175

26 июля - "День Бересты"

26 июля 1951 года на месте Неревского конца, жилого района древнего Новгорода была обнаружена первая берестяная грамота средневековой Руси. Наши далекие предки "заговорили" с нами, рассказывая о человеческих взаимоотношениях, экономических связях, конфликтах, о любви и смерти.

26 июля - "День Бересты" Лига историков, Древняя Русь, Великий Новгород, Берестяные грамоты, Длиннопост

Раскоп на Дмитриевской улице был поделен на два. Одним  руководила Гайда Андреевна Авдусина, вторым  руководил Валентин Лаврентьевич Янин. Первая грамота была найдена на раскопе Авдусиной - найдя грамоту, Н.Ф. Акулова передала ее в руки студентке-практикантке Валентине Матвеевой, а та передала ее Г.А. Авдусиной (все это происходит тут же в раскопе), которая позвала Артемия Владимировича Арциховского и из своих рук показала ему находку. В.Л. Янин стоял тут же через бровку и за всем этим наблюдал (забегая на день вперед, хочется сказать, что вторая берестяная грамота была найдена уже на его раскопе). А что же Арциховский?


""Главный драматический эффект пришелся на долю Артемия Владимировича. Оклик застал его стоящим на расчищаемой древней вымостке, которая вела с мостовой Холопьей улицы во двор усадьбы. И стоя на этой вымостке, как на пьедестале, с поднятым пальцем он в течение минуты на виду у всего раскопа не мог, задохнувшись, произнести ни одного слова, издавая лишь нечленораздельные звуки, потом не своим голосом выкрикнул: «Премия - сто рублей!» и потом: «Я этой находки ждал двадцать лет!». " - слова В.Л. Янина.

26 июля - "День Бересты" Лига историков, Древняя Русь, Великий Новгород, Берестяные грамоты, Длиннопост

Неревский раскоп в 1953 году

26 июля - "День Бересты" Лига историков, Древняя Русь, Великий Новгород, Берестяные грамоты, Длиннопост

Н.Ф. Акулова. 1964 г.


Н.Ф. Акулова во время своего отпуска пришла с подругами в археологическую экспедицию на подработки, где можно много чем заниматься не имея специального образования, а пройдя только инструктаж. Т.е по образованию она не была ни археологом, ни историком. Основная ее работа была на новгородском мебельном комбинате. На нем она проработала еще много лет и была награждена медалью "Ветеран труда". На момент находки она была уже не школьница и не студентка - ей было чуть больше 30 лет, у нее был маленький ребенок, а еще она находилась в декрете, что в свое время на правах юмора являлось объяснением почему так повезло именно ей.

26 июля - "День Бересты" Лига историков, Древняя Русь, Великий Новгород, Берестяные грамоты, Длиннопост

Вот так выглядит "свеженайденная" берестяная грамота. На фото грамота № 51 из Старой Руссы.

26 июля - "День Бересты" Лига историков, Древняя Русь, Великий Новгород, Берестяные грамоты, Длиннопост
26 июля - "День Бересты" Лига историков, Древняя Русь, Великий Новгород, Берестяные грамоты, Длиннопост

Обработка берестяной грамоты

26 июля 2006 года на доме, где жила Н.Ф. Акулова, на улице Десятинной д.17к1 была установлена памятная табличка с надписью "В этом доме жила Нина Федоровна Акулова (1921-2004 гг.) участница Новгородской археологической экспедиции. 26 июля 1951 г. обнаружила первую берестяную грамоту".

26 июля - "День Бересты" Лига историков, Древняя Русь, Великий Новгород, Берестяные грамоты, Длиннопост

С 2011 года "День Бересты" является официальным праздником Новгорода. В этот день проходят торжественные и памятные мероприятия, а к памятнику Нины Федоровны благодарные потомки несут цветы.

https://vk.com/@berestyanye_gramoty-nina-fedorovna-akulova

Найдены возможные дубликаты

+20
Тут недавно в пост про кольцо скорбящей матери набежало куча народу, считавших что черные археологи от официальных отличаются только тем, что черные брюлики для себя копают, а другие для государства. Так вот, уважаемые любители любителей побегать с миноискателем, черные эти грамоты бы просто выкинули на хер, в них драгметалов нет, и че написано хуй разберешь.
раскрыть ветку 1
+6
Да Полвека поэзии так и пропала.
+3

Привет из Гнездово - только вчера праздновали

раскрыть ветку 2
0

как там? разорять строительством памятник не перестали?

раскрыть ветку 1
+1

Пока прекратили, тот криминальный микромостик через Свинец так и не достроили

+3

нельзя не вспомнить)


От Радослава ко Хотеславоу Възми оу прасола 2 гривене и 5 коуно

Якове брате еби лежа ебехото аесово

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+4
«Радослав дает указание своему брату Хотеславу: "Возьми у прасола (торговца) 2 гривны и 5 кун". Это указание Хотеславу резко не понравилось; возможно, брат отсылает его к прасолу вместо того, чтобы просто отдать свой долг (ср. новгородскую берестяную грамоту XIV в. № 690). Он ответил язвительно и не стесняясь формой выражения. Обращение Якове брате (а не Радославе) — по-видимому, ироническое или даже саркастическое: Хотеслав называет брата не мирским, а крестильным именем, да еще со словом брате; надо полагать, что это было уместно лишь в церковной или в особо торжественной ситуации, но никак не в сочетании с последующей грубостью. Примерный смысл его ответа — 'Не оригинальничай (веди себя как все)'. По общей тональности такую реплику можно сравнить с современными репликами типа 'А ну, полегче!' К этому Хотеслав присовокупил два замысловатых эпитета для Радослава-Якова: ебехота 'похотливый' и менее ясное аесова — по-видимому, сложное слово из ае 'яйцо' и совати. Весь ответ Хотеслава — яркое свидетельство высокой изобретательности древнерусского человека в сфере небанальных ругательств.»
+3

Что написано то в грамоте было?

раскрыть ветку 7
+1

---(с)-остер…(села)…[и]юӏѳомѣшлоӏ(даруӏп)озематрицатьӏтрибл

(ѣ)[а]слути(ѧноваселашлоӏп)оземаӏдару(побѣл)кѣасменоваселашло

(ӏпо)земаӏд(ару)----------блъӏполотьас-----инаселашлоӏпозема

ӏдарумблъӏ…(ас)…[ик]---инаселашло[ӏ](позе)маӏдарукблъӏшестьблъ

асвасильѥвас[е](ла-бл)ъа[с]--руньскогосела(шло)кблъдаруасовсѣѥвасел

ашлокблъдаруашадринаселашлокблъдар(усо)[с]иповаселаӏпоземаӏда

рушломблъбезъдвусошвинаселашло(д)арук{блъ}блъугаѳановасела

шлоӏпоземаӏдарулблъбездвоазбабинихъ(се)лашлоӏпоземаӏдарулблъ

(ас------селашлоӏ)поземаӏдарушестьдесѧтъблъӏпо{ло}лотьахариѧновасе

(лашлодару)…(ас)…моховаселашлодарукблъасменовастан[у]ӏѥву

(шло-----------бѣ)[л]каѳомѣдкацисолоду-[ѡ̈вс]а[л]кадецьвка

(ци-----------ка)цирж(и)--ружиногошлос…

… побѣлкѣ

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+10

Очень понятно, спасибо. Это многое объясняет.

раскрыть ветку 1
0

Аналогичный вопрос интересует)

раскрыть ветку 3
0
Запись состояла из 13 строк. Ученые проанализировали каждое слово и обрывок фразы и выяснили, что речь в рукописи (предполагают, что XIV века) шла о феодальных повинностях – вопросах позема и дара (дохода и оброка).
раскрыть ветку 2
+2

Меня больше всего удивляет, что нужно говорить "берЁста" с ударением на ё. Жизнь меня к такому не готовила.

раскрыть ветку 1
0
Говори, как тебе удобно.
+3
А разве не агенты Романовых подбрасывали/ют берестяные грамоты в исторический слой? ( Это сарказм)
раскрыть ветку 1
0
В Доромановские культурные слои, чтобы их нашли только в СССР
+1
Это очень интересно.
0

И я там был, землю рыл, 10 - 15 рублей за квадрат платили...

0
Где то выкладывали сайт с переводом всех найденных берёст.
раскрыть ветку 1
0
Так вот же он
http://gramoty.ru/
Похожие посты
409

Человек, познавший Средневековье: умер великий историк Валентин Янин

В Москве скончался знаменитый российский историк, крупнейший исследователь берестяных грамот Валентин Янин.

Как сообщает ТАСС, выдающийся археолог и исследователь Новгородской Руси умер в возрасте 90 лет. Об утрате сообщила вдова ученого, профессор кафедры археологии МГУ Елена Рыбина.

"Абсолютно невосполнимая утрата", - рассказала Рыбина.

Член Российской академии наук Валентин Янин посвятил жизнь исследованию отечественного Средневековья. Он посвятил всю жизнь раскопкам в Новгороде, где в 1951 году была найдена первая берестяная грамота - местная земля позволила хорошо сохранить дерево.

Он первым стал использовать берестяные грамоты в качестве исторического источника, воссоздал историю денежно-весовых систем Руси, политических институтов и принципов формирования государственного устройства Новгорода.

Янин стал автором 700 научных работ, в том числе 23 научно-популярных книг, получил орден "За заслуги перед Отечеством" IV степени и множество других наград.

120

Древнерусский миксер

Что скрыто в запасниках Новгородской археологической экспедиции?


Каждый год археологические исследования приносят сотни и тысячи новых находок, большинство которых не связанный с наукой человек, к сожалению, никогда не увидит. В Новгородской археологической экспедиции (НАЭ) за её более чем 80-летнюю историю было обнаружено свыше 150 000 индивидуальных находок – даже при большом желании невозможно не то что выставить их все в музеях, но даже как следует описать в специальной научной литературе.

Древнерусский миксер Лига историков, История повседневности, Быт, Великий Новгород, Длиннопост

Находки Новгородской археологической экспедиции экспонируются в музее Кафедры археологии Исторического факультета МГУ, который открыт, к сожалению, только для сотрудников и студентов вуза.

Кожаная маска


За время археологических исследований в Великом Новгороде было найдено несколько кожаных масок с прорезями для глаз и рта. Большинство из них относятся к XIII веку. По внешнему виду их можно разделить на три типа: зооморфные (изображающие животных), антропоморфные (изображающие человека) и смешанного типа (вероятно, изображающие мифических персонажей). К маскам иногда пришивали бороду, усы и брови.


Распространено мнение, что маски в Новгороде использовали скоморохи, разыгрывавшие в честь языческих богов театральные действа с ритуальным танцами и ряжением (т.е. переодеванием). Безусловно, полностью исключить вариант использования масок для увеселения народа мы не можем, но в то же время пока не известно ни одного факта, прямо подтверждающего эту гипотезу. Боле того, внешний вид маски в большинстве случаев может скорее напугать, чем насмешить. Это противоречит общепринятому представлению об увеселительной роли скоморохов, которые были неизменными «профессиональными» заводилами на всех праздниках.


Согласно другому предположению, маски могли использовать волхвы. Есть сведения о том, что в процессе обряда они закрывали лицо для общения с потусторонним миром и душами предков. Кроме того, маски могли применяться в религиозно-магических обрядов, нашедших отражение в календарных праздниках Древней Руси и напоминающих карнавалы в Европе. Из-за недостатка информации в источниках мы не можем предпочесть одну из версий – все они имеют право на существование.

Древнерусский миксер Лига историков, История повседневности, Быт, Великий Новгород, Длиннопост
Древнерусский миксер Лига историков, История повседневности, Быт, Великий Новгород, Длиннопост

Стеклянные браслеты


Стеклянные браслеты и их фрагменты – одна из самых массовых находок при раскопках древнерусских памятников. Такие браслеты – надёжный хронологический маркер (т. е. по ним можно датировать другие предметы), поскольку нам хорошо известно, что их максимальное распространение приходится на XIII век.


Браслет – это очень яркая и красочная находка. Встречаются образцы чёрного, синего, зелёного, бирюзового, жёлтого, коричневого, фиолетового цветов. Часто они перевиты жёлтыми, белыми, зелёными и красными спиралями. Большинство браслетов прозрачные, однако встречаются экземпляры из матового стекла. Цвет стекла браслетов находится в тесной связи с его химическим составом. Данные спектрального анализа показали, что большинство новгородских браслетов изготовлено из калиево-свинцово-кремнезёмного стекла.


Для изготовления браслета стеклянный стержень необходимого сечения вытягивали из заготовки той же формы, но большего диаметра. Впоследствии он (стержень) нарезался на отрезки необходимой длины. При повторном нагреве эти отрезки сгибались в обруч, образуя браслет. Концы при этом тщательно заделывались и заглаживались. Место стыка приобретало прямоугольное сечение. По технике изготовления различают круглые гладкие, витые, ложновитые, кручёные, кручёные с перевитием и другие виды таких браслетов.

Древнерусский миксер Лига историков, История повседневности, Быт, Великий Новгород, Длиннопост
Древнерусский миксер Лига историков, История повседневности, Быт, Великий Новгород, Длиннопост

Гребни


Костяные гребни, широко распространённые в Новгороде, типологически и хронологически существенно отличаются друг от друга. Наиболее ранний тип – наборные односторонние гребни-расчёски с футлярами. Исследователи предполагают их скандинавское происхождение. Такие гребни бытуют с X до середины XI века, а затем постепенно выходят из употребления. В самом конце X века появляются цельные двусторонние гребни с частыми и редкими зубьями. Они бытуют весь XI век, а в первой половине XII столетия начинают постепенно исчезать. В зависимости от формы, пропорций и орнаментации, гребни этой группы разделяются на несколько типов. Гребни трапециевидной формы появляются лишь в начале XII века и бытуют довольно долго, а прямоугольные плоские гребни возникают в начале XIV века. В середине XII столетия цельные двусторонние гребни постепенно сменяются новой группой – двусторонними наборными гребнями. Они широко распространены в XII и XIII веках.

Древнерусский миксер Лига историков, История повседневности, Быт, Великий Новгород, Длиннопост

А что перед нами на следующей фотографии? Палка с несколькими сучками? На самом деле это мутовка, которую, по этнографическим данным, использовали для взбалтывания, перемешивания и взбивания различных жидкостей и смесей – например, теста. Именно так выглядел древнерусский миксер.

Древнерусский миксер Лига историков, История повседневности, Быт, Великий Новгород, Длиннопост

источник

Показать полностью 6
712

Древнерусский протокол допроса. Кто украл бобров?

28 октября, в МГУ состоялась традиционная лекция о берестяных грамотах из находок текущего года. Второй год подряд лекцию читал лингвист Алексей Гиппиус. Самым ярким моментом лекции стал рассказ о берестяной грамоте № 1121.

2019 год принес «берестологам» одиннадцать находок. Девять грамот нашлось в Новгороде, и две — в Старой Руссе. Замечательных писем и драматических жизненных ситуаций вроде «проданного сына» и злой мачехи, ругающей падчерицу «вражиной», как в прошлом году, не нашлось. Тем не менее кое-что любопытное и в историческом, и в лингвистическом отношении в новых грамотах имеется.

Древнерусский протокол допроса. Кто украл бобров? Лига историков, Берестяные грамоты, Великий Новгород, Бобры, Видео, Длиннопост

Грамота № 1121 была в древности уничтожена очень тщательно. Тот, кто ее рвал, еще и расслоил, оторвав верхний слой бересты. На фото виден более светлый фрагмент - это и есть участок с верхним слоем. 

… [: и ѧ]з[ъ] крале бебрꙑ : про дан[ь] :и: (=8) гриве :

въ беб[ръ]хъ : а се крали :к: (=20) мѣ[х]ъ ѫ мило‐

мъ тать въ… … (грв)[ноу] .:

«Бебры» — это, конечно, «бобры» (такая форма слова часто встречалась на Руси — она есть в том числе в «Слове о полку Игореве»). Из текста грамоты следует, что некто украл двадцать (полсорока) шкур бобров. Двадцать – число неслучайное, меха на Руси исчисляли «сороками».


Но кто же крал бобров?


Алексей Гиппиус предложил аудитории подключиться к расследованию и попытаться выяснить, кто крал бобровые шкуры.

Древнерусский протокол допроса. Кто украл бобров? Лига историков, Берестяные грамоты, Великий Новгород, Бобры, Видео, Длиннопост

Перед словом «крале» сохранились крохотные фрагменты четырех букв – точки и черточки, расшифровка которых помогла бы узнать имя преступника. Звучали разные забавные версии: может быть, бобров крал некий князь? Язь? Лях?


Для начала грамоты напрашивается чтение «князь», но князь, ворующий бобров, попавшийся на краже и подследственный - фигура крайне маловероятная. А может быть, бобры украли князя? Но с помощью реконструкции фрагментов и анализа возможных вариантов ученые пришли к отгадке: обрывок грамоты № 1121 скрывал древнее написание слова «Я». «И я крал бобров…» Чистосердечное признание?


«Это нормальная стандартная форма так называемых расспросных речей Разбойного приказа, когда расспрашивается «тать». Сначала сообщается о том, что было украдено, а потом: «и тать такой-то винился и говорил: крал-де, грабил-де…» Так что самое вероятное, что перед нами – запись допросов пойманных разбойников», - пояснил Алексей Гиппиус.


Похожие показания есть в поздних документах XVII века, где выявляется целая организованная преступная группировка, разумеется, с участием официального стража порядка:


«Да в нынешнем же во 156-м году (то есть 1648 году) ноября в 29 день пойман тать Тимошка с поличным. И тать Тимошка пытан, а в распросе и с пытки винился: Яковлева человека Нелединского грабил, а товарищи с ним были Ивашко Гончей, Федка Куроедка, Микитка Тулещик, Судного Московского приказу пристав Логинко, да гулящей человек Игнашко».


Далее в грамоте упоминаются «8 гривен за бобров», слова «про дань» — возможно, конспективная запись дальнейших показаний вора или заголовок следующей части. Потом речь идет о краже 20 мехов у Мило… (Милонега, Милоста) и упоминается «сам тать».


Таким образом, береста № 1121 - это фрагмент протокола судебного дела, последовательные записи об эпизодах кражи (ср. официальную формулу «а се…», то есть «а вот…»). Это древнейший образец древнерусской судебной документации.

Древнерусский протокол допроса. Кто украл бобров? Лига историков, Берестяные грамоты, Великий Новгород, Бобры, Видео, Длиннопост

«То, что в отправлении судебной процедуры участвовали писцы, следует из соответствующей статьи «Русской Правды». Но продукция этих писцов до сих пор нам совершенно известна не была. Вообще, XI-XII века - это «добюрократический» период в истории русского права. И вот эта грамота – очень ценное свидетельство существования такой судебной документации уже в начале XII века», - сказал Алексей Гиппиус.

https://53news.ru/novosti/52182-novgorodskaya-berestyanaya-g...

https://nplus1.ru/material/2019/10/29/birchbark-documents-20...

https://arzamas.academy/mag/745-beresta

Показать полностью 2 1
139

Новгородская земля в XII — XIII веках. Роль торговли. Являлась ли «новгородская модель» альтернативным путём развития России? (Конспект 11)

Новгородская земля в XII — XIII веках. Роль торговли. Являлась ли «новгородская модель» альтернативным путём развития России? (Конспект 11) История России, История, Древняя Русь, Великий Новгород, Длиннопост

«Новгородский торг» — картина Аполлинария Васнецова

Предыстория (IX — XI вв.)

Ещё в IX — XI веках Новгородская земля обладала важными отличиями от других древнерусских земель. Местная верхушка словен, кривичей и чуди, пригласившая в IX веке варяжского конунга стать военным вождем союза, не была поглощена князем и его дружиной и продолжала оставаться могущественной внутриполитической силой. Несмотря на это, к XI веку позиция князя, представлявшему здесь интересы Киева, значительно окрепла. Об этом в частности свидетельствует тот факт, что князь переехал из Рюрикова городища — в Новгород.

К XI веку в Новгороде существовало четкое социальное расслоение. Так в руках местной верхушки — бояр —находилась значительная часть денежных средств, которые были накоплены в процессе сбора дани с местного населения. В XI веке Новгородской землёй совместно управляли верхушка местной городской общины и наместник киевского князя с дружиной, при этом главенствующая роль была у князя. Однако в 80-ые годы того же века данное положение дел начало меняться. Новгородская городская община стремилась усилить свою роль в управлении Новгородской землёй. Этому также способствовал наметившийся глубокий внутриполитический кризис Древнерусского государства. В 1088 году киевский князь Всеволод Ярославич прислал в Новгород на правление своего малолетнего внука Мстислава, сына Владимира Мономаха. В это время рядом с князем появляется соправитель — посадник, выбранный самими новгородцами.

Борьба городской общины с княжеской властью.

В конце второго десятилетия XII века Владимир Мономах пытался вернуть былую первостепенную роль киевского наместника в Новгороде, посадив в Новгороде вопреки воли бояр своего внука князя Всеволода Мстиславича. Формально двоевластие сохранилось, однако посадник назначался из Киева. Данную политику продолжал и сын Мономаха — Мстислав. Однако после его смерти в 1132 году власть киевского наместника Всеволода Мстиславича резко ослабла, лишившись внешней поддержки из Киева. В 1136 году Всеволод Мстиславич был окончательно выслан из Новгорода, и на стол приглашён черниговский князь Святослав Ольгович, который также был изгнан через год.

«В дальнейшем, успешно лавируя между враждебными княжествами и союзами княжеств, новгородцы добились того, что во второй половине XII века все древнерусские князья признавали за ними право приглашать на новгородский стол князя по собственному желанию (так называемая вольность в князьях). Высшим органом власти в Новгородской земле стало собрание жителей города — вече, которое решало, какого князя пригласить на новгородский стол и на каких условиях он будет управлять Новгородской землёй. Без согласия веча князь не мог принимать важных политических решений».
История России с древнейших времён до конца XVII века. Под редакцией Милова. М. 2006, с.131

Новгородская земля в XII — XIII веках. Роль торговли. Являлась ли «новгородская модель» альтернативным путём развития России? (Конспект 11) История России, История, Древняя Русь, Великий Новгород, Длиннопост

«Новгородское вече». Работа А. П. Рябушкина

Таким образом в Новгородской земле XII века князь утратил типичные для других древнерусских земель прерогативы:

- Новгородская епископская кафедра была тесно связана с княжеской властью. С 1156 года епископ стал избираться на вече;

- К 30-ым годам XII века — посадник стал вновь избираться на вече, а к 80-ым годам и тысяцкий, ранее избиравшейся из мужей князя.

- От князя к Новгороду перешёл торговый суд и доходы от пошлин за взвешивание мёда и воска и измерение тканей.

Итак новгородское боярство, в отличие от ростовского, сумело одержать верх над князем благодаря следующим факторам.

1. Новгородские бояре сумели добиться единства действий с другими важными центрами Новгородской земли — Псковом и Ладогой.

2. Широкие круги населения Новгорода, в том числе купцы, поддержали не князя, а местное боярство. Причины такого поведения кроются в особом общественно-политическом устройстве Новгорода.

Общественно-политическая организация Новгорода.

По типу отношений между верхами и низами Новгородская земля ничем не отличалась от других древнерусских княжеств. Град-крепость (в данном случае Новгород) господствовал над подчиненной ему сельской округой. Социальная элита града жила на сборы и кормления за счёт сельского населения. Новгородские порядки отличились от других древнерусских земель тем, что вместо княжеской дружины в качестве господствующей социальной группы выступала новгородская городская община, делившаяся частью своих доходов с другими центрами Новгородской земли — Псковом и Ладогой. Ведущую роль в сборе и присвоении дани играла верхушка городской общины — боярство. Вместе с тем в организации походов за сбором дани и в распределении средств принимала участие вся городская община. Именно поэтому городская община была заинтересована в переходе власти от князя к верхушке этой общины — новгородскому боярству.

Княжеская власть была сохранена в урезанном виде. Князю и его дружине отводились определённые земли для кормления. Князь во время войны руководил войском. Вместе с посадником он выступал в роли верховного судьи и участвовал в раздаче волостей в кормление новгородским мужам.

Почему вообще в Новгороде сохранили институт княжеской власти? Выделяют две причины.

1. Предлагая Новгородский стол князю, связанного с одним из политических центров Древней Руси, Новгород обеспечивал себе его поддержку против других княжеств, угрожавших ему. Таким образом Новгород обеспечивал собственную независимость, лавирую между соперничающими политическими центрами Древней Руси.

2. Внутренняя структура новгородской городской общины была достаточно сложной. Новгород делился на территориальные объединения — «концы», во главе которых стояли боярские кланы. Кланы боролись между собой за власть и влияние, вовлекая в эту борьбу связанное с ними население концов. Такими конфликтами была переполнена внутриполитическая жизнь Новгорода XII — XIII вв. В этих условиях для сохранения единства городской общины новгородцы нуждались в существовании некоего арбитра, который мог бы регулировать спорные вопросы в отношениях между концами. Вместе с тем этот арбитр не должен был стать настолько сильным, чтобы встать над общиной и подчинить ее своё власти. Выход был найден в установлении практики совместного правления князя и выбранного главы городской общины — посадника. Посадник, как представитель Новгородцев, следил за тем, чтобы князь не усилил свою власть в ущерб Новгороду, а участие князя было определённой гарантией того, что посадник не превратит государственную власть в орудие защиты интересов боярского клана, к которому он принадлежал.

В первой половине XII века в Новгороде начинает появляться крупное феодальное землевладение, в первую очередь церковное (Юрьев монастырь, Пантелеймонов монастырь). Однако о крупных земельных владениях новгородских бояр в это время говорить не приходится. Рост крупного боярского землевладения относится к более позднему периоду: к концу XIII — началу XIV века, что привело к серьёзным изменениям структуры новгородского общества и характеру его политических институтов.

Купцы и ремесленники в Новгороде.

Новгород XII — XIII веков был уже крупным центром ремесла и торговли. Археологами на территории города были найдены изделия десятков ремесленных специальностей. Как говорилось выше простой житель Новгорода участвовал в сборе дани, как член своего конца, подчиняясь стоявшему во главе конца боярскому клану. Однако этим отношение верхов и низов в Новгороде не ограничивалось. У простых жителей города — торговцев и ремесленников, производивших и продававших на новгородском торгу свои изделия, были свои отдельные интересы, не совпадавшие с интересами бояр. Развитию ремёсла и торговли способствовало выгодное географическое положение горда на торговых путях, связывавших восток и запад Европы. Новгородские купцы везли на запад меха и воск из русских земель и Приуралья. Для защиты своих интересов новгородские купцы и ремесленники использовали «сотенную» организацию, созданную княжеской властью для управления городским населением и организации городского ополчения. Во главе вооруженного полка — «тысячи» — стоял тысяцкий, «тысяча» делилась на «сотни» в выборным «сотским». Сотни, в свою очередь, делились на улицы — самоуправляющийся единицы. Деление на сотни не совпадало с делением города на «концы». По-видимому, «концы» — это очень древние поселения, которые когда-то объединились в Новгород. Таким образом, в Новгороде был нахлёст двух территориальных организаций: сотской («уличанской») и «кончанской».

«Когда 80-х гг. XII в. князь уступил Новгороду торговый суд и сбор пошлин при продаже ряда важнейших товаров, то во главе торгового суда встал глава сотенной организации — выборный тысяцкий. Если посадник избирался из числа новгородских бояр, то тысяцкие в XII — XIII вв. из числа бояр не выбирались. Посаднику и новгородским боярам запрещалось «вступаться» в торговый суд и «всякаа дела торговаа». Вероятно, тысяцкий был в этот период главой торгово-ремесленного населения Новгорода и отстаивал его интересы. В руки сотских был передан контроль над мерилами и весами на городском торгу. Сотские получили даже право «строить дом святои Софии» вместе с новгородским епископом. Таким образом, заинтересованное в поддержке широких кругов городского населения в деле управления Новгородским государством новгородское боярство было вынуждено согласиться на предоставление ему определенной автономии в сфере торгово-ремесленной деятельности».
История России с древнейших времён до конца XVII века. Под редакцией Милова. М. 2006. Стр. 137
Новгородским источникам XII — XIII вв. известны два объединения новгородских купцов:

1. Иванское купечество (по названию патронального храма — церкви Ивана на Опоках) — обьединение торговцев воском, в их руках находились городские весы для взвешивания воска и доход от взимания при этом пошлин.

2. Объединение «заморских» купцов (патрональный храм — церковь Параскевы Пятницы) пришло в упадок вместе с торговлей на Балтийском море.

Роль торговли в истории Новгорода.

В начале XX века получила популярность концепция В. О. Ключевского, что торговля являлась основным фактором возникновения и существования Великого Новгорода. В советской историографии эта позиция была весьма прочной вплоть до 1930-х годов. Во второй половине XX века эта точка зрения вновь стала набирать как сторонников, так и противников. Ввозили в Новгород предметы роскоши и только отчасти сырьё для ремесленников. Экспорт же предоставлял возможности для покупки товаров. Современные историки, не отрицая важности торговли, с полной очевидностью выяснили, что основой хозяйства Новгородской земли было сельскохозяйственное производство наряду с развитым ремеслом.

Несколько слов о сельском хозяйстве. Средневековое общество было аграрным. Не представлял в этой области исключения и Новгород. Подавляющее большинство населения занималось сельским хозяйством. Город был тесно связан с сельской округой. Земельные богатства легли в основу могущества правящей верхушки — боярства — по мере развития крупного феодального землевладения, которое расцвело в более позднее время (к концу XIII — началу XIV века). До XIII века сельское хозяйство развивалось очень низкими темпами. Крестьяне использовали подсечно-огневую систему земледелия, заставлявшую крестьян постоянно искать новые леса для создания плодородных почв. Оказывали влияние и внешние факторы: неурожайность, эпидемии, падёж скота, грабительские набеги.

Важность торговли в истории Новгородской земли невозможно переоценить. Именно из-за весомой роли торговли в Новгороде возник особый общественно-политический строй, речь о котором шла выше.

Торг находился на правом берегу Волхова, напротив детинца, с которым его соединял Великий мост. Лавки, которых было около 1800, делились на ряды. Название ряда соответствовало продаваемой на нём продукции. Новгород был составной частью торгового пути «из варяг в греки», то есть из стран Скандинавии в Византию. Одновременно стоял на пути из государств Древнего Востока на Русь и страны балтийского побережья. Новгород торговал с Ганзейским союзом, крупным политическим и экономическим союзом торговых городов северо-западной Европы XII — XVII века.

Новгородская земля в XII — XIII веках. Роль торговли. Являлась ли «новгородская модель» альтернативным путём развития России? (Конспект 11) История России, История, Древняя Русь, Великий Новгород, Длиннопост

Ганзейский город Любек (столица союза). Панорама с видом на реку Траве и старый город с востока

Начало торговли Новгорода со странами Западной Европы относится к X—XI векам. В скандинавских сагах не раз упоминается о торговле между новгородцами и норвежцами («Книга о взятии земли»). В XII веке оживились отношения новгородцев с островом Готланд, расположенном в центре Балтийского моря и являющимся в XI—XIII века центром балтийской торговли. На рубеже XI—XII веков в Новгороде уже существовала торговая фактория готландских купцов — так называемый Готский двор (основан в 1080 году) с церковью Святого Олафа, которую новгородцы называли «Варяжской божницей». На Готланде, в Висбю, новгородские купцы основали своё подворье, тоже с церковью, остатки которой сохранились. Во второй половине XII столетия на Готланде и в Новгороде появились немецкие купцы, приплывшие сюда из Любека и других немецких городов. Постепенно они начали развивать свою торговлю и вытеснять готландцев из Новгорода. В 1191—1192 годах (наиболее широкая датировка: 1189—1195 года или 1198—1199 года) был заключён договор Новгорода с Готским берегом и немецкими городами.

В первой половине XIII века, по примеру готландцев, немцы развернули в Новгороде свой гостиный двор. Он назывался в ганзейских источниках Петерхоф, или двор св. Петра. Так же называлась заложенная здесь немцами церковь. Этот двор являлся основой конторы Ганзы в Великом Новгороде. Так же как Готский, он располагался на Торговой стороне, недалеко от Ярославова Дворища, но с его восточной стороны. Руководили конторой сначала немецкий Любек, а потом ливонские Рига, Дерпт, Ревель. Устройство ганзейской конторы в Новгороде, организация быта и торговли, а также взаимоотношения с новгородцами регламентировались специальными постановлениями, записанными в специальный устав — скру (что означает «книга законов» или «судебник»). Приезжать в Великий Новгород и жить во дворах имели право только купцы ганзейских городов. Скра также запрещала любые торговые отношения с «неганзейцами» (особенно голландцами и фламандцами — главными конкурентами Ганзы).

Новгородская земля в XII — XIII веках. Роль торговли. Являлась ли «новгородская модель» альтернативным путём развития России? (Конспект 11) История России, История, Древняя Русь, Великий Новгород, Длиннопост

Ярославово Дворище c XI века — политический и торговый центр Новгорода. Рядом с Никольским собором располагалось одно из мест вечевого собрания. К вечевой площади примыкал Торг. Правобережная часть города по этой причине носило название Торговая сторона. На соседней улице располагался Немецкий двор.

Из Руси немецкие купцы вывозили в основном меха. Ещё одним широко вывозимым товаром был воск. Для освещения огромных зал и готических соборов требовалось много свечей. Своего воска в западной Европе не хватало, поэтому новгородские бортники вполне могли не только обеспечивать воском свой регион, но и продавать его за рубеж. Воск продавали кругами весом около 160 кг каждый. Немецкие купцы покупали и кожаную обувь, которой славился в то время Новгород.

Ввозили в Новгород ткани — в основном дорогое сукно. Новгородское ткачество полностью удовлетворяло повседневные потребности новгородцев в одежде, но для праздничных случаев предпочитали ткани подороже. Немаловажным являлся ввоз цветных металлов, которых не было в болотистых новгородских землях. Медь, олово, свинец и другие металлы, привезённые с Запада, позволяли новгородцам удовлетворять свои нужды. Из продовольствия ввозили соль, сельдь, пряности, а в неурожайные годы и хлеб.

Конец новгородско-ганзейским отношениям положил в 1494 году Иван III, когда по его указу немецкая контора в Великом Новгороде была закрыта, а ганзейские купцы и их товары были арестованы и отправлены в Москву. Однако следует отметить, что уже к середине XV века начинается ослабление и самого Ганзейского союза. Это было обусловлено внутренними и внешними факторами. Внутри городов обострилась борьба между плебсом и мастерами, конкуренция между цехами, бюргерством и патрициатом. Внешними факторами служили конкуренция в области торговли других, политически консолидированных стран, эпидемии, войны и др. Окончательная утрата влияния Ганзейского союза произошла в связи с открытием новых морских путей в колониальные страны.

Мог ли «демократический» Новгород стать альтернативой «авторитарной» Москве?

Устойчивость новгородского государства обеспечивали два вида соглашений — между Новгородом и другими центрами новгородской земли и между верхами и низами новгородской городской общины. Пока они действовали, та часть населения новгородской земли, которая принимала участие в политической жизни, выступала единым фронтом и против попыток князя усилить свою власть, и против попыток могущественных соседних правителей подчинить себе Новгородское государство. Разница с Ростово-Суздальской землёй была не в том, что одна была «демократией», а другая «деспотией». И та и другая земля не отличались друг от друга по типу отношений между верхами и низами. Разница заключалась скорее в составе верхов. Ввиду торгового характера Новгорода, там значительное место занимал торговый и ремесленный люд, что и определило иную общественную организацию новгородского общества.

Можно ли сказать, что Новгород представлял собой альтернативную модель общественно-политического развития Руси? И не будь на то злой воли Московии, жили бы мы сейчас при «демократии»? Так сказать категорически нельзя. Особенности общественно-политической организации Новгорода были во многом обусловлены значительной ролью торговли. По мере упадка «Ганзейской системы» — в упадок пришла и новгородская торговля, а с ней и общественно-политического строй. Вместе с внешними предпосылками изменения социального строя Новгорода с «вечевого» на «боярскую олигархию» существовали и внутренние, главным их которых было развитие крупного боярского земле владения. Подробнее об этом процесс — в последующих статьях.

Источники и дополнительная литература:

1/ История России с древнейших времён до конца XVII века. Под редакцией Милова. М. 2006

2/ А.И. Фурсов. Курс лекций по русской истории.

3/ Hовгород. Ганза. Википедия.

4/ Янин В. Л. Средневековый Новгород. — Москва: Наука, 2004.

5/ Елена Рыбина «Новгород и Ганза» М. −2009

6/ Фроянов И. Я. Древняя Русь IX-XIII веков. Народные движения. Княжеская и вечевая власть. — М.: Русский издательский центр, 2012.

**********************************************

Цикл История России:

Как изучать историю России?

Часть 1. Введение. Древнейшая история. Этногенез славян.

1.1 Материализм или идеализм. Два подхода к изучению истории.
1.2 Почему Россия не Запад? Общая характеристика русской истории.
1.3 Кто и как жил на территории России в глубокой древности?
1.4 Этногенез славян. Хозяйственная жизнь и социальная организация древних славян.
Комментарии и пояснения. FAQ. Дополнительная литература.

Часть 2. Раннее Средневековье.

2.5 Как зарождалось государство восточных славян. Роль норманнов.
2.6 Древняя Русь в 882-978 г.г. Закладка «фундамента» Древнерусского государства.
2.7 Древняя Русь в 978 - 1078 г.г. Владимир Святославич и Ярослав Мудрый.
2.8 Крещение Руси. Особенности древнерусского христианства в X - XII веках. Вопрос о дохристианской письменности.
2.9 Древняя Русь в 1078 - 1169 г.г. Распад Древнерусского государства.
2.10 Как возникло ядро современного Российского государства. История Ростово-Суздальского княжества X — XIII вв.

Следующая статья по плану:
Княжества Южной и Западной Руси

Показать полностью 3
1036

Я послал тебе бересту

Тексты на древнерусских берестяных грамот

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 53: «Поклон от Потра к Марье. Покосил есмь пожню, и Озерици у мене сено отъяли. Спиши список с купнои грамоте да пришли семо; куды грамота поведе, дать ми розумно».


Петр уехал в село Озеры или Озеричи косить. Но местные жители отняли у него скошенное сено, заподозрив в нем самозванца, не имеющего прав на скошенный участок. Очевидно, Петр только что купил его и еще не был знаком своим новым соседям. Он просит Марью, жену или совладелицу, чтобы та списала ему копию с купчей грамоты.

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 9: "От Гостяты к Василю. Что мне дал отец и родичи дали впридачу, то за ним. А теперь, женясь на новой жене, мне он не дает ничего. Ударив по рукам (в знак новой помолвки), он меня прогнал, а другую взял в жены. Приезжай, сделай милость".

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 49: «Поклон от Ностасьи к господину, к моей к братьи. У мене Бориса в животе нет. Как се, господо, мною попецалуете и моими детми»


‘Поклон от Настасьи господам моим братьям. У меня Бориса [больше] нет в живых. Как, господа, позаботитесь обо мне и о моих детях?’

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 377:  «От Микити к Улиааниц. Пойди за мьне. Яз тьбе хоцю, а ты мене. А на то послух Игнат Моисиев...».


От Микиты к Анне. Пойди за меня — я тебя хочу, а ты меня; а на то свидетель Игнат Моисеев …

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 87: От попа Дрочки поклон Демьяну и Мине и Ванку и всем вам. Пожалуйста, …’ (следовала какая-то просьба).


ѿдрочкеѿпапапъкланѧниекодемеѧноуикъ

минеикъваноукоуикъвьхемовамодобрестворѧ

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 109: Грамота от Жизномира к Микуле. Ты купил рабыню во Пскове, и вот меня за это схватила (подразумевается: уличая в краже) княгиня. А потом за меня поручилась дружина. Так что пошли-ка к тому мужу грамоту, если рабыня у него. А я вот хочу, коней купив и посадив [на коня] княжеского мужа, [идти] на очные ставки. А ты, если [еще] не взял тех денег, не бери у него ничего

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 238: "… [Ты дал (?)] Несдичу четыре с половиной резаны, а [мне] ты дал две куны. Что же ты утверждаешь, будто за мной восемь кун и гривна? Пойди же в город — могу вызваться с тобой на испытание водой’.

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 424: "Грамота от Гюргия к отцу и к матери. Продавши двор, идите сюда — в Смоленск или в Киев: дешев [здесь] хлеб. Если же не пойдете, то пришлите мне грамотку, как вы живы-здоровы"

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 582: "те два человека, что ты прислал, бежали, а коней где взяли, не знаю. А Тимоня умер"


Донесение о положении дел в военном отряде

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

Грамота № 952: "От Радка поклон отцу. Товарец я послал в Смоленск. А Путилу-то убили. А нас с Вячешкой хотят арестовать за Фому — говорят: «Заплатите четыреста гривен или же зовите сюда Фому. Если же нет, то всадим вас в погреб (темницу)».И поклон от Вячешки Лазорю. Я послал коня вьючного, а сам готов (приготовился)"

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

В конце школьная шутка 14 века от новгородского мальчика Онфима

Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост
Я послал тебе бересту Лига историков, Берестяные грамоты, Древняя Русь, Длиннопост

В 1952 году на Неревском раскопе была обнаружена грамота № 46, сначала поставившая всех в тупик. В этой грамоте нацарапаны две строки, правые концы которых не сохранились. В первой строке следующий текст: «Квжпсндмкзатсцт...». Во второй — не менее содержательная надпись: «ееяиаеуааахоеиа...».


Что это? Шифр? Или бессмысленный набор букв? Не то и не другое. Напишите эти две строки одну под другой, как они написаны в грамоте:


НВЖПСНДМКЗАТСЦТ...

ЕЕ Я ИАЕ У АААХОЕИА...


и читайте теперь по вертикали, сначала первую букву первой строки, потом первую букву второй строки, затем вторую букву первой строки и вторую букву второй строки и так до конца. Получится связная, хотя и оборванная фраза: «НЕВЕ-ЖЯ ПИСА, НЕДУМА КАЗА, А ХТО СЕ ЦИТА» — «Незнающий написал, недумающий показал, а кто это читает...». Хотя конца и нет, ясно, что «того, кто это читает», обругали.


Не правда ли, это напоминает известную школярскую шутку: «Кто писал, не знаю, а я, дурак, читаю»? Представляете себе этого недоросля, который придумывал, как бы ему позамысловатее разыграть приятеля, сидящего рядом с ним на школьной скамье?

https://psv4.userapi.com/c848120/u197759429/docs/d9/3b62f959...

http://gramoty.ru/birchbark/document/show/novgorod/777/

Показать полностью 11
1370

На берегу Березины нашли старинный шлем X века.

В Бобруйске местный житель случайно нашел на берегу Березины старинный шлем.

На берегу Березины нашли старинный шлем X века. Лига историков, Бобруйск, Шлем, Древняя Русь, Археология, Находка, Длиннопост

Шлем нашел Владимир Балында, который работает токарем на местном Днепро-Березинском предприятии водных путей. По его словам, в прошлом году они проводили на Березине работы — расчищали и углубляли дно. За зиму вместе со льдом и снегом часть воды сошла, и находка оказалась на берегу.

На берегу Березины нашли старинный шлем X века. Лига историков, Бобруйск, Шлем, Древняя Русь, Археология, Находка, Длиннопост

Находка относится к IX-X вв., возможно, XI в.


Великолепная "речная" сохранность позволяет в деталях восстановить его конструкцию. Он полностью однотипен хрестоматийному артефакту из кургана Чёрная могила и отлично соотносится с боевыми наголовьями хазарского круга древностей.


Ниже, для сравнения, шлем из Чернигова, курган Чёрная могила и реконструкция шлема подобного типа.

На берегу Березины нашли старинный шлем X века. Лига историков, Бобруйск, Шлем, Древняя Русь, Археология, Находка, Длиннопост
На берегу Березины нашли старинный шлем X века. Лига историков, Бобруйск, Шлем, Древняя Русь, Археология, Находка, Длиннопост

На современной территории Белоруссии - это первый шлем такого рода. Почти наверняка он является следом пребывания скандинаво-русского дружинного элемента, который активно вопринимал лучшие достижения оружейной мысли соседей и распространял их в ареале обитания. Весьма возможно, данный шлем относился к кругу древностей Полоцкого княжества. Впрочем, его могли утратить во время многочисленных походов, начиная с военных предприятий Олега-Хельги.

На берегу Березины нашли старинный шлем X века. Лига историков, Бобруйск, Шлем, Древняя Русь, Археология, Находка, Длиннопост

источники:

https://bobruisk.ru/news/2019/04/05/na-beregu-bereziny-nashl...

https://vk.com/@uzhukoffa-shlem-tipa-chernaya-mogila-iz-bobr...

Показать полностью 4
585

В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века

Сезон археологических исследований 2018 года в Великом Новгороде ознаменовался серьезным открытием: группе ученых под руководством научного сотрудника Института археологии РАН Айвара Степанова удалось найти на дне реки Волхов остатки конструкций, которые вероятно, служили опорами Великого моста, соединявшего Софийскую и Торговую стороны города в X веке.

В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века Лига историков, Великий Новгород, Археология, Видео, Длиннопост

Об открытии было официально заявлено в ходе ежегодной научной конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология», которая завершилась 24 января в Новгородском музее-заповеднике.


Открытие на дне Волхова


Айвар Степанов начал проводить подводные исследования еще в 2005 году. За эти годы археологам удалось обнаружить остатки моста XII—XIII вв. А в прошлом году ученые нашли на дне Волхова срубную конструкцию из семиметровых бревен, укрепленную валунами.

В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века Лига историков, Великий Новгород, Археология, Видео, Длиннопост

В подводно-археологических исследованиях участвовали Институт археологии РАН, Новгородский музей-заповедник и областная Федерация подводной деятельности. Проект поддержал также Инженерно-технический центр специальных работ Санкт-Петербурга.


В лаборатории изотопных исследований Петербургского университета имени Герцена провели радиоуглеродный анализ трех бревен, поднятых со дна озера. По результатам анализа бревна датировали примерно 950 годом.


Таким образом, есть все основания полагать, что археологи обнаружили остатки моста, построенного еще в X веке, пересекавшего русло Волхова между Никольским собором на Ярославовом Дворище и утраченным собором Бориса и Глеба в Новгородском детинце.

В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века Лига историков, Великий Новгород, Археология, Видео, Длиннопост

Участвовавший в работе конференции заместитель директора Института археологии РАН, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Петр Гайдуков отметил большое научное значение сделанного открытия.


«Хочу поздравить Айвара Степанова с открытием древнего моста. Вы с ним войдете в историю археологии. Теперь по-другому можно переосмысливать город X века. За этим стоит большой труд. Подойдите сейчас к берегу Волхова и представьте, как зимой можно работать под водой», — приводит слова историка сайт музея-заповедника.


Как нашли Великий мост


После того как в 2005 года археологи изучили русло Волхова с помощью гидролокаторов, эхолота и георадара, а также в ходе водолазных исследований, они получили план дна акватории. На этом плане ученые выделили участки рельефа, которые приблизительно совпадали с месторасположением моста до его перестройки в 1830 году. Эта возвышенность дна расположена на 60 метров выше по течению от ныне существующего моста.


Основные работы проводились ранней весной, оптимальным периодом оказался март. В это время на Волхове отсутствует судоходство, в реке устанавливается самый низкий уровень воды, относительно слабое течение, а из-подо льда замерзшего озера Ильмень вытекает относительно прозрачная вода.

На место работ археологи устанавливали понтон с отапливаемым помещением и закрытой от ветра и осадков рабочей площадкой. Самой трудной частью стали подводные работы: водолазы вручную разбирали завалы из камней и дерева, расчищая более ранний слой. В нем ученые обнаружили отдельные археологические предметы, в том числе монеты XVIII—XIX веков.


В дальнейшем грунт разрыхлялся потоком воды с помощью специального оборудования, из него исследователи выбирали находки, а затем спускали вниз по течению.


Археологи установили, что культурные напластования на дне Волхова в этом месте имеют мощность около 0,5 м и включают предметы XIII—XVI веков, в том числе конструктивные элементы средневековых мостов: сваи из дуба, диагональные схватки и укосины из половинок бревен хвойных пород, скрепляемых дубовыми нагелями.


Наиболее ценные находки, сделанные подводными археологами — две половины серебряных слитков-гривен, полтины весом 98 граммов, а также множество монет XV—XVI веков. Ученые обнаружили также вислые свинцовые актовые печати XIV века, их фрагменты и заготовки. Среди печатей известные безымянные буллы «Великого Новагорода» — городские печати и печати владычного наместника.

В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века Лига историков, Великий Новгород, Археология, Видео, Длиннопост

Археологический раскоп в Новгороде. Слои деревянных мостовых.

В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века Лига историков, Великий Новгород, Археология, Видео, Длиннопост
В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века Лига историков, Великий Новгород, Археология, Видео, Длиннопост

Реконструкция Новгородской улицы


Все эти предметы оказались на дне Волхова потому, что новгородский мост был уставлен домами и лавками так, что, по сути, был городской улицей на воде. В результате человеческой деятельности и частых стихийных разрушений моста на дне реки накопился культурный слой, немногим отличающийся по своему составу от городского.


Но главным открытием с точки зрения археологии стало обнаружение одной из опор древнего моста. Айвар Степанов описывает свое открытие как «пятиугольный в плане забутованный камнем сруб — весьма трудоемкое и дорогостоящее сооружение. Расстояние между центрами остатков пяти просматриваемых опор составляет около 22 метров, что предполагает существование в древности весьма протяженных и сложных пролетов моста».


История Великого моста в Новгороде


До нас не дошла так называемая Иоакимовская летопись, в которой описывалось крещение новгородцев в 989 году, — в ней впервые упоминался деревянный мост через Волхов.


Новгородская первая летопись упоминает Великий мост в 1133 году, когда он уже был восстановлен после обрушения. В последующих записях летописи мост фигурирует уже регулярно.

В Новгороде археологи обнаружили остатки Великого моста X века Лига историков, Великий Новгород, Археология, Видео, Длиннопост

Мост на деревянных свайных опорах, вдоль которого располагались различные лавки, являлся важнейшим публичным пространством Новгорода, местом торговли, общественных собраний и казней.


Постоянно подновляясь, деревянный мост просуществовал до XVII века и был заменен мостом на каменных опорах. Он прослужил вплоть до Великой Отечественной войны. В 1944 году мост взорвали отступавшие немецкие войска.


Сейчас в Великом Новгороде Софийскую и Торговую стороны в районе новгородского Детинца и Ярославова Дворища соединяет Пешеходный (Кремлевский) мост.


источник

Показать полностью 6 1
235

Викинги при дворе князя Ярослава

Ярослав Владимирович Мудрый - практически единственный русский князь, оставивший глубокий след в древнескандинавской литературе. Ярослав является вторым по значению персонажем многих сюжетов: героями в них, естественно, выступают скандинавы. Причина этого в чрезвычайно активной политике Ярослава на Балтике, его альянсах с датским королем и  норвежским конунгом и всегда со шведскими правителями, на дочери одного из которых, Ингигерд, он женился в 1019 г., и в широком привлечении норманнов на службу в своем войске.

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

«Саге об Эймунде» ("Прядь об Эймунде") - повествует о службе норвежца Эймунда и его дружины в войске Ярослава во время борьбы последнего со Святополком и Брячиславом.


Разумеется, повествование саги нельзя расценивать как документальное воспроизведение реально происходившего: с одной стороны, сага — это художественное произведение, и ее повествование подчинено определенным эстетическим установкам; с другой — «Сага об Эймунде» дошла до нас в поздней записи, и хотя она сложилась на основе рассказов дружинников Эймунда, вернувшихся в Скандинавию (их имена приводятся в тексте), объем и характер переработки этих рассказов не поддается учету.


Казалось бы, и политическая ситуация, и основные действующие лица на первом этапе борьбы за киевский стол обозначены в саге правильно (с поправками имен). Однако в саге чрезвычайно сильны литературные мотивы: изображения в ней и Ярослава, и Ингигерд, и Эймунда подчиняются стереотипам, которые существенно искажают действительность.

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Князь Ярослав Владимирович, художественная реконструкция образа


Ярослав Мудрый был последним русским князем, широко использовавшим скандинавских наемников для решения внутриполитических вопросов. Повесть временных лет дважды говорит о специальном приглашении варягов в моменты наивысшего накала борьбы: в 1015 г., в период обострения отношений с Владимиром, и в 1024 г., во время усобицы с Мстиславом. Кроме того, присутствие варягов в войске Ярослава отмечается в 1015 г. (в рассказе об антиваряжском восстании в Новгороде), 1018 г. (борьба со Святополком и Болеславом), 1025 г. (при описании сражения при Листвене), 1036 г. (отражение печенегов, осадивших Киев), 1043 г. (при рассказе о походе Владимира Ярославича на Византию). Эти отрывочные и разновременные упоминания свидетельствуют о том, что во время своего правления как в Новгороде, так и в Киеве Ярослав постоянно держал больший или меньший контингент наемников-варягов в составе своего войска.

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Итак, основные действующие лица:


Эймунд  — один из норвежских конунгов, покинувший родину в связи с действиями его родственника Олафа II Толстого по созданию вертикали власти и «упразднению» удельных конунгов. Праправнук Харальда Прекрасноволосого.

Ярицлейв  — князь новгородский Ярослав Владимирович, в последствии Ярослав Мудрый.

Вартилав  — князь полоцкий Брячислав Изяславич, племянник Ярослава Мудрого (в Пряди назван братом). Преобразование Вартилава - Брячислава из племянника в брата, очевидно, произошло из-за употребительного обращения князей друг к другу - "брат" и под влиянием традиционной в фольклоре триады братьев.

Ингигерд  — жена Ярослава Мудрого, дочь короля Швеции Олафа Шётконунга.

Бурицлав  — князь киевский, князь туровский Святополк Владимирович. Несозвучность имени объясняется тем обстоятельством, что в борьбе с Ярославом, претендующим на киевский стол, Святополк использует помощь своего тестя Болеслава - что, по мнению исследователей, послужило причиной замены его имени именем польского князя в форме, знакомой скандинавской литературе.

Рагнар — родственник Эймунда, правнук Харальда Прекрасноволосого.

Рогнвальд  — ярл Вестра-Гёталанда Регнвальд Ульвсон, ярл Альдегиоборга (Ладога) родственник Ингигерды по материнской линии.


Далее текст Саги будет выделяться курсивом. Перевод «Саги об Эймунде», который приводится здесь, выполнен Е.А. Рыдзевской.

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Эймунд сказал: «Если вы хотите поступить по-моему, то я скажу вам, если хотите, что я задумал. Я слышал о смерти Вальдимара конунга с востока из Гардарики, и эти владения держат теперь трое сыновей его, славнейшие мужи. Он наделил их не совсем поровну — одному теперь досталось больше, чем тем двум. И зовется Бурицлав тот, который получил большую долю отцовского наследия, и он — старший из них. Другого зовут Ярицлейв, а третьего Вартилав. Бурицлав держит Кэнугард (древнескандинавское обозначение Киева), а это — лучшее княжество во всем Гардарики. Ярицлейв держит Хольмгард, а третий — Палтескью (древнескандинавское обозначение Полоцка)  и всю область, что сюда принадлежит. Теперь у них разлад из-за владений, и всех более недоволен тот, чья доля по разделу больше и лучше: он видит урон своей власти в том, что его владения меньше отцовских, и считает, что он потому ниже своих предков. И пришло мне теперь на мысль, если вы согласны, отправиться туда и побывать у каждого из этих конунгов, а больше у тех, которые хотят держать свои владения и довольствоваться тем, чем наделил их отец. Для нас это будет хорошо — добудем и богатство, и почесть. Я на этом решу с вами».


"Эймунд и его спутники не останавливаются в пути, пока не прибыли на восток в Хольмгард (Новгород) к Ярицлейву конунгу. Идут они в первый раз к конунгу Ярицлейву после того, как Рагнар попросил. Ярицлейв конунг был в свойстве с Олавом, конунгом свеев. Он был женат на дочери его, Ингигерд. И когда конунг узнает об их прибытии в страну, он посылает мужей к ним с поручением дать им мир и позвать их к конунгу на хороший пир. Они охотно соглашаются. […] Эймунда и Рагнара очень уважал конунг, и княгиня не меньше, потому что она была как нельзя более великодушна и щедра на деньги, а Ярицлейв конунг не слыл щедрым, но был хорошим правителем и властным."

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Реконструкция одежды и украшений знатной русской женщины, 11 века

О том, как Ингигерд, дочь шведского конунга Олава Эйрикссона (правившего с 995 по, вероятно, 1021 г.) и Астрид (вероятно, происходившей из балтийско-славянского племени вендов), стала женой русского князя Ярослава Владимировича Мудрого (великого князя киевского 1016-1018, 1019-1054 гг.), говорится в значительном числе древнескандинавских источников конца XII - первой трети XIII в.: в "Истории о древних норвежских королях" монаха Теодрика, в "Обзоре саг о норвежских конунгах", в "Легендарной саге об Олаве Святом", в "Гнилой коже", в "Красивой коже", в "Отдельной саге об Олаве Святом" и в "Саге об Олаве Святом" в "Круге земном" Снорри Стурлусона, а также в хронике бременского каноника Адама Бременского.


От источника к источнику мотив обрастает подробностями. Если монах Теодрик сообщает лишь, что Ярицлав "женился на Ингигерте, к которой... сам [Олав] сватался, но не смог взять в жены", не раскрывая причин, по которым брак не состоялся, то автор "Обзора" достаточно лаконично, но уже формулирует ту версию, которая будет позднее пространно изложена Снорри Стурлусоном: Ингигерд "была раньше обещана" Олаву Харальдссону, но "нарушил ее отец те обещания по причине гнева". Вопреки заключенному ранее договору, Олав Шведский выдал Ингигерд "за Ярицлава, конунга Аустрвега" ("Восточный путь", здесь служит наименованием Руси).


"Спрашивает конунг, куда они думают держать путь, и они говорят так: «Мы узнали, господин, что у вас могут уменьшиться владения из-за ваших братьев, а мы позорно изгнаны из [нашей] страны и пришли сюда на восток в Гардарики к вам, трем братьям. Собираемся мы служить тому из вас, кто окажет нам больше почета и уважения, потому что мы хотим добыть себе богатства и славы и получить честь от вас...  Мы теперь предлагаем стать защитниками этого княжества и пойти к вам на службу, и получать от вас золото, и серебро, и хорошую одежду. Если вам это не нравится и вы не решите это дело скоро, то мы пойдем на то же с другими конунгами, если вы отошлете нас от себя». Ярицлейв конунг отвечает: «Нам очень нужна от вас помощь и совет, потому что вы, норманны, — мудрые мужи и храбрые. Но я не знаю, сколько вы просите наших денег за вашу службу». Эймунд отвечает: «Прежде всего ты должен дать нам дом и всей нашей дружине и сделать так, чтобы у нас не было недостатка ни в каких ваших лучших припасах, какие нам нужны». «На это условие я согласен», — говорит конунг. Эймунд сказал: «Тогда ты будешь иметь право на эту дружину, чтобы быть вождем ее и чтобы она была впереди в твоем войске и княжестве. С этим ты должен платить каждому нашему воину эйрир серебра, а каждому рулевому на корабле — еще, кроме того, половину эйрира». Конунг отвечает: «Этого мы не можем». Эймунд сказал: «Можете, господин, потому что мы будем брать это бобрами и соболями и другими вещами, которые легко добыть в вашей стране, и будем мерить это мы, а не наши воины. И если будет какая-нибудь военная добыча, вы нам выплатите эти деньги, а если мы будем сидеть спокойно, то наша доля станет меньше». И тогда соглашается конунг на это, и такой договор должен стоять двенадцать месяцев."

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Что же конкретно мы узнаем о процедуре приема норманского отряда в войско Ярослава?


Во-первых, договор, как и последующие соглашения между ними, заключается на определенный срок, оговариваемый обеими сторонами, а именно — 12 месяцев. Как правило, в течение года (или около года) находятся на службе иноземных правителей скандинавские викинги и по сведениям других саг. Очевидно, это связано с возможностью морского плаванья только в летнюю пору. Как следует из всего текста саги, рассчитаться с наемниками Ярослав должен был в конце срока их службы.


Во-вторых, условия оплаты, ее формы и размеры специально оговариваются Эймундом и Ярославом до вступления скандинавов в войско. Собственно, этими условиями и определяется, будет ли отряд Эймунда служить Ярославу. Скандинавов не интересует, какому из русских князей служить: не случайно Эймунд в начале переговоров замечает, что если он не договорится с Ярославом, то отправится к Святополку.


В-третьих, договор отражает традиционный порядок оплаты — по числу воинов в дружине: «каждому нашему воину по эйриру серебра». Эйрир серебра в XI в. в Скандинавии равен около 27 г, т. е. ⅛ марки (в марке 216 г серебра). Эйрир соответствует примерно ½ северной счетной гривны (содержащей 51 г серебра). Таким образом, каждый дружинник Эймунда должен получить по истечении года по половине гривны — сумму не слишком большую. О годовой заработной плате Руси того времени можно составить понятие из постановлений Русской Правды: закупу или поступавшему в работу несостоятельному должнику к заимодавцу для расплаты своим трудом, назначено вычитать за год работы полгривны: «А за лето возьмет по полугривне». По Карамзину, на время создания Русской Правды, стоимость "коня княжего" - 3 гривны, "коня простого" - 2 гривны. 


В-четвертых, также традиционной является и дифференцированная оплата наемников в зависимости от их положения в дружине Эймунда: рядовой дружинник получает по эйриру серебра; «кормчий», т. е. капитан (и часто владелец) корабля, предводитель части дружины — в полтора раза больше. Руководствуясь тем же принципом, расплачивается и Ярослав со своими воинами после взятия Киева: «Старостам по 10 гривен, а смердом по гривне».

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост
Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

В-пятых, центральным моментом соглашения является вопрос о форме и размерах оплаты наемников. Он возникает сразу же и приобретает особую остроту. Целью варягов является «снискать себе богатство и славу». По предложению Эймунда, оплата норманнов должна состоять из двух частей: во-первых, непосредственное содержание дружины (предоставление им помещения для жилья, еды, одежды, снаряжения), во-вторых, и это самое главное, — денежное вознаграждение. Именно вопрос о деньгах становится предметом разногласий. Между тем скандинавы заинтересованы в первую очередь в оплате их службы деньгами. «Деньги нужны нам, и не желают мои люди сражаться за одну только еду…», — говорит Эймунд. Ярослав же рассматривает это требование как трудно выполнимое, в связи с очевидным дефицитом серебра. Очевидно, именно поэтому он принимает предложение Эймунда выдавать часть платы мехами и другими ценными предметами в количество, эквивалентном соответствующей сумме денег. Таким образом, расчет с варяжским отрядом должен производиться в денежной форме или исчисляться на деньги.


В-седьмых, размер оплаты наемников непосредственно зависит от успешности их деятельности. «…И если будет какая-нибудь военная добыча, то вы можете заплатить нам, — говорит Эймунд, — а если мы сидим спокойно, то наша доля должна уменьшиться». Именно своими победами аргументирует Эймунд требование увеличить оплату и вообще рассчитаться сполна с ними. Очевидно, и этот пункт договора отражает сложившуюся практику.

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

"Эймунд и его товарищи вытаскивают тогда свои корабли на сушу и хорошо устраивают их. А Ярицлейв конунг велел выстроить им каменный дом и хорошо убрать драгоценной тканью. И было им дано все, что надо, из самых лучших припасов. Были они тогда каждый день в великой радости и веселы с конунгом и княгиней. После того как они там пробыли недолго в доброй чести, пришли письма от Бурицлава конунга к Ярицлейву конунгу, и говорится в них, что он просит несколько волостей и торговых городов у конунга, которые ближе всего к его княжеству, и говорил он, что они ему пригодятся для поборов."


"Ярицлейв конунг сказал тогда Эймунду конунгу, чего просит у него брат. Он отвечает: «Немного могу я сказать на это, но у вас есть право на нашу помощь, если вы хотите за это взяться."


"Ярицлейв конунг послал боевую стрелу по всему своему княжеству, и созывают конунги всю рать. Дело пошло так, как думал Эймунд, — Бурицлав выступил из своих владений против своего брата, и сошлись они там, где большой лес у реки, и поставили шатры, так что река была посередине; разница по силам была между ними невелика...затрубили к бою, подняли знамена, и обе стороны стали готовиться к битве. Полки сошлись, и начался самый жестокий бой, и вскоре пало много людей. Эймунд и Рагнар предприняли сильный натиск на Бурицлава и напали на него в открытый щит. Был тогда жесточайший бой, и много людей погибло, и после этого был прорван строй Бурицлава, и люди его побежали... Взял Ярицлейв конунг тогда большую добычу после этой битвы. Большинство приписывает победу Эймунду и норманнам. Получили они за это большую честь, и все было по договору... Отправились они домой в свое княжество, и достались Ярицлейву конунгу и его владения, и боевая добыча, которую он взял в этом бою."

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

"И когда настал срок уплаты жалованья, пошел Эймунд конунг к Ярицлейву конунгу и сказал так: «Вот мы пробыли некоторое время в вашем княжестве, господин, а теперь выбирайте — оставаться ли нашему договору, или ты хочешь, чтобы наше с тобой товарищество кончилось и мы стали искать другого вождя, потому что деньги выплачивались плохо». Конунг отвечает: «Я думаю, что ваша помощь теперь не так нужна, как раньше, а для нас — большое разорение давать вам такое большое жалованье, какое вы назначили». «Так оно и есть, господин, — говорит Эймунд, — потому что теперь надо будет платить эйрир золота каждому мужу и половину марки золота каждому рулевому на корабле». Конунг сказал: «По мне лучше тогда порвать наш договор». «Это в твоей власти, — говорит Эймунд конунг, — но знаете ли вы наверное, что Бурицлав умер?» «Думаю, что это правда», — говорит конунг. Эймунд спросил: «Его, верно, похоронили с пышностью, но где его могила?» Конунг отвечал: «Этого мы наверное не знаем». Эймунд сказал: «Подобает, господин, вашему высокому достоинству знать о вашем брате, таком же знатном, как вы, — где он положен. Но я подозреваю, что ваши воины неверно сказали, и нет еще верных вестей об этом деле». Конунг сказал: «Что же такое вы знаете, что было бы вернее и чему мы могли бы больше поверить?» Эймунд отвечает: «Мне говорили, что Бурицлав конунг жил в Бьярмаланде (сага превращает печенегов, союзников Святополка в его борьбе с Ярославом, в бьярмов, более известных на скандинавском севере) зимой, и узнали мы наверное, что он собирает против тебя великое множество людей, и это вернее». Конунг сказал: «Когда же он придет в наше княжество?» Эймунд отвечает: «Мне говорили, что он придет сюда через три недели». Тогда Ярицлейв конунг не захотел лишаться их помощи. Заключают они договор еще на двенадцать месяцев. И спросил конунг: «Что же теперь делать — собирать ли нам войско и бороться с ними?» Эймунд отвечает: «Это мой совет, если вы хотите держать Гардарики против Бурицлава конунга»."


Сага изображает соперничество братьев как три последовательных сражения, каждое из которых заканчивается победой варягов, причем в последнем Бурицлав погибает от руки Эймунда. Между сражениями Бурицлав оказывается за пределами страны, где собирает войско и готовится к следующему нападению на брата. В этой общей канве событий проглядывают реальные обстоятельства событий 1015-1019 гг.: сражения Ярослава со Святополком в 1016 г. у Любеча, после которого Святополк бежал к своему тестю Болеславу I Храброму в Польшу; в 1018 г. на реке Буг, в которой победил Святополк и вынудил Ярослава оставить Киев, и, наконец, в 1019 г. на реке Альте, закончившееся бегством Святополка и его смертью в пути.


Во всех трех случаях сага называет Бурицлава инициатором столкновений, именно он нападает (или собирается напасть) на Ярицлейва, который вынужден обороняться. Это противоречит активной роли Ярослава по летописи: именно Ярослав выступает с войском из Новгорода к Киеву в 1015 г. и начинает пятилетнюю войну с братом. Однако изображение Ярослава обороняющейся стороной прекрасно согласуется с основополагающими тенденциями саги. Во-первых, находит подтверждение пассивность Ярослава, которая оттеняет энергичность и удачливость Эймунда. Во-вторых, подобная ситуация позволяет представить Эймунда не только помощником и советчиком, но и спасителем Ярослава. Именно в ней в наибольшей степени раскрываются изобретательность и находчивость варяга. Наконец, приближающееся нападение Бурицлава заставляет Ярицлейва повторно заключать договор с Эймундом, увеличивая ему оплату. Тем самым нападения Бурицлава на Ярицлейва, а не наоборот, играют существенную роль в воплощении основных идей, которыми руководствовался автор саги.


"Случилось однажды, что Эймунд конунг говорит конунгу, что он должен выплатить им жалование, как подобает великому конунгу. Говорит он также, что думает, что они добыли ему в руки больше денег, чем он им должен был жалованья. «И мы говорим, что это у вас неправильно, и не нужна вам теперь наша помощь и поддержка». Конунг сказал: «Может быть, теперь будет хорошо, даже если вы не будете нам помогать; все-таки вы нам очень помогли. Мне говорили, что ваша помощь нужна во всех делах». Эймунд отвечает: «Что же это значит, господин, что вы хотите один судить обо всем? Мне кажется, многие мои люди немало потеряли, иные — ноги или руки, или какие-нибудь члены, или у них попорчено боевое оружие; многое мы потратили, но ты можешь нам это возместить: ты выбирай — или да, или нет». Конунг сказал: «Не хочу я выбирать, чтобы вы ушли, но не дадим мы вам такого же большого жалованья, раз мы не ждем войны». Эймунд отвечает: «Нам денег надо, и не хотят мои люди трудиться за одну только пищу. Лучше мы уйдем во владения других конунгов и будем там искать себе чести..."


"...Но как же быть, господин, если мы доберемся до конунга (Бурицлава), — убить его или нет? Ведь никогда не будет конца раздорам, пока вы оба живы». Конунг (Ярицлейв) отвечает: «Не стану я ни побуждать людей к бою с Бурицлавом конунгом, ни винить, если он будет убит»."

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Отдельно следует отметить роль княгини Ингигерды, которая принимает активнейшее участие в отношениях князя и его варяжских наемников.


"Прошли лето и зима, ничего не случилось, и опять не выплачивалось жалованье... Они (Эймунд и его дружина) быстро уходят к своим кораблям, которые были уже совсем готовы. Ярицлейв конунг сказал: «Быстро они ушли и не по нашей воле». Княгиня отвечает: «Если вы с Эймундом конунгом будете делить все дела, то это пойдет к тому, что вам с ним будет тяжело». Конунг сказал: «Хорошее было бы дело, если бы их убрать»...


После того отправилась она к кораблям, и ярл Рёгнвальд Ульвссон с несколькими мужами, туда, где стояли у берега Эймунд и его товарищи, и было им сказано, что она хочет повидать Эймунда конунга. Он сказал: «Не будем ей верить, потому что она умнее конунга, но не хочу я ей отказывать в разговоре». На Эймунде был плащ с ремешком, а в руках — меч. Они сели на холме, а внизу была глина. Княгиня и Рёгнвальд сели близко к нему, почти на его одежду. Княгиня сказала: «Нехорошо, что вы с конунгом так расстаетесь. Я бы очень хотела сделать что-нибудь для того, чтобы между вами было лучше, а не хуже». Ни у того, ни у другого из них руки не оставались в покое. Он расстегнул ремешок плаща, а она сняла с себя перчатку и взмахнула ею над головой. Он видит тогда, что тут дело не без обмана и что она поставила людей, чтобы убить его по знаку, когда она взмахнет перчаткой. И сразу же выбегают люди [из засады]. Эймунд увидал их раньше, чем они добежали до него, быстро вскакивает, и раньше, чем они опомнились, остался [только] плащ, а [сам] он им не достался. Рагнар увидел это и прибежал с корабля на берег, и так один за другим, и хотели они убить людей княгини. Но Эймунд сказал, что не должно этого быть. Они столкнули их с глинистого холма и схватили. Рагнар сказал: «Теперь мы не дадим тебе решать, Эймунд, и увезем их с собой». Эймунд отвечает: «Это нам не годится, пусть они вернутся домой с миром, потому что я не хочу так порвать дружбу с княгиней»."


Стереотип скандинавского конунга оказал воздействие и на сопоставительную характеристику Ингигерд и Ярицлейва, Эймунда и Ярицлейва. И в "Пряди об Эймунде", и в "Саге о Магнусе и Харальде Суровом Правителе" Ингигерд представлена в качестве мудрого спасителя и помощника русского князя. Она дает ему советы и в критические моменты принимает личное участие в разрешении конфликтов. Решительности и твердости Ингигерд противостоят безволие и слабость Ярицлейва, ее уму и находчивости - его пассивность, ее щедрости - его скупость.


Изображение Ярослава Мудрого в "Пряди об Эймунде" многослойно. С одной стороны, оно определяется художественными задачами саги. Героизация образа Эймунда, бесспорно, оказала решающее влияние на формирование образа Ярослава и обусловила последовательное противопоставление его образу Эймунда: наделение его чертами, которые с наибольшей яркостью оттеняли бы достоинства героя. И если даже Ярослав действительно обладал какими-то из приписываемых ему сагой негативных качеств, на что как будто указывают некоторые его поступки, упомянутые летописями, то сага подчеркивает и гиперболизирует их. С другой стороны, здесь же в саге присутствуют описания ситуаций, в которых Ярицлейв действует не в соответствии с заданными ему качествами, что корректирует его "литературную" характеристику и, возможно, отражает реальные черты его характера.

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Тема отношений Ярослава и Ингигерд в браке затрагивается в сборнике саг "Гнилая кожа".  Приведем один отрывок, очень яркий, между тем читая который, не нужно забывать о том, что саги - источник литературный:


"...конунг тот Ярицлейв велел построить себе прекрасную палату с великой красотой, украсить золотом и драгоценными камнями и поместил в ней добрых молодцов, испытанных в славных делах, утварь и боевую одежду выбрал для них такую, какой они уже раньше оказались достойными, и все находили, что и убранство палаты, и те, кто были в ней, подходят к тому, как она устроена. Она была обтянута парчой и ценными тканями. Сам конунг был там в княжеской одежде и сидел на своем высоком месте. Он пригласил к себе многих почетных друзей своих и устроил пышный пир. И вошла в палату княгиня в сопровождении прекрасных женщин, и встал конунг ей навстречу, и хорошо приветствовал ее, и сказал: "Видала ли ты где-нибудь такую прекрасную палату и так хорошо убранную, где, во-первых, собралась бы такая дружина, а во-вторых, чтобы было в палате той такое богатое убранство?" Княгиня отвечала: "Господин, - говорит она, - в этой палате хорошо, и редко где найдется такая же или большая красота, и столько богатства в одном доме, и столько хороших вождей и храбрых мужей, но все-таки лучше та палата, где сидит Олав конунг, сын Харальда, хотя она стоит на одних столбах"."


Помните упоминание о том, что Ингирегд была отдана Ярославу в обход помолвки с Олавом?

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

"Конунг рассердился на нее и сказал: "Обидны такие слова, - сказал он, - и ты показываешь опять любовь свою к Олаву конунгу" - и ударил ее по щеке. Она сказала: "И все-таки между вами больше разница, - говорит она, - чем я могу, как подобает, сказать словами". Ушла она разгневанная и говорит друзьям своим, что хочет уехать из его земли и больше не принимать от него такого позора. Друзья ее вступаются в это дело и просят ее успокоиться и смягчиться к конунгу. Она отвечала и сказала, что сначала конунг тот должен исправить это перед ней. Тогда сказали конунгу, что она хочет уехать, и просят друзья его, чтобы он уступил, и он так и делает, предлагает ей помириться и говорит, что сделает для нее то, чего она попросит. А она отвечала и говорит, что согласна на это, и сразу же сказала: "Ты теперь должен,- говорит она, - послать корабль в Норвегию к Олаву конунгу. Я слышала, что у него есть молодой сын, незаконный, пригласи его сюда и воспитывай его, как отец, потому что правду говорят у вас, что тот ниже, кто воспитывает дитя другого". Конунг говорит: "Тебе будет то, чего ты просишь, - говорит он, - и мы можем быть этим довольны, хотя Олав конунг больше нас и не считаю я за унижение, если мы воспитаем его дитя". И посылает конунг корабль в Норвегию"."


Образ Ярослава Мудрого был существенно видоизменен саговой традицией. При всей живости и кажущейся правдоподобности его изображения образ Ярослава оказывается подчинен литературным стереотипам и лишь в малой степени может быть соотнесен с деятельностью и характером великого русского князя.

Викинги при дворе князя Ярослава Лига историков, Сага об Эймунде, Викинги, Древняя Русь, Ярослав Мудрый, Длиннопост

Реконструкция облика Ярослава Мудрого выполненная Герасимовым


В заключении можно сказать, что «Сага об Эймунде» вкупе с краткими сообщениями русских летописей показывает, что скандинавские дружины рассматривались Ярославом лишь в качестве наемной боевой силы, используемой по мере надобности в междоусобной (иногда и в межгосударственной) борьбе. Летописи, как и сага, характеризуют варягов по преимуществу как профессиональную часть русского княжеского войска, как исполнителей воли того или иного русского князя, на службе которого они находились; их интересы ограничивались чисто материальными факторами.


Отряд Эймунда составляет профессиональную, ударную часть войска Ярослава, направляемую им в наиболее опасные и трудные места. Кроме того, им поручаются дела, сомнительные с точки зрения морали того времени, как, например, убийство брата Ярослава Святополка.


Ярослав Мудрый был последним русским князем, широко использовавшим скандинавских наемников для решения внутриполитических вопросов.

использованы материалы:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Сага_об_Эймунде

https://statehistory.ru/3456/Istoriya-tsen-Drevney-Rusi/

http://www.ladogamuseum.ru/litera/melnikova/pub112/

http://ruhistor.ru/istochniki_ska_026.html

http://www.lants.ru/history/DRSZI/V.4.htm

http://norse.ulver.com/articles/melnikova/jaroslav.html

Показать полностью 13
217

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2.

Часть 1.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Людины — свободные «словене» и «варяги», предположительно, городское население, могли участвовать и, почти наверняка, участвовали в комплектации войска. Однако службу они несли на двух возможных основаниях. Или одного воина вскладчину выставляли несколько горожан, или они входили в корпорацию боярина. Последние становятся подлинными хозяевами городов, составляя целые территориальные кланы, что отлично прослеживается по материалам Новгорода Великого. Берестяные грамоты и печати показывают, что целые городские кварталы, составленные несколькими крупными усадьбами, принадлежали одной боярской семье к которой тяготели несколько десятков более мелких усадеб. Видимо, в крупных городах складывается система, аналогичная римской клиентеле. Бояре концентрировали в своих руках торговлю, ремесленные промыслы, кредитно-финансовые потоки. Каждая крупная усадьба содержит приметы ремесленного промысла и\или торговли. Обязанные боярину «людины» формировали его группу поддержки на вече и на войне, что, впрочем, было напрямую связано.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост
Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Кроме того, мелкие городища, видимо, представляли собой «замки» — загородные боярские усадьбы, где вообще всё принадлежало одному хозяину.


С XII века происходит размежевание городского боярства и князей. Князь, по сути, выступал точным аналогом боярина, только гораздо более могущественного. Возможно, какая-то малая часть боярства продолжала состоять при князьях. Но основная часть бывшей «старшей дружины» превратилась в самостоятельных феодалов, которые владели землёй и промыслами на корпоративной основе. Службу в войске и политическую нагрузку они несли точно также — боярскими служилыми корпорациями, которые, таким образом, выступали коллективными феодалами.


В определённых городах боярские корпорации были слабы и зависимы от князя. Чем больше был город, тем мощнее оказывалось боярство. Хрестоматийными примерами можно считать Великий Новгород, Псков (где вообще сложились олигархическая боярская республики) и Киев.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Тогда же происходит противопоставление «полка» — ополчения города и «тянувших» к нему пригородов, и княжеской дружины. Термин «дружина» в это время уходит, сменяясь устойчивым обозначением «княжий двор» или просто «двор». На место семейственному древнему принципу пришла корпоративная система формирования двора.


На раннем этапе — в первый и особенно второй период, дружина подразделялась на старшую (бояр) и младшую (гридней, детских и отроков), что полностью отражает семейственный характер. Третий период ознаменовался иной стратификацией.


Во главе двора стоял князь и его семья — ближайшие наследники. Подчинённое положение занимали «слуги вольные» или просто «слуги» и «дворяне» — люди, живущие при дворе. Последний термин устойчиво прослеживается с XII столетия — со времени правления князя Андрея Юрьевича Боголюбского (род. 1111; князь с 1157-1174 гг.). Не смотря на полное сходство с позднейшим понятием XV-XIX вв., дворяне XII-XIII столетий не были феодалами в полном смысле слова. Это были члены замкнутой княжеской корпорации, жившие при дворе милостью князя.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Феномен раннего дворянства хорошо раскрывается при анализе сопутствующего термина «милостник», который иногда применяется к княжьим слугам. Явление «милости» упоминает Пространная редакция Русской правды, а милостники регулярно встречаются в летописных памятниках. Дешифровка термина явно сочетается с пожалованиями «милостного оружия», «милостных коней». «Милостницы» Андрея Боголюбского убивают своего князя в 1174 г., о чём сообщает, в частности, Новгородская первая летопись. С милостником Кочкарём советуется о походе князь Святослав Всеволодович в 1180 г., ничего не сообщая «мужам своим лепшим» (т.е., боярам), что чётко удаляет милостника из кругов аристократии. С милостниками связана статья Русской правды о невозможности порабощать «дачу и придаток» — людей, получивших «милость», пожалования. таким образом, милостники являются точным аналогом западноевропейских министериалов, которые пополняли феодальные дворы, зачастую, из числа рабов-сервов.


Впоследствии ко вт. пол. XIV-XV вв. дворяне-милостники получили совсем иную милость — «дачу» земельных поместий в условное держание, сформировав таким образом низовой слой служилого феодального сословия в полном смысле слова. К ним примкнули бывшие боярские слуги — дети боярские.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

К эпохе феодальной раздробленности, вся эта система обеспечивалась разветвлённой системой налогов. Интереснейший источник — уставная грамота Смоленской епископии князя Ростислава Мстиславича (1136 год) — представляет перечень повинностей, которые несли земли «волости». Необходимо упомянуть: дань, полюдье — форма натуральной дани, виры и продажи (юридические штрафы), погородье (налог на городских жителей). Пунктами сбора податей выступали города и погосты — на селе.


С XII века — в удельный период, княжества разделяются на волости — сельские округа (ранее в эпоху единого государства волостью было само княжество). В центре располагается «уезд» — княжий город с пригородами. Уезд состоит из путей и станов. Станы — княжеский домен с населением и администрацией, которые обеспечивали «двор». Пути — остальные территории, которые отдавались боярам и слугам вольным в «кормление» — управление и сбор податей с оставлением части излишков в собственное пользование — «корм».

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Подобная система организации оставалась почти неизменной вплоть до XIV в., когда её постепенно стала сменять другая, развито феодальная. Феномен же кормлений и кормленщиков сохранялся вплоть до времени Ивана Грозного — до середины XVI в., да и по сей день многие чиновники в родной земле свято соблюдают эту давнюю традицию.


Полк — ополчение — особый феномен. В классическом средневековье характер всего корпуса источников почти однозначно указывает на него, как на тяжелоконное соединение — точный аналог княжьего двора. Отличие было лишь в точке сбора и системе комплектации. Основой полка выступали городовые бояре — традиционно наиболее боеспособная часть конницы со своими отрядами.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Пешцы, пехота в синхронных источниках XII-XIII в. или не упоминается, или упоминается в особых условиях. Видимо, народное пешее ополчение не могло выступать в прямом «деле» против боярской конницы, конницы степняков или западных соседей — поляков, чехов, венгров, немцев. Кроме того, народная пехота была неспособна к долгим военным кампаниям с отрывом от хозяйства на длительный период. И тяжелый бой с конницей (или спешенной дружиной), и дальние постоянные марши требовали ряда важных мероприятий.


1.Обеспечение специальным снаряжением, пусть облегченным и удешевлённым для массового войска, но всё же — специально изготовленным.


2.Специальная боевая подготовка: индивидуальная и строевая.


3.Маршевая подготовка, включая обеспечение продовольствием и снаряжением для долгой кампании.


Без описанных мероприятий пехота превращалась в малополезный груз для войска. Её требовалось кормить на походе, организовывать марш — без гарантий какого-то результата. Пехота, если и использовалась, то в качестве вспомогательных контингентов в границах собственной волости или в ближайших пределах — там, где не требовалось долгих переходов и прямого боя с профессиональным войском. Кроме того, пехота могла выступать силами обеспечения — посошной ратью, нон-комбатантами, осуществлявшими инженерное обеспечение похода. Пехота же принимала участие в обороне городов и крепостей — в местах своего проживания.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Что характерно, к пешцам, начиная с классического Средневековья, никогда не применяется профессиональный термин «вой» — воин. Воином, т.е.. потомственным представителем служилого сословия, с XI- нач.XII века мог считаться только и исключительно всадник. Это положение сохранялось на Руси вплоть до появления массового ручного огнестрельного оружия в конце XV столетия.


Третий период в хронологии русского войска маркировался невероятным взлётом качества личного снаряжения. Крайне небольшие и высокопрофессиональные контингенты воев (городовых или княжеских) требовали особого подхода к вооружению. Малая численность позволяла уделять весьма значительные ресурсы на каждого отдельного бойца. А его потомственный характер и узкий слой мобилизационного ресурса превращал каждого воя в «штучный товар», который надо было снаряжать по самым притязательным меркам. Этого требовали как чисто утилитарные соображения — небольшое число парировалось высочайшим качеством, так и соображениями «княжьей чести» — верховный феодал не мог ударить в грязь лицом перед коллегами.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Основой защитного доспеха оставалась кольчуга в 9 случаях из 10. Эволюция коснулась её лишь в плане увеличения размеров. Если раннесредневековая кольчуга представляла собой короткорукавную тунику с подолом до середины бедра (редко больше), то с XI в. и тем более — в XIII столетии кольчуга превращается в долгополую рубаху, которая закрывает бедра до колен, а иногда и ниже, зачастую с полными рукавами. Подобные изображения имеются в круге памятников русского классического средневековья в изрядном количестве, совершенно сближая облик дружинника с обликом европейского рыцаря своего времени.


При этом в обиходе остаются относительно редкие ламеллярные и чешуйчатые доспехи, известные, как по изобразительным памятникам, там и в археологии. Можно уверенно предполагать, что пластинчатая паноплия была воспринята из Византии — самого развитого государства региона, к которой Русь традиционно тяготела в культурном плане. Доспехи комплектуются жилетом, пристяжными рукавами и подолом, формируя надёжную защиту наиболее уязвимых в копейном бою участков тела. Подобная защита была весьма дорогой, чем и объясняется её редкость в археологических слоях.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Шлемы к XII-XIII вв. превращаются не только в невероятно богатые, но и чрезвычайно развитые боевые наголовья. В ходу остаются рецепции древних «условно хазарских» сфероконических шлемов из четырёх частей, хотя, они постепенно уходят из употребления. Их сменяют новые — двучастные шеломы собранные посредством клёпки впотай с мощными наносниками, иногда, двуслойными. Ярким примером такого рода является шлем из кургана Таганча.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Общеевразийским новшеством стало введение на Руси куполовидных шлемов с защитной полумаской. Тульи шлемов полностью золотились. Иногда их декор был ещё более прихотливым — полное серебрение с частичной позолотой в виде того или иного узора. Поверхность металла зачастую разделывалась серией рёбер жесткости — каннелюров — то, что европейское военное дело в полной мере освоило лишь к XV столетию. Купол формировался из трёх сегментов через заклёпки впотай — соединение высочайшего качества. Полумаски были сложнопрофилированными анатомическими конструкциями с прочеканенными бровями, переносицей и ноздрями, так же с золотым и серебряным орнаментом. Наиболее дорогие шлемы такого рода могли нести чеканные налобные иконы, венцы и навершия из драгоценных металлов, как знаменитый шлем, приписываемый Ярославу Всеволодовичу, который он, якобы, утерял при бегстве с битвы при Липице 1216 г.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост
Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост
Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Применялись так же шлемы с полным забралом — антропоморфной личиной. Относительно простой предмет такого рода был найден в Себеже — в слоях монгольского погрома 1240 гг. Подлинным шедевром оружейного мастерства является маска, найденная в пожарище Городища Хмельницкого (летописного Изяславля) так же погибшего в годы Батыева нашествия. Это скульптурное повторение бесстрастного ангельского лика с лучших икон своего времени, выполненное из стали.


Ноги обычно прикрывались кольчужными чулками. Известны так же крайне редкие и небесспорные находки стальных латных поножей, которые вряд ли являлись сколько-нибудь заметным феноменом. Предплечья с 1200-40 гг. стали всё чаще защищать ещё одной новинкой — стальными латными наручами, наиболее ранний из которых был обнаружен в местечке Сахновка. Таким образом, вооружение Руси опередило в этом плане Западную Европу на 50-70 лет.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Примат конного боя привёл к изменению щитов. В XI в. щиты с центральным кулачным хватом исчезают, сменяясь большими миндалевидными конструкциями с предплечным подвесом — единственно удобным в тяжелоконном бою. Постепенно из обязательного атрибута щита пропадают умбоны. С развитием доспеха размер щита уменьшается, а в XII веке появляются максимально удобные для всадника треугольные щиты, позволяющие манипулировать им с максимальной эффективностью. К XIII в. треугольный щит укорачивается, став полным аналогом европейского рыцарского тарча. Круглые щиты остаются в употреблении, вновь приобретя выпуклые формы.


Клинковое оружие составляли мечи и сабли. Причём, собственное развитое производство их отсутствовало — мечи закупали в Европе, а сабли — на востоке. Набор ударного оружия дополняли боевые топоры, чеканы с узкой лезвийной частью и литые булавы.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост
Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

В таком блестящем виде княжьи дворы и полки городов встретили монгольское нашествие, проиграв военное столкновение с организацией колоссальной евразийской империи вчистую.


В 1230-40 гг., однако, классические принципы третьего периода не надламываются, а напротив, претерпевают прочную консервацию.


Изменилось одно — роскошное вооружение стремительно уходит со сцены. Экономический удар Орды был настолько силён, что исчезли мастера, способные изготовить сверхсложное снаряжение, исчезли покупатели, способные такое снаряжение заказать. Отныне сверхдорогое, украшенное оружие — атрибут князей и богатейших бояр. Все прочие обходились куда более простыми и утилитарными предметами. Хотя, роскошное наследие удельного периода оставалось в ходу, пока не умерло все «предмонгольское поколение». Так, наиболее поздней находкой куполовидного шлема с полумаской явился артефакт из ханского половецкого кургана Чингул, который относится с 1280 гг.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

в 1250-1300 гг. происходит всеевропейская технологическая революция, покончившая с господством кольчуги. Наступает Век пластинчатого доспеха. Собственно, в это время в летописях и появляется сам термин — «доспех», т.е., нечто, сделанное из «досок» — пластин. Старое обозначение «бронь, броня» — синоним кольчуги, постепенно вытесняется на второй план. Это яркая мета новой эпохи в защитном вооружении.


К 1300 гг. в археологии постепенно увеличивается доля находок панцирных пластин различных конструкций. С 1300-х — они безоговорочно доминируют, в обратном отношении 1 к 10. Тогда же происходит малозаметное, но архиважное нововведение — оружейники изобрели чешуйчатый доспех с одной или несколькими страхующими заклепками в плоскости каждой пластины. Подобный панцирь был невероятно устойчив к любому поражающему воздействию, выдерживая и рыцарское копьё и монгольскую бронебойную стрелу. Более менее уверенно пробить его мог только арбалет при точном попадании.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Пластинчатые жилеты с 1320 гг. могли усиливаться нагрудными монолитными «зерцалами», создавая и вовсе непробиваемый покров.


К пластинчатым жилетам в старой византийской традиции подвешивались рукава и подолы, которые отныне чаще всего формировались из крупных пластин на заклепках и\или длинных прямоугольных лопастей — шин, точно повторяя аналогичные конструкции в Европе.


Всё чаще встречаются находки латных наручей. Кроме того, некоторые пластины в западных областях Руси можно с осторожностью трактовать, как фрагменты западноевропейских защитных перчаток. Ноги по прежнему защищаются кольчужными чулками без попыток перейти на латные поножи. Хотя и процент подобных изображений относительно мал, а археологических свидетельств не обнаружено по сей день.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Шлемы утяжеляются, опускаясь до уровня скул и, иногда — ниже, формируя точный функциональный аналог европейских бацинетов. При этом, развитая защита лица уходит в прошлое. Хождение имеют лишь довольно примитивные наносники. Отсутствие защиты лица при общем утяжелении наголовья имело единственную цель — обеспечение ориентации на поле боя, что в глухом забрале дело малореальное.


С запада иногда через византийское посредство заимствуются шлемы с полями, которые могли применяться в комплекте с высоким пластинчатым воротником, а так же наиболее развитые корпусные доспехи — бригандины.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Для борьбы с невероятно усилившимся доспехом появляются мечи в полторы руки с общей длиной до 1400 мм. Наряду с ними получают распространение выраженно колющие мечи с жестким ромбовидным сечением клинка, способные пронзить кольчугу или пластинчатый доспех в уязвимом месте. Копья получают мощные гранёные втулки, превращаясь в настоящий кавалерийский таран. Распространяются шестопёры, способные контузить бойца без пенетрации защитных покровов. Топоры зачастую оснащаются массивными гранеными обухами, обращаясь комбинацией с булавой.


В таком, выражено утилитарном и чрезвычайно усилившимся виде русское защитное снаряжение встретило окончание третьего периода в военном деле — конц XIV столетия, образование первых княжеских коалиций, начальный этап собирания наследства Рюрика и судьбоносное столкновение с Ордой в 1380 г.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья. Часть 2. Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Статья, Длиннопост

Далее был четвёртый период — создание развитой феодальной армии, но это предмет самостоятельного рассмотрения.


Заключение.


Общая периодизация в первом приближении выглядит так:


1 период — VIII-IX вв.:

— господство пехоты, племенное ополчение всех свободных мужчин, способных носить оружие согласно своему достатку. Малые мобильные дружины вождей и\или «частных предпринимателей на военно-торговом поприще» Слой дружинников относительно проницаем для активной части невоенного населения.


2 период — IX- нач. XI вв.:

— постепенное падение роли народного ополчения. Выход на первый план профессиональных дружин, рост их численности и значения. Пехота по прежнему господствует. Первые попытки создание конницы. Служилое сословие концентрируется вокруг богатых землевладельцев — князей и бояр.


3 период — XI-XIV вв.:

— быстрое исчезновение народного ополчения, как действительной военной силы. Главную роль играют конные дружины и городовые полки. Пехота может играть ограниченную роль в малой войне, при обороне крепостей и в кач-ве посошной рати. Слой служилого сословия практически полностью замыкается, превращаясь в феодальную корпорацию наследственного типа. В конце периода начинается постепенное наделение всего служилого сословия условным держанием земли — поместьями.

источник

Показать полностью 22
151

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья

Статья военного историка К.А. Жукова "Пешцы, полци городовые, дворы княжьи", посвященная военному делу Древней Руси и роли пеших ратей

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Точкой настоящей беседы является формирование раннего типа служилого сословия на Руси и участия в военных предприятиях пеших ратей. На самом деле, эти вопросы напрямую связаны, каким бы странным ни показался подобный логический скачок; казалось бы — пехота русского классического Средневековья напрямую противопоставлена боярско-княжеской военной аристократии.


Трудно не согласиться с наблюдением В. Пенского о доминировании пешего войска в период IX-X вв., которое общепринято в настоящий момент. Пешее войско имело характер милиционного ополчения. Т.е., все свободные граждане «славиний» -  вождеств славян раннего Средневековья. (Славинии или Склавинии, Славии — обозначение социально-политических объединений славянских племён и областей их проживания по сведениям византийских источников VII—X вв. Вождество (англ. Chiefdom) — «автономная политическая единица, включающая в себя несколько деревень или общин, объединенных под постоянной властью верховного вождя», прим.ТС) мужского пола обязаны были иметь боевое снаряжение, согласно своему достатку. Обладание оружием, собственно, отличало полноправного члена общества от всех остальных социальных страт. Участие в общих военных предприятиях — это не только маркер свободного человека, но и определяющий фактор его веса в сообществе. В это отношении «славинии» не отличались от античных политий, пока они находились на схожем уровне экономического развития.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Атака дружины древних русских воинов, X век.


Единственно возможной формой участия в военных предприятиях было выступление в качествен пехоты. Дело в том, что Северо-восточная Русь — территория, где не водится лошадей в дикой природе. Следовательно, коней требовалось завозить, а качественные боевые кони были не только очень дорогими, но и очень редкими, а значит, не подходили для оснащения войска. Не взирая на отличное знакомство с конницей, например, Хазарского каганата, которому большая часть славиний платила дань в VIII-X вв., каких-то работоспособных аналогов будущая Русь создать не могла.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Древнерусский воин. Вторая половина X века. По материалам Т.А.Пушкиной, Смоленская обл, Гнездовский археологический комплекс.


Всадник в кольчуге, шлеме, с копьём, мечом и луком был царём полей, но, только в случае относительно массового использования. Бедность земли и отсутствие товарного количества боевых коней не позволяли скопировать хазарскую боевую технику. Воин, изображённый на хазарском (?) блюде из клада в Надь-Сен-Миклош (VIII в., Румыния) был крайне желательным, но недостижимым ориентиром.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Блюдо из Надь-Сен-Миклош, Румыния, VIII в., предположительно хазарского происхождения.


Выходом было формирование милиционных ополчений, которые были организованы и снаряжены или по образцу древних славянский войск — лёгкой пехоты с метательным оружием; или, виде новшества VIII-IX вв. — на основе военной традиции «руси в узком смысле» — скандинавских колонизаторов.


Тактика сплочённых пеших фаланг с большими круглыми щитами и копьями отрабатывалась в среде древних германцев со времён выделения из из общей ясторфской археологической культуры в III в. до н.э., а ко временам Раннего Средневековья была доведена до совершенства. Основой потребного снаряжение выступал круглый щит с кулачным хватом, который обеспечивал центральный стальной умбон. Наличие щита делало человека достаточно снаряжённым для участия в фаланге. Всё остальное защитное вооружение было крайне желательным, но не обязательным — щит выступал основой строя и личной безопасности.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Обучение мальчика обращению с мечом и щитом, X век. По материалам древнерусских и скандинавских погребений.


С конца эпохи Венделя VIII вв. в Скандинавии распространяется крайне дешевый и примитивный плоский щит в противоположность выпуклому, многослойному щиту континентальных держав — франкского королевства и Византии. Самым дорогим его элементом был стальной умбон — вполне доступная деталь для любого свободного члена общины. Всё остальное — набор из деревянных планок, деревянная же центральная рукоять, выступавшая заодно и силовым каркасом для всей конструкции и кожаная обтяжка — всё это было решаемой задачей. Тем более, что славяне (да и скандинавы), жившие в местах, крайне обильных лесом, традиционно хорошо работали по дереву, т.е., примитивный щит мог быть собран «на месте», усилиями членов общины.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Щит из захоронения в Gokstad, Вестфолд, Норвегия, 905 н.э. Диаметр 94 см (Nicolaysen 1882).

а. Вид спереди . Тип умбона - Rygh 564. b. Обратная сторона; видны отверстия для прикрепления обода (обшивки) и одна деревянная планка, служащая рукоятью – остальные элементы усиления конструкции, видные на фото, являются современными добавлениями.

с. Разрез-вид сбоку

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Реконструкция щита эпохи викингов.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Основные типы умбонов, имевших хождение на Руси Х в.


Основой наступательного вооружения было копьё — средство дистанционной доставки поражающего элемента до цели. При коллективном применении в строю копьё было страшным, почти абсолютным оружием всего Средневековья. Согласно данным Рипуарской правды (законодательства королевства франков) щит и копьё имели характер комплиментарной пары и оценивались именно так — комплектом. Стоимость их в VIII в. составляла 1 солид. Для сравнения, меч в ножнах стоил 7 солидов.


Вспомогательным оружием основной массы общинного ополчения был топор, гораздо реже — меч, дорогой атрибут аристократического, профессионального воина. Кольчуга, шлем — всё это при наличии щита оказывалось необязательным элементом. Воинский коллектив, действующий, как единое целое, прикрытый щитами, ощетинившийся копьями мог решить все или большинство тактических задач в своём регионе, в своё время. Экипаж скандинавского драккара в 30-60 бойцов выступал «молекулой» подобного ополчения, будучи самостоятельно боевой единицей, примерно равной тому, что могла выставить низовая структура «сухопутной» славяно-русской общины.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Ориентировочная цена этого условного «взвода» во франкских ценах примерно равнялась 3-4 солидам на рядового воина, а скорее всего, дешевле, из-за относительно простой конструкции щита. Много это или мало? Сравнимые цены у франков давали 1 солид за корову. Таким образом, вооружение 50 пехотинцев стоило примерно 150-200 коров. Однако если сравнить со снаряжением всадника в 30-35 солидов на человека, что даёт до 1750 солидов на такую же численность. В условиях Руси милиционная пехотная схема была явно предпочтительной.


Так сложилась первичная организация русского ополчения, которая, господствовала с VIII до X века — начала активной экспансии северного субстрата на юг и восток. Основой её было ополчение, скорее всего, состоявшее из скандинавских колонизаторов — собственно руси, с вовлечением наиболее активных элементов соседей славян. В первый период было характерно массовое, почти поголовное вовлечение свободных общинников. Военные предприятия на Северо-востоке носили локальный и крайне ограниченный характер, затрагивая в итоге всё местное население прямо или опосредованно. Локальный же характер позволял доставить до места боя достаточно высокий процент общинников, которым не требовалось отрываться надолго от хозяйства и совершать затяжные манёвры.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Знатный скандинавский воин русской дружины. Середина X века.


В первый период внутри общины уже складывается профессиональный, аристократический субстрат, как отрицание всеобщего ополчения. Им были мобильные отряды скандинавов — викингов. Именно эти люди осуществляли международную торговлю и военные на колоссальном участке от Балтики до Каспия, иногда вторгаясь в Европу — вплоть до Испании. Понятно, что подобные коллективы имели профессиональный характер, не занимались сельским хозяйством и ремеслом (как значительная часть скандинавских колонизаторов на территории будущей Руси) — с одной стороны. С другой — на первом этапе они были крайне малочисленны и не могли играть решающей политической роли.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Древнерусский дружинник в распашном кафтане из ткани с набойкой. Вторая половина X века. По материалам Т.А.Пушкиной, Смоленская обл., Гнездовский археологический комплекс, погребение Дн-4.


Начало второго этапа маркирована весьма говорящей записью в Повести Временных Лет:


«В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди и со славян, и с мери, и со всех кривичей, а хазары брали по серебряной монете и по белке от дыма.

В год 6370 (862). Изгнали варяг за море и не дали им дани, и начали сами собой владеть.»


Это означает, что по условной хронологии Летописи, к 859 г. скандинавские варяги обложили данью соседние славянские и фино-угорские племена, а значит, был предпринят первый шаг внешней экспансии. Подобный шаг предполагал выделение относительно крупных воинских контингентов, способных выступить в глазах летописца аналогом хазар, уже бравших дань на данной территории. Способность дать отпор отрядам профессиональных воинов, как минимум, предполагала высокую степень организации местных автохтонов в военном плане. Говорить о складывании собственной военной аристократии у славян не приходится в силу полного отсутствия подобного материала в захоронениях и раскопках городищ. Однако племенное ополчение «славиний», видимо, относившееся к первому периоду местного милиционного войска, оказалось вполне способно для решения сиюминутных локальных задач, даже в соперничестве с профессиональными дружинами викингов.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Далее последовало знаменитое призвание варягов:


«И не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица и стали воевать сами с собой. И сказали они себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью подобно тому, как другие называются свей, а иные норманы и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти прозывались. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами и взяли с собой всю русь, и пришли к славянам, и пришел старший Рюрик, а другой - Синеус - сел на Белоозере, а третий - Трувор - в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. »

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Страница Лаврентьевской летописи 1377 г. с повестью о призвании варягов.


То, что летописец в XII в. — через 250 лет после описываемых событий, выделил главное — образование «волостей» — княжений, говорит о сложении протогосударственных или раннегосударственных образований со всеми положенными атрибутами, включая, войско. Войско это включало в себя всеобщее ополчение первого периода, но не могло не выделить особую роль и значение профессиональных контингентов.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Воины дружины Святослава в Болгарии,вторая половина X века.


Контроль за огромной территорией (по средневековым меркам) — от кривичского Смоленска (Гнёздова), мерьского Ростова (Саарского городища), до словенского Новгорода (Рюрикова городища) и интернациональной Ладоги требовал наличия постоянных формирований, который ходили в полюдье, охраняли важные города и в целом — границы. Большая территория и регулярно собираемые налоги давали концентрацию прибавочного продукта, который и обеспечивал увеличившиеся профессиональные отряды воинов.


Воины эти всё ещё действовали пешими, как было принято в скандинавской традиции эпохи викингов. Но уже начало X в. даёт массовый археологический материал воинских захоронений и находки военного характера в городских слоях. Начиналась уже не колонизация, а нарастающая экспансия. С расширением на юг, процент воинских контингентов не падал. Например, в материалах Шестовицкого могильника под Черниговом 19% захоронений из исследованных имеют предметы вооружения. Это ясно указывает на то, что роль и размеры профессиональных отрядов выросли чрезвычайно.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Знатный воин дружины русов. Конец X – начало XI века. По материалам погребений могильника Шестовицы, Черниговской обл.


Экспансия времён князя Олега продолжилась при Игоре и Ольге, которая учредила систему погостов — сёл, где собиралась установленная дань для ежегодного сбора княжескими представителями. Усилия князей: от Олега до Святослава Игоревича были направлены на установления контроля за всей протяжённостью пути из варяг в греки. Борьба за Днепр и выход к Чёрному морю предпринималась военными контингентами второго периода.


Первостепенную роль здесь играли профессиональные отряды. Содержали их «большие люди» — князья и бояре на постоянной семейной основе, которая хорошо описана в «Германии» Тацита. Русский язык сохранил чрезвычайно говорящий термин: «дружина», который полностью описывает характер подобных коллективов. Их особенностью, видимо, можно считать весьма серьёзное снаряжение, в среднем не уступавшее франкскому «рыцарскому», византийскому или хазарскому, конечно, с поправкой на пеший, а не кавалерийский бой. В постоянный обиход входят кольчуги, восточные пластинчатые доспехи, шлемы, зачастую, тоже восточные или, напротив — центрально-западноевропейские. Купить подобное снаряжение рядовой воин не мог, полностью будучи зависимым от своего господина. Единственной возможностью обрести драгоценное оружие был военный грабёж и\или удачные торговые операции.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

К середине Х в. широкое заимствование разнообразной передовой военной техники сильно изменили исходный скандинавский облик дружин. В их снаряжении появился массированный восточный (хазарский и византийский) элементы. Вместе с распашными кафтанами, сфероконическими шлемами салтово-маяцкого облика, венгерскими сумками-ташками и наборными «геральдическими» поясами, дружина восприняла развитое конское снаряжение и самих коней. Первые попытки применить воинов в конном строю состоялись в ходе византийского похода Святослава и были неудачны. Однако всё было готово к переходу к третьему периоду формирования войск.


Второй период можно описать в терминах формирования более широкого круга военных-профессионалов — княжеских дружин, которые играют всё большую роль. При этом, традиционное пешее ополчение никуда не делось, продолжало оставаться важным и наиболее многочисленным компонентом «армии». Тем не менее, именно дружины составляли самый мобильный и боеспособный костяк вооружённых сил. Второй период продолжался с конца IX-нач. XI вв.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Всадник Хазарского каганата из богатой аланской семьи. Середина IX века. По материалам С.А.Плетневой, Дмитриевский археологический комплекс, катакомба №106


Им стало создание конницы. Она не являлась гарантией успешных действий — вспомним поражения Ярославичей в 1061 г. и 1065 г. на р. Альте. Но это была единственная гарантия сколько-нибудь успешного действия на международной арене.


С конным боем русы были хорошо знакомы уже к концу Х века. К началу XI столетия он превратился в главный способ боя княжеских дружин. Этот процесс был чрезвычайно быстрым — не дольше жизни одного поколения. Если некий гипотетический Хакон, бившийся пешим в войске Святослава, видевший лошадь только в качестве удобного средства передвижения, дотянул бы до 1010-20 гг., он мог увидеть, как его сын — гипотетический Мстислав, вместе со славянским именем воспринял чисто конную традицию боя. Отныне, «вой» — воин мог считаться таковым только тогда, когда умел воевать на коне и имела самого коня вместе с положенным снаряжением.

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Реконструкция материалов захоронения из кургана Чёрная могила, Чернигов. 950-960 гг. Автор О. Фёдоров.


Сей важный рубеж большинство русского войска преодолеть не смогло в силу скудости материального базиса. Посадить на боевых коней традиционное ополчение было невозможно по чисто экономическим соображениям. Люди, способные приобрести боевого коня, который стоил в 3-5 раз дороже рабочей лошади, седло со стременами и тяжёлый доспех разом превращаются в недосягаемую для основной массы населения элиту.


Это отражается как в археологии, так и в законодательстве. Если «Правда» Ярослава, созданная в 1016 г. разделяет штраф за убийство так:


«Аже убиеть мужь мужа, то мьстити брату брата, любо отцю, ли сыну, любо братучадо, ли братню сынови; аще ли не будеть кто его мьстя, то положити за голову 80 гривенъ, аще будеть княжь мужь или тиуна княжа; аще ли будеть русинъ, или гридь, любо купець, любо тивунъ боярескъ, любо мечникъ, любо изгои, ли словѣнинъ, то 40 гривенъ положити за нь.»

Вопросы мобилизации и военной логистики русского Средневековья Лига историков, Древняя Русь, Военное дело, Клим Жуков, Длиннопост

Киевский дружинник X века. По материалам раскопок М.К.Каргера Десятинной церкви Киева, погребение №108.


То уже Пространная редакция (Правда Ярославичей ок. кон. XI-нач. XII вв.) имеет следующее добавление:


«О ремественицѣ и о ремественицѣ. А за ремественика и за ремественицю, то 12 гривенъ.

А за смердии холопъ 5 гривенъ, а за робу 6 гривенъ.»

Мы видим, что жизнь свободного крестьянина — смерда приравнена к жизни холопа — раба, и стоит она в 16 раз дешевле жизни «княжа мужа». Для сравнения: угон коня стоил 3 гривны — не сильно дешевле убийства крестьянина. Убийство ремесленника — 12 гривен, как представителя квалифицированной рабочей силы.


Кстати, археология почти однозначно говорит о дифференциации даже городского (или городищенского) населения. Ремесленный и сельхоз инструмент в жилище крайне редко соседствует с предметами вооружения. И наоборот — в жилище воина крайне редко встречаются инструменты производства.


Таким образом, основная масса населения — крестьяне, составлявшие до 95%, были почти начисто выключены из круга военнообязанных. При таком чудовищном имущественном и социальном расслоении не было и речи о покупке профессионального снаряжения. Не могло быть и речи о выдаче такого снаряжения из княжеских арсеналов — слишком неравновесным было общественное положение.


продолжение в следующей части...

Показать полностью 18
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: