150

Алко-поезд, продолжение "Госпитальные будни"

Алко поезд


Парни уехали раньше, я остался на вокзале один. Поболтал с лейтенантом, начпатруля, что подошли проверить мои доки; дал пендаля цыганенку, что пытался залезть ко мне в вещмешок. Потом выдержал осаду пятнадцати орущих цыганок, и одного ромале, который пытался мне объяснить, что я не прав. Посылал их поодиночке и скопом - весело и задорно.

Я еду домой!!!

Билет, который мне выдали в воинской кассе, был до Самары. Под ней базировалась наша часть. Два дня езды, если мне память не изменяет…

Проводник, здоровый накачанный мужик, лет тридцати, встретил меня на перроне, дал в ухо одному из самых наглых цыганят, что никак от меня не отставали. Удостоился от меня спасибо, я от него хлопка по спине, и фразой, что «всё путем».

Вагон, как ни странно, был пустой- человек десять всего народу. На боковушке, рядом с моим местом скучал душок.

-Здорова! – я протянул руку и представился. –Откуда сам?

Пацана комиссовали спустя месяц после призыва. Не помню уж, чего за болезнь у него была. Одно плечо выше другого, очки в пару сантиметров толщиной, в общем, как его вообще призвали – было непонятно.

- Что, похаваем? –я достал из вещмешка банку каши с мясом.

-Давай! –кивнул пацан, и тоже достал банку каши.

-Тебе хлеб дали? – я перочинным ножом, зажатым в левой руке, мучил банку. Потом осознал, что я сержант, и старше по сроку службы, заставил открыть банку «духа».


Тут я вспомнил, как после операции на руку через пару дней, пошёл в столовую. Если первое и второе я левой рукой срубал нормально, то с вареным яйцом была засада. Правая рука была в гипсе по самые пальцы, а левая отказывалась нормально счищать скорлупу. Посмотрев на мои мучения, парнишка без правой руки, сидевший за одним со мной столом, за пять секунд левой рукой очистил яйцо и положил мне на тарелку.


-Неа. – он ловко отогнул крышку и поставил банку передо мной. –Только кашу дали.

Ну да, в одном госпитале лежали, в разных отделениях. Я его и не видел, вроде, ни разу…

Каша без хлеба – не самое лучшее, что можно нормально есть солдату, избалованному госпитальными харчами. Потому, «со свойственной всем солдатам смекалкой» (с)ДМБ, я подошёл к гражданским, что сидели через купе, и попросил хлеба. Хлеб мне дали, а через пару минут сердобольная молодая женщина, лет тридцати, принесла нам помидорки, огурчики, яйки и курку))). Отказываться мы не стали, даже из приличия. Срубали всё, закусив кашей.

После сытного ужина я пошёл в тамбур покурить. Курю, смотрю в степь, мелькающую за окном, слышу хлопок двери, оборачиваюсь. Стоит чернявый пацан, лет двадцати, в гражданке. Смотрит на меня внимательно.

- Откуда?

- С Краснодара. –затягиваюсь сигаретой. После затяжки поудобнее перехватываю трость. Чуть поворачиваюсь, чтоб было свободнее…

- С госпиталя? С Чечни? –не унимается парень.

- Да. – слышал я, как грабили и убивали дембелей и комиссованных в 94-95 годах. Боевые тогда на руки давали. И попробуй, доберись с МинВод до дома… С деньгами…

-И ты тут стоишь? – уже реально с наездом спрашивает он. –Мы тут оккупировали вагон- ресторан! Пошли!

Хватает меня за руку, тащит, невзирая на мои отмазки. Через вагон, попадаем в ресторан, там всё рябит от камуфляжа. Дембеля со 131 бригады домой катят…

- Мужики! –вопит мой провожающий. – Братан наш!

Калейдоскоп:

Водка в стаканах, на закусь тушняк и грудинка. Пьяные базары в тамбуре, какая-то девчонка (старше восемнадцати), которую я целую в щечку, и что-то рассказываю…

Утро… Или обед… Я просыпаюсь на своём месте, раздетый и укрытый. Форма, аккуратно сложенная, лежит на столе. Трость на полу, рядом с ботинками. Сушняк. Одеваюсь, ползу со стаканом к проводнику. Он, ухмыляясь, протягивает мне бутылку Ессентуков. Хорошо пошла солёненькая…

Пытаюсь сказать спасибо, но он вдруг перебивает:

-Знаю, знаю, довезу до Уфы…

Я вопросительно смотрю на него, и он объясняет. Привели меня два дембеля, и сказали, что если проводник меня не довезет до Уфы, то они его, проводника, самого в Самаре высадят.

Бреду в вагон-ресторан, он уже наполовину пустой. Каждый час два, несёт потери ресторан. Растаскивают дембелей однополчане, по своим вокзалам. Обнимаются долго на перронах, обещают приехать, вот только родных повидают, и сразу!

-Ты же сам вчера сказал, что сначала домой на пару дней, потом в часть?! – удивляется Валерка, килограммов под сто весом. – Вот мы и попросили твоего проводника, чтоб довёз! Он и согласился!

- Попробовал бы он вам отказать, -бурчу себе под нос, размышляя… А чего, тож нормально. Три дня дома, потом в часть. Там всё равно в отпуск по ранению, уж не отдадут под трибунал… Поднял налитый до краев стакан, и мужественно отхлебнул половину.

Мама жила в посёлке под Уфой. Там поезд не останавливался. Пришлось проехать до Аши. Благо там у меня сестренки двоюродные жили. Поднимаюсь на пятый этаж, а там моя сестренка(лет 16 тогда ей было) с парнишкой в подъезде обнимается. Я как гаркну, кто такой, почему сестру за попу трогаешь! Тут и дядька выбежал… Водочка, закуска, разговоры… Первая ночь в гражданской постели…

На следующий день бреюсь, купаюсь. Электричка. Перрон. Мама встречает!!! Дядька всё-таки предупредил сестру!

Я дома! Мама, младшая родная сестренка, бабушка с дедом! Все меня обнимают, целуют, и плачут…. И я плачу. Я вернулся домой. Живой. И не калека. Это уже хорошо. У меня всё будет хорошо!

Дубликаты не найдены

+1

Кстати))) Попробуйте почистить яйцо одной рукой. Левши - правой, Правши - левой)))

раскрыть ветку 3
0
пробовал.вот только гипс снял.так легко приловчиться
раскрыть ветку 1
0

Водку пить жизнь свою губить. Я раз выпил ментам попался так такое написали в протоколе еле отмазался . С тех пор не пью совсем

0
В 15 лет упал очень неудачно с велосипеда, правая рука на два месяца в гипсе, причем полностью, большой палец отдельно в гипсе в сторону торчит, как сосиска в тесте, только кончик видно, остальные вместе, но тоже только кончики наружу. Пришлось временно стать левшой :)
0

Спасибо вам!

0
Душевно.
0
Вот читал предыдущие части-угарал, а сейчас что-то вдруг вспомнилось как из с. Галашки в 2002м возвращались))) Обязательно пиши дальше)))
-4

Сволочь ты,  а не сержант. Заставил он банку открывать. "герой" хренов.

раскрыть ветку 2
+4
Блин, ну не тромози, а?
Попутчик, примерно твой ровесник, после войны, после госпиталя, после ранений, с палочкой, с практически не работающей правой рукой...
Да я бы ему и банку открыл, и за чаем сбегал, и постель бы застрелил. И морду бы ещё набил тому, кто бы вякнул, что это "не по понятиям" или "не по пацански"
раскрыть ветку 1
0

С постелью хорошая опечатка вышла =)

Удваиваю полностью, тем не менее.

Похожие посты
661

История камеди «Скрипач и дзюдоисты» из моей жизни

Когда-то, когда мне было всего то 21 годик от роду, произошло это пренеприятнейшее событие. В ту пору я был молод, поджар, мощен, аки молодой жеребец, всесильно вкладывался во всевозможные тренировки, на том уровне, какой позволял наш весьма скудный поселок. Четыре раза в неделю посещал секцию тяжелой атлетики, ну и опосля тренировки, делал пробежку в безлюдном местечке (дабы не засмеяли, как отбитого зожника – в те времена это было дофига не модно), что на нашем поселке называлось весьма просто «за дорогой». И вот, зимним ночером, когда уже стемнело, отправился я на очередную пробежку, неспешно перешел ту самую дорогу, и слышу голос от остановки:

- Пацан, курить есть?

Оборачиваюсь, чтобы сказать, что де не курю и… получаю дохрена нехеровый удар по роже лица, да такой, что очки на две половинки. Начинается месиво… Ну как месиво – в основном звездюля получал я, но вроде как тоже что-то как-то отбрыкивался. В свое оправдание могу сказать только одно – противник был не один, а было их трое.

- Эй, вы че там? – и из-за дороги к нам побежала пара мощных мужичков, от чего эти трое решили свалить, а я, избитый, но не изничтоженный, кое как поплелся до дому до хаты, пугать домашних своим внешним видом.

Тут же дома была организована скорая помощь, доставка в приемный покой, и был я откомандирован на второй этаж в ЛОР отделение, в виду крепко сломанного носа, ну и сотряс схватил.

Наступило утро. Я посмотрел в зеркало, узрел там «енота» - фингалы в формате маски бетмена – оба глаза, перемычка на носу – классно разукрашен. Тошнит, башку кружит, улегся отдыхать.

Приходит товарищ милиционер (тогда еще милиция была), присаживается на мою коечку, начинает уточнять по поводу вчерашнего инцидента. Что, кто, за что, где, зачем и прочее в том же духе. Отвечаю в меру своих возможностей, так как башка гудит, в мозгах – каша. Товарищ милиционер говорит мне:

- Пишите, уважаемый, заявление, что де вот – злыдни нехорошие забидели меня, оскорбили физически до такового нехорошего состояния.

- Зачем? Зачем вам проблемы делать, у вас же висяк появится, все одно вы их не найдете.

- Уважаемый гражданин пострадавший, - вздыхает он, и достает из своего портфельчика две бумажки, - почитайте, ознакомьтесь. Это с третьего этажа, с травматологии.

А там заявления от двух красавцев из вчерашнего инцидента, которые тоже загремели в больничку. Как узнал у милиционера: у одного ребро сломано, у второго много менее горделивая для меня травма – кости кисти руки, надо полагать, это когда меня звездил уж слишком сильно ударил… А суть их заявлений сводилась к тому, что эти благородные мальчики (ранее привлекавшиеся по подобным гоп-стопам), спокойно стояли около автобусной остановки, а я – злобный, страшный очкарик, аки Гитлер, без объявления войны, совершил на них вероломное нападение. Пришлось писать ответное заявление, дабы там, в милиции, по «взвешиванию» поведения и склонностей к проступкам, определяли, кто из нас виноват.

Ну а теперь надо подвести этакий высокоморальный итог всей истории, как бы поучительный момент… Хм… Не шляйтесь по ночам где не надо, даже если вы быстры и сильны – может плохо закончиться. А насчет заяв тех: ребятам тем дали условные срока. Так что не бойтесь писать заявления, дабы не стать крайним там, где вы пострадали.

279

Испугался

В 2012 году я попал в 72 гвардейский объединенный учебный центр или по народному "печи". В школе специалистов связи меня должны были научить быть механиком-телеграфистом ЗАС (засекречивающая аппаратура связи). Школа была недавно отремонтирована и в оружейках еще не было оружия, однако солдат было уже около пятисот человек.


На второй или третий день пребывания в печах я уже во всю постигал искусство засекреченной связи. Возвратившись с занятий из учебного корпуса в компании двух спецназовцев из известной в Беларуси пятой бригады, которые так же были отправлены в печи обучаться секретной связи, мы застали в расположении нашей роты интересную картину. На полу, прямо у входной двери лежала гора различного вооружения, в основном это были АК-74, автоматов наверное сто, так же несколько РПГ-7, парочка РПК-74. Вторая куча состояла из драных и очень тажелых армейских бронежилетов, стопки касок и подсумков с магазинами к автоматам. Дневальный на тумбочке, весьма бледный, но стойко переносящий тяжести воинской службы выслушивал из телефонной трубки ор дежурного по части и бешено вращал глазными яблоками.


- Товарищ прапорщик! - позвал дневальный командира нашего взвода и протянул ему трубку.


Далее состоялся весьма напряженный телефонный разговор командира взвода с дежурным, после которого прапор кинул трубку на телефонный аппарат и повернулся на пятках к нашему трио зависшему в дверях. Прапор выглядел напуганным.


- Давайте сыночки, быстрее, экипируйтесь! - не тратя времени на излишние объяснения начал тараторить комвзвод.


Прапор схватил первый попавшийся в куче АК и всучил его мне. Выдал по автомату и растерянным от такого поворота событий моим товарищам десантникам, напялил на нас броники, каски, приказал прицепить на ремни подсумки с магазинами, на шею каждому повесил по противогазу.


- А теперь бегом ребятушки.


Надо сказать, что такая бесцеремонная процедура получения боевого оружия обескуражила нас, молодых солдат, только прошедших курс молодого бойца в своих частях, где процесс получения вооружения выглядел совершенно иначе. Сначала роту новобранцев вели в казармы, где располагались основные силы части, там старшие товарищи получали под роспись закрепленное за ними оружие из оружейной комнаты, ставили в журнале свои росписи, после передавали оружие "духам", которые в свою очередь так же расписывались в журнале.


А тут все иначе, на тебе Петя автомат и бегом получать к нему патроны.


Странной показалась и интонация с которой говорил комвзод, которого за предыдущие дни мы успели узнать как человека весьма жесткого и не особо любезного с бойцами.


И вот мы вчетвером гремя ботинками по лестничным пролетам сбегаем с четвертого этажа школы и сломя головы несемся за нашим командиром в штаб. Студеный январский воздух морозит волоски в носу и жжет легкие, я пожалел что выкурил две сигареты перед возвращением в роту. Забежали на второй этаж штаба, за решеткой помощник дежурного уже открыл сейф и вынул из него деревянные дощечки с насверленными отверстиями, в отверстиях торчали патроны, по шестьдесят штук в каждой дощечке.


- Заряжай! - крикнул мне помощник дежурного и я косолапо прямо в солдатских варежках принялся вытаскивать из подсумка магазин.


Сзади по каске прилетела затрещина от прапора.


- Да кто так делает, слоняра, шапку сними!


Я снял шапку, прапор вытряхнул в нее патроны из дощечки и оттолкнул меня от окошка выдачи. Десантники получили свои порции патронов в шапки и мы втроём расположившись на столике принялись шпиговать магазины боевыми патронами, которые я видел второй раз за службу. Пока мы снарядили себе по одному полному магазину прапор натолкал патронов уже в четыре и рассовал их нам по подсумкам.

Напряжение росло, информации больше не становилось. Суматоха нагоняла странные мысли, странно было и то что во всей дивизии куда то пропали все военнослужащие. Казалось нас тут было всего шесть человек, я с двумя спецназовцами, прапор и дежурный с помощником, для двух часов дня было поразительно тихо.


Мы снова вчетвером выскочили из штаба и побежали. Бежали долго. Становилось тяжело дышать и было очень жарко в зимней форме. Из нашей четверки казалось только прапор был достаточно хорошо подготовлен к подобному сценарию, потому что даже у крепышей-десантников уже сбилось дыхание и автоматы болтались где то на сгибе локтя.


- Давайте родненькие, поднажмите! - подбадривал прапор.


Перед мысленным взором вставали картины из увиденных в детстве фильмов про великую отечественную войну. Вот мы вчетвером с автоматами калибра 5.45 лежим в чистом заснеженном поле, а на нас катят лязгая гусеницами и коптя небо черным дымом вражеские танки.


"Хрен-ли мы сделаем-то с автоматами?! Хоть бы противотанковое ружье выдали!" проносилось у меня в голове.


"Они сражались за Родину" в полной мере разыгрался в моих мыслях, даже воображаемая картинка стала черно-белой.


- Ну давайте, давайте! Еще немного!


В конце пути нас ждал толстый генерал в каракулевой шапке и с секундомером в руках.


- Долго, очень долго. Моя бабка быстрее реагирует. - сказал генерал недовольным тоном.


Я плюнул на асфальт. Сегодня стать героями нам не выпало шанса. Почувствовал себя глупо. Мы уставшие и разочарованные поплелись назад в штаб отдавать патроны. Хорошо хоть противотанковое ружье не дали, а то еще и его на себе переть пришлось бы.


Конец.

Показать полностью
589

Госпитальные будни 7

Госпитальные будни 7

продолжение Госпитальные будни 6



Иду по коридору, никого не трогаю. Навстречу травматолог.

-Стоять. Выпрями ногу.

Ага, выпрямишь её. Я с подогнутой ногой месяц уже, сустав застоялся.

-Не могу.

-Пять дней тебе даю. Не сможешь сам выпрямить – я помогу. Тогда согнул, сейчас разогну. Понял? –Понял. –поплёлся к себе в палату.

Сел, ногу на край кровати, и давлю руками на колено, враскачку. Раскачал, дней за пять как раз.

Спустя ещё недельку, может и две опять он меня в коридоре встречает. Как назло.

-Ты ногой собираешься работать?

-Так я на неё толком наступить не могу! – удивлённо говорю я. – Боль дикая.

-Дай-ка… -забрал у меня костыли. –Ещё раз на костылях увижу… Ну ты понял. На ногу наступать нужно.

Стою я, как цапля, на одной ноге, посередине «взлётки» и думаю, как мне до палаты добраться. Допрыгал до стенки, опираюсь рукой, опускаю больную ногу на пол. Пока слегка давишь, больно, но терпимо. Но стоит перенести вес на неё, сразу боль шибает с ноги и в голову. Иду, короч, со скоростью десять метров в час, страдаю. Тут парнишка подходит, костылём одним со мной делится. Допрыгали до палаты.

Достал я заначку на обратную дорогу, что батя оставил, дождался Анюту. Попросил палку купить, батажок. Трость короч. Купила.

Врач, видел, но ничего не сказал. Так что, ходить я стал медленно, перенося весь вес тела на руку. Но постепенно, день за днём, всё быстрее. Прав был доктор. Иначе, так и бегал бы на костылях.

Через какое-то время позвал меня зав отделением к себе в кабинет.

-Что сержант, на выписку идёшь. Ходишь уже более-менее бодро, в часть приедешь, деньги боевые заберешь. Потом в отпуск, по ранению. Отпуск отгуляешь, в госпиталь по месту жительства ляжешь. А там и комиссуешься, скорее всего.

- Хорошо. – я поднялся, упершись тростью в пол. – Руку уже там чинить будут?

-В смысле? – он удивлённо поднял бровь, цапнул меня своей лапищей за руку. –Зажило нормально.

-Ну, так у меня пальцы не разгибаются! –не менее удивлённо выпучил глаза я. – Сжать могу, разжать нет.

-А чего ты молчал?

-В смысле молчал, я ещё в хирургии всё рассказал. –и так бывает, оказывается. Забыли.

-Готовься к операции.

Проснулся после операции, рука в лангете. Болит, но по сравнению с ногой –тьфу. Можно и не обращать внимание. Честно. Но распахали знатно. Шов пятнадцать сантиметров – не могли сухожилия достать. Достали, сшили. Вот только потом оказалось, что пальцы разгибаются только вместе. То ли сшили сразу вместе, то ли срослось так. Но, госпиталь мне уже надоел. Хотелось на свободу, к девчонкам и веселым пьянкам!

Вот и настал день выписки из госпиталя. Я получил новую афганку, белье и деревянные берцы. Или ботинки? Вот ведь, память уже и не та… Наверное, ботинки. Но самое ужасное, зелёный ватник! Вещмешок и на два дня сухпая – восемь банок каши. И всё. Обидевшись за ватник, я на складе «нашел» новый, и абсолютно ненужный никому тельник. И пошли мы вчетвером за ворота госпиталя. Инвалидная команда, млять. Двое с палками, хромают, один с дыркой в голове, у третьего кисти нет. Куда мы пошли? Да в кабак, конечно! Время два часа дня, поезд в одиннадцать вечера.

Идём по Краснодару, на теплое ноябрьское солнце щуримся. Девчонок разглядываем. На улице тепло, градусов двадцать наверное. А я представляю, что у меня там дома творится. Метели, ветра… И я в фуфайке. Блин!

Замечаю воинскую часть, рядом на скамейке около входа сидит дембель, загорает.

-Здоров. –подхожу и сажусь рядом. –Как оно?

-Нормально, -жмёт протянутую руку. –С госпиталя?

-Ага. Домой.

-С Чечни?

-Да. Слушай, братан, бушлат на меня нужен. Стыдно в этом ехать. Сам понимаешь.

- На пузырь дашь?

-Не вопрос, и фуфайку оставлю.

- Мирон! –кричит дембель.

Из двери проходной вылетает дух, слушает приказ старшего… И через пять минут у меня офигенный офицерский бушлат! Да, бушный, да, по три дырки в погонах, да пофиг! Вот теперь я счастлив! Хоть на человека стал похож!

Зашли в кафешку, довольно приличную. На остатки денег купили пожрать, и бутылку 0.7 водки. Хорошо сидим! Мясо кушаем, водочку пьём. За соседним столиком сидят длинноволосые парни, либо нашего возраста, либо на пару лет старше. Богатый стол, коньячок, балычок… И тут…

-Вот Костик, учись хорошо, или вот как эти –один из той компании кивает головой на нас. –Кирза и дешёвая водка тебе обеспечена.

И хохот… Было обидно.

-Лучше в армию сходить, чем как вы, девочки, на родительской шее сидеть.

И тут началось. Слово за слово, хером по столу. Началась драка. Победили мы, так как у нас трости были. Страшное оружие, я вам скажу. Но уйти не успели. Приехал наряд милиции.

Я отозвал старшего, в сторону, объяснил ситуацию. Повезло, он сам в Чечне служил.

-Так, ноги в руки, и на вокзал. Оттуда ни ногой до поезда!

Я окинул взглядом стол, грустно посмотрел на недоеденный шашлык, недопитую водку.

-Как скажешь, командир.



На этом заканчиваются госпитальные будни. И так написал в пять раз больше, чем хотел)))

Впереди был алкопоезд с дембелями с Майкопа, родная часть, выбивание денег с фин отдела, весёлый отпуск, и снова госпиталь, в котором, в принципе, уже ничего не было интересного…

Фото слепое над коленом

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ

Рука - видно узлы на сухожилиях

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ

Под коленом - резекция нерва

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ

Здесь был осколок

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ
Показать полностью 4
184

Госпитальные будни 6

Продолжение Госпитальные будни 5



Госпитальные будни 6



Кожа на стопе начала стремительно желтеть, твердеть, лопаться. Врач сказал, что норм. Ну ладно… Через некоторое время эта чешуя слезла, обнажив розовую и мягонькую, как у младенчика кожу.

Забыл добавить. Наложили мне на ногу лангету, от пальцев ног, до поясницы, что бы я, значит, сшитый нерв себе не оторвал. А уколы в жопу никто не отменял. А делали мне их три раза в день, да по четыре штуке зараз. А булка то одна! Скоро мягкие места на левом полужопии закончились, покрылась оно твёрдыми шишками, и больше не пропускала в себя тупые госпитальные иглы. Гнулись они.

-Ну что, куда колоть то? –Анюта задумчиво созерцала мою заколотую в хлам булку, снимая гнутую иглу со стеклянного шприца.

-Какие есть варианты? – со вздохом спросил я.

-Вариантов два, но они тебе не понравятся. –сестричка села ко мне на кровать. – В плечо, и в бедро.

-Давай в плечо… - поворочавшись, я стянул с себя госпитальную куртку.

В общем, скажу я вам, это было очень больно. Уж до чего я был привычный к тому моменту к боли, но калиевый пенициллин в руку, как и в бедро, это полная жесть. Слёзы вместе со звёздами из глаз выбивало на раз, и потом ещё час ломило всю конечность.

Сестрички как могли, находили мне натриевый пенициллин, но его было очень мало, он в основном уходил на офицеров. Так что, к появившейся в стопе прострельной боли от прорастающих нервов, подключилась боль от уколов.

Как назло, случилось ещё кое-что…

- Ну что, боец, готов перейти с просидола на анальгин? – поинтересовался травматолог на следующем осмотре. –Я больше не могу тебе его назначать. А других сильных препаратов у меня просто нет.

-Нет, -говорю,- абсолютно не хочу, потому как у меня сейчас прострелы такие начались, что я и через час после укола на ночь просидола от боли просыпаюсь. А от анальгина мне не жарко, ни холодно. Вы же знаете, что анальгин на нервы не действует…

-Знаю. Но сделать для тебя больше ничего не могу. Просидол колют при постоянном болевом синдроме. А у тебя прострелы пошли. Это значит, что ты наркоманом станешь. –врач помолчал, и продолжил.- Есть в аптеке Тромал. Он чуть послабее, чем просидол, тоже с группы «А» и привыкания к нему гораздо меньше. Но стоит он очень дорого… Напиши матери, пусть купит, пришлёт.

Попросил я через местных, узнать сколько стоит лекарство, и приуныл. Выходило, что маминой зарплаты санитарки хватит на десять дней моей относительно безболезненного существования…

Матери я ничего писать не стал, естественно… Родни богатой у меня не было. Да и время такое было, девяносто шестой год… Всё развалили, но ничего не создали.

И начались у меня суровые будни. В болевом тумане пролетело снятие лангеты, принудительное сгибание травматологом моего закостеневшего коленного сустава в распрямлённой ноге. Я отказался от анальгина, потому как он тоже болюч, а смысла колоть его не было. За этот месяц я похудел со своих шестидесяти пяти кг до пятидесяти четырёх.

Нервы прорастали всё стремительнее, и ногу дергало ежеминутно. Дергало так, что я валился с костылей, если в этот момент передвигался.

В общем, лежу я, только что принесённый парнями с коридора, мрачную мысль думаю. О том, как мне всё это до чёртиков надоело. Тут парнишка с соседней палаты заходит, шебутной такой, дерганный. Наверняка на гражданке бандитствовал.

-Пошли, -говорит,- со мной, покурим.

Подмигивает мне. А у самого в бочине дырка, оттуда трубка, на ноге бутылка. Только от наркоза отошёл, глаза стеклянные.

-Пошли…

В туалете он жестом фокусника достает из-под куртки баночку с резиновой крышечкой, и шприц.

- Я на гражданке кололся часто. –сноровисто набирает в шприц кубик жидкости. – Я еще на операционном столе очнулся. Смотрю рядом на столике стоит (название не помню), ну я его и прихватил. Мощная штука. Гарантию дам, всю ночь проспишь как младенец. Давай руку…

Так меня первый, да и последний раз ширнули.

Боль прошла мгновенно. Просто раз, и ноги отказали, я пытаюсь встать, и понимаю вдруг, что я просто разучился ходить.

Ору, значит, мужики, я ходить разучился, научите меня! А им всем весело. А у меня трыдец. Окна сами собой хлопают, пол под ногами кренится, и я скольжу к окну, и понимаю, что сейчас просто выпаду из окна. Падаю на пол и пошевелиться не могу. Вообще. А желто-белая плитка перед глазами начинает проваливаться, а там чернота. От дикого ужаса хочется орать, я проваливаюсь, и лечу в темноту…

Как тот парнишка и обещал, всю ночь я лежал в отрубе…

На следующее утро я проснулся, и дал себе зарок, что больше никогда в жизни я колоться не буду. И вот уже двадцать четыре года держу обещание.

***

Через какое-то время приехал батя(царстве ему небесного, рак доконал). Лежу я значит, ногой подёргиваю в экстазе от того, как у меня нервы срастаются… Заходит мужик в палату. Фигассе, батяня с Казахии приехал. Они с мамой уже как лет восемь в разводе были. У него уже другая семья, ребёнок от второго брака.

Батя, как всегда, когда не на работе, прибуханый слегка. Всю жизнь по сменам работал. Ни одного прогула, ни одного прихода на работу с похмела. Но, почти все свои выходные под «синим газом». Не, бывали и у него трезвые выходные. На коде несколько раз был.

-О, батя! –я сел на кровати. –Привет, ты как сюда?

-Сынок! –у самого из глаз слёзы льются. –Ты как? Нужно чего?

Батька всегда жутко сентиментальным был. Поговорили, поболтали. Он украдкой сунул руку в карман, вытащил чекушку, сделал большой глоток, с усилием загнал порцию водки в желудок. Сморщился, нюхнул рукав куртки.

-Бать ну ты чего? Ты зачем здесь то бухаешь? –укоризненно так ему сказал.

-Как я могу не пить, если сын мой единственный, раненый тут лежит… -

Всё понятно, был бы повод. А тут такой повод! Как не выпить? Озадачил его Тромалом, съездил, купил. Отпросил меня у врача, свозил в общественную баню, в отдельный номер. На руках положил в ванную, помог помыться, где я не доставал. Я лежу в горячей ванне, после укола Тромала, ничего не болит. Батя сидит рядом, прибухивает и плачет. В общем, походил он ко мне дней пять, еды на всю палату затаривал, сигарет. Подружился со всеми, провожали его домой всей палатой.

-Мировой он у тебя мужик. –старлей легонько стукнул меня в плечо. –цени…

Показать полностью
4935

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть

Пост первый - Как я с 12го этажа упала и осталась жива

Пост второй - Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть

Первый пост под тегом «жесть», открывается только с браузера


Итак, несколько тем остались неосвещенными, ну что же — по заявкам трудящихся.


Во-первых, вот пруф — скрин с паблика больницы им. Вересаева -

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост
Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост

Во-вторых, вот этот шкафчик, с которого я упала -

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост

В-третьих, "три из пяти" (уж не знаю, чем всех заинтересовала эта история О_о)


Лежала я тогда уже в отделении, в палате на шесть человек. Пять моих соседок - бабушки с возрастами от 70 и дальше, с ДЭПами, парезом и прочими веселушками. Большинство в памперсах, в своём мире, застрявшие в семидесятых и блаженном полусне.

Время под вечер, вижу, как ко мне подкрадывается медсестра с уколом обезболивающего. У меня возникает лёгкое противоречивое ощущение: с одной стороны, мне очень больно двигаться, а спину я уже отлежала, и потому обезболивающее очень вовремя. С другой стороны, по этой же причине я не могу подставить жопку под укол, а ляжки у меня исколоты уже просто в ноль. Обменявшись понимающими взглядами, мы начинаем переворачивать меня на бочок, я делаю неловкое движение и хрипло, голосом Джигурды, которому прищемили бубенчики, ору. Лица медсестры я не видела, но готова поспорить, что она меня была готова удавить подушкой. Укол-то мне поставили, но под долгий, звучный и раскатистый звук пердежа со всех концов палаты, кроме моего. Бабушки испугались и обкакались, а та, что рядом со мной лежала, испугалась так, что затаилась. Пришедшие санитарки мрачно выяснили это спустя пару минут. Так меня потом и называли - "три из пяти".


В-четвертых, анафилактический шок.


Лежала я, напомню, с воспалением послеоперационного шва, плохо поддающемуся лечением антибиотиками. Дошло до того, что выяснили единственный антибиотик, который мне помогал - рифампицин. В больнице его не было, ну да и шут бы с ним, но по всей Москве он был только в двух аптеках! Но ладно, купила мама мне 20 ампул на 10 капельниц (единственное лекарство, не считая обезболивающих, которое мы покупали за свои деньги), стали мне ставить этот клюквенный морс

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост

и все, вроде, нормально было, даже температура начала потихоньку падать (два с лишним месяца на балансе 38 - это вам не шуточки), но наступает у меня последняя капельница, ставят её мне, и я чувствую, что что-то не то. Ну вот не то. Мне как-то дышать мокро.

Лежу, созерцаю потолок, ко мне еще соседку подселяют в палату, отвлеклась так, болтаем о чём-то с её дочерью (там дочь старше меня), а я всё кашляю и кашляю, она уже коситься начинает. "Да это всё туберкулёз, собака такая" - отмахиваюсь, а сама не понимаю, что происходит-то. Неужели анафилактический шок? А где тогда боль в груди?


А, стоп. Точно. Вот она.

Шаблонным выражением "на грудь словно плиту положили" сама себе ставлю галочку напротив одного признака, потом напротив другого, третьего. "А позови медсестру, пожалуйста" - кокетливо покраснев аки рак и надрывно кашляя в подушку, прошу я сына соседки слева. Он постоянно находился рядом с матерью последние три дня и от скуки начал мне симпатизировать. "Окей, а что сказать ей?". Вот тут я подвисаю. Персонал знает, что устраивать истерики на пустом месте я не буду, это факт, но у них таких умирающих от холодного чая - всё отделение. А сказать "у меня анафилактический шок" - не поверят диванному диагносту же, да? "Скажи, что у меня капельница дует" - томно перекрываю себе эту самую капельницу в ноль, замечая, что периферическое зрение начинает туманиться, и вокруг огромная куча черных мошек летает. И всё мокрее и мокрее дышится. Уже даже появилась мысль маме отбить смс какую-нибудь нейтральную в духе "я люблю тебя", на которую явно последовала бы реакция "я тебя тоже, а ты что, опять под наркотическими обезболивающими?" - настолько мне не свойственны подобные жесты.


Но фигушки. Пришла медсестра и сказала: "а, перекрыла. Молодец. А че с тобой? Шок? А я всё думаю, как подключичный катетер "дуть" может". Ладно, доставай пеленку, ща блевать будешь. Щас с лекарством вернусь".


Ну, об этом, слава могучему Пикабу, я уже знала. Что после введения лекарства все в китов играют, в смысле. Была, так сказать, морально подготовлена.


Вернулась медсестра с парочкой во-о-от такенных шприцов и начала по одному засаживать их мне в подключичку, по ходу действия комментируя "высунь язык и дыши, как собачка после пробежки. Молодой человек, отвернитесь!" - это уже сыну соседки. Среагировал, видимо, на привычное "как собачка".

Ну что поделать, дышу. Легче не становится, в глазах круги. "Сейчас будет жар по всему телу, это нормально". Жарко было почему-то только в пятках, даже обидно всему остальному организму. Потом стало легче. Меня так и не стошнило. Такой вот бесславный конец истории с неплохой заявкой. Потом ко мне поднялась анестезиолог-реаниматолог и они с заведующим отделением совместно решили, что антибиотик просто слишком быстро капал, вот и пошёл шок. А так как это была последняя капельница, то вопрос был автоматически закрыт.


В-пятых, как я труп нашла. Изначально я грубовато выразилась. Правильнее было бы - как у меня умерла соседка по палате.

По понятным причинам имени её называть не буду (тут меня и так уже бывший одноклассник нашёл О_о).

Женщина лежала уже до того, как я поступила. Ей было 65 лет, у нее были по пах ампутированы обе ноги, у неё был очень любящий муж и не особо любящая дочь. Муж был на пенсии, каждый день часам к 9 утра он приезжал к ней и до 6-7-8 вечера сидел у неё, как на работе. Сканворды вместе разгадывали, молодость вспоминали, истории рассказывали, планы строили. Дочь приезжала раз в неделю на час, сидела в телефоне и потом быстренько уходила.


На мой вкус, мадам была довольно злопи*орная, но ко мне она не цеплялась, поэтому я автоматически заключила пакт о ненападении и забила. И вот лежим мы с ней, а я смотрю, что градус адекватности-то понижается. За ней следили санитарки, потому что на сиделок, по словам мужа, денег не было, и она то одну по матери пошлёт, то через день другую, то штору сорвёт с карниза, то с кровати навернётся на заживающие после ампутации культи (ааа, я в миг её падения впервые в жизни глаза от страха закрыла). То у неё трещины по стенам начали проходить, то собаки с кошками по палате тыгыдымкать. И гляжу я, что дочери давненько уж нет, и муж начал приезжать уже не один, а с её лучшей подругой, но общаться в основном с подругой, и вещи какие-то муж начал забирать, потому что раньше на тумбочке свалка была, а теперь уже пустовато даже... И помню, как он забирает вечером у неё телефон, потому что она имела привычку часа в два-три ночи начинать звонить всем подряд в последние пару дней и не пойми чего требовать, ну и просит меня, если что, звонить ему, мы давно номерами обменялись. Я удивилась этому, ну да ладно. Весна. Первое мая. Он заезжает в 9 утра, полтора часа у неё сидит и уезжает, я подумала, по делам на часик, но он уехал на весь день, хотя обещал, что побудет с ней. Она в проблеске сознания, ждёт его, потом опять во муть бессознательного, но всё равно ждёт его, и так на качелях. К вечеру засыпает. Темнеет. Она лежит на спине и громко храпит. Я лежу и читаю, мне вообще пофигу, кто там какие звуки издаёт. И вот, она затихает, а потом каааак всхрапнёт - и молчком. Минуту. Вторую. Третью. Я раз позвала, два - тишина. Ну, чо делать - пока встала, пока аппарат повесила, пока слезла с кровати, пока дошла - минуты три точно я к ней добиралась. Подхожу, а у неё глаза открыты. Ну, я за руку трог-трог, а рука холодная. Я до сих пор не понимаю, как она могла так быстро начать остывать, у неё максимум десять минут на это было, но факт. Ну чо, вызвала медсестру, поковыляла на пост, чтоб её из  палаты быстрее увезли. Я была не готова видеть реакцию бабок на её смерть.

Мужу позвонила сама через минуту, не стала ждать звонка от врача на следующее утро, сами медсёстры попросили. Он словно и не удивлён был.

А деньги на сиделку, как потом выяснилось, были у них. Но это уже не моё дело.


В-шестых, разбавим тягучую атмосферу заметками о том времени: "Ко мне в палату на соседнюю кровать положили новую пациентку. Очень в возрасте. Лежачую. У неё есть кружка, из которой она пьёт чай и больничный компот. В неё же она писает, чтобы не заморачиваться с судном. Но она не моет эту кружку...


В-седьмых, отступление, которое я хотела сделать: в гнойной хирургии 9 пациентов из 10 - это диабетики первого типа. У старшего поколения от любой царапины гангрена начинается. Удаляют палец, послеоперационная рана начинает капризничать, и удаляет половину стопы, потом всю, потом ногу до колена... Короче, выписалась - отобрала нахрен у мамы все ножницы и кусачки, если педикюр дома делаем, то только пилочками. И вам всем советую.

И да, всякая ерунда может привести к жутким травмам, особенно у пожилых. С той весны я маму на табуретки уже не пускаю.



Теперь о всяком: мы не заплатили за лечение ни копейки, все было выполнено по полису ОМС.

Ни одной взятки не давали, только подарки пост-фактум, хотя я бы на месте мамы давала подарки конвертами, а не тортами и коньяками. Ну хотя бы пиццами, что ли.


Никто из медперсонала, кроме одной санитарки из первой реанимации, даже если и думал о том, что я не случайно выпала, не сказал мне об этом, и вообще, были вежливы и учтивы. 10 корпус Вересаева, вы лучшие!


За время лечения, то есть за 2,5 месяца я похудела на 10 кг (не будем о том, за сколько я их набрала обратно, угу?).


Голос так и не восстановился, я до сих пор разговариваю, как Джигурда с прижатыми бубенчиками.


Я хожу уже с апреля 2019 года, в июле получила инвалидность третьей рабочей группы на год.


В июле же я несколько раз проходила за один заход по 4,5 километра, это меня так воодушевило, что я с больничного вышла на работу, но не вытянула, ушла в очередной отпуск, и в середине августа уволилась, сейчас пока на пенсии, но гипотетически уже готова к офисной работе.


Вот и всё, на остальные вопросы отвечаю строго в комментариях %)


Всем добра и пёсиков (кошку поймать не удалось)

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост
Показать полностью 4
242

Госпитальные будни 5

Продолжение Госпитальные будни 4


Госпитальные будни 5


Вот и настало время для операции по резекции нерва. Пришла сестричка, говорит, давай, готовься. Послезавтра клизма, и вперёд, на операцию.

-Анют, я не хочу клизму. Я её боюсь! – я умоляюще сложил руки.

-Один раз не педераст! –хохотнул Гриша. Ему пуля попала в грудь, прошла навылет, но фрагментировалась внутри. – Главное не привыкни!

-То-то ты зачастил на операции! – оборвала его медсестра, и обратилась уже ко мне. –Если ты обосрёшься на операционном столе, кто отвечать будет? Я?

- Анют, я жрать не буду эти два дня! Честно! –я истово закивал головой. – Мамой клянусь!

Девушка задумчиво поправила халат, и приняла решение.

-Хорошо. Но если обосрёшься, месть моя будет страшна. Ты не представляешь, как мы сможем тебе осложнить жизнь. –мило мне улыбнулась. –Запомни.

-Нене, всё будет норм. –я облегченно выдохнул. Ну вот не хотел я клизму. Да и выслушивать потом плоские армейские шутки, хоть и беззлобные, не было особого желания.

Аня вышла в коридор, но тут же вернулась обратно. Окинула взглядом палату.

-Так, к вам школьники идут. Лица делаем бодрые, от боли не морщимся.

-Не получится у меня. –замотанный в бинты по глаза прапор Саня издал короткий хрип. Смеялся походу.

-Тебе и не нужно, лишенец. –припечатала та.- Даже рот не открывай.

Я задумчиво почесал ухо и ногой задвинул костыли под кровать. Прапора привезли из реанимации не так давно, говорить ему было больно, потому он больше молчал.

-Почему лишенец? –спросил кто-то из парней.

-А как его ещё назвать? –зло ухмыльнулась девушка. –Сосед мой. Самогон ночью гнал, стал флягу с плиты снимать, или поправлять, крышка и открылась. Вот, теперь красивый такой здесь лежит, а парнишка без ноги в коридоре.

-Ань, ну зачем… -прогундосил Саня.

-А затем! Чтоб знали все, кто ты есть! Сволочь. Мы всей коммуналкой после тебя тридцать литров браги с пола тряпками собирали. Все вещи провонялись. –её глаза метали молнии, грудь вздымалась.

В дверь робко постучались, и она приоткрылась.

-Можно к вам?

- Проходите! – Анюта широко открыла дверь.

- Здравствуйте, мы из 6А класса, школы номер такой-то! –бодро начала девочка с бантиками. – Мы пришли вам сказать, как мы ценим, что вы воюете против бандитов, что бы они не могли приехать к нам и похищать людей!

Пришлось нам всем рассказать кратенько, как мы сюда попали. Ну кроме Мотоциклиста, что притворялся спящим, и Самогонщика, прилипли потом к ним эти клички…

-А вы, наверное, в танке горели? – обратилась она к прапору Сане. Тот что-то горестно промычал, что можно было интерпретировать по-всякому. Мы напряглись, сдерживая рвущийся их груди смех, и дали ему волю, как только за последним ребёнком закрылась дверь. Хохотали так, что Гриша через пару минут закашлялся…

-Всё, прекратили ржать! –метнулась к нему Аня, перевернула его на бок, и в руки сунула банку, куда он сплёвывал красные сгустки.

Я держал в руке полиэтиленовый пакет с яблоком и апельсином, а на кровати лежала открытка. Вспоминал слова этой девочки. Мы все не раз задавались этим вопросом, за что мы воевали. За что гибли. Теперь я знаю, за что.

***

Настал день операции, мне сделали укол, я разделся до гола, завернулся в простынь, и стал ждать каталку. Приехала, я неловко взгромоздился на холодное железо(или алюминий?), прикрытое лишь простынёй в один слой.

-Полотенце снимай. – Люда требовательно протянула руку. – Оно тебе больше не понадобится.

Я аккуратно снял с ноги полотенце, морщась от боли, вызванной падением температуры кожи, и мы поехали. Над головой пролетали светильники, оставляя за собой длинный шлейф. И вот я в операционной, на соседнем столе уже пластали какого то парня, но мне, по большому счёту, уже было наплевать, сознание после укола стало мутиться.

-Видишь? – врач показал мне тонюсенькую прозрачную трубочку.

-Да, -заплетающимся языком ответил я.

-Смотри. Сейчас мы сделаем разрез на пояснице, засунем туда трубку, и по ней будем подавать обезболивающее прямо на нерв отходящий от позвоночника, -глаза внимательно следили за моей реакцией,- потом… Ты меня слышишь? Сколько пальцев?

Он махнул рукой перед моим лицом. Я хотел ответить, что явно больше пяти, но не смог.

-Начинаем!

Отходил я от наркоза тяжело. Может, сказалось то, что нужный срок между операциями не выдержан? Не знаю. Пацаны рассказывали, что им жутко было. Я орал на несколько голосов, метался на кровати так, что им приходилось меня держать, а когда ставили капельницу, то привязывали меня бинтами к кровати. Грозился всех убить, за то, что они не дают мне встать. Затихал лишь тогда, когда они вставляли мне в губы незажжённую сигарету. Я честно её пытался курить.

На следующее утро я проснулся. Солнышко ласково светило в окошко, и у меня ничего не болело.

Я был счастлив. В голове было пусто.

-Как дела? – здоровый как медведь, заведующий травматологией, полковник, пришёл на обход. Значит понедельник

-Хорошо. –ответил я. –Ничего не болит.

-Наслаждайся пока. –перешёл с следующей кровати, - скоро начнёт.

Вот как… Блииин…

-Тебе когда аппарат сняли? –сел на кровать к Сереге. У того было ранение в голень, с раздроблением кости. Аппарат сняли, и теперь он аккуратно ходил по коридору с палочкой. –Уже (сколько то) недели? Ну ка, дай ка сюда. Он положил Серёгину ногу себе на бедро, взялся одной рукой за колено, с другой застопу. И стал гнуть. Твою ж мать! Голень реально сгибалась! Я аж вспотел. Когда раздался хруст, у многих из нас в груди похолодело. Серега придушенно замычал, пуча глаза.

-Не срослась. А я уж тебя выписывать хотел. На рентген его. И в гипс, если смещения нет. -стал пальцами  прощупывать место перелома.-Но вроде нет.

Когда он ушёл, Мотоциклист вытер вспотевший лоб:

-Да ну нахер. Надо с мамой поговорить, может, переведёт меня в гражданскую больницу.

Я хмыкнул.

Мама. Ну да. А то сначала мамашка была.

Показать полностью
851

Госпитальные будни 3

В продолжение поста Госпитальные будни 2


Прошло несколько дней, уж не вспомню сколько. Приходит хирург.

-Знаешь, -говорит, -что я думаю?

-Нет. –отвечаю. –Откуда же мне знать?

-Я думаю, что ты косишь!

У меня от удивления глаза на лоб полезли.

- Эм… А как? –смотрю на руку, в которой до сих пор стоит, впрочем как и в ноге, дренаж. Мелко нарезанные полосками медицинские перчатки. Вот, эти самые полоски мне каждый день медсестра достает, берёт стальную спицу, наматывает на неё вату, и мы играем в фокусников. Фигачим насквозь сквозь руку. В ране даже видно кость. Потом запихивает эти полоски обратно, и бинтует.

- Нет, ты косишь, что у тебя ступня болит. –он подымает палец вверх. –Потому как болеть она не может. Не из-за чего. И с сегодняшнего дня отменил тебе просидол.

-Так вы же осколок не нашли! –от обиды сводит скулы.

-Нет у тебя там осколка! – разводит руками. –Рентген мы тебе сделали, всё чисто.

- То есть, вы считаете, что я сам себе эту дырку проковырял??? –тыкаю пальцем в колено. –Чем тогда её пробило?

Хирург вновь пожимает плечами: -Возможно землёй, потом кровью вымыло. –Встаёт, собираясь уходить.

-Я конечно не врач… -медленно говорю я. – Но. Вы мне рентген стопы сделали, рентген колена тоже. А голень? Может он там?

-Как не делали? –неподдельно удивляется он.

-Так, -отвечаю я,- Чисто логически, либо в голени, либо в бедре.

Вот катят меня на каталке в рентген кабинет. Перекладывают на стол, и спустя пару минут хирург, держа мокрый снимок, равнодушно говорит:

-Думал, ты косишь… А у тебя тут приличный кусок металла.

Прямо на рентгеновском столе он делает укол новокаина в икру, потом вгоняет туда здоровенную иглу, нащупывает ей осколок. Интересные ощущения, скажу я вам…

Отхожу от наркоза. Перед моим затуманенным взглядом хирург, вытаскивает из пробирки мой осколок, кладет мне в ладонь. Что-то говорит, но я не понимаю. Отрубаюсь.

Просыпаюсь ближе к вечеру, от боли. Парни зовут медсестру. Она приходит, сноровисто делает укол, и уходит. А боль не проходит! Нет ощущения «прихода», боль только сильнее. Опять зовут медсестру.

-Мне больно, просидол не помог. – ещё чуть чуть, и зубы осыпятся, так сильно я их сжимал.

-Извини, хирург отменил тебе просидол. –она разводит руками. – Анальгин с димедролом только.

-Позови его. –прошу я. – Он забыл вновь назначить!

-Во-первых, он давно дома, во-вторых, он не мог забыть!

Ну да, конечно… Последняя попытка.

-Посмотри в моей истории, во сколько он отменил, и во сколько меня на рентген увезли! – мысль о том, что я останусь один на один без наркоты против боли, просто сводила меня с ума.

-Хорошо, посмотрю..

***

Через два часа я стал подвывать. Через три начал периодически терять сознание. Через четыре- наконец привели дежурного врача. Здравствуй, мой любимый просидол! Я так скучал по тебе…

Утром пришёл хирург. Нет, не подумайте, зачем перед солдатом извиняться. Ну забыл он. У него, таких как я, сотня…

- Ну что, боец, с вещами, и на выход! Каталка в коридоре.

-Куда едем? –слабо удивился я. Утренняя доза просидола ещё действовала. –Мне и тут хорошо.

-А поедешь ты на один этаж вниз(или вверх, ну не помню я –прим. Авт.), в травматологию. – он сел рядом со мной. –Короче, осколок наковырял там у тебя под коленом… -он вытащил из нагрудного кармана халата две авторучки и карандаш, сложил сместе, зажав в кулак. –Вот, это нервный ствол. Только таких нервов там не три штуки, а сотни… осколок прошёл вдоль нервного ствола, и снял, так сказать стружку. Процентов десять. Разлохматил их, и нервы вросли в мясо, понимаешь? Потому на любое изменение атмосферного давления тебя крючит.

-Да, понимаю. –я заторможено кивнул. –И что делать будем?

-Тут не я решаю, а травматолог. Но в любом случае, недели через две три, будет ещё операция. Думаю, резекцию сделают. Обещаю, боль сразу отпустит.

-Это ещё что? –загрустил я. –Что за резекция? И просидол не отменят?

-Резекция… Ну, грубо – тебе вырежут кусок повреждённого нервного ствола, потом состыкуют. И оно срастётся.

До армии я работал монтёром (и на полставки кабельщиком) в телефонной сети. Соединял кабеля на пятьдесят пар. Потому сразу ему не поверил. И высказал сомнения в данном способе лечения. Типа, один шанс из тысячи, что они попадут куда нужно, после состыковки, а цветовой маркировки у нервов в ноге нет. Да и на счёт прозвонки нервов мне не верилось.

Хирург поржал, даже ткнул от избытка чувств мне в бочину.

-Не ссы, они сами знают, куда и как прорастать… Тут кабельщик не нужен… И стопа твоя наконец шевелится начнет, и болеть перестанет. Не сразу конечно, но ходить без костылей сможешь, обещаю. Всё, езжай, такси заждалось.

Показать полностью
504

Госпитальные будни 2

В продолжение к моему вчерашнему посту

Ответ на пост «Как я с 12го этажа упала и осталась жива»

Честно говоря, вчера по синьке написал… Ну ладно, раз начал, закончу.



Госпитальные будни 2 (август 1996г)


Когда отошёл от морфия, изучил повреждения. Итак. Мы имеем сквозную дырку на руке. Осколок прошёл между лучевых костей предплечья навылет. Рука болит умеренно, кисть сгибается, а обратно никак. Разгибатели порвало. В смысле, сухожилия, которые позволяют растопырить пятерню.

Идём дальше. Нога. А вот тут проблема. В пяти сантиметрах чуть выше колена «слепое» ранение, это значит, что вход есть, а выхода нет. Но проблема не в этом. Проблема в том, что у меня адски болит ступня. Да, ранение выше колена, а болит голеностоп.

Спустя час действие морфия подошло к концу, и пришла боль. Я не знаю, как описать её. Можно штампами – типа, как будто стопу в кипяток сунули, или в лужу с серной кислотой наступил… Это всё не то… Но любое прикосновение к пальцам и подошве вызывало дичайшую боль. Теплый ветерок с открытого окна, прикасаясь к коже, мгновенно вышибал из глаз слёзы.

Пришло мне время познакомиться с майором медицинской службы, заведующим отделением хирургии. Честно, не помню, как его зовут. Слишком много времени прошло, и очень много стёрлось из памяти.

-Ну боец, как дела, на что жалуемся?

-На лишние дырки в организме! – бодро отвечал я, смаргивая слёзы боли. Утереть я их не мог, руки были заняты ногой. Как? Да вот так – я полотенцем как портянкой обматывал ногу, и лёжа на спине, держал её на весу. – Пальцы не разгибаются, стопа болит. Рука фигня, а вот стопа…

-Перелом костей в стопе видать, обычное дело. –Хирург цапнул меня за стопу и принялся мять. Тогда я первый раз заорал в голос, а сознание стало медленно уплывать.

-Маша! Просидол, полтора куба!

Маша, Маша… Не знаю, сколько лет ей тогда было, но не больше двадцати трёх. Красивая до умопомрачения, халат до середины бедра, под полупрозрачной тканью которого угадывалось только нижнее бельё. Когда она подходила, наклонялась к тебе, любой пацан забывал о своих болячках… Ну да ладно. У нас не вечер эротических фантазий.

- На ренген! –меня переложили на каталку и повезли. Сделали два снимка, стопы и колена. Ни переломов, ни осколка.

- Хм, странно, -озадачился хирург,- посмотрим, что дальше будет.

А дальше было хуже. С каждым днем. Наркотой (просидолом) кололи каждые четыре часа, и только тогда я мог поспать, держа свою ногу в руках. Именно так я и спал. Звучит конечно фантастической неправдой, но тут ни малейшей выдумки для художественной красоты текста.

Но на четыре часа наркотика не хватало, так что в лучшем случае я спал часа два после укола. Как я ждал этого момента! С нетерпением! Я нервно вслушивался в бытовой шум большого госпиталя, пытаясь вычленить звуки скрипящего колеса столика, на котором везли мои «два часа без боли». Если медсестра опаздывала, задержавшись хотя бы на пять минут, у меня начиналась паника. Я просил парней сбегать, посмотреть, где она. И вот, она здесь. Я с жадностью и нетерпением смотрю, как женские руки сноровисто вскрывают ампулу, тупая игла стеклянного шприца всасывает в себя драгоценную жедкость.

- Ты не всё забрала! –я показываю на ампулу, в которой на дне что-то осталось. –Добери!

-Ой, да чего там осталось? –отмахивается она. Она – уже не женщина, не объект сексуального желания. Она злобная и жадная ****… - Поворачивайся!

Я, скрипя зубами от злости и боли, провожаю падающую в карман халата ампулу, и корячусь, переворачиваясь на живот так, что бы не дай бог, не задеть обмотанную бордовым, толстым махровым полотенцем ногу (не помню, откуда оно у меня взялось).

Ложусь на живот, с согнутой в колене ногой, сдвигаю коричневые больничные штаны, и прислушиваюсь.

- Тебе иголку потоньше подобрать? – интересуется она звякая чем-то.

- Коли уже! – в нетерпении начинаю грызть подушку зубами. –Скорее!

Игла с трудом входит в задницу, сестра вбивает драгоценную жидкость. И тут я чувствую, как по коже течёт что-то! Это наркота, проникла сквозь изношенный поршень древнего стеклянного шприца, и вылилась сверху, а не внутрь!

- Ты чего творишь, а? – рычу я. – Всё, ВСЁ вылилось!

- Да тут капелька… -отшатывается она.

-Какая капля? –от обиды слёзы сами льются из глаз. Будет ли приход? Отпустит ли боль? Посплю ли я хоть час?

На кровать падает сигарета.

- Беги в туалет, делай несколько затяжек подряд, успеешь! –обмотанный с ног до головы в жёлтые, от противоожоговой мази бинты, мужик командует. –Пацаны, помогите ему. Быстро!

Пацаны хватают меня подмышки и волокут в конец коридора, в туалет, с такой скоростью, что я не успеваю отталкиваться здоровой ногой.

Дверь за спиной закрывается, в губы тычется зажжённая сигарета. Я судорожно делаю несколько затяжек, выдыхая дым через нос… И тут он, приход. Боль отпускает, и я наконец оглядываюсь. Туалет находится в угловой комнате, огромные открытые окна, сквозь которые видно здания города, находящиеся гораздо ниже. Мы этаже на четвёртом. Я понимаю, что меня сейчас снимет снайпер и отпихиваюсь здоровой ногой, пытаясь выйти из просматриваемой зоны помещения. Но пацаны держат крепко. Наконец доходит, что я в мирном городе.

- Вот бы сюда…- начинаю говорить я, но меня перебивают.

-Вот бы сюда пулемёт поставить! – произносит парнишка, все находящиеся там хором ржут. – Все вы так реагируете.

Показать полностью
460

Самоизоляция. История одной травмы

На фоне негативных высказываний на предмет дискомфорта от самоизоляции хочу поделиться своей историей.
После военного университета я распределился в войсковую часть в Подмосковье.
Мне дали комнату в общежитии коридорного типа на территории войсковой части. Общага была на втором этаже. Комнат 15 по коридору. Общий санузел: два унитаза и ванна. В общаге жили как молодые семьи, так и холостые ребята.
Я по глупости не стал заморачиваться с покупкой холодильника. Дорого, да и было куда тратить небольшое денежное довольствие на то время. Еду покупал так, чтобы приготовить на один раз или изредка питался в офицерской столовой, которую держал местный армянин. Но это все же было накладно.
В комнате я сделал небольшой ремонт. Выровнял стены, поклеил обои. Побелил потолки, повесил люстру, кинул проводку и автомат. Купил на пол ковролин. Получилось скромно, но уютно. В комнате из мебели: кровать, кресло, стол, стул, шкаф для вещей. Из техники ноутбук, вентилятор, электрочайник и переносная электроплитка с одной комфоркой. В целом - жить можно.
Теперь сама история. Как-то летом я порвал ахиллово сухожилие на одной ноге. Кто сталкивался с этим - знает насколько это болезненно плюс требуется долгое восстановление.
В итоге: операция, гипс на месяц и костыли. И тут я понял, что все бы ничего, но в таком состоянии совершенно невозможно ходить в магазин. Ближайший продуктовый - за территорией части, причем не близко. С ребятами из общаги общение было, но достаточно отстраненное. Поэтому просить кого-то смотаться в магазин я позволял себе не часто. Тем более видно было, что особо никому не интересно ходить по магазинам со списком продуктов малознакомого человека.
В тот период я остро ощутил вот эту изоляцию человека с физическими ограничениями. Так как комната была на втором этаже, чтобы выйти погулять нужно было учиться передвигаться на костылях по ступенькам. Пробовал пару раз сходить в магазин. Нереально сложный квест. Ещё было сложно набирать воду в чайник на костылях. Раковина находилась в одном конце коридора, моя комната в другом. Пока дойдешь от раковины до комнаты - остаётся треть содержимого чайника.
Питался целый месяц в основном всухомятку. Заказывал ребятам в магазине только то, что может долго храниться.
По ходу такого затворничества обратил внимание на то, что мы умеем и можем делать здоровыми. Но особо не придаем этому значения. Стал как-то это ценить. С ужасом думал о жизни инвалидов. Особенно одиноких.
Параллельно ситуация помогла увидеть к себе более-менее реальное отношение сослуживцев и друзей на гражданке. От предъяв в том, что из-за моей травмы на других раскидали мои дежурства, до того, что человек проехал 100 км из другого города, чтобы привезти мне продуктов.
Было и психологически тяжело. Толком никуда не выйти. Постоянно приходилось о чем-то просить других людей. Это очень напрягало.
После снятия гипса и швов восстанавливался ещё семь месяцев.
И, конечно, первым делом купил холодильник, но бэушный, ибо дорого.
Несмотря на неуютные обстоятельства, все же считаю этот период полезным для себя. Стал ценить свое здоровье. Ощутил насколько наша жизнь сильно зависит не только от здоровья, но и от окружающих людей. На короткий период взглянул на мир глазами людей с ограниченными возможностями. Этого хватило, чтобы научиться как минимум состраданию к болящим людям.
Мораль простая. Нужно учиться ценить то, что у тебя есть. Стремиться к большему и лучшему, но именно ценить что есть. А не относиться к этому как к чему-то само собой разумеющемуся. Иначе все время будем чем-то недовольными. Как-то так.
Всем здоровья и терпения.

157

Люди у которых был гемартроз коленного сустава, как после этого вы вставали на колено и преодолевали психологический барьер?

У меня был гемартроз правого коленного сустава, меня доставили в больницу, после чего повезли гипсовать ногу (на тот момент она у меня не была согнута) выпрямлять не было дико больно, самая адская боль в моей жизни
Меня уложили спать, сказав: «Если кровь больше не наберется, то завтра оперировать надо»
Кровь не набралась, и я на следующий день проснулся, и меня сразу же повезли на операцию. Делалось все это без наркоза, один укол анальгина
После ввели большую иглу в колено и начали выкачивать кровь
Выкачали 90мл крови
Я пробыл после этого 2 недели в больнице, было дико скучно
Через 3 дня после операции мне сняли гипс и поставили ортез вроде так называется фиксирующий ногу
Сейчас я дома без всего этого, уже бегаю как могу, но страх вставать на колено присутствует
Помогите как это предотвратить

Сори за ошибки, мне всего 13 лет(

343

Искуплю кровью!

Произошло это в 2016м году. Надо было в Калуге монтировать наше оборудование, для коей цели туда в командировку были отправлены двое работников. Одному, который сварщик, вдруг сильно занездоровилось и наш директор, который там так же присутствовал на монтаже, отзванивается на предприятие – срочно предоставьте еще одного супер-пупер сварщика.

Из супер-пупер у нас остался только один, но бухарик – просто нещадный. Вызываю его на работу, привозит его жена, так же она помогает ему перемещаться, вручаю билеты до Калуги, пытаюсь объяснить ему как-где-что пересаживаться, как добраться. Он кивает, угукает – типа понимает, после чего его снова грузят в машину и везут на вокзал.

На первый поезд его кое как посадили, второй, на который должен был пересесть, он проспал (на лавочке, на вокзале) кое как наскреб из не пропитых командировочных на еще билетик, и прибыл на место с опозданием на сутки.

Тут же получает от нашего директора страшенного нагоняя за задержку, получает приказ:

- В БОЙ!

А так как работник этот в плюс ко всему еще и ретив был без меры, он решает ввернуть этакую фразу, подтверждающую, что он готов к величайшим трудовым подвигам, вину свою с опозданием осознает полностью, и вообще, готов жизнь положить во благо родного предприятия. Короче (дословно) толкает он следующую фразу:

- Искуплю кровью!

И тут же пускается в бой и должен был он первым заданием срезать газом чой-то там, он начинает разматывать рукава газореза и… ухается в приямок, где должен литься фундамент под огромадный пресс. А там арматура торчит изо всех щелей (армирование фундамента) и прочие гадости, да и лететь почти два метра… Умудрился он упасть идеально – вся спецовка в дырах насквозняк от арматуры, а на самом только царапины от нее же – как то промеж всех прутьев пролетел. Но не без последствий – сломал таки ребра.

И тут же мне новый звонок от директора:

- Пришлите еще сварщика…

С работником, в последствии, все хорошо – восстановился, был доставлен с чужбины на родину. Объект в Калуге был закончен. А вот фразу: «Искуплю кровью» - директор запретил к произношению на предприятии.


Похожие истории в моем профиле:

Черт безрогий,  или короткий медицинский казус

Медицинские ужасти и дезертир

Фантастический контроллёр, или адамантий и вибраниум на службе производства

Мое новогоднее дежурство

Новогодняя ночь и промпроизводство - несовместимы!!!!!!!!!!!!!!

Каска, рикошет и Ринатка

О головокружительном воровстве на производстве

А начальники ни в чем не виноваты!

История о том, как у нас пытались утырить 20тонные листы

102

Командир с "интересной" фамилией

***

Знал бы Лешка при рождении, с какой фамилией ему придется жить и что ему придется перенести, может и не рожался бы и отсиделся бы в животе у мамки. Да видно судьба у него такая, чтобы режущая при случае ухо фамилия досталась именно ему. В детстве еще ничего. Кого из пацанят и девчоночек в детском саду интересует фамилия мальчишки, с которым вместе в песочнице играешься да по горке на попе скатываешься, а вот с приходом в школу стало Лешке неуютно со своей фамилией. Был бы к примеру Соколов или скажем Орлов, так бы называли бы промеж собой или Соколом или Орлом. На первой же перекличке одноклассник взял да посмеялся над его фамилией, озвученной учительницей. Дать бы ему в ухо, за то, что переиначил его фамилию в кличку, да уж больно здоров был одноклассник с абсолютно бесцветной фамилией Иванов. Такому чтобы дать в ухо Лешке надо бы встать на табуретку, ведь ростом Ленька был чуть больше метра, хотя и шел ему уже восьмой год. Лешка неодобрительно посмотрел на забияку и сделал на обидчика первую зарубку. «Поквитаюсь потом!»- пообещал себе Леха.- «Вот подрасту немного и дам ему в ухо, чтобы не обзывался!»


***

Лешка чуть не часами на турнике висел, а ввысь организм подростка лезть не желал. Видно генами он пошел в своих родителей, где мама, не смотря на свои тридцать годков, покупала платья в детских отделах магазинов промтоваров, а отец носил костюм, купленный ему еще в выпускном классе средней школы. С упражнениями на турнике у Лешки развилась мускулатура и Алексей, как его уважительно стал называть физрук, не смотря на свою мелковатость, уже с третьего класса стал командовать одноклассниками на уроке физкультуры. Тут-то Лешка отыгрался на Иванове за обидную кличку. Загнав его на турник, Алешка назвал его грушей, которую нельзя скушать и тюфяком на проветривании, от чего классный заводила Иванов, немного тучный для своего возраста, под взглядами одноклассников покраснел. Он, проболтавшись немного на гимнастическом снаряде в попытке хоть раз подтянуться, в итоге сорвался с турника, и неудачно упав на четвереньки, заслужил своим комическим приземлением смех всего класса, в том числе и тех, над кем он потешался и присваивал обидные прозвища. Иванов поднялся с пола и, потирая руки, в предвкушении скорой расправы, попёр буром на «недоучителя». Лешка уже был не тот пацан, на которого можно было «крошить батон». Он сам пошёл на встречу к давнему обидчику и два парнишки остановились в шаге друг от друга в ожидании давно назревшей схватки.

- Иванов! – Спросил Лешка, слегка напрягшись.- Чего- то хотел?

Иванов, растерявшись от необычного поведения одноклассника, смотрел сверху вниз на Лешку и немного потоптавшись, протянул ему руку.

- Мир?- Вопросил Иванов.

- Мир!- Произнес Алексей и пожал протянутую руку товарища.


***

Вновь назначенный командир части в сопровождении начштаба и заместителей принимал дела.

- Товарищи офицеры!- Не допускающим возражений голосом произнес полковник.- Душно тут. Пройдемся по части да посмотрим, чем занимается наш личный состав. Заодно и посмотрим, что за часть я принимаю под командование, а то мне в штабе округа много разных небылиц про Вас нарассказывали. Вот и проверим байки это или как!


***

На спортивной площадке солдаты, в полном обмундировании, в касках с вещмешками и автоматами, парами бежали по полосе препятствий. После преодоления препятствия за ней следовала следующая пара бойцов. У лабиринта образовалась небольшая «пробка» солдат.

- Бицоев! Шевели ногами!- Командовал какой-то щуплый офицер с писклявым голоском.- Над упражнением «лабиринт» всем телом надо работать. Шевели задом, а то из-за твоей неспешности товарищей задерживаешь. А у них впереди еще бурелом не щупанный простаивает.

Рядовой Бицоев, как-то зацепился за стойку автоматом и судорожно пытался его вырвать из зацепа.

- Рота стой! Лейтенант Иванов! Подтолкни своего бойца, а то видишь, как раскорячился, не пройти, не обойти. Тьфу! Бицоев! Вылазь! Смотри, как лейтенант Иванов будет проходить препятствие.

Иванов, однокашник по школе, не бросил своего школьного приятеля, и поступил с ним в одно военное училище и вместе они прошли и «Крым и рым». Взрослея он потерял свою природную пышность и вытянулся в отличии от приятеля, отчего в военном училище из-за своей нескладности получил прозвище «Циркуль». Но этого знать бойцам не следует, дабы не ронять авторитет командира.

Старлей подошел к «лабиринту» и положил руки на входные ворота, показал командиру, что готов к выполнению упражнения.

- Лейтенант Иванов!- Громко произнес офицер.- К выполнению упражнения пристуу - Выдержав длинное «у» командир, отдал команду.- Пить!

Иванов быстро переставлял свои длинные ноги, завертелся ужом в лабиринте.

- Как циркуль!- Негромко произнес Бицоев.

- Молчать! Семь секунд!- Подвел итог офицер.- Бицоев!

Хмурый сын кавказских гор смотрел на командира.

- Чего молчишь?

- Я!- Ответил солдат.

- Видел, говорю, как командир проходит препятствие?

- Видел!- По лицу солдата было видно, что что-то в манере прохождения офицером препятствия его беспокоит.

- Пройти так же сможешь?

- Никак нет, товарищ капитан.- Бицоев явно нарывался на неприятности.

- Это почему же? - С некоторой ноткой металла вопросил офицер.- Я Вас спрашиваю милостивый государь.

- Я, так как товарищ старший лейтенант вертеть задницей не смогу, да и не дай аллах люди увидят. Со стыда сгоришь. Я же мужчина, а не…

- Бицоев! А скажи-ка мне боец, когда ты по-пластунски ползешь, ты задницей вертишь?- Вопросил офицер.

Бицоев стоял, как лом проглотивший. Он понял, что еще одна реплика с его стороны и командир дабы доказать прямо сейчас положит его- Бицоева на землю и ползти перед всеми заставит.

- То- то же!- Осклабился командир.- Задницей вертеть тоже уметь надо. - И он, явно философствуя, согнул правую руку с вытянутым вверх указательным пальцем.- Не для всякой пахабщины или дурости, а для дела! Война - это наука и либо ты учишься или тебе задницу отстрелят, а вот тогда и поговорим, кто потом будет мужчиной. Ясно?

- Так точно, товарищ капитан.- Солдат проглотил насмешку низкорослого офицера.

- А теперь вперед на препятствие и верти задницей так, чтобы уложиться в семь секунд, как это сделал перед тобой твой командир!

Бицоев, горестно взглянул на снаряд, но зная, что спорить с капитаном себе дороже, он, пытаясь подражать старшему лейтенанту Иванову, под смех и улюлюканье сослуживцев прошел препятствие за десять секунд.

- Говорил же тебе,- Смеясь вместе со всеми, произнес офицер.- Верти задницей. А теперь все последующие вспоминаем прохождение командиром взвода упражнение «лабиринт» и вертим задницами, чтобы уложиться во время рядового Бицоева. Продолжаем упражнения.


***

- Это кто там козлами скачет?- Спросил полковник зама по воспитательной работе. Офицеры, сопровождавшие от вопроса командира стали давиться от смеха.

- Я что-то смешное сказал?- Грозно вопросил командир части.

- Первая рота, товарищ полковник.- Сдерживая смех, вымолвил начштаба.- Физподготовка у них - внеплановая. И рота лучшая, но с их командиром не забалуешься. Строг он больно к подчиненным, вот их дурость правит полосой препятствий. Летом то хорошо играться, а вот зимой он то - от Гондураса отбивается, то Голландию воюет.

- Чего воюет?- Удивленно вопросил полковник.

- Голландию.- Подобострастно вымолвил зам по тылу. – Так Нидерландские штаты называют.

- Это как?- С интересом спросил полковник.

- На лыжах марш-бросок на двадцать километров делают. И походную кухню ему дай, и поваров кормить организуй, и раненных и замерзших в госпиталь свези.- Уже недовольно произнес начальник тылового обеспечения.- Устраивает, не пойми что. Прямо как Гитлер перед захватом Франции. Слава Богу, что хоть танки не просит, а то на горючем бы разорились.

- А Гондурас это как?- Все больше заинтересовываясь своим новым подчиненным, вопросил полковник.

- Собирает со всей округи снежные горы высотой где-то под двадцать метров и давай по ним туда- сюда всей ротой скакать. Один взвод в обороне, а два его штурмом берут.- Начштаба доложил командиру.

- И как успехи?- Уже с одобрением спросил полковник.

- Синяки да царапины, но тактику действий в гористой местности знают назубок.- Также спокойно сообщил майор. – У него не забалуешь. Увидит ошибку и заставит обороняться отделением, вот тогда бывает дело и до крови доходит.

- Интересный командир.- Произнес командир.- Пройдемте, познакомимся.


***

- Паниковский!- Закричал коротышка, одетый в выцветшую от солнца гимнастерку.- Ты сперва ножку в окошко суй, а потом и сам туда сигай! Что? Опять застрял? Да чтоб тебя, Вини- Пух! Макаров и ты, Белкин берите нашего вечно застрявшего за руки и тащите его наружу.

Он подошел к солдату, вытащенному из окна сослуживцами.

- Паниковский! И как ты умудряешься в окне застрять? Ручки вытянул, ножкой шагнул, рыбкой нырнул и вот ты уже на другой стороне.- Уже с укоризной выговаривал командир.- Рота, стой!- Громко отдал он команду.

Солдаты прекратили движение и замерли, где кто был, застигнутые командой командира.

- Может тебе через гранатное окошко проползать?- Обратился он к красному, как рак солдату.- Хотя ты и там из-за своих габаритов застрянешь. Вот гляди как я!

Офицер щучкой нырнул в окошко в кирпичной стене и мгновенно оказался на другой стороне.

- Вы, товарищ капитан, щуплый, а я…-Поведя плечами, смущенно произнес широкоплечий и ростом под два метра солдат.

- Иди-ка сюда, голубь мой сизокрылый.- Подозвал солдата офицер. Услышав обращение к сотоварищу, бойцы хохотнули, но под взглядами взводных офицеров мигом замолкли.

- Руки вытяни над головой. -Солдат чуть не в полтора раза возвышался над головой командира. -Так. Теперь вместе с руками суй в окно ногу и перешагивай за стену. Руками тянись к ноге. Вот! Вываливайся!

Паниковский озираясь смотрел на стену, которую впервые с легкостью преодолел.

- Что плечи уже не жмут?- Со смехом спросил офицер обалдевшего от простоты прохождения препятствия солдата.

- Не жмут товарищ капитан.- Пробурчал устыженный солдат.

- Рота! Продолжить упражнение.- Отдал команду ротный.


***

- Рота! Смирно!- Отдал команду ротный, завидев приближающееся начальство.

Офицер побежал к высокому начальству и, не дойдя пару метров, перешел на строевой шаг.

- Товарищ полковник! Первая рота занимается физподготовкой. Командир роты Козлов.- Алексей докладывал командиру части о занятиях своей роты на полосе препятствий, умышленно пропустив свое звание. Это было его больное место. Он переслужил это звание еще три года назад, но присвоение звания старшего офицера все откладывалось и откладывалось.


***

Капитан, ловко командовавший солдатами на полосе препятствий, был щуплым и малорослым, но седина на висках показывала, что заработана им не на паркетных коридорах, а тяжелой и упорной службой. Он кого-то сильно напоминал, но вот кого, как то не вспоминалось. На вид ему не дашь больше шестнадцати лет, ибо строен, даже немного женственен, но чувствуется какая-то сила и некая дерзость в его стойке. Глянув в глаза офицера, полковник прочитал в них умудренного жизнью командира, за плечами которого огромный опыт и который, не смотря на свой юношеский вид, и мустанга твердой рукой взнуздает, а доверь ему часть, и тут не подведет.

- Вольно.- Произнес полковник и протянул руку офицеру.

- Вольно.- Откликнулся он, отдавая распоряжение подчиненным.

Капитан протянул свою жилистую с огрубевшей кожей ладошку и вложил ее в лапищу командира. - Так вот ты, какой «командир козлов»! Я-то думал, что это прозвище такое, а оказывается это твоя фамилия.

Капитан насупился и потянул руку из командирского хвата.

- Ну, извини брат. Не знал!- Почувствовав себя неловко полковник.- Продолжайте упражнения. Товарищи офицеры, а теперь пройдем те в штаб.

Полковник со свитой удалялся от спортплощадки.

- А за командира козлов, я еще спрошу.- Тихо буркнул Алексей Иванович и, обернувшись к замершим солдатам, громко прокричал.- Рота закончить упражнение. Становись.


***

- И как Вам Козлов?- Вопросил начальник тыла.

- Кого-то мне напоминает, а вот кого, хоть убей, не помню. Начштаба, дай его личное дело.

Офицеры сидели за столом и молчали, пока командир части читал личное дело Козлова Алексея Ивановича, вечного капитана за свой острый язык и ершистый характер.

- Так он орденоносец?- Задал вопрос командир.

-Трижды.- Подсказал зам по кадрам.

- А почему до сих пор не майор, ведь выслуга и должность позволяет?- Вновь обратился к офицерам, собравшимся за столом полковник.

- Язва он,- Негромко произнес начштаба.- Вот и не дают ему майора. Он бы давно бы и «подпола» получил за свои заслуги, кабы в плен на прошлых учениях не взял все командование игравших за «наших».

- А он за кого был?- Удивленно вопросил начальник части.

- Известно за кого. За козлов! Горных!- Зампобой, пренебрежительно высказался о чем-то своем наболевшем.

- За кого?- Обратился к нему командир.

- За террористов.- Несколько смутившись, ответил зам по боевой работе.

- Он Вас в плен взял вместе с командованием?- Рассмеялся полковник.- Потому и называют его за глаза «командиром козлов»?

- Не знаю, кто его так называет, но козел он еще тот. Такой же упрямый, вредный и злой, как все его рогатое племя.

Тут пришло к полковнику озарение. Он понял, кого ему напоминает этот офицер в просоленной и выгоревшей под солнечными лучами гимнастерке.

- Зам по кадрам!- Обратился он к подчиненному.- Готовьте на Козлова представление к майору. Заместитель по боевой, задержитесь!


***

Вечернее построение части было первой встречей личного состава части с новым командиром. Полковник вышел на плац, где выстроился его полк в полном составе.

Он представился и кратко изложил свою биографию. Затем внутренне собравшись, он вызвал к себе командира первой роты капитана Козлова.

- Представляю Вам моего заместителя по боевой работе капитана Козлова.

Алексей был ошарашен такой новостью.

Полковник продолжил.

- Капитан Козлов!- Обратился он к своему вновь испеченному заму.- Передать роту старшему лейтенанту Иванову, а сами после развода зайдите ко мне в штаб. И ещё.- Командир повысил голос, переходя на рык.- Если я от кого услышу, что у нас полк козлов,- Полковник обвел взглядом замерзших под его суровым взглядом подчиненных.- мигом того козлом скакать заставлю. Запомните и зарубите себе на носу. Наш полк не козлы, а козловцы! Как суворовцы или нахимовцы! И это Вам скоро товарищ майор Козлов докажет. А сейчас, полк равняйсь! Смирно! В походную колонну! Первый батальон прямо, остальные направо. Шагом марш!


***

Солдаты, построенные в маршевые «коробки», проходили мимо, пока еще капитана Козлова печатая шаг, равняясь на него и стоявшего чуть впереди командира части.


***

- Хана нам братцы.- Произнес после отбоя сержант взвода обеспечения Мышкин.- Теперь Козлов нас всех своей физкультурой забодает. Тогда у него всего рота была, теперь целый полк козлов…- задержавшись на окончании, произнес Мышкин.-…цев.


Февраль 2020 года

Показать полностью
294

Не буди казака...

Второй год караульной службы. Самый дальний пост. Обход по периметру - ровно два часа ходу. Первые две смены можно прогуляться. Третья- происходят наслоения недосыпа с предыдущих хз скольких караулов, поэтому добредаю до дальней вышки, забираюсь по лестнице и засыпаю с широко раскрытыми глазами. Как так? Разве можно?- воскликнет неискушенный читатель. Нельзя.Но организм , даже , как у Павки Корчагина, рано или поздно начинает работать в режиме защиты. Сплю, снится, как казаку из песни Розенбаума родимый дом и девки, и тут начинают лететь комья земли о борт вышки. Смотрю в щёлочку. А- ху-еть! Командир части, охраняемой мною техзоны и его замполит. Я им не подчиняюсь, рота охраны- обособленная тема, но все равно, это залёт. Замполит говорит: нет там никого, товарищ майор, пойдёмте!

Майор:- э-э , нет, вон край плащ- палатки торчит, там он! Уходит из зоны видимости, потом появляется уже непосредственно на посту, перед вышкой( отцепил колючку) , видит меня и кричит: Сдать оружие! Вы арестованы!

Майор был человеком новым в нашем гарнизоне. Его часть передислоцировали совсем недавно. Возможно поэтому, он подумал, что перед ним обычный часовой, который ходит в караул раз в полгода, а не матёрый караульный волк. Тем более я выглядел гораздо моложе, чем солдат второго года службы.

Медленно поднимаю автомат. Не снимая с предохранителя. щёлкая затвором, говорю: - руки вверх! Если вы видели, как человек бледнеет, как бумага, вы поймёте.Майор задрал руки, так , что привстал на цыпочки. - Опусти автомат! Опусти автомат! - шевелили бесцветные губы.

-Кругом, вперёд! Шаг в сторону- стреляю без предупреждения!

Майор послушно плетётся между колючек. Личный состав, который вырубал кустарник на 15 метров вокруг поста тихо ржал в кулак.Майор несколько раз предлагал мне закурить. Дойдя до грибка с телефоном, доложил: неизвестный в форме майора Российской армии проник на пост и был задержан. Прибежала бодрствующая смена. Забрали. Сон как рукой отбило.

206

Ответ на пост «История навеянная комментаторами поста: "Забияка по щам получил"» 

Военный клинический госпиталь ЮВО. Год где-то 96-98. В отделение травматологии привозят солдата, который в учебке по какому-то поводу принял на грудь, прыгнул на ходу на ступеньку УАЗика, свалился и сломал левую ногу. Собрали, подлечили, через пару месяцев перевели в Пятигорск на реабилитацию. По этому случаю солдат напился... Прыгнул на ходу на ступеньку УАЗика, свалился и сломал правую ногу.

Хорошо запомнилось, потому что второй раз его как раз привезли в мою смену. И его лечащий ругался так... Если бы я так умела - с сольниками бы выступала.

96

Стационар. Взгляд изнутри (Александр Райн)

Находясь третий день на стационарном лечение в больнице, начинаешь понимать всю романтичность этого места.

Недовольство от утреннего пробуждения для замера температуры постепенно вытесняет желание убивать. Но это ничего, зато у твоей палаты есть общий враг, которого можно вдоволь проклинать до завтрака.

Туалет это мест встреч. Отсутствие дверей в кабинках исключает одиночество и дает уникальный шанс в полной мере обсудить с жителями других палат врага с градусником.

Завтрак. Со всех палат медленно стекаются не выспавшиеся зомби с кружками и ложками, которые словно мантру повторяют одни и те же слова:

Только бы не гречка, только бы не гречка.

Но тебе все ровно, гречка, рис, пшенка, всё на один вкус, разве что цвет разный, начинаешь проклинать себя за то, что отказался от соли. Возвращаешься к соленой еде.

Во время звонков по работе, жалуешься и тихо злорадствуешь на тему того, что сейчас работать не можешь, так как находишься в больнице. Получаешь каплю формального сочувствия, так же формально благодаришь. Товарищи вежливо предлагают навестить. Вежливо отказываешься, дабы человеку не было потом неловко оправдываться.

Век информационных технологий и интернета дает возможность насладиться тишиной в палате, прерываемую лишь редкими обсуждениями тех или иных лекарств, состояние стула, и будущего обеда.

В обед у всей больницы появляется одна общая тема, которая генерируется в столовой, а затем быстро расползается по палатам. Все обсуждают суп. Суп здесь не меняется от слова совсем. Иногда в него добавляют яичный белок, иногда вместо риса геркулес, но в сути он не видоизменяется и не эволюционирует в скажем рассольник или хотя бы куриный бульон.

Привыкшие к общению с пенсионерами медсестры общаются исключительно криками, как с пациентами, так и между собой, даже на расстояние вытянутой руки друг от друга. Они не злые и не ругаются, просто привыкли, мы их не осуждаем.

В четыре часа потягиваешь горячий кисель, который последний раз пил в детском саду и любуешься видами из окна. На стене морга почему-то большими буквами написано «осторожно злые собаки!!!». Задаешься логичным вопросом «чем же их там кормят и почему они злые».

День плавно перетекает в вечер. Основная масса стекается на встречи с родными, пришедшими их навестить. Это прекрасно. Люди, которые дома надоели друг другу сильней чем больничный суп радостно встречаются, обнимаются и делятся новостями.

Время отбоя никем не регламентировано, но основная масса ложится спать в 10 и ты не исключение.

Не спишь примерно до часу ночи, слушая как «перешептываются», дабы не мешать спать людям медсестры и когда уже просто нет сил отрубаешься.

- Так, меряем температуру!

603

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2

Доброго времени суток, уважаемые подписчики.

С чего все началось - Воспоминания реанимационного медбрата. История 8. Мальчик по прозвищу "Халк"

Непосредственно первая часть (советую ознакомится если не читали) - Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 1

Как всегда много букв. Поехали.

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

Вернувшись в отделение, зашёл в ординаторскую к дежурному реаниматологу и рассказал о результате обследования. Время уже было позднее, поэтому решили меня со смены не снимать. Я заверил Ирину Викторовну что все будет в порядке.

Алина возилась в процедурке, рассказал и ей что у меня перелом. Договорились что буду работать в щадящем режиме. Зашёл в палату. Кристина, увидев мою руку в навороченном гипсе взволнованно спросила :

К - Господи, что у тебя с рукой?
Я - Ты же на меня обиделась вроде?
К - Ну не настолько! Так что с рукой?
Я - Перелом. Без смещения. Ничего страшного.
К - Как ты так умудрился?

Рассказал ей про прошлую смену с Халком, естественно умолчав о косяке медсестры. Смена пошла своим чередом.

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

- Я хочу в туалет.

Кристина, сделав это заявление, вопросительно смотрела то на нас с Алиной, то на сидевшую за заполнением истории болезни Ирину Викторовну.

Я - Хорошо, сейчас попрошу санитарку принести судно...
К - А по-человечески, на унитаз сходить можно?
Я - Если ты не заметила, унитаза у нас тут нет.
К - Но вы же куда то в туалет ходите? Я завтра в палату перевожусь, ну пожалуйста, можно мне нормально в туалет сходить?

Я вопросительно посмотрел на дежурного доктора. Ирина Викторовна, на секунду задумавшись, вынесла свой вердикт:

ИВ - Хорошо, пусть идёт в санитарную. Только потихоньку. Если будет тошнить - сразу в кровать. tvoyDramaturg, проводишь её?
Я - Куда я денусь то...

Санитарка Марина принесла одноразовые тапочки. Кристина, надев их и закутавшись в простынку, осторожно встала с кровати и немного согнувшись начала свое победоносное шествие к белому трону. Я шёл около неё, аккуратно придерживая девушку под локоть. До санитарной было рукой подать, но шли мы медленно.

По Кристине было видно что ходьба ей пока давались тяжело. Но она не жаловалась. Упрямая девчонка. Наконец дошли до заветной комнаты.

Я - Заходи, я тебя тут подожду. Дверь на шпингалет не закрывай на всякий случай...
К - Угу...

Девочка зашла в санитарную и закрыла за собой дверь. Щелкнул шпингалет. Я тихо выматерился себе под нос. Но скандалить на стал. Защелка была хлипкой, если что - выломать дверь не проблема.

Сделав дело, выдвинулись обратно. Сделав пару шагов, Кристина обреченно произнесла :

- tvoyDramaturg, я больше не могу идти... Сил нет совсем и голова кружится.
- Ну ты молодец! И что с тобой делать?

Прикинул варианты. Звать на помощь, чтобы привезли каталку? Не хотелось. Да и долго. Не дай Бог она у меня в коридоре в обморок упадёт ещё. Оставался второй вариант.

- Давай я тебя на руках донесу. Тут осталось то 5 метров буквально...
- У тебя же рука!
- Да ладно, в тебе веса то... Возьму так чтобы нагрузка была минимальная на правую руку. Ты согласна?

Кристина кивнула. Я наклонился и взял её на руки. Она была лёгкой, меньше 50 килограмм точно. Пациентка без слов обняла меня за шею. И... Немного более плотно, чем того требовала ситуация, прижалась ко мне. Скосив вниз глаза, посмотрел на её лицо. Она зарумянилась. И удовлетворенно улыбалась.

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

Изрядно краснея занес Кристину в палату. Алина, наблюдавшая эту картину, от удивления подняла одну бровь, но от комментариев воздержалась.

К - У меня опять пропитались повязки кровью.
Я - Поменяем, хирурги сказали ничего страшного. Это нормально.
К - Алина не занята сейчас? Я не хочу чтобы ты менял.
Я - Да ради Бога, позову Алину. Как раз чай хотел пить.

Передал просьбу напарнице, а сам пошёл пить чай. Комната отдыха находится как раз напротив палаты. Все отлично слышно. Алина взяла перевязочный материал и зашла в палату. Через некоторое время я услышал звук сдираемого с кожи пластыря и писк Кристины :

К - Ай, мне больно! tvoyDramaturg!!!!!

Отложив не допитый чай, зашёл в палату.

Я - Чего ты меня зовёшь?
К - Я передумала. Поменяй ты мне повязки.

Алина, психанув ушла в комнату отдыха.

Я - Ты же стесняешься?
К - Да, но ты это делал не больно, а Алина больно!

Крик медсестры из комнаты отдыха :

А - tvoyDramaturg, меняй ей сам. Я ничего делать не буду.

Молча надел перчатки и залив пластырь антисептиком принялся ждать когда он отклеится. Алина была грубовата с пациентами, тут правда на стороне Кристины. Но... Ситуация не приятная. Ох уж эти женщины.

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

Около 11 ночи сделали всю текущую работу и назначения. Договорились с Алей поделиться с полуночи. Сидели в палате и болтали о всякой ерунде.

Я - У одногруппника день рождения в следующие выходные. Вот думаю что подарить...
А - А что он хочет?
Я - Он хочет кальян, но я не знаю хватит ли у меня денег на хороший. А покупать дешевку как то не хочется...

Кристина внезапно включилась в наш диалог:

К - Хороший кальян стоит 5 тысяч.
Я - Ты то откуда знаешь? Не рановато тебе таким интересоваться?
К - Ой да ладно тебе, что как старпер то. У одноклассника день рождения был, мы в складчину дарили. Могу даже магазин подсказать. И вообще, мне 17 лет будет летом.
Я - Что то я пропустил тот момент когда сентябрь стал летним месяцем...

Кристина состроила рожу и показала мне язык. Я ухмыльнулся.

К - Найди меня в ВКонтакте.
Я - Зачем?
К - Ну просто в друзья добавь, жалко что-ли?
Я - Я просто так в друзья не добавляю.
К - Ну может я буду поступать в мед, и мне понадобится твоя помощь?
Я - Так это к репетиторам, а не ко мне. Да и нафиг тебе мед сдался?
К - Вообще-то у меня мама врач! Может по её стопам пойду?


Мы с Алиной переглянулись. А не в этом ли причина "особого отношения" к нашей пациентке?

Я - Какой врач то?
К - Кардиолог.
Я - А где работает?
К - Ну... Она вообще-то очень давно не работает... Папа говорит что ей не надо работать...
Я - А папа кем работает?
К - У него сеть ювелирных салонов...
Я - Действительно, зачем маме тогда работать?

Все встало на свои места.

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

К - Kristina Baileys.
Я - Что?
К - Мой ник в ВК, если передумаешь.
Я - Я что то не понял, то кальян, то алконик... Не рановато в 16 то лет? Если что, мне такие девушки не нравятся...

Кристина пошла красными пятнами.

К - Ты чего такой противный? Мама мне как то давала попробовать бейлиз, что в этом такого? Кальян я не курю, просто подарили и все...
Я - Да ты можешь не оправдываться. Чего ты завелась? На странице фоток из клуба хоть нет?
К - НЕТ. Я ПО КЛУБАМ НЕ ХОЖУ!

Девочка обиженно надула губы. Мне стало немного стыдно. Действительно, с чего вдруг я стал ей нотации читать?

Я - Ладно, не дуйся. Хорошо что в клубы пускают только с 18 лет...

Алина, до этого сидевшая молча в своём телефоне, присоединилась к разговору:

А - Ну, вообще-то, в "Галактику" пускают без документов. Главное дресскод пройти. Вечно там школьники - акселераты тусуются. Был там?
Я - Нет. Я далёк от клубной жизни если честно. В клубе один раз только был, на посвящении.
К - Я там была, много раз...
Я - Ты же сказала что не ходила в клубы?
К - Так это клуб моего дедушки...

Повисла неловкая пауза.

К - Кстати, если вам проходки нужны, или билеты на концерты - обращайтесь. Без проблем достану.

У Алины, заядлой тусовщицы, в глазах загорелся алчный огонёк.

А - Как ты говоришь тебя найти в ВК?

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

В полночь я ушёл отдыхать. Когда зашёл в 3 часа ночи менять Алину - все пациенты спали. Утром было не до разговоров, много работы по завершении смены. Сдав смену, переоделся и заглянул в палату чтобы попрощаться с Кристиной. В палате из медперсонала никого не было.

- Ну вот почти кончилось твоё пребывание в реанимации. На летучке сказали что тебя переводят в отделение.
- Да, мне уже сказали. Ты когда в следующий раз дежуришь?
- В субботу.
- Если меня не выпишут, можно я к тебе приду?

Я хотел сказать что не стоит... Но... Её стеснительная улыбка и тёплый взгляд светло-голубых глаз изменили мой ответ.

- Можно. Если работы много не будет. Я побежал на занятия. Выздоравливай!
- Эй!
- Что?
- А телефон? Я в субботу как должна узнать, много ли работы?
- Ну ты и наглая!
- Не наглая, а бойкая. Гони номер.
- Придёшь в субботу, дам. Не все сразу, я не такой.

Широко улыбаясь, подмигнул Кристине и пошёл на выход.

- Каков наглец!

Из реанимационной палаты мне в спину доносился самый невероятный звук. Это был смех. Смех моей бойкой пациентки.

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

P. S. В обед этого же дня мне пришло смс :

"Алина оказалась более сговорчивой чем ты. меня перевели в палату. Когда мы пойдём в кино? Кристина. "

Дальше переписки у нас ничего не зашло. Несколько дней она настойчиво атаковала мой телефон по смс. Я наращивал дистанцию. В пятницу её выписали. Сообщения стали редкими. А затем и вовсе прекратились.

Наверно к лучшему. У меня начались большие проблемы с учёбой.

- tvoyDramaturg Батькович, со сломанной рукой вы не можете сдавать практические навыки. А без них я не поставлю вам зачёт.
- Ирина Александровна, я могу сдать устно, или те навыки которые смогу показать с гипсом...
- Не утруждайтесь. Навыки будете сдавать когда вам снимут гипс.
- Но его снимут через месяц, не раньше!
- И что?
- Так сессия уже будет к концу подходить... Меня же без зачёта на экзамены на выпустят...
- Я же обещала вас отправить в армию, а вы все не верили. Приходите когда снимут гипс.

Продолжение следует.

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост

P. P. S. Всех с наступающим Новым Годом. Желаю вам, мои дорогие читатели, никогда не жалеть о прошлом, жить настоящим и с оптимизмом смотреть в будущее. Спасибо Вам!

Ухожу на Новогодние праздники, у меня ДР 6 января, так что не знаю когда сяду за продолжение. Ещё раз, с Наступающим)

Воспоминания реанимационного медбрата. История девятая. Бойкая пациентка. Часть 2 Больница, Реанимация, Врачи, Красивая девушка, Армия, Сессия, Работа, Гифка, Длиннопост
Показать полностью 8
2950

Веселая дедовщина

Когда мне было 11 лет, пришлось мне лежать в больнице с проблемами желудка. В палате со мной находились ещё трое братьев по несчастью с похожими недугами примерно одного возраста со мной.
Лечение проходило плавно- ничего не беспокоило, но несколько раз в день нужно было принимать таблетки и укол. В остальное время мы развлекались как могли - играли в прятки по больничному комплексу, катались на инвалидных колясках итд.
Но однажды к нам подселили его - лося под два метра ростом с загипсованой от ступни до поясницы правой ногой.
Как позже оказалось - это был демобилизированый срочник, который по прибытию домой вкусно накушался и влетел на мотоцикле в сарай. Как итог- сложный перелом ноги.
Как и почему его определили к нам в отделение непонятно.
Врач бережно уложил пострадавшего на кровать- велел отдыхать, никуда не выходить и маленьких не обижать.
Проснулся лось на следующее утро, оценил нас полным пофигизма взглядом и задал вопрос:
-"Ну че салаги, как жизнь гражданская?"
Нихрена не поняв сути вопроса мы одобрительно кивнули.
-" Ну че, бойцы, выбирайте как жить будем - по уставу или по нормальному?"
Мы переглянулись: "По нормальному" закричали мы в голос."
- "Одобряю. Тогда строоойся!На первый-второй расчитайсь"
-"Первый,второй,первый,второй..."
Мы начали заливаться громким смехом от абсурдности ситуации.
-"Отставить смех! Смеяться с девками будете. Будем знакомиться. Зовут меня-Товарищ Дембель. Вы - духи бесплотные, сола не хлебавшие. Все ясно!?"
-"Нет,не ясно" возразил я
-"Меня Денис зовут, это Миша,Леша и Андрей"
Товарищ дембель усмехнулся.
"Нет... теперь ты - Куцый, а эти три- Дистрофик,Бобер и Шпала"
Мы снова залились громким смехом.
-"Отставить, я сказал! Товарищ Дембель на войне получил серьёзное ранение, за что был награждён медалью и грамотой. А теперь вы обязаны сопроводить меня в туалет и никого туда не пускать, а если начнут возражать, говорите что там Генерал какает"
После туалетных процедур началось наше военное физ. воспитание.
Товарищ Дембель героически встал на одну ногу,опираясь на костыль начал командовать.
-"На Счёт раз-упор лёжа принять, два - разогнулись. Иии раз,два... Делай полтора! Держать полтора, не падать!"
На команде "полтора" мы валились на пол. И нет-нам не было больно или обидно- нам было весело.
После физ. подготовок Товарищ Дембель собрал нас у своей кровати и поведал нам военную тайну, склонился над нами и прошептал:
-"Бойцы, случилось так, что я курю, но врачи запрещают мне это делать. А так как я Генерал и делать мне можно все,по этому:Бобер и Шпала- стоять на вахте.Куцый и Дистрофик-выгонять дым из комнаты в форточку полотенцами! Задача ясна?"
- "Так точно, понятно"
Мы безукоризненно и ответственно относились к поставленным задачам.
На роль старшего батальона был назначен я. В мои обязанности входило- каждое утро докладывать о происшествиях,боевом духе личного запаса, состоянии погоды за окном и выключение света перед сном.
Перед сном мы играли в дембельский поезд. Двое качали кровать с однотонным "чучух-чучух", один махал полотенцем перед лицом Дембеля и тем самым выгонял сигаретный дым в форточку, а я читал интересные статьи из газеты и подносил чай/ кофе/пепельницу. После того как Дембель засыпал(а засыпал он быстро) мы тоже укладывались.
В таком весёлом ключе мы продолжали проходить лечение/военное обучение. В коридоре звенела тишина,ибо мы уже не шалапаи, а дисциплинированые солдаты.
Два раза в неделю у нас был ПХД(Парко-хозяйственный день). Мы подметили, а Товарищ Дембель рассказывал нам о том, как броня за шиворот капала, как из зенитки стрелял и как письмо матери на спине убитого товарища писал))).
Играли в интересные военные игры- "Первый скрип" на щелбаны, "Глушили тигра" (Дембелю тоже доставалось), на время застелали кровати, рисовали красивые открытки карандашами и отправляли их от лица Дембеля молодым медсестрам.
Дембель старался быть суровым, но на его лице,порой читалась добрая и искренняя улыбка и гордость, что передаёт свои знания подрастающему поколению.
Но вот пришла пора выписываться.
В один день выписывали Лешку и Мишу, а на следующий- меня и Андрея.
Вечером,перед выпиской, Дембель решил устроить народные проводы- написал список, вручил нам денег и отправил в буфет... мы обрадовались, ибо в списке было много сладких приколов.
Дембель нарезал торт и фрукты, разлил по чашкам лимонад и двинул патриотическую речь о том, как важно оставаться мужчиной, помогать старшим и самое главное - не выделоваться и не делать глупостей, показательно демонстрируя повреждённую ногу.
Под крики "Урааа!" мы поужинали с братского стола и улеглись спать.
Пришла пора собирать манатки.
Клянусь, Дембель прощался с нами со слезами на глазах и мы так же, с добрыми объятиями, прощались с ним.
Это были, пожалуй, одни из самых добрых воспоминаний из детства.

Веселая дедовщина Армия, Больница, Дедовщина, Детство, Воспоминания из детства, Длиннопост
Показать полностью 1
63

Как я случайно от армии закосил

Было это в последний год перед окончания института.  Впереди рисовалась перспектива пойти в войска, я же на полном серьезе к этому готовился: ходил в качалку, бегал с рюкзаком, в который клал блины от гантелей,  читал, как правильно маршировать и т.д. и т.п.  А надо сказать, с 2009 года у меня наконец-то исполнилась мечта в виде кантрийного брендового велосипеда и я начал учиться разным трюкам - вилли, эндо, банни-хоп... больше всего фанател я от последнего. Кто не знает - это прыжок без трамплина через препятствие (яму, бордюр, камень и т.д.)  Потом увлекся трамплинами и дропом, благо двойные обода на байке, резина для даунхилла, и малый вес тела, из которого ушел весь жир, позволяли  перепрыгивать лестничные пролеты.


Однажды поехал на набережную, а там...вы только представьте:  высокий бетонный блок, на который свободный заезд, небольшой пятачок внизу, после которого большие камни, и стенка сбоку. Т.е прыгнуть надо практически без разгона, на маленькую площадку с приличной высоты. Это был вызов и я его принял. Выдохнув и мысленно пожелав себе удачи, я приступил к прыжку, но, в последний момент, когда я уже отрывался от бетонного блока, ВНЕЗАПНО на фоне тишины громко затрезвонил телефон. Я отвлекся, не согнул правую коленку  и приземлился на распрямленную ногу. Колено пронзила острая боль, первая мысль - вколоченный перелом. Потом встал, подвигал ногой, осмотрел, пропальпировал - небольшая опухоль, изменения геометрии колена или люфта сустава нет, сгибать ногу хоть и больно, но терпимо. Стоять тоже можно. Сделал вывод, что или мениск или  крестообразная связка. Кое-как доехал до травматолога - направил на УЗИ колена. Результат УЗИ:  незначительный синовиит с  повреждением медиального мениска правого коленного сустава.  Финиш. 


Посмотрел в нете инфу - с таким служить нельзя: противопоказано поднимать тяжести, приседать с весом, бегать, прыгать и маршировать. Травматолог сказал, артроскопия может не помочь, даже если сошьют, восстановление очень долгое, никаких нагрузок нельзя.  С этим, а также результатом УЗИ  пошел на ВК после окончания вуза.  Направили на повторное - тот же диагноз. Выдали военник, в котором нет статьи. Вот так.  Можете говорить мне типа "не служил - не мужик").


p.s. жить не мешает, иногда побаливает, особенно после катка, долгой прогулки на велосипеде или когда ногу на ногу кладу и долго сижу. Иногда на непогоду ноет. Честно говоря, хотел умолчать и пойти служить, но  травматолог меня отговорил: попросил присесть на корточки, потом оперся мне на плечи и велел встать. Боль была приличная и очень  убедительная.

1292

Госпиталь.

Весной 1986 года, я служил в армии. Мои гланды, почти постоянно были воспалены, и я часто обращался в санчасть. Лечение было мгновенным, мне смазывали гланды чем-то невкусным, и я шёл служить дальше. Боль утихала, потом появлялась снова. Видимо капитану надоело переводить на меня лекарство, и он решил, отправил меня в госпиталь, на операцию. Операция предстояла несложная, и капитан планировал моё возвращение в часть через две недели.



Госпиталь находился в родном городе капитана, и он решил лично меня туда отвезти. Наша часть находилась в лесу, и добраться напрямую до госпиталя без пересадок, было невозможно. Маршрутов было два: часть – областной город нашего гарнизона – госпиталь; и второй: часть – узловая станция – госпиталь. Второй маршрут проходил через мой город. И при желании, он мог стать узлом пересадки, с неизбежным ожиданием нужного поезда, и возможностью для меня навестить дом на три - четыре часа. Всё зависело от капитана.



Капитан был рыжим, и не был идеалистом. Готовя сопроводительные документы, он обратил внимание на место, откуда я призывался, вызвал меня к себе, и спросил:


- Ты в курсе, что мы поедем в Куйбышев?


- Так точно.



- И будем проезжать твою Сызрань. А можем и пересадку в Сызрани организовать. Ты как?


- Никак. Толку смотреть на город через окно вокзала? Только душу травить. А пересадка займёт час. На Куйбышев полно поездов и электричек ходит.


- Но мы можем приехать в Сызрань, а в Куйбышев поехать на следующий день, - многозначительно сказал капитан, и пристально посмотрел на меня.


- Тогда другое дело! – обрадовался я.


- Ясен пень, но мне нужен стимул. Эти сутки, я бы мог провести и в Куйбышеве, родном городе. Навестил бы родителей, друзей, пивка попил, на рыбалку бы съездил.


- Это правильно.


- Хватит тупить! Ты мне сможешь досуг организовать?


- Смотря какой.


- Бабу отзывчивую. Тебя ведь из института призвали?


- Так точно.


- Ну и давай студентку с пятого курса.


- Я не могу гарантировать. На это время нужно.


- Беда с тобой! Ладно, поедем без пересадки в Сызрани.



Когда мы проезжали Сызрань, поезд остановился напротив моего дома. Мимо нашего окна проходили железнодорожники в оранжевых жилетах, что – то высматривая в рельсах. А я пытался рассмотреть сквозь лесопосадку крышу своего дома. Капитан не выдержал, и сказал:


- Чего сидишь? Вещмешок в зубы и бегом до дому.


- А как же Вы?


- В Куйбышеве себе бабу найду. Встречаемся завтра утром на площадке где конечная электрички. Я там буду в десять часов.


- Спасибо, товарищ капитан!


- На здоровье, а я люблю коньяк «Белый Аист». Уловил?


- Так точно!


- Бегом - марш!



Мамы дома не оказалось. Я зашёл к соседке, у которой обычно хранился наш запасной ключ, и узнал, что мама уехала в командировку. Я переоделся и пошёл в магазин за коньяком. Цена меня расстроила: пятнадцать рублей восемьдесят копеек. А мой капитал составлял всего три рубля. Я стоял около магазина, и пытался найти ответ на классический вопрос: где взять деньги на коньяк?



От раздумий меня отвлёк женский голос:


- Артур, это ты?


- Так точно, ответил я, повернулся, и увидел Ленку, которая жила в соседнем подъезде.


- Как ты похорошел! Прямо Бельмондо! Всё, дембельнулся?


- Нет. Ленка, мне двадцать рублей взаймы надо.


- А ты что, сбежал?


- Нет, на побывку. Завтра утром уеду. Деньги дашь?


- Подожди, посмотрю, сколько у меня в кошельке.


- Давай, не жадничай, защитнику Родины!


- Да, хитренький! Я тебе сейчас дам, а тебя убьют. Кто мне вернёт?


- Кто меня убьёт? Я в лесу служу. У нас, пули не летают.


- На, восемнадцать рублей, а трёшку себе оставлю. Мне сегодня в ночь, а утром с девками в баню пойдём.


- Спасибо! Я матери напишу, и она тебе отдаст.


- Нет уж, сам взял, сам и отдавай.


- Но это только в декабре следующего года, как из армии вернусь.


- Я терпеливая. Пока!



Время пролетело быстро. Я съездил в институт, посмотрел на свою группу. Долго искал свою девушку, которая мне сообщила, что встретила другого. Вечером посидел во дворе с приятелями. И за полночь лёг спать, поставил стрелку будильника на пять утра, чтобы успеть на первую электричку до Куйбышева.



Проснулся я от того, что выспался. Мне было хорошо, как в детстве. Я стал осматривать свою комнату и вдруг увидел свою парадку. Будильник! – стрельнуло в голове, и я посмотрел на циферблат. Стрелки показывали пятнадцать минут девятого…



Дальше всё было очень быстро: парадку с коньяком в сумку; вокзал; скорый поезд; а в двенадцать часов я уже ходил по перрону, и искал капитана. Надо отдать должное капитану, он сидел на скамейке и читал газету.


- Здравия желаю, товарищ капитан! Виноват, опоздал!


- Молодец, что сообразил приехать. Где форма?


- В сумке.


- Бегом в кусты и переоденься!


- Слушаюсь!



Когда мы подошли к госпиталю, капитан нарушил молчание, и сказал:


- Ты понимаешь, что подвёл меня?


- Так точно!


- И что думаешь делать?


- Вторую бутылку коньяка?


- Это за залёт, а за мои погибшие нервные клетки? Я ведь подумал, что ты на радостях попёрся в кабак, и там тебя патруль замёл, или менты. Переживал.


- Третью бутылку коньяка?


- Договорились. Сумку с твоей гражданкой я заберу в часть. Пригодится в самоход ходить, когда дедом станешь. Запиши номер телефона дежурного по части. Как сделают операцию, неделю на поправку, а потом попроси старшую медсестру позвонить.



Планы капитана на моё двухнедельное пребывание, нарушила медсестра Нина, которой я чем – то понравился. Обходы в госпитале отсутствовали, и она положила мою карту в отсек для тех, кого лечили без операции. Каждые четыре часа мне кололи уколы, а днём я чистил картошку на кухне. Не служба – а мечта!



На исходе третьей недели, Нина сказала мне:


- Пришла телефонограмма из твоей части. Тебя потеряли. Завтра не ешь, будут анализы брать. Послезавтра операция.


- Больно будет?


- После операции. Но я тебе волшебные капли дам.



Гланды удалили за семь минут. Боль, о которой говорила Нина, проявилась утром: казалось, что в уши воткнули по гвоздю. А при попытке сглотнуть, боль усиливалась. Нина закапала в уши капли, и сказала:


- Никому не говори про капли. Их разрешают капать только офицерам. Как только боль появится – подходи к медсестре. Я всех предупрежу. И ещё, тобой интересуется твой хирург.


- Хочет вернуть гланды?


- Ты ему спасибо скажи, у него золотые руки. Ты обратил внимание на молчаливого паренька, невысокого росточка? Ходит по нашему отделению.


- Да, а чего он молчит?


- Ему удаляли гланды, и задели голосовые связки. Теперь он немой.


- Ни хрена себе! Лекари!


- После обеда, сходи к хирургу. Подполковник Павлов.



После обеда я нашёл хирурга. Увидев меня, он спросил:


- Жалобы?


- Никак нет, - тихо прошептал я. Вы меня искали.


- Искал, присаживайся. Ты с шестьдесят второго года, староват для солдата, уклонист?


- Студент.


- Какой курс?


- Четвёртый.


- Отлично! Поскольку медицинское обслуживание в СССР бесплатное, а ты должен мне, за блестяще проведённую операцию, я предлагаю погасить твою задолженность, написанием конспекта, по материалам двадцать седьмого съезда КПСС.


- Готов?


- У меня уши болят.


- Это мы исправим. Тебе будет помогать Нина, с волшебными каплями. Соглашайся, я вас закрою в кабинете, с идеальной звукоизоляцией. Она за тебя, как за родного просила, три недели балду гонял. Отблагодаришь её.


- Я согласен, а какой объем?


- Общая тетрадь, - ответил хирург, и достал из ящика общую тетрадь, формата А4.


- Ого!


- Чего ого? Крупным почерком, и через строку. Вот тебе две ручки и газету. Чем неразборчивей почерк – тем лучше.



В кабинете, где я писал конспект, проверяли остроту слуха. И в нём были не слышны наружные шумы. Уже через сорок минут, мне казалось, что голова взорвётся от этой тишины. Я пожаловался Нине, и она принесла мне вентилятор. С каким наслаждением я слушал, как он жужжит!



На четвёртый день конспект был готов. Хирург меня похвалил, и подарил шоколадку, которую я отдал Нине. А вечером состоялась беседа с двумя другими хирургами. Они предложили мне написать конспекты и им. Взамен, они предложили мне удалить и грыжу, и аппендицит. И тогда мне обеспечено пребывание в госпитале два месяца, как минимум. А потом пойдут: урология, терапия, кардиология и кожвен. Конспекты можно будет писать до самого дембеля, который приключится двадцать восьмого сентября следующего года, сразу, после выхода приказа министра обороны. Я попросил время «на подумать до утра».



Но утром, сразу после завтрака, в отделении я столкнулся со своим капитаном:


- Ты чего, корнями тут пророс? Почему никто не позвонил в часть? Ты просил позвонить?


- Никак нет, неделя после операции ещё не прошла.


- А почему? Противопоказания?


- Не могу знать.


- Вещи в зубы, бегом в камеру хранения, получай парадку, и жди меня на лавочке, около входа!



Из здания, капитан вышел сердитым. Подойдя ко мне, он спросил:


- Чем ты тут хирургу понравился? Стоит за тебя горой.


- Конспекты ему написал.


- Понятно! И тебе, наверняка предложили написать и за других врачей?


- Так точно.


- Ясно. Приказать не могу, и забрать тебя не могу, без разрешения начальника госпиталя. Они хотят прикомандировать тебя к госпиталю. Сам решай. Служба тут не пыльная, медсестёр полно, и до дома три часа езды. Только в нашей части интересней. А я бы тебе долг простил.


- А какой Ваш интерес?


- Зампотех имеет на тебя какие – то виды. Ему автоэлектрик нужен. Уже решён вопрос о твоём переводе. Будешь в проводах копаться, и никаких тебе тревог. А я подал рапорт, хочу в Афгане служить. Выслуга, чеки и прочие радости. Если не привезу тебя – мой косяк. Могут не подписать. А твой долг, мне зампотех вернёт.



Не знаю почему, но я согласился вернуться в часть. И никогда об этом не пожалел. А после увольнения в запас, мне выдали в финчасти восемнадцать рублей, наверно мой заработок за два года службы, которые я вернул Ленке, когда приехал домой…



© Буер Артур

Показать полностью
1056

Припадок

Пятница. Ближе к вечеру. Дежурю в военном госпитале. Все идет своим чередом, внезапно звонок из соседнего мото-стрелкового полка. У нас тяжелый больной, боец первого года службы, у него судороги и пена изо-рта. Сейчас доставим к вам. Ждем. Вызвал хирурга, невропатолога, позвонил своему начальнику терапевтического отделения. Если это не травма, то госпитализируют в терапию. Пока ждем, вспоминаем. Многие больные эпилепсией знают о своем недуге, попросту скрывают свой диагноз. Эпилепсия характеризуется типичным повторением кратковременных(!) внезапных приступов, симптомы развиваются в строгой последовательности: развиваются судороги с потерей сознания, сначала появляются тонические судороги, когда вся мускулатура внезапно, молниеносно сокращается, человек падает, тело выгибается дугой и каменеет, длится это несколько секунд, меньше минуты. Судороги переходят в клонические, когда мышцы быстро ритмически сокращаются, появляется пена изо рта. Длится это около 5 минут. Наступает расслабление, отходит моча, происходит дефекация. А затем спокойный сон.


Раздается топот ног, громкий разговор и в приемное отделение заносят воина на носилках. Полк находился от госпиталя примерно в 2-х километрах, почему-то не оказалось дежурной машины. Воина кинули на носилки и четыре бойца веселым галопом принесли (доставили, забросили, сбагрили) его в приемное отделение. Поскольку это дело не благодарное и довольно тяжелое, мат стоял коромыслом. Ворот гимнастерок расстегнут, ремни болтаются, волосы мокрые от пота, лица красные). Занесли и поставили носилки на пол, головой к входу (это оказалось очень важным!). В глазах испуг. Что с земляком? Жить будет?? Будет, раз донесли!


Изо рта пена, глаза закрыты, корчится в судорогах. Губы розовые, давление чуть повышено, тахикардия, но не смертельная. Штаны. Штаны-то сухие, где моча??? Думали гов#ом будет вонять, но и этого нет. Да и времени прошло многовато, припадок должен бы уже закончиться и боец должен сладко спать, если это эпилепсия, а он все дергается. Хирург, не прикасаясь к челу, выносит заключение – ОХП нет (острой хирургической патологии) и незаметно откланивается. Невропатолог молчит и предлагает сделать люмбальную пункцию, т.е. просверлить дырку в спинно-мозговой канал.


В этот момент тихо открывается дверь, входит Володя Толоконников, капитан мед. службы, мой начальник, зав. терапией. Смотрит, мгновенно оценивает обстановку, молча берется за ручки носилок и резко поднимает их вертикально. Все от неожиданности вытянули руки и кинулись к бойцу, чтобы поддержать его и уберечь от новых травм при падении. А он стоит, таращит глаза, замер и не знает что делать. Мгновенно судороги прекратились, плюнул на пол, изо рта легкий запах то ли шампуня, то ли моющего средства. «Атипичное» течение эпилепсии внезапно закончилось. Лежа изображал судороги, а что делать стоя - не знал. ВОИНЫ! УЧИТЕ МАТЕРИАЛЬНУЮ ЧАСТЬ! Прибыл командир роты и батальона. Они торопились, думали, труп придется родственникам отправлять, а воин-защитник Родины ЖИВ!!!


Дальнейшее лечение проходило уже в расположении батальона с участием политработников и особистов.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: