261
Изменения в Книжной Лиге!!!
42 Комментария в Книжная лига  
Изменения в Книжной Лиге!!! книжная лига, книги

Недавно я поднял вопрос, что делать с постами в нашей Книжной лиге. Комментарии почти единогласно были за теги, чтобы сохранить атмосферу дружелюбного и свободного сообщества. Я рад, что мы не перешли в крайности и жестокость, и не забыли лица своих отцов.


Теперь в нашей Лиге появились дополнительные правила, обязующие ставить нужные теги:

"Ищу книгу" - если хотите найти информацию о интересующей вас книге;

"Посоветуйте книгу" - пикабушники с удовольствием порекомендуют вам отличные произведения известных и не очень писателей;

"Самиздат" - на ваш страх и риск можете выложить свой авторский текст или рассказ. Но советуем лучше публиковаться в сообществе "Авторские истории", если хотите конкретной критики.

Нетегованные посты (в особенности авторские тексты без тегов) будут перемещены в бездну общей ленты. Но помните: частое несоблюдение правил может в завлечь вас в игнор-лист сообщества, будьте осторожны.


Рад сообщить, что новыми модераторами стали @Nablyudatel и @MorGott за проявленную инициативу и посты в Книжной Лиге. Надеюсь, они не будут суровыми и жестокими правителями:)


Ну, все, Книжная Лига продолжает работать в штатном режиме.

237
Важная информация для Книжной лиги!!!
77 Комментариев в Книжная лига  
Важная информация для Книжной лиги!!! книжная лига, текст, вопрос к пикабушникам

Обращается к вам администратор и единственный модератор сообщества «Книжной лиги». Как вы, может быть, заметили, я редко вступаю в общение, мало комментирую и не занимаюсь модераторством взахлеб. Это объясняется двумя причинами:

1. Я живу в Якутии: когда Пикабу только пробуждается, я готовлюсь спать. Поэтому заниматься модерацией вовремя иногда бывает неудобно.

2. Книжная лига была создана любителем читать для любителей читать. Неважно – фанфики, серьезное чтиво, бульварные рассказы – там, где происходит история, там и рождается книга. Даже главное и единственное правило основано на этой идее: Мы не тоталитаристы, здесь всегда рады новым людям и обсуждениям, где соблюдаются нормы приличия и взаимоуважения.


Но в последнее время рождается тенденция недовольства и заминусования: многие против «фанфиков», попыток втиснуть свои писательские наработки. Да, согласен, многие из них просто ужасны, но, хэй, это ведь только их творческого пути. С такими мыслями я никогда не удаляю разные записи из Книжной лиги». Из удаленных и перенесенных записей я могу вспомнить только спам и сиськи, все остальное продолжает оставаться в Книжной лиге.

Несколько дней назад была опубликована просьба о создании отдельного сообщества для любителей писать. В данное сообщество хотят перенести все наработки, эскизы, фанфики и прочие тексты.


Я, как человек, поддерживающий нейтральную сторону, обращаюсь ко всем обитателям Книжной лиги насчет нашего общего будущего. Что же нам делать:

1. Пусть тексты остаются. Ведь книги не рождаются мгновенно, они проходят долгий путь. Кто знает, может одно из графоманий, что валяется в глубинах Книжной лиги, будет началом будущего известного писателя, а мы - его первые читатели. Пусть остальные заминусят, но и есть те, кто поддерживает начало творческого пути.

2. Удалять к черту все лишние тексты. Включить премодерацию. В таком случае в Книжной лиге останутся рекомендации, топы, обзоры и прочее. Прочие отрывки из книг, короткие рассказы и прочие "Ищу книгу", "Посоветуйте книгу" будут жестоко удалены, а постоянные спамящие поставлены в игнор-лист. Но тогда мы нарушим собственное правило о тоталитарности. Плюс понадобится модератор.

3. Заставлять людей ставить соответствующие теги. В противном случае жестоко удалять.

4. Повысить рейтинг проходимости. Сейчас он стоит на нуле, можно увеличить рейтинг по какого-нибудь числа, чтобы вчерашные зареганные не начали графоманить.


Прошу вас, дорогие книголюбы, порассуждать и подискутировать насчет контента Книжной лиги. Кем мы станем: поддержкой любых текстов и помогающим найти/посоветовать нужную книгу, или сообществом с интересным, но редким контентом.


P.S. Если кто-нибудь желает стать модератором - милости прошу в комменты, а вдруг в будущем понадобитесь.

Показать полностью
384
Три фантастических романа. Для взрослых и подростков
12 Комментариев в Книжная лига  

Йен Макдональд. "Новая Луна"

Три фантастических романа. Для взрослых и подростков книги, Что почитать?, книжная лига, длиннопост

В предыдущем опубликованном у нас романе Йена Макдональда «Бразилья» дело, как следует из названия, происходило в Бразилии, которая под пером писателя превращалась в сложный, экзотический и совершенно невероятный мир, обустроенный с едва ли не шизофренической тщательностью. В первом романе своего нового цикла писатель проделывает тот же трюк, однако если в «Бразилье» ему пришлось строить из вторсырья, включая подлинные детали в абсолютно фантасмагорическую реальность, то на сей раз под застройку он выбирает идеально пустую площадку: действие «Новой Луны» разворачивается, как несложно догадаться, на Луне.


Люди колонизовали земной спутник чуть менее ста лет назад (а начали туда переселяться примерно в наше время, так что хронология романа выстраивается без труда), однако термин «колония» к Луне уже давно не применим. Ее население составляет полтора миллиона человек и продолжает пополняться за счет переселенцев, но главное — ее обитатели уже не вполне люди. Лунная гравитация сделала их кости тонкими и легкими, они выше обычного человека на две головы, и в земных условиях им не выжить. А еще они говорят на собственном языке — упрощенном английском с примесью португальского, корейского и йоруба и живут по собственному календарю (лунному, естественно). У лунарцев свои представления о религии (их несколько, но доминирует синкретический афро-бразильский культ умбанда), о законе (его нет, а вместо него — договорное право и судебные поединки на ножах), о семье (сложная бисексуальная полигамия и суррогатное материнство), о дорогом и дешевом (золото — дешево, вода, воздух и пространство — дорого, кофе — бесценно) — да, собственно говоря, почти обо всем. Жизнь на Луне так не похожа на земную, что ее жители уже почти не чувствуют связи с метрополией, и мир их обладает приятной устойчивостью и внутренней логикой.


Бизнес Луны поделен между пятью могущественными кланами — на азиатский манер их именуют Драконами. У каждого Дракона своя столица и свои принципы ведения бизнеса, а хрупкое равновесие между ними поддерживается посредством династических браков. Выходцы из России Воронцовы (приятный сюрприз для русского читателя — все они носят нормальные имена типа Валерий или Анастасия и никогда не предлагают выпить «на здоровье») заведуют транспортом. Австралийцы Маккензи — энергетики и металлурги. Китайцы Суни (борьба за независимость от Пекина — их постоянная головная боль) — специалисты по финансам, информации и обмену данными: все лунное общество скреплено сетью, интегрированной в организмы лунарцев на биологическом уровне. Выходцы из Ганы Асамоа ведают продовольствием и жильем, а новички в Большой Пятерке — бразильцы Корта — монополизировали разработку и продажу гелия. Именно Корта — восьмидесятилетняя Адриана, основательница династии, ее сыновья, дочь, внуки и прочие домочадцы — главные герои романа. На приеме в их родовом поместье на старшего сына Адрианы будет совершено покушение, и это событие запустит вереницу величественных тектонических сдвигов — поначалу едва заметных, а под конец катастрофических и трагичных. Между Драконами вспыхнет война, все нажитое Корта будет поставлено на карту, Луну впервые за много лет затопит кровь, а в обжитые кварталы ворвется космический вакуум.


«Новую Луну» сравнивают с «Игрой престолов», и отчасти это верно — мир Макдональда столь же многлюден и детален, а еще автор так же не церемонится со своими героями (будьте готовы: самые обаятельные могут не дожить до финала). Однако если топливом, приводящим в движение романную машинерию Джорджа Мартина, служит похоть и жажда власти, то мир «Новой Луны» живет в первую очередь по законам большого бизнеса: в его венах пульсирует лунная валюта битси, а высшей ценностью остается семья. Все вместе это делает эпос Макдональда гибридом «Атланта» Айн Рэнд, «твердой» (то есть основанной на некотором важном научно-техническом допущении) фантастики, киберпанка и классической семейной саги — диковинным и совершенно неотразимым.


Если вам давно не попадались книги, способные без остатка поглотить вас на несколько дней, а после выбросить на волю слегка ошалевшими и остро жаждущими продолжения, то «Новая Луна» Йена Макдональда — именно то, что вам нужно. Но не предупредить будет нечестно: роман — первый в трилогии, весь его финал — один сплошной клиффхэнгер, а вторая часть — «Волчья Луна» — вышла в Великобритании всего пару месяцев назад. Так что запаситесь терпением — русский перевод появится, мягко скажем, не завтра. Ну, или сразу отправляйтесь на Amazon за оригинальной версией.

Дженнифер Броуди. "Тринадцатый ковчег"

Три фантастических романа. Для взрослых и подростков книги, Что почитать?, книжная лига, длиннопост

Роман Дженнифер Броуди (тоже первая часть трилогии) вышел в детском издательстве «Клевер», но не воспринимайте это обстоятельство слишком буквально: на самом деле «Тринадцатый ковчег» отлично сгодится и взрослым — конечно, при том условии, что эти взрослые любят бодрую фантастику и толерантны к молодым героям. Пожалуй, возраст протагонистов (им от шестнадцати до двадцати) — единственное ограничение: в остальном книга Броуди всевозрастная и вполне универсальная.


В некотором довольно близком будущем Земле, которую мы знаем, приходит Конец: поверхность планеты сгорает в пламени глобального катаклизма, и большая часть человечества гибнет. Мудрые ученые загодя подготовились к этой беде: они создали несколько ковчегов, обитателям которых предстоит пережить тысячелетний упадок Земли, а после собраться вместе и возродить человеческую цивилизацию. Но за тысячу лет все может измениться — что, в сущности, и происходит.


Связь между ковчегами потеряна и каждый из них превращается в автономное микрогосударство, развивающееся по собственным законам. На одном из ковчегов — он пережидает катастрофу в глубинах мирового океана — устанавливается жесткая теократия: захватившая власть Церковь Святого Моря убеждает свою паству, что человечество было истреблено за грехи, возвращение на Поверхность невозможно и самая мысль об этом — кощунство. Всех, кто осмеливается мечтать о Земле, выбрасывают за борт, а все напоминающее о временах до Конца (в том числе книги, навигационные карты, субмарины, предназначенные для подъема на поверхность, и Маяк, который должен указать место грядущей встречи выживших) безжалостно уничтожено. Однако тысячелетие, на которое рассчитана работа всех механизмов Ковчега, подходит к концу, машины сбоят, корпус дает протечки и единственное, что может спасти его обитателей, — это всплытие. Людей, которые осознают опасность и готовы ей противостоять — всего-ничего: юная Майра, трое ее друзей и отец, главный инженер Ковчега с говорящим именем Джона (Иона). Им нужно в кратчайшие сроки по старым, чудом сохранившимся чертежам воссоздать субмарину, отыскать Маяк и поднять восстание против церковников.


В то же самое время из глубин космоса к Земле приближается так же выработавший свой ресурс последний из уцелевших космических ковчегов — военизированный корабль-государство, где эмоции позорны, семейные и дружеские связи упразднены, а главными добродетелями считается отвага, самоотверженность и виртуозное владение оружием. Молодому капитану Аэро Райту, воину без страха и упрека, вчерашнему выпускнику местной военной академии, через считанные дни предстоит первым ступить на планету, которую его предки покинули тысячу лет назад…


Если в этот момент вы вспомнили роман Роберта Хайнлайна «Пасынки вселенной» (в котором потерявший управление космический корабль с одичавшим экипажем также превращается в пугающее и архаичное мини-государство) или «Повелителя мух» Уильяма Голдинга, то, в общем, ваша мысль движется в верном направлении. Дженнифер Броуди — автор более чем культурный, образованный и начитанный: в анамнезе у нее гарвардский диплом, опыт преподавания творческого письма и участие в голливудских мегапроектах (таких, к примеру, как джексоновский «Властелин колец»). Поэтому при всей обманчивой простоте на самом деле ее «Тринадцатый ковчег» — вещь тонкой выделки, надежно укорененная в традиции и при этом не лишенная тщательно выверенной доли новизны. Другое дело, что весь свой немалый — и культурный, и писательский, и даже маркетологический — потенциал Броуди инвестирует в создание эдакой книжной версии кинематографического блокбастера (которым ее роман, к слову сказать, имеет неплохие шансы стать). С одной стороны, жалко — автор явно способен на большее. С другой, должен же кто-то писать просто крепкие, увлекательные книги, предназначенные для бесхитростного читательского удовольствия — такие, чтоб с фонариком под одеялом.

Джон Краули. "Маленький, большой, или Парламент фейри"

Три фантастических романа. Для взрослых и подростков книги, Что почитать?, книжная лига, длиннопост

Впервые роман американца Джона Краули «Маленький, большой» вышел по-русски десять лет назад и остался тогда почти незамеченным. Хочется верить, что у нынешнего издания судьба окажется более счастливой, потому что трудно представить себе книгу столь необычную, чарующую и обволакивающую — словом, столь достойную читательского внимания и любви, как «Маленький, большой». История семейства Дринкуотеров и их зачарованного поместья — это книга-волшебная дверца, за которой время течет совсем не так, как снаружи, и за которой хочется остаться надолго, если не навсегда: благо размеры — семьсот с лишним страниц — позволяют.


Молодой городской клерк Смоки Барнабл после непродолжительного знакомства женится на Элис Дринкуотер, дочери чудаковатого детского писателя, и отправляется с молодой женой в ее фамильный особняк Эджвуд. Эджвуда не найти на карте, но до него можно без труда добраться из Нью-Йорка (в романе его называют просто Город). Элис и ее сестра Софи убеждены, что в детстве им неоднократно являлись фейри — жители сказочной страны, лежащей где-то по соседству с Эджвудом, однако что это — детская фантазия, истинная правда или элемент странной семейной игры под названием «Повесть», в которую вовлечены уже несколько поколений Дринкуотеров, — не вполне ясно. Но чем дольше Смоки остается в Эджвуде, тем яснее становится: поместье — в самом деле портал между мирами, а его обитатели состоят с фейри не только в дружбе, но и в родстве. Годы идут, у Смоки и Элис рождаются дети, поместье чудесным образом разрастается внутрь, связи между людьми и волшебным народом крепнут, Дринкуотеры и Барнаблы бродят по чудесным полям и рощам, влюбляются и расстаются, пьют чай, читают Шекспира и теряют близких то в бездонных глубинах Эджвуда, то снаружи, в опасном и жестоком Городе. А во внешнем мире тем временем сгущается угроза, способная погубить не только мир людей, но и мир фейри…


Пересказывать «Маленького, большого» — занятие неблагодарное: половина сюжетных нитей в нем не то чтобы теряются, но словно бы перетекают за край, создавая ощущение, что роман Краули — только видимая часть айсберга, а за его пределами лежит огромный, пугающий и прекрасный мир, недоступный читательскому глазу, но при этом абсолютно живой и реальный. Словом, редкий случай настоящего, не вполне подлежащего рационализации и вербализации литературного волшебства и книга той же дивной породы, что и «Дом, в котором» Мариам Петросян.


-----------------

Галина Юзефович специально для "Медузы"

Показать полностью 2
893
Семь отличных книг в жанре нон-фикшн, чтобы с пользой провести лето
44 Комментария в Книжная лига  

Юваль Ной Харари. "Sapiens: Краткая история человечества"

Семь отличных книг в жанре нон-фикшн, чтобы с пользой провести лето книги, Что почитать?, нон-фикшн, длиннопост

Книга Юваля Ноя Харари — своего рода гуманитарный ответ «Краткой истории времени» Стивена Хокинга: если великий физик буквально на пальцах излагает историю вселенной, то израильский историк делает нечто похожее, только с историей человечества. Почему «приручение огня» стало такой важной вехой, когда люди жили лучше всего (спойлер: вовсе не сейчас, а во времена охотников и собирателей — тогда и работать приходилось меньше, и питание было разнообразней), почему мужчиной быть выгоднее, чем женщиной, в чем опасность денег и как наша биологическая природа транслируется в социальную и обратно — обо всем этом Харари рассуждает с блестящей ясностью знатока и пылкой страстью убежденного социалиста.

Концептуальный, яркий и полемичный «Sapiens» — самый увлекательный нон-фикшн, опубликованный по-русски за прошедший год и, пожалуй, лучшая книга в этом жанре со времен «Ружей, микробов и стали» Джареда Даймонда. Словом, вещь, которую нельзя пропустить — тем более, что на подходе русский перевод второй книги Харари «Homo Deus» (еще более нашумевшей), в которой идеи автора о прошлом проецируются на будущее.


Цитата: «Романтизм с его любовью к разнообразию идеально сочетается с постулатами консьюмеризма. Их брак породил неисчерпаемый рынок «впечатлений», на котором зиждется современная индустрия туризма (…) Потребляя впечатления, мы якобы расширяем свои горизонты, реализуем свой потенциал и становимся счастливее. Соответственно, когда миллионер хочет наладить отношения с женой, он везет ее на роскошные выходные в Париж, и эта поездка отражает не какие-то его необычайные и сугубо личные желания, но пламенную веру в миф романтического потребительства. Богатому древнему египтянину в голову бы не пришло решать кризис в отношениях таким способом — возить жену в Вавилон, например. Он бы построил ей роскошную гробницу, о которой супруга всегда мечтала».


Станислав Дробышевский. "Достающее звено"

Показать полностью 5
268
Что читать на выходных. Три фантастических романа, которые понравятся и взрослым, и подросткам
21 Комментарий в Книжная лига  
Что читать на выходных. Три фантастических романа, которые понравятся и взрослым, и подросткам книги, Что почитать?, русская литература, длиннопост

Виктория Шваб, "Темный оттенок магии"

Вы думали, Лондон всего один? На самом деле, их три: Красный, Серый и Белый. Когда-то существовал еще один Лондон — Черный, но уже давно его поглотила необузданная темная магия, и сейчас место, где он располагался, проклято и забыто. В счастливом Красном Лондоне магия струится привольно и богато, а воздух пахнет цветами. В скучном Сером Лондоне магия захирела, а жизнь прозаична. В страшном Белом Лондоне магия измучена и враждебна людям, правители порочны и жестоки, а на улицах разлит запах крови. Лондоны эти лежат совсем рядом — протяни руку и дотянешься, но границы между ними закрыты, и только антари — люди, у которых магия в буквальном смысле слова в крови, — умеют сквозь них проходить. Антари, как правило, пользуются всеобщим уважением, носят послания из одного Лондона в другой и состоят на королевской службе, однако с каждым следующим поколением их становится все меньше, и, похоже, скоро двери между мирами закроются окончательно.

Рыжеволосый Келл — антари из Красного Лондона: его фактически усыновила королевская семья, наследный принц — его названный брат, и за вычетом тех неприятных моментов, когда ему приходится навещать Белый Лондон, жизнь Келла приятна и безоблачна. Однако у юноши есть свои маленькие слабости: в обход официальных запретов он любит переносить из одного Лондона в другой разного рода предметы — порой безвредные безделушки, а порой могущественные артефакты. Однажды в руки его попадает артефакт такой немыслимой и, судя по всему, разрушительной силы, что ему приходится сломя голову бежать из родного Красного Лондона в безрадостный Серый, и вот тут-то на его пути встречается Лайла — переодетая в мужское платье молодая воровка из городских трущоб…

Если в этот момент вы подумали, что «Темный оттенок магии» — очередной подростковый фэнтези-сериал, неотличимый от десятков прочих, то вы не так далеки от истины — но с одной существенной поправкой. От обычных — диковатых и непуганных — производителей типового фэнтези-продукта американку Викторию Шваб отличает атипично высокий уровень начитанности. Из ее текста ясно, что она читала (а, возможно, даже конспектировала) и Нила Геймана, и Чайну Мьевиля, и Роджера Желязны, и Мервина Пика и много кого еще: деликатные и уместные реверансы в адрес этих авторов придают «Темному оттенку магии» приятную глубину и округлую культурность. Еще одна важная особенность романа Шваб (тоже, в общем, для типового фэнтези не характерная) — удивительно обаятельные герои. И Келл, и Лайла кажутся настолько живыми и сложными, что к ним волей-неволей начинаешь испытывать самые настоящие чувства — симпатию, тревогу за их судьбу, сочувствие. А там, где есть сочувствие, уже и до интереса недалеко, поэтому хорошо, что «Темный оттенок магии» — только первая часть трилогии, а две другие уже на подходе.

Что читать на выходных. Три фантастических романа, которые понравятся и взрослым, и подросткам книги, Что почитать?, русская литература, длиннопост

Олег Дивов, "Родина слонов"

Про свежий роман (на самом деле, скорее длинную повесть) фантаста Олега Дивова надо знать три важные вещи: во-первых, в нем создан чудесный, уютный, любовно обустроенный мир, в котором хочется задержаться. Во-вторых, тут не все в порядке с сюжетом — и это, если честно, еще очень мягкая, сдержанная формулировка. А в-третьих, родина слонов — это не вся Россия, а конкретно Чукотка, если не полностью независимая от «материка», то по крайней мере достаточно автономная.

Существование мамонтов — по сути дела единственное, что отличает созданный Дивовым мир от мира реального. В начале XIX века русские колонисты обнаружили в Сибири стадо чудом уцелевших ископаемых животных и передали его аборигенам — для разведения. С тех пор русский мамонт начал счастливо плодиться, размножаться и эволюционировать в верного друга, помощника и спутника человека. И этот незначительный, на первый взгляд, сдвиг в сторону альтернативной истории оказывается неожиданно существенным. Все основные вехи нашего прошлого — и Великая Отечественная война, и Советский Союз, и его распад — остались неизменными, но вселенная, в которой существуют мохнатые трехметровые звери с забавными челочками (да-да, прямо как в «Ледниковом периоде»), конечно, гораздо лучше той, в которой их нет, и живет она по немного иным — более правильным, гармоничным и гуманным — законам.

Мамонты строят и ломают лучше любого бульдозера, наводят переправы на разлившихся реках, тушат пожары, прокладывают дороги и охраняют жилье от хищников. Но главное, мамонты обладают чудесной способностью делать людей, которые с ними возятся, добрее. Директор племенного питомника Иван Умкы души не чает в своих мохнатых воспитанниках и мечтает передать дело по наследству детям — красавице Валентине и умнице Умке. Мальчик — прирожденный мамонтовод, но, увы, упорно противится своему призванию и мечтает поскорее уехать из дома, чтобы стать моряком Северного флота…

Останься Дивов в рамках этой производственно-семейной коллизии, завязанной на свободе выбора, поиске предназначения, конфликте отцов и детей, у него вышла бы добрая, неглупая и отлично написанная подростковая книга про хороших людей и умных зверей в непростых условиях крайнего Севера. Однако собственно конфликт Ивана Умкы с сыном занимает примерно треть текста, причем не подряд, а вразброс. Остальные же две трети отведены под краткую историю мамонтоводства в России, а еще под сыроватую новеллу о том, как героические чукотские животноводы предотвратили ядерную войну. Все вместе эти плохо пригнанные друг к другу части оставляют ощущение одновременно скомканности и затянутости: какие-то фрагменты автор пролетает на бешеной скорости, а на каких-то зависает надолго, бесконечно обкатывая дорогие его сердцу подробности. Похоже, обживаться в придуманном мамонтовом мире Олегу Дивову нравится пока куда больше, чем конструировать историю, которая могла бы в нем произойти. Мир и в самом деле отличный, не поспоришь, но хотелось бы немного динамики. Может, к следующим частям цикла (а они, судя по всему, подразумеваются) раскачается.

Что читать на выходных. Три фантастических романа, которые понравятся и взрослым, и подросткам книги, Что почитать?, русская литература, длиннопост

Кристофер Прист, "Островитяне"

Классику британской фантастики Кристоферу Присту повезло и не повезло одновременно: фильм, снятый режиссером Кристофером Ноланом по самому известному его роману «Престиж», оказался настолько успешен, что фактически подмял под себя самого писателя, в массовом сознании сведя его роль до заурядного «автора литературного первоисточника». Между тем, фигура Приста — одна из важнейших для современной британской словесности (вовсе не только фантастики) и определенно одна из самых разносторонних, не склонных к самоповторам. Так, в отличие от псевдоготического «Престижа» «Островитяне» — прекрасный пример сложной и изысканной философской фантастики, восходящей к новеллам Борхеса или «Игре в бисер» Германа Гессе.

«Островитяне» — это путеводитель или, если угодно, географический справочник по вымышленному миру, составленный из разнородных и разножанровых заметок. Придуманная Пристом планета выглядит довольно необычно: северный и южный ее полюса заняты материками, разделенными на враждующие между собой государства, а все пространство между ними — это огромный архипелаг, состоящий из бесчисленного множества островов, маленьких и огромных, обжитых и необитаемых. Для архипелага не существует единой карты — в лучшем случае жители одного острова знают, как добраться до соседнего, поэтому вошдешие в книгу заметки носят характер преимущественно умозрительный — их составитель и систематизатор, писатель Честер Кэмстон, уверяет, что никогда не бывал за пределами родного острова и опирается исключительно на чужие свидетельства, за достоверность которых не всегда может поручиться. Однако если не считать слабой описанности их мира, в остальном жизнь островитян очень похожа на нашу: они точно так же издают газеты, сочиняют романы, пользуются интернетом, ездят на автомобилях, ходят в театры, пишут картины и ведут научные исследования.

Поначалу тексты в книге кажутся практически случайными и никак не связанными друг с другом: вот описание острова, знаменитого своей научной академией, а заодно краткая биография ее основательницы. Вот протокол допроса человека, подозреваемого в убийстве известного театрального мима на другом острове. Вот жутковатый отчет об энтомологической экспедиции, фактически истребленной особо опасным ядовитым насекомым. Вот рассказ о выставке знаменитого художника, который, кстати, одно время был любовником той самой основательницы академии с первого острова…

В какой-то момент имена героев начинают повторяться, а сюжеты — перекрещиваться. Вот влиятельная общественная деятельница Корер с острова Ротерси требует более тщательного расследования зловещего убийства в театре, вот она появляется в качестве объекта религиозного культа на совсем другом острове, а вот она же выступает в роли главной героини романа, который пишет юная Мойлита Кейн — фанатка и ученица Честера Кэмстона, того самого составителя книги, якобы ни разу не покидавшего родных краев… И вот уже читатель нетерпеливо ждет все новых и новых фрагментов, которые пролили бы свет на загадочное убийство мима, трагический роман между великим художником и гениальной исследовательницей, явно неслучайное столкновение двух паромов в акватории порта или на судьбу самого рассказчика, которому, похоже, верить нельзя ни на грош.

Первое сравнение, которое напрашивается при прочтении «Островитян», это, конечно, роман-пазл: мы непроизвольно начинаем ждать, что в какой-то момент все кусочки сложатся в единую картину и мы узнаем абсолютную правду и про архипелаг, и про всех его обитателей. Этим надеждам не суждено сбыться: некоторые фрагменты будут прояснять одни ветки истории, одновременно затемняя другие, некоторые останутся обособленными сюжетными анклавами, а многие важные места на романной карте — незаполненными. Не роман-пазл, но роман-лабиринт со множеством коридоров, обманных ходов, ловушек и тупиков, а главное — с устойчивым ощущением, что в какую сторону ни пойди, до края все равно не доберешься. Однако то, что у другого автора могло бы показаться приметой литературной неумелости и неспособности свести концы с концами, у Приста выглядит безупречным в своей отточенности художественным приемом. Мир принципиально непознаваем, рассказчики ненадежны, а жизнь отказывается следовать литературным паттернам — это, в общем, и так понятно. Но когда для иллюстрации этих простых тезисов возводится полноразмерная действующая модель огромной вселенной, они обретают новое — надо признать, совершенно оглушительное — звучание.

Показать полностью 2
6
Какие рассказы читать этой весной. Элис Манро, «В Питере жить» и еще три отличных сборника
2 Комментария в Книжная лига  

Литературный критик «Медузы» Галина Юзефович рекомендует пять сборников рассказов, на которые стоит обратить внимание этой весной: «Не оглядываясь» Марии Галиной, «Дамы из Грейс-Адье» Сюзанны Кларк, «Тайна, не скрытая никем» обладательницы Нобелевской премии по литературе Элис Манро, «Чудеса и фантазии» Антонии Байетт и «В Питере жить» с рассказами разных авторов.


Мария Галина, "Не оглядываясь"

Какие рассказы читать этой весной. Элис Манро, «В Питере жить» и еще три отличных сборника книги, Что почитать?, литература, обзор книг, длиннопост

Самая, пожалуй, захватывающая особенность прозы Марии Галиной — ее разнообразие, и в малой прозе оно по понятным причинам проявляется даже ярче, чем в романах. Нынешний сборник рассказов — как коробка «всевкусных конфет» из книг о «Гарри Поттере»: каждый следующий не похож на предыдущий, и никогда не угадаешь, что ждет тебя за очередной отбивкой в конце страницы. Есть здесь и атипично-жуткая рождественская история («Привет, старик!»), и реалистичный рассказ о детстве и вранье («Красивые молодые люди»), и традиционная философская фантастика в духе Стругацких («Поводырь» и «Не оглядываясь»), и элегантная компактная космоопера («Андроиды Круглого стола»), и классическая сказка («История второго брата»), и диковинная фэнтези с западноукраинскими фольклорными мотивами («Ганка и ее эльф»), и колоритный псевдодетектив «В поисках Анастасии», словно бы выпавший из предыдущего галинского романа «Автохтоны», и громовым стаккато в самом конце — мощнейшая лавкрафтианская повесть «Дагор».

Писателей с таким жанровым диапазоном, как у Галиной, в нашей стране определенно больше нет. Как нет и писателей, способных так восхитительно морочить читателю голову, каждый раз задергивая над вполне однозначным финалом зыбкую магическую пелену — вроде бы, все ясно, но вроде бы и нет. Что-то в текстах Галиной всегда остается недосказанным и заманчиво мерцает, одновременно раздражая, волнуя и вызывая настоятельную потребность читать дальше. И так — вплоть до аддикции.


Книга выйдет в конце апреля


Сюзанна Кларк, "Дамы из Грейс-Адье и другие истории"

Какие рассказы читать этой весной. Элис Манро, «В Питере жить» и еще три отличных сборника книги, Что почитать?, литература, обзор книг, длиннопост

Сборник рассказов Сюзанны Кларк — тот редкий случай, когда издательская аннотация не врет: «Дамы из Грейс-Адье» — это и в самом деле настоящие народные сказки, какими они были бы, возьмись за их сочинение Джейн Остин. Действие большей части вошедших в книгу текстов разворачивается в том же мире альтернативной Англии, что и действие главного романа Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»: Британия воюет с Наполеоном, сельские сквайры ездят с визитами к соседям и танцуют на балах, румяные барышни в капорах и легкомысленных платьях «нюд» ищут женихов, растят розы и шепчутся с подругами, но тут же, буквально в нескольких шагах от привычного, понятного и обжитого мира творится самое настоящее колдовство, иногда доброе, а иногда и не очень.

Добродетельная Вениша, бедная родственница деревенского священника, вступает в рискованное противоборство с загадочной леди, взявшей ее возлюбленного в колдовской плен («Миссис Мабб»). Три милые женщины из деревушки Грейс-Адье — молодая наследница, супруга пожилого джентльмена и гувернантка в богатом поместье — находят изящный (хотя и этически небезупречный) способ разделаться с опекуном, угрожающим жизни маленьких воспитанниц одной из них («Дамы из Грейс-Адье»). Юная супруга знатного лорда во исполнение неосмотрительно данного обещания вынуждена за день спрясть пять мотков шерсти и обращается за помощью к обитателям близлежащих холмов («На гиблом холме»)…

Словом, мягкая английская ирония, очаровательный антураж, обязательный счастливый конец и комфортное сочетание истинно сказочной предсказуемости со сказочной же неожиданностью. Ну, а все вместе — самое обаятельное, согревающее и укрепляющее чтение, которое только можно себе вообразить.


Антония Байетт, "Чудеса и фантазии"

Какие рассказы читать этой весной. Элис Манро, «В Питере жить» и еще три отличных сборника книги, Что почитать?, литература, обзор книг, длиннопост

В первый момент может показаться, что рассказы Сюзанны Кларк перетекают в малую прозу Антонии Байетт практически без шва: те же вечные сюжеты немного иным манером. Храбрый портняжка освобождает от чар спящую принцессу («Стеклянный гроб»). Мертвые жители зачарованного подводного города крадут у молодого моряка невесту, а после губят и его самого («История Годэ»). Старшая из трех сестер-принцесс отправляется в опасное странствие для того, чтобы вернуть привычный цвет внезапно позеленевшему небу («История старшей принцессы»)… Однако уже к концу первого из трех вошедших в нынешнюю книгу авторских сборников все становится на свои места, и читатель с облегчением узнает привычную ему Байетт — создательницу романа «Обладать» и признанную умелицу сочетать утонченный филологизм с мощной драмой.

Самый длинный текст книги «Джинн в бутылке из стекла «соловьиный глаз», причудливый гибрид восточной сказки и любовного романа, повествует о том, как одинокая пожилая ученая-фольклористка Джиллиан Перхольт отправилась на конференцию в Турцию, а на обратном пути ненароком стала обладательницей бутылки с джином. У англичанки средних лет во время воскресного визита в картинную галерею внезапно умирает любимый муж, и она, буквально перешагнув через его тело, сбегает от всего на юг Франции, в Ним, навстречу своей новой судьбе («Крокодиловы слезы»). Английский художник решает, что тэтчеровская Англия — место, для жизни не пригодное, и поселяется во Франции, в доме с бассейном. Незаметно бассейн становится смыслом его жизни, а еще в нем обитает злая ведьма, с которой хозяин вступает в длительную позиционную войну («Ламия в Севеннах»). Герои Байетт бесконечно рассказывают друг другу и самим себе сказки и истории (а также истории внутри историй), картины складываются в рамки для других картин, сюжеты дробятся и множатся. Словно бы открываешь одну резную шкатулочку, а внутри нее еще добрый десяток шкатулок поменьше, и так до бесконечности.


Элис Манро, "Тайна, не скрытая никем"

Очередной, не выходивший прежде по-русски сборник рассказов канадской писательницы и нобелевской лауреатки Элис Манро переносит читателя в город Карстэрс, штат Онтарио, во времена между двумя мировыми войнами. Наивная и нескладная городская дурочка, завзятая охотница на выдр внезапно выходит замуж и уезжает в Австралию, а дом, в котором она жила некогда со своим братом, приходит в упадок и разваливается («Настоящая жизнь»). У молодой библиотекарши завязывается странный эпистолярный роман с молодым солдатом, ушедшим на фронт. Он вернется живым и невредимым, но они так и не встретятся, и это миражное увлечение станет для героини предвестником будущей серьезной большой любви («Увлечение»). Отправится в поход с обществом девочек-скаутов маленькая Хезер Белл — отправится и никогда не вернется домой. Тайну ее исчезновения почти случайно узнает жена местного адвоката и окажется бессильна что-то изменить («Тайна, не скрытая никем»). Как обычно у Манро, каждый рассказ сборника одновременно удивительно прост и в то же время многозначителен. Перенасыщенная подробностями среда формирует вокруг сюжета плотный, осязаемый мир, а легкая неопределенность и недосказанность, присутствующая в каждом тексте, придает всему, о чем пишет Манро, глубину и объем.

Все вошедшие в сборник рассказы подчеркнуто, едва ли не вызывающе антиэкзотичны — описанные в них события достоверны и реалистичны настолько, что определение «сама жизнь» не кажется по отношению к ним преувеличением. Однако есть в «Тайне, не скрытой никем» один текст совершенно поразительный, особняком стоящий не только в книге, но и во всем творчестве писательницы - это рассказ «Албанская девственница». Во время заурядного средиземноморского круиза его героиня, молодая канадка, попадает в лапы диких албанских горцев, проживает у них в плену целую отдельную жизнь, а вернувшись домой, привозит с собой осколки чуждого мира — не то вымышленного, не то реального. Романтическая и безумная история этой албанской пленницы причудливым образом переплетается с историей рассказчицы, владелицы небольшого книжного магазина, запутавшейся в отношениях с любовником и мужем, и разрешается в конце концов диковинным катарсисом. Если соберетесь читать, приберегите этот рассказ напоследок — или, напротив, начинайте именно с него, чтобы не смазать впечатление: Манро равномерно хороша вся, но этот рассказ — что-то особенное.


Книга выйдет в конце апреля


"В Питере жить"

Сборник заметок, рассказов и эссе «В Питере жить» продолжает придуманный в редакции Елены Шубиной цикл «городской прозы» и логически примыкает к сборнику «Москва: место встречи», вышедшему здесь же годом ранее. Перефразировав известную максиму «в Питере пить» составители, в общем, не погрешили против истины: тексты, составившие книгу, рисуют Петербург не туристически-разгульным и парадным, а бытовым, сереньким, повседневным, бедновато-заштопанным и неожиданно уютным — примерно таким, каким, должно быть, видят его сами петербуржцы.

Андрей Битов рассказывает о своем переезде в две просторные комнаты коммуналки на Невском из тесноватой комнатушки в родительской квартире на Аптекарском — и о том, как этот переезд стал для него началом эмиграции в Москву. Андрей Аствацатуров щедро знакомит любознательного чужака с тайнами петербургского общественного транспорта — на диво разнообразного и причудливого. Михаил Пиотровский с юношеской запальчивостью признается в любви к родному Эрмитажу и защищает его от довольно-таки иллюзорных нападок. Евгений Водолазкин ностальгирует по дому на Ждановской набережной, счастливым образом не имеющей к тому товарищу Жданову ни малейшего отношения.

Пожалуй, составителям стоило чуть меньше гоняться за звездным составом участников — «В Питере жить» определенно не стал бы хуже без наивно-восторженного эссе актрисы Елизаветы Боярской или невнятного стихотворения Бориса Гребенщикова. Однако лучшие тексты сборника — элегантное эссе Никиты Елисеева о культурной тайнописи Петербурга или трагикомический рассказ Эдуарда Кочергина о двух бомжах, решивших зажарить под стеной Петропавловской крепости невинно убиенного лебедя, — с большим запасом закрывают все смысловые бреши.


Книга выйдет в середине мая


---------------------------


Источник - Meduza

Показать полностью 2
-48
Что читать, чтобы стать писателем? (Полина Парс)
13 Комментариев в Книжная лига  
27
Автобиографии, которые вам больше скажут о вас, чем об авторах
1 Комментарий в Книжная лига  
Автобиографии, которые вам больше скажут о вас, чем об авторах книги, литература, Что почитать?, Автобиография, обзор книг, длиннопост

Литературный критик «Медузы» Галина Юзефович рассказывает о двух отличных книжных новинках — автобиографиях, которые больше рассказывают о читателях, чем об их авторах: «История одного немца» Себастьяна Хафнера и «„Я“ значит „Ястреб“» Хелен Макдональд.


Себастьян Хафнер. История одного немца. СПб.: «Издательство Ивана Лимбаха», 2016. Перевод с немецкого Н. Елисеева

Автобиографии, которые вам больше скажут о вас, чем об авторах книги, литература, Что почитать?, Автобиография, обзор книг, длиннопост
Показать полностью 1
-8
Читалочка: Худшие и лучшие книги 2016 года
0 Комментариев  
27
Трейлер к хоррору "2016: Фильм" (субтитры)
3 Комментария  

2016: The Movie (trailer) / 2016: Фильм (трейлер)


"Если бы 2016-ый был бы фильмом"

Группа комиков сняла трейлер несуществующего хоррор-фильма про ужасный 2016-ый год . Трейлер полон отсылок к внезапным смертям звезд, странным событиям 2016 года и победе Трампа.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь