-23

Агент КГБ

Агент КГБ КГБ, СССР, Агент, Разведка, Владимир Путин, Герои

В период с 1959 по 1972 год КГБ собирал информацию об американских электростанциях, плотинах, нефтепроводах и прочих объектах инфраструктуры в рамках подготовки к операции, которая могла привести к нарушению электроснабжения всего Нью-Йорка. После того как агенты КГБ выбрали цели, которые, по их мнению, были уязвимыми, они поселились на конспиративной квартире недалеко от Гаррисберга (штат Пенсильвания). Там агенты КГБ пытались спланировать и осуществить серию атак на американскую энергосистему.

Их целью были плотины гидроэлектростанций, которые генерировали значительную часть энергии страны. Агенты КГБ разработали хитроумный план, чтобы уничтожить две крупных гидроэлектрических дамбы – Хангри Хорс и Флэтхэд, расположенные в Монтане. Если бы эти две дамбы вышли из строя, это парализовало бы электроснабжение всего штата и окружающего региона. Атака должна была начаться с дамбы Хангри Хорс. Агенты планировали разрушить опоры линии электропередач, расположенные на вершине высокого горного склона, что на определённое время обесточило бы плотину и не позволило бы оперативно среагировать на сбой. После агенты должны были захватить средства управления дамбой Хангри Хорс и уничтожить их. Атака могла привести к нарушению электроснабжения всего штата Нью-Йорк.

Далее агенты хотели совершить нападение на нефтепровод, проходящий между Канадой и Соединёнными Штатами Америки. Эта секретная операция, получившая название «Кедр», планировалась более десяти лет. КГБ даже думал уничтожить нефтеперерабатывающие предприятия в Канаде, которые поставляли топливо в Америку.

Все атаки на американскую энергосистему были частью огромного плана по уничтожению города Нью-Йорка. После обесточивания некоторой части США, агенты КГБ хотели использовать хаос и тьму для того, чтобы заминировать причалы и складские помещения вдоль порта Нью-Йорк, ключевой гавани для американской торговли и импорта.

Дубликаты не найдены

+11
А информацию поведала уборщица, которая убиралась в их домах?
раскрыть ветку 2
+3

Читайте теги. Написано же разветка.

+1

Информация засекречена, понимать же надо.

+3

А трейлер есть?

раскрыть ветку 1
0

Это после того как Захарова рассказала о шалостях английской разведки.

+3

А причем тут в тэгах Путин?

раскрыть ветку 1
+3
аналогичный вопрос! но к другому тэгу... "герои"
причины желания взорвать нету в посте - а из-за этого такое негодование (хотели взорвать потому что это на территории США? выглядит ещё тупее мотивации игил взрывать и убивать!)
+3

Охуительная история от эстоооонского киберспецназа.

0

Это из биографии Трампа?

0

Але, разветка, прчему тег мое если это скопированный кусок статьи? Не дает вставить ссылку на источник, но он легко гуглится по любой фразе.

Похожие посты
81

ОПЕРАЦИЯ «МОНАСТЫРЬ». Басни русского Гейне в Абвере

Театр начинается с вешалки. А войны начинаются с разведки. Одна из важнейших задач, стоящих перед командованием любой страны — максимально дезинформировать службу разведки противника. Эта же задача стояла перед НКВД накануне Великой Отечественной войны: накормить Абвер дезой по самые уши.

ОПЕРАЦИЯ «МОНАСТЫРЬ». Басни русского Гейне в Абвере Война, Великая Отечественная война, Разведка, СССР, Фашизм, История, Длиннопост

Операцию по кормлению нацистов лапшой с лопаты возглавил лично Павел Анатольевич Судоплатов, организатор тесного знакомства Льва Троцкого с альпинистским снаряжением, а Евгена Коновальца — с продукцией советских кондитеров. Ключевым исполнителем стал Александр Демьянов, оперативный псевдоним «Гейне».


Демьянов отличался редким для чекистов 30-х годов дворянским происхождением, что несколько повышало шансы втесаться в доверие к немцам. Но прежде «Гейне» должен был оказаться за линией фронта. Специально ради этого создали фейковую право-монархистскую организацию «Престол», якобы симпатизировавшую предполагаемой победе немцев.


Согласно легенде, базировались «зигующие монархисты» на территории Новодевичьего монастыря. Посему, с присущим товарищам из НКВД юмором, операцию назвали «Монастырь».

Еще в самом начале войны Демьянов установил контакт с немецкой разведкой и даже получил позывной «Макс». Что всё же не гарантировало получить дружеский прием у Абвера: никто не отменял профессиональную паранойю. Поэтому после инсценировки побега, пересечения линии фронта и просьбы об укрытии «Гейне» попал в цепкие лапы гитлеровской контрразведки. В итоге его спасло лишь то, что он — агент «Макс». Но перед этим ему пришлось пройти через устроенный немцами мнимый расстрел, в котором наш разведчик убедительно отыграл заданную роль. Только после всех этих испытаний фрицы ему, наконец, поверили — и начали готовить к забросу в советский тыл. Убедительности ради в операции были задействованы члены семьи «Гейне», жена и тесть, через которых планировалось доставлять информацию в Абвер.

ОПЕРАЦИЯ «МОНАСТЫРЬ». Басни русского Гейне в Абвере Война, Великая Отечественная война, Разведка, СССР, Фашизм, История, Длиннопост

Александр Демьянов  (справа) во время сеанса радиообмена с немецким разведцентром


Когда «Гейне» начал выходить в эфир, советскому командованию стало ясно, что приманка проглочена акулами немецкой разведки, и операция «Монастырь» продвигается успешно. Вскоре заодно с «Монастырём» зазвучало слово «Курьер».


В августе и октябре 1942 года немцы забросили в советский тыл курьеров с рациями и деньгами для несуществующих в реальности центров прогерманской организации «Престол», с филиалами в Свердловске и Новосибирске. Любопытно, что некоторые курьеры будут затем успешно перевербованы Советами, при этом «Макс» и один из его радистов за эту операцию получат по «железному кресту» от немцев.

Даже после окончания войны историки немецкой разведки свято верили в то, что обладали уникальным источником в Москве благодаря убеждённому монархисту и антисоветчику «Максу».


Насколько в действительности была «ценна» данная операция для успехов Третьего Рейха на Восточном фронте, можно судить по действиям немцев. Так через «Макса» немцам была скормлена изрядная порция дезинформации об очередном готовящемся ударе под Ржевом. Нацисты немедленно начали стягивать туда силы. В какой-то момент на линию фронта даже прибыл Георгий Жуков, который, откровенно говоря, ни сном, ни духом не ведал о своём невольном участии в играх советской разведки. Но немцев это окончательно убедило в достоверности полученных сведений о том, что удар готовится по группе армий «Центр». И упорное кукование стратегических резервов рейха под Ржевом очень посодействовало успеху советской стратегической наступательной операции под Сталинградом.


Завершили операцию «Монастырь» в 1944 году, когда «Гейне» перевели из генерального штаба на территорию Белоруссии, где подготавливалась новая радиоигра — «Березино». Но уже совсем другая история.


Кристина Демидова


Источник

Показать полностью 1
555

Помним!

Эльмурза́ Биймурза́евич Джумагу́лов; 11 декабря 1921, Карланюрт — 26 сентября 2013, Махачкала) — участник Великой Отечественной войны, танкист, Герой Советского Союза (1944). По национальности Кумык. За время Великой Отечественной Войны Джумагулов со своим экипажем принял участие в 50-ти танковых атаках, подбил 15 танков, уничтожил 8 самоходных орудий и десятки орудий противника. В боях четырежды был ранен. Помимо звезды Героя награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 ст., двумя орденами Красной Звезды, медалями.

Помним! Герои, Ветераны, 9 мая, Память, История, Спасибо, СССР, Великая Отечественная война
243

Компьютеры — Родине. Как семья нелегалов добыла нефтяные и ракетные секреты

Компьютеры — Родине. Как семья нелегалов добыла нефтяные и ракетные секреты Из сети, Разведка, СССР, Тайны, История, Секрет, Жизнь за границей, Аргументы и факты, Длиннопост

Виталий и Людмила Нуйкины. 

Семья нелегалов Нуйкиных добыла для страны немало уникальных тайн. Служба внешней разведки рассекретила имя Виталия Алексеевича только в этом году, а его супруги — в 2017-м.

Виталий окончил МГИМО в 1960-м. Людмила по специальности акушер-гинеколог и несколько лет проработала доктором в селе. Они познакомились в Казахстане, переехали в Москву, поженились, родился сын. Виталий предпочёл карьере дипломата профессию разведчика. Людмила, не раздумывая, последовала за мужем. Учила французский, английский, испанский... В основном по фильмам — говорит, что это самая действенная методика. Муж делал упор на английский. Специфике разговорной английской речи Нуйкина обучал легендарный разведчик Конон Молодый. Говорил, что надо знать матерные слова: «А то тебя будут материть, а ты будешь улыбаться». А предатель и однокурсник Олег Гордиевский учил Виталия датскому языку.

Маленький сын Юрий остался в Союзе с бабушками и тётушками. «Сначала мы не виделись год, потом период разлуки увеличивался. Я очень переживала. Тянулась к детям возраста Юры. А за границей нас всё время спрашивали, почему у нас нет детей, — рассказывает Людмила Нуйкина. — Вначале муж говорил, что причина в нём. Мужчины начинали его подначивать, и тогда я уже взяла „вину“ на себя. Это давало мне возможность под предлогом лечения в других странах тайно навещать СССР».

Младшего сына Андрея Людмила рожала за границей и слово «мама» кричала по-французски. Ребёнок помог семье Нуйкиных в работе. «Гуляешь с коляской, в положенном месте одной рукой даёшь ему бутылочку, а другой лезешь в тайник», — объясняет Людмила. Но мальчика в 4 года тоже оставили в Москве с родственниками.

ДОСТАЛИ ПЕРВЫЕ КОМПЬЮТЕРЫ

Нуйкины до 1986 г. работали в более чем 18 странах мира. Выдавали себя за уроженцев франкоязычных стран, трудились в основном во Франции, Африке и Юго-Восточной Азии. По легенде, были европейскими предпринимателями. Из-за особенностей местного менталитета Людмила не могла официально устроиться работать, но дома не отсиживалась. Ходила в клубы жён банкиров и чиновников, на приёмы и обеды, где обычно выбалтывается очень многое. Потом «подружки» знакомили мужей, и Виталий так выходил на нужных людей.

«Мы с мужем получили образование за границей, устроились на работу. Муж стал инженером, причём большим специалистом в области техники. Потом он открыл несколько фирм в разных странах. Одна из них до сих пор существует и приносит прибыль! — улыбается Людмила Ивановна. — Я освоила за границей делопроизводство и машинопись, получила диплом. Но по медицине всегда очень скучала».

Нуйкины специализировались в основном на промышленной разведке. Например, в 1960-е похитили технологию производства буров для нефте- и газоносных скважин. Эти буры были прочнее советских: их можно было использовать в течение 3–4 суток, в то время как наши выходили из строя через 3–4 часа. Это позволило повысить производительность на нефтяных и газовых месторождениях СССР в несколько раз. Не зря эксперты утверждают, что каждый рубль, вложенный в научно-техническую разведку, приносит 20 руб. прибыли.

Во Франции в 1970-е Нуйкины похитили секреты для советского ракетно-космического комплекса. Более подробная информация будет ещё долго засекречена, но добытые тогда сведения до сих пор актуальны в ВПК России. «Несколько раз выносили большие сумки с приборами. Первые компьютеры мы достали», — вспоминает о «трофеях» Людмила. Добывали и документы, и технику.

ПОДВЁЛ БЮСТГАЛЬТЕР

Во время работы у Нуйкиных случались не только головокружительные успехи, но и непростые и даже казусные ситуации. Когда поехали в первый раз за границу на «обкатку», Людмила умудрилась снять жильё у местной жительницы, которая оказалась сотрудницей спецслужб. Выяснилось это случайно, когда та пригласила пообедать у неё на работе, и это оказалась столовая местного аналога КГБ!

Немало рисковых ситуаций случалось из-за советского менталитета. Людмила рассказывает, как её вычислили по советскому бюстгальтеру на пуговицах во время примерки в магазине. Хорошо, это была «обкатка» и, по легенде, они и так были из Союза. Трудно было ей переучиваться надевать платье через ноги, как делают в Европе, а не по-советски — через голову. «Уже когда мы довольно прочно осели за границей, пошли в магазин. И там я набрала кучу рулонов туалетной бумаги. Мы же помнили, как у нас дома с ней плохо было», — вспоминает она. Тогда подошёл муж и тихо велел всё выложить из тележки обратно.

Виталий и сам допустил раз промах. Из-за привычки экономить купил билет в командировку в экономклассе, за что получил выволочку от шефа: пойдут слухи, что компания разорилась.

«Риски были постоянно. Проходим как-то паспортный контроль на границе. Полицейский спрашивает у мужа: „Как зовут вашу жену?“ И тот называет моё имя, но из предыдущей легенды (мы использовали его в другой поездке и по другим документам), — рассказывает Людмила. Тогда выкрутились, как и во время очередного бракосочетания (им приходилось расписываться несколько раз в разных странах под разными легендами), когда Виталий не смог вспомнить девичью фамилию „тёщи“. — Муж как-то стоял в аэропорту в одной из стран, и тут к нему бежит через весь зал однокурсник из МГИМО с криками: „Виталий!“ Муж отвечает по-французски, что он ошибся. Тот не отстаёт: мол, чего притворяешься. В такой момент этот знакомый мог загубить нам всю карьеру. В итоге он отошёл, а потом нажаловался нашим посольским, что Виталий совсем зазнался...»

ВЫВОЗИЛИ В БАГАЖНИКЕ

В 1985 г., когда полковник ПГУ КГБ СССР Олег Гордиевский, исполнявший обязанности главы лондонской резидентуры, оказался предателем, Нуйкины попали под удар. Гордиевский прямо спросил у тогдашнего руководителя советской нелегальной разведки Дроздова, в какой стране сейчас Нуйкины. Генерал от ответа ушёл. «Вот почему нас долго искали и арестовать не успели. Юрий Иванович, человек опытнейший, сказал ему: „Ты не волнуйся, они от тебя, от твоей Англии, недалеко“. А что такое недалеко? Значит, мы где-то в Европе», — считает Людмила.

В одной из стран Юго-Восточной Азии, где они тогда работали, супруги заметили, что находятся «под колпаком»: странные соседи-англичане, жучок в квартире. Людмила была в это время в отпуске в Союзе, а вот Виталия пришлось вывозить в багажнике машины на советский корабль, стоявший на ремонте в порту. (Кстати, Гордиевского из России англичане по иронии судьбы тоже вывезли в багажнике через Финляндию.) «Муж провёл несколько тяжелейших дней в невыносимых условиях, иначе могли найти чужие службы, обыскивающие корабли. А ещё они попали в шторм. И, кажется, конец был близок. Но, в конце концов, корабль удалось взять на буксир и оттащить во Вьетнам.

И вот он из этой страшной жары в шортиках, но с дорогим атташе-кейсом прилетел в 6 утра в Москву, — рассказывает Людмила. — Помню, в Центре сказали: „Вас разыскивают и иностранные журналисты, и наши. Звоните родственникам, чтобы говорили, что вас не знают“. Гордиевский указал даже номер нашего московского телефона, наш адрес. Он ведь бывал у нас дома». К слову, их адрес заинтересовал и простых людей из стран, в которых супруги работали. Настоящие друзья, конечно, удивились, когда узнали, что имели дело с советской разведкой, но продолжили дружить с приятной супружеской парой.

После возвращения супруги Нуйкины работали в Центре. Виталий Алексеевич в отставке с 1993 г. «В 97-м инфаркт у него случился в аэропорту, но он заставил себя сесть за руль своей машины, приехать в нашу поликлинику, отстоять в очереди за медицинской карточкой, а потом немножко расслабился. И наступила клиническая смерть. Его воскрешали 5 часов и спасли. После это он прожил ещё год», — рассказала Людмила.

Полковник Людмила Нуйкина в отставке с 2006-го, но и после этого участвовала в подготовке молодых нелегалов. А ещё она с особым удовольствием растит внуков и внучек, ведь детство её сыновей прошло фактически без родителей. Кстати, оба Нуйкина-младших окончили военные вузы. Юрий уже полковник, а Андрей сделал карьеру на гражданке.

Источник.

Показать полностью
2382

Как создаются фейки:

Как создаются фейки: Интернет, Twitter, Фейк, Ложь, СССР, Герои, Длиннопост, Разоблачение

https://twitter.com/wild_cat_Vasily/status/12776317809048944...


Ну а теперь разбор полёта:


Время остановилось

Работа Кобба очарована представлением об актерах и сцене.

Его работа ищет вневременное изображение, где обычные люди трансформируются в ответ на костюм и местоположение. Страсть каждого человека к истории выходит далеко за пределы поверхностного слоя униформы. Внимание к деталям и одержимость превращает каждого человека в параллельную вселенную, где время остановилось.

Как отмеченный многими наградами художник / иллюстратор, теперь фотограф Кобб привносит в свои работы свой живописный опыт и качества.

Расположение: Кент, Великобритания.

Ассистент: Фрэнки Престон

https://www.behance.net/gallery/2265520/href

Как создаются фейки: Интернет, Twitter, Фейк, Ложь, СССР, Герои, Длиннопост, Разоблачение

https://twitter.com/SdibqJgth/status/1277849184285200384

Показать полностью 2
87

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова

В личной жизни главкома ВМФ СССР адмирала Горшкова существует трагическая страница. связана она с именем его зятя - капитана 3-го ранга Николая Артамонова. Судьба катеранга оказалась тесно связанной с именами бывшего директора ЦРУ (1953-1961) Аллена Даллеса, Улофа Пальме, в то время - помощника шведского премьера, Олега Калугина, тогда - начальника управления «К» Первого главка КГБ.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Капитан третьего ранга Николай Федорович Артамонов танцует с Евой Горой, которая потом стала Бьянкой Шадрин. Гдыня. Польша, 1958 год

Летом 1959 г. командир новейшего эсминца Балтфлота «Сокрушительный», капитан 3-го ранга Николай Артамонов со своей любовницей полькой Евой Гурой бежал на военном катере из польского порта Гдыня в Швецию.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Эскадренный миноносец пр. 30-бис "Сокрушительный"

Мотористу катера Илье Попову, под угрозой применения оружия катеранг заставил его следовать в Швецию, он же в присутствии шведских представителей предложил вернуться в Советский Союз - поскольку «на Западе тому делать нечего».

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Николай Артамонов и Ева Гора на вечеринке перед побегом

Шведы сообщили о перебежчике в американское посольство в Стокгольме, где резидентурой ЦРУ в то время руководил Пол Гарблер.Встретившись с Артамоновым, Гарблер направил в Вашингтон отчет, в котором присвоил перебежчику категорию NIP – National Intelligence Potential.

Это означало, что штаб-квартира должна расценивать данное лицо как потенциально весьма ценный источник, способный сообщить информацию стратегического значения. Опасаясь, что шведское правительство может вернуть Артамонова Советскому Союзу, обратились за содействием к тогдашнему директору ЦРУ Аллену Даллесу.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Аллен Уэлш Даллес (справа) и президент США Д.Ф. Кеннеди.

Тот, в свою очередь, связался с помощником шведского премьера, которого звали Улоф Пальме и который впоследствии сам стал шведским премьером. Артамонов был отправлен в Вашингтон.

Конечно, младший офицер ВМФ не мог рассчитывать на внимание столь высокопоставленных персон. Но Артамонов был не простым лейтенантом. Он был женат на дочери командующего ВМФ адмирала Горшкова и потому знал много такого, чего офицеру его ранга знать не полагается.

По заведенному порядку до отправки в США Артамонову полагалось пройти проверку в специальном центре ЦРУ во Франкфурте. Но поскольку его въезд в США был уже санкционирован Даллесом и Энглтоном, моряка и его возлюбленную особо не мучили. По прибытии в США Артамонов, превратившийся в Шадрина, получил денежное содержание, равное жалованью офицера его ранга в ВМС США.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Ник Шадрин и Бьянка Шадрин после свадьбы у церкви в Балтиморе

Этих средств хватило, чтобы купить в рассрочку скромный дом в Арлингтоне и оплачивать все расходы, включая обучение Эвы на дантиста. После полутора лет работы в должности специального консультанта ЦРУ Николас Шадрин был переведен в управление разведки Военно-морских сил США. Для ЦРУ он был весьма интересен.

В СССР к этому времени появилась морская ракетоносная авиация с крылатыми ракетами, а также вошла в строй первая атомная подлодка, вооруженная ядерными баллистическими ракетами.

Получив от ЦРУ документы на имя гражданина США Николаса Шадрина, перебежчик 7 лет отработал в аналитическом подразделении американской разведки.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Ник Шадрин в гриме выступает перед комиссией конгресса США по расследованию антиамериканской деятельности.

В Ленинграде у Артамонова остались жена и сын, которым КГБ постоянно оказывал моральную и материальную поддержку. Их придерживали «в заначке» - как повод для последующего выхода на Артамонова, когда он «осядет» в США. Адмиралу Горшкову также никаких претензий высказано не было.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Адмирал Сергей Георгиевич Горшков в центре, 60-е года.

В то время предательство еще не было массовым явлением, и предателей разыскивали.Стали искать подходы к Артамонову. В Вашингтон был направлен один из лучших оперативников американской линии внешней контрразведки КГБ, выпускник МГИМО, майор и орденоносец Козлов.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Алексей Михайлович Козлов (в центре) советский и российский разведчик — нелегал. Герой Российской Федерации

По легенде свои услуги он предложил американцам незамысловатым способом: позвонил домой директору ЦРУ Ричарду Хелмсу и, сообщив свое имя, рассказал, что несколько лет назад в Пакистане познакомился с двумя сотрудниками ЦРУ. Назвал их кодовые имена. Хелмс связался с начальником внешней контрразведки ЦРУ Джеймсом Энглтоном. Тот предупредил, чтобы к этому делу не подпускали никого из советского отдела ЦРУ, где явно есть «крот» КГБ.

На встрече с американцами Козлов заявил, что он майор советской разведки, приехал в Вашингтон для вербовки Артамонова-Шадрина. Он не удовлетворен своим служебным положением в КГБ и хочет сотрудничать с ЦРУ. Если ему помогут завербовать Артамонова, то он сможет сделать рывок в своей карьере, станет для ЦРУ ценным агентом.


Американцы приняли предложение Козлова, которому присвоили кодовое имя «Китти-Хок». Видимо решающую роль сыграла информация о его намерении жениться на дочери члена Политбюро Екатерины Фурцевой. Это делало его источником ценной политической информации.

Уже в марте ЦРУ и ФБР устроили Козлову встречу с Артамоновым. Козлов показал перебежчику письма от жены и сына, оставшихся в Ленинграде. Тот прочитал их и согласился искупить вину перед Родиной, передавая КГБ секретные материалы РУМО и ЦРУ.


После вербовки Артамонов-Шадрин, получив псевдоним «Ларк», написал заявление в Президиум Верховного Совета СССР, исполненное красными чернилами, с просьбой о помиловании: «…Годы, истекшие с момента совершения тягчайшего преступления, послужили мне тяжелым уроком. Сознательным закоренелым врагом своей Родины я не был. Никоим образом не освобождая себя от ответственности за совершенное, прошу дать мне возможность искупить свою вину и, если я как-то смогу помочь моей Родине, затем вернуться домой»

Козлов пробыл в Вашингтоне до сентября 1966 года. Ларк ему передал ряд сведений о ЦРУ и обещал подготовить доклад о перебежчиках и эмигрантах, с которыми ему приходилось работать.


В дальнейшем Москва получила от Ларка большой объем информации о военно-морских силах США, особенно о подводном флоте. Но Лубянку насторожило, что некоторые операции срывались. .Москва перестала доверять Артамонову, и в 1974 г. был составлен план вывода Ларка в Вену под предлогом встречи с новым резидентом нелегальной разведки КГБ в США.


В 1975-м Артамонову сообщили, что решен наконец вопрос о его помиловании. Под предлогом встречи с нелегалом КГБ его заманивают в Вену, в машине усыпляют хлороформом и в наручниках довозят до слабо охраняемой австрийско-чешской границы. Но там автомобиль застревает на обочине. Принимается решение, оставив машину, перенести Артамонова на руках.


С чешской стороны группу ожидала бригада из Москвы во главе с Олегом Калугиным. По воспоминаниям очевидцев, именно он, уже вторично, усыпляет очнувшегося Артамонова, после чего тот в себя не приходит. А когда что-то заподозрившая врач КГБ захотела осмотреть обмякшего Артамонова, генерал ей это запретил. Тщательно подготовленная операция привела к нулевому результату.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Следует добавить только, что в 1966 - 1970 годах Калугин был заместителем резидента в Вашингтоне, с 1970-го – заместителем начальника управления "К" ПГУ КГБ, а с 1973-го возглавляет управление «К». По мнению ветеранов разведки, операция по вывозу Артамонова в СССР не могла быть неуспешной, но это грозило бы Калугину разоблачением. Потому и выехал он на операцию сам, и сделал все, чтобы Артамонова до Москвы не довезли.

Печальная история о любви и измене зятя адмирала Горшкова КГБ, ЦРУ, Предательство, СССР, США, История, Перебежчик, Разведка, Длиннопост

Место встречи с Ником Шадриным в Вене. Снимок сделан из окна консульства США

30 декабря 1975 г. консульское управление МИД СССР посетил генконсул США Клиффорд Гросс, который заявил, что «гражданин США Николас Джордж Шадрин встретился 20 декабря в Вене с двумя официальными советскими лицами, после чего пропал без вести…».


В ответ ему сообщили, что «в декабре Шадрин обратился в посольство в Вене с просьбой о возвращении в Советский Союз, но на обусловленную встречу не пришел».


Начальник Первого главного управления КГБ СССР Владимир Крючков был в восторге от итогов операции. Нужный эффект достигнут, и участников следовало наградить. Начальник внешней контрразведки КГБ Олег Калугин был награжден орденом.


(C.)Иосиф ТЕЛЬМАН, кандидат исторических наук

Показать полностью 9
122

Операция " Густо"

Операция " Густо" СССР, КГБ, ЦРУ, Перебежчик, Длиннопост

История советских спецслужб знает много случаев предательства.


Встав на путь измены, одни просто бежали на Запад и просили там политического убежища в обмен на имеющуюся у них информацию, другие оставались в СССР и становились "кротами" западных разведок.


Некоторые из них благополучно избегали разоблачения, и руководителям советских спецслужб о предательстве своего сотрудника становилось известно только после его смерти.


Но в этом ряду особняком стоит история разведчика-нелегала Юрия Логинова, который сначала предал сам, а потом был предан другими.



Юрий Николаевич Логинов родился в 1933 году в Курске. Его отец в год рождения сына уволился из армии в звании полковника, перешел на партийную работу, очень скоро был избран первым секретарем Курского обкома ВКП(б), а затем переведен на работу в Тамбов.


После начала Великой Отечественной войны Николай Логинов был вызван в Москву, где его назначили на ответственный пост в одном из союзных министерств.


Когда отгремел салют Победы, Логинов-старший получил возможность заняться сыном, у которого проявились блестящие способности к иностранным языкам. В 1946 году 13-летний Юрий был определен в одну из элитных московских школ, а после ее окончания в 1954 году поступил в Институт иностранных языков.


Хорошо образованный, учтивый, обладающий "западной" внешностью молодой лингвист обратил на себя внимание кадровиков ПГУ КГБ.


В это время руководство внешней разведки приняло решение создать несколько нелегальных резидентур на территории США и Канады, а также в странах Западной Европы.


И на последнем курсе перед выпускными экзаменами Логинова пригласили для беседы представители управления "С" (нелегальная разведка) и предложили работу в своем ведомстве. После недолгого размышления он согласился. Вполне возможно, сказалось то, что его дядя по материнской линии, Александр Кулагин, был заместителем начальника разведки ВВС.


Уже летом 1957 года Логинова зачислили в штат ПГУ КГБ и присвоили ему звание лейтенанта, но из-за бюрократических накладок он не был приведен к воинской присяге, что в дальнейшем сыграло немаловажную роль в его судьбе.


Весной 1961 года учеба закончилась и Логинов приступил к подготовке к первой поездке за границу.28 апреля 1961 года Логинов вылетел в Прагу, имея два фальшивых американских паспорта на имя Роджера Хайленда и Рональда Уильяма Дина.


Перед ним была поставлена задача проверить свои возможности действовать на Западе по разработанной в центре "легенде", не привлекая к себе внимания со стороны местных жителей и полиции.


С этой целью он должен был, выдавая себя за американского туриста, провести по два дня в Риме, Флоренции, Болонье и Милане, а затем 9 дней - в Стокгольме, после чего вернуться в СССР.


Кроме того, в ходе поездки ему предстояло отработать навыки поддержания связи с сотрудниками легальных резидентур.


29 апреля Логинов прибыл в Рим, где зарегистрировался в гостинице "Юниверс" как американский турист Рональд Дин. Благополучно проведя в столице Италии два дня и не вызвав никаких подозрений у служащих отеля, он, согласно плану, 1 мая выехал поездом во Флоренцию, где также остановился в гостинице, оставив, как положено при регистрации, свой фальшивый паспорт у портье.


Утром следующего дня он собрался в город, но, проходя мимо стойки портье, увидел двух полицейских, изучавших чьи-то документы.


Решив, что это его фальшивый паспорт, Логинов запаниковал и до вечера бесцельно болтался по городу, не решаясь показываться в отеле. Он был твердо уверен, что его карьера разведчика-нелегала закончилась, не начавшись, и что теперь его рано или поздно арестуют.


Но в конце концов он сумел взять себя в руки, вернулся в гостиницу, забрал вещи и документы, выехал поездом в Милан, откуда первым авиарейсом вылетел в Хельсинки. Здесь он пришел в посольство США и попросил предоставить ему политическое убежище.


Узнав об этом, резидент ЦРУ в Финляндии Фрэнк Фрайберг немедленно послал телеграмму в Лэнгли, и оттуда прибыл сотрудник советского отдела ЦРУ, опытный вербовщик Ричард Кович, до этого успешно работавший с агентами из ГРУ Петром Поповым и Алексеем Шистовым.


Он встретился с Логиновым на квартире сотрудника хельсинкской резидентуры ЦРУ Роберта Фултона и внимательно выслушал его рассказ о стажировке в Италии, происшествии во Флоренции и желании немедленно выехать в США. Затем, следуя правилу ЦРУ, Кович сумел завербовать Логинова и убедить его вернуться в Москву, с тем чтобы передавать информацию о КГБ.


После разговора с Ковичем Логинов установил контакт с сотрудниками легальной резидентуры КГБ в Хельсинки и, встретившись у кинотеатра "Астра" со своим куратором из центра Николаем Фроловым и заместителем резидента в Финляндии Анатолием Голицыным, подробно изложил им трудности, с которыми столкнулся в Италии.


Получив от Голицына фальшивую визу, дающую право оставаться в Финляндии 17 суток, Логинов поспешил к Ковичу и подробно рассказал о состоявшемся разговоре. Через несколько дней Логинов вновь встретился с Фроловым и Голицыным, которые объявили ему, что в Москве удовлетворены его объяснениями, и вручили визу для возвращения в СССР.


Перед отъездом Логинов еще раз встретился с Ковичем и договорился, что установит с ним контакт во время следующей зарубежной командировки. После этого Кович сообщил об успешной вербовке Логинова в Лэнгли, где тому присвоили псевдоним "Густо".


Прибыв в Москву, Логинов написал подробный отчет о своей поездке. Его действия были признаны руководством управления "С" оправданными, и он продолжил подготовку к предстоящей работе за рубежом в качестве нелегала. В ноябре 1962 года он выехал во Францию, откуда послал открытку Ковичу по заранее оговоренному адресу в Нью-Йорке. Кович немедленно вылетел в Париж, где встретился с Логиновым на конспиративной квартире ЦРУ.


Он сообщил Густо, что отныне с ним будет работать другой оперативник ЦРУ - Эдвард Юхневич. Логинов воспринял эту новость совершенно покойно, поскольку полностью доверял американцам и опасался только проверки в КГБ.


Вспоминая о работе с Логиновым, Юхневич рассказывал :


- Он очень изысканно одевался. Говорил, что ему в конечном счете предстоит работать в США и он должен закреплять свою легенду. Любил путешествовать, и в этих поездках действительно стал практически западным человеком. Откровенно говоря, он походил на обычного американского парня. Деньги, которые мы ему выплачивали, регулярно перечислялись на его счет, и он мечтал о том дне, когда сможет "раствориться" на Манхэттене.



Между тем в ЦРУ его начали подозревать в двойной игре.


Дело в том, что в декабре 1961 года бежал в США Голицын, с которым Логинов встречался в Хельсинки. На допросах в Лэнгли Голицын заявил, что КГБ внедрил в ЦРУ "крота", человека славянского происхождения, который одно время работал в Германии.


Его псевдоним в КГБ был "Саша", а настоящая фамилия начинается с буквы К. Кроме того, Голицын утверждал, что после его бегства КГБ организует для прикрытия "крота" засылку в Лэнгли под видом перебежчиков агентов-двойников.


Теорию Голицына активно поддержал начальник внешней контрразведки ЦРУ Джеймс Энглтон, с подачи которого в Лэнгли началась охота на "кротов". Одним из подозреваемых, на которого Голицын указал в июле 1964 года, стал Ричард Кович.


Его фамилия начиналась на К, он был сербского происхождения, служил в Германии и работал с агентами ЦРУ в ГРУ Поповым, арестованным в 1959 году, и Шистовым, пропавшим в 1958 году.


Разумеется, попал под подозрение и Логинов. Энглтон поручил своему сотруднику Джозефу Эвансу и заместителю начальника советского отдела Питу Бэгли осуществить тщательную проверку дела Логинова. И уже к 1966 году они пришли к заключению, что Логинов - подстава КГБ. Их выводы основывались на следующих умозаключениях.


Во-первых, все поездки Логинова представлялись Бэгли и Эвансу бесконечным процессом.


"Создавалось впечатление, что он никого не вел, - говорил позднее Бэгли. - В данном случае мы имели дело с нелегалом, который все время тратит на то, чтобы задокументировать себя. Большинство нелегалов ведет агентов, как, например, Лондсдейл".


При этом Логинову, по его словам, постоянно обещали, что он получит важное задание, но этого до сих пор так и не произошло.


Во-вторых, Логинов не дал ЦРУ ничего, что представляло бы ценность для контрразведки. Он не смог идентифицировать вспомогательных агентов-нелегалов и не смог назвать никаких агентов. Фальшивые документы, которые он показал оперативникам ЦРУ, также не привели ни к какому-либо аппарату поддержки нелегалов, ни к адресам советских агентов, находящихся на связи у нелегалов.


И хотя Логинов передал сотрудникам ЦРУ свои коды для связи с Москвой, это, по мнению Эванса, ни о чем не говорило, так как у него мог быть второй канал связи и второй шифр.


Еще одной причиной для подозрений было то, что Логинов ни разу не объяснил мотивов своей добровольной работы на ЦРУ.


Он говорил, что никогда не чувствовал ненависти к КГБ и что ему просто нравится работать на американцев.


В канун нового 1966 года Логинов, ставший к этому времени майором, на теплоходе "Каменск" отплыл из Ленинграда в Антверпен, а затем уже как Эдмунд Тринки 27 января 1967 года вылетел в Йоханнесбург.


Там он получил сообщение из ЦРУ, в котором ему предлагалось выехать в Кению для встречи с новым куратором Питером Капустой. Но Логинов не знал, что перед Капустой была поставлена задача найти доказательства того, что он является засланным агентом КГБ.


Встреча Логинова и Капусты состоялась в мае 1967 года в Найроби. В течение нескольких недель они ежедневно беседовали с 9 часов утра до 8 вечера. Результатом этих бесед стала уверенность Капусты в двойной игре Логинова.


"Я был уверен в его нечестности и неискренности, - позднее вспоминал Капуста. - Он находился не на нашей стороне и всегда сохранял лояльность КГБ. Буквально все, что он рассказывал, вызывало у меня сомнения".


В июне Логинов вернулся в Йоханнесбург, а Капуста - в Вашингтон, где доложил о своих подозрениях начальнику советского отдела Дэвиду Мэрфи и Энглтону. И после этого руководство ЦРУ приняло из ряда вон выходящее решение.


Энглтон, Мэрфи и начальник оперативного управления ЦРУ Фитцджеральд, уверенные, что Логинов - подстава КГБ, решили "заложить" его контрразведке ЮАР.


Правда, сейчас в ЦРУ стараются не вспоминать об этом, но один из бывших высокопоставленных сотрудников управления утверждал, что душой этого решения был Энглтон: "Он являлся дирижером за сценой, он дергал марионеток за веревочки, была ли эта марионетка молодым Бэгли, считавшим себя лучше всех, или кем-то другим. Дело в том, что Джим никогда не действовал открыто. Но как шеф контрразведки Энглтон держал все мелочи в поле своего зрения. Он видел все. Никакая выдача Логинова не могла иметь место без его разрешения".


В июле 1967 года сотрудники БОСС (полиция безопасности ЮАР) ворвались в квартиру Логинова на Смит-стрит и арестовали его. Он был отправлен в тюрьму, где его подвергали интенсивным допросам.


А 9 сентября 1967 года объявили, что Логинов признался в шпионаже против ЮАР и еще 23 стран. Шеф полиции БОСС генерал-майор Хендрик Дж. Ван дер Берг огласил длинный список советских дипломатов в других странах, которых Логинов якобы опознал как сотрудников КГБ.


Фактически же имена офицеров КГБ передали БОСС американцы. Они были выбраны из досье ЦРУ и поступили совсем не от Логинова. Выдача имен, по словам одного из сотрудников ЦРУ, преследовала одну цель - как можно больше очернить Логинова в глазах КГБ. В тюрьме ЮАР Логинова допросил также и Эванс, выступавший под видом представителя БОСС.


Однако, несмотря на все старания, ему не удалось добиться от Логинова признания в том, что он агент-двойник.


А поскольку все доказательства предоставлены ЦРУ и не могли быть использованы в суде, то перед Энглтоном возникла проблема - что делать с Логиновым дальше.


Для решения возникших затруднений Энглтон в мае 1969 года предложил обменять его на кого-либо из арестованных в СССР. Тем самым власти ЮАР будут избавлены от неясного судебного процесса, а в ЦРУ Логинова станут воспринимать как лжеперебежчика, что было особенно необходимо Энглтону.


В июне 1969 года с подачи Энглтона представители западногерманской разведки (БНД) обратились к властям ЮАР с предложением обменять Логинова на 11 своих агентов, арестованных в ГДР.


В июле 1969 года Логинова доставили во Франкфурт-на-Майне и передали представителям БНД.


"Когда Логинов прибыл в Германию и понял весь ужас своего положения, он испугался до смерти и всеми силами сопротивлялся отправке назад, - вспоминал один из сотрудников ЦРУ. - На границе произошла довольно печальная история. Его буквально вытолкнули. Прямо в руки КГБ, который увез его".


После выдачи Логинова в ЦРУ тешили себя надеждой, что не совершили роковой ошибки, выдав КГБ настоящего агента.


Но уже вскоре от одного из перебежчиков в Лэнгли поступила информация, что Логинов был расстрелян. В 1977 году, через три года после отставки Энглтона, в ЦРУ провели расследование, в результате которого было установлено, что Логинов был настоящим перебежчиком.


Шок от этого был таким, что об этом деле долгое время старались не вспоминать.


Однако на самом деле Логинова не расстреляли, хотя большинство руководителей ПГУ и управления "С" выступали за то, чтобы предать его суду за нарушение воинской присяги и выдачу секретных сведений.


Но когда военная прокуратура изучила дело Логинова, неожиданно выяснилось, что он присяги не принимал.


В результате прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела, после чего Логинов был уволен из КГБ и отправлен в Горький, где стал работать в одной из школ учителем английского языка.

https://gramfree.network/articles/dvoynoe-dno-2.html

Показать полностью
171

Иван Кожедуб

8 июня исполнилось бы 100 лет со дня рождения трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба

Иван Никитович Кожедуб — выдающийся советский лётчик ас, самый результативный истребитель стран антигитлеровской коалиции со счётом 64 подтверждённых сбитых самолёта, Трижды Герой Советского Союза, маршал авиации.

Родился 8 июня 1920 года, в селе Ображиевка Черниговской губернии (ныне - в Сумской области). В семье было пятеро детей, Иван был младшим. Детство у него было бурным и порой опасным - чего только не случалось с деревенскими мальчишками. К шести годам Иван уже научился читать и писать, что позволило ему пойти в школу на год раньше (помог товарищ, да и учительница была понимающая). Хотя образование Кожедуба несколько раз было под угрозой - тяжёлое положение многодетной семьи обязывало пойти работать, и это при подорванном здоровье отца. В 16 лет Иван лишился матери.

Окончив 7 классов, Иван Никитович поступил на рабфак Шосткинского химико-технологического техникума. Там на Кожедуба произвели судьбоносное впечатление учлёты Якимец и Козинец, чей бравый вид, красивая военная форма и дружеская поддержка побудили его тоже пойти учиться в Шосткинский аэроклуб. По собственному признанию, до того Иван Никитович побаивался мыслей о полёте, никогда не думал о том, чтобы быть лётчиком, да и отец был бы против. Однако он всё же пошёл в аэроклуб, учился параллельно с рабфаком. Отцу об этом Кожедуб рассказал только тогда, когда пути назад не было. Было тяжело учиться там и там, день был расписан по минутам, однако он выдюжил, отлично учился и в техникуме, и в аэроклубе.

Получить рабочую специальность Кожедубу не удалось - в январе 1940 года пришло направление в Чугуевское военное авиационное училище. Там будущий ас прошёл подготовку на УТ-2, УТИ-4 и И-16. Осенью того же года, совершив 2 отличных полёта на довольно "строгом" И-16, он, к своему глубокому разочарованию, был оставлен в училище инструктором, и вместо того, чтобы пополнить ряды кадровых истребителей, стал сам их готовить.

С началом Великой Отечественной войны и приближением линии фронта Чугуевское училище было эвакуировано сначала в Борисоглебск, затем в казахский Чикмент. Шли месяцы, сержант (с 23 февраля 1942 - старший сержант) Кожедуб рвался на фронт, несколько раз просил комэска отправить его в действующую армию, но тщетно - то "сначала подготовь группу", затем из-за аварии на учебном вылете, произошедшей по вине ученика, Кожедуб как инструктор попал в "нерадивые", что ещё отсрочило его отправку на фронт.
Наконец, в ноябре 1942 года Иван Кожедуб прибыл в Москву, где распределялись по подразделениям новоприбывшие лётчики. К неописуемому счастью Кожедуба, он с товарищами попал в 240-й истребительный авиационный полк формирующейся 302-й истребительной авиационной дивизии. Полком командовал герой Гражданской войны в Испании и Сталинградской битвы майор Игнатий Солдатенко. После получения в Иваново новых Ла-5, полк в марте 1943 года вылетел на Воронежский фронт.

Свой первый боевой вылет Иван Кожедуб совершил 26 марта 1943 года, но неудачно: его ведущий Вано Габуния ушёл вперёд и потерялся, а Ла-5 Кожедуба нарвался на группу Ме-110, получил повреждения в бою, а при возвращении ещё и был обстрелян советской зенитной артиллерией. Повезло ещё, что в бронеспинку угодил фугасный, а не бронебойный снаряд (хотя вероятность была 50/50). С большим трудом Кожедуб довёл истребитель до аэродрома и совершил посадку. Таким образом, он лишился своего самолёта, если и делал вылеты, то на "остатках" - незанятых самолётах. Командование собиралось отправить его на пункт наблюдения, однако заступничество Солдатенко помогло Кожедубу остаться в рядах лётчиков.
Близилась Курская битва, обе воюющие стороны совершали массированные бомбардировки на позиции противника, рос накал воздушных боёв. Товарищи Кожедуба открыли боевой счёт, а ему всё не удавалось сбить немецкий самолёт.
Тем временем гибли близкие ему люди: в ходе бомбардировки погиб Игнатий Солдатенко, таранил вражеский самолёт Вано Габуния, не вернулись из воздушных боёв комэски Гладких и Гавриш, товарищи Кожедуба Андрианов, Мубаракшин, Пахомов, Пантелеев. На могиле Василия Пантелеева Иван Никитович поклялся отомстить за каждого из них и сбить 8 вражеских самолётов. Свою клятву он перевыполнит в 8 раз.

Наконец, счёт сбитых самолётов врага Кожедуб открыл уже на второй день Курской битвы - 6 июля 1943 года. В том же бою прошёл проверку его ведомый Василий Мухин, который вовремя прикрыл своего ведущего и спас от возможной гибели. 7 июля - ещё сбитый, 9-го - сразу два.
К началу Битвы за Днепр на счету Кожедуба уже 8 сбитых вражеских самолётов. А ведь для него всё только начиналось.

Гимном мужеству и мастерству Ивана Кожедуба стал день 2 октября 1943 года, когда наши войска расширяли плацдарм на правом берегу Днепра, отбивая ожесточённые атаки противника. Первый раз вылетели девяткой. Кожедуб вёл ударную пятёрку. На подходе к переправе в районе Куцеваловка - Домоткань встретили колонну пикирующих бомбардировщиков Ju-87, в которой каждая девятка прикрывалась шестью Ме-109.
Четвёрка прикрытия сразу же связала боем "Мессершмиттов". Кожедуб во главе пятёрки атаковал бомбардировщики. Противник заметался. Не прошло и минуты, как два "Юнкерса", объятые пламенем, упали на землю. Ведущего сбил Иван Кожедуб, ещё одного - Павел Брызгалов. В небе началась "карусель". Вслед за первой девяткой разогнали вторую. В пылу схватки, руководя боем, Кожедуб успел сбить ещё и Ме-109. Уже пять костров пылало в районе плацдарма. А с запада снова наплывали "Юнкерсы". Но к месту боя подошла с востока и группа истребителей "Яков". Господство в воздушном бою было обеспечено. Сбив в этом бою 7 самолётов врага, эскадрилья под командованием Кожедуба вернулась на свой аэродром. Обедали прямо под крылом самолёта. Не успели провести разбор боя - и снова вылет. На этот раз четвёркой: Кожедуб - Мухин и Амелин - Пурышев. Задача прежняя - прикрытие войск на поле боя. Однако соотношение сил иное: нужно было отразить налёт 36 бомбардировщиков, которые шли под прикрытием шестёрки Ме-109 и пары FW-190. Он с ходу сбил ведущего, организовал бой. Отважно дрались и остальные лётчики звена. Врезались в землю ещё 2 "Юнкерса". Немецкие истребители зажали Амелина. На выручку бросился Мухин. Кожедуб прикрыл его и тут же атаковал соседний бомбардировщик. Ещё один вражеский самолёт нашёл смерть в небе Украины. Это была четвёртая победа Кожедуба за день.
У Ивана Никитовича было много напряжённых боёв, достойных внимания, однако из-за нехватки места мы не можем привести и десятой доли. О них вы можете узнать в приведённых ниже источниках.

Прошла Битва за Днепр, настал 1944 год, советские войска вовсю освобождали Правобережную Украину.
4 февраля 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, старшему лейтенанту Ивану Никитовичу Кожедубу было присвоено звание Героя Советского Союза. На тот момент он совершил 146 боевых вылетов, сбил 20 самолётов.

С мая 1944 года Иван Кожедуб воевал на Ла-5ФН (бортовой № 14), построенном на средства колхозника Сталинградской области В.В.Конева. Тот назвал его в честь погибшего племянника - Героя Советского Союза подполковника Г.Н.Конева. На этой машине Кожедуб в течение короткого времени сбил 8 самолётов противника, доведя счёт своих побед до 45.

В августе 1944 года капитан Кожедуб был переведён в "полк асов" - 176-й гвардейский истребительный авиационный полк на 1-м Белорусском фронте. Там лётчик был переучен на новый Ла-7, а свой Ла-5 имени Героя Советского Союза Конева передал своему товарищу, тоже прославленному асу Кириллу Евстигнееву.

К тому времени Кожедуб совершил 256 боевых вылетов, в которых сбил 48 самолётов противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года он был удостоен звания второй медали "Золотая Звезда".

На новом месте ведёт "свободную охоту", чаще всего его ведомым был Дмитрий Титаренко. В конце сентября 1944 года по приказу командующего ВВС маршала Новикова на 3-й Прибалтийский фронт для борьбы с истребителями-"охотниками" противника была направлена группа лётчиков под командованием Кожедуба. Ей предстояло действовать против группы немецких асов. В течении всего нескольких дней боёв наши лётчики сбили 12 самолётов противника, потеряв лишь 2 своих. Три победы записал на свой счёт Кожедуб.
Затем участвует в Висло-Одерской и Берлинской операциях, громит врага в его небе. 19 февраля Кожедуб сбивает реактивный Ме-262. Также "под раздачу" попали два американских "мустанга" - они по ошибке атаковали Ла-7 Кожедуба и были сбиты. Даже на земле один из сбитых лётчиков был уверен, что он атаковал Фокке-Вульф.

Свой последний бой Иван Никитович Кожедуб провёл в берлинском небе 17 апреля, сбив 2 самолёта. Это был его 330-й боевой вылет, 63-й и 64-й сбитые им самолёты. Он показал лучший результат среди лётчиков Антигитлеровской коалиции. При этом он ни разу не был сбит (хотя его самолёт и подбивали, и поджигали - всякий раз он дотягивал до своих).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года за высокое воинское мастерство, личное мужество и отвагу, проявленную на фронтах войны, гвардии майор Иван Никитович Кожедуб был третий раз удостоен звания Героя Советского Союза, став третьим Трижды Героем Советского Союза после Покрышкина и Жукова.

После войны Кожедуб продолжил службу в 176-м гиап. В конце 1945 года в монинской электричке он встретил 10-классницу Веронику, которая 2 января 1946 года стала его женой, верным и терпеливым спутником всей жизни, главным "адъютантом и помощником". В семье родилась дочь Наталья и сын Никита.

В 1949 году Иван Кожедуб окончил Краснознамённую Военно-воздушную академию. С декабря 1950 года командир 324-й истребительной авиационной дивизии (64-й истребительный авиационный корпус) уже полковник Кожедуб находился во главе дивизии в правительственной командировке в Северном Китае (псевдоним - "Крылов").
С апреля по декабрь 1951 года под его командованием дивизия принимала участие в Корейской войне 1950-1953 годов, но самому ему летать запретили. Однако его авиадивизия показала лучший результат (больше сбитых и меньшие потери), что говорит и о наличии у Кожедуба способностей авиационного военачальника.

В 1956 году Кожедуб окончил Высшую военную академию имени Ворошилова. В 1964-1971 годах Иван Никитович служил первым заместителем командующего ВВС Московского военного округа.
С 1971 года - первый заместитель начальника боевой подготовки ВВС. С 1978 года - военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

В 1985 году Иван Никитович Кожедуб получил звание Маршала авиации.

Ушёл из жизни Трижды Герой Советского Союза Маршал авиации Иван Никитович Кожедуб 8 августа 1991 года, был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Иван Кожедуб СССР, Иван Кожедуб, Самолет, Длиннопост, Герои
Иван Кожедуб СССР, Иван Кожедуб, Самолет, Длиннопост, Герои
Показать полностью 2
269

Юный разведчик Юрий Жданко

Юные герои Великой Отечественной Войны… Кто знает: сколько их было? Каждого мальчишку, каждую девчонку, которых судьба бросила в безжалостную мясорубку войны и сделала солдатами, матросами, партизанами или работниками тыла — нужно считать Героем! По официальным данным Центрального архива Министерства обороны России: в годы войны в боевых частях числились свыше 3500 военнослужащих в возрасте до 16 лет. И можно сказать, что далеко не каждый командир подразделения, рискнувший взять под крыло сына полка, заявлял о воспитаннике по команде.

«Десятки тысяч» юных героев — это далеко не преувеличение, а скорее, преуменьшение. И, видимо, точного числа мы не узнаем уже никогда. Но это не причина не помнить о них.

Герой сегодняшнего рассказа Юрий Иванович Жданко – человек, чья биография достойна приключенческого романа или экранизации.

Юный разведчик Юрий Жданко Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Герои, Разведка, Длиннопост

Родился Юрий 18 января 1931 года в городе Витебск. Он успел окончить только два класса, когда на летних каникулах 22 июня 1941 года прозвучало страшное слово – «война». В тот день немецкие самолеты начали бомбить родной город Юры. В результате этого налета погиб отец мальчика, который занимался эвакуацией оборудования игольного завода, на котором работал до войны. 5 июля немцы заняли город. Чтобы запугать горожан гитлеровцы вешали и расстреливали мирных жителей каждый день. Была расстреляна и родная сестра Татьяна. Похоронив дочь, мама Юры принимает решение покинуть захваченный город и пробираться в сторону линии фронта. По пути мальчик с матерью натыкаются на отряд разведчиков, искавших брод через реку Касплю. Им помог Юра, узнавший хорошо эти места, когда гостил на каникулах у родственников. Но перед этим, командир убедил мать Юрия отпустить сына, как проводника, с ними. Она перейдет линию фронта позже и будет работать в полевом госпитале.

Юный разведчик Юрий Жданко Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Герои, Разведка, Длиннопост

Юрий Иванович Жданко


Юрий так и остался при разведчиках на долгие военные годы. Командир не имел права приказывать юному бойцу, только просил выручить, особенно там, где взрослым не справиться. Много раз он «рвал нитку» линии фронта – «моя задача была ходить по селам и собирать сведения о численности, вооружении и технике врага. Ни немцы, ни полицаи не обращали внимания на пацана, который ходил с сумкой и просил милостыню», – писал Юрий Иванович в своих воспоминаниях.


Следует отметить, что Юрий Жданко от природы обладал прекрасной памятью и гибким умом, он был весьма находчивым мальчуганом. Разведчики сразу приметили эти его качества и понемногу стали отправлять на легкие задания. Юра переодевался в рваный тулуп и ходил по деревням просить милостыню, а сам, тем временем, запоминал численность и вооружение врага.


Зимой 1941-го Жданко вместе с разведчиком-сапером были отправлены на задание, им предстояло взорвать мост. Приказ удалось выполнить, но минер получил ранение – он ослеп и не мог идти. Привязав лежащего товарища к лыжам, худенький Юра семь километров тащил его до расположения своих. За этот подвиг он был награжден медалью «За Отвагу».


Следующими наградами мальчишки стали комсомольский билет и благодарность маршала Советского Союза Климента Ворошилова – за выполнение сложного задания в Смоленской области. Когда в январе 1942-го советское командование готовило наступательную операцию и партизаны должны были парализовать движение немцев, один из крупнейших отрядов Смоленщины оказался в окружении. Из Москвы пообещали в помощь десантировать опытного разведчика. Выбор пал на Юру. Но предстояло прыгать с парашютом. Мальчик заверил, что и это умеет, а подтвердить было некому – наставник-сержант погиб. Уже в самолете маленький герой спросил, как раскрыть купол. Когда же перед прыжком на миг замешкался у люка, пилот в помощь качнул самолет – и Юра нырнул в темноту. Сделал все правильно, однако приземлился без чувств. Партизаны поразились, увидев посланником мальчишку, а тот, быстро придя в себя, потребовал отвести его к командиру.


В штабе карателей нужно было похитить карты и планы операции против партизан. Связной – староста деревни Влас Фёдоров – под видом своего внука устроил Юру топить у немецкого начальника печку, мыть полы. Улучив момент, мальчик сделал на кусочке воска отпечаток ключа от сейфа. Когда в лесной мастерской была выточена копия, «в один вечер удалось, хоть и не полностью, украсть у них документы. Но и по ним партизаны узнали, где будет наноситься главный удар и удачно вышли из окружения».


Летом 1942-го вместе с группой разведчиков-диверсантов взрывает стратегически важный мост через Березину, отправив на дно реки еще и девять проезжавших по нему грузовиков.

Орден Красной Звезды Юре вручал на фронте Всесоюзный староста Михаил Калинин. Дело в том, что летом 1943-го батальон, где служил юный разведчик, попал в окружение. Многие из солдат, которым поручалось найти проход в рядах врагов, не возвращались. Юра, трое суток проблуждав по окрестностям, понял прорываться в самом укрепленном месте. Там красноармейцев точно не ждали, и попытка удалась. Прорываясь под огнем, Юра подобрал трехлетнюю девочку. Ее определили в детдом с фамилией Жданко. Возможно, где-то живет боевая крестница юного разведчика и ее наследники.


К февралю 1944-го грудь 13-летнего разведчика украшали медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды. Но разорвавшийся буквально под ногами снаряд прервал фронтовую карьеру Юры. Он попал в госпиталь, после которого попытался поступить в Суворовское училище, но после ранения не прошел по состоянию здоровья.


В мирное время Юрий работал газоэлектросварщиком, всегда был на хорошем счету и пользовался уважением. Женился, в браке родились две дочери. Старшую назвали Татьяна, в честь погибшей сестры.


Умер Юрий Иванович Жданко в 1999 году. Погребен в родном городе Витебске.


Источник: https://herocron.ru/junyj-razvedchik-jura-zhdanko

Показать полностью 1
940

Михаил Егоров: как погиб солдат, установивший Знамя Победы

Сержант Красной Армии, Михаил Алексеевич Егоров, водрузивший вместе с младшим сержантом М. В. Кантария 1 мая 1945 года Красное Знамя Победы на крыше Рейхстага, демобилизовался из армии только в 1947 году (Неустроев С. А., «Путь к рейхстагу»). Дальнейшая судьба Героя Советского Союза сложилась совсем не такой, какой она должна была бы быть по мнению большинства.

Михаил Егоров: как погиб солдат, установивший Знамя Победы Знамя Победы, Герои, Судьба, СССР, История, 20 век, Длиннопост, Великая Отечественная война, Михаил Егоров

В большом интервью газете «Московский Комсомолец» (материал Ирины Бобровой «Знамя Победы не спасло от бед» от 5 мая 2006 года) внучка М. А. Егорова рассказала, что произошло с ее легендарным дедом после демобилизации и возвращения к мирной послевоенной жизни.

После того, как по распоряжению советского командования Кантария с Егоровым два года ездили в различные воинские части и рассказывали о своем подвиге (кстати, Звездами Героев СССР их наградили лишь год спустя, 8 мая 1946 года), Михаил Алексеевич вернулся на родину в небольшой городок Рудню, что на Смоленщине. Ныне здесь располагается музей фронтовика, которым и заведует внучка героя — Ирина Егорова.

Поскольку допустить, чтобы герой работал простым колхозником, местная власть не могла, его обязали закончить партшколу и стали активно продвигать по службе. Вначале он был завторгом магазина, потом — заведовал скотоводческим комплексом, после — был председателем колхоза. Затем переехал с семьей в город, стал работать на консервном заводе, снабженцем. Помогал землякам, чем мог, даже «выбил» для Дома Культуры автобус, который прослужил до наших дней.

Сам жил бедно, в старом деревянном доме без удобств и только к концу 1960-х семья Егорова переехала в дом с центральным отоплением, телефоном, ванной. Тогда же ему была оформлена персональная пенсия. На годовщину Победы Н. С. Хрущев пригласил М. А. Егорова в Кремль, и на вопрос, что бы фронтовик хотел в подарок, тот ответил, что мотоцикл «Урал».


Егоров и Кантария еще долго дружили, и приехавший как-то в гости к другу Мелитон был в шоке от того, как бедно живет Михаил. Но Егоров не замечал этого, всю свою недолгую жизнь он старался сделать что-то хорошее для других. Это желание помочь, по мнению внучки, его и сгубило.


На вопрос, пил ли дед, она отвечает честно, хотя и видно, что эту тему ей не очень хочется поднимать. Да, к нему приходили люди, приезжали. Как водится, накрывали столы... За долгие годы таких посиделок Егоров пристрастился к выпивке. Очевидно, она его и сгубила 20 июня 1975 года. Кто-то из знакомых попросил его доехать в близлежащий поселок. Будучи очень и очень пьяным, Егоров все же сел в подаренную сельсоветом по случаю 30-летия Победы «Волгу», поехал, но на повороте столкнулся с груженой огурцами фурой.


«Скорая» ехала 40 минут, в течение которых Егоров был еще жив... Очевидцы событий считают, что столь длительное ожидание врачей как раз и объясняется тем, что власти не знали, как быть с информацией о том, что герой-фронтовик был смертельно пьян.


Егоров похоронен у крепостной городской стены Смоленска, с воинскими почестями. Первым проститься с другом приехал из Грузии Мелитон Кантария...

Источник : https://russian7.ru/post/mikhail-egorov-kak-pogib-soldat-ust...

дополнение #comment_169134859

Показать полностью
831

Скрепки и словесный портрет: на чём «сыпались» немецкие шпионы

Скрепки и словесный портрет: на чём «сыпались» немецкие шпионы История, Война, Великая Отечественная война, СССР, Германия, Разведка, Шпион, Длиннопост, Бранденбург

Советских людей воспитывали в духе постоянной бдительности. О том, что враг не дремлет, говорили радио, газеты и даже популярные песни про «коричневую пуговку» и пионера Алешку. Но затем пришла война…


Вместо качества — количество


В самом начале войны обстановка менялась настолько быстро, что засылка агентов для немцев не имела особого смысла — хватало воздушной разведки, радиоперехвата и опросов пленных или перебежчиков. Кроме того, сплошь и рядом случалось так, что реальную обстановку, в том числе и по частям Красной армии, в немецких штабах знали лучше, чем в советских.


Зато именно с начальным периодом войны связана бо́льшая часть легенд о действиях знаменитых немецких диверсантов из подразделения «Бранденбург-800». На самом деле как раз в начале войны у «бранденбургов» были большие проблемы не только с документами, но даже с советской формой и с людьми, знающими русский язык. В частности, именно из-за нехватки формы провалился захват моста в Екабпилсе 28 июня — бóльшая часть группы, включая командира, погибла, а важный мост взлетел на воздух.


В любом случае «бранденбурги» были скорее боевиками-диверсантами (и чаще ходили в бой как обычная пехота). Немецкое командование при этом больше интересовали вопросы разведки.

Скрепки и словесный портрет: на чём «сыпались» немецкие шпионы История, Война, Великая Отечественная война, СССР, Германия, Разведка, Шпион, Длиннопост, Бранденбург

Для получения нужных данных руководство абвера развернуло сеть разведшкол. «Курсантов» набирали из военнопленных; сроки подготовки, в зависимости от «глубины» предполагаемой работы, составляли от двух недель до нескольких месяцев. Учитывая, что одновременно в школе могло учиться несколько сот человек, обеспечить стопроцентную лояльность «курсантов», конечно же, не получалось.


При заброске на советскую территорию многие шли сдаваться прямиком в НКВД.

А когда «органы» получали от сдавшихся точную информацию о месте высадки, особых приметах остальных агентов и имевшихся у них документах, остальное уже было «делом техники». Как правило, в рассылаемых ориентировках были именно «словесный портрет» и информация, какими документами располагали сдавшиеся «агенты-парашютисты».


Например, перед Курской битвой немцы забросили для диверсий на железной дороге 15 групп общей численностью 98 человек. Из них 25 сдались сами, а благодаря их показаниям поймали ещё 63.


По тундре, по железной дороге


Пожалуй, самым феерическим провалом, причём для обеих сторон, стал «печорский десант» — засылка группы диверсантов, которые должны были взорвать мост через реку Печора, по которой шла железная дорога из Воркуты, и поднять восстание в лагерях. Но после приземления переодетые в форму НКВД диверсанты застрелили своего командира — бывшего колчаковского офицера Николаева — и пошли сдаваться настоящему НКВД.

Скрепки и словесный портрет: на чём «сыпались» немецкие шпионы История, Война, Великая Отечественная война, СССР, Германия, Разведка, Шпион, Длиннопост, Бранденбург

К сожалению, когда в контрразведке попытались устроить с их помощью радиоигру с абвером, выяснилось, что специальную карту с местами для выброски грузов у них отобрали (вместе с другими личными вещами) при аресте бойцы ВОХР. Вернуть удалось лишь два носовых платка и три банки лимонной кислоты.


Туда не ходи, сюда ходи


Некоторым агентам всё же везло — до поры. Один из них в июле 1943 года три дня бродил по тылам Красной армии, дважды попадался патрулям НКВД и в итоге спокойно перешёл линию фронта назад, к своим новым хозяевам. Его приятелю, бывшему офицеру Красной армии Недвайло, повезло меньше — «пользуясь существующей у нас беспечностью и ротозейством», он прошёл и проехал на попутках по советскому тылу две сотни километров, но в итоге был задержан в районе станции Поныри. После поимки Недвайло рассказал, что четверо таких агентов возвратились к немцам в Орёл.


Увы, но до 1945 года регулярные проверки показывали, что «часовые пароль знают, но, как правило, пропускают по отзыву „Свои“». А в январе 1944 года в одной дивизии устроили разнос за то, что через линию фронта со стороны немцев сначала проехал на подводе местный житель со своей семьёй, а затем прошли три перебежчика, которые сдались только артиллеристам в тылу.


В общем, на массовую бдительность надежды было мало. Ловить «паршей» по бóльшей части получалось у ОКР «Смерш» и подчинённых им частей — в основном из погранвойск. Они-то умели «прокачивать» в голове и словесные портреты, и особенности документов. Например, в мае 1944 года так отличился сержант погранвойск НКВД Максименко.

Скрепки и словесный портрет: на чём «сыпались» немецкие шпионы История, Война, Великая Отечественная война, СССР, Германия, Разведка, Шпион, Длиннопост, Бранденбург

— Это же диверсант!..

— Тише… — Малышев испуганно приложил к губам палец и кинул быстрый взгляд на дверь, в которую уже ломился очередной посетитель. — Ко мне пока нельзя! — властно крикнул он посетителю.

Дверь закрылась, и полковник Малышев тихо спросил:

— Извините, с кем имею честь?..

Чумаков назвал себя и протянул удостоверение личности. Малышев открыл потёртые корочки удостоверения и заулыбался:

— Сразу видна наша работа… Ржавчинка… А там все скреплено сверкающей проволочкой.


В романе Стаднюка «Война» именно на скрепках из нержавейки прокалывались немецкие диверсанты, приехавшие в Смоленск для захвата мостов через Днепр. У многих эта деталь вызывала сомнения — как же так, неужели великий и мудрый абвер мог допустить настолько глупую ошибку? Наверняка это были выдумки — да и немецкие солдатские книжки тоже скреплялись ржавыми скрепками.


Тем не менее, в описании партийного билета у задержанного сержантом Максименко немецкого шпиона в числе прочих особенностей записаны «скрепки из нержавеющей стали». Впрочем, судя по другим документам, кто-то в абвере не перетрудился, готовя агентов для задания, поскольку в тексте из вещевой книжки встретились даже латинские буквы — вместо кириллических. Ещё одного агента «со скрепочками» задержали вскоре в Прибалтике.

Скрепки и словесный портрет: на чём «сыпались» немецкие шпионы История, Война, Великая Отечественная война, СССР, Германия, Разведка, Шпион, Длиннопост, Бранденбург

Что-то отличало Штирлица от жителей Германии — то ли мужественный профиль, то ли волевая осанка, то ли волочившийся за ним парашют.


В следующем году подготовка агентов у немцев совсем разладилась. Четвёртого февраля 1945 года боец пограничных войск, проверяя документы у проезжавшего через заставу капитана, заметил, что на удостоверении личности нет номера приказа о присвоении воинского звания, а командировочное предписание заверено печатью с номером части, а не полевой почты. Задержанный «капитан» тут же сознался, что его забросили в советский тыл с рацией для шпионской работы.


Цензура бдит


Возможно, бойцы и офицеры Красной армии проявляли бы больше бдительности, знай они, сколько засылалось вражеских агентов и как именно их ловили. Но вот незадача — знать про это им было нельзя. Когда в июне 1944 года в газете «Сталинская гвардия» напечатали статью «Пример высокой бдительности» о поимке двух шпионов, цензура из штаба армии тут же напомнила, что сведения о шпионской деятельности противника и методах борьбы с ними печатать запрещено — согласно правилам по сохранению военной тайны.


Так что прочитать про ловлю агентов абвера советские люди смогли только после войны.


Источник

Показать полностью 4
29

Проект "Алтын" Ч.2

Начало : Проект "Алтын" Ч.1

ПО ЗАКАЗУ КГБ СССР



Шлем PSH-77, в народе Тиг, получил широкое распространение не только за рубежом, но и в странах Варшавского договора.


В Советском Союзе Тиг прошел боевую обкатку ровно сорок лет назад в ходе операции «Шторм-333» в Афганистане.


Вопреки расхожему мнению, при штурме дворца Тадж-Бек на бойцах Группы «А» КГБ СССР, входивших в группу «Гром», были обычные армейские каски. Тигов было всего несколько единиц.


Но и эти несколько шлемов показали себя с лучшей стороны и сыграли определенную роль в закупке Советским Союзом большого количества продукции ТIG-Garant.


В отличие от западных спецподразделений, где титановые забрала не пользовались популярностью, в Группе «А» КГБ СССР во время учебной практики и боевой работы данный атрибут был обязательным.


Исключением, по понятным причинам, было использование Тигов во время плановых командировок в Афганистан.


Именно там на шлемах появились чехлы кустарного производства, изготовленные сотрудниками из подручных материалов: капюшонов КЗС, масксетей, х / б ткани в камуфляже «березка».


Одной из важных задач, стоявших в то время перед инженерами КГБ, была адаптация бронешлемов PSH-77 под отечественную радиосвязь, а конкретно — радиостанции проекта «Ангстрем».


Переделка проводилась в Кучино (город Железнодорожный), в одном из НИИ ведомственного завода КГБ СССР и касалась не только радиосвязи, но и замены подтулейного устройства. Данный проект в Оперативно-техническом управлении КГБ получил шифр «Алтын».


На раннем этапе специалисты КГБ в заводских условиях извлекали двухслойный арамидный подпор, полиуретановую пену, пластиковый каркас фирмы Schuberth, заклёпывали шесть технологических отверстий в месте его крепления к колпаку, удаляли динамик фирмы Peiker и устанавливали заглушку в месте его размещения.


Внутри шлема закрепляли два отечественных динамика ПДМ-1, микрофон и подтулейное устройство, разработанное на базе первого тиговского, в основу которого был заложен вкладыш-амортизатор из пенопласта и демпфер с поролоновым валиком в тканевой оболочке.


В конце 1980-х были разработаны, изготовлены и прошли опробования защитные колодки радиогарнитуры из дюралюминия по типу тиговских.


В отличие от прототипа, помимо защитной колодки, расположенной в затылочной области шлема, появилась боковая с левой стороны, с кнопкой-тангентой в нижней части.


Такое решение было принято для недопущения блокировки канала радиосвязи, путем зажатия тангенты при ранении сотрудника или каких-либо механических воздействиях на неё.


В затылочной колодке располагался штепсельный разъем на 19 пин, к которому шел кабель подключения к радиостанции «Ангстрем СН». На внутренней стороне защитного кожуха наносился семизначный номер, первые две цифры которого были годом выпуска, остальные заводским шифром.


Изменения претерпела и гибкая штанга звуковода.


В отечественной версии ее основа стала более угловатой и выполненной из другого материала.


Там же, в Кучино, производилась покраска бронешлемов по швейцарской технологии в защитный цвет с фактурой шероховатости, известной, как шагрень.


Подводя промежуточный итог, хочу подчеркнуть, что на начальной стадии проект под шифром «Алтын» по факту заключался не в создании отечественного образца, а в переделке и русификации западного, т. к. быстро освоить производство своего бронешлема мы в то время не смогли.


Из Тигов извлекались все детали с иностранной маркировкой и заменялись на советские либо обезличенные западного производства. Весь процесс проводился в НИИ ведомственного завода КГБ.



ПОЯВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ШЛЕМА


Что касается отечественного шлема, то конструкторская документация Национального института авиационных технологий (НИАТ) на прессовую оснастку для штамповки титановых колпаков датируется 1986 годом.


В 1987 году НИАТ совместно с НИИ Стали была разработана технология сборки армейского титанового шлема 6Б6, включающая в том числе обработку цельнотянутой титановой основы и вставку тканевого подпора.


Причём конструкторская документация (КД) на этот шлем имеет номер 03. В конце 1980-х были изготовлены первые образцы 6Б6, но в серию шлем пошел спустя десятилетие.

Проект "Алтын" Ч.2 Шлем, Спецназ, Алтын, КГБ, СССР, История, Длиннопост

А вот КД за номером 04, закрепленная за главным объектом нашего исследования — изделием «Комплект 6Б6С», датируется 1991 годом.


Комплект выпускался НИИ Стали и включал в себя титановый колпак толщиной 3 мм, арамидный подпор, забрало (два варианта размеров окна).


Сборку, радиофикацию, установку подтулейного устройства и покраску производили специалисты НИИ КГБ.


Часть деталей и бронестекла в обрезиненной рамке закупались за рубежом. В отличии от PSH-77, забрала к отечественному образцу не штамповались, а гнулись на вальцах, что создавало определенные трудности при подгонке.


Приходилось сначала собирать забрало, затем примерять его на колпак так, чтобы не было затруднений при его движении вдоль шлема, соблюдая все зазоры, и уже затем размечать отверстия на колпаке под фурнитуру.


На раннем этапе приходилось даже засверливать плавающие отверстия в боковых стопорах. После подгонки на забрало и колпак наносились парные номера ударными клеймами. Колпак отличался от Тига, как по геометрии, так и по размеру — наш шлем был больше. Но общая концепция, несомненно, была тиговской.


Данному изделию был присвоен заводской шифр «Алтын-Р1».


Шлемы комплектовались ЗИП в картонных коробках из учета одна коробка на 5 шлемов, ТО (техническое описание), ИЭ (инструкция по эксплуатации), паспортом.


Из этого следует — утверждённая конструкторская и технологическая документация НИИ Стали на изготовление изделия «Комплект 6Б6С» (изделие 6Б6С-01»), по которой данный комплект деталей можно было производить и поставлять заказчику относится к 1991 году, а никак не к началу 1980-х.


Понятно, что изначально разрабатывалась конструкция (конфигурация) титанового колпака, штамповая оснастка, отрабатывался технологический процесс штамповки, разрабатывалась технология изготовления тканевых подпоров, выпускались опытные образцы, но в серию шлем пошёл только в 1991 году и то в виде комплекта деталей с последующей сборкой, которая занимала определённый временной промежуток.


Процесс изготовления деталей изделия «Комплект 6Б6С» состоял в следующем: НИИ Стали приобретал титановые листы и рубил их на заготовки, из которых на Дубненском машиностроительном заводе в несколько проходов штамповали колпаки методом глубокой вытяжки-штамповки пластичным пуансоном, на оснастке, изготовленной в Харькове.


Эта технология штамповки позволяла иметь более равномерную толщину при вытяжке колпака. Не было потерь на окалину, как при горячей штамповке, и можно было в одной оснастке штамповать листы разных толщин.


Затем в НИИ Стали колпаки размечали по шаблону, фрезеровали по контуру, сверлили утвержденные в чертежах отверстия.


Также из титановых листов в НИИ Стали изготавливали щитки (забрала) и сверлили в них отверстия под пружину и шарниры. Параллельно собирались тканево-полимерные пакеты, из которых штамповались арамидные подпоры на оснастке Балашихинского литейно-механического завода.


Сборка пакетов для штамповки подпоров производилась путем ручной укладки ткани ТСВМ-ДЖ и полиэтиленовой пленки по схеме, указанной в технологическом процессе производства.


При нагреве пленка размягчалась, проникала в ткань, а после охлаждения опять твердела, скрепляла слои и держала форму подпора.


Преимущество термопластичной технологии в том, что плёнка не проникает в ткань глубоко, поэтому лучше сохраняется подвижность нитей. А это, в свою очередь, повышает бронезащитные свойства ткани по сравнению с арамидными конструкциями, склеенными фенольными смолами.


Количество слоев ткани и пленки в пакете варьировалось от 10+ / –2 до 20+ / –2 в зависимости от толщины титанового колпака (3 мм, 3,5 мм, 4 мм).


В ранней версии подпор представлял из себя сложную композицию, состоящую из трёх составных частей, усиленных двумя пластинами титана толщиной 1,2 мм в затылочной области, где в процессе вытяжки образовывалось утоньшение. Самым слабым местом подпора, соответственно, и шлема в сборе являлась височная область — граница склейки частей подпора.


Комплект принимался военным представительством Министерства обороны, после чего на титане проставляли штампы приемки в виде ромба с цифрами 1144.

Проект "Алтын" Ч.2 Шлем, Спецназ, Алтын, КГБ, СССР, История, Длиннопост

Шлем был заявлен по 2-му классу защиты (колпак+арамидный подпор), забрало по 1-му классу защиты.


Приемо-сдаточные испытания (ПСИ) проводились в в / ч 44239 (в испытательном центре «Импульс»).


Из партии для испытаний выделялось три изделия, при этом испытывалось одно изделие (два дополнительных использовались при отрицательных результатах).


Зачетным выстрелом считалось попадание в 20 мм от края и 20 мм между попаданиями (не менее).


Пять зачетных выстрелов по шлему (колпаку) из пистолета ТТ.


Три зачетных выстрела по щитку из пистолета ПМ.


Два зачетных выстрела по бронестеклу из пистолета ПМ.


Из архивных документов НИИ Стали следует: отечественный бронешлем по результатам испытаний превзошел по защитным характеристикам PSH-77 на 10-15 %. Но личный опыт говорит о том, что доверять результатам испытаний можно далеко не всегда.


Как отмечалось выше, слабым местом «Алтынов» из первой партии была височная область.


Соответственно шлем не держал попадание из ТТ (7,62-мм пистолетный патрон 57-Н 134C с пулей Пст) ни в 20 мм, ни в 40 мм от края.


Трехмиллиметровый голый колпак пуля ТТ пробивала уверенно в любом месте с расстояния пяти метров. Глупо предполагать, что соединенные стык в стык резиновым клеем части арамидного подпора обладали бронезащитными характеристиками, способными удержать стальной сердечник.


На основании изучения доступных данных о поставках, было установлено, что поставки деталей «Комплект 6Б6С», начиная с 1991 года, из-за сложных вопросов финансирования и проблем приобретения материалов и комплектующих осуществлялись не так, как планировалось, а с задержками, переносами сроков, доделками-переделками, допоставками-недопоставками.


В среднем, в год выпускалось 100-120 комплектов.

Показать полностью 2
91

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного

Добрый день. Сегодня мне хотелось бы рассказать биографию Михаила Григорьевича Поважного - командующего гарнизоном Малых Аджимушкайских каменоломен.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

Родился он по данным ряда документальных источников в 1901 году, но его сын рассказывал историкам (и другой ряд документов это подтверждает), что  Михаил Григорьевич родился в г. Краснокутске Харьковской области в 1897 году. По национальности он украинец. Образование имел 3 класса церковноприходской школы (в советских документах значилось как начальное). С мая 1916 г. по февраль 1917 г. воевал под Ригой с немцами в составе 173-го Каменец-Подольского полка. С февраля 1919 г. по октябрь 1920 г. участвовал в Гражданской войне, воевал с повстанцами Махно и Антонова. Будучи курсантом, в составе бригады Котовского участвовал в разгроме банды «зеленых». В 1921 г. после окончания 51-х пехотных курсов в Харькове служил в Красной Армии на командирских должностях. В службе имел скромные показатели, часто получал замечания от старших начальников. В партии не состоял - был кандидатом. Был женат на Поважной Анне Федоровне, проживал в Севастополе, на улице Батумской в 1-м доме.
На этом коллаже с фотоснимками командующих обороной есть и Михаил Григорьевич, тут еще довоенная фотография, где он в звании командира взвода (младшего лейтенант до 1935 года).

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

Михаил Григорьевич с юмором рассказывал о себе: «Бывало, вызовет меня командир и начнет выговаривать мне нотацию такими словами: «Товарищ Поважный, служите Вы неважно...» В 1935 г. М.Г. Поважный был уволен из армии как неперспективный в будущем командир. Вероятно, он был перспективным командиром среднего звена, но командование не разглядело в нем человека, который смог бы занимать более высокие должности.
После увольнения из армии он сразу же нашел себя в хозяйственной работе в Севастополе, был виноделом (перед самой войной работал начальником снабжения завода Инкерманских вин. В последней должности, до войны, был начальником секретного отдела Таврического округа в Севастополе.), откуда и был мобилизован 20 июля  1941 года в 1-й запасной полк.
В начале марта 1942 г. он был назначен командиром батальона 83-й бригады морской пехоты, в боях на Акмонайском перешейке был ранен и после госпиталя опять оказался в 1-м запасном полку.

На подступах к Аджимушкаю оборону держала группа из 1-го запасного полка Крымского фронта под командованием майора А. Г. Голядкина и старшего батальонного комиссара А. Н. Елисеева. Полк был сформирован еще осенью 1941 г., он тогда входил в состав 51-й армии. Постоянный состав полка состоял в значительной степени из выходцев Крыма. Приказ на оборону 1-му запасному полку здесь отдал лично С.М.Буденный, прилетевший на самолете из Краснодара. Вызвав А. Г. Голядкина и А. Н. Елисеева, он потребовал: «Приказываю Вам, во что бы то ни стало задержать фашистов. Чем дольше Вы здесь продержитесь, тем больше Вы задержите гитлеровцев, а значит и больше удастся нам переправить на Большую Землю людей. Останавливайте отходящих одиночек и мелкие группы бойцов и командиров, сколачивайте из них подразделения. По возможности Вас будем усиливать». 15 мая в результате минометного обстрела был ранен А. Г. Голядкин. Раненого санитары уложили в конную повозку, он вызвал командира батальона М. Г. Поважного и приказал принять командование 1-м запасным полком. В полку было довольно много личного состава, не годного к строевой службе, был батальон выздоравливающих (это были бойцы, возвратившиеся из госпиталей), подразделение девушек-связисток. Поступило распоряжение всех этих людей отправить на переправу с целью эвакуации на Тамань. Вести эту массу людей было приказано политруку В. М. Огневу. С наступлением темноты людей стали выводить из каменоломен. Огнев благополучно вывел колонну к Керченскому проливу и с ней в ту же ночь был переправлен на Таманский полуостров.

На фото: Малые Аджимушкайские каменоломни.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

Штаб 1-го запасного полка располагался в Малых Аджимушкайских каменоломнях, расположенных от Центральных примерно в 250–300 м. Здесь же располагалась санчасть полка, продовольственный склад и некоторые подразделения. Это обстоятельство привело к тому, что здесь после окружения возник другой гарнизон, частью которого продолжал командовать старший лейтенант Поважный. Другая часть личного состава этого полка оказалась в Центральных каменоломнях. Единого подземного гарнизона в Малых Аджимушкайских каменоломнях, как в Центральных, где командовал П. М. Ягунов, не сложилось. Здесь образовались, по крайней мере, три группы, во главе которых стояли подполковник С.А. Ермаков, старший лейтенант М. Г. Поважный и капитан С. Н. Барлит. Видной фигурой в обороне этих каменоломен был батальонный комиссар М. Н. Карпекин, который во время арьергардных боев восточнее Керчи был послан в район каменоломен генерал-лейтенантом Д. Т. Козловым в качестве представителя штаба фронта и политуправления. Образованность С. А. Ермакова, его рабочая и общественная закалка, стремительный рост в воинских званиях затмевали скромный послужной список Михаила Григорьевича Поважного. С. М. Ермаков, старший по званию в Малых Аджимушкайских каменоломнях, был самолюбив, несколько высокомерен и поэтому сразу же не понравился М. Г. Поважному и С. Н. Барлиту. Из старших начальников командовать здесь его никто не назначал, он оказался в каменоломнях случайно. Его группа была небольшая, и поэтому ему было не на кого опереться. К тому же у него не было совершенно продовольствия, и он вынужден был стоять «на довольствии» сначала у С. Н. Барлита, а затем у М. Г. Поважного. Все эти причины повлияли на то, что в этих каменоломнях не сложился гарнизон с крепким единым командованием. Из воспоминаний М. Г. Поважного: «…Жили, как полагается боевому гарнизону. Каждый день назначались дежурный по полку офицер, дневальные по ротам, дежурная рота. Выставлялись секреты, на выходах из каменоломен - караулы. Трудно описать словами всё то, что довелось пережить. Когда кончились последние продукты и голод стал терзать с каждым днём всё сильнее, в пищу пошли шкуры и копыта лошадей. Заедали вши. Трупы погибших товарищей, похороненных тут же, разлагались. Воздух был тяжелым. Немцы продолжали газовые атаки…»

О применении химического оружия информация есть в "Военном дневнике" начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта в 1938—1942 годах Франца Гальдера. Бесстрастная  апись от 13 июня 1942 года:
"Генерал Окснер. Доклад об участии химических войск в боях за Керчь. Отношение к боевым отравляющим веществам во вражеских державах. (Усиливающийся интерес.) Условия противохимической защиты на Волхове..."

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

В тяжелейших условиях личный состав полка выработал, как говорил М.Г. Поважный – «свои приёмы борьбы». Научились бороться с газами и задымлениями, но всё чаще бойцов «валили с ног голод, жажда, усталость, газы, тяжелый воздух подземелья…»
Во время обороны  Михаил Григорьевич стал опекать девочку-сироту (ее родители еще числа 20 мая ушли из катакомб за продуктами и не вернулись)
по имени Светлана. Сослуживцы называли ее "дочкой".
Судьба обошлась очень жестоко со всеми кого горячо любил Михаил Григорьевич и эти раны добавились к фронтовым: незадолго перед войной в пожаре погибли его первенцы-близнецы и в последующем так крепкой семьи и не создалось; Светланочка Тютюнникова умерла в каменоломнях.

Последним убежищем в последних числах октября 1942 г. в катакомбах были две каменные комнатки, в которых в начале обороны размещался штаб. Очевидно, предатель вспомнил об этих комнатах и привёл сюда немцев. «Как мы ни скрывались, фашисты обнаружили и схватили нас – последних безоружных защитников Малых каменоломен». Это было 30 октября 1942 года - в СССР Михаил Григорьевич уже с 1 июня считался пропавшим без вести.  
Начался плен. Он был отправлен во Францию, в город Ляувайхер (?), там он находился с 18 июня 1943 по 1 сентября 1944 года. Затем  в Лемене, с декабря 1944 по 8 мая 1945 года, где и был освобожден войсками союзников.  
Это был самый страшный период в его жизни. Сам он говорил так:
«Так вышло, что, пройдя гестапо, фашистские тюрьмы и лагеря смерти, я остался жив. Может, для того, чтобы рассказать молодым обо всём, что пришлось нам пережить, о зверином облике фашизма, о стойких и смелых своих товарищах, сражавшихся на керченской земле в каменоломнях Аджимушкая».
Затем Михаил Григорьевич был репатриирован и проходил гос.проверку в 5-м эшелоне  7-го запасного стрелкового полка 1-й запасной стрелковой дивизии, сначала он был рядовым стрелком, а затем был восстановлен в звании.  Находился он в этом подразделении минимум до начала декабря 1945 года. В 90-е годы в прессе всплывала информация о том, что Михаил Григорьевич был репрессирован. Тем не менее, сведений об этом найти не удалось, вероятно журналисты отождествили государственную проверку и пребывание в ИТЛ.
А затем началась жизнь неприметного простого человека.  

Жил он в старом бараке в Керчи и занимался заготовкой утиля. Жены у него не было, но он имел сына-подростка, прижитого им от какой-то женщины, которого он необыкновенно любил и баловал, любил он и женщин.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

После исторической конференции в честь 25-летия начала обороны Аджимушкайских каменоломен в мае 1967 г. положение М. Г. Поважного в Керчи резко изменилось. Его признали. Он с гордостью говорил, что теперь он работает «лектором». Для «парадного случая» и «лекторской работы» приобрел военный китель, брюки, армейские офицерские сапоги. С удивлением и восторгом узнал из архивных источников, что в мае 1942 г. ему было присвоено звание «капитан», но приказ из-за немецкого наступления до него не дошел. Он получил благоустроенную квартиру, в ней был образцовый порядок, все стены были украшены грамотами, почетными адресами, сувенирами. Позже он стал получать персональную пенсию». За его могилой много лет ухаживает Студенческий клуб имени П. М. Ягунова.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

В завершение хочу сказать, что несмотря на то, что оборона каменоломен была неудачной, бойцы сковывали своим сопротивлением вражеские войска. И даже в таких чудовищных условиях борьба оставалась организованной, солдаты были не толпой, а воинским подразделением, где поддерживалась дисциплина, велась документация и сохранялась воинская иерархия.

Показать полностью 5
603

«Волкодав» НКВД Нахман Душанский: советский ужас «лесных братьев»

Прежде чем любителям либеральных сказок приступать к попыткам клеймения этого человека, стоит внимательно прочитать о "белых и пушистых" националистах Литвы - «Молодой мужчина в возрасте 16 лет ломом за час убил 50 человек»: Каунасский погром

«Волкодав» НКВД Нахман Душанский: советский ужас «лесных братьев» Литва, СССР, Вторая мировая война, Политика, Нквд, Холокост, Разведка, Израиль, Длиннопост

Глухие леса, запугивание мирного населения, знание местности, избегание столкновений с крупными воинскими соединениями СССР — все эти факторы способствовали длительной и тяжелой борьбе советской власти с «лесными братьями». Тем не менее благодаря деятельности Нахмана Ноаховича Душанского повстанческое движение в Литве удалось разгромить. Именно его стараниями были пойманы главные бандиты, а сегодня «герои» Литвы Адольфас Раманаускас и Йонас Жемайтис. Неудивительно, что современные литовские власти возбудили против «волкодава» НКВД Душанского уголовное дело.

Ранние годы

Нахман Ноахович Душанский появился на свет в 1919 году в еврейской семье, которая вскоре после рождения ребенка переехала из Вильнюса в Шауляй. Детство его было тяжелым: полуслепой отец, работавший грузчиком, и многодетная семья.

Уже в 14 лет он вступил в подпольный комсомол Литвы и стал участвовать в борьбе за улучшение жизни рабочего класса. В возрасте 16 лет он за свою комсомольскую деятельность вместе с товарищами оказался в тюрьме.

«В 1938 году тюрьма получила такой "подарок", — вспоминает Нахман Душанский. — К нам посадили группу клайпедских национал-социалистов — немецких агентов из германской разведки, пойманных при попытке организации фашистского переворота в сопредельных с Мемелем районах… Их поместили в отдельные "немецкие камеры". Они периодически воровали продукты из наших тайников, за что мы их нещадно и с удовольствием били до крови. Немцы потом огрызались: "Вы слышите, какие песни наши пограничники поют? Скоро вас всех вырежем!" А рядом граница по Неману, слышно, как немцы поют — "Еврейская кровь течет из-под ножа"…»

В мае 1940 года перед вхождением Литвы в состав СССР Нахмана Душанского выпустили на свободу, а уже через три месяца после освобождения он начал служить в уездном отделе НКВД в Тельшае.

Великая Отечественная война

На фронте Нахман Душанский оказался с первого дня войны. В сражениях он с сослуживцами отступил в сторону Пскова.

Попытка вывезти семью из Шауляя не увенчалась успехом. В итоге войну, помимо Нахмана, пережил лишь один его брат; все остальные родственники были убиты литовскими националистами.

Во время знаменитого парада на Красной площади 7 ноября 1941 года Нахман Душанский обеспечивал безопасность высшего руководства страны. Впоследствии он вспоминал, что Сталин «изъявил желание, чтобы его и правительство охраняли "прибалтийские чекисты", как в свое время Ленина и Кремль охраняли надежные и преданные советской власти части латышских стрелков».

В 1942–1943 годах Нахман Душанский проходил обучение в школе НКВД, где познакомился с азами диверсионной деятельности. С лета 1943 года началась его служба в разведке: «Отделение под моим командованием из 12 человек (все офицеры из "литовской спецгруппы") взяло в плен 11 "языков"-офицеров, не потеряв в поисках в тылу врага ни одного человека. А ведь эти пленные офицеры почти все были "на заказ": сверху спускали "разнарядку", кто нужен, кого необходимо брать».

В 1944 году он принял участие в освобождение Вильнюса и Каунаса, где столкнулся со страшными следами террора евреев со стороны литовских националистов. После Каунаса Нахман Душанский вспоминал: «Я дал себе слово, что за свой народ, из которого в Литве уцелели единицы, я мстить не устану, пока каждый из палачей не будет лежать в могиле или гнить в колымских снегах…»

В поисках литовских коллаборационистов и «лесных братьев»

С лета 1944 года Нахман Душанский заступил на службу в отдел по борьбе с бандитизмом в Каунасском управлении госбезопасности, который впоследствии возглавил.

Перед Душанским и его коллегами стояла сложнейшая задача: поиск и поимка литовских коллаборационистов, служивших в полиции и принимавших непосредственное участие в убийствах мирных жителей.
Упорная розыскная деятельность принесла свои плоды. По словам литовского чекиста, «со временем мы имели поименный список на 8800 человек, непосредственно участвовавших в расстрелах, <…> всю документацию, позволявшую отследить по месяцам кровавый путь каждого полицейского карательного батальона, начиная со дня его формирования, и отдельно — полный список командного состава этих батальонов».

Благодаря внедрению своего агента в каунасское националистическое подполье ему удалось вывести из леса 6 тысяч «лесных братьев». Агент сумел убедить руководителей «братства» в том, что лучших бойцов необходимо сохранить до момента нападения США на Советский Союз. Сразу же после легализации покинувшие лесную чащу литовские националисты были взяты под контроль органами безопасности.

Вследствие кропотливой и усердной работы Нахман Душанский смог поймать литовских националистов, убивших его сестру и брата.
В течение долгого времени эта банда «лесных братьев» пряталась в глухой пуще, но их выдал «связной», которого удалось задержать и расколоть. В результате вся банда была арестована и осуждена, а главарь приговорен к смертной казни.

Задержание главарей «лесных братьев» Адольфаса Раманаускаса и Йонаса Жемайтиса

Йонас Жемайтис — руководитель литовского антисоветского сопротивления. Долгое время ему удавалось успешно скрываться от регулярных облав, организованных советскими чекистами. Из Москвы в Вильнюс постоянно поступали депеши с требованием поймать главаря «лесных братьев». В итоге удача улыбнулась команде Нахмана Душанского, которому в 1952 году удалось завербовать одного из бойцов «лесного братства», знавшего точное расположение бункера Жемайтиса.

«Приказ был прямым: "Взять живым!", без оговорок и всяких "но", — вспоминает Нахман Душанский. — И поскольку мы приняли во внимание вероятность того, что Жемайтис при задержании может застрелиться, решено было использовать спецсредства: в бункер закинули "огурчик" — химическую гранату, — и задержание было проведено молниеносно. Я присутствовал на допросах. Когда на одном из допросов Жемайтис, припертый фактами и показаниями свидетелей, стал рассказывать, как он лично заталкивал в газовую камеру еврейских детей, прибывших транспортом в лагерь уничтожения из Шауляйского гетто, я спросил его: "Вы же были образованным и интеллигентным человеком, почему вы так ненавидели евреев?!", и он ответил мне: "А почему вы воевали за Сталина?!"».

После поимки Йонаса Жемайтиса лидером «лесных братьев» стал Адольфас Раманаускас. По признанию Нахмана Душанского, главарь «лесных братьев» до 1955 года являлся человеком-невидимкой.

Чекисты знали, что Раманаускас находится в Литве, но вот где именно?
Выйти на его след помогла информация о том, что на территорию Литвы на парашютах была заброшена диверсионная группа, прошедшая горнило английской разведшколы, на руках у которой имелась огромная сумма в долларах США. Была организована слежка за всеми известными «валютчиками». В конце концов Раманаускас, как и предполагалось, появился в Каунасе и был задержан оперативниками из команды Душанского на квартире одного из известных перекупщиков.

По мнению Нахмана Душанского, «руководители антисоветского сопротивления были лично смелыми людьми, фанатично верили в правоту своего дела и жизней своих не жалели, этого у них не отнимешь. Но дорога, по которой они шли к достижению своей цели, залита реками еврейской, литовской и русской крови, и закрыть на это глаза не получится...»

Обвинение

В середине 1990-х литовская прокуратура открыла уголовное дело против Нахмана Душанского, к тому времени эмигрировавшего в Израиль. Бывшего чекиста обвинили в пытках и убийствах «лесных братьев». В том числе «волкодаву» НКВД инкриминировали участие в расстреле литовских националистов, содержавшихся в советской тюрьме, в Райняйском лесу в ночь с 24 на 25 июня 1941 года.

Правда, литовская прокуратура не учла тот факт, что в момент расстрела националистов Нахмана Душанского в районе Райняйского леса не было.

Неудивительно, что Израиль не поверил в доводы литовской Фемиды и отказался выдавать Нахмана Душанского.
В 2008 году в Израиле закончился жизненный путь великого литовского чекиста.

Источник, оригинальная статья - https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/14022020-...

Показать полностью
68

Операция "Кобра"

Окончание истории про западногерманскую шпионку Мартину Кишке

Осенью 1966 года Западная Германия пристально следила за судьбой своей соотечественницы журналистки Мартины Кишке - 31-летняя женщина уехала 4 августа по туристской визе в СССР и там бесследно пропала.


Сначала тревогу забила мать Мартины – 14 августа она поехала встречать дочь во Франкфуртский аэропорт,но на этом рейсе Мартины среди пассажиров не оказалось.


Посланная на адрес,оставленный дочерью телеграмма вернулась неотвеченной «по причине отсутствия адресата» . Не зная,что делать,мама Мартины обратилась за помощью к Карлу Герольду, главному редактору газеты «Франкфуртер рундшау»,где работала ее дочь.


Дело в том,что Мартина поехала в Советский Союз вовсе не с туристскими целями – молодая немка решила там выйти замуж.


С ее избранником – 35-летним инженером-строителем из Алма-Аты Борисом Петренко она познакомилась недавно ,когда ездила в столицу Казахстана с редакционным заданием,и,видимо,романтические отношения развивались так успешно,что уже к концу ее недлинной командировки симпатичный инженер сделал ей предложение руки и сердца,на которое Мартина согласилась.


Поэтому сразу после возвращения она сообщила родственникам и коллегам по работе о предстоящих изменениях в ее личной жизни,взяла отпуск,заказала себе на начало августа туристскую визу в СССР с правом посещения Алма-Аты,и даже приобрела свадебное платье,поскольку уже знала,что в Алма-Ате такой красивый наряд ей не найти.


Начальник Мартины,надо отдать ему должное,сделал все,что мог сделать: он разослал запросы в МИД ФРГ, в советское посольство , в посольство ФРГ в Москве,пригрозив,что если не получит определенного ответа,то начнет в прессе массовую компанию,в которую наверняка из чувства корпоративной солидарности включатся все ведущие западногерманские издания.


Из открытого письма Курта Герольда,опубликованного в «Франкфуртер рундшау»:

«Пока нам не дадут обьяснений по поводу Мартины Кишке,наша газета отказывается принимать у себя представителей и делегации из Советского Союза. Мы часто слышали от приезжающих в ФРГ официальных представителей из СССР,что у них произошли большие изменения ,и они руководствуются принципами права,справедливости и человечности. Но дело Мартины Кишке дает нам убедительный пример господствующих в Советском Союзе порядков. Оно хорошо показывает глубокий разрыв между громкими фразами и тем,что там творится в действительности»


26 августа посольство СССР коротко уведомило семью Мартины Кишке,что их дочь арестована за противоправные действия и против нее возбуждено уголовное дело.



Из письма Курта Герольда Послу СССР в ФРГ Семену Царапкину:

«Мне незнакомы обстоятельства обвинений против Мартины Кишке. Но я предполагаю,что здесь произошла чудовищная ошибка. Мы были бы очень благодарны господину Послу,если бы он помог разьяснить эту ошибку»



Посольство СССР никак не отреагировало на письмо главного редактора,что очень задело Курта Герольда.


Через две недели он разражается гневной статьей в своей газете:


«Мы готовы сделать все,от нас зависящее,в том числе и совместно с Советским Союзом,для укрепления взаимопонимания. Но мы не потерпим,когда советская сторона, от посла в Бонне до руководителей СССР ,игнорируя наши предложения,демонстрирует полное пренебрежение к существующим правовым нормам…

…До сегодняшнего дня мы старались придерживаться нейтральной позиции,что далось нам совсем нелегко. Мы понимали,что в этой ситуации Советский Союз не хочет терять свое лицо. Мы думаем,что самый разумный выход из положения – высылка Мартины Кишке из СССР».



Вскоре после этого последовало краткое разьяснение от КГБ СССР. В нем говорилось,что Мартина Кишке разоблачена,как агент западногерманской разведслужбы BND (Bundesnachrichtendienst), обвиняется в шпионаже и находится в следственном изоляторе КГБ в Москве. О возможной высылке речь не шла – Мартине Кишке предстоял в СССР судебный процесс по очень серьезной статье.


Теперь делом Мартины Кишке занялись уже официальные власти. Представитель Посольства ФРГ после 5 недель ареста был наконец допущен в следственный изолятор,где убедился,что задержана действительно Мартина Кишке,журналистка и жительница Франкфурта-на-Майне,и что у нее особых претензий к условиям содержания нет:

” В моей камере есть умывальник и туалет. Следователь КГБ,ведущий мое дело,приносит мне немецкие книги и теплые вещи.Допросы начинаются не раньше 10 утра и заканчиваются к концу рабочего дня”.


Офицер КГБ,назвавшийся подполковником Фокиным,обьяснил дипломату,что Мартина Кишке действительно обвиняется в шпионаже,что доказательств ее шпионской деятельности собрано достаточно для этого обвинения,но в интересах следствия они представителю посольства до суда представлены не будут. В-общем, дело принимало серьезный оборот.


Понятно,что Мартине Кишке в ее ситуации требовался опытный адвокат. Такой специалист нашелся – адвокат из Восточного Берлина Вольфганг Фогель действительно имел уже достаточно большой опыт в решении шпионских вопросов.


В 1962 году он прославился тем,что смог организовать обмен арестованного в США полковника КГБ Вильяма Фишера на капитана ВВС США Фрэнсиса Гэри Пауэрса,сбитого в 1960 году над Свердловском, и поэтому его компетенция не вызывала сомнений. Но в деле Мартины Кишке юрист прямо-таки превзошел самого себя – если переговорами об обмене Фишера на Пауэрса он занимался почти два года,то сейчас,для того,чтобы «разрулить тему» журналистки,ему понадобилось меньше трех месяцев.


Заручившись принципиальным согласием обеих сторон о возможности обмена,адвокат Фогель начал подыскивать возможные варианты . Сначала он сьездил в Москву,где его уже хорошо знали, и выяснил,на кого советский КГБ готов обменять журналистку. Для КГБ самой приемлемой кандидатурой был Хайнц Фельфе – бывший сотрудник BND и давний агент КГБ, разоблаченный в 1962 году и приговоренный к 14 годам тюрьмы.


Однако в Бонне Фогелю ясно дали понять,что такой вариант неприемлем – Фельфе слишком важная фигура для обмена на журналистку.Хотя одновременно был предложен и альтернативный вариант – бывший депутат бундестага и член комитета по обороне Альфред Френцель,умудрившийся продать чехословацкой разведке документы о противовоздушной обороне ФРГ,и уже пятый год томившийся за это в западногерманских застенках. КГБ с этим вариантом,скрепя сердце,согласился,но тут неожиданно задний ход дали переговорщики из Бонна,заявив,что и Френцель слишком крут для обмена на Мартину Кишке.


В общем,тут уже пошел банальный торг,в котором Фогель чувствовал себя как рыба в воде. Он едет в Берлин,обращается в МГБ ГДР с просьбой предложить для обмена дополнительно кого-нибудь из разоблаченных агентов BND. Шеф госбезопасности ГДР Эрик Мильке,очень дороживший сотрудничеством с советскими коллегами, дает добро на обмен двух не особо важных шпионов,Бонн и Москва соглашаются с этим вариантом,и уже к середине декабря обменная операция была согласована во всех подробностях.



Из статьи «Дело Мартины Кишке» в газете «Die Zeit»от 13 августа 1993 года:

« Утром 26 декабря Вольфганг Фогель в сопровождений двух офицеров МГБ ГДР приехал в аэропорт Шонефельд,где его уже ждал готовый к вылету личный самолет Вальтера Ульбрихта. В Москве,прямо у трапа его уже ждали две машины с офицерами КГБ,которые прямиком доставили его на площадь Дзержинского. На втором этаже в комфортабельно обставленном кабинете его на приличном немецком приветствовал подтянутый,хорошо одетый офицер.представившийся «подполковником Фокиным».” Мы знаем Вас,как известного адвоката по международным делам,помним о вашем участии в освобождении полковника Абеля и благодарны за это” - сказал он. Затем нажал на кнопку под письменным столом,через некоторое время дверь открылась,и в кабинет в сопровождении конвоира вошла Мартина Кишке».

Когда адвокат Фогель приветствовал ее на немецком и представился,Мартина Кишке,как она потом вспоминала,едва не потеряла сознание. Она сразу подумала,что следствие по ее делу закончено,и КГБ пригласил ей немецкого адвоката для предстоящего показательного процесса (видимо смотрела в свое время показательный процесс над Пауэрсом). Но Фогель ее быстро успокоил,обьяснив,что дело ее прекращено,и уже сегодня она вернется домой. Тут Мартина Кишке опять чуть не упала в обморок,но уже по другой причине.



Вспоминает Мартина Кишке:

«По трапу со мной в самолет поднялись Фогель,переводчик и два офицера КГБ.В салоне были накрыты два стола,стюард разлил всем армянский коньяк. «Счастливого пути,Госпожа Кишке! Приезжайте опять в СССР!» - произнес тост один из офицеров. Я не знала,плакать мне или смеяться…»



Нельзя сказать, чтобы вся Западная Германия радовалась благополучному возвращению своей соотечественницы. Журналисты конечно жаждали узнать,что же случилось с их коллегой по перу в далекой Алма-Ате,но тут Мартина Кишке оказалось скупой на подробности,объяснив это тем,что дала слово советской секретной службе не рассказывать детали своего ареста и следствия,потому что это может повредить дальнейшим обменам.


А в целом же она пала жертвой провокации КГБ. Человек,который представился ей инженером Борисом Петренко,на самом деле оказался типичным агентом –«Ромео». Она влюбилась в него,согласилась выйти замуж,а он во время одной из поездок по Алма-Ате на его машине дал ей пачку сигарет и вышел якобы по делам. Тут же к машине подошли двое мужчин,потребовали выйти,в ее сумочке нашли эту пачку,в которой оказались микрофильмы со снимками каких-то секретных обьектов.


Газеты ФРГ некоторое время порассуждали о коварстве зловещего КГБ,но,поскольку подробностей этой истории по причине молчания всех фигурантов дела никому из журналистов узнать не удалось,тема эта вскоре иссякла.


Мартина Кишке возвратилась в свою газету,где проработала редактором женской страницы до 2000 года. Она стала одной из ведущих журналисток страны по женской тематике – мода, семья,кулинария,эмансипация были ее любимыми темами,на которых она заработала себе репутацию.


Правда,кроме женских вопросов,были еще две темы,которые добавили известности Фрау Кишке – она с удовольствием писала анонсы и рецензии на книги о России , детективы и шпионские романы.


Причем стала и здесь признанным авторитетом: в 1995-200 годах она регулярно избиралась в состав общегерманского жюри,присуждавшего премию «Лучший детектив года».


А вот о своих злоключениях в «Империи зла» Фрау Кишке так никому и не поведала ,ни разу не нарушив взятый ею на себя в далеком 1966 году обет молчания. Собственно говоря,ее об этом давно уже никто и не спрашивает – в Германии эта история прочно забыта.



Кто же Вы, Фрау Кишке?



В июне 1966 года СССР с официальным визитом посетил президент Франции Шарль де Голль. В программу визита генерала де Голля входило и посещение космодрома Байконур,где специально для него запланировали пуски ракеты-носителя «Восток-2» с метеорологическим спутником и двух межконтинентальных баллистических ракет «Р-16У».


Боевого генерала такая демонстрация мощи очень впечатлила и ходит байка,что он поинтересовался у Министра обороны Малиновского ,нацелены ли эти ракеты на Париж?


Малиновский ответил,что такие ракеты нацелены на столицы всех стран-членов НАТО,что,говорят, и побудило генерала принять решение о выходе Франции из военной организации Североатлантического блока.


Сопровождавшим президента Франции журналистам фотоаппараты при себе иметь запрещалось,но глаза закрывать их никто не заставлял,поэтому после возвращения делегации на Родину во французской прессе появились красочные описания этой демонстрации мощи Советов.


А вскоре из Центрального аппарата в КГБ Казахской ССР пришло письмо,в котором до сведения казахских чекистов доводилось,что в последнее время в посольства СССР в разных странах стали гораздо чаще поступать просьбы о выдаче советской визы с правом посещения Алма-Аты. Аналитики с Лубянки резонно предположили,что не все эти просьбы вызваны желанием полюбоваться красотами местности, и обязали казахских коллег усилить контроль за приезжающими иностранцами.


Вскоре пришла и более конкретная информация: в Посольство ФРГ в Бонне обратилась с просьбой о выдаче советской визы своей сотруднице Мартине Кишке редакция газеты «Франкфуртер рундшау»,и опять же с правом посещения Алма-Аты. Однако на Фрау Кишке уже имелась информация в органах госбезопасности Польши,Чехословакии и ГДР: во всех этих странах журналистка пыталась завязать знакомства,которые в разведке принято называть «вербовочными подходами».


Поэтому именно Мартине Кишке казахские чекисты решили уделить особое внимание.


Уже зная из ориентировки,что Кишке пытается использовать при знакомстве свое женское обаяние,решили использовать для проверки журналистки этот же метод: из числа сотрудников нашли симпатичного,пользующегося успехом у женщин офицера,разработали для него подробную «легенду»,на которую Кишке,если она в Алма-Ате выполняет не только редакционное задание,должна будет «клюнуть»,сделали ему подходящие документы на имя Бориса Петренко и ,по прибытии журналистки организовали «случайное» знакомство.


Знакомство состоялось,затем продолжилось,и вскоре «Борис Петренко» рассказал своей новой приятельнице,что у него есть заветная мечта уехать из СССР куда-нибудь в Европу,только вот он не знает,как это можно сделать легально. Мартина некоторое время никак на этот вопрос не реагировала,но незадолго перед отьездом сказала,что в принципе единственный надежный вариант выбраться из Казахстана в «свободный мир» - это фиктивный брак, и она готова ему в этом помочь.


Заявление в местную мэрию они могут подать сейчас,но, поскольку срок заявленного пребывания в Алма-Ате у нее уже заканчивается,зарегистрировать брак они смогут только в следующий ее приезд. А затем журналистка перевела разговор в чисто практическую плоскость: «Борису» будет очень сложно адаптироваться в Европе,если у него на руках не будет приличной суммы денег, а деньги эти он может заработать здесь и получить их уже по прибытии.


Сделать это можно следующим образом: ее редакция очень заинтересована в снимках космодрома Байконур ,о котором в Европе ходят легенды,но который пока никто не видел. За снимки космодрома газета может выложить немалые деньги,но сама она к сожалению это сделать не может, потому что иностранцам выезд за пределы Алма-Аты воспрещен.


А Борис по своей профессии может свободно ,не вызывая подозрений,разьезжать по всему Казахстану (по легенде «Борис Петренко» был действительно инженером-строителем,специалистом по гидротехническим сооружениям). Она понимает,что это связано с риском для «Бориса»,но зато это здорово приблизит его к исполнению своей мечты.


Борис некоторое время изображал колебания,даже страх,но желание «пробить окно в Европу» якобы пересилило, и он согласился.


Заявление в местный ЗАГС было вскоре подано,а перед отьездом « жених» получил от своей «возлюбленной» миниатюрный фотоаппарат,вовсе не похожий на журналистскую фотопринадлежность.


Мартина Кишке улетела домой во Франкфурт,а казахские чекисты стали размышлять,как вести дальнейшую ее разработку. Самым простым решением было бы задержать ее в момент получения снимков,но тогда доказать шпионскую деятельность журналистки будет очень сложно: Фрау Кишке будет утверждать ,что снимки ей были нужны для сенсационной газетной публикации,затем вмешается посольство ФРГ и дело скорее всего кончится тем,что Мартину Кишке просто придется выслать из СССР,не предьявив ей никаких обвинений.


Конец размышлениям положила Лубянка: Казахский КГБ обязали продолжить оперативную разработку журналистки до получения веских доказательств ее разведывательной деятельности. Приказ есть приказ,и казахские чекисты приступили к его выпонению. Была создана специальная оперативная группа,возглавил которую полковник Аскар Мустафин.


План был разработан несложный: «Борис» сообщает Мартине Кишке о выполнении ее просьбы,и,если журналистка возвращается в Алма-Ату,он передает ей снимки,потом в действие вступает группа наружного наблюдения,которая будет зафиксировать дальнейшие действия «невесты»,а дальше уже действовать по обстановке.


В-общем-то все и прошло по плану: «Борис» условными словами сообшил Мартине в телефонном разговоре о том,что снимки готовы,через некоторое время Фрау Кишке прилетает в Алма-Ату, получает их от него и попадает сразу под плотное наблюдение «наружки». Детали этой операции до сих пор не разглашаются,но результат ее известен: передача этих материалов дальше по шпионской цепочке была зафиксирована и основательно задокументирована.


Более того, были получены и другие доказательства,изобличающие корреспондента «Франкфуртер рундшау» в непрофильной деятельности.


В частности, в свой второй приезд Мартина Кишке уже была с «Борисом» более откровенна и,посчитав его вербовку состоявшейся,предложила ему за оставшееся до отьезда в Европу время заняться сбором информации,которая интересует уже не ее газету ,а другое Ведомство,которое платит за такие вещи куда более щедро,чем ее работодатели.


Для шифровки и дальнейшей передачи собранных данных «Борис» даже получил от Мартины шифроблокнот и письменные инструкции по связи,и весь этот процесс тщательно фиксировался «наружкой». Через несколько дней в момент передачи от «Бориса» очередной порции снимков Мартина Кишке была задержана,определена в следственный изолятор КГБ,а через два дня уже давала признательные показания.



Из рассказа Николая Петровича Ловягина,в 1966 году – начальника следственного отдела КГБ Казахской ССР:


« С Мартиной Кишке я познакомился только после ее ареста,когда мне поручили вести следствие по ее делу. До этого я даже не знал,что наши оперативники вели ее разработку. Но,познакомившись с материалами дела,сразу понял,что доказательная база здесь солидная, и даже без ее признания можно его будет передать в суд,надо только повести все формальные процессуальные действия. Однако Мартина Кишке быстро согласилась дать показания,что мне значительно облегчило работу»



Из официального сайта Комитета Национальной безопасности Казахстана:


В 60-е годы Управление контрразведки КГБ республики заинтересовалось туристкой из Федеративной Республики Германии Мартиной Кишке, разъезжавшей по странам Варшавского договора, которая устанавливала многочисленные связи с носителями государственных секретов. Приехала она и в Алма-Ату.


Фрау занялись опытные чекисты, среди которых был и Аскар Габбасович Мустафин, бывший в то время начальником информационно-аналитического отдела Управления КГБ Казахской ССР. Дело взял под личный контроль Председатель КГБ Республики Г. С. Евдокименко.


Мартине Кишке был подставлен агент Н., вызвавший у нее доверие. В одну из встреч он поделился с ней давней мечтой - эмигрировать из Советского Союза в одну из европейских стран. Вырваться за «железный занавес» в 60-е годы было делом чрезвычайно трудным и это тоже сыграло свою роль в том, что фрау Мартина решила его завербовать. Получив согласие в разведцентре, она вовлекла нашего сотрудника в свою сеть.


Дальше началась игра. Разработчики готовили, а Н. передавал Кишке дезинформацию, которую она отправляла в ФРГ. Все действия шпионки фиксировались на кино-, фотосъемку, делались видеозаписи, чтобы потом предъявить в суде.


За разработку и проведение операции по разоблачению Мартины Кишке Аскар Мустафин был награжден орденом «Знак Почета».



Из рассказа Н.П.Ловягина:


Дело Мартины Кишке я так и не успел закончить – его забрали в Москву,так же,как и саму подследственную. Я сам отправлял ее спецрейсом…


Поскольку в материалах дела было много фото- и кинодокументов, мастера кино с Лубянки сделали на их основе учебный фильм «Кобра», который потом показывали курсантам спецшкол КГБ, как образец блестяще проведенной контрразведывательной операции.


А свадебное платье Мартины Кишке наверное так и осталась в вещдоках ее дела. Скорее всего,его уничтожили.


Мартина Кишке,похоже, после возвращения больше не занималась шпионскими глупостями .


Сейчас  пенсионерка фрау Кишке живет где-то в пригороде Франкфурта-на-Майне.


Генерал-лейтенанта Аскара Мустафина и полковника Николая Ловягина уже нет в живых.


В 2008 году умер и адвокат Вольфганг Фогель. Он,кстати,сумел в 1969 году организовать и обмен Хайнца Фельфе.


Бывший оберштурмфюрер СС получил по приезде в Москву звание полковника КГБ и заслуженные ордена Красного знамени и Красной звезды.


Он умер в Берлине 8 августа 2008 года,за две недели до смерти адвоката Фогеля.

http://forum.agentura.ru/forum/viewtopic.php?f=3&t=8094

Показать полностью
64

Охотники за танками. Часть пятая. Капитан Драмарецкий

Начало: Охотники за танками. Часть первая.Полковник Антошкин

Охотники за танками. Часть вторая.Лейтенант Смильский

Охотники за танками. Часть третья. Старший лейтенант Брехов

Охотники за танками. Часть четвертая. Младший лейтенант  Пономарев

Леонтий Фомич Драмарецкий (17 января 1908 - ?).

Охотники за танками. Часть пятая. Капитан Драмарецкий Великая Отечественная война, СССР, Герои, Память, Длиннопост

В жизни Леонтия Драмарецкого было все. Взлеты и падения. Война и подвиги. Плен и ужасы немецких лагерей. Его награждали орденами.


Потом – числили среди пропавших без вести.


После освобождения из плена, – подвергали проверке.


Что же сегодня известно потомкам о боевом пути штурмовика Леонтия Фомича Драмарецкого?


Родился 17 января 1908 года на Украине, в деревне Павловка нынешнего Жашковского района Черкасской области. В восемь лет мальчик остался без отца и, как тогда говорили, «пошел в найм»: пас овец и гусей, позднее работал чернорабочим, выучился сапожному ремеслу.


К сожалению, биографических данных о нем сохранилось немного. Следующее упоминание в открытых источниках мы находим уже в 1930 году, когда 22-летнего Леонтия призвали в армию.


Первый боевой опыт Леонтий Драмарецкий приобрел в период Советско-Финляндской войны, а начавшуюся Великую Отечественную встретил в должности замкомандира эскадрильи 62-го штурмового авиационного полка.


Бои в районе г. Холм, Старой Руссы. Разведка во вражеском тылу, атаки на аэродромы, автоколонны, переправы. 20 успешных боевых вылетов на 19 ноября 1941 года. Первая награда не заставила себя долго ждать – в ноябре летчик получил орден Красного Знамени.


Во время одного из разведвылетов звено под командованием старшего лейтенанта Драмарецкого было замечено и попало под массированный огонь зенитной артиллерии врага.


Ведя прицельный огонь, Драмарецкий сумел заставить замолчать батарею, но выйти из боя невредимым не удалось – были поврежден мотор и левая нога шасси. Несмотря на это, летчик спасся сам и сохранил машину, с трудом, но совершив посадку на аэродроме. А рядом с первым орденом на груди у Леонтия Фомича появился второй – Красной Звезды.


«Все боевые задания тов. Драмарецкий выполняет отлично», - так отзывался о нем командир 62-го штурмового авиаполка майор Како Семенович Сагарадзе. А приводимые в наградных документах данные полностью подтверждают слова комполка.


Сорок три уничтоженных автомашины, девять танков и триста солдат противника – такова боевая статистика Леонтия Драмарецкого к началу декабря 1941 года, когда командование оценило заслуги летчика вторым орденом Красного Знамени.


А дальше… Дальше мы встречаемся с Леонтием Фомичем Драмарецким только 15 августа 1942 года на территории Смоленской области, близ города Гжатска. В этот день восемь штурмовиков вылетели на очередное боевое задание.


Вел группу «охотников за танками» командир эскадрильи полка капитан Драмарецкий.


Удар штурмовиков по танковой колонне оказался крайне эффективным. Семь танков и двенадцать автомашин с боеприпасами были подожжены. Но, во время третьего захода, самолет командира группы был подбит и загорелся.


Добраться до своих уже не представлялось возможным. И летчик направил пылающий самолет в скопление немецких машин…


Эти события, подтвержденные другими штурмовиками, участвовавшими в вылете, нашли отражение в «Отчете о боевой работе 62 ШАП (штурмового авиаполка – ) за период с 14.8.1941 по 15.12.1942». Вот только Леонтий Драмарецкий в тот день сумел спастись. В списках безвозвратных потерь по 62-му полку он был обозначен как «не вернувшийся с боевого задания» и «пропавший без вести».


В действительности же Леонтий Драмарецкий оказался в немецком плену.


Его отправили в Шталаг Luft 2 – лагерь для военнопленных советских летчиков в польском городе Лодзи. В плену Драмарецкий находился до 23 марта 1945 года, испытав на себе все ужасы гитлеровских концлагерей.


После освобождения летчика направили в 12-ю запасную стрелковую дивизию для проведения необходимой проверки.


Что происходило дальше в жизни Леонтия Фомича Драмарецкого? Пока мы не можем ответить на этот вопрос.


Надеемся, что в будущем о жизни и подвигах бесстрашного «охотника за танками» летчика-штурмовика Драмарецкого удастся узнать подробнее.

Автор : Александр Гулин

vk.com › war_veterans › all

Показать полностью
40

Охотники за танками. Часть третья. Старший лейтенант Брехов

Начало : Охотники за танками. Часть первая.Полковник Антошкин

Охотники за танками. Часть вторая.Лейтенант Смильский

Охотники за танками. Часть третья. Старший лейтенант Брехов Великая Отечественная война, СССР, Герои, Память, Длиннопост

Герой Советского Союза Константин Владимирович Брехов (5 октября 1918 - 18 ноября 1987).

Охотники за танками. Часть третья. Старший лейтенант Брехов Великая Отечественная война, СССР, Герои, Память, Длиннопост

Старший лейтенант Брехов (на фото летчиков  – второй слева).


Константин Владимирович Брехов родился 5 октября 1918 года в селе Малые Алабухи нынешней Воронежской области. Его биография до войны очень типична для того времени. По происхождению – из крестьян.


Окончил школу, потом – железнодорожный техникум. Пока осваивал железнодорожную стезю, увлекся другой стихией, выучившись в местном аэроклубе. В 1938 году Константина Брехова призвали в армию, следующие два года он провел, обучаясь в Борисоглебской военной авиашколе пилотов.


Начало Великой Отечественной встретил в рядах действующей армии.


22 июля 1941 года – первая воздушная победа, сбитый «Юнкерс». В период с 15 по 29 августа – налеты на вражеские аэродромы, автоколонны.


17 августа, в разгар боя, Константин, в буквальном смысле, прикрыл своей машиной самолет командира звена от зенитного огня и огнем бортового оружия подавил вражескую батарею.


К 1 ноября на счету Брехова было уже 24 успешных боевых вылета. Насколько успешных? На этот вопрос отвечают наградные документы: «18.10 сего года… атака мотопехоты и танков противника – уничтожено до 7 танков, 16 тачанок, до 100 немецких солдат… 22.10… уничтожено 5 танков, до 20 автомашин… 23.10… уничтожено до 200 солдат и офицеров…25.10… уничтожено 3 зенитных орудия...».


Кстати, 25 октября 1941-го, во время второго вылета, самолет Брехова был подбит, а сам летчик получил тяжелое ранение в руку. Несмотря на сильную боль, Константин Владимирович сумел-таки вывести машину из боя и дотянуть до своих.


Орден Красного Знамени в ноябре, два ордена Красной Звезды в декабре 1941-го - так командование ценило боевые заслуги летчика-штурмовика Брехова. А впереди его ждали новые победы…


85 боевых вылетов. 20 уничтоженных танков и столько же артиллерийских орудий – такова статистика Константина Брехова к концу 1942 года. «17 вылетов произвел с полной бомбовой нагрузкой и 27 боевых вылетов в исключительно сложных метеоусловиях… 27 раз был подбит зенитным огнем и истребителями противника, 3 раза был ранен…


Брехов отлично выполняет боевое задание командования».


Завершался наградной лист от 21 января 1943 года словами: «Достоин высшей награды – Присвоения Звания «Герой Советского Союза». А 1 мая того же года был издан соответствующий Указ Президиума Верховного Совета СССР.


В июле 1944 года майор Брехов принял под свое командование 956-й штурмовой авиаполк.


К февралю победного 1945-го на боевом счету летчиков полка значилось 1396 вылетов, в результаты которых штурмовики вывели из строя 80 танков, 575 машин с различными грузами, 75 грузовых вагонов, 55 полевых и 95 зенитных орудий, взорвали 40 складов с горючим и боеприпасами, сбили 11 самолетов, уничтожили 3500 солдат и офицеров врага.


Два танка, шесть автомашин, два орудия, три зенитные батареи – на счету комполка Брехова, который в феврале 1945 года был награжден орденом Александра Невского.


Военная служба для Константина Брехова продолжилась и после окончания войны. В 1947 году он окончил Высшие летно-тактические курсы, а в 1955-м – Военно-воздушную академию.


За год до этого в третий раз стал кавалером ордена Красной Звезды. В запас Константин Владимирович вышел в 1962 году в звании полковника.


Но небо не отпускало ветерана и после службы – до 1970 года Константин Владимирович Брехов руководил подразделением гражданской авиации в Оренбурге.


В середине 1970-х перебрался в Воронеж, работал инженером на автотранспортном предприятии.


Ушел из жизни Герой 18 ноября 1987 года.


Похоронили Константина Владимировича Брехова на Коминтерновском кладбище в Воронеже. А в 2001 году на стене дома, где он проживал, установили мемориальную доску.

Автор : Александр Гулин


vk.com › war_veterans › all

Показать полностью
89

Как лучший альпинист СССР дважды штурмовал Эльбрус без ног

«Жить инвалидом, но не быть им» – это девиз выдающегося советского альпиниста Андантина Белопухова. Парня с редким именем друзья и коллеги называли «Адик» или просто «Пух».

Адик родился в 1929 году в Крыму. Он обладал лучшими качествами детей военного поколения – упорством, оптимизмом, любознательностью, волей к жизни.


Студент МВТУ имени Баумана, он горел любой, как интеллектуальной, так и спортивной движухой – выпустился и стал кандидатом технических наук (а потом и доктором), прекрасным преподавателем, отличным лыжником и легкоатлетом.


И вот молодой преподаватель буквально заболевает горами. Прекрасная физическая форма + регулярные занятия = лучший альпинист страны в короткие сроки.

Как лучший альпинист СССР дважды штурмовал Эльбрус без ног Инвалид, Спинальная травма, Альпинизм, СССР, Преодоление, Горы, Герои, Длиннопост

Тут Андантину 28 лет. Скоро он будет на пике Победы

В 1958 году альпинисты штурмовали пик Победы, и двойка Андантин Белопухов/Валентин Божуков стала лучшей среди альпинистов СССР. Руководил тренировками Игорь Ерохин, практикующий так называемые скоростные восхождения.


В 1959 году Белопухов уже готовился к восхождению на Эверест в составе первой советско-китайской сборной. Экспедиция не состоялась, так как накануне у СССР расстроились отношения с Китаем.


А потом на одной из тренировок на пустынном шоссе 32-летнего Адика сбил самосвал. Тяжелейшая травма позвоночника, отсутствие перспектив встать на ноги, морфий, чудовищные боли... Несколько раз к друзьям в коридоре больницы выходил врач – сказать, что молодой мужчина умирает. Он выжил только потому, что в альпинистской жизни приобрёл навык выживать вопреки и назло.


В 1960-е годы о реабилитации спинальников имелось довольно смутное представление. Подразумевалось, что жизнь человека с полностью парализованной нижней частью тела зависит от врачей и от ухода близких.


Но Адик был против сиделок. Даже наоборот, он считал, что самое невыносимое в жизни спинальника – это приезд больного домой из больницы, в «тёплую семейную обстановку». Забота губит. Больной не научится сидеть, если над ним будут ворковать домашние, не сможет передвигаться по квартире на коляске, перелезать с неё на диван, умываться в неудобной раковине в крошечной советской ванной, готовить для себя. Он попросту этого не захочет – смирится и станет инвалидом по-настоящему.


Всё вышенаписанное – почти прямая цитата из книги Адика Белопухова «Я – спинальник», которая вышла в 1992 году. Но до неё ещё далеко, 25 лет. А пока после трагедии Белопухов вновь нажимает на науку – защищает диссертацию и становится самым молодым доктором технических наук в стране.


Вскоре начинаются походы, в которых Белопухов передвигается на коляске-рычажке. Москва – Киев, Москва – Куйбышев. Белопухов как опытный альпинист и теоретик консультирует экспедиции и однажды становится организатором альпинистского лагеря на Памире. Там ему приходит в голову мысль, что в горы можно не только взбираться, но и ползти.


Валентин Божуков – тот самый, из лучшей двойки страны – начинает помогать Белопухову вернуться в горы. Они хотят взойти на Эльбрус, который до травмы не раз был покорён Белопуховым ради тренировки. Ползти летом не получится – камни. А вот зимой… В общем, Адик долго не размышлял. Сам сшил себе комбинезон и приступил к тренировкам на ледниках. В перерывах между тренировками они с Божуковым летали на дельтапланах.

Как лучший альпинист СССР дважды штурмовал Эльбрус без ног Инвалид, Спинальная травма, Альпинизм, СССР, Преодоление, Горы, Герои, Длиннопост

Андатину 59 лет. Он взбирается на Эльбрус с друзьями


Первый раз на штурм Эльбруса Белопухов пополз в 1990-м. На высоте 5 000 метров группу застала сильная непогода. Пережидать её не было возможности, и альпинисты спустились в лагерь.


Зимой 1992 года Белопухов повторил попытку, но снова неудачно. К тому моменту друзья-альпинисты уже знали: у Адика онкология, он доживает в горах последние дни и пришёл с ними попрощаться. На этот раз группа спустилась с высоты в 4 000 метров. Вскоре после второй экспедиции спортсмен скончался.


Андантин Белопухов хотел создать учебное пособие для спинальников – тех, кто столкнулся бедой и не знает, как и чем жить дальше. Свою жизнь в книге «Я – спинальник» он рассмотрел лишь в качестве примера.


«Я верю: пока я жив, интереса к жизни не потеряю. И времени на всё хватит. А то, на что не хватит, не нужно...» Многие из героев, живущих вопреки всему, про которых проект «Подвиги» уже рассказал в инстаграме https://www.instagram.com/p0dvigi/, подписались бы под словами Андантина. Жизнь по-настоящему сильного человека принадлежит только ему, и если есть желание жить после трагедии, то есть и жизнь…

Показать полностью 2
178

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина?

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

«Планом Даллеса» по подрыву высокой морали советского человека до сих пор пугают впечатлительных. Ален Даллес и впрямь страстно ненавидел коммунистов. Он всеми фибрами души мечтал уничтожить СССР, положив на это миллиарды долларов и жизни тысяч своих агентов. Эффективность была такой, что Исаев-Штирлиц на его месте не справился бы с саботажем лучше.


Повествующая об этом книга Тима Вайнера «Наследие пепла» вышла в 2007 году. Она основана на анализе 50 тысяч документов из архивов ЦРУ и сотнях интервью с сотрудниками, включая десяток директоров разведки.


Автор получил Пулитцеровскую премию — и грандиозный скандал.


В Лэнгли книга вызвала скрежет зубовный, только вот опровергнуть выводы Вайнера никто так и не смог.


С официальной точки зрения ЦРУ, книга «представляет несбалансированный взгляд, и от неё стоит держаться подальше».


Тем она и прекрасна. А особенно прекрасна в ней история Алена Даллеса.


«Повелитель шпионов» презирал разведку. И аналитику тоже презирал. И даже к пропаганде, в циничном применении которой его обвиняют, относился скептически. Даллес и Фрэнк Виснер — его правая рука — были убеждены: все проблемы можно решить лихим ковбойским наскоком диверсионно-разведывательных групп.


Зачем Америке разведка?


Сразу после окончания Второй мировой войны Трумэн разогнал Управление стратегических служб (УСС). Оно специализировалось не столько на разведке, сколько на заброске эмигрантов-антифашистов в немецкий тыл. Не очень эффективной.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Трумэна утомило каждое утро читать ворох отчётов и газет, выискивая важное. Ещё его и комитет начальников штабов крайне беспокоило то, что об СССР, кроме наблюдений дипломатов, Америка не знает ничего.


«Ястребы» кричали, что Сталин клепает танки и создаёт бомбу. Как доклепает, сразу нападёт. Он же Сталин! Давайте жахнем первыми?


Жахать Трумэн не собирался, но для споров требовались аргументы. Разведданные о том, «хотят ли русские войны».


Он разрешил осаждавшим его ветеранам УСС, оставшимся без дел и бюджетов, создать небольшую группу. Для разведки и аналитики. И чтобы дайджесты писали, а к утру доставляли президенту! Одной из ключевых фигур проекта стал Даллес.


Вот только вести разведку новорождённое ЦРУ отказывалось. И даже на дайджесты «забило».


Всё идёт по плану — плану Даллеса!


Заниматься шпионажем ветераны УСС не умели, не любили и учиться не собирались. Некогда играть вдолгую, вот-вот русские танки рванут к Ла-Маншу и Суэцу.


На спасение мира от красных требовалось много денег, а провести их официально поначалу было невозможно. Конгрессмены съели бы за такую идею живьём. Даллесу и компании негласно разрешили заняться «распилом» плана Маршалла и некоторых других фондов.


На добытые сотни миллионов долларов в год можно было создать сильнейшую разведку. Вместо этого Даллес и Виснер пустили бо́льшую часть денег на один из самых идиотских проектов в истории спецслужб.


Станции ЦРУ наладили массовое производство диверсионно-разведывательных групп из безработных и голодных эмигрантов из Восточной Европы. Их наспех готовили, снаряжали как получится и забрасывали: в Галицию, в балтийские республики, в Польшу. Помогать антикоммунистическим повстанцам. Ведь зачем учиться тонкому искусству шпионажа, если можно заняться привычным по УСС делом?


На месте заброшенных почти всегда ждали заботливые руки и усталые глаза «майоров Прониных».


Операции проводились топорно — как и подготовка агентов. Задачи ставились уровня «найдите повстанцев и боритесь с коммунистами, как получится — доложите». Эмигрантские круги были набиты советской агентурой, а многие операции согласовывались с англичанами через Кима Филби (советский агент и один из руководителей британской разведки. — Прим. ред.). На Лубянке часто имели списки агентов и точки выброски раньше, чем сами «подопытные».

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Через несколько месяцев даже мистер Бин бы понял, что что-то идёт не так. Группы исчезали в никуда. Некоторые, впрочем, выходили на связь — и гнали дезу от МГБ СССР под бдительным присмотром всё тех же «майоров Прониных».


Даллесу и компании было… плевать. Если группы исчезают — значит, надо больше групп. И бюджетов тоже больше. А этих восточноевропейцев, часто по привычке зигующих начальству, ещё наберём.


Сколько сотен «героев антикоммунистического фронта» таким образом переправили прямо в руки советского министерства госбезопасности и их коллег — до сих пор неясно.


Проще, честнее, гуманнее и дешевле было бы посадить их всех на поезд и с оркестром отправить на Колыму. Но ЦРУ и Ален Даллес не искали лёгких путей в священной борьбе с коммунизмом. Даже если её эффективность была настолько отрицательной, что им впору было присуждать то ли ордена Ленина, то ли сталинские премии.


Фабрики фейков имени Алена Даллеса


А разведка? А не было разведки. Даже аналитического центра не было. Даже организованную пропаганду на «советский блок» — радио «Свободная Европа» — запустили после долгих проволочек только в 1950 году.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

То подобие отчётов, что всё же поступало в Белый дом, было фантастично. В буквальном смысле.


Там смешивались советская деза, бурная фантазия офицеров ЦРУ и рерайты отчётов дипломатов госдепартамента.


Станции ЦРУ в Берлине, Вене, Сеуле, Тайбее всё более откровенно работали как фабрики фейков. Причём не для коммунистов, а для Белого дома и Пентагона.


ЦРУ умудрились в первые годы холодной войны проспать решительно все важные действия красных. Просоветские перевороты в Чехословакии и Румынии, Берлинский кризис, создание советской атомной бомбы, вторжение коммунистов в Южную Корею и появление на фронте сотен тысяч китайских народных добровольцев. Ничего этого в ЦРУ не видели в упор до самого последнего момента.


О пользе пива и вреде пьянства


Крохи реальных данных попадали в распоряжение Белого дома и Пентагона самыми невероятными путями.


О том, что СССР не собирается наматывать на танковые гусеницы Западный Берлин, в 1948 году узнали благодаря… арахису.


Один из сотрудников берлинской станции ЦРУ помогал советскому офицеру из Карлсхорста добывать к пиву дефицитный на востоке арахис — и в благодарность снабжался интересной информацией. А ведь в Пентагоне уже прикидывали, сколько продержится берлинский гарнизон в начавшейся Третьей мировой.


Зато попавшая в руки ЦРУ пьяная болтовня советских генералов с тостами про «красный флаг над Стамбулом» чуть не убедила Вашингтон в том, что Сталин реально решил бросить танки на Царьград. Попытавшееся вмешаться и помешать прото-ЦРУ с треском проиграло партию румынской сигуранце. Вторжения меж тем никто не готовил.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Заниматься разведкой всерьёз Даллес и его люди не собирались. Вместо этого они пугали Вашингтон, что война близко. В октябре 1951 года они представили президенту доклад, что летом 1954 года СССР будет полностью готов к завоеванию Европы и Ближнего Востока. А когда будет готов — наверное и ударит.


Нужно больше бюджетов и всего остального. Пятнадцати тысяч сотрудников, пяти десятков станций и более полумиллиарда долларов в год категорически не хватает. Ведь русские идут!


Иллюзия бурной разведдеятельности


Уже в 1948 году разъярённый Трумэн потребовал объяснений. Комиссию по расследованию возглавил сам же Даллес. Тогда по политическим причинам не имевший поста директора разведки, но заправлявший очень многим. В докладе президенту ему пришлось признать, что существование Центрального разведывательного управления без собственно разведки немного… странно.


Некое подобие разведывательных и аналитических отделов было создано — но скорее «на отвали».


Забрасывать толпы обречённых агентов за железный занавес было проще и привычнее. А осваивать бесконтрольные бюджеты, выделенные на это, — ещё и очень приятно.


Впрочем, был в те годы у ЦРУ и успех. Оно не допустило победы коммунистов на выборах в Италии. Правда, заслуга Даллеса сотоварищи сводилась в основном к отстёгиванию правым партиям и католикам пары сотен миллионов долларов.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Дальше итальянцы «порешали» сами.


Агент Смит приходит на помощь


Некий «порядок в танковых войсках» в ЦРУ навели только в годы Корейской войны. Нет, срочно переброшенный Трумэном на пост директора разведки генерал и бывший посол в Москве Уолтер Беделл Смит не сумел покончить с идиотскими планами Даллеса. Политический вес последнего был уже слишком большим. Требования Смита заняться делом, закрыть очевидно провальные направления и прекратить вбухивать сотни жизней агентов и сотни миллионов долларов в никуда Даллес попросту проигнорировал.


Даже хуже — теперь таким же образом «утилизировались» тысячи корейцев и китайцев, которых конвейерным способом засылали за линию фронта прямиком в руки коммунистов. А масштабы фальсификации отчётов на фоне реального неведения как раз в Корее достигли особо наглого и безудержного размаха. В невозможности вступления в войну китайцев ЦРУ убеждало Трумэна даже в те часы, когда передовые американские части уже отбивались от их натиска.


Однако Смиту удалось привести в норму и наладить работу разведывательных и аналитических отделов ЦРУ. Трумэн наконец-то получил свои дайджесты. Более того, в 1951-52 годах впервые с момента создания ведомства из-за «железного занавеса» стала поступать нормальная, систематически собираемая разведывательная информация.


Она и легла в основу сводного аналитического отчёта ЦРУ об СССР, представленного новому президенту Эйзенхауэру сразу после смерти Сталина.


Вместе с политикой Хрущёва разведданные убедили американцев, что Советский Союз далёк от порождённого неведением образа свихнувшейся империи, которая только и ждёт удобного момента для удара.


В США выдохнули, маккартизм и шпиономания сгинули, началась разрядка.


А что Даллес? А Даллес вскоре после появления этого доклада сел в желанное кресло директора разведки США.


И наворотил ещё гору опасных авантюр и глупых провалов. Однако наследие генерала Смита продолжало жить и развиваться. Пусть и на правах бедной падчерицы: бо́льшая часть бюджетов уходила на любимые Даллесом «спецоперации» вроде высадки в Заливе свиней.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Позиций Даллеса не пошатнул даже громкий крах всех рассуждений о поддержке восточноевропейских антикоммунистов. В 1953-56 годах ГДР, Венгрию, Польшу, прежде боявшихся лишний раз вздохнуть, сотрясли массовые выступления и полномасштабные восстания.


Президент Эйзенхауэр интересовался: может ли ваше ЦРУ, мистер Даллес, помочь этим несчастным борцам за свободу, умирающим под гусеницами танков? Ведь вы столько про это говорили! Вы столько для этого сделали и потратили! Вы именно об этом мечтали! И вот — они восстали!


Даллес, потупив взор, отвечал, что реальные возможности ЦРУ и политические соображения в данный момент не позволяют осуществить эффективную поддержку повстанцев. Мы не забудем их жертвы, но вот сейчас никак. Чуть-чуть поддержим, но не более. Кстати, мистер президент, давайте заодно обсудим увеличение наших бюджетов?


Источник

Показать полностью 6
56

КУОС без грифа "секретно". Ч.2

Начало : КУОС без грифа "секретно". Ч.1

КУОС без грифа "секретно". Ч.2 КГБ, СССР, История, Длиннопост, Куос

— Кто еще из известных разведчиков-диверсантов передавал свое мастерство подрастающей смене?


— Постоянно встречался с куосовцами «майор Вихрь» — разведчик-нелегал полковник Алексей Ботян, ставший прототипом знаменитого героя Юлиана Семенова.


Практически каждый свой урок он подкреплял конкретными служебными историями.


Одна из них, пожалуй, самая знаменитая — о том, как его разведгруппой в годы войны было предотвращено разрушение немцами Кракова.


Я тоже с удовольствием слушал эти истории и помню, что «майор Вихрь» рассказывал, как в конце 1944 года его группа захватила языка — инженера-картографа из штаба тыловых подразделений вермахта, поляка по национальности.


Среди вещей у него обнаружили карту оборонительных сооружений, откуда разведчики Ботяна узнали, что в замке города Новы-Сонч неподалеку от Кракова немцы устроили огромный склад боеприпасов.


Взрывчатку завозили вагонами. Фашисты собирались заминировать мосты через реку Дунаец, Рожновскую плотину и культурные памятники Кракова, чтобы при отступлении взорвать, спровоцировав затопление.


Ботяну, прекрасно говорившему на польском, удалось перевербовать инженера, и тот сумел провести на территорию замка польского коммуниста, который принес мину и вложил ее в штабеля со снарядами.


Взрыв прогремел 18 января 1945 года, и Красная армия беспрепятственно вошла в Краков.


А еще, помню, Ботян любил стрелять из парабеллума, к которому привык во время войны. Несмотря на возраст, он почти всегда выбивал 39 из 40, давая фору многим куосовцам.


В КУОС были собраны уникальные преподавательские кадры, а разработанные ими методики были написаны кровью — своей и чужой, и это не фигура речи.


— Говорят, что обучение в КУОС давалось не всем. Не все выдерживали...


— Слушателей заставляли действовать в условиях постоянного физического и психологического напряжения. Поймите, мы готовили людей к самым экстремальным ситуациям, которые возможны во время специальных заданий, учили их, как переносить жару, терпеть голод, действовать ночью, спать на снегу и так далее.


Проблемами психологической адаптации личного состава подразделений спецназа занимались специалисты Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологии и коррекции КГБ СССР. Проще говоря, мы учили курсантов выживать и убивать в любых условиях. Например, учили метать обыкновенный гвоздь, но так, чтобы он попал именно в горло манекена.


Тренировки проходили на пределе, а то и за пределами человеческих возможностей.


Представьте, все боевое обучение, за исключением плавания, шло в бронежилетах.


Сам жилет весит 16 килограммов, можете взять пудовую гирю, и поймете, что это такое. Суть в том, что действовать потом без такого отягощения было гораздо легче, а на тренировках человек привыкал к тяжести.


Даже обыкновенные марш-броски мы превращали в проверку навыков выживания.


Например, по всему маршруту расставлялись разнообразные ловушки — растяжки, ямы, засады. Для имитации передвижения с раненым использовалась семидесятикилограммовая кукла. А вот теперь представьте: в бронежилете при полной выкладке с этой куклой курсанты бегали по 15—20 километров. Доходило до того, что после марша слушатели от души пинали «раненого» — снимали стресс.


Специфика программы КУОС была разработана на основе опыта боевой деятельности спецподразделений и партизанских формирований в период Великой Отечественной войны и боевых действий подразделений ВДВ, куда мы добавили полученные оперативным путем материалы о подготовке американских «зеленых беретов» и другой элиты мирового спецназа.


А что касается того, выдерживали или нет... Выдерживали. Ежегодно КУОС оканчивали около шестидесяти командиров оперативно-разведывательных групп специального назначения, и это действительно были лучшие из лучших.


— Кто контролировал учебный процесс?


— Обучение проводилось под личным контролем председателя КГБ СССР и его заместителей, которые сами наблюдали за учениями.


— Но если курсы были настолько уникальными, почему же их распустили?


— По моему мнению, это была одна из самых больших ошибок, отбросивших подготовку спецназа сразу на несколько лет назад. Плоды этого решения мы пожинаем и по сей день, теряя людей в боевых операциях.


Когда грубо и бездумно разрушают хорошо отлаженный механизм, его не восстановить потом ни за день, ни за месяц. А это был тот самый фундамент, на котором курсантам можно было надстраивать новые навыки и знания.


Обратите внимание: американцы ни одной своей подготовительной базы не закрыли и постоянно поддерживают боевой уровень частей специального назначения на высочайшем уровне.


Отсюда и успешная ликвидация бен Ладена, и удачные операции в Ираке и Афганистане. Безусловно, и нам есть что записать в актив — ликвидации Хаттаба, Басаева и Радуева, множество других операций. Я не хотел бы их обсуждать — во многих случаях погибли люди.


— Так, может, возродить курсы?


— Необходимость этого решения лично мне совершенно очевидна — будущее за спецназом, даже если завтра воевать будут роботы. Войны и региональные конфликты последних лет показали, что вестись и выигрываться они будут исключительно хорошо подготовленными профессионалами. Это означает, что роль разведчиков специального назначения многократно возрастает.


Нынешние события на Ближнем Востоке, где активно действуют разведчики, заставляют нас, ветеранов, говорить о необходимости воссоздания КУОС, и времени на раскачку нет.


Сегодня есть достаточное количество профессионалов, которые смогли бы начать новую эру в подготовке настоящих универсальных солдат. Человечество вступает в период войн нового типа, для которых главной задачей будет не физическое уничтожение противника, а подрыв его военной мощи изнутри. И главная роль при этом отводится именно спецназу.

КУОС без грифа "секретно". Ч.2 КГБ, СССР, История, Длиннопост, Куос
КУОС без грифа "секретно". Ч.2 КГБ, СССР, История, Длиннопост, Куос
КУОС без грифа "секретно". Ч.2 КГБ, СССР, История, Длиннопост, Куос

Источники : http://cripo.com.ua/persons/?p=152831/

https://vpk-news.ru/articles/1647

Показать полностью 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: