0
Однажды
6 Комментариев  

Однажды, решили люди всей земли построить огромную башню до неба. Нет, даже не до неба, а до самого Бога. Уж очень хотелось людям поговорить со своим создателем, спросить то, что тревожит и попросить о том, чего не хватает.

Очень долго строили они эту башню. Не годы - десятилетия. Некоторые старики уже давно сошли в могилы, так и не дождавшись окончания башни. А некоторые юнцы вступали в ряды строителей, даже не понимая, ради чего вообще это строительство? Но строительство считалось общим благим делом. Взрослые приводили детей на стройку каждый день, чтобы они прониклись атмосферой строительства, чтобы не представляли себе больше жизни, кроме как в строительстве.


Самых умелых и сноровистых строителей, у которых получалось построить еще один этаж быстрее, чем у остальных, назначали прорабами. Им было разрешено подходить к другим строителям, давать советы - как правильно строить, помогать в трудной ситуации, а кроме всего - они координировали строительство, чтобы башня росла ввысь как можно быстрее и была достаточно прочной.


Вот так подойдет прораб к строителю, а у того кирпичи не так кладутся, или раствор совсем высох - укажут на его ошибки. Хороший строитель тут же исправлялся, и башня становилась прочнее и выше с каждым днем. Были, конечно, и плохие строители. Они слышали прораба, но им было лень исправлять ошибки или не лень, в этом случае - просто находилось какое-то другое дело, намного интереснее, чем строительство. Кому проходящая крестьянка игриво улыбнется. Кому захочется слазить в соседние угодья за чужим виноградом. А кто-то просто - разочаровывался в строительстве. Когда прорабы заговаривали с ним о его нежелании строить, он начинал ругаться, бросал инструменты и уходил вниз по строительным лесам, чтобы больше никогда не вернуться на стройку.


Не смотря ни на что, строительство шло хорошо, быстро, слаженно. Каждый хотел поскорее достроить ее. Хотел поскорее дотронуться до неба. Поскорее поговорить с Создателем. А вдруг там ответы на самые сокровенные вопросы, или исполнение самых сокровенных желаний? Просыпались спозаранку, хватались за мастерок и тут же приступали к работе. Работа спорилась, надежды людей росли с каждым днем. Да и сама атмосфера на стройке помогала строительству: когда люди заняты общим делом, дело спорится.


Так, день за днем, год за годом, десятилетие за десятилетием - доросла башня до неба. Уперлась своей вершиной прямо во врата рая. Самые рьяные строители даже и не поняли, в какой момент это произошло. Все случилось само собой. Вот еще минуту назад они клали кирпич, а в эту секунду уже шагнули к вратам.


Знали бы вы, какое тут началось ликование. Радость, удовлетворение сделанной работой, вокруг улыбки, танцы, песни... Решили отложить разговор с Богом на завтра. Уж очень хотелось отпраздновать достижение. Всю ночь горели костры, плясали красивые девушки в воздушных платьях, играла музыка, лилось вино. Даже некоторые из тех, кто ушел со стройки до окончания, видя, что башня получилась, взяли по кирпичику и прилепили их к стене башни: что, мол, и они поучаствовали, и они достроили до неба, и у них получилось.



Наутро все собрались огромной толпой у ворот рая. Стоят, переминаются с ноги на ногу. Каждый в голове своей придумывает, что он у своего Создателя спросит. Решили выбрать самого опытного прораба, чтобы он задал вопрос о самом главном. Вдруг Бог не ответит на все вопросы, не хотелось бы потратить столько сил ради глупого: "Можно мне миллион монет?" или "Хочу, чтобы в меня соседка из соседнего дома влюбилась".


Вышел самый опытный и самый мудрый из прорабов и одним уверенным движением руки ударил в створки ворот. А чего стесняться? Люди столько сил потратили, столько ресурсов, столько времени. Не может такого быть, чтобы Создатель не вышел. После всего, что пережили строители, Бог просто обязан теперь ответить им на все вопросы и исполнить все их желания.


Створки бесшумно отворились, и вышел к людям сам Бог. Ну как вышел? - не было за створками никого и ничего. Но все строители понимали, что вот Он, стоит перед ними, точнее не стоит (не может стоять то, что нельзя пощупать и увидеть) - присутствует. Именно так, всеобщее чувство присутствия за вратами Создателя.


Избранный прораб сперва отпрянул от ворот, пристыдился, достоин ли он стоять перед Богом и вопрошать. Но, уперевшись спиной в других прорабов и строителей, почувствовал себя увереннее. И решил, что достоин, столько людей столько сил потратило, они "заслужили" это право своим строительством, теперь Бог не отвертится.


Сделав большой шаг вперед, прораб спросил самый, по его мнению, важный вопрос, который только можно было спросить у Бога, если была бы только одна попытка. И действительно, вдруг Он ответит только на один вопрос и опять скроется за вратами рая.



- Боже, скажи, если ты такой Благий и Любящий, то почему в мире столько воровства, лжи и убийств?



Может быть, прошла всего одна секунда, а может быть все так и продолжали стоять в ожидании перед вратами годами, никто бы не решился ответить, сколько времени прошло до того, как они все (как один) услышали у себя в груди голос:



- Я думал, вам этого хочется.



Прораб не поверил своим ушам. Не такого ответа он ждал от Создателя, явно не такого. Да и что это такое за ответ? Не понятно.



- С чего Ты решил, что нам это нравится?



- Но вы ведь каждый день тратите уйму времени, чтобы что-то украсть, кого-то обмануть и кого-то свести в могилу...



Если до этого момента на вершине башни стояла мертвая тишина, то сейчас толпа взорвалась криками, упреками, проклятиями и ругательствами. Да как смеет Создатель обвинять их в таком. Даже если и есть на земле кто-то, кто убивает, кто ворует и кто лжет, то это явно не в этой толпе. А даже если и в этой толпе, то явно этот "вон тот подозрительный парень", который все строительство просидел в углу. Хотя нет, это "другой парень - мой сосед, который занял у меня в прошлую пятницу сто монет и так и не отдал", уж он-то точно из тех, кто лжет и обворовывает.


Закипела толпа, стали тыкать пальцами друг в друга, и при этом высказывать Богу:



- Почему вот из-за этого урода, я терплю столько горя. Почему вон тот негодяй определяет, буду я счастлив или нет...



И чем больше тыкали друг в друга пальцами, тем больше озлоблялись друг на друга. Сверкали глазами, скрипели зубами, топали ногами и даже замахивались. Дошло до того, что все вдруг разом решили, что остальная толпа (кроме них самих) вся состоит из негодяев и преступников. Были, конечно, кто пытался достучаться до других:



- Нет, мы не воровали


- Нет, мы не убивали


- Нет, мы не лгали вам,



но никто не хотел никого слушать. Весь мир изменился в одно мгновение, как будто они стали говорить на разном языке. Одни пытались докричаться до других, а другие закрывали уши и не слышали абсолютно никого, кроме тех, кто высказывал точку зрения, схожую с ними. Как будто кусок твердого, красивого, холодного льда бросили в кипяток, и он - треснул. Треснул, развалился на тысячи маленьких осколков льда, которые уже никогда в этом кипятке не соединить вместе.



Так, по чуть-чуть, толпа стала рассеиваться. Никто не хотел стоять рядом с убийцей, с вором, с лжецом. Многие решили прийти попозже, когда все эти подонки покинут вершину башни. Многие решили уйти насовсем, не хотелось им больше разговаривать с Создателем, который обзывает их ворами и убийцами. А кто-то вообще плюнул в сторону ворот, с уверениями, что никогда и не считал Создателя своим Богом, и уверенной походкой стал спускаться с вершины. Примерно через час на вершине уже никого не осталось.



Много времени прошло с тех пор, как случилось это. Но люди все так же не слышат друг друга, все так же ненавидят Создателя, который не захотел выполнить всё, что они хотели. Все также спорят, кто именно убийца, а кто - нет. Кто вор, а кто - имеет право брать чужое. Кто лжец, а кто - просто решил сказать именно так на суде, чтобы заработать денег на новую рубашечку для сыночка. Ничего не поменялось. Даже башня все так же стоит одиноко в поле. Не тронутая временем, одинокая, молчаливая. И ее вершина все также упирается в порог рая. Иногда находятся какие-то странные люди в черных рясах, которые поднимаются на вершину башни. Они ступают на каждую следующую ступеньку, зачем-то встают на колени и кричат вверх: "Господи Иисусе, прости нас грешных!". А затем поднимаются с колен, вступают на следующую ступеньку и опять падают на колени...


Зачем они это делают - не понятно. Да и никто никогда не интересовался ими. Чудаки, больше нечего о них сказать. Иногда, у какого-нибудь стороннего наблюдателя появляется желание расспросить их, зачем они все это делают. Но, чтобы спросить, надо самому подняться на ту ступеньку, где стоит этот "странный человек в черной рясе", а кому захочется тратить столько сил? Подниматься зачем-то, спрашивать,.. да кому оно надо?


Можно, конечно, было спросить их, когда они спускаются с башни на землю, но, как назло, никто из этих кающихся так и не вернулся с вершины...

Показать полностью
14
Когда меня спрашивают, почему я не выхожу из дома...
12 Комментариев  
Когда меня спрашивают, почему я не выхожу из дома...
Проблемы с доступом к Вконтакте.ком? Введите цифру один перед названием сайта
0 Комментариев  
Проблемы с доступом к Вконтакте.ком? Введите цифру один перед названием сайта
21
Питер, обожаю тебя...
9 Комментариев в ВПитере  
Питер, обожаю тебя... Санкт-Петербург, Граффити, Серая зима, Лахтинская
Питер, обожаю тебя... Санкт-Петербург, Граффити, Серая зима, Лахтинская


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь