-7

АНТИУТОПИЯ СТАБИЛЬНОСТЬ. ДЕНЬ СЕДЬМОЙ


День выдался ужасным: на работе не было людей, начальник не хотел меня отпускать в больницу, сказал сначала, что завтра пойду, так как реально завал, а разгребать это дерьмо по факту некому, и если я уеду, то всех нас точно лишат премии. Шеф боится лишения премий, он в этом году взял себе тачку в кредит. Я без задней мысли набрал докторам, сказал, что приду завтра, по причине того, что с работы не отпускают. Возмущались, сбросили трубку. Через три минуты залетает шеф, глаза бешенные, спрашивает меня: «Что с тобою? Звонил Министр по нашей области, сказал, если не приедешь, сегодня можешь завтра уже не проснуться!». Я ответил, что вроде ничего серьезного, или может они скрывают от меня, что-то.… В итоге, он дал мне свою машину со своим водителем, чтобы тот отвез меня в больничку…
Все сначала было, как и в первый раз, меня завели в кабинет Министра, но там уже сидели и ждали моего прихода несколько людей в белых халатах. Честно, подумал, что я уже завтра умру или стану дурачком и закроют меня в психушку. Прием был не то чтобы странным, он был крайне подозрительным. Меня словно допрашивали, двое людей в белых халатах явно не врачи, даже мне , человеку далекому от медицины, стало это понятно. Вопросы о том, что я помню, а что нет. Да, я сказал про бензин и цены на продукты, про прививки я молчал, они начали давить на меня. Говорили мне, что это все галлюцинации, что уже давно так в стране продают бензин, что у меня серьезные проблемы с памятью и вообще с мозгом, что я могу умереть, стать дурачком и все в этом духе. Спросили меня, пью ли я таблетки, попросили даже показать с собой ли они у меня. Я естественно ответил, что, конечно же, пью, продемонстрировал пустые отсеки в пачке, добавив при этом, что сегодня утром уже чувствую себя лучше, нет провалов в памяти или наоборот каких-то глюков. Соврал. Конечно же, если бы сказал, что не пью таблетки, что начинаю вспоминать события двухлетней давности, что возникают приступы ненависти ко всему, то меня бы заковали в смирительную рубашку в ту же минуту. Или отвели в подвал, двое в белых халатах, они из ДГБ, я просто уверен в этом. Почему мне позвонили через буквально мгновение, как я искал инфу о утином гриппе? Как говорит Компотов: « Совпадение? - Не думаю». Строго мне сказали, чтобы пил таблы и через три дня пришел, в понедельник. Приду, буду говорить, что все хорошо, только нужно понять, что они от меня хотят услышать.
К вечеру вернулся на работу, Там был шеф и Серк, тот который программист, спросил у него: почему меня вчера выбросило с сайта. Он сказал, что нужно зайти через телефон, браузер скачать другой, в общем, дал мне целую инструкцию. Очень сложно, не знаю ему зачем, я конечно подозреваю, что он дует травку, видимо с этим и связанна его конспирация в сети. Конечно же, приехав домой я первым делом, согласно инструкции зашел на поисковик и начала искать инфу о гриппе и об этих прививках. Нет никакого утиного гриппа, и никогда не было, все это придумали, чтобы затащить людей на прививки, а прививки эти не от хвори и боли, а от мыслей!!! Люди становиться после них более смеренными и некоторые моменты в происходящей жизни забывают, а некоторые просто не замечают! Нет, конечно я не верю в эту хрень написанную в инете, но все же если искать инфу как все люди а не через мутные схемы нариков, то такого близко не встретишь. Почему? Ну наверное потому, что это полная дичь, вдруг еще люди в это поверят и начнутся какие-то возмущения и т.д.
Ближе к ночи приехала Нэта, уставшая и замученная, еле выпросил ее на один разок, после сразу уснула, даже поговорить не успели с ней. Я тоже спать, уже слишком поздно, хоть завтра и выходной.

Начало вы можете найти на моей странице, подписывайтесь.

АНТИУТОПИЯ СТАБИЛЬНОСТЬ. ДЕНЬ СЕДЬМОЙ Антиутопия, Стабильность, Литература, Писатель, Книги, Чтение, Длиннопост

Дубликаты не найдены

Похожие посты
51

Книги-скандал в истории литературы (часть 2)

Продолжу тему скандальных книг в истории.


Первый пост был ЗДЕСЬ.

Книги-скандал в истории литературы (часть 2) Книги, Литература, Электронные книги, Скандал, Классика, Чтение, Подборка, Длиннопост

Декамерон

Джованни Боккаччо


Главным произведением Боккаччо, обессмертившим его имя, стал его прославленный «Декамерон» (10-дневные рассказы) — собрание 100 повестей, рассказанных обществом из 7 дам и 3 мужчин, которые во время чумы переселились в деревню и там коротали время этими рассказами.

Рассказы изложены изящным, лёгким языком, поражающим богатством слов и выражений, и дышат жизненной правдой и разнообразием. В них изображены люди всяких состояний, всякого возраста и характера, приключения самые разнообразные, начиная с самых весёлых и смешных и кончая самыми трагическими и трогательными.

Джованни Боккаччо можно по праву считать одним из основоположников современной художественной прозы всех направлений и жанров. Его знаменитый роман «Декамерон», написанный и 1353 году, стал истинной вехой на бесконечном пути человечества к самому себе.

Книги, подобные «Декамерону» Джованни Боккаччо, в мире появляются сравнительно редко. Последний раз это случилось в 1353 году. Трудно поверить, но актуальность проблем, затронутых автором, за истекший период совершенно не утратила своей значимости

Скачать


Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

Курт Воннегут


Главный герой — американский солдат Билли Пилигрим, нелепый, робкий, апатичный человек. В книге описываются его похождения на войне и бомбардировка Дрездена, которая наложила несмываемый отпечаток на психическое состояние Пилигрима, с детства не очень устойчивое. Воннегут ввёл в повесть фантастический момент, который из комичного наивного «рассказа про инопланетян» вырастает в некоторую стройную философскую систему.

Скачать


Тропик Рака

Генри Миллер


«Тропик Рака». Роман Миллера, который современники называли «непристойным» и «скандальным» — мы же, потомки, можем назвать лишь гениальным. Роман, в котором отчаянная «ненормативность» лексики — всего лишь обрамление для извечной истории «кризиса середины жизни» писателя-авангардиста, медленно шалеющего от безумия своих «времени и нравов»… История любви и ненависти, история творчества — и безумия…

Скачать


Заводной апельсин

Энтони Берджесс


Энтони Берджесса — английского прозаика, поэта, литературоведа, лингвиста и композитора — по праву называют одним из величайших интеллектуалов своего времени. «Заводной апельсин» — самое знаменитое произведение автора. Оно принесло ему мировую славу и одновременно скандальную известность отца-основателя «киберпанковской субкультуры».

Скачать

Книги-скандал в истории литературы (часть 2) Книги, Литература, Электронные книги, Скандал, Классика, Чтение, Подборка, Длиннопост

Код да Винчи

Дэн Браун


Эту книгу Ватикан резко осудил и объявил лживым антихристианским пасквилем.

Секретный код скрыт в работах Леонардо да Винчи…

Только он поможет найти христианские святыни, дававшие немыслимые власть и могущество…

Ключ к величайшей тайне, над которой человечество билось веками, может быть найден…

В романе «Код да Винчи» автор собрал весь накопленный опыт расследований и вложил его в главного героя, гарвардского профессора иконографии и истории религии по имени Роберт Лэнгдон. Завязкой нынешней истории послужил ночной звонок, оповестивший Лэнгдона об убийстве в Лувре старого хранителя музея. Возле тела убитого найдена зашифрованная записка, ключи к которой сокрыты в работах Леонардо да Винчи…

Скачать


Сатанинские стихи

Ахмед Салман Рушди


«Сатанинские стихи» — скандально известный четвёртый роман британского писателя индийского происхождения Салмана Рушди, изданный в 1988 году. Роман написан в жанре магического реализма. Основная тема романа — это эмигранты и эмиграция, невозможность ассимиляции в новой культуре, неизбежность возвращения к корням. Роман запрещен во многих странах. В 1989 году, Аятолла Хомейни приговорил Салмана Рушди к смерти за «Сатанинские стихи». Приговор остается в силе по сей день.

Скачать


Хорошо быть тихоней

Стивен Чбоски


Книга рассказывает историю жизни мальчика “Чарли”, который пишет письма своему анонимному другу. Чарли описывает жизнь тинейджера, в которой он сталкивается с издевательствами, наркотиками, сексуальными домогательствами. Из-за большого количества сцен сексуального характера, книга регулярно входит в десятку из списка книг Ассоциации Американских Библиотекарей, выдача которых запрещается.

Скачать


Американский психопат

Брет Истон Эллис


Патрик Бэйтмен – красивый, хорошо образованный, интеллигентный молодой человек. Днем он работает на Уолл-стрит, но это служит лишь довеском к его истинному призванию. То, чем он занимается вечерами и по ночам, не может присниться разнеженному обывателю и в самом страшном сне. Ему двадцать шесть лет, и он живет своей собственной Американской Мечтой…

Роман Брэта Истона Эллиса «Американский психопат», написанный от лица этого самого психопата, на три четверти состоит из сцен насилия. На сто процентов – он жесткая сатира на восьмидесятые годы.

Чудовищно жестокая, бесстыдно аморальная история серийного убийцы-яппи вызвала невероятный скандал среди читателей и в прессе, когда первый издатель книги Simon & Sсhuster отверг возможность публикации, потеряв в качестве неустойки 300,000 долларов аванса. Самые крупные книжные магазины США отказывались долгое время продавать роман.

Скачать
Книги-скандал в истории литературы (часть 2) Книги, Литература, Электронные книги, Скандал, Классика, Чтение, Подборка, Длиннопост

Моя борьба

Адольф Гитлер


Одна из самых покупаемых и уничтожаемых книг XX века. В России «Майн кампф» Гитлера входит в федеральный список экстремистских материалов.

Предоставление открытого доступа к этому тексту имеет целью не пропаганду идей национал-социализма, а предоставление возможности для изучения этого важного, с точки зрения истории и культуры, документа.

Скачать


Скотный двор

Джордж Оруэлл


Публикация откладывалась в Великобритании из-за критики коммунизма. Изъята союзниками при оккупации Германии. Была запрещена в СССР.

«Все животные равны, но некоторые животные равнее других» - это, наверное, самая знаменитая фраза из классической притчи Джорджа Оруэлла о крушении революционных надежд. Трагический смысл «Скотный двор» проступает сквозь яркий пародийный рисунок. В этой книге Оруэллу удалось выполнить две поставленные перед собой еще в 1936 году задачи: «разоблачить советский миф» и «сделать политическую прозу искусством».

Скачать


Прощай, оружие!

Эрнест Миллер Хемингуэй


Наполовину автобиографический роман о событиях Первой мировой войны в Италии был опубликован в 1929 году, сразу же вызвав разногласия: в Бостоне его изъяли из киосков за сексуальное, «вульгарное» содержание, а в Италии - за описание отступления армии в битве при Капоретто.

Скачать

Первый пост был ЗДЕСЬ.


Скачать все книги из этого поста разом можно ЗДЕСЬ.


На этом пока всё! Спасибо, что читаете книги!


Подборку составил админ Экслибриса

Показать полностью 2
444

Книги-скандал в истории литературы (часть 1)

Уже хочется отвлечься от вирусов и почитать разное.

Книги в этой подборке в свое время были запрещены, наделав много шума. Их запрещали, изымали из библиотек, ругали... А их авторам угрожали расправой, судами и тюрьмой.


Самые скандальные книги в истории.

Книги-скандал в истории литературы (часть 1) Книги, Литература, Электронные книги, Скандал, Классика, Чтение, Подборка, Длиннопост

«Доктор Живаго» 

Борис Пастернак


Эта эпическая любовная история военных лет, происшедшая во время Русской революции была запрещена в Советском Союзе до 1988 года за имплицитную критику партии большевиков. Когда Пастернаку вручили Нобелевскую премию в области литературы, возмущение его соотечественников было таким огромным, что он отказался от предоставленной чести. Роман, увидевший свет в 1957 году, на родине Пастернака был опубликован лишь спустя 31 год.

Скачать


Над пропастью во ржи

Джером Дейвид Сэлинджер


Снискавшая славу одной из самых запрещаемых, цензурированных и оспариваемых книг с момента своего издания в 1951 году «Над пропастью во ржи» повествует историю подростка-антигероя Холдена Колфилда, который отправился в путешествие по Америке, чтобы узнать себя. Книга вызывала критику в 60-70-ых годах из-за «неумеренности вульгарного языка, сексуальных сцен и вещей, касающихся моральных вопросов».

Скачать


Красное и черное

Стендаль


Заурядный случай из уголовной хроники, лежащий в основе романа, стал под рукой тонкого психолога и блестящего стилиста Стендаля человеческой драмой высочайшего накала и одновременно социальным исследованием общества. Жюльен Сорель — честолюбивый и способный молодой человек — пережил и романтическую влюбленность, и бурную страсть, которой не смог противостоять и за которую расплатился жизнью.

Скачать

О дивный новый мир

Олдос Хаксли


На страницах романа описывается мир далёкого будущего (действие происходит в Лондоне), в котором люди выращиваются на специальных заводах-эмбрионариумах и заранее(воздействием на эмбрион на различных стадиях развития) поделены на пять различных по умственным и физическим способностям каст, которые выполняют разную работу.От «альф» — крепких и красивых работников умственного труда до «эпсилонов» — полукретинов, которым доступна только самая простая физическая работа. В зависимостиот касты младенцы воспитываются по-разному. Так, с помощью гипнопедии, у каждой касты воспитывается пиетет перед более высокой кастой и презрение к кастам низшим. Костюмы у каждой касты определённого цвета. Например, альфы ходят в сером, гаммы — в зелёном, дельты — в хаки, эпсилоны — в чёрном.

В этом обществе нет места чувствам, и считается неприличным не иметь регулярных половых контактов с разными партнёрами (основной лозунг «каждый принадлежит всем остальным»), однако беременность считается страшнейшим позором. Люди в этом «Мировом Государстве» не стареют, хотя средняя продолжительность жизни — 60 лет. Регулярно, чтобы всегда иметь хорошее настроение, они употребляют наркотик «сому», у которого нет негативных действий («сомы грамм — и нету драм»). Богом же в этом мире является Генри Форд, его так и называют — «Господь наш Форд», а летоисчисление идёт от создания автомобиля «Форд T», то есть с 1908 года н. э. (в романе действие происходит в 632 году «эры стабильности», то есть в 2540 году н. э.).

Писатель показывает жизнь людей в этом мире. Главные герои — люди, которые не могут вписаться в общество — Бернард Маркс (представитель высшего класса, альфа-плюсовик), его друг успешный инакомыслящий Гельмгольц и дикарь Джон из индейской резервации, которые всю жизнь мечтал попасть в прекрасный мир, где все счастливы.

Скачать


Превращение

Франц Кафка


Эта краткая новелла рассказывает о простом коммивояжере Грегоре Замза, который финансово обеспечивал своих родителей и сестру. Однажды утром Замза обнаружил, что превратился в огромного жука. Семья заперла его в комнате, только сестра приносит ему еду.

Лишившись дохода, родственники вынуждены начать экономить. Сам же Грегор чувствует угрызения совести. Со временем в дом селятся квартиранты, а к бывшему кормильцу родные теряют интерес. В итоге бывший любимец семьи умер, а завершает рассказ описание жизнерадостной прогулки семьи, забывшей Грегора.

Работы Кафки были под запретом, как у нацистов, так и у советского режима. Даже в родной Чехословакии его не печатали. Дело в том, что автор творил исключительно на немецком, отказываясь использовать родной язык....

Скачать


Убить пересмешника

Харпер Ли


Роман «Убить пересмешника...», впервые опубликованный в 1960 году, имел оглушительный успех и сразу же стал бестселлером. Это и неудивительно: Харпер Ли (1926–1975), усвоив уроки Марка Твена, нашла свой собственный стиль повествования, который позволил ей показать мир взрослых глазами ребёнка, не упрощая и не обедняя его. Роман был удостоен одной из самых престижных премий США по литературе — Пулитцеровской, печатался многомиллионными тиражами. Его перевели на десятки языков мира и продолжают переиздавать по сей день.

«Убить пересмешника...» — это роман о нравах. Действие его точно локализовано во времени и в пространстве: провинциальный городок в Алабаме — Мейкомба — в середине 1930-х гг., то есть в пору тяжёлой экономической депрессии. Здесь показаны основные социальные группировки-богатые землевладельцы, негры, работающие на них потомки плантаторов, преуспевающие или бедствующие, но сохраняющие «благородные понятия», манеры и претензии, бедняки, именуемые в просторечии «белой швалью». В тексте романа фигурируют непременные деятели провинциальной Америки — судья, шериф, учитель, доктор, адвокат. Они олицетворяют власть, духовную и светскую, закон и дух стабильности, хотя и подвержены традиционным предрассудкам, социальным и расовым предубеждениям, подобно всем прочим обитателям Мейкомба.

Скачать
Книги-скандал в истории литературы (часть 1) Книги, Литература, Электронные книги, Скандал, Классика, Чтение, Подборка, Длиннопост

Повелитель мух

Уильям Голдинг


Роман-антиутопия, повествующий о группе детей, оказавшихся на необитаемом острове после авиакатастрофы. Автор раскрывает схему социального взаимодействия людей, у которых еще не сформировались понятия о добре- зле, справедливости и пр. Порою эта незрелость приводит к неоправданной жестокости. При этом, все действие пронизано глубоким символизмом (жертвоприношение, своя "Религия" и т.д.) За этот роман Голдинг был удостоен Нобелевской премии по литературе.

Скачать


Гроздья гнева

Джон Эрнст Стейнбек


Написанная на основе непосредственных личных впечатлений книга Стейнбека явилась откликом на резкое обострение социально-экономической ситуации в США в конце 30-х годов. Летом 1937 года многие центральные штаты к западу от среднего течения Миссисипи были поражены сильной засухой, сопровождавшейся выветриванием почвы, «пыльными бурями». Тысячи разорившихся фермеров и арендаторов покидали родные места. Так возникла огромная волна переселенцев, мигрирующих сельскохозяйственных рабочих, искавших пристанища и заработка в долинах «золотого штата» Калифорнии. Запечатлев события и социальный смысл этого «переселения народов», роман «Гроздья гнева» в кратчайшее время приобрел общенациональную славу как символ антикапиталистического протеста, которым была проникнута общественная атмосфера Соединенных Штатов в незабываемую пору «красного десятилетия».


«В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева – тяжелые гроздья, и дозревать им теперь уже недолго…» Культовый роман Джона Стейнбека «Гроздья гнева» впервые был опубликован в Америке в 1939 году, получил Пулицеровскую премию, а сам автор позднее был награжден Нобелевской премией по литературе. На сегодняшний день «Гроздья гнева» входят во многие учебные программы школ и колледжей США.

Во время Великой депрессии семья разоренных фермеров вынуждена покинуть свой дом в Оклахоме. По знаменитой «Road 66» через всю Америку, как и миллионы других безработных, они едут, идут и даже ползут на запад, в вожделенную Калифорнию. Но что их там ждет? И есть ли хоть какая-то надежда на светлое будущее?

Скачать


Госпожа Бовари

Гюстав Флобер


Гюстав Флобер (1821 - 1880) - французский писатель, получивший известность после судебного процесса, на котором роман "Госпожа Бовари" обвинялся в "оскорблении нравственности". Позже роман был признан едва ли не самым совершенным творением во всей французской прозе. Главной темой Госпожи Бовари стал извечный конфликт между жизнью придуманной и подлинной. Героиня романа - Эмма Бовари - страстная натура и ради любви пожертвовала всем: репутацией, состоянием, счастьем ребенка.

Роман печатался в парижском литературном журнале «La Revue de Paris» с 1 октября по 15 декабря 1856 года. После опубликования романа автор был обвинён в оскорблении морали и вместе с редактором журнала привлечён к суду в январе 1857 года. Скандальная известность произведения сделала его популярным, а оправдательный приговор от 7 февраля 1857 года сделал возможным последовавшее в том же году опубликование романа отдельной книгой. В настоящее время он считается не только одним из ключевых произведений реализма, но и одним из произведений, оказавшим наибольшее влияние на литературу вообще.

Скачать


Улисс

Джеймс Джойс


Великий ирландский писатель Джеймс Джойс (1882 – 1941) стоит у истоков всей модернистской и постмодернистской литературы. Громкое имя и общемировую славу ему снискал «Улисс» – уникальный текст, «роман №1» XX века. Предельно просты и его герой исюжет – один день из жизни дублинского обывателя; но в нехитрую оболочку вмещен весь космос литературы – фейерверк всех стилей и техник письма, виртуознейший язык, переклички с мириадами великих и безвестных текстов, вторжения древних мифов и творение новых, ирония и скандал, издевательство и игра – и встающий из всего этого новый взгляд на искусство, человека и мир. С момента выхода в свет и по сей день «Улисс» остается вызовом Писателя Читателю.

Скачать


Лолита

Владимир Владимирович Набоков


Это — «Лолита».

Самая скандальная «история любви» XX столетия.

Самое, возможно, совершенное произведение Владимира Набокова.

Книга, в невероятной своей силе и необыкновенном своём изяществе взлетевшая над условностью морали и законами времени.

«Ибо крепка, как смерть, любовь… и стрелы её — стрелы огненные».

Изначально роман был написан на английском языке. Русский авторский перевод появился три года спустя.

Скачать

Книги-скандал в истории литературы (часть 1) Книги, Литература, Электронные книги, Скандал, Классика, Чтение, Подборка, Длиннопост

Скачать все книги разом можно ЗДЕСЬ.


На этом пока всё! Спасибо, что читаете книги!


Подборку составил админ Экслибриса

Показать полностью 2
56

Привет, книжкины дети!

Решила тут немного в мемуары... Котов и лампы добавлять по вкусу!


У меня очень мало детских воспоминаний, не знаю уж почему. Почти все, что я знаю про себя маленькую это либо рассказы родни (почти все стыдные, даже не просите рассказывать), либо размытые сюжеты, которые держишь в памяти, но словами описать не можешь. Но это из моих собственных, а поэтому особенно ценных, воспоминаний.


Я отчетливо помню как мама, воспитатель по профессии, учила меня читать. И свою первую выстраданную и выплаканную книгу тоже никогда не забуду уж точно. Это была "Живая шляпа" Бориса Житкова.


Лето. Мне 5 лет. Мы с мамой сидим на тахте в нашей старой квартире, открыт балкон и слышно, как за домом в нашем любимом месте играют мои подружки. Я в заложниках маминых рук и ненавистной книги.

Очень обидно было терпеть такие мучения, тем более, что я считала себя опытным "читателем" книжек с картинками. Тогда мне было сложно вообразить, что в книге могут быть одни только буквы. Вообще. И даже на обложке. В общем, я ревела и держала оборону - моя история взаимоотношений кота и шляпы казалась мне куда более продуманной.

Мама у меня тоже кремень: таких малявок, как я, у неё по 20 на завтрак. И, к тому же, не дело это, если единственная дочь, идя в подготовительный класс, не читает 200 слов в минуту. Типичный #яжвоспитатель!


Для меня пятилетней книга была бесконечной и внушающей хтонический ужас. На деле мучались мы часа три, наверно. В итоге я поняла и смирилась с двумя основополагающими вещами: мать всегда добьётся того, чего мне надо, (как ни парадоксально) и то, что читать приятней, чем не читать (не читаешь — не идёшь играть в дом на дереве).

Не буду детально описывать свои мучения, потому что это было что-то типа: "ааааааыыыыыШляаааапааа уууууууыыыпала ыыыыыы с каааааааамоооодаааааа" — конец цитаты.

В общем, дочитала я этого несчастного Житкова и тут Остапа понесло, как говорится... Теперь вот остановиться не могу, даже работаю в книжном!


Зато, когда в подростковом возрасте меня захлестнула волна чтения и мама ночью находила меня в самых неожиданных местах нашей квартиры с фонариком и книжкой, я могла безаппелляционно парировать: я не хотела учиться читать, это ты меня заставила!


Первый пост на Пикабу, не судите строго!

Привет, книжкины дети! Детство, Книги, Чтение, Длиннопост
Показать полностью 1
82

Книги о выживании в диких условиях (часть 2)

Ранее уже была подборка книг про выживание, дополним её?

Книги о выживании в диких условиях (часть 2) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Подборка, Выживание, Экстремальные ситуации, Длиннопост

В диких условиях

Джон Кракауэр


После окончания Университета Эмори один из его лучших студентов и спортсменов Кристофер МакКэндлесс оставил все свое имущество, отдал накопленные за время учебы 24 тысячи долларов в благотворительный фонд, и отправился автостопом на Аляску, чтобы окунуться в дикую природу. Четыре месяца спустя он был найден мертвым. Его дневник, письма и две записки, найденные в разбитом им лагере, затерянном в глуши, рассказывают о его отчаянных усилиях, направленных на то, чтобы выжить в борьбе с болезнью и медленным истощением. Они также проливают свет на мировоззрение молодого человека, выросшего в благополучном Аннандейле, штат Виргиния, который сознательно принял толстовское отречение от богатства и призыв к возвращению к природе. Кракауэр, постоянный автор статей в журналах «Outside» и «Men's Journal», проливает свет на напряженные отношения МакКэндлесса с его отцом, Уолтом, выдающимся инженером аэрокосмической отрасли. Кракауэр также проводит параллели со своей собственной безрассудной молодостью, вспоминая 1977 год, когда он поднялся на Палец Дьявола, гору на границе Аляски и Британской Колумбии, видя в этом символический бунт против отцовского деспотизма. По мере повествования, Кракауэр пытается найти окутанную тайной причину смерти МакКэндлесса, разгадку которой он видит в череде логических ошибок и случайном отравлении токсичными семенами.

Скачать


Семьдесят два градуса ниже нуля (Рекомендовано @napumem)

Владимир Маркович Санин


Владимир Санин — автор известных книг о советских полярниках «У Земли на макушке», «Новичок в Антарктиде» — больше десяти лет верен полярной теме. Действие произведений основано на подлинных драматических событиях, имевших место в Антарктиде, Арктике, на дрейфующей станции «Северный полюс». Автор жил бок о бок со своими героями, и это позволило ему воссоздать яркие картины их повседневной жизни, нарисовать выразительные портреты мужественных полярников, неустрашимых землепроходцев Антарктиды.

Скачать


Один (Рекомендовано @Fantagiro)

Николай Андреевич Внуков


Повесть о мальчике, волею случая оказавшемся на маленьком необитаемом островке в Тихом океане. В ожидании спасателей герой повести переживает ряд приключений, проявляя незаурядное мужество и находчивость.

Скачать
Книги о выживании в диких условиях (часть 2) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Подборка, Выживание, Экстремальные ситуации, Длиннопост

Джунгли. В природе есть только один закон – выживание

Йоси Гинсберг


Йоси было всего 22, когда он вместе со своими друзьями решил исследовать боливийские джунгли. Его манили легенды о диких племенах и бурной Амазонке. Но то, что должно было стать интересным приключением, становится борьбой за выживание. В середине пути группа распадается, и после крушения плота на Амазонке Йоси остается один. Джунгли ставят перед ним выбор: живи или умри.

Скачать


Один в океане. История побега

Слава Курилов


Эту историю часто называют одним из самых ярких и опасных приключений ХХ века. Слава Курилов, профессиональный океанограф, хотел увидеть весь мир, а родная страна не пускала его дальше своих границ. Тогда он посреди океана спрыгнул с борта круизного лайнера. Он выплыл. «В каком-то смысле он воплощал в себе одновременно и гумилевского читателя, и его же героя, бросающего вызов судьбе… Русской интеллигенции не след забывать своих героев: их не так много. Тот, кто прочтет эту книгу, никогда не забудет страниц, в которых Слава Курилов, покрывшийся за три дня и три ночи одинокого плавания светящимися микроорганизмами, скользит в тихоокеанской ночи, каждым своим движением поднимая ворохи огня; вот он, образ вечного мятежника» (Василий Аксенов).

Скачать


Самый большой дурак под солнцем. 4646 километров пешком домой

Кристоф Рехаге


25-летний немец Кристоф Рехаге учился в Пекине и мечтал о приключениях. В тот день, когда он осознал, что жизнь идет не так, как ему хотелось бы, он отправился в путь. Его целью было дойти из Пекина в родной город в Германии – за два года, пешком. По дороге он встретил настоящих друзей, своего Учителя и любимую, стер несколько пар ботинок, преодолел пустыню Гоби и суровые горные перевалы.

Скачать

Книги о выживании в диких условиях (часть 2) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Подборка, Выживание, Экстремальные ситуации, Длиннопост

За бортом по своей воле (рекомендовано @zuberst)

Ален Бомбар


Рассказ о необычайных путешествиях, предпринятых молодым французским врачом Аленом Бомбаром в 1952 г. с целью доказать, что люди, потерпевшие кораблекрушение, могут прожить длительное время в море без запасов пищи и воды, питаясь только тем, что они могут добыть в море. А. Бомбар один пересек в маленькой резиновой лодке Атлантический океан за 65 дней. Все это время он питался исключительно сырой рыбой, которую он ловил, а пил только дождевую и морскую воду или сок, выдавленный им из рыб. Путешествие А. Бомбара не имеет себе равных в истории мореплавания.

Скачать


Экспедиция “Тигрис” (рекомендовано @zuberst)

Тур Хейердал


Книга известного норвежского путешественника и ученого, борца за сохранение природы, смелого экспериментатора, автора нескольких книг о путешествиях на различные континенты земного шара рассказывает о широко известном путешествии интернационального экипажа на лодке "Тигрис".

Скачать


Шлюпка

Шарлотта Роган


Лето 1914 года. Европа на грани войны, но будущее двадцатидвухлетней Грейс Винтер наконец кажется безоблачным: на комфортабельном лайнере она и ее новоиспеченный муж возвращаются из Лондона в Нью-Йорк, где Грейс надеется снискать расположение его матери. Но посреди Атлантики на «Императрице Александре» происходит загадочный взрыв; судно начинает тонуть, и муж успевает пристроить Грейс в переполненную спасательную шлюпку. За те три недели, что шлюпку носит по волнам, Грейс открывает в себе такие бездны, о которых прежде и не догадывалась. Не всем суждено выжить в этом испытании, но по возвращении в Нью-Йорк Грейс ждет испытание едва ли не более суровое: судебный процесс.

Что же на самом деле произошло в спасательной шлюпке?

Какую тайну скрывала «Императрица Александра»?

На что ты готова, чтобы выжить?

Скачать



Перевал Дятлова, или Тайна девяти

Анна Александровна Матвеева


Анна Матвеева стала первой, кто написал о таинственном происшествии, случившемся в хмурых, полных мистики горах Северного Урала. Зимой 1959 года группа студентов отправилась в поход и… пропала. Их искали долго, а когда нашли погибшими у Горы Мертвецов, загадок только прибавилось. Версий возникло множество, вплоть до мести древних богов, но что на самом деле произошло в ту ночь на Перевале Дятлова – неизвестно до сих пор.

Скачать


Скачать все книги разом можно ЗДЕСЬ.



Хочу выразить благодарность всем тем пикабушникам, кто помогает мне в составлении подборок. Вы лучшие!


На этом пока всё! Спасибо, что читаете книги!

Подборку составил админ Экслибриса.

Книги о выживании в диких условиях (часть 2) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Подборка, Выживание, Экстремальные ситуации, Длиннопост
Показать полностью 3
87

Книги о выживании в экстремальных условиях (часть 1)

Расширим тематику книг.Теперь хочется про выживание в целом, а не просто про вирусняк.


Ранее я публиковала:

Первый пост книг про эпидемии находится здесь.

Второй пост книг про эпидемии находится здесь.

Третий пост книг про эпидемии находится  здесь.

Книги о выживании в экстремальных условиях (часть 1) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Подборка, Выживание, Экстремальные ситуации, Длиннопост

Робинзон Крузо

Даниэль Дефо


История жизни Робинзона на необитаемом острове – повествование о мужественном и находчивом человеке, который сумел выжить и не одичать благодаря своему сильному духу и трудолюбию.

Скачать


Таинственный остров

Жюль Верн


Роман, воплощающий мечты Жюля Верна об обществе, освобождённом от любых форм насилия, от эксплуатации. Книга полна веры в творческие возможности человека, в силу коллективного труда, во всепобеждающую науку.

Скачать


Морской волк

Джек Лондон


Писатель Хэмфри Ван-Вейден едва не тонет у берегов Калифорнии, но его спасают, и он попадает на зверобойную шхуну "Призрак". Капитан шхуны Волк Ларсен, наделенный недюжинным умом, силой и хваткой, признает только жестокий закон выживания сильнейшего. Став рабом своего спасителя, Хэмфри выполняет самую черную работу на судне. Пройти тяжелые испытания, выпавшие на его долю, ему помогает красавица Мод Брустер, жертва кораблекрушения, также спасенная Волком Ларсеном.

Скачать


Наследник из Калькутты

Роберт Александрович Штильмарк


Действие знаменитого романа Р. А. Штильмарка разворачивается в конце XVIII века. Читателя ждет увлекательная история о противоборстве благородного разбойника Бернардито, прошедшего многие испытания и спасающего других из беды, и злодея Грелли, продавшего душу дьяволу, совершившего предательство, умершего и возвратившегося в этот мир под другим именем, чтобы творить зло.

Скачать

Книги о выживании в экстремальных условиях (часть 1) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Подборка, Выживание, Экстремальные ситуации, Длиннопост

Смирительная рубашка

(= Межзвездный скиталец)

Джек Лондон


"Смирительная рубашка", малоизвестное нашему читателю произведение Джека Лондона, является жемчужиной его творческого наследия.

Даррел Стэндинг, профессор агрономии, в порыве ревности убивает коллегу. Ему, кабинетному ученому, предстоит пройти через все ужасы калифорнийской тюрьмы. Но дух человека выше его плоти, и Стэндинг покинул свое тело, затянутое в "смирительную рубашку", и стал межзведным скитальцем. Он вспомнил все свои предыдущие воплощения, каждое из которых - это увлекательный, захватывающий роман…

Скачать


Белый Ягуар

Аркадий Фидлер


В трилогии («Остров Робинзона», «Ориноко», «Белый Ягуар») польского писателя и путешественника Аркадия Фидлера рассказывается о судьбе потомка польских переселенцев, который, спасаясь от гнева английских лордов, бежит из Северной Америки и попадает на необитаемый остров Карибского моря, а затем в племя южноамериканских индейцев-араваков и возглавляет их борьбу против испанских, английских и голландских завоевателей. Автор остро разоблачает их «цивилизаторскую» миссию. Время действия трилогии — начало XVIII столетия. Издание рассчитано на массового читателя.

Скачать


Остров накануне

Умберто Эко


В обманчиво простом повествовании о драматической судьбе молодого человека XVII столетия, о его скитаниях в Италии, Франции и Южных морях, внимательный читатель обнаружит и традиционную для Эко бесконечную гирлянду цитат, и новое обращение автора к вопросам, которые никогда не перестанут волновать человечество, – что есть Жизнь, что есть Смерть, что есть Любовь.

Скачать

Книги о выживании в экстремальных условиях (часть 1) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Подборка, Выживание, Экстремальные ситуации, Длиннопост

«Жизнь Пи»

Янн Мартел


«Жизнь Пи» произвела настоящий культурный взрыв в мировой интеллектуальной среде. Фантастическое путешествие юноши и бенгальского тигра, описанное в романе, перекликается с повестью «Старик и море», с магическим реализмом Маркеса и с абсурдностью Беккета. Книга стала не только бестселлером, но и символом литературы нового века, флагом новой культуры.

Скачать


«Уолден, или Жизнь в лесу»

Генри Дэвид Торо


«Уолден, или Жизнь в лесу» Генри Торо принадлежит к ярким и памятным произведениям американской классической литературы.

И своеобразная личность автора, и страницы его знаменитой книги освещены антикапиталистическими и романтико-утопическими идеями, которые получили значительное распространение в США в 30-40-х годах XIX века.

Скачать


Марсианин

Энди Уир


Я очень гордился тем, что попал в команду для полета на Марс – кто бы отказался прогуляться по чужой планете!

Но… меня забыли. Бросили, раненого и растерянного, и корабль улетел.

В лучшем случае я смогу протянуть в спасательном модуле 400 суток. Что же делать – разыскать в безбрежных красных песках поврежденную бурей антенну, попытаться починить ее, чтобы связаться с базовым кораблем и напомнить о своем существовании? Или дожидаться прибытия следующей экспедиции, которая прилетит только через ЧЕТЫРЕ ГОДА?

Где брать еду? Воду? Воздух?

Как не сойти с ума от одиночества?

Робинзону было легче… у него хотя бы был Пятница.

Скачать



На этом пока всё! Спасибо, что читаете книги!


Подборку составил админ Экслибриса

Показать полностью 2
58

Книги про эпидемии (часть3)

На злобу дня, литература об эпидемиях и пандемиях. Основном, это будет о вирусах, заболеваниях, массовой панике, где отображены выживание и, как следствие, цветущий постаппокалипсис.

Книги про эпидемии (часть3) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Коронавирус, Подборка, Пандемия, Длиннопост

Корм

Мира Грант


Год 2014-й…

Рак побежден. Даже с обыкновенным, но таким коварным гриппом удалось справиться. Но природа не терпит пустоты. И на смену гриппу пришло нечто гораздо более ужасное. Новая инфекция распространялась как лесной пожар, пожирая тела и души людей…

Миновало двадцать лет с тех пор, как зловещая пандемия была остановлена. Новую эпоху назвали эпохой Пробуждения. Болезнь отступила, но не на все вопросы получены ответы. Популярные блогеры Джорджия и Шон Мейсон идут по следам пандемии, все глубже проникая в чудовищный заговор, который стоял за распространением смертоносной инфекции.

Скачать


Я — легенда

Ричард Мэтисон


«Я — легенда» — это история последнего человека в мире, где люди превратились в вампиров и ночами, словно зомби, блуждают в поисках пищи, изредка пожирая друг друга. Роберт Нэвилль, живущий лишь надеждой и воспоминаниями, пытается понять природу вампиризма и отыскать способ вылечить своих вчерашних соседей.

Роман трижды экранизирован.

Скачать


Эпоха мёртвых. Начало (рекомендовано  @12martyn86 )

Андрей Круз


Любопытство и безответственность учёных, злая воля «сильных мира сего», неспособность властей отразить новую, невиданную раньше угрозу — всё это привело к коллапсу власти и общества и гибели мира в том виде, в каком мы его знали. И лишь те, кто нашёл в себе силы драться за себя и за других, выживают среди хаоса и кошмара, которые принесла с собой пришедшая в наш мир Смерть.

Скачать
Книги про эпидемии (часть3) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Коронавирус, Подборка, Пандемия, Длиннопост

Мутант-59 (рекомендовано  @MedvediKz )

Кит Педлер, Джерри Дэвис


Авторы романа - ученый и журналист. Их содружество не случайно: в произведении речь идет о современной экологии и биохимии, микробиологии и теории полимеров. Главная тема романа - ответственность ученых перед человечеством. Авторы гневно разоблачают дельцов от науки, в погоне за прибылью едва не поставивших мир на грань катастрофы. Написанный в остросюжетной манере, роман порадует всех любителей научной фантастики.

Скачать


Пожарный

Джо Хилл


Никто не знает, где и когда это началось. Новая эпидемия распространяется по стране, как лесной пожар. Это «Драконья чешуя» – чрезвычайно заразный грибок вызывает прекрасные черно-золотые пятна на теле, похожие на тату, а потом сжигает носителя во вспышке спонтанного возгорания. Миллионы инфицированы, а вакцины нет. Безопасности нет. Команды добровольцев убивают и сжигают разносчиков спор.

Но есть загадочный Пожарный, его кожа покрыта «чешуей», он контролирует горение своего тела и использует это для защиты других больных. В эти отчаянные времена медсестра Харпер Грейсон должна раскрыть тайны Пожарного, прежде чем обратится в пепел.

Скачать


Мировая война Z

Макс Брукс


Нападение живых мертвецов — не шутка и не сказка. Зомби в одночасье стали реальностью — и реальность эта грозит гибелью всему человечеству. Гниющие, полуразложившиеся, они практически неуязвимы — зато мельчайшее ранение, нанесенное ими живому человеку, грозит превратить его в зомби. Армия живых мертвецов захватывает страну за страной, континент за континентом. Гибнут, пытаясь предотвратить грядущий Апокалипсис, тысячи военных России, десятки и сотни партизан Европы, Азии и США. Земля — на краю катастрофы. И совершенно неизвестно, как бороться с противником, который уже мертв…

Скачать

Штамм. Начало

Гильермо Дель Торо, Чак Хоган


…В аэропорту Нью-Йорка совершает посадку трансатлантический лайнер. Все пассажиры мертвы, и единственное, что царит на борту, — это Тьма. В дальнейшем пассажиры оживают, только это уже не люди, а исчадия ада, беспощадные зомби — жуткий кровожадный и кровососущий вирус в человеческом обличье, уничтожающий все живое…

Борьба со Злом будет страшной и непримиримой, книга полна откровенного ужаса, и в то же время это очень человеческая история, рисующая отважных и сопротивляющихся людей в самой отчаянной ситуации — перед лицом всепланетной гибели.

Скачать
Книги про эпидемии (часть3) Книги, Литература, Электронные книги, Постапокалипсис, Коронавирус, Подборка, Пандемия, Длиннопост

Генезис-2075

Бернард Беккетт


Чума уничтожила практически все население Земли, лишь граждане Островной Республики сумели выжить, изолировав себя от окружающего мира. До смерти напуганные, они сбивают приближающиеся самолеты, топят корабли, расстреливают любого, кто осмелится приблизиться к острову. А потом юноша по имени Адам Форд спасает полумертвую беженку, приплывшую на лодке…

Адам Форд давно мертв. Теперь Анаксимандр предстает перед Экзаменаторами, демонстрируя им инсталляцию тех далеких времен. Ее цель: попасть в престижную Академию. Ее тема: деяния Адама и его бунт против Республики. Она чувствует странную близость, незримую связь с Адамом, но еще не представляет всей опасности своего положения.

Скачать


Молоко, сульфат и Алби-Голодовка

Мартин Скотт


Над Брикстоном солнце. Профессор, притворяясь дорожным рабочим, сверлит мостовую в поисках волшебной короны, утерянной во времена Этельреда Нерешительного. Два бывших приятеля готовятся к матчу в галерее игровых автоматов: один тренируется, другой медитирует. На дне Северного моря ныряльщики устроили сидячую забастовку. По Брикстону разъезжает зловещий китаец – он ищет человека по имени Алби-Голодовка. По Брикстону бродит девушка – она наемная убийца, ей поручили убрать Алби-Голодовку. Алби-Голодовка сидит дома, листает комиксы, беседует с хомяком, поминутно смотрится в зеркало и вздрагивает от каждого стука в дверь. Он понятия не имел, во что вляпался, открыв метод лечения аллергии на молоко.

Роман Мартина Миллара «Молоко, сульфат и Алби-Голодовка» – впервые на русском языке. Вы и представить себе не могли, что бывает такая Англия.

Скачать


Чужая птица

Анна Янсон


Когда на голубятню Рубена Нильсона прилетел незнакомый голубь, никто еще не мог знать, что птица эта — роковая. Зараженная птичьим гриппом, она становится причиной страшной эпидемии, которая поразила весь Готланд. Местные власти застигнуты врасплох, не хватает ни лекарств, ни вакцины, больные гибнут один за другим. Среди охватившей остров паники ничего не стоило проглядеть странную смерть медсестры крупного медицинского центра и таинственное исчезновение местного репортера. Но инспектор полиции Мария Верн и ее коллеги не оставляют усилий и в конце концов не только выявляют убийц, но и разоблачают куда более масштабный преступный проект.

Скачать


Первый пост книг про эпидемии находится здесь.

Второй пост книг про эпидемии находится здесь.

Скачать все книги из этого пост сразу можно по ссылке.


Приятного прочтения!


Подборку составил админ Экслибриса

Показать полностью 2
725

День рождения К.Чуковского

День рождения К.Чуковского Писатель, Длиннопост, Текст, Книги, Корней Чуковский

31 марта 1882 года родился Корней Чуковский, детский поэт, писатель, литературовед.

 

Личное дело

Николай Васильевич Корнейчуков (1882 – 1969), ставший известным как Корней Чуковский, родился в Санкт-Петербурге. У его матери, крестьянки Екатерины Осиповны Корнейчуковой, работавшей горничной, была также дочь Мария. Отец вскоре после рождения сына оставил семью. По документам мальчик числился незаконнорожденным. «Мы не такие люди, мы хуже, мы самые низкие – и когда дети говорили о своих отцах, дедах, бабках, я только мялся, краснел, лгал и путал. Эта тогдашняя ложь, эта путаница – и есть источник моих фальшей и лжей дальнейшего периода» – писал Корней Иванович впоследствии. Корнейчуковы переехали в Одессу, где Коля стал гимназистом. Однако из пятого класса гимназии он был отчислен, неофициальной причиной отчисления было низкое происхождение (незадолго до этого появился печально знаменитый циркуляр «о кухаркиных детях»). О своей гимназической жизни он потом рассказал в повести «Серебряный герб».

Оказавшись на улице, Чуковский перепробовал много разных профессий, вплоть до маляра. Однако одновременно он упорно занимался самообразованием, изучал английский язык. Наконец, в 1901 году он становится сотрудником газеты «Одесские новости», пишет о выставках картин, новых книгах, иногда публикует и собственные стихи. Женится и вскоре после свадьбы отправляется с женой в Лондон, куда газета командировала его в качестве корреспондента. «Корреспондентом я оказался из рук вон плохим, - вспоминал Корней Иванович, - вместо того чтобы посещать заседания парламента и слушать там речи о высокой политике, я целые дни проводил в библиотеке Британского музея, читал Карлейля, Маколея, Хэзлитта, де-Куинси, Мэтью Арнолда. Очень увлекался Робертом Браунингом, Россетти и Суинберном». Полтора года лондонской жизни дали ему блестящую возможность углубить свое самостоятельное образование.

Редакция газеты была недовольна. Наконец она перестала публиковать лондонские очерки Чуковского, далекие от злободневных новостей. Но они заинтересовали Валерия Брюсова, который пригласил молодого журналиста в свой журнал «Весы». Вернувшись в Россию в 1905 году, Чуковский увидел в Одессе восстание моряков броненосца «Потемкин-Таврический», даже побывал на корабле и познакомился со многими участниками восстания. Приехав в Петербург, он начал издавать сатирический еженедельник «Сигнал». Из четырех вышедших номеров два конфисковали, а журнал закрыли «за поношения существующего порядка». Чуковский оказался под следствием, провел четыре месяца в тюрьме, но благодаря заступничеству петербургских литераторов и усилиям адвоката был оправдан. В тюрьме он занимался стихотворными переводами, в частности стихов Уолта Уитмена. В 1907 году эти переводы  вышли отдельной книгой.

Чуковский продолжил сотрудничать в различных петербургских изданиях: «Нива», «Русская мысль», «Речь» и постепенно стал одним из ведущих литературных критиков. Его статьи стали выходить отдельными книгами: «От Чехова до наших дней», «Лица и маски», «Книга о современных писателях», «Футуристы», «Книга об Александре Блоке», «Две души М. Горького» и многие другие. Чуковский анализировал не только ведущих писателей, но и одним из первых отечественных критиков исследовал и так называемую «массовую литературу», в частности посвятил одну из работ детективам о Нате Пинкертоне, попурлярным в те годы. Помимо книг и статей, он много читал лекции и прославился как блестящий мастер устных выступлений.

Чуковский поселился в финском местечке Куоккала, где познакомился с Ильей Репиным и Владимиром Короленко. По совету Короленко, Чуковский начал изучать творчество Николая Некрасова. Он проделал огромную текстологическую работу, опубликовав множество неизвестных произведений поэта, писем, черновиков. Первая книга Чуковского о Некрасове – «Некрасов как художник» – вышла в 1922 году. Изучением творчества Некрасова Чуковский продолжал заниматься всю жизнь. Он опубликовал ряд книг, важнейшая из которых - «Мастерство Некрасова», принимал участия в подготовке собрания сочинений поэта.

После революции 1917 года жизнь литературного критика стала куда сложнее. Независимая пресса в течение нескольких лет прекратила свое существование. «Как критик принужден молчать, - пишет Чуковский в дневнике в 1925 году, - ибо критика у нас теперь рапповская, судят не по талантам, а по партбилетам». В издательстве «Всемирная литература» он занимается английскими и американскими авторами, готовит издание сочинений Диккенса. При работе над этим изданием, Чуковский стал сверять с оригиналом существующие переводы Диккенса на русский язык и был поражен огромным количеством обнаруженных неточностей, переводческих ошибок и просто расхождений с авторским сюжетом. В итоге издательство решило выработать принципы художественного перевода. За эту работу взялись Чуковский и поэт Николай Гумилев. Они совместно выпустили брошюру, которая так и называлась - «Принцип художественного перевода». Брошюра содержала много ценных наблюдений и рекомендаций, выдержала два издания, но после расстрела Гумилева не переиздавалась. Теория художественного перевода стала еще одним делом всей жизни Корнея Ивановича. Он посвятил этому вопросу немало статей и книгу «Высокое искусство». Но Чуковский был не только теоретиком, благодаря его переводам русские читатели узнали произведения Марка Твена, Артура Конан Дойля, О. Генри, Честертона, Дефо, Уитмена, Уайльда, Шекспира и других авторов. В 1957 году Чуковскому за работы о Некрасове была присвоена ученая степень доктора филологических наук  honoris causa, а в 1962 году он получил почетное звание доктора литературы Оксфордского университета.

Чем знаменит

Чуковский пришел к детской поэзии благодаря Максиму Горькому, пригласившему его в 1916 году возглавить детский отдел издательства «Парус». Собственную стихотворную сказку для детей – «Крокодила» – Чуковский сочинил в том же году для своего заболевшего сына. Детская поэзия оказалась нелегким делом: «Далеко не всегда мне выпадало веселое счастье: писать стихи для маленьких детей. Тянулись месяцы, а порою и годы, когда в качестве детского автора я чувствовал себя жалкой бездарностью, способной вымучивать из вялого мозга одни лишь постыдно корявые вирши. Досаднее всего было то, что всякие прочие жанры в это самое время давались мне без всяких усилий. Я писал и этюды по истории словесности, и мемуарные очерки, и критические статьи, и памфлеты, но, чуть дело доходило до детских стихов, оказывался неумелым ремесленником». К счастью, Чуковский не опустил руки, и в двадцатые – тридцатые годы появились «Муха-Цокотуха», «Тараканище», «Мойдодыр», «Бармалей», «Айболит», «Краденое солнце» и многие другие известные нам с детских лет стихи.

Если детям стихи Чуковского нравились, то взрослые современники часто встречали их в штыки. В 1928 году в журнале «Красная печать» появилась статья «О Чуковщине». В начале говорилось: «Вокруг Чуковского группируется и часть писательской интеллигенции, солидаризирующаяся с его точкой зрения. Таким образом, перед нами, несомненно, общественная группа с четко формулированной идеологией». Завершалась же статья строго: «с идеологией Чуковского и его группы мы должны и будем борoться, ибо это идеология вырождающегося мещанства, культ отмирающей семьи и мещанского детства». После этой публикации в печати началась «борьба с чуковщиной», которая продолжалась до 50-х годов. Крайне резко отзывалась о Чуковском Надежда Крупская, работавшая в Наркомате просвещения.

Детская литература вызвала у Чуковского интерес и к языку детей. В результате в 1928 году получилась книга «Маленькие дети». Читатели помогли Чуковскому пополнить ее, присылая новые образцы детского словотворчества. Так сложилась знаменитая книга «От двух до пяти» (1933).

О чем надо знать

В доме Чуковского в Куоккале бывали многие другие литераторы, актеры и художники. Благодаря его гостям возник знаменитый рукописный альманах «Чукоккала». Название придумал Илья Репин. Альманах пополнялся до конца жизни Корнея Ивановича. Среди авторов «Чукоккалы» были Александр Блок, Анна Ахматова, Борис Пастернак, Осип Мандельштам, Андрей Белый, Иван Бунин, Максимилиан Волошин, Николай Гумилев, Максим Горький, Владимир Маяковский, Алексей Толстой, Виктор Шкловский, Александр Солженицын, Федор Шаляпин, Юрий Анненков, Александр Бенуа, Всеволод Мейерхольд, Владимир Набоков. Альманах был издан уже после смерти Чуковского: в 1979 году в сокращенном виде, а в 1999 году целиком.

 

Прямая речь

«На редкость способный и развитой для своих лет юноша доставлял, однако, своим наставникам и особенно директору много хлопот и огорчений, за что они его дружно терпеть не могли. Он не укладывался в рамки обычного понятия «ученик». Даже внешне. Чрезмерно вымахнул он в высоту, да еще и волосы, хотя ты их и стриги, никак не улягутся, а торчат. Ведь неудобно получается, если большинство учителей должны глядеть на ученика снизу вверх. На узком бледном лице выделяется большой длинный нос, и кажется, будто Корнейчуков всегда к чему-то принюхивается. Ему был свойственен особый тип озорства: тихого, артистического; никаких типично школьных шалостей за ним не числилось, но он отличался способностью организовывать такие выходки, которые в голову не пришли бы обыкновенным шалунам. Его считали отъявленным лодырем, а он в то же время был одним из самых начитанных учеников гимназии. Тем, что его увлекало, он умел заниматься со страстью, то, что заставляло его скучать, встречало с его стороны яркое сопротивление. Он умел мастерски «разыгрывать» учителя, отвечая урок, которого он и не думал готовить. Если это не удавалось, Корнейчуков молча глядел сверху вниз на раздраженного учителя и даже, казалось, жалел его», - из воспоминаний литературоведа Л. Р Когана, одноклассника Чуковского по гимназии

«Я написал двенадцать книг, и никто на них никакого внимания. Но стоило мне однажды написать шутя "Крокодила", и я сделался знаменитым писателем. Боюсь, что «Крокодила» знает наизусть вся Россия. Боюсь, что на моем памятнике, когда я умру, будет начертано "Автор „Крокодила“". А как старательно, с каким трудом писал я другие свои книги, например "Некрасов как художник", "Жена поэта", "Уолт Уитмен", "Футуристы" и проч. Сколько забот о стиле, композиции и о многом другом, о чем обычно не заботятся критики!… Но кто помнит и знает такие статьи! Другое дело — "Крокодил"», - Корней Чуковский

«У Чуковского и его соратников мы знаем книги, развивающие суеверие и страхи ( "Бармалей" , "Мой Додыр", "Чудо-дерево") , восхваляющие мещанство и кулацкое накопление "Муха-цокотуха"), дающие неправильные представления о мире животных и насекомых "Крокодил" и "Тараканище"). В переживаемый страной момент обострения классовой борьбы мы должны быть особенно начеку и отдавать себе ясный отчет в том, что если мы не сумеем оградить нашу смену от враждебных влияний, то ее у нас отвоюют наши враги. Поэтому мы, родители Кремлевского детсада, постановили: Не читать детям этих книг, протестовать в печати против издания книг авторов этого направления нашими государственными издательствами», - Журнал «Дошкольное воспитание»

«Надо ли давать эту книжку маленьким ребятам? Крокодил... Ребята видели его на картинке, в лучшем случае в Зоологическом саду. Они знают про него очень мало. У нас так мало книг, описывающих жизнь животных. А между тем жизнь животных страшно интересует ребят. Не лошадь, овца, лягушка и пр., а именно те животные, которых они, ребята, не видели и о жизни которых им хочется так знать. Это громадный пробел в нашей детской литературе. Но из "Крокодила" ребята ничего не узнают о том, что им так хотелось бы узнать. Вместо рассказа о жизни крокодила они услышат о нем невероятную галиматью. <…> Вторая часть "Крокодила" изображает мещанскую домашнюю обстановку крокодильего семейства, причем смех по поводу того, что крокодил от страха проглотил салфетку и др., заслоняет собой изображаемую пошлость, приучает эту пошлость не замечать. Народ за доблести награждает Ваню, крокодил одаривает своих землячков, а те его за подарки обнимают и целуют. "3а добродетель платят, симпатии покупают" - вкрадывается в мозг ребенка. <…> Крокодил целует ноги у царя-гиппопотама. Перед царем он открывает свою душу. <…> Что вся эта чепуха обозначает? Какой политической смысл она имеет? Какой-то явно имеет. Но он так заботливо замаскирован, что угадать его довольно трудновато. Или это простой набор слов? Однако набор слов не столь уже невинный. Герой, дарующий свободу народу, чтобы выкупить Лялю, - это такой буржуазный мазок, который бесследно не пройдет для ребенка. Приучать ребенка болтать всякую чепуху, читать всякий вздор, может быть, и принято в буржуазных семьях, но это ничего общего не имеет с тем воспитанием, которое мы хотим дать нашему подрастающему поколению. Такая болтовня - неуважение к ребенку. Сначала его манят пряником - веселыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно дают глотать какую-то муть, которая не пройдет бесследно для него. Я думаю, "Крокодил" ребятам нашим давать не надо, не потому, что это сказка, а потому, что это буржуазная муть», - Надежда Крупская.

«Сказка Чуковского начисто отменила предшествующую немощную и неподвижную сказку леденцов-сосулек, ватного снега, цветов на слабых ножках. Детская поэзия открылась. Был найден путь для дальнейшего развития», - Юрий Тынянов.

Умер Корней Иванович Чуковский в Москве 28 октября 1969 года.

Показать полностью
56

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом

Знакомство с Террором стало для меня одним из самых необычных в плане усваивания. Дело в том, что до просмотра сериала с книгой я был не знаком, однако, посмотрев первые две серии, решил, что ждать неделю до третьей прям невмоготу и сел за первоисточник.


Объем книги, конечно, внушал опасение. Было не очень понятно, на кой черт растягивать сюжет, в ядре которого запрятан привычный слешер со страшным монстром и бегающими от него людишками, на такое чудовищное количество страниц, но завязка очень уж захватила, так что я твердо решил хотя бы попробовать все это осилить. В итоге вышло так, что я едва успевал дочитывать до момента, на котором заканчивалась последняя серия, как уже успевала выходить новая. Лишь к последней трети книга настолько захватила меня, что я почти не отлипал от нее, пока не дочитал до самого финала.


Оглядываясь назад можно сказать, что сериал и книга на первый взгляд имеют не так уж и много различий и, благодаря такому вот параллельному знакомству, они еще и здорово дополняли друг друга, взаимно нивелируя некоторые минусы. Думаю, ознакомься я только с чем-то одним — получил бы по итогу менее яркое впечатление.


Прикончив же обе ипостаси трагедии экспедиции Франклина, я с удивлением обнаружил, что многие посмотревшие обрушились просто с кошмарным валом критики в адрес сериала, конечно же пуская в ход вековечные «а книга лучше», «оригинал изнасиловали», «прости, Дэн, мы все продолбали». Как-то это было… бурновато, ведь в чем-то адаптация даже превзошла книгу. Давайте же разберемся, в чем именно.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Для совсем непосвященных, Террор — это роман Дэна Симмонса, того самого автора Гипериона. Террор многими считается номером 2 среди его романов по уровню винрарности, при этом размах событий практически идеально подходит для экранизации в виде сериала, да еще и не требует при этом бюджета Игры Престолов. Сюжет основан на реальных событиях и рассказывает о британской экспедиции середины 19 века, целью которой было открыть короткий путь в Китай через архипелаги, находящиеся между Канадой и Арктикой. Экспедиция эта так и не вернулась, затерявшись во льдах, о чем нам сразу же, на первых секундах, говорит как сериал, так и книга.


Эта простая истина — «все умрут в конце», вгрызается в голову с самого начала, но не вызывает какого-то возмущения, как будто тебе сразу спойлернули финал. Это знание, поначалу не сильно напрягающее, скорее только подначивающее играть в привычную считалочку «а кого ж там следующим сожрут?», к середине начинает вызывать нарастающую грусть, а ближе к концу настоящее чувство безысходности. Как раз тут и оправдывает себя что десятичасовой хронометраж сериала, что увесистый объем книги.


Повествование охватывает период в четыре года, и все это время, практически до самого конца, люди не утрачивают надежду, не впадают в отчаяние, а пытаются мужественно справиться со всеми невзгодами (среди которых, помимо лютых холодов, испорченной провизии и болезней, фигурирует так же некое неведомое чудо-юдо, которое периодически налетает на застрявшие во льду корабли и жрет зазевавшихся матросов) и выбраться. В какой-то момент ты понимаешь, что они этого реально заслуживают, что ты хочешь, чтобы все эти нечеловеческие усилия как-то окупились… но они не окупаются, доводя тебя до морального изнеможения. А учитывая, что спустя 80% сюжета больше двух третей экипажа кораблей до сих пор живы, в какой-то момент просто перестаешь понимать, что же этих несгибаемых людей в итоге добьет. Кстати, в этом сериал и книга разительно отличаются друг от друга, но о финале мы поговорим в спойлерной части обзора.


Описывать сюжет подробнее для не знакомых с сериалом\книгой я смысла не вижу, так как в корне своем он предельно прост. Далее я бы просто хотел поподробнее рассказать, в чем сериал проигрывает книге, а в чем(внезапно!) у нее выигрывает. Возможно, это поможем вам разобраться, к чему бы вы охотнее приобщились. Я бы, конечно, посоветовал ознакомиться и с тем и с другим, однако если вы решите так и сделать, то лучше вначале посмотреть сериал, потому что он сильно поможет при прочтении сформировать образы героев. С этого давайте и начнем.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

В самом романе действие описано с точек зрения около десятка членов экипажа, однако даже при беглом просмотре оглавления среди них сразу выделяется капитан «Террора» Френсис Крозье (в этом плане сериал несколько хитрит, изначально ставя в центр повествования главу экспедиции сэра Джона Франклина, и этот прием в дальнейшем отлично срабатывает), с флешфорварда которого роман открывается и с чьей точки зрения описано подавляющее большинство глав, что делает его главным героем с самого старта. Хоть как-то конкурировать с ним может лишь корабельный фельдшер и анатом Гудсир, однако, сравнивая их с Крозье главы, сразу становится понятно, о ком Симмонсу писать было интереснее.


В книге как минимум раз озвучиваются имена почти всех членов экипажа (около ста тридцати человек), многие появляются не единожды, участвуют в разговорах и как-то себя проявляют, кто-то больше, кто-то меньше. Проблема заключается в том, что практически все ведут себя одинаково. Что глава экспедиции капитан Франклин, что капитан Крозье, что их лейтенанты, корабельные старшины, доктора и матросы — все, как истинные британцы викторианской эпохи, ведут размеренные и высокопарные беседы, в критических ситуациях ни на что не сетуют, не впадают в панику, даже доведенные до ручки не орут друг на друга, а при атаках гребаного огромного чудовища, которое буквально напоказ жестоко рвет на куски их товарищей, спокойно координируют действия и пытаются его пристрелить. Поначалу это вызывает настоящее восхищение — наконец-то тебе в ужастике (хотя к этому жанру Террор можно отнести с натяжкой) показывают не тупых подростков, визжащих от каждого шороха, а ораву сплоченных и предельно суровых мужиков, которым все нипочем, но… прям все сто тридцать такие? Правда? И через три года лишений, голодные, больные цингой и загнанные в угол монстром, которого не берут пули, все продолжают вести себя почти так же непробиваемо, как и в самом начале. В такие моменты кажется, что роман писал не американец Дэн Симмонс, а адский патриот Великобритании Чарльз Диккенс, превозносящий моральные устои своих моряков до каких-то космических высот. Конечно, тут в обилии имеются внутренние монологи героев, которые и делают их более объемными и интересными (некоторых буквально за одну главу раскрывают так круто, что они тут же затмевают собой тех, которым до этого был посвящен десяток), есть и шокирующие моменты, например, когда главный злодей романа (как ни странно, речь сейчас не о чудовище) начинает творить какую-то крайне жестокую дичь, но дело в том, что внешне все остаются одинаковыми, и даже самые отбитые и скатившиеся из героев продолжают сохранять внешнее спокойствие и невозмутимость, что уж говорить о достойных мужах, которые даже перед лицом неминуемой гибели не смогли утратить свою человечность.


В сериале же дела обстоят диаметрально противоположно. Поначалу очень сильно ощущалась нехватка тех самых внутренних монологов, так как в начале романа некоторым героям дают очень обширный бэкграунд, на который в сериале лишь намекают редкими флешбеками, и какое-то маленькое, по сравнению с книгой, количество диалогов (это, правда, вскоре перестает быть проблемой, и серии с третьей рты герои открывают уже более охотно). Зато поведение людей здесь показано куда как более правдоподобно (кроме доктора Стэнли — это какой-то ад, кто смотрел — тот поймет), когда люди болеют — многие постоянно жалуются на боль и не скрывают своих мучений, когда кто-то умирает — их друзья по ним горюют, когда нападет монстр — отпор ему дают лишь самые смелые, остальные же вполне справедливо паникуют и стараются поскорее унести ноги, а когда становится понятно, что спасения ждать неоткуда, то у каждого сразу появляется своя голова на плечах.


Большой вклад в очеловечивание героев привносит отличный актерский ансамбль. К тому же, многие актеры, пусть и по большей части волей сценаристов, несколько изменили подход к героям, отойдя от первоисточника, и большинству это пошло на пользу.


Так, сэр Джон Франклин, которого тут играет заслуженный Цезарь и Манс Налетчик Киаран Хайндс, выглядит не жалким старым неудачником, которого не понятно почему прославляли его современники ирл, а пусть и непутевым в профессиональном плане капитаном, но очень харизматичным оратором, способным вдохновлять простых матросов.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Роль главного героя — капитана Крозье, сыгранного профессором Мориарти из Ричевского Шерлока, по сравнению с романом была несколько уменьшена, чтобы побольше раскрыть других героев, чему я кстати был несказанно рад, ведь и здесь и там он показался мне довольно странной кандидатурой на роль центрального персонажа — наименее приятный из трех капитанов, замкнутый и депрессивный обладатель весьма скверного характера, пусть и прилагающий в итоге наибольшее количество усилий для спасения экипажей кораблей.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Доктор Гарри Гудсир тут буквально сошел со страниц романа, а оторвав его от ведения дневника (через который в романе была подана львиная доля истории этого героя), получилось получше раскрыть остальных врачей экспедиции и его непростые взаимоотношения с ними.


Роли некоторых фокалов романа — в особенности лейтенанта Ирвинга, старшины Пеглара и его наставника Бридженса, были, к сожалению, сокращены. С другой стороны ледовый лоцман Блэнки и стюард капитана Крозье Джопсон тут мелькают куда чаще, чем в оригинале, и их эпизоды одни из лучших в сериале.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Условный главный злодей — Корнелиус Хикки, получился совсем другим персонажем, нежели в книге, однако при этом не менее (а то и более) интересным. В чем была прелесть книжного Хикки: всю книгу мы его практически не видим, только когда экипаж начинает где-то за кадром бурчать, капитанам сообщают, что, мол, зачинщик опять Хикки. И когда в последней трети он начинает часто мелькать лично, с помпой врываясь в одной из самых мерзких сцен всего романа — это впечатляет. Сразу понимаешь, насколько все его недооценивали, считая лишь назойливой мухой. А уж когда ближе к концовке Симмонс награждает читателя парой глав от лица самого Хикки, показывая, какой треш и угар творится в его голове, остается только сидеть и охреневать. В сериале же мы видим его с самого начала, он с первой серии среди ведущих персонажей. Сериальный Хикки поначалу даже кажется одним из самых притягательных героев — в отличие от книги, здесь он не обладатель неприятной крысиной внешности, а очень даже симпатичный парень, выделяющийся на фоне заросших матросов и офицеров, у многих из которых до жути похожая друг на друга внешность, острый на язык, крайне инициативный, старающийся быть везде и в курсе всего. Однако поворотный момент у него такой же, как и в книге, хотя дальнейшие его действия такого накала не достигают, потому что изначально в сериале он более адекватен и расчетлив. С иной стороны раскрыта (если так вообще можно сказать) и его гомосексуальность. Если в книге через половую связь Хикки буквально подчиняет себе Магнуса Мэнсона — самого здорового и сильного человека на корабле, используя его в дальнейшем как рычаг давления на остальных, то в сериале его роман с одним из матросов (самым обычным чуваком) выглядит скорее как маркер его наглости (ведь за это могут повесить, но Хикки на это как будто наплевать) и в дальнейшем мало роляет.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Напоследок хотелось бы рассказать о третьем капитане экспедиции с забавным именем Джеймс Фицджеймс. Я снимаю шляпу перед Тобиасом Мензисом (по иронии игравшем в Риме убийцу героя Хайндса — Брута, что кстати в сериале аж дважды забавно обстебывается), так как он из персонажа, который в книге только и занимался тем, что составлял бесконечно долгие и утомительные отчеты о состоянии своего корабля, превратился в самого яркого и вызывающего у меня наибольшее сопереживание героя во всем сериале. Он появляется в кадре практически столько же, сколько и Крозье с Гудсиром, становясь одним из полноценных центральных героев, и проходит самую заметную эволюцию в ходе сюжета.

Так что, подытоживая, сами герои в сериале получились живее и интереснее.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Также в плюсы, по сравнению с книгой, могу записать и лучшую динамику происходящего. В сериале нет каких-то тягомотных серий, постоянно что-то происходит, и за 10 часов заскучать не дают, постоянно держа в напряжении. В книге же с этим беда. Когда видишь объем в 900 страниц, то сразу понимаешь, что даже титулованный автор просто захотел полить воду. Первую треть книги каждый герой постоянно начинает подолгу описывать, какой снег вокруг белый, корабль скрипучий, полярная ночь темная, а сидение на месте унылое. Поначалу это помогает погрузиться в происходящее, но затем одинаковые описания начинают задалбывать. Не раз внутренние монологи или даже диалоги скатываются в занудство в виде многостраничного сыпания морскими терминами, в которых неподготовленный человек ни черта не смыслит, в этом плане сериал к своему зрителю куда милосерднее.


Теперь же расскажу о том, в чем книга сериал полностью и бескомпромиссно уделывает — это непосредственно сами события и атмосфера, что их окутывает. В сериале вы не почувствуете сковывающей полярной стужи, когда даже до предметов дотронуться невозможно, не оторвав себе кожу, а высунутый из-под шарфа нос грозится немедленно окоченеть и отвалиться. На экране героям почти никогда не холодно, шутка ли — в паре сцен один из героев ходит вообще без верхней одежды и чувствует себя прекрасно. Такой игнор по сути главного противника экспедиции в книге удручает, ведь при прочтении ветер буквально завывал в ушах, а кончики пальцев немели. Не скажу, что атмосфера в сериале из-за этого полностью потерялась, но книга в этом плане на два шага впереди. Что касается самих событий, то в книге они тоже в большинстве случаев обыграны как-то круче, самый яркий пример, который любят приводить книжные фанаты — это устроенный командами карнавал. Туда же можно отнести, например, и погоню монстра за лоцманом Блэнки, которая в сериале начинается и заканчивается на корабле, а в книге перемещается в лабиринт из айсбергов, где разворачивается одна из самых страшных и напряженных сцен, или исследование открывшихся разводий Пегларом, во время которого я поймал себя на мысли, что буквально прочел скример — этого эпизода в сериале и вовсе не было. С другой стороны, некоторые моменты в сериале обыграны куда более логично, например, проведя первый год во льдах, Крозье отправляет небольшой отряд на юг, чтобы те привели помощь, если лед следующим летом снова не оттает, чего в книге, насколько я помню, не предпринималось, хотя такой шаг казался очевидным. Или странное поведение все того же Крозье по отношению к мятежникам и их лидеру, когда он быстро догадывается о том, кто они и чем занимаются, но почему-то ничего против них не предпринимает, никак это не объясняя, в сериале обыгрывается с точностью до наоборот — он сразу же наводит порядок, действуя открыто перед всей командой. Правда, таких моментов все же маловато, чтобы уравновесить чаши весов, особенно когда дело доходит до финальной, самой тяжелой части сюжета, роман справляется со своей пиковой точкой прекрасно, в то время как последние три серии сериала выглядят как-то странно и скомкано (особенно страдает ощущение времени — не читавшему книгу будет совершенно не понятно, что там описываются события длиной почти в полгода, ведь на экране все выглядит так, будто за последние три серии проходит всего пара дней).

Ну а теперь часть для тех, кто досмотрел до финала. Хотелось бы обсудить его, так как что в сериале, что в романе я не получил от него какого-то удовлетворения.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

У Дэна Симмонса на последней сотне страниц происходит что-то странное. Как только погибают последние герои-фокалы — Гудсир и Хикки, и остается один лишь Крозье, сюжет сворачивает куда-то не туда. К этому моменту в живых остается еще порядка сорока человек, они во главе с Дево наконец добираются до открытой воды и начинают плыть через залив в Канаду, и… их судьба остается неизвестной. Они просто исчезают со страниц романа, целых мать его сорок живых персонажей, которые скорее всего просто бесславно погибают за кадром. Вместо этого в читателя врубается ни с того ни с сего огромный скучнейший пласт инутских мифов, единственная цель которых — объяснить, что монстр на самом деле — какое-то бессмертное волшебное существо, и у жалких людишек не было ни единого шанса его победить, а Крозье отказывается от идеи вернуться домой, внезапно женится на местной жительнице, отрезает себе язык и начинает служить и поклоняться твари, убившей два десятка людей из его команды. Ну охренеть теперь. Правда, последняя сцена, где он сжигает Террор, более-менее хороша.


В сериале же финал, как я говорил выше, вышел крайне скомканным. Недосказанностей в нем, правда, поменьше — тут все, кроме Крозье, и впрямь погибают у нас на глазах (и от этого становится так обидно, что потерявшиеся люди Дево уже не казались мне к 10 серии такой уж плохой идеей), вот только вместо огромной череды неудач и бедствий, проблему высокой численности под конец решает непосредственно монстр. Если в книге Туунбак был лишь одной из угроз и уложил в сумме за всю книгу (три года активной деятельности) человек двадцать, то в сериале от его зубов и когтей погибает навскидку половина всей экспедиции, и если в начале он утаскивает всех по одному, то в последних сериях просто в открытую налетает на лагеря, вырезая там людей десятками. С другой стороны, мне понравилось, что в сериале Туунбак не какое-то божество, а просто огромный и живучий зверь (хотя его способность якобы поедать души оставили), которому героям с переменным успехом удается давать отпор и даже серьезно ранить, а в самом конце и вовсе убить. Тут куда лучше обыгрывается его странная сверхспособность — если в книге, встретив Хикки, он просто понюхал его и кашлянул, решив не поглощать его сгнившую душу, то в сериале он после такого занюха в ярости пытается сожрать Хикки, но давится им (и его черной душой) и умирает. Очень так тонко и одновременно ярко показали, кто там был истинным злом, а не просто грубой силой природы и метафорической местью эскимосов проклятому белому человеку. Финальная сцена сериала, правда, на порядок унылее. Хоть нас и избавили от лекции на тему инуитских мифов и странной женитьбы на леди Безмолвной, но и сжигание корабля тоже убрали, и в итоге сериал заканчивается на Крозье, сидящем над прорубью посреди ледников, а на фоне играет совершенно неподходящая моменту музыка. Надо ли говорить, что такая сцена чувства катарсиса не вызывает совершенно.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

В довесок добавлю, что в обоих случаях сильно удручило, что выжил именно Крозье. С какого-то черта плохо физически развитый, более пожилой, чем большинство членов экипажа, страдающий алкоголизмом мужичок оказывается крепче вообще всех — он ни разу сильно не устает, не схватывает цингу, когда ей болеют уже все поголовно, с ним вообще ничего плохого не случается. Объясняется это ровно тем, что он, видите ли, главный герой. И ладно бы Крозье был таким героем, за которого всей душой болеешь, но нет, за тех же Фицджеймса, Гудсира и Блэнки переживаешь куда сильнее, так что лучше бы уж выжил кто-то из них, либо вообще никто, а так…


Тем не менее, хоть финал и оставил после себя гадкое послевкусие, от 90% что романа, что сериала, я остался под большим впечатлением. Это бесспорно один из самых проработанных, масштабных и необычных выживастиков, что я когда-либо видел. А видел я их, уж поверьте, немало.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью 9
472

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

В нашем языке есть слова, придуманные конкретными людьми – писателями, поэтами, реже – учёными, изобретателями и так далее.

Многие слова, к которым мы привыкли и считаем их давно и самостоятельно образовавшимися в русском языке, в действительности появились не так давно и не сами по себе, а с помощью разных людей. Они придумали эти слова, а нам они так понравились, что остались в русском языке надолго.


Многие слова остались только в конкретных текстах, например, «змея двухметроворостая» Маяковского или «и кюхельбекерно, и тошно» Пушкина.


Невозможно представить, в каком интересном мире мы бы жили, если бы в русском языке прижились такие перлы, как «испавлиниться», «быкоморда», «верблюдокорабледраконьи» и другие очаровательные окказионализмы, придуманные Маяковским.


Но некоторые придуманные слова всё же входят в словарный состав языка, да так органично, что уже через 100 лет трудно поверить, что привычное понятие добавлено в «великий и могучий» каким-то конкретным человеком.


Придуманные слова, к которым мы привыкли и считаем их давно и самостоятельно образовавшимися в русском языке, введены в него конкретными авторами, и называются они индивидуально-авторскими неологизмами. Перешагнув границы индивидуально-авторского употребления и присоединившись к активной лексике, они стали достоянием нашего языка.


Слова, придуманные, потом становятся общеупотребительными.


Лексика любого языка постоянно пополняется и обогащается новыми словами — неологизмами — это слова и словосочетания, созданные для обозначения новых явлений действительности, новых предметов или понятий.


В 20 веке, особенно во второй половине, с развитием научно-технического прогресса в язык вошло огромное количество заимствований: космонавт, радиоприёмник, дезактивация, дозиметр и т.д. Аналогичную ситуацию мы можем наблюдать и сейчас.

Михаил Салтыков-Щедрин придумал много неологизмов. И если некоторые слова вроде «душедрянстововать» и «умонелепствовать» дальше его книг не пошли, то «мягкотелость» и «злопыхательство» употребляются и поныне.


Придумал Салтыков-Щедрин и слово «халатный», то есть небрежный: «Из этих бросовых идеальчиков каждый сатирик выбрал себе такой, какой приходился ему по комплекции. …Который сатирик возлюбил халатную простоту — тот с негодованием отнесется к фраку, сшитому Шармером».


Также перу Салтыкова-Щедрина принадлежит слово «головотяпство», «благоглупость», «пенкосниматель».

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Английский философ и писатель-гуманист Томас Мор написал в 1516 году „Золотую книжечку, столь же полезную, сколь и забавную о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия“, для краткости называемую „Утопия“. С тех пор что-то идеальное и недостижимое называют утопией.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Благодаря Ломоносову мы используем самые разнообразные околонаучные термины. «Градусник», «преломление», «равновесие», «диаметр», «горизонт», «кислота», «вещество» «микроскоп», «формула», «чертёж», «автограф», «окружность», и даже «квадрат» и «минус» были введены в русский язык Михаилом Васильевичем. Более десятка придуманных им слов прочно вошли в русский язык, многие же впоследствии были заменены на более удобные в произношении — так, например, «коловратное движение» стало «вращательным». Хотя сам Михаил Васильевич считал придуманные им слова немного странными, он всё-таки надеялся, что они приживутся и станут привычными. Так и вышло. Мы постоянно пользуемся этими словами, как и понятиями «земная ось», «гашеная известь», «удельный вес», «предложный падеж» и так далее.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Историк, публицист, прозаик, поэт и статский советник Николай Карамзин исследовал возможности русского языка, его выразительность. Великий реформатор обогатил нашу лексику замечательными словами-кальками, аналогов которым ранее в нашей стране не существовало, а теперь кажется, что они были всегда: «впечатление», «влияние», «трогательный», «занимательный», «моральный», «эстетический», «сосредоточить», «промышленность», «эпоха», «сцена», «гармония», «катастрофа», «будущность»… и даже «ВЛЮБЛЁННОСТЬ». Всего в произведениях писателя встречается около 50 новых слов, которые прочно осели в русском языке. Впечатляющее количество, не правда ли?


Долгое время считалось, что Карамзин придумал букву „ё“. Теперь же принято считать, что придумала „ё“ княгиня Екатерина Дашкова, а Карамзин был первым авторитетным популяризатором новой буквы.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Один из основоположников русского футуризма Велимир Хлебников очень любил заниматься словотворчеством. Он придумывал довольно странные слова — «крылышкуя», «зерцог», «облакини», «лебедиво». Отдельные фразы в его стихотворениях и вовсе малопонятны для читателя: стихотворение «Сутемки, сувечер».


Но были в творчестве Хлебникова и слова, которыми мы сегодня пользуемся, — например, «изнемождённый». Хлебникову современный русский язык обязан и словом «лётчик». Впервые оно было употреблено в его стихотворении «Тризна»: «Полк стоит, глаза потупив. Тень от лётчиков в пыли». Прежде людей этой профессии называли «авиаторами» или «пилотами».

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Если Ломоносов в основном отметился словами, без которых не обойтись учёному, то его современник и даже соперник поэт и переводчик Василий Тредиаковский обогатил русский язык словами, без которых вообще никому нельзя обойтись. С лёгкой руки Тредиаковского в язык вошли слова: общество, достоверный, вероятный, гласность, дальновидность, громогласный, неосмотрительность беспристрастность, благодарность, злобность, почтительность и другие. А в поэзию он ввел понятия ямба и хорея.


Василий Тредиаковский, учёный и поэт, избавил нас от слова «арт» — в то время, когда он жил, дело шло к тому, чтобы всё прекрасное называлось именно так. Тредиаковский стал употреблять слово «искусство», выведенное им из старославянского «искуси». Не факт, что он лично всё это выдумал, но именно он сделал эти слова общеупотребительными. И, кстати, это он начал использовать слово «любовник» для распространённого в высшем свете явления.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Конечно, культовых романов у Достоевского гораздо больше, чем словесных нововведений. Но именно Достоевскому мы обязаны словами «стушеваться» и «лимонничать». У слова «стушеваться» даже есть точная дата появления — 1 января 1846 года, когда писатель употребил его в повести «Двойник». Слово получило серьезное распространение еще при жизни писателя, как и глагол «лимонничать». Достоевский изобрел и другие слова, например «окраинец», «всечеловеки», «слепондас», но их язык не подхватил.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Игорю Северянину мы также обязаны введением в обиход одного из авиационных терминов — «самолет». Само слово появилось гораздо раньше: «ковер-самолет» часто появлялся в русских сказках, но летательные аппараты до Северянина так никто не называл. Также Северянин изобрел слово «бездарь». Оно встречается в его сборнике «Громокипящий кубок».

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

С именем журналиста и писателя Петра Боборыкина принято связывать появление в шестидесятых годах позапрошлого века слов «интеллигент», «интеллигенция», «интеллигентный». Слово Intelligent, конечно, существовало и раньше, но употреблялось преимущественно как синоним «разумности». Боборыкин определял интеллигенцию как «совокупность представителей высокой умственной и этической культуры, а не просто работников умственного труда».


С тех пор под интеллигентностью мы понимаем нечто довольно трудноопределимое: сочетание ума, образованности, хорошего воспитания, такта, культуры и высоких моральных качеств. Позже это слово перешло во многие европейские языки, где стало обозначением загадочного, сугубо русского явления.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Слово «Хлыщ», обозначающее легкомысленного молодого человека, ввел в широкое обращение писатель Иван Панаев, опубликовавший целую серию очерков о хлыщах. Но придумал его не он, оно пришло из народной среды, но употреблялось очень узко. Как, впрочем, и сейчас.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Владимир Маяковский тоже выдумал немало слов. Не такое популярное, но все же употребляемое сегодня слово «голоштанный» — это его изобретение. Впрочем, другие изобретенные Маяковским слова так и остались лишь частью его стихов и в народ не пошли, уж больно они были экзотичные: «дрыгоножество», «верблюдокорабледраконьи», «испавлиниться» и другие. +Ввиду своей специфики окказионализмы практически никогда не пополняют активный словарный запас носителей языка, но несколько таких слов Маяковского интеллигенция все же использует и спустя сто лет. «Прозаседавшиеся» и ностальгическое «серпасто-молоткастый», например.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Принято считать, что слово „робот“ придумал чешский писатель Карел Чапек. Это верно лишь отчасти. Чапек написал пьесу „Россумские Универсальные Роботы“ (R.U.R) о фабрике по производству искусственных людей-рабочих. Но изначально автор назвал искусственных людей „лаборами“ от латинского labor — »работа". Но его брат, художник-постановщик, оформлявший декорации для пьесы предложил назвать главных героев пьесы «роботами» по чешскому слову robota, что значит «каторга».

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

.А за «отсебятину» мы должны благодарить знаменитого художника. В «Толковом словаре» Даля так и написано: «Слово К. Брюллова: плохое живописное сочинение, картина, сочинённая от себя, не с природы, самодурью».

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Джонатан Свифт придумал лилипутов для книжки «Приключения Гулливера». Книга была издана в 1726 году, а значит слову «лилипут» уже почти 300 лет. Так в оригинале назывались человекоподобные дикари еху.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Слово «сверхчеловек» — возможно, не вполне корректный перевод немецкого слова bermensch, впервые употреблённого немецким философом Фридриком Ницше в книге «Так говорил Заратустра». Изначально слово означало не человека, обладающего сверхспособностями, а существо нового типа, в которое должен превратиться человек так же, как homo sapiens произошел от обезьяны.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Советский писатель-фантаст Александр Казанцев («Планета бурь») переименовал жителей других планет из инопланетчиков в инопланетян.

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Имя Светлана было придумано и впервые использовано А. Х. Востоковым в «старинном романсе» «Светлана и Мстислав» (1802); широкую известность приобрело вследствие публикации баллады «Светлана», созданной поэтом-романтиком Василием Жуковским (1813).

Слова, вошедшие в язык, придуманные писателями и известными людьми Писатель, Филология, История языков, Русский язык, Литература, Факты, Длиннопост, Словотворчество, Неологизмы

Источник : obshe.net/posts/id2341.html

Показать полностью 17
48

Джеффри Томас "Панктаун"

Джеффри Томас "Панктаун" Рецензия, Книги, Панк-Рок, Антиутопия, Джеффри Томас, Длиннопост

Ты создаешь себя, чтобы себя уничтожить.

Пакстон, или, как ещё его называют, Панктаун, – город, где нашли своё пристанище существа самого разного вида. Надоедливые мошки, жестоко мстящие создателям, чересчур чувствительные роботы, пришельцы, питающиеся человеческой плотью, и просто люди. Одинокие, отчаявшиеся люди. Панктаун вовсе не похож на толерантный рай, он больше похож на один из кругов Дантевского ада, где приходится выживать порой самыми изощрёнными способами. Город, где проще забыть вчерашний день, чем помнить, что с тобой случилось, город, где люди от недостатка работы и денег превращаются в нищих художников, творцов, которые иногда создают что-то поинтереснее простых картин на холсте.


Джеффри Томас стал для меня настоящим открытием. Бывает так, что ты лазаешь по сайту, желая купить что-нибудь интересное из альтернативы, и взгляд цепляется за книгу, про которую ты никогда не слышал. И у неё, в отличие от многих других книг серии, оказывается куча положительных оценок и отзывов на лайвлибе. А после покупки находишься в неописуемом восторге от того, что только что прочитал.


Медицина была для механиков. А он был художником. С помощью этих знаний можно было бы вылечить ухо. А можно и вывернуть его наизнанку, создав из плоти новый цветок. Уродливый или прелестный, он воплотит в себе чудо человеческого воображения, а не чудо бездумной инженерии Природы.

«Панктаун» – это сборник рассказов в жанре киберпанк. Коротких, но важных зарисовок о жизни людей (и не только) в этом городе. Джеффри Томасу отлично удалось передать гнетущую атмосферу безысходности и одиночества. Заброшенные здания, заводы, где роботы заменили людей, свалки, взрывы, ампутированные конечности, убийства ради убийств, постоянная паранойя и страх жителей города – всё это Панктаун, место, в которое не хочется возвращаться.


Персонажи рассказов – люди, от которых веет отчаянием. Они потеряли всякую надежду в этом городе и пытаются зацепиться хоть за что-нибудь – за близкого человека, за любимое дело, погружаясь в него с головой, за девушку, в которую до безумия влюблены (даже если эта девушка – их собственный клон). Они делают в рассказах тяжелые моральные выборы между добром и злом, человечностью и жаждой насилия, убийством во имя спасения и убийством ради мести. Все они – заблудшие души Панктауна, призраки, ненашедшие приют.


Это был их пузырь безопасности и безвременья — теплая постель в теплом уголке огромного холодного города в огромном холодном пространстве-времени.

Здесь милая официантка при помощи врачей удаляет из своей головы неприятные воспоминания; здесь молодой художник продаёт свою девушку как произведение искусства; безумный творец создает уродливых и искажённых клонов самого себя, над которыми впоследствии издеваются их обладатели; любопытный полицейский находит заброшенное здание, в котором, по слухам, живут призраки; а отчаявшийся робот-клон сбегает с завода, чтобы начать новую жизнь. Здесь происходят самые ужасные, но порой чертовски привлекательные вещи. И, несмотря на атмосферу полнейшей безнадёги, бьющего по ржавым подоконникам дождя и жестокости людей, Томас если и не заканчивает рассказ на счастливой ноте, то даёт своим героям хоть каплю надежды на светлое будущее.


Каждый рассказ – как удар под дых. В каждом рассказе, несмотря на их небольшой объем, поднимается множество морально тяжелых вопросов. О роли человека на планете, об искусстве, о чувствах, об искренней любви, о прошлом. После каждого рассказа хочется перевести дыхание и задуматься о собственной жизни.

Единственное, что мне не понравилось – маленький объем как самой книги, так и рассказов. Только ты погружаешься в жизнь одного конкретного человека, как тут же тебя выкидывает в следующий рассказ. Будто герои Томаса бежали марафон, передавая по кругу эстафету. Создалось ощущение, что показали трейлер к какому-нибудь шикарному большому произведению про Панктаун. С другой стороны, может, так и задумывалось – показать лишь частички жизни отдельно взятых людей, роботов или существ, не вдаваясь в подробности и оставляя открытые финалы.


Очень советую прочитать или прослушать один из рассказов - "Отражения призраков" в аудио-формате.


Он продолжит своё существование в качестве произведения искусства, даже после смерти.
Показать полностью
123

Названы самые издаваемые в России писатели

Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
В 2019-м году в России больше всего выпускали книги американского писателя Стивена Кинга, следует из статистических показателей на сайте Российской книжной палаты.


За 2019-й год 163 издания опубликовали произведения Кинга, общий тираж превысил миллион экземпляров. В предыдущие два года Стивен Кинг занимал в российском рейтинге второе место.

Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Российская писательница Дарья Донцова стала вторым самым издаваемым автором в России за прошедший год. За 2019-й ее произведения выпустили 68 изданий, а тираж составил 776 тысяч экземпляров. Донцова с 2012 года занимала первое место по количеству издаваемых в России произведений и лишь в этом году уступила американскому коллеге.
Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Также в первой пятерке оказались Александра Маринина, Рэй Брэдбери и Татьяна Полякова.
Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Среди детских писателей наиболее издаваемый — Корней Чуковский, в прошлом году издали 1 миллион 380 тысяч книг писателя. В числе тиражируемых детских авторов оказались также Вебб Холли, Николай Носов, Ирина Гурина и Джоан Роулинг.
Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Показать полностью 3
52

Лифт в преисподнюю. Главы 11-12

Предыдущие главы


Глава 11. Третий.


Действительно.


Перебегая от одного дома к другому, «третий» заглядывал в окна. Ну, не то чтобы он подходил к ним, прислонялся мордой к стеклу и заслонял свет ладонями. Нет, но взгляд его блуждал по фасадам. Иногда он даже чуть-чуть забегал во дворы домов и смотрел на окна оттуда.


— Иди сюда, посмотри! — подозвал Саша жену.


Задремавшая уже Марина как солдатик вскочила с дивана и подошла к нему. Он указал ей пальцем, куда смотреть.


«Твою ж мать! Урод. Иди-ка ты домой! Проваливай!» — Саша начинал волноваться. «Третий» не реагировал на его мысленные обращения. Он семенил от одного дома к другому. А затем вообще скрылся из виду за углом.


— Что же он делает, Саш?


— Однозначного ответа на этот вопрос у меня нет.


— А если он заберётся к нам?


— Ну, если мы его заметим, то, пока он будет лезть, я сброшу на него телевизор. Благо у нас есть старый. Хозяйский.


— А если мы его не увидим? Вдруг он ночью…


— Ну, в этом случае, думаю, всё понятно.


Марина заплакала. Только без слёз. Просто её лицо исказила гримаса отчаяния.


На Сашу тоже накатывало волнами. Страх. Безнадежность. Но у него как-то получалось держать себя в руках. Он попытался объяснить это Марине, может быть, его слова дадут ей какую-то уверенность. На что она ответила:


— Ты что не понимаешь? Правда не понимаешь? «Третий» может прийти не когда-нибудь. А сегодня! Ясно тебе?! — с вызовом бросила жена. — Сегодня. Прямо сейчас. Он может забраться в квартиру прямо сейчас!


***


Спали в ванной комнате. Посчитали, что так безопаснее. Саша на полу. Марина и Миша в самой ванне, которую застелили одеялами.


Днём кто-то постоянно дежурил у окна.


Однажды по улице прошли двое «первых». А может быть, и «вторых». Но они просто брели в свою неизвестность. Искали еду? Ну, не патрулировали же улицы!


— Есть же ещё люди… не могли же мы остаться здесь втроём? Втроём в целом городе!


Марина ничего не ответила. Она сидела на скрипучем деревянном стуле у окна. Смотрела за стекло. Хотя, наверное, никуда не смотрела. Теперь, чтобы выжить, они были обязаны по очереди дежурить здесь. Отдыхать от этого. А потом вновь садиться к окну. И этому круговороту перемещений с дивана на стул, судя по всему, не предвиделось конца.


Вот так провести остаток жизни… Проклятые «бывшие».


— Понимаешь, у них, наверное, происходит то же самое, что и у нас. В каком-то смысле, — попытался во второй раз завязать разговор Саша.


— Лично от меня этот твой смысл находится на каком-то недостижимом расстоянии… — не самым добрым тоном ответила Марина.


— Ну, — немного разозлившись продолжил он, — ты же принимаешь всё произошедшее, как разрушение. Абсолютное, но всё же как простое разрушение. Мир пал.


— А как ещё всё это можно воспринимать? — искренне удивилась жена. — Газа нет, света нет, воды тоже. По нужде мы ходим в ведро и выливаем с балкона. А теперь и спим в туалете! — она указала рукой в сторону совмещённого санузла и многозначительно взглянула на мужа. — Нет, конечно, ничего страшного! Это простое абсолютное разрушение. «Абсолютное», вот только «простое» оно у него! Когда есть нечего! Пить нечего! И сходить-то на ведро уже скоро снова будет нечем!


— Я тебе не о том говорю! Да, для нас это трагедия. И смерть. Но если смотреть… Не знаю, как-то со стороны вселенной, может быть, то это просто смена одной эпохи на другую. Например, эпоха людей завершена и наступила эпоха мутантов.


— Зомби, — поправила она его. — Это зомби, Саша. Не живые люди. То есть…


— Неживое двигаться не может! Они живые, но по-другому. И зомби — это только «первые». Когда дело доходит до «вторых», то тут уже что-то иное. Да и чем зомби отличается от мутанта? Мне кажется, это какая-то эволюция. Или мутация. Не знаю, как назвать. Но тут же всё другое! Этот новый мир такой же живой, как тот, что был при нас. Понимаешь?


— Ты на чьей стороне?


— Да какая разница, на чьей я стороне!?


Разговор не клеился. Жизнь не ладилась.


«Над любыми отношениями нужно работать, всегда приходится стараться ради них, — думал он. — А сейчас, когда главное — каким-то образом протянуть денёк-другой, никто особо не заморачивается на этот счет. Просто хочется жить. Но нет желания доживать свой век в такой озлобленной атмосфере».


— Марина! — пересилил себя Саша.


— Что?


— Когда оказываешься в ситуации такой, как у нас, начинаешь по чуть-чуть отстраняться. И сближаться. Одновременно. Открываются новые особенности отношений двух людей.


Он вздохнул.


— Когда не смотришь в будущее, настоящее более ощутимо. Вот ты сидишь на стуле. При слабом освещении, том свете, который пробивается сквозь тучи. А завтра тебе никуда не надо. И послезавтра. И через год. И к тебе никто не придёт. И мужу твоему никуда не надо. И ребёнок в садик не ходит. Вам никуда не надо. Всё то, куда мы могли бы пойти, покрылось пылью, гниющей листвой, прочей грязью. Понимаешь? Это всё уже прошлое!


Саша посмотрел на Марину, но она отвернулась к окну. В её глазах он успел заметить слезинки.


— А настоящее, вот оно. Это когда ничего больше нет. То есть, если раньше мы не знали, что будет завтра, ну, могли заболеть, попасть под машину…


— Так что сейчас? Что есть для нас настоящее?


— Ну, у меня есть кое-какие мысли на этот счёт.


Она ничего не ответила. Не поворачиваясь, смотрела в окно.


— Если выбрать достаточно простую систему координат, где нет бога и прочей мистики. Но есть люди, которые пытаются понять, как им выжить. То ты сможешь понять то, о чём я хочу сказать.


— Ну давай.


Глава 12. Пьяный дракон.


— Так вот. У нас ведь с тобой нет никакой Великой миссии?


Марина позволила Саше донести до неё его теорию происходящего, хотя бы попытаться. Тон мужа был напряжённый, и она чувствовала, что это будет смесь приземлённой философии и отчаяния. Но в то же время женщина понимала, что для него это действительно важно. Какой бы бред он ни нёс.


— Чего-то такого нет, правда, — вздохнув, ответила она.


— Просто мы живем? Так?


— Да.


— Да, правильно. И мы оказались в ситуации, из которой не можем сами выбраться?


Марина кивнула.


— Мы там, куда никто не пришёл за три месяца, чтобы помочь нам? — спросил он.


Снова кивок. Её раздражал этот «вопросно-ответный» педагогический метод, но она терпела.


— Мы не видели никого, кто мог бы нам помочь. И никому не готовы помочь сами, потому что у нас нет никаких средств и ресурсов? Так?


— Да, — выдавила Марина.


— Тогда получается, что мы в безвыходной ситуации?


— Ну, это и так понятно, что ты хотел сказать такого нового?


— Нет, тебе непонятно, — как будто обрадовался этому её ответу Саша. — Ты воспринимаешь это просто как фразу «безвыходная ситуация, бла-бла-бла и так далее». Вот только у нас с тобой, внимание, не будет самого важного из этой фразы. У нас не будет «так далее».


— Я что-то перестаю начинать тебя понимать.


— Марина, к нам никто не придёт. И помощи не будет. Ни-ко-гда.


Саша посмотрел на жену, но ответного взгляда не дождался.


— Мы сейчас с тобой на самом деле ничего не ждём. Потому что ничего больше не будет. У нас закончится еда. И через месяц, а если повезёт, то через два, наступят первые морозы. И мы замёрзнем. Мы умрём, Марина, мы с тобой сейчас не выживанием занимаемся, понимаешь? Мы умираем. Нам осталось жить чуть-чуть. И как я говорил в начале о смысле жизни, мы тут уже ни с кем не сможем договориться насчет того, как жить и для чего жить. Это неважно, потому что мы умираем. Нет, мы вымираем.


— Всё так печально, ты считаешь? — безрадостно спросила она.


— Если раньше можно было озаботить себя поисками смысла жизни, то теперь всё. В этом месте данная услуга не предоставляется. Всё разрушено. Мы одни, если не совсем, то на многие километры, которые нам не преодолеть.


— Но мы можем найти смысл жизни в том, чтобы выжить здесь! — попыталась спорить Марина.


— Никак здесь не выжить. Ну, вот прожили мы с тобой дольше других. И что, осуществились твои замыслы какие-то? Мы не знаем, как дальше протянуть!


— Как-то не хочется вот так умирать...


— А умирать никак не хочется.


— Да заткнись ты!


Саша опешил. Марина не повернулась к нему. Она сосредоточенно смотрела в окно.


— Знаешь что, Саша?


— Что? — озлобленно выплюнул он, разочарованный тем, как жена легкомысленно отнеслась к его умозаключениям. Сейчас он готов был послать её ко всем чертям. И с надеждой ждал удобного случая.


— Поди-ка сюда и разубеди меня насчет той девушки. На балконе пятиэтажки на перекрестке, где кафе «Пьяный дракон».

Показать полностью
399

Детские и недетские книги. Воспоминания

Сегодня мне в комментариях про поиск книги  написали  про "тяжелое детство".

Я ответила, что папа мне на ночь читал сказку "Русалка" А.Н.Толстого (между прочим, когда ее перечитывала взрослой, то мне было намного  страшнее), а потом стала вспоминать - что такого недетского (на что бы сейчас поставили рейтинг +16, + 18 и тыды) я бесконтрольно и контрольно читала?

Первое, конечно, это - Сетон-Томпсон. У него почти все книги про животных и их смерти. Причем он спокойно описывал, что убил  поющую птицу, только чтобы узнать - что это за птичка?  Очень подробно описывал как надо ставить капканы, как жестоко удавили  волка Лобо, которого коварно приманили на запах его подруги Бланки, протащив ее труп возле капканов.

Эту книгу в твердой зеленой обложке я взяла в детской библиотеке лет в 9,  читала взахлеб, потом не вернула, сказав, что потеряла. На меня библиотекари ругались и обещали позвонить моим родителям, потому что книга  редкая и дорогая, и ее можно возместить только в 10-кратном размере. Я тогда перепугалась, собрала все свои более детские книжки и принесла  целый пакет. Библиотекари пересчитали,  странно на меня посмотрели и сказали - ну ладно, потеряла так потеряла. Мои книжки забрали, конечно.


Марк Твен "Приключения Гекльберри Финна" -  убийства детей из другой семьи  ради кровной мести.  Читала лет в 10, советское издание 50-х годов с картинками, переживала только за Гека и то не особо. Животных в других книгах  мне было жальче.

"Калевала" - кроме текста  смертей и предательства,  в книге были очень странные иллюстрации,  мать не помню кого, убивается над телом почти обнаженного сына. Я, помню, еще думала -как некрасиво нарисовано!


"Скандинавские сказания" ("Пересказ для детей наиболее известных мифов скандинавского средневекового фольклора, сюжеты которых являются достоянием мировой культуры") - там тоже убийства, предательства и прочее. До сих помню -  над  Локи висит змея и капает на него ядом, а верная и любящая жена держит миску, чтобы на Локи яд не попадал. Когда миска наполняется, жена отходит ее вылить, тогда яд змеи капает на Локи,  он дергается и кричит, именно это люди называют землетрясением.


Рассказы Шолохова - жесть. Убийства, грязь, предательство. И это я еще "Тихий дон"  не смогла толком прочитать (о том, как в этой книге  гордые казаки насиловали своих дочерей и били смертным боем своих жен я узнала позже),  аж ступор был после рассказов и стиль изложения в целом не понравился.


Платонов "Котлован" - я читала и меня тошнило. Мерзость-мерзость-мерзость. А когда то Платонов входил в школьную программу, если верить моей училке.


Гайдара прочитала все три тома, тоже советского издания, а больше всего запомнилась "Лбовщина" - ничего общего со всякими тимурами и их командами. 


Р.S. У меня была учительница литературы старая и слегка поехавшая, она давала нам на лето огромный список книг для прочтения - в т.ч. Шолохова, Платонова, Гайдара и много кого еще, и грозила страшными карами и нам и родителям (ваши родители росли на этих книгах!). А мне тогда было лет 13-14, я слушалась и читала.. А на лето меня отправляли к бабке с дедом, у них в небольшом сельском доме была  комната-библиотека, небольшая, но забитая до потолка,  дед всю жизнь покупал книги,  у него на полках в той комнатушке стояли и просто книги и  полные собрания сочинений, и энциклопедии и много всего разного, от Киплинга до чувашских сказок. 


Пока вспоминала, поняла, что лучшей книгой в моей жизни была "О всех созданиях, больших и малых" Херриота. Я то плакала навзрыд, то смеялась в голос, читая записки ветеринара почти столетней давности. Я читала и другие его книги, но эта самая лучшая.


Не рейтинга ради, а развития для - что из детских книг достойно внимания до сих пор?

Показать полностью
285

Чукотский писатель Юрий Рытхэу

Русское слово на Чукотке


В этой книге мне хотелось выразить любовь и признательность великой русской культуре, которая повстречалась мне в начале моего жизненного пути. Ее значение для меня и для моего народа, лишенного письменности и литературы, — неоценимо.


Русская речь


Не знаю, как другие, но я очень хорошо помню ощущение какого-то настороженного отношения к русским, вообще людям иного, приезжего племени.

Те были совсем другие. И обликом, и занятиями своими, и происхождением. Языком тоже. Они ели другую пищу, одевались по-иному и жилища имели особенные, оборудованные предметами иногда малопонятного назначения. Это был совершенно иной мир.

Русские долго не могли приспособиться к нашему жилищу, к нашему быту — к тому, что было понятным, привычным и необходимым. От этого было к ним отношение отнюдь не подобострастное, а скорее снисходительное: они мало понимали настоящую жизнь.

Некоторые отдельные слова я уже знал — такие, как «чай», «сахар», «хлеб», «купить», «деньги», «хорошо», «плохо», «давай». Но и эти знакомые слова в живой речи менялись, звучали каждый раз по-иному, становились иногда незнакомыми. Судить по отдельным словам о живой речи — все равно что по капле пытаться представить себе океан.

С той поры каждый уэленец, говорящий по-русски хоть чуточку, стал объектом моей жгучей зависти. До изучения русского языка в школе еще было далеко, года два, а пока нам оставалось только «играть» в русский разговор.

Задолго еще до школы появилась у нас игра в «русских».

В этой игре нужно было соблюдать сложившиеся отношения между жителями Уэлена, и до сих пор я удивляюсь, как нам это удавалось делать.

...Это примерно выглядело так.

Я гостеприимно встречал охотника на пороге полярной станции, приветствовал, произнося: «Трасти». Эттекемен пожимал мою руку и дважды повторял: «Трасти, трасти». Дальше я нес какую-нибудь звукоподражательную ахинею, которую Эттекемен внимательно выслушивал, поддакивая мне: так-так, так-так, хорошо. В заключение я произносил знакомые мне русские слова: «теньки», «купить» — и сделка по покупке нерпичьей печенки заканчивалась к обоюдному согласию. Так как мне часто приходилось бывать на полярной станции, то такие сценки мне время от времени доводилось наблюдать. По утверждению моих друзей, моя «русская речь» звучала вполне естественно.

Чукотский писатель Юрий Рытхэу Писатель, Книги, Чукотка, Длиннопост, Юрий Рытхэу

Стихи


Пушкин.

Это имя впервые я услышал от своей тетки, спросив, что написано в этих одинаковых томиках или в этой большой книге с неинтересными картинками, заключающими в основном портреты далеких красавиц, портреты мужчин со смешными бородами, с волосами, растущими на щеках. Написаны были эти книги совершенно необычно, и я, воспитанный в бережливом отношении к любому клочку бумаги, аккуратно собиравший чайные обертки и конфетные фантики, поражался расточительному использованию страницы, где строчки не шли от края до края листа, как в обычных книгах, а занимали лишь середину. Такое неэкономное расходование бумаги удивляло меня, но в то же время я смутно догадывался о том, что так и должно быть. Тетя уехала учиться в Анадырское педагогическое училище и не могла ответить на мои вопросы.

Поэтому я спросил об этом нашего учителя Ивана Ивановича Татро.

На каком-то из уроков, когда было позволено задавать вопросы, я поднял руку и спросил Татро, почему в одних книгах строчки длинные, а в других — короткие.

— Потому что это стихи.

Последнее слово Татро произнес на русском языке.

— А что такое стихи? — не отставал я от нашего учителя.

Татро замешкался, похоже, даже растерялся. Как он мог мне объяснить такое? Ведь он был наш первый учитель, человек, сам только начавший познавать эту волшебную гору, у подножия которой мы стояли оба — первый наш учитель и его ученик.

— Стихи написал Пушкин, — веско сказал Татро и уклонился от дальнейших объяснений.

Через несколько дней Татро принес на урок знакомый мне том пушкинских сочинений и начал читать:


У лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том:

И днем и ночью кот ученый

Все ходит по цепи кругом...


Это было совершенно непохоже на то, что я и мои сверстники раньше слышали! С одной стороны, мы понимали, что это русский разговор, но ведь все, кого мы знали — работники полярной станции, заготовитель пушнины, пекарь Николай Павлов и, наконец, наши товарищи по школе Петя и Владик — не говорили так!

— Какой странный русский разговор! — не сдержавшись, сказал я.

И Татро снова произнес это слово:

— Потому что стихи...

— А что такое стихи? — опять спросил я, вызвав у Татро взгляд неудовольствия.

— Я сейчас вам переведу эти слова, — сказал Татро и поведал нам удивительное: — У берега, очертание которого похоже на изгиб лука, стоит зеленое дерево, из которого делают копылья для нарт. На этом дереве висит цепь. Цепь эта из денежного металла, в точности из такого, как два зуба у нашего директора школы. И днем, и ночью вокруг этого дерева ходит животное, похожее на собаку, но помельче и очень ловкое. Это животное — ученое, говорящее...

Последнее обстоятельство было нам понятно, потому что нас с детства окружали говорящие вороны, лисы, росомахи, моржи, нерпы, касатки — разнородное, многочисленное население волшебных сказок, умевшее делать все, в том числе и говорить по-человечески.

С первых же звуков меня заворожила незнакомая доселе ритмика русской речи, необычное звучание казалось бы знакомых слов. Я смутно догадывался, что дело совсем не в том, что «стоит зеленое дерево, из которого делают копылья для нарт». Если бы это было главным, Пушкин не стал бы писать об этом стихами. Это что-то вроде песни. Музыка стихотворной речи стала для меня очевидной гораздо раньше, чем я понял ее содержание, внутреннюю музыку, которая создается глубокой и оригинальной мыслью.

Я стал читать русские стихи, порой не понимая смысла слов, мне просто интересно и приятно было ощущать музыку слов, музыку самой речи. А потом, когда пришло понимание самих слов, многое прояснилось.

Стихи долгое время казались мне чудом, которое невозможно воспроизвести на другом языке, а тем более на чукотском.

Это не значит, что чукотский язык не знал «словесной игры». Большинство пословиц, поговорок, дразнилок рифмовалось. Но чтобы большое поэтическое сказание было сложено в виде упорядоченных строк, то есть в виде стихов, такого не было. Слова в песнях располагались в зависимости от смысла и мелодии, и их было так мало, что не было никакой необходимости составлять упорядоченную строку.

Но чтобы на чукотском языке было написано стихотворение или поэма — об этом я даже и не задумывался, совершенно уверенный в том, что такое невозможно ни на каком другом языке, кроме русского.

И когда я узнал, что стихи существуют и на других языках, только тогда начал задумываться о том, что, может быть, и наш язык способен на такое.

Мое восприятие русской поэтической речи шло нелегко. В конце концов я написал несколько очень неважных, подражательных стихотворений на чукотском языке.

Случилось это уже в Ленинграде.

В «Учпедгизе» печатаются книги для школ Севера на языках народностей, населяющих национальные округа и низовья Амура.

Я переводил тексты для книги «Чычеткин вэтгав» — «Родное слово». Это была хрестоматия для чтения. Первый же текст, который мне надо было переложить на чукотский, оказался стихами. Я хорошо знал их, но как слова песни Лебедева-Кумача «Широка страна моя родная». А тут лишенные музыки строки предстали передо мной словно раздетые, непривычные. И переводить их надо было именно как стихи.

На странице возникало первое произведение на чукотском языке, строки которого не доходили до конца страницы и которые можно было читать, ясно ощущая ритм, концевые рифмы, и, что самое главное, получалось, во всяком случае по звуковому письму, нисколько не хуже, чем в оригинале!

Я набело переписал стихотворение и постарался красиво написать его название: «Ныркывкэн гымнин Чычетнутэнут».

Переводческая работа меня захватила.

Я переводил стихи Пушкина, Некрасова, приступая не без робости к этому труду. Это было ни с чем не сравнимое счастье, когда слова великого поэта обретали новую жизнь на моем языке.

Честно говоря, именно тогда у меня зародилась мысль о том, что, несмотря на многообразие звуков языка, способов выражения слов, есть такие общечеловеческие понятия, которые близки каждому жителю земли, независимо от его происхождения и образа жизни.

Я переводил в основном стихотворения о сменах времен года, описания примет зимы, лета, осени, весны. Это было интересно, увлекательно, любопытно.

Но и весны, и зимы, и осени, и лета относились к русской природе.

И тогда я решил попробовать написать о нашей, чукотской природе.

Все эти воспоминания вылились у меня в несколько довольно слабеньких стихотворений, которые и были помещены в книге «Чычеткин вэтгав».

Обычно писатель удостаивается чести быть помещенным в хрестоматии, если его произведения могут быть названы образцовыми. А тут самые первые стихотворные опыты были помещены в книгу. И это отнюдь не было свидетельством их высокого качества, а произошло оттого, что другого тогда ничего не было.

Когда книжка вышла, я, конечно, открыл ее на той странице, где было помещено стихотворение Лебедева-Кумача «Широка страна моя родная».


Юрий РЫТХЭУ.

Под сенью волшебной горы. 1974

https://geo.1sept.ru/article.php?ID=200401813
Показать полностью 1
344

Нил Гейман. Почему наше будущее зависит от библиотек, чтения и фантазии

Нил Гейман. Почему наше будущее зависит от библиотек, чтения и фантазии Будущее, Литература, Книги, Чтение, Длиннопост, Нил Гейман

От переводчицы

Нил Гейман прочитал выдающуюся лекцию о природе и пользе чтения. Это не просто страстная апология, не туманное размышление, столь свойственное порой интеллектуалам-гуманитариям, но очень понятное, последовательное доказательство, казалось бы, очевидных вещей. Если у вас есть друзья-математики, которые спрашивают вас, зачем читать художественную литературу, дайте им этот текст. Если у вас есть друзья, которые убеждают вас, что скоро все книги станут исключительно электронными, дайте им этот текст. Если вы с теплотой (или наоборот с ужасом) вспоминаете походы в библиотеку, прочитайте этот текст. Если у вас подрастают дети, прочитайте с ними этот текст, а если вы только задумываетесь о том, что и как читать с детьми, тем более прочитайте этот текст.
Я, конечно, рекомендую оригинал, но некоторое представление о нем можно получить из моего перевода.

Читая и переводя это текст, я думала о своей маме, которая работает в библиотеке в числе тех, кто придумывает, как сохранить ее полезной и нужной для людей XXI века.
Я думала о тете своей бабушки, которая работала в библиотеке.
Я думала о своей бабушке, которая больше всего на свете любила читать и которая посылала своему брату учебники, умоляя учиться и читать.
Я думала о себе, каждый день работающей над тем, чтобы людям было удобно и интересно покупать и читать бумажные книги. Это у нас в крови. Это то, что определяет нашу жизнь, то, чего у нас уже не отнять. И я бесконечно рада услышать и прочитать, что все, что так ценно для нас, волнует и Нила Геймана.

Нил Гейман. Почему наше будущее зависит от библиотек, чтения и фантазии Будущее, Литература, Книги, Чтение, Длиннопост, Нил Гейман

Далее сама речь.

Людям важно объяснять, на чьей они стороне и почему, а также пристрастны ли они. Своего рода декларация интересов. Итак, я собираюсь поговорить с вами о чтении. Я собираюсь рассказать вам, что библиотеки важны. Я собираюсь предположить, что чтение художественной литературы, чтение для удовольствия является одной из самых важных вещей в жизни человека. Я собираюсь со всей страстью умолять людей осознать, что такое библиотеки и библиотекари, и сохранить оба явления.

И я очевидно очень сильно пристрастен, ведь я писатель, автор художественных текстов. Я пишу и для детей, и для взрослых. Уже около 30 лет я зарабатываю себе на жизнь с помощью слов, по большей части создавая вещи и записывая их. Несомненно я заинтересован, чтобы люди читали, чтобы люди читали художественную литературу, чтобы библиотеки и библиотекари существовали и способствовали любви к чтению и существованию мест, где можно читать.

Так что я пристрастен как писатель. Но я гораздо больше пристрастен как читатель. И я еще больше пристрастен как гражданин Великобритании.

Я произношу эту речь сегодня под патронатом Агентства чтения, благотворительной организации, чья миссия состоит в том, чтобы дать всем равные шансы в жизни и помочь стать уверенными и заинтересованными читателями. Сюда входит поддержка образовательных программ, библиотек и отдельных личностей, а также откровенное и бескорыстное поощрение самого акта чтения. Потому что, как говорят, все меняется, когда мы читаем.

Именно эта перемена и именно этот акт чтения — то, о чем я хочу сегодня поговорить. Я хочу рассказать о том, что с нами делает чтение. Для чего оно ссоздано.

Однажды я был в Нью-Йорке и услышал разговор о строительстве частных тюрем — это стремительно развивающаяся индустрия в Америке. Тюремная индустрия должна планировать свой будущий рост — сколько камер им понадобится? Каково будет количество заключенных через 15 лет? И они обнаружили, что могут предсказать все это очень легко, используя простейший алгоритм, основанный на опросах, какой процент 10 и 11-летних не может читать. И конечно не может читать для своего удовольствия.

В этом нет прямой зависимости, нельзя сказать, что в образованном обществе нет преступности. Но взаимосвязь между факторами видна.

Я думаю, что самые простые из этих связей происходят из очевидного. Грамотные люди читают художественную литературу.

У художественной литературы есть два назначения. Во-первых, она открывает вам зависимость от чтения. Жажда узнать, что же случится дальше, желание перевернуть страницу, необходимость продолжать, даже если будет тяжело, потому что кто-то попал в беду, и ты должен узнать, чем это все кончится… в этом есть настоящий драйв. Это заставляет узнавать новые слова, думать по-другому, продолжать двигаться вперед. Обнаруживать, что чтение само по себе является наслаждением. Единожды осознав это, вы на пути к постоянному чтению. Чтение — это ключ. Несколько лет назад я слышал высказывания, что мы живем в «постграмотном» мире, где возможность извлекать смысл из письменного текста уже вторична, но эти дни прошли. Слова сейчас важнее чем когда- либо, мы исследуем мир с помощью слов, а так как мир соскальзывает в мировую паутину, мы следуем за ним, чтобы общаться и осознавать то, что мы читаем. Люди, которые не понимают друг друга, не могут обмениваться идеями, не могут общаться, а программы-переводчики делают только хуже.

Простейший способ гарантировано вырастить грамотных детей — это научить их читать и показать, что чтение — это приятное развлечение. Самое простое — найдите книги, которые им нравятся, дайте им доступ к этим книгам и позвольте им прочесть их.

Я не думаю, что существует такая вещь, как плохая книга для детей. Снова и снова среди взрослых становится модно указывать на определенные детские книги, часто на целый жанр или автора, и провозглашать их плохими книгами, книгами, от чтения которых нужно оградить детей. Я видел, как это происходило снова и снова, Энид Блайтон называли плохим автором, это же случилось и с Робертом Лоуренсом Стайном, и с множеством других. Комиксы осуждали за то, что они способствовали безграмотности.

Это ерунда. Это снобизм и глупость. Не существует плохих авторов для детей, если дети хотят их читать и ищут их книги, потому что все дети разные. Они находят нужные им истории, и они входят внутрь этих историй. Избитая затасканная идея не избита и затаскана для них. Ведь ребенок открывает ее впервые для себя. Не отвращайте детей от чтения лишь потому, что вам кажется, будто они читают неправильные вещи. Литература, которая вам не нравится, — это путь к книгам, которые могут быть вам по душе. И не у всех одинаковый с вами вкус.

Взрослые с добрыми намерениями могут легко уничтожить любовь ребенка к чтению: оградите их от чтения того, что им нравится, или дайте им достойные, но скучные книги, эти современные эквиваленты викторианской «воспитательной» литературы. Вы останетесь с поколением, убежденным, что читать — это не круто, или хуже того — неприятно.

Нужно, чтобы наши дети вставали на лестницу чтения: все, что им нравится, будет продвигать их — ступень за ступенью — к грамотности. (А также никогда не повторяйте ошибку, что сделал автор, когда его 11-летняя дочка зачитывалась Р. Л. Стайном. Ошибка состояла в том, чтобы пойти к ней и вручить книжку Стивена Кинга «Кэрри» со словами «если ты любишь Стайна, то и это тебе понравится!» Холли не читала ничего, кроме безобидных историй о поселенцах в прериях, до конца подросткового возраста, и до сих пор гневно смотрит на меня, когда слышит имя Стивена Кинга.)

И вторая вещь, которую делает художественная литература, — она порождает эмпатию. Когда вы смотрите телепередачу или фильм, вы смотрите на вещи, которые происходят с другими людьми. Художественная проза — это что-то, что вы производите из 33 букв и пригоршни знаков препинания, и вы, вы один, используя свое воображение, создаете мир, населяете его и смотрите вокруг чужими глазами. Вы начинаете чувствовать вещи, посещать места и миры, о которых вы бы и не узнали. Вы узнаете, что внешний мир — это тоже вы. Вы становитесь кем-то другим, и когда возвратитесь в свой мир, то что-то в вас немножко изменится.

Эмпатия — это инструмент, который собирает людей вместе и позволяет вести себя не как самовлюбленные одиночки.

Вы также находите в книжках кое-что жизненно важное для существования в этом мире. И вот оно: миру не обязательно быть именно таким. Все может измениться.

В 2007 году я был в Китае, на первом одобренном партией конвенте по научной фантастике и фэнтези. В какой-то момент я спросил у официального представителя властей: почему? Ведь НФ не одобрялась долгое время. Что изменилось?

Все просто, сказал он мне. Китайцы создавали великолепные вещи, если им приносили схемы. Но ничего они не улучшали и не придумывали сами. Они не изобретали. И поэтому они послали делегацию в США, в Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые придумывали будущее, о них самих. И обнаружили, что те читали научную фантастику, когда были мальчиками и девочками.

Литература может показать вам другой мир. Она может взять вас туда, где вы никогда не были. Один раз посетив другие миры, как те, кто отведали волшебных фруктов, вы никогда не сможете быть полностью довольны миром, в котором выросли. Недовольство — это хорошая вещь. Недовольные люди могут изменять и улучшать свои миры, делать их лучше, делать их другими.

И пока мы не ушли от темы, я хотел бы сказать пару слов об эскапизме. Этот термин произносят так, как будто это что-то плохое. Как будто бы «эскапистская» литература — это дешевый дурман, потребный только запутанным, одураченным и введенным в заблуждение. А единственная литература, достойная детей и взрослых, — это литература подражательная, отражающая все худшее в этом мире.

Если бы вы оказались в неразрешимой ситуации, в неприятном месте, среди людей, которые не желали вам ничего хорошего, и кто-то предложил бы вам временный уход оттуда, неужели бы вы его не приняли? Именно такова эскапистская литература, это литература, которая открывает дверь, показывает, что на улице солнце, дает место, куда можно пойти, если тебя контролируют, и людей, с которыми хочется быть (а книги — это реально существующие места, не сомневайтесь в этом). А что еще важнее, во время такого побега книги могут дать вам знания о мире и ваших бедах, они дают вам оружие, дают вам защиту: подлинные вещи, которые можно забрать с собой в тюрьму. Знания и умения, которые можно использовать для настоящего побега.

Как напоминает нам Дж. Р. Р. Толкин, единственные люди, которые протестуют против побега, это тюремщики.

Другой способ разрушить детскую любовь к чтению, это, конечно, убедиться, что рядом нет книг. И нет мест, где дети бы могли их прочитать. Мне повезло. Когда я рос, у меня была великолепная районная библиотека. У меня были родители, которых можно было убедить забросить меня в библиотеку по дороге на работу во время летних каникул. И библиотекари, которые принимали маленького одинокого мальчика, который возвращался в библиотеку каждое утро и изучал каталог карточек, разыскивая книги с призраками, магией или ракетами в них, книги с вампирами или загадками, с ведьмами и чудесами. И когда я прочитал всю детскую библиотеку, я принялся за взрослые книги.

Они были хорошими библиотекарями. Они любили книги и любили, чтобы их читали. Они научили меня, как заказывать книги из других библиотек через межбиблиотечный обмен. У них не было снобизма по поводу того, что я читал. Казалось, им нравился мальчик с широко распахнутыми глазами, который любил читать. Они говорили со мной о прочитанных книгах, они находили для меня другие книги из серии, они помогали. Они относились ко мне как обычному читателю — не больше и не меньше — и это значило, что они уважали меня. В 8 лет я не привык к тому, чтобы меня уважали.

Библиотеки — это свобода. Свобода читать, свобода общаться. Это образование (которое не заканчивается в тот день, когда мы покидаем школу или университет), это досуг, это убежище и это доступ к информации.

Я боюсь, что в 21 веке люди не совсем понимают, что такое библиотеки и каково их назначение. Если вы воспринимаете библиотеку как полку с книгами, она может показаться вам старой и несовременной в мире, где, большинство, но не все книги существуют в электронном виде. Но это фундаментальная ошибка.

Я думаю, что тут все дело в природе информации. Информация имеет цену, а правильная информация бесценна. На протяжении всей истории человечества мы жили во времена нехватки информации. Получить необходимую информацию всегда было важно и всегда чего-то стоило. Когда сажать урожай, где найти вещи, карты, истории и рассказы — это то, что всегда ценилось за едой и в компаниях. Информация была ценной вещью, и те, кто обладали ею или добывали ее, могли рассчитывать на вознаграждение.

В последние годы мы отошли от нехватки информации и подошли к перенасыщению ею. Согласно Эрику Шмидту из Google, теперь каждые два дня человеческая раса создает столько информации, сколько мы производили от начала нашей цивилизации до 2003 года. Это что-то около пяти эксобайтов информации в день, если вы любите цифры. Сейчас задача состоит не в том, чтобы найти редкий цветок в пустыне, а в том, чтобы разыскать конкретное растение в джунглях. Нам нужна помощь в навигации, чтобы найти среди этой информации то, что нам действительно нужно.

Библиотеки — это места, куда люди приходят за информацией. Книги — это только верхушка информационного айсберга, они лежат там, и библиотекари могут свободно и легально обеспечить вас книгами. Больше детей берут книги из библиотек, чем когда-либо раньше, и это разные книги — бумажные, электронные, аудиокниги. Но библиотеки — это еще, например, места, где люди, у которых нет компьютера или доступа к интернету, могут выйти в сеть. Это ужасно важно во времена, когда мы ищем работу, рассылаем резюме, оформляем пенсию в интернете. Библиотекари могут помочь этим людям ориентироваться в мире.

Я не думаю, что все книги должны попасть или попадут на экраны. Как однажды заметил Дуглас Адамс, за 20 лет до появления Киндла, бумажная книга похожа на акулу. Акулы старые, они жили в океане до динозавров. И причина, почему акулы до сих пор существуют, состоит в том, что акулы лучше всех справляются с ролью акул. Бумажные книги прочные, их сложно уничтожить, они водонепроницаемые, работают при солнечном свете, удобно лежат в руке — они хороши в роли книг, и для них всегда останется место. Они принадлежат библиотекам, даже если библиотеки уже стали местом, где вы можете получить доступ к электронным книгам, аудиокнигам, DVD и интернет-контенту.

Библиотека — это хранилище информации, которое дает каждому гражданину равный доступ к ней. Это включает в себя информацию о здоровье. И о психическом здоровье. Это место для общения. Это укромное место, убежище от окружающего мира. Это место с библиотекарями. Какими будут библиотеки будущего, мы можем воображать уже сейчас.

Грамотность стала важнее, чем когда-либо в этом мире СМС и е-мейлов, в мире письменной информации. Мы должны читать и писать, и нам нужны открытые миру граждане, которые могут комфортно читать, понимать, что они читают, понимать нюансы и быть понятными другим.

Библиотеки — это действительно ворота в будущее. Так что очень жаль, что по всему свету мы видим, как местные власти рассматривают закрытие библиотек как легкий способ сохранить деньги, не понимая, что они обкрадывают будущее, чтобы заплатить за сегодня. Они закрывают ворота, которые должны быть открыты.

Согласно недавнему исследованию Организации Экономического сотрудничества и роста, Англия — это единственная страна, где население старшего возраста более грамотное и более многочисленное, чем население младшего возраста, если сравнивать эти показатели с другими факторами, например, гендер, социально-экономические показатели и тип занятости.

Говоря другими словами, наши дети и внуки не так грамотны, как мы, и их меньше, чем нас. Они меньше способны ориентироваться в мире, понимать его, решать проблемы. Их легче обмануть и запутать, у них меньше возможностей изменить свой мир, они менее трудоспособны. Да все вышеперечисленное. И Англия как страна падет под натиском более развитых наций, потому что ей будет не хватать квалифицированной рабочей силы.

Книги — это способ общаться с мертвыми. Это способ учиться у тех, кого больше нет с нами. Человечество создало себя, развивалось, породило тип знаний, которые можно развивать, а не постоянно запоминать. Есть сказки, которые старше многих стран, сказки, которые надолго пережили культуры и стены, в которых они были впервые рассказаны.

Я считаю, что у нас есть ответственность перед будущим. Ответственность и обязательства перед детьми, перед взрослыми, которыми станут эти дети, перед миром, в котором они будут жить. Мы все — читатели, писатели, граждане — имеем обязательства. Пожалуй, я попробую сформулировать некоторые из них.

Я верю, что мы должны читать для удовольствия, наедине с собой и на публике. Если мы читаем для удовольствия, если другие видят нас за книгой, мы учимся, мы тренируем наше воображение. Мы показываем другим, что чтение — это хорошо.

Мы должны поддерживать библиотеки. Использовать библиотеки, поощрять других пользоваться ими, протестовать против их закрытия. Если вы не цените библиотеки, значит, вы не цените информацию, культуру или мудрость. Вы заглушаете голоса прошлого и вредите будущему.

Мы должны читать вслух нашим детям. Читать им то, что их радует. Читать им истории, от которых мы уже устали. Говорить на разные голоса, заинтересовывать их и не прекращать читать только потому, что они сами научились это делать. Делать чтение вслух моментом единения, временем, когда никто не смотрит в телефоны, когда соблазны мира отложены в сторону.

Мы должны пользоваться языком. Развиваться, узнавать, что значат новые слова и как их применять, общаться понятно, говорить то, что мы имеем в виду. Мы не должны пытаться заморозить язык, притворяться, что это мертвая вещь, которую нужно чтить. Мы должны использовать язык как живую вещь, которая движется, которая несет слова, которая позволяет их значениям и произношению меняться со временем.

Писатели — особенно детские писатели — имеют обязательства перед читателями. Мы должны писать правдивые вещи, что особенно важно, когда мы сочиняем истории о людях, которые не существовали, или местах, где не бывали, понимать, что истина — это не то, что случилось на самом деле, но то, что рассказывает нам, кто мы такие. В конце концов, литература — это правдивая ложь, помимо всего прочего. Мы должны не утомлять наших читателей, но делать так, чтобы они сами захотели перевернуть следующую страницу. Одно из лучших средств для тех, кто читает с неохотой — это история, от которой они не могут оторваться.

Мы должны говорить нашим читателям правду, вооружать их, давать защиту и передавать ту мудрость, которую мы успели почерпнуть из нашего недолгого пребывания в этом зеленом мире. Мы не должны проповедовать, читать лекции, запихивать готовые истины в глотки наших читателей, как птицы, которые кормят своих птенцов предварительно разжеванными червяками. И мы не должны никогда, ни за что на свете, ни при каких обстоятельствах писать для детей то, что бы нам не хотелось прочитать самим.

Мы должны понимать и признавать, что как детские писатели мы делаем важную работу, потому что если мы не справимся и напишем скучные книги, которые отвратят детей от чтения и книг, то мы истощим наше будущее и еще больше принизим их.

Все мы — взрослые и дети, писатели и читатели — должны мечтать. Мы должны выдумывать. Легко притвориться, что никто ничего не может изменить, что мы живем в мире, где общество огромно, а личность меньше чем ничто, атом в стене, зернышко на рисовом поле. Но правда состоит в том, что личности меняют мир снова и снова, личности создают будущее, и они делают это, представляя, что вещи могут быть другими.

Оглянитесь. Я серьезно. Остановитесь на мгновение и посмотрите на помещение, в котором вы находитесь. Я хочу показать что-то настолько очевидное, что его все уже забыли. Вот оно: все, что вы видите, включая стены, было в какой-то момент придумано. Кто-то решил, что гораздо легче будет сидеть на стуле, чем на земле, и придумал стул. Кому-то пришлось придумать способ, чтобы я мог говорить со всем вами в Лондоне прямо сейчас, без риска промокнуть. Эта комната и все вещи в ней, все вещи в здании, в этом городе существуют потому, что снова и снова люди что-то придумывают.

Мы должны делать вещи прекрасными. Не делать мир безобразнее, чем он был до нас, не опустошать океаны, не передавать наши проблемы следующим поколениям. Мы должны убирать за собой, и не оставлять наших детей в мире, который мы так глупо испортили, обворовали и изуродовали.

Мы должны говорить нашим политикам, чего мы хотим, голосовать против политиков из любой партии, которые не понимают роли чтения в формировании настоящих граждан, политиков, которые не хотят действовать, чтобы сохранять и защищать знание и поощрять грамотность. Это не вопрос политики. Это вопрос обычной человечности.

Однажды Альберта Эйнштейна спросили, как мы можем сделать наших детей умнее. Его ответ был простым и мудрым. Если вы хотите, чтобы ваши дети были умны, сказал он, читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее, читайте им еще больше сказок. Он понимал ценность чтения и воображения. Я надеюсь, что мы сможем передать нашим детям мир, где они будут читать, и им будут читать, где они будут воображать и понимать.

October 14, 2013

Показать полностью 1
87

Чтение, как психотерапия.

Мать иногда кричала на меня несколько часов. Все начиналось с банальной не вымытой посуды, а заканчивалось упреками и унижениями. 


После такого я обычно плакала, а когда слезы заканчивались я начинала ненавидеть свою жизнь.


Но только до того момента, пока не открывала книгу.


Стоило мне погрузиться в историю с головой, весь внешний окружающий мир переставал существовать. Больше не было вечно недовольной матери, нужды в деньгах и тяжелых дум о том, какая я несчастная.


Расскажу книги, которые (как мне кажется) сильнее всего на меня повлияли.


***



Мне 11 лет, я уже узнала все прелести криков, унижений и насмешек от матери.


В то время, я нашла книгу Шарлотты Бронте "Джен Эйр" и описание детства главной героини, меня зацепило.



10-летняя Джен Эйр живет в доме, где ее никто не любит. Она сирота, и ее воспитывает тетя, которая не выносит на дух главную героиню. Девочка подвергается эмоциональному насилию со стороны родственников, сталкивается с насмешками и несправедливостью.
Потом ее отдают в школу для девочек, где Джен заводит подругу. Весной ее подруга умирает от тифа.
Джен вырастает, уезжает из школы и находит работу гувернатки. Влюбляется в хозяина поместья, у которого жена страдает психическим заболеванием. Переживает в муки неразделенной любви, но в конце обретает счастье.


Я перечитала эту книгу примерно раз десять, особенно первые главы посвященные описанию детства Джен. И естественным образом, ассоциировала себя с ней. Мы обе были бедны, не красивы и пережили эмоциональное насилие.


Эта книга, до сих пор мне вспоминается из-за нескольких фраз.



Если весь мир будет ненавидеть тебя и считать тебя дурной, но ты чиста перед собственной совестью, ты всегда найдешь друзей.
Даже и мою жизнь озарял иногда луч солнца.

И любимое,


Никто не знает, сколько мятежей – помимо политических – зреет в недрах обыденной жизни
Чтение, как психотерапия. Книги, Психотерапия, Чтение, Литература, Ольга Громыко, Гарри Поттер, Длиннопост, Джейн Эйр

Если Джен Эйр смогла стать счастливой, то наверное смогу, думала я


***


Мне 13 лет, серия книг о Гарри Поттере, уже набрала популярность.


Я влюбилась в мир Поттерианы с первой книги.


Наверное, тоже потому что Гарри испытывал на себе все прелести эмоционального насилия от родственников. Я сопереживала и понимала этого героя и уверилась в своих чувствах. Я понимала, что люди могут быть жестоки, но не я в этом виновата. Как отвратительно Дурсли относились к Гарри, так и другие люди, могут преследовать только свои эгоистичные цели и это вовсе не означает, что они правы.


В этой серии книг, я нашла утешение. Они для меня были, как уютная пижама. Я наливала чай уходила из мира, где чувствовала себя ненужной и лишней.

Чтение, как психотерапия. Книги, Психотерапия, Чтение, Литература, Ольга Громыко, Гарри Поттер, Длиннопост, Джейн Эйр

***


Мне 14-15 лет и я нахожу книгу, которая стала "лекарем" моей души.


Серия книг о Вольхе Редной.

Ольга Громыко.


В то время, я была достаточно замкнутой, постоянно чувствовала себя одиноко и часто думала о смерти. Впрочем не предпринимая никаких попыток, свести счеты с жизнь. Просто помню ощущение вселенской тоски.



В библиотеке, я наткнулась на книгу "Профессия-ведьма", после Гарри Поттера мне были интересны фэнтази-книги.


Начав читать, я не могла оторваться — легкий юмористическийстиль Громыко, навсегда меня покорил.


Я нашла действительно забавную книгу о девушке, примерно моих лет и ее философия жизни была очень простая — не унывать и шутить.  Вольха Редная потрясающий персонаж. Ее деревню сожгли вместе со всеми жителями, и она осталась совсем одна. Но ее юмор, и легкое отношение к жизни показались мне правильной стратегией.


Юмор, как я поняла гораздо позже, самая ненасильственная защитная реакция на внешние раздражители.


Наверное, после этой серии книг, я решила что хватит ныть и жалеть себя.


Вот несколько фраз из книги:


-Ты взрослая, умная женщина! - патетически начал Лён явно в угоду Старейшинам, умиленно внимающим ему поодаль. "Ни то, ни другое, ни третье", - подумала я.


Я буду странствовать, твоя добро, искореняя зло и смываясь прежде, чем поднимется шумиха.

Даже твоя откровенность фальшива, потому что откровенен ты с единственной целью - друга легче контролировать, чем врага. Из всего можно сделать оружие. Даже из дружбы. Ты никогда не лжешь, Лён. Но как талантливо недоговариваешь!

Чтение, как психотерапия. Книги, Психотерапия, Чтение, Литература, Ольга Громыко, Гарри Поттер, Длиннопост, Джейн Эйр

Я заметила, что очень люблю истории об "аутсайдерах", вероятно, потому что я сама всегда им была.


***


С уважением, OG.

Показать полностью 3
199

Хочу все знать #441. Поклонникам Агаты Кристи. 10 лучших детективов.

Конечно это вопрос спорный. Какие лучше, какие чуть хуже и тем не менее...

Какие произведения мастера детективов выходят на топовый свет...

Сегодня Агате Кристи исполняется 129 лет! Но мы ее любим не только за это.

За 86 лет жизни Агата Кристи написала почти 70 романов. Это очень много. Если прочитать столько детективов подряд — наверняка самому захочется кого-нибудь убить.


К счастью, специалисты по литературе считают, что истинными шедеврами являются лишь 10 произведений британской писательницы. Десять — это уже не так много. После десяти детективов вполне можно удовлетвориться шантажом, разбоем или, в крайнем случае, пытками.

*шутка*

Хочу все знать #441. Поклонникам Агаты Кристи. 10 лучших детективов. Хочу все знать, Литература, Детектив, Агата Кристи, Интересное, Писатель, Длиннопост

1. «Убийство Роджера Экройда» (1926)

Расследует Эркюль Пуаро


Ты никогда не догадаешься, кто убийца. Правда. Книга вышла в 1926 году и вызвала настоящий шок. До сих пор ни один из авторов детективных романов не догадался сделать убийцей… Все, все, молчим....


2. «Убийство в доме викария» (1930)

Расследует Мисс Марпл


Еще одна новация: в качестве сыщика впервые на сцену вышла дряхлая старая дева, в которую публика сразу страстно влюбилась. Теперь старушке придется пробыть на этой сцене почти полвека: в последних романах с ее участием писательница намекает, что мисс Марпл уже перевалило за сто лет.


3. «Убийство в Восточном экспрессе» (1934)

Хочу все знать #441. Поклонникам Агаты Кристи. 10 лучших детективов. Хочу все знать, Литература, Детектив, Агата Кристи, Интересное, Писатель, Длиннопост

Расследует Эркюль Пуаро


Детектив экранизировали примерно миллион раз — во всех странах, сумевших изобрести кинопленку. Угадать убийцу ты опять-таки наверняка не сможешь. А еще книга обессмертила поезд, шедший от Стамбула до Парижа, роскошный экспресс класса люкс. Бархатные портьеры, серебряные подстаканники, трупы в купе — все как положено.


4. «Загадка Эндхауза» (1932)

Расследует Эркюль Пуаро


Кроме закрученного сюжета — отличное описание золотой молодежи времен Великой депрессии, из которого следует, что наши прабабушки занимались сексом с кем ни попадя и гоняли на автомобилях. Странно, что у них родились такие приличные и благонамеренные правнуки.


5. «Смерть на Ниле» (1937)

Расследует Эркюль Пуаро


Детектив написан так увлекательно, что подмывает все бросить, взять билет на круиз по Нилу и быть там изящно убитым. Тоже великое множество экранизаций — какому режиссеру не захочется снять фильм на великолепном пароходе, где все в жемчугах и смокингах?


6. «Десять негритят» (1939)

...последний негритенок посмотрел устало,

повесился и никого не стало...


Никогда... никогда правосудие не поднималось на такую сияющую высоту, как поднялось оно здесь. Без шутовских колпаков и мантий, без продажных лгунов адвокатов. Один на один судья и преступник. Один на один преступник и палач.
Хочу все знать #441. Поклонникам Агаты Кристи. 10 лучших детективов. Хочу все знать, Литература, Детектив, Агата Кристи, Интересное, Писатель, Длиннопост

Расследуют Томас Легг и инспектор Мейн


«Десять негритят решили пообедать — один вдруг поперхнулся, и их осталось девять».


Самый тяжелый и трагичный из детективов писательницы. Идеальный триллер: вся правда о мраке преступных душ. У нас экранизирован Говорухиным — с гениальной Татьяной Друбич в главной роли. И да, из соображений политкорректности на Западе роман теперь выходит под названием «И никого не стало».

Стереть слово "негритята", из умов и памяти, ибо нельзя так!!

******


1. Энтони Марстон — молодой парень. Любит гонять на автомобиле. Был приглашен своим другом. Задавил на машине двух детей, Джона и Люси Комбс.

2. Этель Роджерс — жена Томаса Роджерса, кухарка.

3. Джон Макартур — старый генерал. Получил приглашение на остров от Оуэна на встречу старых армейских товарищей. Во время войны отправил на верную смерть подчинённого, любовника своей жены Артура Ричмонда.

4. Томас Роджерс — дворецкий. Вместе со своей женой был нанят мистером Оуэном. Служа у мисс Брейди, пожилой больной женщины, он и его жена не дали ей вовремя лекарство; она умерла, оставив Роджерсам небольшое наследство.

5. Эмили Брент — пожилая женщина. Получила приглашение написанное неразборчивым почерком, предположила, что от старой знакомой. Выгнала из дома молодую служанку, Беатрису Тейлор, узнав, что та забеременела вне брака; девушка утопилась.


Лоуренс Джон Уоргрейв — старый судья. Очень умный и мудрый человек. Получил приглашение от своей старой знакомой. Приговорил к смерти Эдварда Ситона. Единственный из всех «негритят», кто не был виновен в том, в чём его обвинил голос на пластинке (приговорённый им Ситон действительно был преступником).


6. Эдуард Армстронг — доктор с Харли-стрит. Был приглашен на работу в качестве врача за солидный гонорар. Оперировал пожилую женщину, Мэри Элизабет Клиис, будучи пьяным, в результате чего она умерла.

7. Уильям Генри Блор — инспектор в отставке. Был прохвостом и всегда уверенным в своих силах. Нанят Оуэнами в качестве частного детектива (якобы для охраны драгоценностей миссис Оуэн). За взятку дал ложные показания в суде, что привело к заключению невиновного Ландора на каторге, где тот через год умер.

8. Филипп Ломбард — занимался грязными делами. На остров приехал по предложению Айзека Морриса. Бросил 20 человек, туземцев восточно-африканского племени в велде, украв всю провизию, оставил их на верную смерть.

9. Вера Клейторн — молодая девушка, приехала на остров по предложению миссис Оуэн, чтобы стать её секретаршей. Была няней мальчика Сирила Хэмилтона, стоявшего на пути её любовника Хьюго к наследству. Вера умышленно разрешила мальчику во время купания заплыть за скалу — в результате тот попал в течение и утонул.


=не удивлюсь, если вы сейчас все это услышали голосом как на старой пластинке=



7. «Смерть приходит в конце» (1944)

Никто не расследует


Муж-археолог — прекрасное подспорье для любого автора детективов. Действие романа происходит в Древнем Египте, четыре тысячи лет назад. Детальное и довольно точное в историческом плане наблюдение за жизнью древнеегипетской семьи, в которой орудует тайный убийца. Этой книгой леди Агата доказала, что умеет заставлять читателей влюбляться не только в британский быт. Египетский у нее тоже очень соблазнительно получается.


8. «Зло под солнцем» (1941)

Хочу все знать #441. Поклонникам Агаты Кристи. 10 лучших детективов. Хочу все знать, Литература, Детектив, Агата Кристи, Интересное, Писатель, Длиннопост

Расследует Эркюль Пуаро


Пляж, пальмы, солнце, блестящий отель на острове — и знаменитая актриса-социопатка в роли главного аниматора, которая старательно допекает всех гостей по очереди и под конец оказывается жертвой жестокого убийства. Удивительный детектив, читая который ты искренне и горячо желаешь, чтобы убийцу этой очаровательной дамы так и не нашли.


9. «Скрюченный домишко» (1949)

Расследует Чарльз Хейворд


Чисто семейное дело: на похоронах богатого старого грека его многочисленное никчемное семейство грызется из-за наследства. А потом начинаются странные смерти. Более подробно описать происходящее нельзя, получится сплошной спойлер, но убийцу опять-таки весьма трудно угадать даже опытному читателю.


10. «В 4.50 из Паддингтона» (1957)

Расследует мисс Марпл


Еще одна любимая книга экранизаторов. Старушка в поезде видит мельком, как в купе другого поезда мужчина душит женщину. Впрочем, может быть, старой леди этот ужас только привиделся? И даже если нет — где искать убийцу и жертву, кто они такие? (Электронные именные билеты изобретут только через полвека.)

Но мисс Марпл эти пустяки не остановят!

Спасибо за внимание!

Читайте, мудрейте!

Прячьте пистолет подальше)

До встречи!

Показать полностью 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: