Серия Байки геофизика

1987 год. Тяжкие деньги проходчика

Этот рассказ, наверное, стоит начать так:
Жили-были четыре товарища: Андрей, Валера, Шурик и я. Подружились мы на первом курсе университета. Ходили в походы, ездили друг другу на дни рождения, бегали с лекций на фильмы... А потом было два года армии, куда нас забрали после первого курса - как раз попали мы в то самое время, когда студентов стали призывать на службу. После армии мы продолжили свою дружбу и снова ездили в походы, точно так же сбегали с лекций на фильмы и даже на практику старались ездить вместе. Так что история эта посвящается не только мне, но и моим студенческим друзьям: Андрею, Шурику и Валере.

Немножко предыстории

Ох, как тяжко дался мне второй курс геологического факультета Пермского госуниверситета! В голову, забитую за два года армии уставами и приказами, ни высшая математика, ни физика с теорией поля никак входить не желали. Я даже на полном серьёзе стал подумывать о том, чтобы уйти в академический отпуск, или вообще перевестись на заочное отделение. Несколько армейцев так и сделали - ушли в академ, правда, в университет после этого уже не вернулись. Возможно, и я бы так сделал, если бы не отец. Он предложил мне попробовать сдать первую сессию: «Если уж совсем не сможешь учиться, то тогда и уходи, а пока не торопись». Сессию я с грехом пополам сдал, а потом и вовсе втянулся в учёбу, тем более появились лекции по спецпредметам: по петрографии – науке о горных породах, по геологическому картированию, по палеонтологии и что самое главное, по гравиразведке с магниторазведкой. В общем, со второго семестра жизнь стала налаживаться.

Учебная практика по геологическому картированию в уральском городе со странным названием Сухой Лог, обогатила мой словарный состав новым, истинно геологическим ругательством: «Литостроцион твою через базальтиформ!»; ибо эта окаменевшая скотина (на самом деле это древний коралл, но от этого было ни сколько не легче) никому из студентов не попадалась, хотя искали её тщательно, поскольку без неё нельзя было определить возраст горных пород, а не зная возраст нельзя нарисовать карту, без которой не защитить отчёт по практике.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Андрей замеряет ширину пласта самым древним способом, при помощи геологического молотка.

Собственно, этим мы и занимались: ходили в маршруты, искали окаменелости да купались в местном пруду.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Одна из моих любимых фотографий: студенты на практике в Сухом Логу: Шурик что-то пишет в пикетажке, а Валера ищет окаменелости.

Но всё хорошее когда-нибудь да заканчивается: литостроцион был обнаружен, карта нарисована, отчёт сдан и наша, загоревшая на жарком уральском солнце, группа вернулась в Пермь, чтобы снова отправиться на учебную практику по геофизике.

И только мы: четверо студентов из группы ГФ-1-85 отправились в Туву на производственную практику, поскольку отец Шурика Владимир Александрович, а по совместительству ещё и преподаватель на кафедре геофизики, предложил нам вместо учебной практики съездить на производственную: «Вы же после армии, работать умеете, зачем вам учебная практика? На настоящей работе быстрее напрактикуетесь». На что мы, естественно, тут же согласились. Кто же из студентов-геологов откажется от подобного предложения по собственной воле! Правда, чтобы отпустить нас на производственную практику вместо учебной, пришлось организовываться в стройотряд под руководством Владимира Александровича, но это уже такие мелочи!

И вот уже скорый поезд «Москва-Владивосток», постукивая на рельсах, везёт нас в город Красноярск, откуда нам предстоит добраться до Кызыла - столицы Тувинской народной республики.

Красноярск и окрестности

В Красноярске нас приютил один из друзей Владимира Александровича, когда-то вместе с ним учившийся в Пермском университете, а сейчас занимавший какую-то не самую маленькую должность в Красноярском геологическом комитете. Во всяком случае, если судить по здоровенной квартире в новом многоэтажном доме, стоящем на берегу Енисея неподалёку от знаменитого моста. Проведя с нами вечер, хозяин отправился куда-то по своим геолкомовским делам, предоставив нам свою квартиру на несколько дней. Ну а мы занялись изучением города Красноярска и его окрестностей.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Это я на набережной Красноярска. Весь такой крутой и понтовый :-)

На следующее утро мы всей компанией отправились за билетами на речной вокзал, чтобы по Енисею доплыть до Абакана на «Метеоре», а из Абакана можно будет добраться и до конечной цели нашего пути – города Кызыла. Не слишком-то лёгкая дорога из Перми в Туву, зато полстраны посмотреть можно. Что тоже плюс немаленький.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Набережная Енисея. Реально очень широкая и пустынная. Ну и мост со 100-рублёвой купюры прилагается.

Купив билеты, мы отправились бродить по набережной. А набережная в Красноярске явно стоила того, чтобы пройтись по ней в компании друзей: широкая, ухоженная и какая-то очень гулятельная. Хотя, в молодости всё кажется лучше: и трава зеленее, и небо голубее, и даже бочка с квасом светится каким-то особенно ярким жёлтым светом.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Квас из пол-литровой кружки - самый вкусный напиток в мире. Особенно в жару.

Полюбовавшись на Коммунальный мост и испив местного кваса, мы зашли в какой-то гастроном, в котором, к нашей великой радости, продавали довольно редкое в те времена лакомство – замороженные кольца ананаса. Ананас был шикарным – ароматным, сладким и очень-очень сочным, так что мы буквально через пять минут сами стали очень ароматными, сладкими и очень-очень липкими, вымазавшись в ананасном соке. Хорошо, что на улице стояли автоматы газированной воды – что бы мы без них делали?! Всегда можно и газировки выпить, и стакан помыть, и руки, и даже не в меру довольные перемазанные мордахи.

С трудом отмывшись от сока, мы обратили внимание на одну из самых главных достопримечательностей Красноярска – Пятницкую часовню, стоящую на верху высоченного холма. Естественно, что туда нужно было всенепременно добраться. Что мы и сделали, решив штурмовать гору в лоб: не пристало геологам искать лёгких путей! Решение, если честно, более чем спорное – лезть по жаре в гору, продираясь сквозь кусты и крапиву, зато наградой нам стал шикарный вид на Красноярск со смотровой площадки у часовни.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Залезть на гору и не сфоткаться на фоне Красноярска мы никак не могли.

На пути домой забежали в какой-то мелкий продуктовый магазин. Продавщица, увидев мою бороду воскликнула:

— Или геолог, или художник!

— Угадали! – заржали парни. – Он и художник, и геолог.

— Ну тогда понятно, - хмыкнула продавщица. – Какой дурень ещё бороду таскать будет?!

А вечером мы с Андреем, великим любителем рыбалки, отправились на Енисей порыбачить. Тем более практически рядом с нашим домом был какой-то остров, до которого можно было добраться, практически не замочив ног.  И что самое удивительное – практически в черте города мы умудрились наловить пяток замечательных хариусов!

А ещё через день мы сгоняли на Красноярские столбы.

Наверное, в каждой области нашей необъятной родины есть места, о которых знают если не все, то большинство путешественников. В Пермском крае это Усьвинские Столбы и Каменный город, в Архангельске – Соловецкие острова, а вот в Красноярске это знаменитые Красноярские Столбы. Побывать там и не взглянуть на это чудо природы было просто невозможно.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Вход на Красноярские столбы. Интересно, жив ли он до сих пор?

Добирались мы до них на маленьком речном трамвайчике, а потом долго-долго шли в гору по ухоженной тропе, которая постепенно превратилась в вертлявую тропку, бегущую мимо скал – останцев. Не знаю, как сейчас, но в то время все останцы были весьма густо усеяны «наскальной живописью»: скалы покрывали сплошные «здесь были», «Света 1978», «Коля, Миша 1965» и тому подобными надписями. Всё же неистребимо желание людей оставить хоть какой-нибудь след в истории. Нисколько не удивлюсь, если на каком-нибудь столбе в Стоунхендже вдруг обнаружится надпись «Артур и Мерлин здесь были».

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Мы подписывать столбы не стали, но поползали по ним вволю – когда ещё доведётся туда попасть, да и доведётся ли?

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Если честно, то даже не помню, на каком камне сделана эта фотография, но получилось весьма неплохо. Я, Валера и Шурик. Мы с Валерой в кедах, а Шурик мажор - в вибрамах рассекает )))

Даже попытались взобраться на знаменитые Перья, что, естественно, не вышло ввиду отсутствия опыта и снаряги.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Зато вдоволь нагулялись вдоль останцев, удивляясь фантазии природы, создавшей это маленькое чудо света – Красноярские столбы.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Андрей - фотограф. В руках у него знаменитый Агат-18, советская мыльница из 80-х годов.

А ещё через пару дней мы отправились на речном пароходике вверх по Енисею. Всё же есть какая-то необъяснимая прелесть в путешествии по воде: неспешно уплывающие вдаль речные берега, вечно голодные чайки за кормой и обязательная песня «Ах, белый теплоход» из корабельных динамиков. Даже немножко жаль, что ушла эпоха этих маленьких речных трамвайчиков, деревушек с деревянными сходнями и вечных бабушек, везущих «с города» гостинцы внукам.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Селфи с Андрюхой на пароходе. Ноздри прилагаются )))

На обед пароход пристал к берегу, и пассажиры, как-то очень по-семейному расположились на самый настоящий пикник под открытым небом. У нас еды с собой не было, так что пришлось купить в буфете бутерброды с прозрачно-тонко нарезанной колбасой, чтобы не было мучительно больно наблюдать, как народ поглощает варёные яйца с жареной курицей и огурцами. К вечеру мы прибыли в Абакан и отправились на автовокзал, где нас обрадовали тем, что в ближайшее время до Кызыла билетов нет и не предвидится: «Поезжайте в аэропорт, может там билеты есть». И правда, в аэропорте мы купили билеты, хотя пришлось караулить их у кассы всю ночь – хорошо, что нас было четверо и можно было сменять друг друга время от времени. От вынужденного безделья я спасался тем, что помогал сочинять парням душещипательные письма на родину. Письма пользовались успехом. Бессонная ночь у кассы принесла свои плоды: мы купили билеты на самолёт и утром, погрузившись в бешеную табуретку под названием Ан-24, отправились в столицу знойной Тувы город Кызыл.

Разочарования и надежды

Прилетев в Кызыл, мы тут же направились в Тувинскую геологоразведочную экспедицию. То, что нас больше всего удивило в столице Тувинской республики - автобусные билеты, поскольку стоили они всего 4 копейки и были сверху донизу исписаны правилами поведения в автобусе. Таких дешёвых и познавательных билетов никому из нас видеть не довелось. Даже жалею иногда, что не сохранил хотя бы один билетик на память.

Заявившись к начальнику экспедиции, мы заявили, что приехали по приглашению из Пермского университета и мечтаем пройти практику по магнито- и гравиразведке в каком-нибудь геофизическом отряде. Выслушав нас, начальник ответил:

— Сезон в разгаре, рабочие давно набраны, поэтому мест в геофизике для вас не найдётся. Нужен рабочий на геохимию, два рабочих на опробование и один на промывку золота. Решайте, кто куда пойдёт.

— Но мы бы хотели вместе работать!

— Столько мест у меня нет. Но если не нравится – удерживать не буду.

Попросив у начальника время на размышление, мы вышли из кабинета. Было довольно обидно – проехать полстраны, чтобы несолоно хлебавши уехать обратно. Так что вопроса о том, остаться или нет, у нас даже не возникло. А вот кто куда… Мне, конечно же, хотелось работать вместе с Андреем, всё же в прошлом году мы славно потрудились в Мойвинском отряде на поисках золота, но тут встрял Шурик:

— Ты, Дима, с Андрюхой работал, дай теперь другим потрудиться! – под другими он явно имел в виду себя.

— Ладно, договорились, - ответил я, скрепя сердце. – Тогда я на геохимию пойду. А Валера пусть к золотарям идёт. Мы с Андрюхой золото уже мыли, а он нет.

На том и порешили. Весь оставшийся день мы устраивались на работу, получали рабочую одежду, спальники и места в общежитии – жить-то до отправки в поле где-то всё равно нужно. Вечером мы прогулялись по городу и наткнулись на обелиск с названием «Центр Азии», стоящий на набережной Енисея. Неожиданное открытие – так я впервые узнал, что Кызыл, оказывается, находится в самом центре Азии. Кстати, там же встретились со знакомыми девчонками - гидрогеологами из Перми. Они тоже, как и мы приехали на практику в Туву, только они вполне официально после 3-го курса.

1987 год. Тяжкие деньги проходчика Геология, Геологи, Красноярский край, Красноярские столбы, Республика Тыва, Геохимия, Студенты, 80-е, Воспоминания, Абакан, Практика, Молодость, Длиннопост

Центр Азии. Агат-18 так себе фотик. Или руки у кого-то кривые )))

Сам город, если честно, запомнился плохо, разве что удивило кладбище, находящееся чуть ли не в центре города и просто ужасающие улицы, перекопанные практически по всему городу.

Армянское радио задаёт вопрос Тувинскому радио:

— Правда ли, что в Кызыле все улицы перекопаны?

— Это неправда! У нас есть одна не перекопанная улица!

— А какая?

— Не скажем, а то и её перекопаете!

На следующий день Валеру увезли к золотарям, а Андрей с Шуриком отправились фотографироваться на загранпаспорт: им предстояло заезжать в поле через Монголию. Поэтому мы отправились в фотоателье, но там ребят ждал сильный облом – для загранпаспорта нужно было сфотографироваться в галстуке и пиджаке! И если галстук мы купили в ближайшем магазинчике, то где взять костюм? Не покупать же, в конце концов! В итоге Андрюха поймал какого-то мужичка неподалёку от фотоателье и выпросил у него пиджак на пару минут. Мужик вошёл в наше положение и поделился костюмом, вот только на Андрее он не сходился, а на Шурике, наоборот, висел мешком. Да и галстук на футболках смотрелся как-то особенно оригинально, особенно по тем временам. Зато все формальности были соблюдены.

А на следующий день меня отправили в поле на вертолёте. Начался мой второй полевой сезон.

П.С. Итак, я начинаю новую серию рассказов из своей геологической жизни. Надеюсь, вам понравится. Как всегда, жду комментарии и отзывы - с вами всегда здорово общаться!

Ну а если вдруг кто захочет отблагодарить материально, то лично я не против, но настаивать не буду.