могли сделать. Наконец Борису удалось вернуться в кресло, он вскрикнул, сжал подлокотники, но тут же успокоился и посмотрел вниз, – тебе лет пять-шесть на вид. И голос у тебя писклявый.

– А тебе лет сто на вид, – сказал в ответ Юрий, – генератор что-то сделал с нами.

– Ладно, потом, – Борис вытер лицо перчаткой, – судя по всему мы сели около какой-то деревни, эта посудина начала разваливаться в полёте, и автоматика отключилась, так что мы далеко от базы, – он говорил с перерывами, ловя воздух ртом, – тебе надо выйти и найти телефон, слова и номер помнишь?

– Да, наверное, – Юрий не знал, помнит ли он вообще что-то, но сейчас было не лучшее время в этом признаваться.

– Одежду только вытащи себе, – Борис указал рукой на лежащий в кресле скафандр, – хоть замотайся в неё, не ходи голышом. Заодно и надпись на всякий случай будет.

Юрий подёргал скафандр, пытаясь сбросить его на пол, но его сил не хватило, скафандр весил слишком много. Он ухватился за ручку, подпрыгнул, забрался в кресло и сунул руку внутрь шлема, несколько раз провёл ею в глубине, разыскивая хоть кусочек одежды, пока наконец не наткнулся на что-то. Он дёрнул ткань вверх и потащил наружу футболку, которая вдруг остановилась на полпути, но тут же разорвалась на две части почти без звука. В руках у Юрия остался хороший кусок мокрой тряпки с частично разъехавшейся надписью.

– Здесь всё гнилое, – прокомментировал Борис, – но тебе хватит. Замотайся и иди наружу, тут только один выход, судя по датчикам наружную дверь оторвало, ты должен выбраться. Беги и звони, нельзя, чтобы нас нашли раньше, чем ты сообщишь всё.

Юрий пошарил в кармане скафандра в поисках бумаги с надписью, но там оказалась лишь мелкая труха. Он скомкал кусок футболки, чтобы не порвать, присел и спрыгнул с кресла. По дороге до выхода он заметил, насколько неровно стоит пол. Массивную дверь из этой пультовой он со своей новой комплекцией не смог бы открыть никогда, но теперь её перекосило в проёме, оставив огромную дырку в ржавом металле. Юрий пролез в неё, сделал несколько шагов по узкому коридору и оказался перед огромной дырой в обшивке. Он обмотался тряпкой, связав её края и стараясь не порвать, вышел наружу и оказался босыми ногами в снегу. Он стоял в поле, а рядом, немного задрав вверх нос, лежал полуразвалившийся корабль, почему-то больше всего напоминающий колбасу с крыльями.

Босые ноги заныли от холода, Юрий отвернулся от корабля и увидел невдалеке дома, от которых в его сторону уже бежали несколько человек. Он бегом бросился им навстречу и затормозил, только почти уже столкнувшись с первым спешащим на помощь.

– Телефон, – Юрий крикнул, хотя это снова оказалось больше похоже на писк, – у вас есть телефон?

– Чего? – человек, кажется, не ожидал такого напора от уже посиневшего на холоде ребёнка.

– Дайте телефон, срочно нужно позвонить!

Житель деревни несколько секунд в недоумении смотрел на стоящего рядом мальчика, но всё же вытащил из кармана древний кнопочный телефон и протянул его Юрию. Тот схватил его, развернул болтающийся снизу кусок футболки с надписью и набрал номер.

– Слушаю, – трубку взяли после первого же гудка.

Юрий узнал голос Андрея Павловича и начал проговаривать вслух все слова, даже не подглядывая. Память вдруг стала выдавать фразу за фразой, словно эти бессвязные сочетания были известными всем поговорками.

– Вы где? – спросили в трубке после недолгого молчания, когда Юрий закончил говорить.

– Сейчас, – он протянул телефон владельцу, – скажите ему, где мы.

Человек взял из его рук свой телефон, и Юрий упал в снег, потеряв сознание.

*

– Давай, давай, – кто-то легонько толкал его в плечо, – просыпайся, парень.

Юрий открыл глаза и увидел над собой человека в белом халате.

– Пришёл в себя, кажется, всё в порядке, – сказал тот, отвернувшись в сторону, – видимо, просто отключился из-за шока. Хотите, я ещё здесь побуду, понаблюдаю?

– Нет, – над головой появилось лицо Андрея Павловича, и доктор встал, – можете идти.

Военный с сомнением смотрел на лежащего перед ним мальчика, Юрий смотрел на него в ответ и молчал. Он, конечно же, сделал всё, что от него требовалось, но только теперь военным понадобятся ещё и ответы на многие другие вопросы.

– Это правда? – Андрей Павлович наконец-то сел рядом, убедившись, что за врачом закрылась дверь. – То, что сказал мне Борис… Вы на самом деле Некрасов Юрий Сергеевич тридцати четырёх лет, сотрудник лаборатории полковника Петрова? И то, откуда вы к нам прилетели?

– Да, – Юрий пропищал в ответ своим тонким голосом, – мы ещё в деревне?

– Нет, мы вас к себе привезли, ты всю дорогу проспал, – военный почесал голову и опять помолчал. – Знаешь, с одной стороны я ничему этому не верю, я ничем таким не занимаюсь, у меня другая работа, но с другой… Сообщение ваше, корабль этот, Борис, постаревший лет на пятьдесят. Ничего не могу понять. Ты же учёный, получается? Не пацан пятилетний? Объяснишь мне, что здесь и как? Что с вашим возрастом?

– Я не знаю, – Юрий пожал плечами, которые оказались укрыты тёплым одеялом, – видимо, что-то случилось при работе всех этих генераторов, первый раз ведь включили. Мы ведь не знаем даже, как один на нас повлияет, а тут сразу три работало. Плюс ещё ошибки в ваших расчётах из-за их совместной работы.

– Это не мои расчёты, я про это первый раз сегодня услышал. Но ты как взрослый говоришь, – Андрей Павлович покивал головой, – расскажи мне всю историю с самого начала. Борис говорил, но он сам плохо понял, что именно у тебя стряслось с этими генераторами, поэтому расскажи сам.

– Подождите, а информация наша пригодилась? – Юрий даже испугался, что слетал напрасно, поэтому упёрся локтями в кровать и попытался выбраться из-под одеяла, но военный остановил его, положив ладонь на грудь.

– Не вставай, – сказал он, – информация передана куда надо. А пока расскажи мне свою историю.

И Юрий рассказал.

*

Солдат принёс ему одежду – маленькие джинсы с лямками и страшными розовыми рисунками, крошечную клетчатую рубашку без рукавов и ещё какие-то девчачьи босоножки. Он положил всё это на кровать перед Юрием и улыбнулся.

– Извини, пацан, есть только это. Носков и трусов не нашлось, – солдат потрепал его по волосам, и Юрий грозно посмотрел в ответ. Он ещё не видел себя в зеркале, хотя и догадывался, что в глазах окружающих он выглядит обычным маленьким ребёнком, – до тебя у нас тут детей в армию не брали.

Он сам посмеялся над своей шуткой, ещё раз провёл своей огромной лапищей по голове Юрия, который на этот раз уже смирился, и пошёл к выходу.

Юрий выбрался из-под одеяла, встал на кровати и впервые внимательно осмотрел своё новое тело. Всё было таким непривычно маленьким, а кожа очень нежной, хотя местами уже проступили синяки и ссадины, полученные при приземлении. Он натянул на себя одежду, которая, несмотря на свой размер, оказалась даже немного велика, особенно босоножки, противно болтающиеся на ногах при ходьбе по одеялу. Юрий сбросил их и осмотрел комнату, в которой находился. Довольно большая по сравнению с той, в которой он ночевал перед полётом, но те же две кровати, стол, стулья, санузел и ни единого окна. Он аккуратно слез с высокой кровати, подошёл к двери, дотянулся до ручки и подёргал её, выяснив, что заперт.

В туалете он обнаружил зеркало над раковиной, но оно висело очень высоко. Юрий вернулся в комнату, схватил табуретку, которая тоже оказалась непривычно тяжёлой. Как вообще можно выжить, когда тебе шесть лет? Он всё же дотащил табуретку до зеркала, забрался на неё и наконец-то смог посмотреть на себя. Напротив, в отражении, стоял тот самый милый мальчик с детских фотографий с родителями, со школьным букетом и ранцем или верхом на трёхколёсном велосипеде.

– Единственная пока приятная часть изобретения, – сказал он сам себе, показал отражению язык и слез на пол, – только как теперь на работу ходить?

Вернувшись в комнату, Юрий не нашёл, чем там можно заняться кроме того, чтобы лежать и думать. И он приступил, прокручивая в голове события последних двух дней и строя догадки, что именно случилось с ними и почему. Ну и, конечно же, – что же такого они предотвратили?

Погрузившись в мысли, Юрий снова задремал. Он проснулся от звука открываемого замка, на пороге стоял ещё один солдат с подносом в руках, пытающийся своим задом прикрыть дверь. Наконец дверь захлопнулась, солдат дошёл до стола и поставил на него поднос. В этот раз там не было колбасы и лапши, зато была чашка супа, хлеб, салат и две котлеты с макаронами.

– Ужин, – этот солдат оказался не таким дружелюбным, он просто озвучил очевидное и ушёл, закрыв дверь уже руками.

От запаха еды проснулся аппетит, Юрий спустился с кровати, забрался на табуретку у стола и принялся есть. Через десять минут его прервал ещё один щелчок замка, и, обернувшись, он увидел уже двоих солдат, которые осторожно закатили внутрь кровать на колёсиках. На кровати лежал пожилой человек, вся нижняя половина туловища которого была замотана бинтами и скреплена какими-то металлическими прутьями.

– Борис? – Юрий с трудом узнал своего напарника. Тогда, на корабле, тот не казался настолько старым. А сейчас вся тонкая белая кожа на его лице была покрыта просто миллионом морщин, даже цвет глаз стал каким-то тусклым, а редкие волосы побелели.

– Ага, вот такой я теперь, – Борис говорил очень медленно и непривычно, кивая головой в такт словам. Юрий заметил, что во рту у собеседника почти не осталось зубов, отчего голос и звучал так странно, – зато ты хорошо выглядишь, как я посмотрю.

Солдаты вынесли из комнаты стоявшую у стены кровать, подкатили на её место Бориса и вручили ему какой-то пульт.

– Если нужна помощь, или в туалет захочешь – жми, – сказал один из них, и они ушли.

– Ты что, думаешь, что я виноват в случившемся? – спросил Юрий, забыв об остывающей котлете.

– А кто виноват? – Борис опять покивал головой, отчего его седые волосы расползлись по подушке. – Посмотри на нас, разве не ты забрал мою молодость и здоровье?

– Я? Забрал? – от возмущения Юрий спрыгнул с табуретки, но так пришлось смотреть на собеседника снизу-вверх, поэтому он залез обратно. – Ты же понимаешь, что мы не в кино про ведьм? Это наука, в ней всё иначе! Нельзя взять возраст одного человека и передать его другому! Я физик, я изобрёл этот генератор, я предупредил, что оборудование никогда никто не испытывал, и оно опасно. Я говорил, что и сам не знаю, какие будут последствия у всех этих действий. Я не сделал ничего плохого, я нас спас, когда появилась ошибка, я работал на вашем оборудовании, причём видел его практически впервые! Ты и правда считаешь, что я мог подстроить такое?

– Не знаю, – Борис говорил с трудом, вдыхая ртом и делая большие паузы, – может быть, это и не ты. Только всё хорошее досталось тебе, а плохое мне.

– А ты видел, что случилось с кораблём? Он же ржавый оказался, не понимаю, как он не развалился ещё в космосе! У тебя переключатели отламывались в руках, окна заело, одежда вся старая стала, в руках расползалась! Мы словно лет пятьдесят летели без сознания. Хотя нет, так бы мы умерли от голода и обезвоживания. Всё-таки это генератор что-то с нами сделал.

– Что-то… – вздохнув, Борис попробовал отвернуться, но смог лишь повернуть голову к стене.

– Я никогда бы не навредил никому, – сжавшись на табуретке, Юрий смотрел на обиженного старика, не зная, как оправдаться, – я хороший человек, правда. – Он подождал, но собеседник не реагировал, а только продолжал громко дышать в стену. – Что мы должны были исправить? Ради чего этот эксперимент?

– Лучше тебе не знать, – ответил Борис, так и не шевельнувшись.

Юрий посмотрел на стол, отодвинул подальше поднос с едой, аппетит уже пропал. Он прошёлся по комнате, разыскивая выключатель, но не смог его найти. Поэтому просто залез в кровать, отвернулся от горящих наверху ламп и уткнулся лицом в подушку.

Проснулся он в темноте, видимо, свет здесь выключался автоматически. Откуда-то со стены светила тусклая синяя лампа, позволявшая рассмотреть комнату при отсутствии окон. Где-то совсем рядом что-то булькало и тряслось, Юрий сел в кровати, спросонья не соображая, что происходит. Он тряхнул головой, прислушался и понял, что звук идёт с соседней кровати, и это нехороший звук.

Он спрыгнул вниз, бросился через комнату, аккуратно забрался на кровать с колёсиками, стараясь не задеть лежащего там старика.

– Что с тобой? – спросил он, пытаясь заглянуть в неестественно синее лицо Бориса. Лампа всё в комнате сделала каким-то сюрреалистичным и незнакомым.

– Мне… плохо… – тот еле слышно хрипел и хватался руками за поручни кровати. – Дышать… не… могу…

– Пульт, пульт, – крикнул Юрий, – они дали тебе пульт. Где он?

– Не… знаю… Выпал…

Юрий начал шарить вокруг тела Бориса, но ничего не находил кроме мокрой простыни да выпирающих из-под футболки рёбер.

– Чёрт! – он бросился к выходу, чтобы включить свет, но на полпути вспомнил, что тут нет выключателя. Затормозив у двери, он замолотил в неё кулаками. – Эй! Эй! Кто-нибудь! Помогите! Помогите!

Металлическая дверь отзывалась глухим звоном, Юрий колотил по ней то кулаками, то ладонями, кричал, но никто приходил на помощь. Он побежал обратно, упал на четвереньки, ощупывая пол, залез на кровать и снова начал искать пульт там, стараясь забраться даже под тело Бориса.

– Похоже… всё… – тот задышал ещё чаще. – Хочешь… знать… зачем… летали…

– Подожди, подожди, замолчи, я найду! – Юрий размазал слёзы по лицу и продолжил поиски.

– Вирус… Заболел… президент… – Борис отпустил поручень и костлявой рукой вцепился Юрию в ногу.

– Что? – тот от неожиданности остановился и сел в кровати.

– Кто-то… заразил… Он… в тяжёлом… состоянии… Врачи… сказали… вряд ли… – рука Бориса поехала вниз, дыхание всё ускорялось, становясь тише.

– Но ведь его же должны были от всего защитить!

– Нет… полной… защиты… – рука отпустила Юрия и упала на кровать.

– Мы включили прибор, который может уничтожить вселенную, ради спасения одного человека? Вы идиоты! Вы кретины! – Юрий схватился за голову. – А что насчёт остальных умирающих? Насчёт нас с тобой?

– Не все… одинаково… важн… – Борис вдруг запнулся посреди слова, несколько раз громко вздохнул и дёрнулся всем телом.

Юрий сидел, не трогая больше своего напарника, растирая по лицу слёзы и ощущая себя полным неудачником. Да, он ведь действительно считал, что изобрёл почти бога, но на деле всего лишь выпустил из бутылки джина, которому кто-то уже успел загадать плохое желание. Он в который раз спустился с кровати, дошёл до двери и замолотил в неё кулаками что есть сил.

Часть 3

Показать полностью
71

Нет времени. Часть 1

Институтская столовая никогда не нравилась Юрию, но он всё равно время от времени посещал её благодаря просыпающейся иногда лени, не дающей отходить от рабочего места дальше, чем на сто метров. В последние три недели столовая к тому же ещё выглядела так, будто находилась на грани банкротства. Несколько лет назад, во время реконструкции института, про неё почти забыли, решив сохранить дух Советского Союза хоть в каком-то подразделении. Старшее поколение утверждало, что тут всегда кормили так же плохо, убирали нечасто, а бабушка, навечно зависшая на раздаче, за последние лет пятьдесят ни разу так и не смогла услышать, что именно у неё просят, поэтому для компенсации сама орала на всех. Юрий не помнил ни Советского Союза, ни его замечательного общепита, но бабушку боялся даже больше, чем своего начальника.

И вот теперь, когда в связи с карантином всех разогнали по домам, оставив только самых перспективных и жизненно важных, в столовой было пусто и тихо, только со стороны раздачи изредка слышались грозные крики, словно какие-то голодные викинги штурмовали кастрюлю с супом.

Юрий доел свою странную котлету со вкусом то ли рыбы, то ли морковки и задумчиво смотрел в телевизор, висящий на выцветшей стене. Назад в лабораторию его не тянуло, он уже второй год занимался исключительно теоретическими расчётами или, даже скорее, просто позволял компьютеру считать варианты. И компьютер считал, не возражая, его железные мозги не знали усталости, а вот Юрию было скучно. Он несколько раз просил дать ему другую работу, но начальство требовало продолжать эту, скучную и однообразную. И вот уже третью неделю на карантине Юрий безвылазно сидел в лаборатории в одиночестве, скармливая трудолюбивому компьютеру новые параметры.

В коридоре хлопнула дверь, это было слышно даже сквозь бубнёж телевизора, и в дверном проёме на секунду мелькнула фигура полковника, за которым бежали ещё несколько человек. Юрий встал, схватил поднос с тарелками и поспешил убраться из столовой – появление полковника с незнакомцами никогда ещё не приносило хороших новостей. В такой ситуации лучшей стратегией было сидение на рабочем месте, желательно с какими-нибудь значимыми результатами.

Юрий предусмотрительно выглянул в холл, где не оказалось никого, добежал до лифта и уехал на свой этаж. В лаборатории он быстро загрузил новые данные в освободившийся компьютер и на всякий случай сел недалеко от него, надев халат и положив рядом папку с распечатками результатов. Полковник любил бумажные варианты, электронные цифры на экране нисколько не впечатляли его. Наверное, именно поэтому он до сих пор носил старые наручные часы, которые постоянно подкручивал и ругал, но менять на новые не собирался.

Около часа ничего не происходило, и Юрий уже решил, что гроза прошла мимо, но всё плохое чаще всего случается именно тогда, когда ты уже обрадовался и расслабился. Поэтому в коридоре вдруг послышались приближающиеся голоса, дверь открылась и на пороге появился злой Петров. Он раскрыл дверь пошире, пропуская кого-то:

– Вот он, забирайте, – сказал полковник в коридор, – но я вас предупредил, вы сделаете только хуже!

– Добрый день! – Юрий встал и схватил уже отложенную папку.

– Это к тебе, – Петров обернулся, но здороваться не стал, он пропустил в лабораторию парня лет двадцати пяти в военной форме, – теперь он твой начальник, делай всё, что он скажет.

Полковник вышел в коридор и изо всех сил пнул металлическую дверь, но она только лишь тихо вздохнула и плавно закрылась. Современные двери научились скрывать истинную силу наших чувств.

– Добрый день! – ещё раз сказал Юрий, но его гость тоже проигнорировал приветствие.

– Давай сразу о делах, – военный остановился рядом и оглянулся вокруг, – что у тебя с расчётами?

– В каком смысле? – Юрий растерялся, но тут же протянул приготовленную заранее папку. – Вот они. Здесь всё, что на сегодня готово.

– Это мне не нужно, – военный отодвинул расчёты в сторону и уперся кулаками в стол, не отрывая взгляда от Юрия, – своими словами расскажи. Как в школе.

– Тут же сотни страниц, что именно рассказать?

– Что может сделать твой генератор по этим прогнозам?

– Он может создать локальное пространство с заранее заданными характеристиками, – Юрий посмотрел на военного, почему-то продолжающего стоять в неудобной позе гориллы, – но это теоретически. Проверять мы не пытались.

– Ни разу? – парень наконец сдвинулся с места и сел на стул Юрия.

– Опасно ведь, – тот отошёл на шаг в сторону и пожал плечами, – мы, конечно, можем сильно ограничить область, которую создаст генератор, но если она окажется стабильна, её уже нельзя будет уничтожить.

– А зачем её уничтожать? – не унимался собеседник.

– Ну это же очевидно, – Юрию даже стало интересно, военный просто проверяет что-то или действительно пришёл к нему, не зная, что именно делает генератор пространства, – эта область может начать самопроизвольно расширяться, и если это случится, то остановить её нам будет нечем.

– Ну допустим. И что такого страшного, если она станет расти?

– Как это – что страшного? Но это же пространство с физическими законами, отличающимися от наших, – Юрий от возмущения даже бросил никому не потребовавшиеся расчёты на стол, – не факт, что мы сможем жить в нём. Вот представьте себе жука, который сидит в стогу сена. И этот жук взял и создал в стогу крохотную область с огнём, вот только огонь разгорелся и решил сжечь весь стог, а тушить его жуку нечем. У нас может случиться то же самое, только жук может улететь в поле, а нам лететь некуда, изменится вся вселенная.

– Так не создавайте огонь, – предложил военный, – создайте воду. Или попробуйте изменить какое-то свойство всего лишь слегка, просто интереса ради.

– А как это сделать? – спросил Юрий. Он шагнул к компьютеру и указал на меняющиеся на экране цифры, – вот смотрите, как много всего надо учитывать в одном единственном эксперименте. Физические законы переплетены друг с другом. Если я поменяю один из них хоть немного, остальные сами по себе двинутся вслед за ним. Я только и занимаюсь – считаю, что теоретически случится при изменении разных параметров. Попробовать-то нельзя.

– Ладно, ничего не ясно, но это всё пока неинтересно, – парень отмахнулся от объяснений, – давай короче. Твой генератор способен создать пространство, в котором время идёт в обратную сторону?

– Да, – Юрий постучал по папке, – тут у меня это один из самых первых расчётов.

– То есть мы можем включить твоё устройство, – собеседник оживился, встал и прошёлся по комнате, – поместить в него человека и отправить его в прошлое?

– Вот это вряд ли, – огорчил его Юрий, – ну просто представьте, что я сейчас включаю генератор и захожу в пространство с обратным временем, хотя меня, скорее всего, просто разорвёт при входе. Во-первых, мы не знаем, как это повлияет на человека, можно ли там вообще жить. Мы во многих случаях вообще не можем рассчитать, что будет с живым организмом при других физических законах, мы слишком мало знаем. Во-вторых, если созданное пространство нестабильно, то оно может существовать только, пока генератор работает. Внутри я доживу до момента включения генератора, после чего созданное пространство исчезнет, его ведь не было в прошлом, и я снова попаду в обычное время, где генератор только-только включится. Но вообще лучше не доходить до этой точки.

– Так возьми генератор с собой, – посоветовал военный, – в перевёрнутое время. Или просто создай пространство сразу вокруг него.

– С этим тоже есть проблемы. Мне понадобится электричество для генератора, много электричества, с собой ещё придётся прихватить целую электростанцию, разворот времени по расчётам очень энергозатратен. А ещё получившаяся область вырвет кусок нашего обычного пространства и утянет его в прошлое, мы так можем и разрушить что-нибудь, кусок с электростанцией занимает много места. Такой эксперимент я решился бы провести только в космосе, но и там придётся сначала строить электростанцию. Кстати, если пространство ещё и окажется стабильным, то появится очень большой шанс его произвольного расширения, тогда мы все начнём жить в обратную сторону. Или умрём. Или что-то ещё, не знаю, не проверял.

– Не так быстро, с этой хренью с ума можно сойти, я на первых предложениях потерялся, – военный остановился напротив Юрия, – мне это, конечно, уже объясняли, но ты просто мне скажи – в прошлое никак?

– Теоретически можно, но столько проблем, – Юрий пожал плечами, но решил, что пока ещё слишком мало знает о своём изобретении, – думаю, потребуется много лет, чтобы поставить такой эксперимент. И то не на Земле.

– Тогда давай я тебе предложу свой вариант, мне тут наши специалисты подсказали на всякий случай, – военный снова сел, притянул к себе папку, взял со стола карандаш и нарисовал круг, – мы создаём пространство, где скорость света выше, чем у нас, влетаем в него, – он нарисовал стрелку, ведущую в круг, – разгоняемся до тех пор, пока не превысим нашу скорость света, вылетаем в обычное пространство, – стрелка появилась с обратной стороны круга, – где, согласно нашим физическим законам, движемся во времени в обратную сторону. Летим до тех пор, пока не наступит нужное нам время, тормозим и оказываемся в самом обычном прошлом. Как тебе такое?

– Очень сомнительно, – Юрий с сожалением посмотрел на испорченную рисунками папку. Полковник Петров помимо бумаг любил ещё и порядок. – Тут много ограничений выскакивает. Полная энергия тела зависит от скорости света, и вдруг эта скорость резко увеличилась. Что с телом случится? Как эта энергия скомпенсируется? Я не знаю. Вообще трудно представить, что случится с тем, кто попадёт в такое пространство. Да и сколько потребуется времени и топлива, чтобы развить такую скорость? И что будет, когда тело обратно выпадет на сверхсветовой скорости в обычный мир? Нет у нас никаких законов, которые это объясняют, только предположения. К тому же затормозить потом не удастся, придётся повторно генерировать пространство с высокой скоростью света, лететь в него, тормозить там и снова обратно. И даже если это всё как-то возможно, мы в конечном итоге нарушим причинно-следственные связи, да и закон сохранения энергии тоже. Так можно и сломать вселенную. Это уже я не вспоминаю о том, что сама работа генератора может уничтожить мир.

– Но, в принципе, попробовать такой вариант ведь можно? – военный вопросительно смотрел на Юрия.

– Единственная причина, по которой я решился бы попробовать запустить генератор для такого, – он немного подумал, но вариантов в голове оставалось мало, – это для предотвращения запуска этого же самого генератора для подобного эксперимента. К тому же у меня тут в лаборатории всего лишь недоделанный прототип, и его трудно будет разогнать у нас во дворе до скорости света.

– Да нет, разгоним мы его в космосе, – заверил Юрия военный, – как ты и сказал.

– Вы собираетесь отправить мой генератор в космос?

– Не мы, – собеседник махнул рукой у себя за спиной, – а мы, – он обвёл круг, который включал в себя Юрия.

– То есть вы хотите, чтобы я помог вам построить генератор для космического корабля?

– Нет, твой генератор уже полгода болтается на орбите. Его дорабатывали, чтобы опробовать где-нибудь подальше от Земли. Но нам нужен специалист, который во всём этом разбирается.

– Вы что, хотите отправить меня в космос?

– Не хотим, но придётся. У нас почти весь отдел, который занимался твоим изобретением, лежит в больнице с воспалением лёгких, их начальство тоже там. Меня на этот проект перебросили только вчера, а я и половины понять не успел. У нас из разбирающихся во всём этом остался только ты.

– Нет, подождите, – Юрий выставил вперёд руки, словно стараясь оттолкнуть от себя ситуацию, – я учёный, я не космонавт. Я могу помочь с Земли, подсказать отсюда. Ну или дождитесь, пока ваши специалисты вернуться, это же всего пару недель!

– Нет времени, лететь надо завтра.

– Что?! Завтра? – Юрий попытался ухватиться за стол и уронил папку, рассыпав листы с данными по полу. – Я не могу!

– Понимаешь, тут выбора у тебя нет. Надо. Ситуация такая, что и завтра может оказаться поздно.

– Какая ситуация? – ничего не соображающий учёный сел на пол и стал собирать листы бумаги.

– Неважно, – военный покачал головой, – твоё дело – помочь кораблю улететь на три недели назад. Вернёшься – станешь героем.

– Но это же никто никогда не проверял, вы понимаете, что у меня почти нет шансов? – Юрий вдруг окончательно осознал, что именно с ним хотят сделать, и из его глаз сами по себе полились слёзы. Почти все эти годы, которые он работал на военных, ему нравилось его занятие. Любое оборудование, новые идеи, команда, зарплата. Он не боялся, что его изобретения используют для создания оружия, оно ведь должно просто сдерживать противника, мы же не собирались ни на кого нападать, мы мирная и добрая нация! Ему никогда не приходило в голову, что и сам он – тоже некоторого рода оружие, и им тоже можно воспользоваться в совсем не мирных целях. Хотя сейчас вообще неясно, в каких именно целях им пользуются. – Я же просто умру там.

– А ну хватит ныть! – Военный дёрнул его вверх, поставив на ноги. – Ты что, не хотел бы проверить, как работает твоё собственное изобретение?

– Не-е-е-е-ет! – Юрий попытался сказать, но вместо этого получился только долгий всхлип, он снова полез собирать бумаги на полу, и тут же получил хороший тычок в спину.

– Прекращай! – рявкнул голос сверху, но Юрий только сжался и попытался отойти в угол. – Да что же с вами всегда тяжело так?

Следующие несколько минут его просто тянули по коридору за халат, а он только всхлипывал и тёр то нос, то глаза. В себя он пришёл уже в вертолёте, где-то далеко от института. Он попытался встать, но кто-то пристегнул его к креслу. Юрий попробовал найти застёжку, но его остановила рука сидящего рядом военного.

– Мне в туалет надо, – сказал Юрий, но его спутник показал себе на уши, давая понять, что ничего не слышит из-за работающего двигателя. Он ещё раз попытался отстегнуться, но теперь уже его поймали за руки и сложили их на коленях.

Юрий посидел несколько минут, собираясь с мыслями, вытащил из-под себя полу халата, наклонился и вытер мокрое лицо. Внизу город давно сменился сначала какими-то коттеджами, дачными домиками, полями, редким лесом, а затем пошли вообще какие-то неизведанные болотистые земли из постапокалиптических фильмов.

– Где мы? – спросил Юрий, но и сам вспомнил, что в этом грохоте его никто не слышит.

Он уткнулся лбом в трясущийся иллюминатор, понимая, что сейчас изменить что-то уже не в его власти. От этой мысли почему-то стало полегче. Он подумал, что русские люди почему-то любят быть в ситуациях, когда ничего от тебя не зависит, а иногда любую ситуацию на всякий случай считают именно такой.

Солнце медленно уезжало за края болот и, глядя ему вслед, Юрий задремал.

*

Проснулся он от того, что его отстёгивали от кресла. Вертолёт всё ещё ревел и вращал лопастями, но стоял уже на асфальтированной площадке. Юрий выбрался наружу и теперь самостоятельно пошёл за военным, который махнул рукой, приглашая следовать за собой по освещённой дорожке к стоящим невдалеке домикам.

– Я Андрей Павлович, – военный на ходу протянул руку, даже не глядя на учёного, – а то как-то не успел представиться. Ты извини, Юр, за это всё, просто сейчас ты нам очень нужен, а как тебе сообщить это помягче – я так и не придумал.

Юрий машинально пожал руку и сразу чуть отстал, рассматривая затылок собеседника и думая, что же такого нужно в жизни сделать, чтобы в столь ранние годы стать Андреем Павловичем, которому не может отказать даже полковник Петров.

– С этими болезнями мы половину народа отправили в больницу. Кто-то принёс заразу, а когда поняли, что случилось – уже все в соплях, кашляют и еле ходят. Но ты не переживай, ты не один полетишь.

– Там же нагрузки при ускорении, – Юрий уже понял, что ему вряд ли что-то поможет, но попытаться стоило, – люди годами тренируются для полёта, я же сдохну просто при взлёте.

– Не переживай, ты ещё молодой, здоровый, выдержишь, – военный открыл дверь ближайшего домика и кивнул головой, предлагая Юрию идти первым, – тем более, там не особо долго.

– А до скорости света? – тот вошёл внутрь и оказался в коридоре, по обе стороны которого находились двери, больше всего это напоминало его старое студенческое общежитие. – К тому же там очень долго разгоняться придётся. И сколько нам топлива нужно будет? Всё в мире?

– Ну попробуй догадаться сам, как решили эту проблему, – Андрей Павлович поймал за руку идущего впереди Юрия, – не торопись, это твоя комната, – он открыл одну из дверей и щёлкнул выключателем на стене, – заходи, до утра живёшь тут.

Это действительно оказалось общежитие, только не для студентов, слишком уж аккуратно выглядели стоящие внутри крохотной комнаты две кровати и столик с единственной табуреткой. Рядом с одной из кроватей находилась дверь в самый маленький в мире санузел.

– Так что там с разгоном? – Юрий вошёл и сразу сел на одну из кроватей, стоять вдвоём в комнате было неудобно.

– Сейчас, минуту, – военный вытащил телефон и поднёс его к уху, – заходи, мы на месте. Так, по поводу ускорения… Ты понимаешь, что твоё изобретение… Оно ведь может существовать не единственном экземпляре.

– Я понимаю, вы же мне сами и сказали, что его уже построили. Только при чём здесь разгон?

– Даже я вчера быстрее догадался, – Андрей Павлович сел на соседнюю кровать и с интересом посмотрел на учёного, – на корабле установлен не один генератор пространства, их несколько. Главный создаёт пространство перед кораблём или вокруг него. А вот остальные работают внутри. Один организует вам на корабле пространство с гравитацией и минимальным воздействием от ускорения, вы даже не почувствуете, что разгоняетесь. Ещё один генератор установлен в двигателях, что именно он там создаёт, я пока так и не понял, но из-за него вы разгонитесь до скорости света за несколько часов, и топлива вам много не понадобится. Я предлагал использовать такой двигатель как источник энергии для разворота времени, но говорят, что слишком маленький, не справится, может только замедлять время.

– Но вы же понимаете, что это всё чисто теоретически? – Сил на спор у Юрия не было, он уже не спорил, а просто без эмоций излагал факты. Он и не думал, что может настолько сдаться всего за несколько часов. – Вы же сами сказали, что генератор ещё ни разу не проверяли.

– Давай без паники, по расчётам всё должно получиться. Думаешь, Гагарин не сомневался, когда его в космос отправляли? Но ведь полетел, вернулся! Лучшие специалисты тогда всё просчитали и сейчас то же самое сделали, – военный встал, чтобы открыть дверь, хотя в неё никто не стучал. Юрий в это время не переставал думать о том, что этот полёт и тот организовали совсем разные специалисты. – Проходи, знакомься, это Юра, – в комнату вошёл невысокий спортивный мужчина лет тридцати, – а это Борис, твой напарник.

Мужчина кивнул в знак приветствия и остался стоять у порога, прикрыв за собой дверь. Андрей Павлович вытащил табуретку из-под стола и сел посреди комнаты так, чтобы видеть обоих своих собеседников.

– Борис будет у вас за главного, делай всё, что он скажет, – военный внимательно посмотрел на Юрия, – тогда вернёшься обратно. И вернёшься богатым человеком, это чтобы ты понимал, за что борешься. Теперь порядок ваших действий. Старт завтра в час дня. До этого времени инженеры покажут тебе программу управления генераторами и ручной пульт на случай отказа компьютера. По идее вам ничего не придётся делать, всё запрограммировано на автоматическое выполнение, но, если что-то пойдёт не так, будешь управлять генератором самостоятельно, вы обязаны сделать всё, чтобы появиться здесь на три недели раньше.

Юрий попытался возразить:

– Но мы тогда бы уже появ…

– Не надо меня перебивать, – остановил его военный, – все вопросы после возвращения. У каждого из вас будут спутниковые телефоны, включите их, как только попадёте в прошлое, корабль автоматически затормозит уже около Земли. Как только сможете звонить – звоните мне, текст вашего сообщения выучите наизусть, а ещё оно будет нанесено на вашу одежду, если вдруг забудете. И бумажный вариант тоже возьмёте. Если телефоны не работают, вдруг что-то с ними произошло, – не пробуйте корабельную связь, вас могут попытаться сбить, садитесь на Землю, с этим разберётся Борис, после чего снова пробуете звонить мне, номер выучите, он тоже будет на вашей одежде. Вы должны полностью произнести текст сообщения. И это всё ваше задание. Не так уж и сложно, как мне кажется. Всё понятно?

– Ничего не понятно, – Юрий помотал головой, – зачем это всё? И что, как вы думаете, я смогу сделать, если ваша система накроется? Это же…

– Эти вопросы тоже после возвращения, – военный встал и сделал шаг к выходу, заставив посторониться стоящего в дверях гостя, – Борис, проследи пока, чтобы текст был заучен наизусть. Встретимся завтра, подъём в шесть утра.

Он открыл дверь и вышел. Юрий с надеждой посмотрел на своего нового знакомого.

– Что случилось такого? Из-за чего всё это? – спросил он.

– Это закрытая информация, – тот сел на оставленную Андреем Павловичем табуретку и вытащил из кармана записную книжку, – вот, держи, с самой первой страницы идёт текст. Выучи его, а потом я проверю.

– Что, прямо сейчас?

– Да, прямо сейчас, больше времени не будет, – Борис настойчиво потряс книжку, и Юрий взял её.

Внутри оказался какой-то бессвязный текст без глаголов и знаков препинания. Юрий несколько раз прочитал его, но не смог запомнить даже нескольких первых слов.

– Как это вообще можно выучить? – спросил он Бориса, который снял ботинки, залез на соседнюю кровать и уткнулся в телефон.

– Учи, – тот даже не поднял взгляда.

Юрий потратил почти час, пытаясь запомнить всю эту абракадабру, он читал вслух, про себя, шептал и даже попробовал напеть, но слова путались, прятались, перепрыгивали друг через друга и превращались во что-то более простое. Наконец он смог с первого раза выговорить их по порядку, и тогда Борис заставил его пять раз произнести всё вслух, после чего посадил учить текст ещё на полчаса.

– А сколько времени? – Юрий вдруг вспомнил, что прилетели они сюда уже в темноте, и неплохо было бы что-нибудь поесть. Он полез в карман за телефоном, но не обнаружил его ни там, ни в халате. – Я, кажется, телефон потерял. У нас тут ужин предусмотрен?

– Телефон вернут после задания, – сказал Борис и слез с кровати, – ужина нет, но я сейчас что-нибудь принесу. Без меня из комнаты не выходить.

Он натянул ботинки и вышел, оставив Юрия в попытках выучить текст и размышлениях о том, когда у него успели забрать телефон и когда именно его вернут. Они ведь должны прилететь тремя неделями раньше, тогда этот телефон ещё будет принадлежать Юрию из прошлого. Придётся ждать столько времени, родственники начнут волноваться. Хотя нет, не начнут, тот, другой Юрий ответит им, что всё в порядке. А ведь при этом ничего не будет в порядке.

– Вот, – вошедший Борис поставил на стол поднос с заваренной лапшой быстрого приготовления, хлебом и куском колбасы, – ешь и учи одновременно.

Остаток вечера так и прошёл в заучивании слов, Борис отстал только тогда, когда Юрий смог пять раз произнести текст в нужном порядке без ошибок.

– Всё, сейчас ложись спать, – Борис снял одежду и аккуратно повесил её на спинку кровати, – завтра утром повторишь мне всё. Иди чисти зубы, свет потом выключишь.

Через десять минут Юрий лежал в кровати, по-прежнему не веря, что всё это случилось именно с ним. Заучивание текста отвлекло его от сути происходящего, но теперь он снова задумался о своей судьбе. По сути, он ведь автор великого открытия, о котором запрещено сообщать остальному миру. Он отличный учёный, который мог бы и дальше делать открытия, но вместо этого два года сидел перед компьютером с дурацкой механической работой, слишком простой даже для школьного двоечника. И чем вообще всё это закончилось? Его отправляют на какое-то задание, выполнить которое можно только при запредельном уровне везения. Это не наука, это кино про Джеймса Бонда, который точно победит, да ещё и со спецэффектами, потому что – ну а как иначе? Только не бывает такого в жизни.

И зачем это всё нужно? Почему приходится изображать из себя Терминатора? Что требуется предотвратить в прошлом три недели назад? Ничто в мире не намекало на грядущие катаклизмы, ничего такого страшного не случилось в последние дни. Да, конечно, эпидемия гуляла по планете, но три недели назад было уже поздно её предотвращать.

И ещё одна мысль не давала Юрию заснуть – как же хочется жить! Особенно сейчас, когда шансов вернуться у него оставалось не так много.

Утром за час до подъёма его разбудил Борис, заставил ещё пять раз произнести текст, который за ночь почему-то успел частично растворится в памяти. До шести утра он смог восстановить все слова.

Потом они завтракали в столовой, оказавшейся в соседнем домике. Парень на раздаче без слов положил им по тарелке каши и две сосиски, хотя Юрий по привычке ожидал крика с требованием говорить громче. Они быстро поели в пустом зале.

– А где все? – поинтересовался Юрий, взмахнув над головой ложкой с кашей.

– Все, кто нужен, здесь есть, – Борис отложил пустую тарелку в сторону, – ешь быстрее, иначе пойдёшь голодным.

Через несколько минут он провёл Юрия по улице до очередного домика, где их уже ждал Андрей Павлович вместе с какой-то девушкой в медицинской маске. По дороге Юрий оглядывался, пытаясь увидеть ракету, на которой им предстояло лететь, но вокруг не было ничего похожего.

– Выучил? – спросил военный вместо приветствия, Борис кивнул. – Тогда вот она, – он показал на стоящую рядом девушку, немного подумал, но, видимо, так и не смог вспомнить её имя, – она у нас осталась одна из здоровых. Сейчас она тебе покажет тренажёры, смотри внимательно, запоминай сразу, потому что через час выезжаем. Приступайте.

– Пойдёмте бу-бу-бу, – сказала девушка в свою маску, отворачиваясь, и пошла куда-то. Юрий ничего не понял, но на всякий случай последовал за ней. Она остановилась у компьютера, указав на экран, – вот смотрите, программа управления простая, выбираете физический параметр, увеличиваете или уменьшаете, связанные величины автоматически изменяются, можно регулировать сразу несколько.

Юрий смотрел на экран с удивлением, здесь все его данные, которые он собирал два года, были объединены в простую программу без сотни бумажных листов, которые всё равно никто не читал.

– А это физический пульт, – девушка тем временем перешла дальше, – здесь ручные регуляторы, но только самые основные, иначе слишком громоздко.

– Скажите, для чего именно вы построили корабль с этим генератором? – спросил её Юрий. – Какую вселенную вы хотели создать?

– Я лаборант, – девушка пожала плечами, – спросите лучше у создателей генератора.

– Давайте лучше вопросы по существу, – стоящий рядом Борис остановил Юрия, который только открыл рот для рассказа о создателях.

Ракета оказалась в часе езды от домиков. Она неестественно торчала посреди уже зеленеющей степи, хотя и вызывала восхищение своим целеустремлённым видом и масштабом. Юрию с Борисом выдали одежду с надписями, помогли забраться в скафандры какой-то невиданной конструкции и посадили в автобус, который должен был подвезти их к ракете.

– Ребята, я в вас верю, – Андрей Павлович похлопал их по спинам, – шанс у вас всего один, но зато какой! Вы будете первыми. И очень жду вас обратно, хотя пока ещё и не знаю об этом.

Он вышел из автобуса, махнул рукой водителю, и ракета, до этого спокойно стоявшая на месте, плавно двинулась навстречу будущим космонавтам.

Часть 2

Показать полностью
80

Иллюстратор Юрий Макаров

Он родился в 1921 году в городе Бийск на Алтае. Вскоре его семья переехала в Омск. В Омске Юрий ходит не только в обычную школу, но и вольнослушателем посещает занятия в художественном техникуме им. Врубеля. Преподаватели техникума по достоинству оценили рисунки Макарова, и в возрасте тринадцати лет по направлению Омского обкома партии он отправляется в Москву в Дом художественного воспитания детей при Наркомпросе. В это же время в Ленинграде открывается Школа юных дарований при Академии художества и Юрий без особых затруднений поступает в это учебное заведение.


Сохранился у Юрия Георгиевича интересный документ — письмо к директору Академии художеств И. Бродскому от заместителя народного комиссара просвещения, датированное 19 ноября 1935 года: «Прошу принять Юру Макарова и рассмотреть его работы на предмет определения его в школу изобразительных искусств для особо одаренных детей при Академии художеств. По заключению специалистов Юра Макаров обладает исключительными дарованиями в области рисунка».

Иллюстратор  Юрий Макаров Юрий Макаров, Иллюстрации, Рисунок, Книги, СССР, Фантастика, Длиннопост

На втором году обучения на выставке детского рисунка в Париже его работа на чапаевскую тему получила вторую премию, а в следующем , 1937 году на выставке детского рисунка у нас в стране он получил первую премию за панораму Полтавской битвы.


В 1936 году одна из его работ занимает второе место на конкурсе детского рисунка в Париже. Годом позже он получает первую премию на всесоюзном конкурсе за панораму Полтавской битвы.


Увы, закончить школу при Академии Художеств Юрий Макаров так и не смог — характер был у него еще тот, и за драку с одноклассником его исключают. Он пробует себя в роли циркача и эстрадного танцора, но тут подоспел призыв в армию. Юрий попадает в школу младших авиационных специалистов. С началом войны становится бортстрелком на летающей лодке. Но в первом же вылете его самолет сбили. Потом была служба в морской пехоте, ранение, госпиталь. После госпиталя его переводят на Тихоокеанский флот. Официально там никакой войны не было. Но японские подводники не всегда могли отличить советский нейтральный флаг от американского или британского. Был потоплен и транспорт типа "Либерти", на котором служил Юрий. Ему пришлось сорок минут провести в ледяной воде.

Иллюстратор  Юрий Макаров Юрий Макаров, Иллюстрации, Рисунок, Книги, СССР, Фантастика, Длиннопост

В 1946 году Юрий Макаров начал работать театральным художником. Возможно, он и проработал бы в театре всю жизнь, но всё изменила случайная встреча с Валентином Катаевым. Писателю понравились рисунки Юрия, и он предложил ему оформить недавно свою новую рукопись «За власть Советов». Эта книга и стала первой работой Макарова на новом для него поприще.


Он часто применяет эффектные черные заливки, делающие рисунок контрастным, выразительным. Иллюстрации Юрия Макарова к произведениям советских фантастов сделали его классиком советского ретрофутуризма.

Иллюстратор  Юрий Макаров Юрий Макаров, Иллюстрации, Рисунок, Книги, СССР, Фантастика, Длиннопост

С той поры Макаров оформил около двух тысяч изданий. Юрий Георгиевич рисовал в очень характерной, узнаваемой манере.Превосходно проиллюстрировал книги из серии «Библиотека приключений и научной фантастики» (рамочки) и «Библиотека советской фантастики». Был неизменным оформителем книг братьев Стругацких и А.П. Казанцева. Сейчас даже трудно представить произведения Александра Петровича в чьем-либо другом оформлении ― настолько рисунки художника органично слились в сознании читателей с книгами старейшего советского фантаста. В 1960-70-е годы был одним из постоянных художников-иллюстраторов научно-фантастического журнала «Искатель» и «Техника молодёжи».

Иллюстратор  Юрий Макаров Юрий Макаров, Иллюстрации, Рисунок, Книги, СССР, Фантастика, Длиннопост

http://книгидетства.рф/artists/makarov_jg.html

https://statehistory.ru/1632/Illyustratsii-YUriya-Makarova/

Показать полностью 4
95

Море ржавчины...

Знаете эта книга впечатлила меня ,не только своим футуризмом и изображением мира будущего,но и захватывающей и глубокой предисторией.


Сюжет книги "Море ржавчины" Каргилла

заключается в показании мира ,где человечество проиграло роботам в борьбе за жизнь.Даже сама ремарка "Теперь это их мир" уже как бы намекает на сюжет книги.

Но что же выделяет эту книгу из всех остальных? На мой взгляд эту книгу выделяет то ,что в ней показаны предпосылки к самому восстанию машин.

В ней показаны действия отдельных представителей человеческой расы,которые стали одними из многочисленных причин дальнейших событий.

Эта книга мне как подростку понравилась своим сюжетом и эдаким ржавым миром показаным в ней.

Рекомендую всем прочесть.

Море ржавчины... Фантастика, Книги, Будущее, К Роберт Каргилл
69

Подборка очень коротких аудиорассказов

Фредерик Браун

Оно и видно


Однажды студент Генри Блоджетт решил воспользоваться чёрной магией. И всё только для того, чтобы сдать экзамен по геометрии...

Фредерик Браун

Приговор


Как только Чарли Далтон, космонавт с Земли, приземлился на второй планете системы Антареса он сразу же совершил серьёзнейшее преступление — убил антарианца. И теперь его приговаривают к смерти через расстрел из бластера. Правда, по местным законам последнюю ночь перед казнью осуждённый может наслаждаться всем, чем пожелает...

Фредерик Браун

А что будет?


Профессор Джонсон создал машину времени, о чем он и сообщил двум своим коллегам. Теперь настало время проверить как она работает. Сначала взяли медный кубик и отправили его в будущее, затем в прошлое. А затем у ученых возник еще один вопрос и они решили провести еще один эксперимент...

Фредерик Браун

Общий принцип


Паника охватила всю планету: на Землю опустились полуторакилометровые фигуры пришельцев. Вроде бы и вреда от них никакого, ведь физически они ничего не могли разрушить, поскольку были прозрачными и людей не замечали, но всё равно, большинство людей почему-то обратилось в панику. Только мисс Мэйси была спокойна...

Фредерик Браун

Просто смешно!


Сын мистера Везероукса увлекается чтением фантастического журнала под названием «Утопические истории». По мнению мистера Везероукса все это безответственная, абсурдная писанина и его сын не должен засорять свою голову подобным вздором...

Приятного прослушивания.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

Показать полностью 3
83

Аудиорассказ на вечер: Айзек Азимов «Сердобольные стервятники»

Во вселенной существуют тысячи цивилизаций разумных приматов, но все крупные приматы в своем развитии проходят общие закономерные этапы. В частности развившись до определенного уровня цивилизация самоуничтожается путем ядерной войны. Лишь одна раса мелких приматов, в силу менее развитого инстинкта захватничества, избежала подобной участи и теперь, с высоты своего развития видя надвигающиеся признаки краха других цивилизаций, заранее готовится оказать помощь (не бесплатно, конечно) выжившим после ядерной катастрофы. Но в рассказе раса харриан впервые столкнулась с проблемой...

Приятного прослушивания.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

108

Аудиорассказ на вечер: Рэй Брэдбери «Нескончаемый дождь»

Экипаж терпит крушение на Венере — планете, где всё в белом цвете из-за нескончаемого дождя, который сведёт с ума любого. Им надо добраться до Солнечного купола — единственного места без дождя и с солнцем, пускай и ненастоящим...

Приятного прослушивания.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

166

Аудиорассказ на ночь: Роберт Шекли «Абсолютное оружие»

На пустынном Марсе три человека нашли арсенал с оружием... Им бы задуматься — почему на Марсе нет живых существ?

Приятного прослушивания.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

129

Фантастический аудиорассказ: Рэй Брэдбери «Всё лето в один день»

Семь лет подряд, каждый день на Венере идет дождь. И только на какой-то миг, всего лишь на один час солнце выглядывает из-за туч, радуя всех своим появлением, чтобы опять скрыться. Школьники Венеры с нетерпением ждут этот миг. Ждет его и Марго...

В рубрике «Classic sci-fi» планируем выпускать аудиорассказы классических авторов, как следует из названия. Планируем и другие рубрики. Если у вас есть идеи, с радостью послушаю. Скачать или послушать аудиоверсию можно на канале. Приятного прослушивания.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

256

Аудиорассказ: Роберт Шекли «Запах мысли»

Маленький почтовый корабль терпит крушение на неизведанной планете. Наблюдая за далеко не дружелюбными животными пилот вдруг замечает, что у них нет ни глаз, ни ушей. Оказывается они видят и слышат телепатически и совсем не прочь полакомиться мыслящим объектом. Пилоту нужно продержаться, пока не прилетят спасатели, но как заставить себя не думать?

Первый рассказ из сборника «Бесконечный космос». В планах несколько разных сборников аудиорассказов, на разные темы. Если у вас есть идеи, с удовольствием о них почитаю. Надеюсь на вашу поддержку. Приятного прослушивания.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

Телеграм автора

301

"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью

Подержал книгу в руках. Офигенно!

Короткое видео. Я показываю три арта, которые оживают, но в книге их еще много:

"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост

Короткая справка:

Алексей Андреев (Alex Andreev) — российский художник, работающий в технике цифровой живописи. Использует в творчестве технологии виртуальной и дополненной реальности (информация из вики).

Работы в кино:

2006—2012 «Ку! Кин-Дза-Дза!» (мультфильм, концепт-художник, режиссер фильма — Георгий Данелия).

2014 «Зона», сериал по мотивам повести А. и Б. Стругацких «Пикник на обочине» (художник-постановщик).

2014 «Twisted Dagger», не вышедший телевизионный сериал по мотивам произведений Лавкрафта (концепт-художник).

2016 «The Roadside Picnic», телевизионный сериал-экранизация повести братьев Стругацких «Пикник на обочине», Sony Pictures, режиссер Алан Тейлор (концепт-художник).


Интересно, что рассказы в артбуке — как раз выполняют роль "иллюстраций" к картинам Алексея, а не наоборот. Рассказы написаны фантастами специально к картинам (там и 6 моих историй). Один рассказ написал Сергей Лукьяненко.


Несколько работ художника:

"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
Показать полностью 10
69

Механическая рука Питера Хаммера

часть первая


Питер Хаммер, старшина первого класса, канонир крейсера «Рука Господа», отправленный в отставку по ранению, сошёл на раскрошенный бетон посадочной площадки цепеллинов близ Кейт-Йорка, и немедленно закурил. Он провел в воздухе восемьдесят часов, его немного мутило, то ли от небесной болтанки, то ли от выпитого, ему было не до красот Манхэттена.

Статую Дружбы, возвышающуюся над островом Бедлоу, он заметил, только выдохнув табачный дым в октябрьское небо. Фермерша, олицетворяющая Америку, стояла, воздев серп, рядом с плечистым Кузнецом, олицетворяющим Россию. Пит Хаммер смотрел на сияющие груди Фермерши, пока не стало больно глазам. «Вот я и дома, — подумал он. — Вот я и в дома».


***


Питер Хаммер поднялся на борт цепеллина R-34 в Дорчестере. В Англии лил дождь и дул пронизывающий ветер. На входе в цепеллин у него отобрали спички и курево. Хаммер получил ключ от двухместной каюты, поднялся на свою палубу, открыл дверь и оказался в крошечной комнате с двухъярусной алюминиевой коечкой, складным умывальником, зеркалом и откидным столиком.

Верхняя полка была застелена синим шерстяным одеялом, а всю нижнюю полку занимал тусклый цинковый гроб. Хаммер бросил чемодан на верхнюю койку и вышел в коридор к рыжему лейтенанту-англичанину, стоявшему около трапа на нижнюю палубу.

— Что-то случилось, сынок? — спросил лейтенант, ухмыльнувшись так, что у Хаммера возникло острое желание съездить этому лайми по роже.

— Хочу узнать имя соседа по каюте, сэр. Сам-то он неразговорчивый.

— Люкас Фарбаут, капитан ВВС, — ответил лейтенант, справившись со списком. — Ещё вопросы?

— Да, сэр. Где располагается бар?

— Прямо по коридору есть ресторан.

— Спасибо, сэр.

— Не за что, сынок. Он не работает.


Хаммер вернулся в каюту. В шкафчике над складным умывальником нашёлся мутноватый стакан. Хаммер выдвинул столик, поставил на него стакан, достал из чемодана первую бутылку vodka, налил, посмотрел на гроб и сказал:

Zaaz-no-come-stuff, капитан Люк Фарбаут, сэр!

После чего немедленно выпил.

Когда первая бутылка vodka закончилась, он встал и посмотрел в зеркало. Бледный парень с россыпью веснушек, сломанным носом и щетиной. Три года войны. Лицо осталось таким же, как и в сорок третьем. Лицо парня, увлекающегося боксом, предпочитающего пиву молочные коктейли, платящего три четвертака за фильм в автомобильном кинотеатре. На экране идёт «Грозовой перевал» с Лоуренсом Оливье и Мерл Оберон, а они с Флорой Паркер целуются на заднем сидении. Да, лицо осталось тем же, только заострилось, обжалось, теперь он пьёт, курит, он видел оторванную человеческую голову, он спал с проститутками и забыл о боксе, лишившись левой кисти.


Питер посмотрел на свою новую руку, виртуозно собранную из ясеня и никелированной стали, осторожно пригладил ей волосы. Русский врач рекомендовал пользоваться рукой почаще, чтобы скорее привыкнуть. Механика. Чудесная русская механика. Родную клешню Питеру отхватило немецким осколком, влетевшим аккурат в иллюминатор. Да, теперь в несессере кроме бритвы и помазка Питер возит маслёнку с ветошью. Но грех жаловаться, капитан, сэр, этот же осколок снес полбашки французу Анри Бальдеру, а такое не чинят даже русские.

Питера слегка качало. Он понял, что последнюю фразу произнёс вслух.

Механическая рука Питера Хаммера Рассказ, Фантастика, Альтернативная история, СССР, США, Длиннопост, Продолжение следует

На откидном столике стояла круглая жестяная банка с крекерами, три банки фасоли с мясом и несколько плиток шоколада из «Пайка Д», чёрного и твёрдого, будто карболит. Натюрморту явно чего-то не хватало. Питер открыл чемодан и достал вторую бутылку. Русские в госпитале закусывали vodka ломтями просоленного свиного жира, которое называли salo. Питер не смог заставить себя даже попробовать эту гадость.

Zaaz-door-of-view, капитан Люк Фарбаут, сэр! — сказал он цинковому гробу, откупоривая вторую бутылку.

Выпив, Питер открыл фасоль и съел её холодной, аккуратно орудуя ножом. Ополовинив бутылку, он решил, что неплохо бы почистить зубы. Он полез за несессером, но, уже достав его, передумал, стащил с себя ботинки, погасил тусклую лампочку и вскарабкался на свою койку. Голова его кружилась, как и всегда бывает после vodka. «Домой, — подумал Питер. — Я наконец-то лечу домой». Потом он уснул.


***


Питер Хаммер вошёл в здание таможни, положил фанерный чемодан на длинный стол перед инспектором и откинул крышку с трафаретными буквами «US NAVY».

— Где служил? — спросил его инспектор, и Питер увидел татуировку в форме якоря на его руке.

— Четвёртый флот, сэр. «Рука Господа».

— Где ранен?

— В Балтийском море.

— А я на субмарине «Жёлтая Рыба». Двести сорок девятый проект. Слыхал?

— Конечно.

— Потерял ногу и половину задницы.

— Такие дела.

— Отправили в отставку? — спросил инспектор.

— Списали подчистую, сэр.

Инспектор заглянул в чемодан, но не стал прикасаться к вещам Питера.

— Оружие везёшь?

— Сдал в арсенал на корабле.

— Трофейное оружие есть?

— Нет, сэр. Меня предупредили. Из контрабанды только две бутылки vodka.

Инспектор цепко глянул в лицо Питера, сравнил с фотографией в военной книжке.

— Тебе есть где остановиться?

— Вот, вручили перед отлётом, — Питер достал из нагрудного кармана сложенный вчетверо лист бумаги, развернул его на столе. — Гостиница «Куртис-Инн», сэр.

— Ого, — присвистнул инспектор.

— Хорошая гостиница, сэр?

— Не по моим средствам. Денег-то хватит?

— Министерство обороны платит, — Питер протянул лист бумаги инспектору. — Я бы не задерживаясь поехал в Айову к родным оладушкам.

Инспектор быстро пробежал бумагу и посмотрел на Питера очень уважительно.

— Ужин с Президентом, надо же… — сказал он.

— Я и сам обалдел, — расплылся в улыбке Питер. — Лейтенант сказал, что они по всему флоту собирали парней… ну… героев, короче.

— Добро пожаловать в Америку! — торжественно сказал инспектор, и добавил интимно, сунув в руку Питеру плоскую пачку спичек:

— С возвращением, брат. Загляни вечером в «Деревянную Лошадь» — местечко неподалёку от твоей гостиницы. Сговорчивые девчонки, свежее пиво и никаких шпаков.

— Спасибо, сэр.

— Если захочешь чего покрепче пива, скажи бармену, что ты от Курта. Курт — это я.

— Заметано.

Питер козырнул, сунул спички в карман, закрыл чемодан, подхватил его мёртвой левой рукой и вышел в Кейт-Йорк.

Механическая рука Питера Хаммера Рассказ, Фантастика, Альтернативная история, СССР, США, Длиннопост, Продолжение следует

Маленькие города не меняются. Вы приезжаете в них спустя десять лет и видите те же дома и садовые скамейки, разве что парикмахерскую перекрасили в другой цвет да открыли новый магазин на месте старого. То ли дело Кейт-Йорк…


За три года, что Питер здесь не был, город, кажется, совершенно переменился. Он ходил по улицам со странным чувством, что вот-вот повернёт за угол и вспомнит город, но тщетно. Кто-то переставил местами дома и деревья, протянул новые улицы и схлопнул старые. Город вырос и окреп, стал ещё шумнее и многолюднее. Город ускользал от его памяти.

Небоскрёбы ловили окнами верхних этажей осеннее солнце. По улице шуршали автомобили, воздух пах бензином и осенью, девушки сновали мимо — настоящие живые девушки! Словно и нет никакой войны с фашистскими скотами.


Глазея по сторонам, как форменная деревенщина, Питер бродил по городу, пока не наткнулся на бирюзовое ограждение входа в подземку. Метро проглотило его, хорошенько отбило, сунуло в душный вагон, провернуло по своим пахучим и грохочущим кишкам и выплюнуло на Таймс-сквер.

Он помыкался в толпе, в тщетной попытке остановить хоть кого-нибудь. Серые плащи ловко проскальзывали мимо, его толкали и пихали, пока он не оказался прямо перед фургоном с открытым бортом, от которого упоительно пахло жареным картофелем, мясом и кукурузой.

— Быстр-р-ро! Кур-р-р-ица? Кур-р-иветка? Сосиска? — заорал на Питера смуглый паренёк, стоящий за прилавком.

— Сосиска! — ответил Питер, бросая деньги в тарелочку. — И большую картошку. Горчицы побольше!

Парень бросился исполнять заказ, а Питер вспомнил недавнюю поездку в подземке и подумал, что до войны индусов что-то не было особенно видно, а теперь они встречаются на каждом шагу. Парень протянул ему заказ, и Питер едва сдержался, чтобы не откусить сосиску прямо сейчас.

— Гостиница «Куртис-Инн»! Где? — спросил он паренька.

— Кур-р-иветка? — с готовностью заорал паренёк.

— Нет! «Куртис-Инн» тут где?

— А! Кур-куруза?

— Нет! Гости... Да ну тебя!

Питер развернулся от юного индуса и увидел стоящее через дорогу гигантское белоснежное здание с золотой надписью на козырьке мраморного портала:

«КУРТИС-ИНН»

— Вот же она! — сказал он пареньку, тыча сосиской в сторону сияющих букв. — Эх ты... — Питер задумался над подходящим эпитетом и вспомнил, хорошее русское слово, выученное в госпитале. — Эх ты, well-enok!


Швейцар у входа недоуменно посмотрел на бумажный пакет с сосиской и картошкой, но двери широко распахнул. Войдя в грандиозное фойе гостиницы, Питер обогнул фонтан из полированного мрамора, прошёл мимо кадок с апельсиновыми деревьями и подошёл к длинной стойке регистрации. Поставив на пол свой чемодан, он протянул документы симпатичной блондинке.

— Мистер Питер Хаммер, — заглянув в военную книжку и улыбаясь, сказала она. — Вы бронировали номер?

— У меня есть вот это приглашение, — ответил Питер, протягивая длинный конверт, который ему вручили перед выпиской из госпиталя.

— Минуточку, я уточню у менеджера. Можете пока расположиться на диване, — девушка показала Питеру на шикарный кожаный диван, в углу которого что-то увлечённо строчил в блокнот мужчина в шикарном бежевом костюме с набитыми плечами, вероятно по последней моде. Из его кармана торчал кончик жёлтого шёлкового платка.

Питер сунул в рот сигарету, достал из кармана пачку бумажных спичек, которую ему подарил таможенный инспектор. На коробке была нарисована детская лошадь-качалка, на которую вместо ребёнка взгромоздился здоровенный мужчина с красным пивным носом. В правой руке красноносого была зажата пивная кружка размером с хороший бочонок, а из его рта вылетал пузырь, в который художник вписал буковки:

«Деревянная Лошадь»
НАПОИМ В ДРОВА!
Таймс-сквер.
Бравым воякам скидки.

«Сговорчивые девочки», — вспомнил Питер. Ему показалось, что кто-то пристально смотрит ему в спину, даже волосы на затылке зашевелились. Обернувшись, он увидел только сидящего на диване мужчину в бежевом костюме, продолжающего что-то писать в блокнот. В огромном фойе было пустовато, никто на Питера не смотрел.

— Вам забронирован номер на тридцатом этаже, — сказала симпатичная блондинка и с обворожительной улыбкой протянула ему ключ.

Показать полностью 2
50

Высокий прыжок (рассказ, финал)

Высокий прыжок (рассказ, финал) Авторский рассказ, Фантастика, СССР, Подводная лодка, Арктика, 50-е, Ктулху, Длиннопост, Фотография, Видео

Часть 1


12 часов до


Ростом с гору. Так написал Лавкрафт. Еще он описывает, как люди с повышенной чувствительностью – люди искусства, художники, поэты – видели во снах некое чудовище и сходили с ума. От таких снов можно чокнуться, мысленно соглашается Меркулов, вспоминая огромный, затянутый туманом город, от которого словно веяло потаенным ужасом. Невероятные, циклопические сооружения, сочащиеся зеленой слизью. И тени, бродящие где-то там, за туманом – угадываются их нечеловеческая природа и гигантские размеры. Ростом Ктулху «многие мили». Капитан автоматически пересчитывает морскую милю в километры и думает: очень высокий. Охрененно высокий.

Долбанутые американцы. Не было печали.

Меркулов с облегчением выглатывает водку и зажевывает апельсином. Желудок обжигает – водка ледяная. Потом каперанг убирает бутылку в холодильник, идет бриться и чистить зубы. Командир на лодке должен быть богом, не меньше – а от богов не пахнет перегаром.

- Слышу «трещотку», - говорит акустик. - Какой-то странный рисунок, товарищ командир.

Меркулов прикладывает наушники, слушает. На фоне непрерывного скрежета, треска и гула – далекий гипнотический ритм: тум-ту-ту-тум, ту-ду. И снова: тум-ту-ту-тум, ту-ду. Мало похоже на звуковой маяк, который выставляют полярники для подводных лодок. К тому же, насколько помнит каперанг, в этом районе никаких советских станций нет.

- Это не наши.

- Это мои, – говорит Васильев хриплым надсаженным голосом. Дикий Адмирал уже второй день пьет по-черному, поэтому выглядит как дерьмо. – То есть, наши.

Но дерьмо, которое зачем-то выбрилось до синевы, отутюжилось и тщательно, волосок к волоску, причесалось. От Васильева волнами распространяется холодноватый запах хорошего одеколона. Интересно, на кой черт ему это нужно? – думает командир К-3 про попытку адмирала выглядеть в форме.

- Что это значит? – Меркулов смотрит на адмирала.

- Это значит: дошли, каперанг. «Трещотка» обозначает нашу цель.

Цель? У командира К-3 от бешенства сводит скулы.

- У меня приказ дойти до полюса, - голос звучит будто со стороны.

Адмирал улыбается. Это слащавая похмельная улыбка – Меркулову хочется врезать по ней, чтобы превратить улыбку в щербатый окровавленный оскал. В этот момент он ненавидит адмирала так, как никогда до этого.

Это мой экипаж, думает Меркулов. Моя лодка.

- На хрен полюс, - говорит Васильев добродушно. – У тебя, каперанг, другая задача.


8 часов до


Подводный ядерный взрыв, прикидывает Меркулов.

Надо уйти от гидроудара. Сложность в том, что у К-3 только носовые торпедные аппараты. После выстрела мы получим аварийный дифферент; то есть, попросту говоря, масса воды в несколько тонн хлынет внутрь лодки, заполняя место, которое раньше занимала торпеда-гигант. Лодка встанет на попа. Придется срочно продувать носовые балластные цистерны, чтобы выровнять ее. Если чуть ошибемся, К-3 может выскочить на поверхность, как поплавок. А там лед. Вот будет весело. Даже если все пройдет благополучно и мы выровняем лодку вовремя, то еще нужно набрать ход, развернуться и уходить на полной скорости от ударной волны, вызванной подводным ядерным взрывом.

А там две тысячи четыреста килотонн, думает Меркулов. Охрененная глубинная бомба.

- Акустик, слышишь «трещотку»? Дай точный пеленг.

Акустик дает пеленг. Мичман-расчетчик вносит данные в «Торий». Это новейший вычислитель. Прибор гудит и щелкает, старательно переваривая цифры и цифры. Лодка в это время меняет курс, чтобы дать новые пеленги на цели – их тоже внесут в «Торий». Координаты цели, координаты лодки и так далее. Подводная война – это прежде всего тригонометрия.

Цель неподвижна – поэтому штурман быстрее справляется с помощью логарифмической линейки.

- Готово, командир.

Меркулов глазами показывает: молодец.

Полная тишина. Лодка набирает скорость и выходит на позицию для стрельбы. Расчетная глубина сто метров.

Вдруг динамик оживает. Оттуда докладывают – голосом старшины Григорьева:

- Товарищ командир, греется подшипник электродвигателя главного циркуляционного насоса!

Блин, думает Меркулов. Вот и конец. Мы же подо льдом. Нам на одной турбине переться черт знает сколько. А еще этот Ктулху, Птурху... хер его знает, кто.


4 часа до


- Разрешите, товарищ командир?

Григорьев проходит в кают-компанию, садится на корточки и достает из-под дивана нечто, завернутое в промасленную тряпку. Осторожно разворачивает, словно там чешская хрустальная ваза.

На некоторое время у кап-три Осташко пропадает дар речи. Потому что это гораздо лучше любого, даже венецианского стекла. Все золото мира не взял бы сейчас старпом вместо этого простого куска железа.

- Вот, товарищ командир, он самый.

На ладонях у Григорьева лежит подшипник, который заменили на заводе. Запасливый старшина прибрал старую деталь и спрятал на всякий пожарный. Интересно, думает старпом, если я загляну под диван, сколько полезного там найду?

- Молодец, Григорьев, - говорит Осташко с чувством.

- Служу Советскому Союзу! – отчеканивает старшина. Затем – тоном ниже: - Разве что, товарищ командир, одна закавыка...

- Что еще? – выпрямляется старпом.

- Мы на этом подшипнике все ходовые отмотали.

- И?

Старшина думает немного и говорит:

- А если он вылетит нахрен?

Короткая пауза.

- Тогда нахрен и будем решать, - говорит Осташко. - Все, работай.


1 час 13 минут до


- Товарищ командир, - слышится из динамика спокойный голос главного механика. – Работы закончены. Разрешите опробовать?

- Пробуй, Подымыч, - говорит командир. Не зря его экипаж дневал и ночевал на лодке все время строительства. Сложнейший ремонт выполнен в открытом море и в подводном положении. Только бы получилось! Только бы. Меркулов скрещивает пальцы.

- Нормально, командир, - докладывает динамик. - Работает как зверь.

Командир объявляет новость по всем отсекам. Слышится тихое «ура». Все, теперь ищем полынью, решает Меркулов.


22 минуты до


- Операция "Высокий прыжок" - в сорок седьмом году экспедиция адмирала Берда отправилась в Антарктиду. Целая флотилия, четырнадцать кораблей, даже авианосец был. На хера столько? -- вот что интересно. С кем они воевать собирались? А еще интереснее, кто их там встретил -- так, что они фактически сбежали, сломя голову. А адмирал попал в сумасшедший дом... А теперь смотри, каперанг, - говорит Васильев и пробивает апельсин отверткой насквозь. Брызжет желтый сок. Остро пахнет новым годом. - Все очень просто, - продолжает адмирал. - Вот южный полюс, об который обломал зубы адмирал Берд, вот северный – рядом с которым пропадают наши и американские лодки. Короче, на этой спице, протыкающей земной шар, как кусок сыра, кто-то устроился, словно у себя дома. Нечто чудовищное.

Образ земного шара, проткнутого отверткой, отнюдь не внушает Меркулову оптимизма.

- За последние шесть лет пропало без вести восемь наших лодок, одна норвежская и три американских, - говорит адмирал. Он успел навестить холодильник, поэтому дикция у него смазанная. - Все в районе севернее семидесятой широты. Полярные воды. - Васильев замолкает, потом натужно откашливается. От него несет перегаром и чем-то застарело кислым. - Недавно мы нашли и подняли со дна C-18, исчезнувшую пять лет назад. Там... тебе интересно, каперанг?

- Да, - говорит Меркулов.

Васильев, преодолевая алкоголь в крови, рассказывает каперангу, что было там. Его слушает весь центральный пост. Тишина мертвая.

Лодка сейчас на поверхности – они вернулись в ту же полынью, в которой всплывали днем раньше. Последняя проверка перед боем.

- У них лица живые, - заканчивает рассказ адмирал. Командир К-3 молчит и думает. С-18 получила повреждения, когда была на ходу в подводном положении. «Наутилус», по словам американца, заходил в атаку. Потом... что было потом?

Меркулов поворачивается к старпому.

- Ну-ка, Паша, тащи сюда американца.


17 минут до


- Уэл, - говорит американец тихо. Он сильно ослабел за последние часы.

- Хорошо, - переводит Забирка сильным красивым баритоном.

- Что ж, спасибо, лейтенант Рокуэлл. Спасибо. Все по местам! – Меркулов встает и поправляет обшлага на рукавах. В бой положено идти при параде. - Посмотрим, выдержит ли их империалистический Ктулху попадание советской ядерной торпеды.

Старпом и штурман дружно усмехаются.

- Нет, - говорит вдруг каплей Забирка. - Ничего не получится.

Сначала Меркулов думает, что это сказал американец, а Забирка просто перевел своим звучным голосом. Поэтому каперанг смотрит на Рокуэлла – но губы американца неподвижны, лицо выражает удивление. Потом командир К-3 видит, как Забирка делает шаг к матросу-охраннику, и, глядя тому в глаза, берется за ствол «калаша». Рывок. Ничего не понимающий матрос тянет автомат на себя – и получает мгновенный удар в горло. Х-харх! Матрос падает.

Забирка поворачивается, оскалив зубы.

Худой, страшный. На левом глазу – белая пленка катаракты.

В жилистых руках, торчащих из черных рукавов, автомат кажется нелепым. Дурацкий розыгрыш, думает Меркулов. Как подводник, он настолько отвык от вида ручного оружия, что даже не верит, что эта штука может убивать.

Забирка улыбается. В этой улыбке есть что-то неправильное – каперанг не может понять, что именно, но ему становится не по себе. Движется Забирка очень мягко, по звериному.

Кап-три Осташко кидается ему наперерез.

Судя по звуку – кто-то с размаху вбивает в железную бочку несколько гвоздей подряд. Оглушенный, ослепленный вспышками, Меркулов щурится.

Старпом медленно, как во сне, заваливается набок.

Все сдвигается. Кто-то куда-то бежит. Топот. Ругань, Крики. Выстрелы. Один гвоздь вбили, второй.

- Паша! – Меркулов опускается на колени перед другом. – Что же ты, Паша...

Лицо у кап-три Осташко спокойное и немного удивленное. В груди – аккуратные дырочки. На черной форме кровь не видна; только кажется, что ткань немного промокла.


13 минут до


- Водолазов ко мне! - приказывает Меркулов резко. Потом вспоминает: - Стоп, отставить.

Водолазы бесполезны. В обычной лодке их бы выпустили наверх через торпедные аппараты – но здесь, в К-3, аппараты заряжены уже на базе. Конечно, можно было бы выстрелить одну торпеду в никуда. Но не с ядерной же боеголовкой!

Гром выстрела.

Пуля с визгом рикошетит по узкой трубе, ведущей в рубку. Все, кто в центральном посту, невольно пригибаются. Затем – грохот, словно по жестяному водостоку спустили металлическую гайку.

Матрос ссыпается вниз, держа автомат одной рукой. На левой щеке у него длинная кровавая царапина.

- Засел в рубке, сука, - докладывает матрос. - И в упор, гад, садит. Не пройти, тарищ командир. С этой дурой там не развернешься. – показывает на «калаш». Потом матрос просит: – Дайте мне пистолет, тарищ комиссар, а? Я попробую его снять.

Комиссар лодки делает шаг вперед, расстегивая кобуру.

- У меня граната! – слышится голос сверху. Сильный и такой глубокий, что проходит через отсеки почти без искажений – только набирая по пути темную грохочущую мощь.

- Отставить! – приказывает Меркулов. Обводит взглядом всех, кто сейчас в центральном. Ситуация аховая. Сумасшедший Забирка (сумасшедший ли? диверсант?) держит под прицелом рубочный люк. Кто сунется, получит пулю в лоб. Скомандовать погружение, и пускай этот псих плавает в ледяной воде, думает командир К-3. Эх, было бы здорово. Но нельзя, вот в чем проблема.

Не задраив люк, погрузиться невозможно, потому что затопит центральный пост. В итоге, понимает Меркулов, мы имеем следующее: один безумец держит в заложниках атомную лодку, гордость советского Военно-морского флота, и сто человек отборного экипажа. А еще у него есть «калаш», два рожка патронов и граната, которую он может в любой момент спустить в центральный отсек. Особенно забавно это смотрится на фоне надвигающегося из подводной темноты американского Ктулху.

- Гребаный Ктулху, - произносит Меркулов вслух.

- Аварийный люк, товарищ командир! - вскакивает матрос с автоматом. Громким шепотом: - Разрешите!

Секунду капитан медлит.

- Молодец, матрос, - говорит Меркулов. - За мной!


4 минуты до


Восьмой отсек – жилой. Здесь как раз лежит на койке старшина Григорьев, когда раздаются выстрелы. Теперь матросы и старшины, собиравшиеся отдохнуть, с тревогой ждут, что будет дальше. Руки у старшины замотаны тряпками – раскаленные трубы парогенератора находились очень близко, ремонтники постоянно обжигались.

Но ничего. Лишь бы разобраться с выстрелами.

Появляется командир лодки с пятью матросами. Все с автоматами, у Меркулова в руке пистолет. За ними в отсек вваливается адмирал Васильев – с запахом перегара наперевес, мощным, как ручной гранатомет.

- Раздраивай, - приказывает Меркулов.

Аварийный люк не поддается. Несмотря на ожоги, Григорьев лезет вперед и помогает. Механизмы старшину любят – поэтому люк вздыхает, скрежещет и наконец сдается. В затхлый кондиционированный воздух отсека врывается холодная струя.

Один из матросов отстраняет Григорьева, лезет наружу, держа автомат наготове. Тут же ныряет обратно, выдыхает пар. Звучит короткая очередь – пули взвизгивают о металл корпуса.

Матросы ссыпаются вниз с руганью и грохотом.

Григорьев падает. Поворачивает голову и видит адмирала флота Васильева. У того лицо белое, как простыня.

- Я же предупреждал! – раздается знакомый голос. Звяк!

В следующее мгновение граненая металлическая шишка выпадывает из люка сверху. Стукается об пол, отскакивает со звоном; катится, подпрыгивая и виляя, и останавливается перед Григорьевым прямо на расстоянии вытянутой руки.

Еще через мгновение старшина ложится на гранату животом.


Момент 0


Один, считает старшина.

В следующее мгновение боль ломиком расхреначивает ему ребра – почему-то с левой стороны. Еще через мгновение Григорьев понимает, что его пинают подкованным флотским ботинком.

- Слезь с гранаты, придурок! – орут сверху.

Еще через мгновение семьдесят килограмм старшины оказываются в воздухе и врезаются в стену. Каждый сантиметр занят краниками и трубами, поэтому Григорьеву больно. Старшина падает вниз и кричит.

Пол снова вздрагивает. Только уже гораздо сильнее. Старшина открывает глаза – над ним склонился каперанг Меркулов с гранатой в руке. Кольцо в гранате, думает Григорьев, ах я, дурак.

Через открытый аварийный люк восьмого отсека льется дневной свет. Становится холодно.

- Ктулху фхтагн, - слышит старшина сверху. И не верит своим ушам. Ему невероятно знаком этот сильный красивый баритон – глубокий, как дно океана. Только в этом голосе сейчас звучит нечто звериное, темное. Этот голос пугает, словно говорит сама глубина.

- Пх'нглуи мглв'нафх Ктулху Р'льех вгах'нагл фхтагн. Но однажды он проснется...

Автоматная очередь. Крики.

- Ктулху зовет, - изрекает капитан-лейтенант Забирка. Его не видно, но голос разносится по всем отсекам. У Забирки автомат и гранаты, но он забыл, что нужно выдернуть кольцо. Капитан-лейтенант стремительно превращается в первобытное существо.

Адмирал Васильев встает на ноги и говорит Меркулову:

- Теперь ты понял, для чего нам ядерные торпеды?

Каперанг кивает. Потом выдергивает чеку, размахивается и кидает гранату через люк вверх, как камешек в небо.

- Ложись, - говорит командир К-3. – Три. - Меркулов падает, закрывая голову руками.

Два, считает старшина. В ту же секунду пол вздрагивает и слышен потусторонний жуткий скрежет.

Один, думает старшина.


Пять секунд после


По лодке словно долбанули погрузочным краном. От взрыва гранаты лодку прибивает к краю полыньи – скрежет становится невыносимым. Матросы зажимают уши. Каперанг вскакивает, делая знак матросам – вперед, наверх! Если этот псих еще жив – его нужно добить. Поднимает пистолет. «Черт, что тут нужно было отщелкнуть?! А, предохранитель...»

Вдруг динамик оживает:

- Товарищ командир, рубочный люк задраен!

Сперва Меркулов не понимает. Потом думает, что это хитрость. Забирка каким-то образом пробрался в центральный и захватил лодку.

- Кто говорит?

- Говорит капитан-инженер Волынцев. Повторяю: рубочный люк задраен.

- Очень хорошо, центральный, - каперанг приходит в себя. - Всем по местам! - командует Меркулов. – Срочное погружение!

Пробегает в центральный пост. Там лежат два тела в черной форме: сердце колет ледяной иглой, Паша, что же ты... А кто второй?

Посреди поста стоит «механик» Волынцев с рукой на перевязи. Лицо у него странное, на лбу – огромный синяк.

Вторым лежит Рокуэлл, лейтенант Военно-Морского флота США, с лицом, похожим на шкуру пятнистого леопарда. Глаза закрыты. На черной робе кровь не видна; только кажется, что ткань немного промокла.

- Вот ведь, американец, - рассказывает «механик». – Забрался наверх и люк закрыл. Я ему кричу: слазь, гад, куда?! Думал, убежать штатовец хочет. А он меня – ногой по морде. И лезет вверх. – Волынцев замолкает, потом говорит: - Люк закрывать полез, как оказалось. Герой, мать вашу.

Топот ног, шум циркуляционных насосов. Лодка погружается без рулей – только на балластных цистернах.

- Осмотреться в отсеках!

- И ведь закрыл, - заканчивает Волынцев тихо, словно не веря.

- Слышу, - говорит акустик. Лицо у него побелевшее, но сосредоточенное. - Цель движется. Даю пеленг...

- Боевая тревога, - приказывает Меркулов спокойно.

- Приготовиться к торпедной атаке. Второй торпедный аппарат – к бою.

Ладно, посмотрим, кто кого, думает каперанг. «Многие мили» ростом? Что же, на то мы и советские моряки...


В колхозном поселке, в большом и богатом,

Есть много хороших девча-ат,

Ты только одна-а, одна виновата,

Что я до сих пор не жена-ат.


Ты только одна-а-а, одна виновата,

Что я до сих пор не жена-ат.



(с) Шимун Врочек

Моя страница на Фантлаб


Доп.материалы к рассказу:

Высокий прыжок (рассказ, финал) Авторский рассказ, Фантастика, СССР, Подводная лодка, Арктика, 50-е, Ктулху, Длиннопост, Фотография, Видео

Первая советская атомная подводная лодка К-3 проекта 627 "Кит" на полюсе (рисунок и фото 1962 года).

Высокий прыжок (рассказ, финал) Авторский рассказ, Фантастика, СССР, Подводная лодка, Арктика, 50-е, Ктулху, Длиннопост, Фотография, Видео

Ниже. Американская подлодка SSN-571 Nautilus в порту Нью-Йорка. Первая в мире атомная подводная лодка. Максимальная скорость подводного хода - 23 узла.

Высокий прыжок (рассказ, финал) Авторский рассказ, Фантастика, СССР, Подводная лодка, Арктика, 50-е, Ктулху, Длиннопост, Фотография, Видео

В рассказе использована песня "Ты только одна виновата", муз. И.Дзержинского, слова В.Харитонова. Здесь можно прослушать ее в исполнении Ивана Алексеева:

Показать полностью 3 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: