dipmerk

dipmerk

пикабушник
Ах, как хочется вернуться Ах, как хочется ворваться в городок На нашу улицу в три дома Где все просто и знакомо, на денек...
поставил 5729 плюсов и 1250 минусов
отредактировал 7 постов
проголосовал за 110 редактирований
28К рейтинг 18К комментариев 287 постов 57 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
20

Неожиданный воскресный экспромт

Потухшим светлячкам посвящается.

Сегодня мной весь день правило чувство радостного ожидания. Оно было настолько сильным, что я бегала по дубу-библиотеки, словно маленький и несмышленый жеребенок и даже напевала песенки… Ну, одну или две, может, правда, и три, но не больше. Да, сегодня Спайку не повезло услышать целых три песенки в моём исполнении, слова в которых часто перемешивались с моих хихиканьем — бедный дракончик. Надеюсь, перестановка книг по заданному шаблону “двадцать три тире пять” поможет ему немного успокоиться и прийти в себя, пока меня не будет дома. А ещё надеюсь, что Биг Мак, согласившийся присмотреть за ним, не научит малыша ничему плохому. Вроде этих глупых мальчишеских развлечений, которые так любил Шайнинг.


Почему он вообще так легко согласился с ним посидеть, пока я буду в Кантерлоте? А-а, неважно! Я еду в Кантерлот!! Чтобы целый вечер и даже ночь провести за разговорами с принцессой Селестией!!! Она так давно не проводила для меня подобные аудиенции, что я очень сильно по ним соскучилась. Так сильно, что целый день радуюсь, будто выиграла главный приз в лотерее или неожиданно повстречала любовь всей своей жизни… Интересно, каким бы он был — этот жеребец? Наверняка сильным и образованным магом с привитым с детства вкусом к хорошим книгам.


Пух!


Череду скачущих по кругу, прямо как я сейчас, мыслей прервал звук телепортации — прямо в моей комнате, прямо сейчас появилась принцесса… прямо сама! По инерции я ещё проскакала немного… вокруг неё… а потом с радостным криком кинулась к своей наставнице.


— Принцесса Селестия!


Я на всех парах летела в её сторону, уже представляя, как окажусь в объятиях своей наставницы, но вдруг среди всех сегодняшних мыслей, прозвучал глас разума и заставил сделать то, что должно делать при виде принцессы! Я остановилась, и пригнув колени, отдала ей полагающиеся от любого подданного почасти.


— Твайлайт Спаркл, моя верная ученица, — как всегда нежно и с теплотой в голосе произнесла принцесса, а затем, сделав пару шагов вперед, укутала меня своими большими белыми крыльями.


— Я думала Вы пришлёте за мной воздушный шар или небесную повозку, а в итоге Вы тут лично. Мы прямо сейчас телепортируемся в Кантерлот, да? — спросила я, как только принцесса выпустила меня из объятий.


Подумать только, я никогда ещё не телепортировалась никуда с принцессой. Интересно, каково это? Каждый маг привносит в магическое воздействие, особенно настолько сложное как мгновенное перемещение, да ещё не только себя, но и кого-то ещё, что-то своё, персональное. Это зависит, как от силы мага, так и от его личности. Если верить Спайку телепортироваться вместе со мной — не самое приятное из того,что может произойти с маленьким драконом. Но я-то только учусь. И даже представить не могу, когда буду перемещаться на такие расстояния, что отделяют Кантерлот и Понивиль, с помощью магии, и буду ли вообще способная на такое. А вот принцесса — вечное воплощение мощи, знаний и всего самого лучшего, что есть в пони. Стать объектом её магии, наверняка, прекрасно.


— Боюсь, что кантерлотский замок сейчас, — Селестия приподняла взгляд куда-то к потолку, улыбнулась, а затем прищурившись вновь посмотрела на меня, — не совсем пригоден для приема гостей. Поэтому я надеюсь, что ты не будешь против, если сегодняшний совместный вечер мы проведем здесь, в библиотеке?


Здесь?! От услышанного мои ушки прижались к голове. Как здесь? Я не готова, библиотека не готова, Спайк даже не начинал переставлять книги!


— Я надеялась, что мы сможем расположиться на балконе, — голос принцессы отогнал навалившуюся панику.


— На балконе, конечно же, с удовольствием, — я улыбнулась и жестом предложила принцессе пройти первой.


И пока Селестия выходила на балкон, располагавшийся над кроной дуба, я дала себе немного времени, чтобы привести дыхание в порядок. А затем, попросив Спайка сделать нам чай, поспешила составить компанию, ожидающей меня наставнице.


— Скажи, а чтобы ты почувствовала, если бы после того, как оказалась за пределами школы, здесь, в Понивиле, или в любом другом месте, узнала, что всё чему тебя учили было не совсем правдой?


Её вопрос озадачил меня и вогнал в ступор. Только что мы обсуждали как волны магии телекинеза влияют на вкус маффинов, которые мы ели прямо сейчас, запивая свежим чаем, и тут вдруг такое. Так, надо было срочно прожевать остатки кексика и ответить что-нибудь осмысленное и серьезное. Но только я оказалась готова предметно изложить свои мысли, как Селестия продолжила говорить:


— Какой бы ты стала, моя верная ученица, если бы вдруг оказалось так, что при сложении двух и двух, четыре будет получаться только до тех пор, пока кто-то сильный не захочет иначе. Что если бы земные пони могли выращивать урожай только ценой своей, например, красоты, пегасам за возможность менять погоду пришлось бы жертвовать частью своих жеребят, а единороги от магии сходили бы с ума?


— Я бы не поверила, что мир так жесток, — уверенно ответила я, — а ещё я бы не поверила, что Вы так жестоки, или другие взрослые пони, что сначала учите одному, а потом вдруг отправляете в мир с совсем другими правилами.


Я внимательно смотрела на Селестию, ожидая её реакции. Это был тест? Я справилась с ним?

В Понивиле уже было темно — за разговорами я и не заметила, что вечер сменился ночью, я не заметила даже, как Селестия опустила солнце. Неужели для неё это было так легко, что она могла это делать не отрываясь от чаепития? Сейчас впрочем это было неважно, сейчас она не выглядела, как аликорн, от которого зависят восходы и закаты. Она в один миг стала какой-то печальной. Не столь ослепительно белой, как обычно… Мне друг захотелось подвинутся к ней поближе. Я сместилась на пару сантиметров.


— Ты веришь тому, чему учат сказки, Твайлайт, — Селестия смотрела куда-то в ночь.

Тест, похоже, ещё не был закончен.


— Да, верю. Сказки ведь пишутся, чтобы составить у пони правильную картину мира. Это наши первые учебники и я верю им так же, как и работам Стар Свирла, — я улыбнулась, довольная своим ответом и аналогией.


— А теперь представь, что сказки врут.


— Зачем? — я не понимала…


— Чтобы понять ещё одну сказку. Выучить последний урок из этих самых первых учебников. Эту сказку никто нигде и никогда не прочтёт. Она очень короткая и не имеет сюжета. Ни одна пони не расскажет её на ночь своему жеребенку. В ней нет морали и правильных, нужных мыслей… Представила?


— Нет, — мне не нравилось то, что говорила Селестия и то как она говорила.


— Тогда я помогу тебе. В одной далекой стране, настолько далекой, что туда даже не достают лучи моего солнца, сказки учат тому же, чему учат и нас: быть добрыми, быть смелыми, ценить своих друзей, быть готовыми на всё ради них. Сказки там учат жеребят таким вещам, как счастье, справедливость, любовь. Но потом жеребята вырастают и сталкиваются с тем, что взрослые пони, выросшие на тех же самых сказках живут в мире, где любовь, справедливость и дружба — совсем не такие как в сказках, они изгрызанные, истощенные и тусклые. Жеребята видят, что взрослые не только знали о том, что мир такой, но и потворствовали подобному его состоянию, не делали ничего, чтобы сказки стали правдой, но при этом продолжали рассказывать их детям, учить неправильной математике... готовить их к совершенно другому миру и другой жизни… И в итоге жеребята становятся такими же взрослыми, забывают со временем о своём разочаровании и потом учат уже своих детей всё тем же сказкам, думая, что детям нужна красивая ложь. Этот мир не способен измениться, под собственным весом его правила, его обычаи и устои, которые нам кажутся ужасными набрали такой ход, что уже не смогут остановиться. Они стали нормой. И только некоторые пони, которые не смогли повзрослеть внутри и остаются жеребятами независимо от возраста, выбрали одну сказку, вывесили её уроки на флагшток и гордо подняли над головами.


Селестия замолчала, а я, всё время её рассказа потихоньку пододвигающаяся ближе к ней, наконец достигла своей цели и прижалась боком к её боку. Проследив за взглядом принцессы я увидела, что она зачарованно смотрит на светлячков, устроивших в ночи небольшой бал совсем недалеко от балкона. Их огоньки не были способны разогнать ночную темень — слишком много было темноты вокруг и слишком привычна и правильна была её природа.


— Пока есть светлячки, ночь не станет непроглядно чёрной, — мой голос был на удивление спокойный и рассудительный, — Даже маленький свет даёт понять, что тьма не всесильна. Что есть что-то ещё, кроме неё.


Селестия обняла меня крылом и мы вместе, прижавшись друг к другу, продолжили смотреть на светлячков. Кажется, я справилась с тестом...

_____

Спасибо за прочтение и извините за ошибки.

Показать полностью
14

Маленькая облачная сказка.

Моё небольшое "моё" для сообщества "Пятничное [Моё]".


Дисклеймер: эта сказка про пони, не обессудьте:)

_____


Утром у озера всегда было чуточку прохладно.


Колючий морозец, будто живое и вредное существо, обитающее под кромкой воды, выбирался из своего жилища ещё до того, как зайдёт солнце, и не спешил обратно даже после рассвета.


Рыская по берегу и холму неподалёку, он искал кого-бы ущипнуть. Жертвами проказ обычно становились случайные прохожие, вышедшие погулять не в самый подходящий для этого час или в такой же час спешившие куда-то мимо озера. С этими пони всё было просто — стоило только мурашкам побежать под их шерсткой, как они тут же морщились и спешили уйти от холода подальше. Поэтому холодок не запоминал таких своих гостей и ничего к ним не испытывал. Разве что удовольствие от выполненной работы, а то что щипать пони было его работой и предназначением, холодок ни секунды не сомневался.


Другим делом были влюбленные парочки. Они шли на озеро во время его дежурства, чтобы подбросить в свой романтический костер свежего топлива. И тепло этого костра грело их изнутри, защищало от неприятных мурашек. Холодок недолюбливал таких гостей. И дело было не только в тщетности его укусов, но и в природе их внутреннего тепла. Оно казалось ночному сторожу озера чем-то неполноценным. Холодок видел, что для поддержания этого огня пони требуется что-то, чего никак нельзя отыскать только в себе. Чужие слова, чужое плечо, чужая мягкость, а иногда ещё и просто вкусная и красивая еда — убери это и защита перед холодом рухнет.


Таких пони холодок уже запоминал, но делал это лишь для того, чтобы не приближаться к ним понапрасну и не испытать в очередной раз разочарования от их тепла.


Но был у холодка и ещё один тип гостей — те, кто приходил один, но тепло черпал изнутри себя. Такие пони не боялись мурашек, наоборот — внешняя прохлада лишь разжигала их внутренний огонь сильнее. Им нравился холодок, а они нравились ему.


Эта кобылка всегда появлялась в один и тот же день, в одно и тоже время, и садилась всегда на одну скамейку, что пряталась под ветвями старого разросшегося дерева. Холодок не ладил с деревом, слишком уж безучастным… одеревенелым… оно казалось ему. Но ради этой гостьи, дух озера преодолевал свою неприязнь к древней деревяшке и “присаживался” рядом с пони, прижимался к ней, что заставляло её всю ежиться и глубоко вдыхать утренний воздух.


Утром у озера всегда было чуточку прохладно.


Юная поняшка по имени Брайт Спринг привычно сжалась, когда ветер с озера коснулся её шёрстки. Кобылка так привыкла к нему, что уже сама точно не могла сказать почему приходит сюда так рано. Только лишь потому, что в утренний час вокруг почти нет других пони, или же она успела полюбить ту свежесть, что заставляет дышать полной грудью и живёт у озера совсем недолго после того, как принцесса Селестия поднимает Солнце из-за горизонта.


— Ну вот я и здесь, — произнесла пони глядя куда-то наверх, — привет.


А на небе среди множества обычных белых и нежно розовых облаков было одно, что несколько выделялось среди своих собратьев и формой и цветом. Облако это было похоже на распустившийся цветок ириса. Фиолетовое, оно зависло прямо над озером, когда остальные, гонимые ветром, плыли дальше.


Мама любила ирисы. А ещё, когда дочка видела её в последний раз, она сказала, что ни за что не оставит Брайт Спринг без присмотра. Сказала что небо, оно вечное, и она будет рядом пока существует небо.


— У меня всё хорошо, и у папы тоже, — фиолетовое облако всегда появлялась где-то рядом, если Брайт нужно было немного поговорить. — Многие кобылки из моего класса не согласились бы со мной. У кого-то из них не появились ещё кьютимарки, как и у меня, а кому-то не хватает хороших друзей, как и мне, но это всё слишком серьезные проблемы, чтобы серьезно о них переживать.


Пони хихикнула собственному каламбуру.


— А счастье и радость лучше искать в мелочах, ты же согласна?


Солнце поднималось всё выше над озером.


Время морозца подходило к концу, но он продолжал “сидеть” рядом с пони и “держать” её за копыто, потому что был ей нужен. Холодок не понимал о чём говорила кобылка, но она казалась ему очень мудрой, а её внутреннее тепло самым правильным из всех. Конечно он был не из тех кто отлично разбирался в пони, но своим суждениям доверял, хотя бы потому что других не знал и не слышал. Ради неё он так много раз растворялся в дневном зное, чтобы потом опять осознать себя под кромкой воды, и сегодняшнее утро не станет исключением.


Утром на балконе Кантерлотского замка было чуточку прохладно.


Принцесса Луна неспешно пила чай из большой чашки. Пар красиво растворялся в воздухе перед её лицом, делая усталые мысли более плавными, помогая им уложиться в сознании тысячелетней покровительнице грёз. Сегодня она увидела во сне одной из своих подданных кое-что грустное — ничего в общем-то необычного, никому не удается прожить жизнь без грусти, даже пони, и вряд ли бы Луна обратила на тот сон своё внимание, если бы прямо сейчас не видела висящее над Понивилем фиолетовое облако.


— Тия, — негромко позвала Луна сестру.


— Да, — вторая принцесса, отвечавшая в своей стране за дневные заботы подданных, появилась на балконе в яркой вспышке магии телепортации, как только было произнесено её имя.


— То облако, что фиолетовым цветком висит над Понивилем, — ночная принцесса выразительно посмотрела на дневную, — это твоя работа? Твоя магия? Я не могу понять...


— Оно висит там каждую пятницу, — белый аликорн хитро прищурилась, — ты не очень наблюдательная.


— И всё же, это твоя работа?


— Возможно, — Селестия всё ещё выглядела хитро, но огонёк озорства почти всегда освещающие её фиолетовые глаза, угас.


— А возможно, что нет?


— Ну, знаешь, никогда нельзя быть уверенной, где та граница, на которой заканчивается твоя магия и начинают происходить настоящие чудеса. Возможно, это я, прочитав письмо одной маленькой пони, сделала так, чтобы когда ей было нужно, на небе появлялось немного необычное облачко. А возможно… возможно, что небо действительно вечное и та, что обещала быть рядом, не соврала.

_____


Спасибо за прочтение и извините за ошибки:)

Показать полностью
30

Немного артов

от turnipBerry, которых, если верить боянометру, на пикабу не было.


Commission for blued2002

Немного артов My little pony, Original Character, Princess luna, Ponyart, Длиннопост

Festival of Storms.

Немного артов My little pony, Original Character, Princess luna, Ponyart, Длиннопост

Commission for Mynder

Немного артов My little pony, Original Character, Princess luna, Ponyart, Длиннопост

Commission: The Monster Revealed

Немного артов My little pony, Original Character, Princess luna, Ponyart, Длиннопост

Cascade of Heavens

Немного артов My little pony, Original Character, Princess luna, Ponyart, Длиннопост

Хотел сделать пост с кучей понячьих жоп, но что-то пошло не так... >.<

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!