Basiat

Basiat

пикабушник
пол: мужской
поставил 96 плюсов и 64 минуса
проголосовал за 0 редактирований
1463 рейтинг 183 комментария 25 постов 8 в "горячем"
27

В 4-5 веках под ударами хуннских и гуннских племён сотрясался весь континент.

Между 311-м годом н.э., когда Лоян, столица Цзиньской династии Китая, был взят и разграблен восточными гуннами (южными сюнну), и 450-ми, когда последние остатки Западной Римской власти над Европой исчезли как последствие поражений, нанесенных империи европейскими гуннами, в течение чуть более века, степные силы, в основном известные как гунны (сюнну, хуна, хиониты, т.д.) в наших различных источниках, привели к полному или частичному коллапсу четырёх оседлых империй: Рим, Цзинь (Китай), Сасанидская Персия (потерявшая свои восточные территории из-за гуннов-эфталитов и гуннов-кидаритов) и Гупты (Индия). Гунны, свершившие эти катастрофические изменения и угрожавшие границам всех мировых сил древнего мира, одновременно по всей длине необъятных просторов Центральной Азии, были, как упомянуто ранее, предвестниками целого тысячелетия степного доминирования в мировых делах. Ханьский Китай и Рим, две сверхдержавы античного мира, оказались в тени третьей сверхсилы, гуннов и других степных народов.

…ключевым историческим явлением поздней античности, критически важной для более поздней истории мира, стало не падение Западной части Римской Империи, что было одним из его последствий, а изменившая мир динамика или потрясение, подлинная революция в стратегическом и политическом балансе мировой структуры сил, начавшаяся в регионе, который специалисты обозначают как Центральная Азия. Это был степной регион, что исторически связывал главные цивилизации Евразии: Китай, Греко-Римский Мир, Иран и Индию. Действительно, 5 век нашей эры, ставший свидетелем коллапса Западного Рима, увидел как эти культурные зоны были связаны вместе с помощью и под властью четырех хорошо организованных и долговечных империй: Гуннская Империя в Европе; Белые Гунны (Эфталиты) в Средней Азии, Северо-Западной Азии и Восточном Иране; Жужаньский каганат в Туркестане и Монголии; и наконец Сяньбийская Империя Тоба в Северном Китае. Из них, первые три имели в качестве ядра гуннский / хуннский компонент и четвертая (сяньби) подобным образом произошла из гуннского / хуннского политического целого.

__________

Австралийский историк античности Хюн Джин Ким


[Hyun Jin Kim. The Huns, Rome and the Birth of Europe - Cambridge University Press, 2013 - p.3,4]

Автор текста и перевода: Даир Сагдиев.

В 4-5 веках под ударами хуннских и гуннских племён сотрясался весь континент. Гунны, Хунну, Кочевники, Тюрки, Монголы, История, Война, Центральная Азия
34

Расовая принадлежность гуннов по последним данным.

Гуннские захоронения в Европе продемонстрировали, что лишь 30% или меньше гуннской знати имели некоторые монголоидные черты. Следовательно, внешне большинство гуннов было трудно отличить от их европейских подданных.

__________

Австралийский историк античности Хюн Джин Ким


[Hyun Jin Kim. The Huns, Rome and the Birth of Europe - Cambridge University Press, 2013 - p.97]

Автор текста и перевода: Даир Сагдиев.

Расовая принадлежность гуннов по последним данным. Гунны, Кочевники, Тюрки, Антропология, История, Средневековье, Античность
50

Средневековые историки о гуннах.

"...Вот весь Восток задрожал при внезапно разнесшихся вестях, что от крайних пределов Мэотиды, между ледяным Танаидом и свирепыми народами Массагетов, где Александровы запоры сдерживают дикие племена скалами Кавказа, вырвались рои Гуннов, которые, летая туда и сюда на быстрых конях, все наполняли резней и ужасом. Римское войско тогда отсутствовало и удерживалось в Италии гражданскими войнами. Геродот сообщает, что это племя при мидийском царе Дарии 20 лет держало в плену Восток и один год взимало дань с Египтян и Эфиопов".

Евсевий Иероним, письмо 77 "К Океану. О смерти Фабиолы".

[В.В. Латышев. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Том II. Латинские писатели. Выпуск 2-й. - СПб, 1906 - с.368-369]

__________

"Там, где падает с Рифейских скал белый Танаид, несущийся с Гиперборейских гор, под осью Медведицы живет племя, грозное духом и телом... На сердце у них округленные луки и дротики, у них страшные и верные руки, наносящие меткими копьями неизбежную смерть, и ярость, умеющая грешить непогрешимыми ударами".

Гай Соллий Апполинарий Сидоний

[В.В. Латышев. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Том II. Латинские писатели. Выпуск 2-й. - СПб, 1906 - с.420]

__________

"Они заслуживают того, чтобы признать их отменными воителями, потому что издали ведут бой стрелами, снабженными искусно сработанными наконечниками из кости, а сойдясь врукопашную с неприятелем, бьются с беззаветной отвагой мечами и, уклоняясь сами от удара, набрасывают на врага аркан, чтобы лишить его возможности усидеть на коне или уйти пешком.... Между тем среди остальных готских племен широко распространилась молва о том, что неведомый дотоле род людей, поднявшись с далекого конца земли, словно снежный вихрь на высоких горах, рушит и сокрушает все, что попадается навстречу".

Аммиан Марцеллин, "Римская история".

__________


"...они никогда не отступают пред тяжелым трудом... Они отличаются необыкновенною подвижностью, но без всякого порядка, и нежданными обратными набегами..."

Клавдий Клавдиан

[В.В. Латышев. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Том II. Латинские писатели. Выпуск 2-й. - СПб, 1906 - с.378]

__________

"Никогда никому из прежних владык Скифии или даже других стран не удавалось столько совершить в короткое время, чтобы владеть и островами на океане, и, сверх всей Скифии, даже римлян иметь своими данниками... Он (Аттила) располагает воинской силой, против которой не устоит ни один народ... Ведь он уже раз сказал в сердцах, что для того его слуги — полководцы, а его полководцы равны по чести с римскими императорами. Недолго спустя последует и увеличение настоящего его могущества. Знамение этого дал сам Бог, открывший аресов меч, который считался священным и чтился скифскими царями, как посвященный владыке войн, но еще в древние времена исчез, а затем был вновь найден при помощи коровы".

Приск Панийский, "Готская история".

__________

"А там и гунны, как плодовитейшая поросль из всех самых сильных племен, закишели надвое разветвившейся свирепостью к народам... Ростом они невелики, но быстры проворством своих движений и чрезвычайно склонны к верховой езде; они широки в плечах, ловки в стрельбе из лука и всегда горделиво выпрямлены благодаря крепости шеи... В этом мирном договоре [участвовал] Аттила, повелитель всех гуннов и правитель — единственный в мире — племен чуть ли не всей Скифии, достойный удивления по баснословной славе своей среди всех варваров... Был он мужем, рожденным на свет для потрясения народов, ужасом всех стран, который, неведомо по какому жребию, наводил на все трепет, широко известный повсюду страшным о нем представлением. Он был горделив поступью, метал взоры туда и сюда и самими телодвижениями обнаруживал высоко вознесенное свое могущество. Любитель войны, сам он был умерен на руку, очень силен здравомыслием, доступен просящим и милостив к тем, кому однажды доверился... Один Аттила, будучи королем [этих] королей, возвышался над всеми и пекся обо всех".

Иордан, "О происхождении и деяниях гетов".

Средневековые историки о гуннах. Гунны, Тюрки, Кочевники, Аттила, История, Средневековье, Высказывание, Длиннопост
Показать полностью 1
91

Гуннский лук - совершенное оружие своего времени.

Лук был мощнейшим оружием гуннов. В описании их вооружения у Аммиана, лук и стрелы занимают первое место. Олимпиодор превозносил талант гуннских лидеров в стрельбе из лука. Аэций, получивший военное образование у гуннов, “был очень опытным наездником и способным лучником” (Григорий Турский). Качественно сделанные луки и стрелы, говорит Сидоний Аполлинарий, были наслаждением гуннов; они были лучшими лучниками. Он не нашел для способностей к стрельбе из лука у Авита лучшей похвалы, чем фразы, что он превзошел даже гуннов.

Век спустя, после того как восточные римляне перепробовали столько оружия и тактик варваров, они были “искусными наездниками, способными без труда направить их луки в любую сторону на полном скаку, и стрелять во врагов во время погони или отступления” (Прокопий). Однако массагеты Велизария, то есть гунны, по прежнему оставались лучшими лучниками. Даже спешившись и стремительно бегая, они “знали как стрелять с величайшей точностью”.


Композитные боевые луки, технически настолько же совершенные, насколько и гуннские, могли быть изготовлены лишь профессиональными боуерами. У них должно быть были мастерские, подобные таковым в римской крепости Карлеон и парфянском Мерве. Лушан оценил время, необходимое для создания хорошего тюркского лука, включая периоды высушивания и выдерживания между работой, в районе от пяти до десяти лет. Это, разумеется, были особенно качественные луки, в основном используемые для дальней стрельбы. Но и обычные луки также требовали высокого уровня мастерства и подробного знакомства со всеми деталями. В 1929-м году старики в районе Барлык-Алаш-Аксу в западной Туве рассказали мне, что в их юности, в 70-е и 80-е, в их хошунах было лишь два человека, способных изготовлять луки.


Сложность изготовления лука подобного гуннскому косвенно подтверждается неспособностью германцев создать такой же. Гепиды много лет жили под властью и вместе с гуннами в Венгрии. Даже после обращения в христианство, они хоронили своих умерших с оружием. Могилы их содержат мечи, кинжалы, броню, шлемы, наконечники стрел, но ни одной костяной накладки. Хотя у готов и были лучники, они никогда не учились стрелять верхом. “Практически все римляне и их союзники, гунны, были хорошими конными лучниками”, писал Прокопий, "но никто среди готов не имел хоть какой-то навык в этом деле. Лучники их вступают в бой пешком, под прикрытием тяжеловооруженных воинов”. Готы в Италии были отличными наездниками, но не могли соперничать с гуннами, так как у них не было луков, подобных гуннским.


______________________________________________________________________________________________


Австрийский тюрколог Отто Мэнхен-Хэлфен


[Otto J. Maenchen-Helfen. The World of the Huns - Berkeley-Los Angeles-London: University of California Press, 1973 - p.221, 225-226, 227]


Автор текста и перевода: Даир Сагдиев.

Гуннский лук - совершенное оружие своего времени. Лук, Оружие, Стрельба, История, Гунны, Кочевники, Тюрки, Стрельба из лука
Показать полностью 1
47

Власть Аттилы простиралась до Скандинавии?

Приск Панийский, "Готская история":

"Пока мы удивлялись безумию варвара, посол Ромул, человек опытный во многих делах, прервав наши речи, сказал, что величайшее счастье Аттилы и происходящее от счастья могущество слишком возвышают его самонадеянность, так что он не терпит справедливых речей, если не признает их выгодными для себя. Никогда никому из прежних владык Скифии или даже других стран не удавалось столько совершить в короткое время, чтобы владеть и островами на океане, и, сверх всей Скифии, даже римлян иметь своими данниками".

Комментарий Лотте Хедеагер, университет Осло:

"Из разговора между Ромулом и Приском, византийским историком, что путешествовал к гуннскому двору в 449-м году на дипломатической миссии и записал свои впечатления, мы осознаем, что последний обладал компетентными географическими знаниями в пределах и вне римского мира. Когда он прямо упоминает "острова на океане", чтобы подчеркнуть мощь Аттилы, это значит, что он по сути знал, о чем говорил... Известно, что Север континентальной Европы и есть океан с островами, и ученые соглашаются, что он имеет ввиду острова в Балтийском море (Gibbon, E. The History of the Decline and Fall of the Roman Empire. 2005. P.370; Thompson, E.A. The Huns. 1997. P.84 со ссылками). Это очевидный вывод из того факта, что гунны завладели властью над готскими племенами, жившими на Севере, в бассейне Вистулы. Значит, если это согласуется с реальностью, Гуннская Империя включала часть Скандинавии".

____________________________________________________________________

[Hedeager, Lotte. Scandinavia and the Huns: An Interdisciplinary Approach to the Migration Era //Norwegian Archaeological Review 40:1 - Oslo, 2007 - p.2-3]

Власть Аттилы простиралась до Скандинавии? Гунны, Аттила, Кочевники, Тюрки, История, Скандинавия, География, Империя
141

Миф об упадке Римской Империи на момент вторжения гуннов.

Пропагандированный поколениями историков миф об упадке Римской Империи со 2-го века, особенно в плане военной силы, ныне в значительной степени опровергнут, в свете большого количества данных по 4-ым и 5-ым векам, которые показывают живучесть римского государства, особенно его Восточной части. Недавние исследования по поздней Римской Империи справедливо подчеркивают силу римского государства и его армий лицом к лицу с их непосредственными соседями - германскими племенами, которые, несмотря на их значительные военные силы, в связи с их неспособностью развить более централизованные формы политического контроля, в 4 веке все еще не могли представлять серьезной угрозы для римлян (Heather. The Fall of the Roman Empire: A New History of Rome and the Barbarians. 2006. P.62, 98; Halsall. Barbarian Migrations and the Roman West. 2007. P. 144–7). Римская империя 4-го века была настолько же впечатляющей и внушительной, насколько могла быть таковой в более ранний период истории.

В плане административной организации, бюрократии и управления военными ресурсами, Империя 4 века была более сложной и потенциально более эффективной, чем раньше. Питер Хизер настаивает на возрастании римской военной силы как минимум на треть в период с позднего 3-го до середины 4-го века, от около 300 тысяч человек до промежутка между 400 и 600 тысяч человек (Heather (2006), 63–4; см. также Wickham. The Inheritance of Rome: A History of Europe from 400 to 1000. 2009. P. 9). Эта оценка подкрепляется античными источниками. Иоанн Лидиец дает цифру в общей сложности 389 704 человек в армии при Диоклетиане и 45 562 во флоте. Агафий дает видимо завышенное число 645 000.

Числа эти действительно могут быть несколько завышены. Однако нет сомнения в том, что армия действительна выросла в размере. По этой причине ученые ныне настаивают на том факте, что 4-ый век вообще говоря мог являться апогеем римского имперского владычества (Halsall (2007), 74–7). Как указывает Мэтьюс, имперское правительство середины 4-го века не имело равных во всей греко-римской истории по масштабу и сложности организации (Matthews. The Roman Empire of Ammianus. 1989.P. 253). Кэлли также отмечает значительный переход от "мягкого" к "жесткому" правительству, что привело к несравненной централизации имперского правительства, бывшего более эффективным и навязчивым (Kelly. Ruling the Later Roman Empire. 2004. P.1, 7, 192–3). Экспансия бюрократии и административная реорганизация очевидно означали большее число налогов, и некоторые современные историки предположили (на базе современной политической идеологии, нежели строгого исследования тогдашних условий), что внешне впечатляющая административная организация на самом деле была первопричиной внутреннего разложения, упадка населения и даже военного коллапса.

Однако на самом деле произошло противоположное. 4-ый и 5-ый века в действительности стали свидетелями роста населения империи (особенно на востоке), а сельская экономика в то время процветала, особенно в Восточной половине Римской Империи (Cameron. The Mediterranean World in Late Antiquity, AD 395–600. 1993. P.84, 94, 99, 103). Нет никаких оснований ассоциировать более эффективный контроль над ресурсами с "упадком" и "разложением". Централизация имперской власти и большее влияние правительства на самом деле отнюдь не привели к военному упадку, а способствовали возрождению римского военного могущества. Под властью Диоклетиана и его наследников в начале 4-го века число легионов в римской армии, в сравнении с армиями 3-го века под командованием Северских императоров, выросло с 33-х до 67. В одних восточных провинциях было 28 легионов, 70 кавалерийских единиц, 54 дополнительных алов и 54 когорты. Число пехоты в легионах уменьшилось, а кавалерийское крыло имперских армий, критически важное для противостояния более мобильным врагам Рима в 4-м веке, значительно выросло. Это позволило империи создать очень подвижные полевые армии, которые впервые оказались под командованием опытных, профессиональных солдат. Подлинно значительное улучшение по сравнению с теми днями ранней империи, когда командирами полков и генералами армий были по большей части гражданские лица, обладавшие временными полномочиями и бывшие по сути любителями, редко имевшие достаточный военный опыт.


Значительная часть лучших войск империи постепенно становилась германской или аланской по происхождению. Однако нет ничего в истории 4-го и 5-го веков, что могло бы заставить нас поверить в то, что эти ассимилированные варвары не были верными римскими солдатами. В действительности, история фиксирует, что они обычно были самыми эффективными и преданными из имперских войск.


Рим в 4-м веке все еще оставался самой мощной военной силой в Западной Евразии. Единственным достойным соперником Рима была Сасанидская Персидская Империя на востоке, которая к 4-му веку была по большей части сдерживаема. Геополитическая реальность до 370-ых годов благоприятствовала Риму. До появления гуннов, все свидетельства 4-го века, как исторические так и археологические, указывают на видимость дальнейшего римского имперского владычества, даже при периодических варварских беспокойствах на границах империи.


_________________________________________________________________________________________________

Хюн Джин Ким, доктор исторических наук, университет Мельбурна


[Hyun Jin Kim. The Huns - London-New York: Routledge, 2016 - p.75-76]

Автор текста и переводчик: Даир Сагдиев.

Миф об упадке Римской Империи на момент вторжения гуннов. Рим, Гунны, Кочевники, Тюрки, Римская Империя, Античность, Средневековье, История, Длиннопост
Показать полностью 1
37

Уннигарды - гуннский отряд в римской Африке.

В списках Natitia Dignitatum перечислены франки, алеманы, готы, вандалы, герулы, маркоманы, квады и аланы, которые служили в разного рода вспомогательных частях, но гуннские подразделения не упоминаются. Очевидно, гунны, перешедшие к римлянам, были распределены между разными частями. Только при исключительных обстоятельствах гунны оставались вместе. Таким формированием, я полагаю, были уннигарды.


Из частей, которые в первом десятилетии V в. служили в ливийском Пентаполе, только балагриты были африканцами. Кавалерия состояла в основном из фракийцев, пехота - из маркоманов и жителей Далмации. Лучшими воинами были уннигарды. Епископ Синезий восхвалял их как спасителей его возлюбленного города. Правда, они иногда выходили из-под контроля, «как молодые щенки», но их лидер «брал их за горло и призывал к порядку до того как они насыщались своими трофеями и резней, подобной диким зверям». Уннигарды были небольшим корпусом всадников, великолепных в молниеносных атаках и неожиданных набегах, сильных как разведчики и передовой отряд. «Им нужен арьергард и армия, стянутая в боевом порядке». Из письма Синезия его другу Анисию в Константинополь мы узнаем, что уннигарды формировали независимый отряд, получавший лошадей, оснащение и плату непосредственно от императора. Их статус, тактика и свирепость были сравнимы с "массагетами", что в 6 веке сражались в Африке и Италии под командованием Велизария.


Unni - несомненно этническое имя. Ученым-германистам еще предстоит решить, является ли gardae латинским произношением германского слова, от которого образовались старо-итальянское guarda и французское garde.


__________________________________________________________________


Австрийский тюрколог Отто Мэнхен-Хэлфен


[Otto J. Maenchen-Helfen. The World of the Huns - Berkeley-Los Angeles-London: University of California Press, 1973 - p.255]

Уннигарды - гуннский отряд в римской Африке. Гунны, Кочевники, Тюрки, Рим, Древность, История, Война, Наемники
96

Речь Аттилы перед битвой на Каталаунских полях.

«После побед над таким множеством племен, после того как весь мир — если вы устоите! — покорен, я считаю бесполезным побуждать вас словами как не смыслящих, в чем дело. Пусть ищет этого либо новый вождь, либо неопытное войско. И не подобает мне говорить об общеизвестном, а вам нет нужды слушать. Что же иное привычно вам, кроме войны? Что храбрецу слаще стремления платить врагу своей же рукой? Насыщать дух мщением — это великий дар природы! Итак, быстрые и легкие, нападем на врага, ибо всегда отважен тот, кто наносит удар. Презрите эти собравшиеся здесь разноязычные племена: признак страха — защищаться союзными силами. Смотрите! Вот уже до вашего натиска поражены враги ужасом: они ищут высот, занимают курганы и в позднем раскаянии молят об укреплениях в степи. Вам же известно, как легко оружие римлян: им тягостна не только первая рана, но сама пыль, когда идут они в боевом порядке и смыкают строй свой под черепахой щитов. Вы же боритесь, воодушевленные упорством, как вам привычно, пренебрегите пока их строем, нападайте на аланов, обрушивайтесь на везеготов. Нам надлежит искать быстрой победы там, где сосредоточена битва. Когда пересечены жилы, вскоре отпадают и члены, и тело не может стоять, если вытащить из него кости. Пусть воспрянет дух ваш, пусть вскипит свойственная вам ярость! Теперь гунны, употребите ваше разумение, примените ваше оружие! Ранен ли кто — пусть добивается смерти противника, невредим ли — пусть насытится кровью врагов. Идущих к победе не достигают никакие стрелы, а идущих к смерти рок повергает и во время мира. Наконец, к чему фортуна утвердила гуннов победителями стольких племен, если не для того, чтобы приготовить их к ликованию после этого боя? Кто же, наконец, открыл предкам нашим путь к Мэотидам, столько веков пребывавший замкнутым и сокровенным? Кто же заставил тогда перед безоружными отступить вооруженных? Лица гуннов не могло вынести все собравшееся множество. Я не сомневаюсь в исходе — вот поле, которое сулили нам все наши удачи! И я первый пущу стрелу во врага. Кто может пребывать в покое, если Аттила сражается, тот уже похоронен!»

_________________________________________

Иордан; "О происхождении и деяниях гетов".

Речь Аттилы перед битвой на Каталаунских полях. История, Гунны, Кочевники, Тюрки, Битва, Аттила, Война
13

Христианство в Карачае и Балкарии. Баксан.

Миновав эту монашескую лестницу в небо, через пару дней выйдешь в Баксанское ущелье, к Тырныаузу, – как раз с той стороны, где нависает над ним гора Тотур. За его вершину цепляются облака и застревают в ущелье, держа город в тени, в то время как повсюду свободно ликует солнце. Снизу Тотур часто видится мрачным, но те, кто поднимался на него, знают, что он, по-настоящему суровый, хранит в себе и большую любовь.

В конце июня подходы к его вершине покрыты сплошным ковром из рододендронов, а у подножия – не со стороны города, а с другой, куда местные теперь почти не ходят, опасаясь возможных нежелательных встреч, – царит почти первозданная красота и на альпийских лугах цветут желтые горные лилии, от которых волнами расходится такой аромат, каким не похвастается ни одна из садовых. На рассвете лилии покрываются крупной росой, ярко желтея над сочной зеленой травой на фоне синего неба, и ты вдруг ошеломленно вспоминаешь из Писания: «Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них» (Мф. 6: 28–29), – и – простите меня, городского жителя, – поражаешься точности: в самом деле, никто и никогда во всей своей славе на одевался так, как всякая из них.

Тотур – следующая точка нашего маршрута. Название горы, у выхода на вершину которой мы наконец, после десяти часов трудного пешего пути по предгорьям, встаем лагерем, – исковерканное греческое имя Теодор. О том, откуда ему здесь было взяться, говорит в своем интервью, записанном местным телевидением в конце апреля 2001 года, отец Игорь Розин: «По историческим сведениям, местные жители – балкарцы – до насильственного водворения ислама были христианами. Здесь – где-то на этом месте, где сейчас наш храм, – находился храм Феодора. У нас есть два Феодора святых – это Феодор Стратилат и Феодор Тирон. Вот в честь какого Феодора освящен был храм, я не знаю, но то, что есть достоверные исторические свидетельства, – это так. Здесь был православный храм византийской постройки, и даже старики – глубокие старики – до того, как здесь был построен город, помнят ещё его развалины. Из поколения в поколение передавалось, что это был христианский храм».

Нашим маленьким – настоятель Георгиевского храма Тырныауза, староста Саша и я – крестным ходом с Моздокской иконой Божией Матери мы выходим на вершину Тотура, чтобы по благословению епископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта помолиться там Пресвятой Богородице о Кавказе.

До самой вершины мне не дойти – выйдя на перевал между ущельями и посмотрев со склона, обращенного к Тырныаузу, на город (а он выглядит, как с борта самолета), я пасую. Друг Саша остается со мной, а отец Игорь уходит по крутым скалам наверх, и мы смотрим с перевала, как то возникает, то исчезает вдалеке черная фигура. Наконец едва различимый – только белеет епитрахиль – он встает на самой вершине Тотура, а мы – на своем перевале...

_____________________________________________

Анастасия Рахлина; "Неизвестный Кавказ".

На фото: Вершина Тотура.

Христианство в Карачае и Балкарии. Баксан. Балкария, Кавказ, Христианство, Церковь, История, Религия, Древность, Природа
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!