0
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 45
1 Комментарий в Авторские истории  

Предыдущие части сказки и другие рассказы можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad



*** Глава 9

- Куда это мы бяжим, Ляксандр? Разве нам не в лагерь наш надо? Оружие мы захватили, такова задача была. - Подозрительно косясь на меня, поинтересовался Мирон. Вот ведь лось здоровый, сразу видно - деревенский мужик. Я от заданного темпа дышать уже не могу, а он ещё болтать успевает.


- Планы поменялись. Нас ждут великие дела. - Туманно ответил я.


- Ой, сдаётся мне, своевольничаешь ты. Как бы от Олега не досталось нам за этот машкарад. - Не отставал дотошный Мирон.


- Все в порядке. Олег знает. И вообще. Победителей не судят. - Лёгкие уже готовы были лопнуть, и я с трудом выплёвывал слова. Нет, с трубочкой и кофе пора завязывать.


- Так то победителей... - Филосовски парировал Мирон. Я собрал остатки сил и прорычал:


- Отставить сомневаться в стратегических талантах своего командира!


- Есть отставить. - Кисло пробурчал в ответ бравый партизан.


- То-то же. - Выдохнул я и остановился перед воротами кордона.


Ворота были добротными, сколоченными из мощных досок, да и сам кордон был не кордоном вовсе, а маленькой но крепкой крепостью. Видно было, что солдаты, изрядно потрудились, и штурмовать нам эту заставу, окружённую непроходимыми болотами, в лоб пришлось бы очень долго. Я заколотил кулаками по свежим, пахнущим смолой, доскам.


- Открывайте! Открывайте скорее!


За воротами, в отдалении, слышались крики, топот. Писклявый голос испуганно спросил:


- Кто там?


- Да свои, мы свои! На смену вам шли. Мужики из болота выскочили и всех порубали. Мы всемером чудом спаслись.


- А мужики где?


- Да кто их знает? В болото, наверное, попрыгали. Бердышы да харчи похватали и попрыгали. Ты открывай давай!


- Да нас тут самих мужики штурмуют, все служивые на стенах - атаки отбивают. А мне не по чину ворота открывать. Я ведь роду боярского. В этой крепости главный.


- Люди добрые, смотрите чаво дееться! - Неожиданно взвыл Мирон. В его голосе было столько горя и отчаяния, что даже мне стало не по себе. - Мы от супостата еле спаслися! Прибежали в крепость свой долг супру... ой, то есть гражданский, выполнять, а боярин нас непущает! Коли государь про то узнает, то на кол тебя посадит, боярин!


Загремел засов, ворота приоткрылись и в щель высунулась одутловатая морда. От морды несло перегаром, в бороде застряли шматки кислой капусты. Заплывшие глазки внимательно буравили нас.


- Что-то не припомню я таких вояк. - Пропищала морда. - А тебя, десятник, я вообще первый раз вижу.


Морда поспешила скрыться, но было поздно. Мои ребята ухватились за створку и дружно дернули. Боярин вылетел как из катапульты и пропахал носом по дороге добрых пару метров. Я поймал визжавшего боярина за шкирку и заволок его в крепость. Мужики вошли следом, захлопнули за собой ворота.


Весь гарнизон крепости столпился на стене направленной в сторону нашего лагеря. Солдатам было не до нас. Они увлечённо орали и махали бердышами, отгоняя штурмующих. Штурмовали вяло, Олег явно берег силы и ждал нашего сигнала. Я сунул в руки Мирону свёрток, который мне дал Олег и указал рукой на царский штандарт, развивающийся над невысокой дозорной башенкой:


- Мироша, сделай красиво.


Дотошный Мирон без вопросов, чем меня очень удивил, отправился выполнять задание. Я подмигнул своим бойцам и скинул кафтан, ребята последовали моему примеру.


- Да кто вы такие? - Пропищал боярин, в его голосе слышались нотки ужаса. Да уж, зрелище было не для слабонервных. В пятнистых маскхалатах, с бородами, испачканными болотной тиной, мы походили на... Я усмехнулся, вспомнив крики перепуганного десятника и страшным голосом закричал:


- Мы спецотряд боевых кикимор! Крепость захвачена! Всем, кто сложит оружие, будет дарована свобода.


Боярин охнул и потерял сознание. Солдаты наконец-то заметили наше присутствие и забыв о штурмующих стену партизанах, удивленно пялились на незванных гостей. Несколько не особо смелых вояк отбросили бердыши и спрятали руки за спину. Но не все в этой крепости были трусами. Здоровый детина, на голову выше меня, а в плечах шире раза в три, презрительно плюнул себе под ноги и спросил:


- А коли не бросим, тады чё? Бить будешь?


Верзила, не утруждая себя ходьбой по лестнице, спрыгнул со стены на землю и махнул рукой сослуживцам:


- Айда, робяты. Загоним кикимор обратно в болота.


Я покачал головой:


- Дружище, не шали. Вы - люди подневольные и вашей крови мне не надо. Положи топорик и иди домой.


Верзила кровожадно ухмыльнулся, и направился в мою сторону. Его примеру последовало человек десять. Ребята за моей спиной набычились, поудобнее перехватили бердыши и приготовились к драке.


- Ну что же. - Я размотал тряпицу, скрывающую Меч-Кладенец. - Пошумим маленько.


Ладонь сдала рукоять Привычной тяжестью легла на плечи кольчуга, а вот шлем опять съехал на глаза. Да что за напасть такая, хоть раз бы эффектно облачиться в доспехи. Ну в этот раз не свалился на землю и на том спасибо.


- Колдунством своим напугать решил? Не таких бивали! - Взревел дети на и ринулся в атаку.


Кладенец легко отразил удар гигантского лезвия, описал сверкающую дугу и приготовился обрушиться на супостата. Я зажмурился, не желая видеть, как голова противника разлетится на две половинки. Но кровожадный меч, почему-то сжалился, за секунду до удара клинок развернулся и плашмя долбанул амбала в лоб. Амбал закачался, но устоял. Я ударил во второй раз. Лоб был здоровенный и промазать было невозможно. Звук от удара был словно кто-то стукнул молотком по медному тазу, но верзила и не думал падать. И тут за стенами раздался радостный рёв. На сторожевой башне развивалось новое знамя - золотое перо на алом фоне. Мой противник попытался сфокусировать затуманившийся взгляд на знамени и я занёс руку для третьего удара. Но этого не потребовалось.


- Пророчество сбывается. - Прошептал амбал и рухнул на землю. Да что это за пророчество такое? Надо будет у Горыныча полный текст попросить.


Вокруг меня творилось невообразимое - солдаты бросали оружие и метались по крепости, мои бойцы ловко сбивали их с ног и вязали. Что-то застучало по стенам с снаружи - это партизаны подтащили заранее сколоченные лестницы. Первым через частокол перешёл Кащей. Сверкая доспехами и лысиной, он поднял руку с мечом и заорал какой-то жуткий боевой клич. Над ним гордо реял Горыныч.


Так началось наше победное шествие по тридевятому царству.



*** Глава 10

Старый воевода Полкан не мог найти себе места. Ходил, грузно топая, из угла в угол, кряхтел, теребил бороду. Всю свою жизнь воевода посвятил ратному делу. Ещё с Морозом в походы хаживал и воеводство своё не за знатное рождение, а за удаль и опыт получил. Во многом можно было упрекнуть Полкана Семёныча, и людишек он не щадил рады победы, и в казну частенько лапу запускал, и от мзды нос не воротил. Да что тут говорить, власть она такая. Невозможно в грязи ворочаться и не испачкаться. Но в чем нельзя было упрекнуть воеводу - это в предательстве и трусости. А вот сейчас Полкану было страшно, и холодные, скользкие мысли о бегстве опутывали его своими щупальцами.


Скрипнула дверь. В горницу заглянула супруга воеводы, Авдотья Андреевна.


- Ну, чего ты, Полкаша? Извелся весь. Может откушаешь чего?


Воевода хмуро взглянул на жену, махнул рукой.


- Зайди, разговор есть. И дверь затвори поплотнее.


Авдотья закрыла дверь и обеспокоенно посмотрела на мужа. Совсем сдал бравый воевода за последние дни. Осунулся, чёрные круги под глазами, борода нечёсана.


- Слушай меня, Авдотья, и не перебивай. Я всё решил и назад ходу нет. Сейчас прикажу выделить тебе две телеги. Проследи, что бы погрузили на них всё самое нужное.


Авдотья Андреевна попыталась что-то сказать, но наткнулась на суровый мужнин взгляд и покорно потупилась.


- Собирай детишек и на этих подводах тикайте из города. - Продолжил воевода. - Я тебе грамоту охранную дам. С этой грамоткой ты наши разъезды без преград проедешь, а коли бунтовщики остановят, то требуй Кащея. Бунтовщики тебя не тронут, если верить шпионам - дисциплина у них жёсткая, не чета нашей. Как Кащея увидишь, скажи: "Муж мой, Полкан Семёныч, тебе привет передаёт, да про должок напоминает." Кащей всё поймёт и поможет. Он, хоть и в контрах с нами, но по старым счетам всегда платит.


Авдотья Андреевна не верила своим ушам. Она, еле сдерживая слёзы, дрожащим голосом спросила:


- Как же так, Полкашенька? Куда бежать? А как же хоромы наши, скотина? Как же все добро нажитое, разве на две телеги его уместишь? Ты не горячись, авось все образумится. Авось мужичьё в столицу-то не сунется. Побоятся. Побузят себе тихо по окраинам, да по домам разбредутся.


- Да по каким окраинам? - Воевода в сердцах ударил по столу кулаком. - Какая столица? От силы неделю твоей столице стоять осталось! Мужики эти теперь и не мужики вовсе, а солдаты, каких поискать надо! Всего две недели прошло, как они болотный кордон захватили и было их тогда пять десятков. Теперь им числа нет! Половина нашей армии к ним переметнулась, не говоря о простых лапотниках. Верховодит у них оборотень какой-то. Настолько могучий, что Кащей с Горынычем у него на посылках бегают. Ещё есть жутко секретный отряд. Говорят, что в том отряде одни кикиморы служат. Главная кикимора Мечом-Кладенцом владеет, а этот меч дурному делу не служит. Так что сама кумекай - на чьей стороне правда.


Авдотья Андреевна слушала, раскрыв рот. До неё начало доходить, что каждое слово её мужа - чистая правда. Не такой он человек, чтобы понапрасну панику разводить.


- Да чего же ты раньше молчал? Все ведь думают, что обойдётся, что армия нам поможет. Слухи по городу ходят, конечно, но так тож слухи. Царь-батюшка нас защитит от бунта.


Воевода скривился, словно от зубной боли:


- Царь-батюшка. Да плевать на нас он хотел. Я на дню по три раза у него с докладом бываю, требую военное положение ввести, а он мне говорит: "Пошёл вон. Не беспокой меня по пустякам. Мне армия не нужна, я сам себе армия. Зачем мне с бунтовщиками воевать? Мне их хвалёный наследник нужен, вот когда они придут меня с трона скидывать, тогда я их всех одним ударом и прихлопну." Короче говоря - совсем наш государь на голову плох стал. Околдовала его та ведьма, сам на себя не похож. - Воевода огляделся по сторонам и прошептал. - При дворе слухи ходят, что государь и не государь вовсе...


Авдотья охнула и прикрыла рот уголком платка:


- А кто же?


- Подменыш! Ты только, смотри, не болтай. За такие сплетни быстро в колодки закуют. - Полкан Семёныч вздохнул и обнял жену. - Ну всё. Иди собирайся, а я к царю на доклад пойду. Пускай или действовать начинает, или снимает меня с должности.


- Да ты что же удумал, Полкаша! - Заголосила Авдотья. Она упала на колени и обхватила ноги воеводы. - Не пущу! Сожрёт тебя подменыш подлый! Бежим с нами! Пропали пропадом служба эта!


- Дура-баба, я ведь присягу давал. - Без злобы, почти ласково сказал воевода, пытаясь оторвать от себя рыдающую супругу. - Все хорошо будет.



*** Глава 11

В государевых чертогах царил полумрак. Повсюду курились чаши с благовониями. Полкан едва не задохнулся от иноземных ароматов. Голова пошла кругом.


Трон оказался пуст. Зато у его подножия были расстелены дорогие ковры и меха. На них и возлежал государь в окружении полуголых девиц. Девицы были тощи и распутны.


- Тьфу ты, срамота какая. - Пробормотал воевода в бороду. - Да нешто нормальный человек опустится до позора такого? Правду говорят - подменыш он.


Полкан, наперекор своей совести, опустился на колени. Не в его обычаях было преклонять колени перед такими нечестивцами, но куда деваться.


"Права была супружница моя. - Мелькнула в голове воеводы запоздалая догадка. - Не договорюсь я с ним. Бежать надо было."


Царь заметил вошедшего и поднялся с ложа. Девицы, со сладострастными стонами, потянулись было за ним, но он властно махнул рукой, и они отстали.


- Как же ты надоел мне, старик. Отрываешь меня от важных дел. Знал бы ты, насекомое, как я соскучился по плотским утехам. - Брезгливо процедил царь, накидывая халат. От прежнего Спиридона, купеческого сына, в нём почти ничего не осталось. Исчезла рыхлость и вялость, под мертвенно бледной кожей перекатывались мощные мышцы. Все движения были наполнены хищной грацией.


- Чего тебе? - Надменно спросил он, остановившись в двух шагах от Полкана. В нос воеводы ударил густой запах тлена и сырой земли. Даже благовония не могли перебить этот могильный запах.


- Государь... - Превозмогая нахлынувший ужас, выдавил воевода. Слова не хотели выходить, царапали внезапно пересохшее горло. - Государь, отпусти меня на покой. Не гожусь я тебе в воеводы. Не смогу я тебе служить верой-правдой.


- Чего это ты? - Удивился царь. - То изводил меня постоянно, про опасность кричал, войска требовал, а тут на покой собрался. Никак, действительно припекло и бунтовщики близко? Ну ка, встань.


Воевода поднялся. Царь приблизился к нему в плотную.


- Я отпущу тебя, человек. На покой. - Голос царя был мягок и вкрадчив. - Но, ты окажешь мне одну услугу. Ты ведь уже догадался, что я не из вашего мира? Не мотай головой. Я вижу. Дело в том, что я давно не ходил по земле. Я забыл вкус пищи, радость плоти, упоение битвой. Добрые люди поделились со мной памятью о еде и женщинах, а ты поделишься памятью о битвах.


"Эх, Авдотья. Какой же я дурень" - Грустно подумал старый воевода.


- В глаза смотреть! - Твёрдые, как тиски, ладони сажали голову воеводы. Полкан Семёнович дернулся, пытаясь отвести взгляд, но это было невозможно. Глаза царя затуманились и превратились в чёрную бездну. Эта бездна поглотила Полкана. Она выворачивала его наизнанку, вырывала все мысли, даже самые потаённые. Словно чьи-то лапы вцепились в разум и рвали его на мелкие клочья. И не в силах больше держаться, воевода закричал. Он кричал бесконечно долго. Уже и воздух кончился в лёгких, уже жизнь покинула тело старого вояки, а из горла всё ещё рвался крик, полный боли и ужаса.


Существо, бывшее когда-то Спиридоном, сыном купеческим, ослабило железную хватку и тело воеводы рухнуло на пол.


- Надо же, а я думал, что Кладенец давно сгинул. - Задумчиво произнесло существо, носившее облик царя. - Воевода знал много полезного. Надо было прочесть его раньше. Слишком я увлёкся земными радостями.


Он громко хлопнул в ладоши и крикнул:


- Старуху сюда! Быстро!

Показать полностью
11
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 44
6 Комментариев в Авторские истории  

Предыдущие части сказки можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad



*** Глава 7

Мужички оказались сообразительными и подошли к добыче алкоголя креативно. Они не стали ломиться на пролом, а притащили откуда-то рыболовную сеть, запеленали несчастного птеродактиля и теперь весело дубасили его.


- Прекратить! - Закричал Олег, но его крик потерялся среди радостных воплей раздухарившихся алкоголиков.


- Тут словами не обойдёшься. - Я засучил рукава и ринулся спасать Горыныча. Это было не просто. Мужички разошлись не на шутку. И когда я, получив раза три в ухо и пару раз в нос, уже хотел бросить это дело, в гущу драки ворвался огромный чёрный волк. Широкой грудью он сбивал буянов с ног, Клыки его хищно сверкали, а глухой рык напрочь отбивал охоту буянить. Мужички благоразумно решили отступить. Волк легко разорвал сеть, опутывающую Горыныча и обвёл отважных партизан грозным взглядом:


- Ну, кто тут ещё выпить хочет?


- Благодарствуем, мы не пьющие. В завязке мы. - Не весёлыми голосами ответили мужики.


- Др-р-ругое дело. - Порычал волк. - Всем отсыпаться. Завтр-р-ра, в шесть утр-р-ра, постр-р-роение. Чтобы как огур-р-рчики были.


Мужики уныло расползлись по шалашам.


- Здорово ты их. - Восхитился я. - Вот только как ты так быстро обернулся и где твоя одежда?


Волк встряхнулся, совсем как собака, вышедшая из воды, и превратился в улыбающегося Олега. Вся одежда была на нём, целёхонькая.


- Я и сам не знаю. - Ответил он. - Тут как-то само собой это выходит. Стоит только подумать.


- Это потому, что все в этом мире на магии замешано. - Проскрипел Горыныч, потирая ушибленные места.


Военный совет проходил в Кащеевом шалаше. Я, Олег и Горыныч расположились за шатким походным столиком. Кащей мирно похрапывал в углу и участие в совете не принимал.


- Что у нас с оружием? - Спросил Олег, недовольно косясь на причмокивающего во сне Кащея.


- Да какое там оружие. - Махнул рукой Горыныч. - Нету его. Вилы да топоры. Ещё две сабли ржавые где-то были.


- Значит надо добыть. - Олег коротко взглянул на меня. - Есть мысли?


- Да у меня полный котелок мыслей. - Я склонился над картой. - Горыныч, покажи ещё раз, где тут царские войска стоят?


Змей ткнул пальцем:


- В этом месте они кордон поставили. Кругом болота и это единственное место где из леса нормально выйти можно. Кащей пробовал штурмовать, но неудачно. А по этой дороге им провизию доставляют. На дорогу тоже можно выйти, но не всем отрядом, там топи кругом.


- Замечательно. - Я потёр руки. В голове уже начал зарождаться план. - А скажи, как часто ротация происходит? Ну, солдаты там постоянно одни и те же сидят или меняются.


- Каждые пять дней их меняют. А иначе сопьются ведь. Солдатам ведь этот кордон, что тебе курорт. Ни начальства, ни проверок. Сиди да смотри, чтобы мужички из леса не разбежались. Болотина кругом, она за солдат всю работу делает.


- Когда следующая смена?


- Через три дня.


Я хлопнул ладонью по карте и сказал:


- Через три дня будет вам оружие. Только мне кое-что понадобится. Горыныч, сможешь достать древесный уголь, серу и селитру? Чем больше - тем лучше.


Горыныч кивнул, достал блокнотик и, помусолив карандаш, аккуратно записал требуемые ингредиенты. Нет, определённо, мне этот старикан нравился всё больше и больше.


- Ты только без фанатизма. - Забеспокоился Олег. - Знаю я тебя. Дай волю, так ты всё царство тридевятое на клочки разнесёшь. Чего задумал то?


- Не извольте беспокоиться. Все будет чинно-благородно. Взрывы, пожары и массовые репрессии обещаю в пределах нормы. Ты лучше скажи - сможешь за три дня из этих лапотников какое-то подобие солдат сделать?


Вместо ответа Олег кровожадно улыбнулся и все мои сомнения исчезли. Этот сможет.


- Нам бы ещё знамя придумать. - Высказал я свою давнюю идею. - Чтобы, так сказать, воины духовно сплотились вокруг идейного символа.


- Верно. - Олег задумчиво почесал бороду. - Над этим покумекать надо.


- А чего тут кумекать. - Раздался из угла пьяный голос Кащея. - Золотое перо Жар-птицы на алом фоне. Про это в пророчестве сказано.


- Алкоголик дело говорит. - Обрадовался я. - Символ что надо!


- Сам дурак. - Огрызнулся Кащей и сладко захрапел.


Три дня прошли в трудах и заботах. Хозяйственный Кузьма передал нам партию маскхалатов времён Великой Отечественной, и толпа оборванцев волшебным образом преобразилась. Олег установил в отряде строжайшую дисциплину. Он усиленно вколачивал в мужиков всё то полезное, что можно вколотить за такой короткий отрезок времени. Поначалу народ ворчал, но Олег так их нагружал, что к вечеру сил на недовольство не оставалось. Кащей воспрял духом и наравне со всеми бегал, прыгал и ползал. Правда латы он отказался снимать наотрез. И только после того, как Олег, кипя от негодования, прочёл лекцию про отличие партизанской войны от рыцарских поединков, Кащей соизволил сменить грохочущее железо на маскировочный костюм.


Я же, по мнению большинства, бездельничал. Пока все постигали суровую военную науку, я сидел под деревом и перетирал в ступке добытые Горынычем ингредиенты. Смеси получилось не много - пара пятилитровых туесков, но для моего плана этого было достаточно. Выпросив у Олега пару смышленых мужиков, я сделал несколько разведывательных вылазок и нашёл идеальное место для предстоящей операции. Вечером третьего дня, на военном совете, я доложил, что у меня всё готово и рассказал все тонкости своего плана.


- Должно сработать. - Одобрил Олег. - Кого с собой возьмёшь?


- Мирона и ещё человек пять, тех кто пошустрее.


- И я пойду. - Хлопнул ладонью по столу Кащей.


- Нет. - Отрезал Олег. - Ты мне здесь будешь нужен. Солдаты на кордоне могут услышать шум и кинутся на подмогу. Тут то мы на штурм рванём.


- С граблями и вилами? - Ехидно поинтересовался Кащей.


Олег посмотрел на него, как на глупого ребёнка и терпеливо объяснил:


- Нам не надо будет вступать в сражение. Мы должны создать видимость штурма и дать Сане возможность уйти с захваченным оружием. Всем всё понятно? Тогда - отбой.



*** Глава 8

Не успело ещё солнце осветить макушки деревьев, а я уже был на ногах. Все ещё спали, и только дежурный у еле тлеющего костра зябко кутался в войлочное одеяло. С болот ползли белые языки тумана. День будет жаркий, во всех смыслах


Увидев меня, дежурный вытянулся по стойке "смирно". Одеяло свалилось на землю, но паренёк даже не дернулся, чтобы подхватить его. Здорово их Олег вымуштровал.


- Ночь прошла спокойно. - Громким шёпотом доложил парень. - По периметру тоже тишина. Все часовые регулярно подают условные знаки. Дежурный по костру - Авдей Козюлькин.


- Иди спать, Авдей Козюлькин. - Так же шёпотом ответил я и подкинул дров костёр. Дрова были сыроваты и робкие язычки огня не спешили наброситься на угощение. Я мысленно приказал дровам загореться и тут же над костром взвилось жаркое пламя. Горыныч прав - в этом мире все пропитано магией. И мне легко удаётся то, на что в нашем мире я бы потратил немало сил.


Дежурный уходить не спешил. Робко переминался с ноги на ногу.


- Ты ещё здесь? - Удивился я.


- Не могу покинуть пост. - Грустно вздохнул Авдей Козюлькин.


- Иди спи. Это приказ. Я подежурю.


Долго уговаривать его не пришлось. Парень подхватил одеяло и скрылся в шалаше.


Закипел висящий над костром чайник. Я щедро сыпанул в него душистой таёжной заварки.


- Не понял, а где дежурный? - Олег подошёл не слышно и теперь грозно нависал надо мной, уперев руки в бока.


- Спать я его отправил. Садись, чайку попьём.


- Дешёвый авторитет зарабатываешь, - Проворчал Олег, устраиваясь у костра и беря кружку с ароматный чаем.


- Знамя сделали? - Проигнорировал я его нравоучения.


- Сделали. Вчера, пока ты по болотам лазил, Горыныч от Василисы его принёс. Знамя - просто загляденье. Разверну его, когда на штурм пойдём. Ребят это вдохновит.


- Отдай его мне.


- Зачем? - Удивился Олег. - Ты решил с ним по болотам побегать? Перед лягушками похвастаться?


- У меня тут идея появилась. - И рассказал Олегу то, о чем думал с того момента, как занялся подготовкой операции по захвату оружия. Олег слушал меня, подозрительно щурясь. В конце рассказа он залпом допил остывший чай и улыбнулся.


- А мне нравится. Конечно, план в твоём стиле - рисковый и рассчитанный лишь на авось. Надеюсь, ты понимаешь, что если что-то пойдёт не так, то помочь твоей группе мы не сможем.


- Понимаю. - Коротко ответил я.


Олег задумчиво ворошил палкой угли в костре. Потом, словно решившись, резко поднялся и ушёл в шалаш. Спустя минуту он вернулся и сунул мне в руки небольшой свёрток.


- Держи. Буди своих и выдвигайтесь.


***


Медленно, след в след, наш небольшой отряд шёл по болоту. Под ногами неаппетитно чавкало. Болото куталось в равную тряпку утреннего тумана, скрывая все вешки и ориентиры. Идти приходилось очень аккуратно. Все шли налегке и только мы с Мироном несли за плечами вещмешки с плотно закрытыми берестяными туесами. У меня, рядом с вещмешком, висел за спиной Кладенец, завернутый в невзрачную тряпицу.


- Ляксандр, а чаво мы в туесках тащим? - Мирон поправил лямки на плечах. - Колдунство какое-то?


- Это не колдунство. Порошок специальный. Порох называется.


- Да иди ты! - Мирон резко остановился и я, чтобы не уткнуться в него, сделал шаг в сторону. Вязкая жижа, прятавшаяся под мягким ковром мха, тут же проглотила меня по пояс. Матерясь сквозь зубы, я ухватился за протянутую палку и выбрался на тропу.


- Неужто ты порох умеешь делать? - Недоверчиво спросил Мирон, когда мы продолжили путь.


- Я много чего умею. - Недовольно проворчал я, пытаясь на ходу соскрести со штанов толстый слой бурой слизи.


- В наших краях порох очень дорого стоит. - Разглагольствовал Мирон, не замечая моего недовольства. - Его привозят из далёкой страны, где живут жёлтые люди. Говорят, что порох делают из костей огнедышащих драконов и поэтому он бесценен. Даже царь не может себе позволить его.


- Дурят вас китайцы. - Я оставил бессмысленные попытки привести штаны в порядок. Высохнет и само отвалится. - Сегодня мы устроим знатный фейерверк, почти бесплатно.


Наконец мы выбрались на дорогу. Тут же к нам спикировал Горыныч.


- Идут. - Проклекотал он. - Двадцать пять человек и две телеги.


- Отлично. Мирон, зарой свой туесок здесь, ровно по середине дороги. Неглубоко. Горыныч, какое у них построение?


- Колонна по двое. В голове десятник, телеги замыкают.


Ай да молодец, старикан. Прирождённый разведчик. Я прикинул на какое расстояние растянулась колонна и пошёл зарывать второй заряд.


- Может я с вами останусь. - Робко спросил Горыныч, помогая мне маскировать место минирования. - Их там двадцать пять вооружённых душ, а вас всего семеро и из оружия - только верёвки.


- Не боись, Горыныч. Нас мало, но мы в тельняшках.


- Чего? - Не понял Змей.


- Справимся, говорю. - Отмахнулся я. - Лети к Олегу, не демаскируй позицию.


Ещё раз проверив дорогу и убедившись, что все следы нашего пребывания тщательно убраны, я дал сигнал и мой маленький отряд исчез в придорожных кустах.


Они шли ничего не опасаясь. Двадцать пять, крепких, сытых детин в красных кафтанах, со сверкающими бердышами на плечах. А чего им было опасаться? Взбунтовавшееся мужичьё надёжно заперто в болотах, начальство осталось в городе, а десятник - свой человек. Впереди их ждал пятидневный отдых.


Я мысленно представил, как загорается береста на первом заряде. Земля перед десятником, идущим в голове колонны, вздулась, раздался жуткий грохот и огромный огненный шар подкинул бедолагу в воздух. Шарахнуло не по-детски. Похоже, я перемудрил с порохом. Стройная колонна бравых вояк превратилась в орущую толпу. В страхе они кинулись бежать, но упёрлись в телеги. Возницы пытались развернуть испуганных лошадей, возникла давка. И тут, в хвосте колонны, отрезая путь к отступлению, рванул второй заряд. Ещё не успела осыпаться земля, поднятая взрывом, а я выскочил на дорогу с криком:


- Вяжи их, ребята!


Мужики действовали ловко и слаженно. Не зря Олег три дня муштровал их. Словно молнии, они носились среди обезумевших от страха солдат, валили их на землю и вязали. На меня налетел уцелевший десятник. Глаза его вылазили из орбит, лицо перепачкано в саже.


- Кикиморы! - Орал он. - Кикиморы! Духи болотные!


- Сам ты кикимора. - Прорычал я и саданул ему кулаком между ушей. Глаза десятника закатились под лоб, и он рухнул, как подкошенный. Я кинулся снимать с него кафтан.


- Ты чаво это, Ляксандр? - Удивленно вытаращился на меня Мирон.


- Какой фейерверк без маскарада? - Я натянул на себя форму десятника. Маловата будет, но сойдёт. - Переодевайтесь все. И оружие прихватите.


- А солдаты как же?


- Свяжите их покрепче. Пусть тут пока полежат. Они не скоро очухаются.


Спустя полчаса мой маленький отряд, переодетый в царскую форму, бежал по дороге в сторону кордона. Оттуда были слышны крики и звон оружия.

Показать полностью
2
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 43
2 Комментария в Авторские истории  

Предыдущие части сказки можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad



*** Глава 5

В тёмном подвале, среди бочек и мешков, безобразная старуха склонилась над медной чашей, наполненной густой тёмной жидкостью. Костлявые пальцы гладили края чаши, сухие, тонкие губы шептали слова древнего заклинания. Тусклый свет свечи не мог справится с тьмой окружавшей старуху. И с каждым произнесённым словом тьма становилась всё гуще, обступая пятачок света, заставляя робкое пламя сжиматься. Старуха воздела руки и сдавленно прошипела:


- Приди! Приди! Приди!


На поверхности чаши вздулся ярко-алый пузырь и глухой голос произнёс:


- Чего тебе?


Старуха затряслась и упала на колени.


- Приветствую тебя, Хозяин!


- Оставь эти условности. - В голосе невидимого хозяина отчётливо слышались брезгливость и раздражение. - Ты уже сделала то, за чем была послана?


- Прости, Хозяин! - Проскрипела старуха. - У меня очень мало сил. Я даже не могу принять прежний облик. Все маги ополчились против меня, сам Странник вступил в игру. Я не справлюсь. Дай мне силы, Хозяин!


- Один раз я поверил тебе и щедро одарил силой. И как же ты отблагодарила меня? Ты забыла о своём хозяине, создала империю и решила сама стать повелительницей миров. Ты не спешила призвать меня! Ты наслаждалась своей силой, забыв кому обязана! Нет больше тебе веры, Морана. Я и так слишком щедр. Я вернул тебя из мира мёртвых и дал второй шанс.


- Тогда забери меня обратно, Хозяин! Убей меня! Я не справлюсь с твоим заданием.


Таинственный голос молчал.


- Хозяин... - Робко простонала старуха.


- Я все сделаю сам. - Прогудело в ответ. - Обеспечь мой переход. Мне нужен сосуд.


- Хорошо, Хозяин. Я все сделаю, Хозяин.


- Кто сейчас на троне?


- Спирька, боярский сын.


- Ты подчинила его себе?


- Да, Хозяин. Он жалок и труслив. Хоть и величают его сейчас Государем Спиридоном Первым, но он как был Спирькой, так Спирькой и остался.


- Хорошо. Вот его и подготовь. Немедленно.


Алый пузырь в чаше лопнул. Старуха поднялась с колен и накрыв чашу крышкой спрятала её в куче хлама. Бормоча себе под нос, ведьма задула свечу, вышла из подвала и отправилась прямиком к царскому терему. Охрана пропустила её без вопросов. Будь их воля, они эту страшную старуху не то что в терем,в город бы не пускали, но царское слово - закон. Чем-то приглянулась государю Спиридону эта нищенка и теперь, по его допущению, шастает постоянно в царские покои, да гадости царю нашёптывает.


Государь Спиридон сидел на троне и рыдал. Это было очень странное зрелище - здоровенный детина, с жиденькой бороденкой и глазами обиженного телёнка, заливается горючими слезами, то и дело сморкаясь в дорогую, подбитую мехом горностая, мантию. Спиридону было страшно. Он тысячу раз проклял тот день, когда поддался на уговоры Кащея и сел на трон. Все было хорошо, но тут явился Наследник и трон закачался. Да и шут бы с этим троном, Спиридон готов был освободить место и уехать в папенькино родовое поместье, но пришла старуха и околдовала его. Заставила сопротивляться Кащею, заставила цепляться за власть. Спиридон боялся Кащея, но старуху, почему-то, он боялся ещё больше.


Распахнулись двери и вошла, шурша юбками, ненавистная ведьма. Государь, не стесняясь слуг, грохнулся ей в ноги и взвыл:


- Пожалей ты меня, бабушка! Нет сил моих больше! Отпусти ты меня! Страшно мне! Не доживу я до старости! Прикончит меня Кащей или людишки на вилы поднимут!


Старуха зло зыркнула на слуг, и те, притворившись слепыми и глухими, поспешно удалились, плотно прикрыв за собой двери.


- Ну чего ты, Спиридоша? - Приторным голосом спросила ведьма. - Все хорошо. Сейчас я помогу тебе. Сейчас ты перестанешь бояться и станешь самым смелым.


- Правда? - Всхлипнул государь.


- Чистая правда. - Старуха принялась расстегивать пуговицы на царском кафтане. - Вот только одежонку сними. А то попортим еще, а у людей вопросы возникнут.


- Ты чего это удумала, бабуля? - Спиридон перестал хныкать и щеки его залились стыдливой краской.


- Кафтан скидывай, говорю. - Старуха уже не была такой ласковой. - Ритуал проводить буду. Смелости в твоё телячье сердце добавлю.


- Вот оно что! - Радостно затараторил Спиридон, скидывая царские одежды. - А я то подумал...


Он заподозрил неладное, когда увидел в руке старухи длинный кинжал, но было поздно. Смертоносная сталь без труда пробила грудную клетку и боярский сын, захрипев, упал на спину.


Старуха выдернула клинок и зашептала над кровью страшные заклинания. Все тени в комнате зашевелились, потянулись черными змейками в сторону безжизненного тела. Эти змейки вползли в безвольно распахнутый рот. Старуха трижды прошептала зловещую фразу на непонятном языке и глаза трупа распахнулись. Он резко, не сгибаясь, поднялся на ноги и с хрустом расправил плечи. Старуха повалилась на колени и принялась целовать сапоги восставшего мертвеца.


То существо, что стояло сейчас в тронном зале, напоминало Спиридона лишь внешне. От него исходила такая мощь, такая сила, о которой незадачливый боярский сын и мечтать не мог.


- Отлично, Морана. Хороша работа. - Хозяин с наслаждением вдохнул полной грудью. Рана на его теле тут же затянулась, не оставив и следа. - Теперь повоюем!


И оживший труп радостно захохотал.



*** Глава 6

Прийти на помощь Кащею и его отряду мы согласились не раздумывая. Планировалось, что Кащей откроет портал в мою квартиру и мы, не теряя времени на дорогу, переместимся в глухие леса Тридевятого царства. Но прошло уже два часа от назначенного времени, а перемещать нас никто и не думал.


- Не, это уже свинство какое-то! - Ворчал Олег, гремя чайником. - Где они пропали? Я скоро лопну от твоего чая.


- Так ты не пей. - Усмехнулся я, раскуривая трубку.


- А ты не дыми! Сколько можно, я уже весь твоим дымом провонял!


- Над головой мужчины всегда должен быть дым. Если не пороховой, то, хотя бы, табачный. - Выдал я с умным видом. Олег скривился:


- Вот только не надо этих дебильных цитат из соцсетей. Неужели ты не слышишь, как убого они звучат.


Возразить я не успел - стена замерцала и из ярко светящегося круга высунулась конопатая Севкина физиономия.


- Проход открыт. - Деловито уведомил он нас и, шмыгнув носом, добавил. - Только вы по очереди проходите. Я не знаю, хватит ли у меня сил на вас двоих.


Олег подхватил свой рюкзак и осторожно шагнул в портал. Я сдернул со стены ножны с Кладенцом, зажмурился, и отправился следом. Интересно, что там стряслось с Кащеем? Севка, конечно, мальчик способный, но перемещать двух здоровых мужиков - это вам не с мелкой девчушкой по заграницам прыгать. В любой момент могут кончится силёнки, и незадачливые путешественники застрянут между мирами. Меня передёрнуло от такой жуткой перспективы, однако уже через секунду я полной грудью вдохнул чистый лесной воздух и понял, что все прошло удачно.


Какая картинка встаёт у вас перед глазами, когда вы слышите слова "партизанский отряд"? Лично я вижу поляну в глухом лесу, добротные землянки и суровых, бородатых мужиков в ушанках, ватниках и с автоматами ППШ на перевес. Так вот, в отряде Кащея из всего вышеперечисленного присутствовали только лес и поляна, ну и бородатые мужики. Только суровыми, этих героев партизанского движения, назвать было нельзя. Потому что они были пьяными. Пьяными в дым, в дрова, в зюзю. Бессвязно бормоча, храбрые ополченцы ползали между убогими шалашами. Трезвыми на этой поляне были только Севка и Горыныч. Я не смог сдержаться и заржал во весь голос, хотя смешного тут было мало. Олег зло зыркнул на меня и сухо поинтересовался у Горыныча:


- Это что за балаган?


- От царского обоза телегу с вином отбили. - Виновато развёл руками старик. - Поначалу Кащей пить не разрешал, а сегодня с утра тоска на него нашла. Он сам укушался и все следом за ним.


- Понятно. Где вино?


- Да вон, телега с бочками.


- Значит так! - Олег ткнул пальцем в сухонькую грудь Змея. - Ты отвечаешь за то, чтобы ни одна живая душа к телеге не приблизилась. Делай что хочешь, но пить никому не давай.


Горыныч отчаянно замотал головой:


- Не буду. Они же меня на клочки порвут.


- А ты прояви смекалку. - Подсказал я. - В ящера обратись. Так проще их разгонять будет.


- Да они сейчас чёрта лысого не боятся. - Печально вздохнул Горыныч.


- Ты член этого отряда? - Тихо спросил Олег. Старик кивнул.


- Вы нас позвали помочь? - Продолжил мой друг тем же тоном. Горыныч опять кивнул и затравленно посмотрел на меня. Мне было жаль старика, но я прекрасно понимал, что Олег делает всё правильно.


- Как я понимаю, командир отряда не в состоянии обеспечить должную дисциплину. - Олег говорил, не повышая голоса, но в его тоне звенели стальные нотки. Я поймал себя на том, что невольно вытянулся по стойке "смирно". Чего уж говорить о Горыныче. - Поэтому, в целях обеспечения боеспособности, мы берём командование на себя. Тебе был отдан приказ. Выполняй.


Старик щёлкнул каблуками, козырнул и помчался к телеге, на ходу трансформируясь в крылатое чудище.


Олег посмотрел на Севку:


- Где Кащей?


Мальчишка указал на кривенький шалаш, кое-как накрытый пихтовым лапником.


В шалаше стоял тяжелый дух. Даже аромат хвои не мог перебить кислый запах перегара. Увидев нас Кащей радостно заулыбался и попытался подняться из-за стола.


- Ребята, как хорошо, что вы пришли! Давайте к столу! Мироша, принеси ещё вина.


Мертвецки пьяный Мирон послушно встал, но на этом силы его иссякли, и он рухнул под стол. Кащей попытался сфокусировать взгляд на собутыльнике, потом, смешно мотнув головой, посмотрел на нас и печально сообщил:


- Устал, Мироша. Умаялся.


- По какому поводу праздник? - Поинтересовался Олег, усаживаясь за стол.


Кащей икнул и пододвинул Олегу стакан.


- Это не праздник, Олежка. Это поминки. Распускаю я отряд. - Кащей всхлипнул. По его впалым щекам текли слёзы. - Нет больше сил моих. Это мужичьё никогда не станет ядром сопротивления. Я не хочу больше тратить на них свои силы. Размяк я, Олежа. Как бессмертия лишился, так и размяк. Нет больше того Кащея.


Олег резко выкинул вперёд правую руку и схватив Кащея за затылок, притянул его к себе. Кащей зарычал. Никто и никогда не позволял себе такого с ним обращения. Но Олег не обратил на рык никакого внимания. Глядя в налитые кровью глаза, он зло прошипел:


- Слушай сюда, лысая башка. Хочешь ты этого, или нет, но мы сделаем всё, чтобы твой сын сел на престол. От этого очень многое зависит. Пророчество должно исполниться.


Кащей молчал, но уже не пытался вырваться. Он тяжело дышал и старался не смотреть в глаза Олега. Неизвестно чем бы все это кончилось, но с улицы раздался крик Севки:


- Дядя Саша, дядя Олег, Горыныча убивают!


Забыв обо всём, мы рванули прочь из шалаша.

Показать полностью
7
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 42
0 Комментариев в Авторские истории  

*** Глава 2

Пока я возился с пельменями, гость, без стеснения, расхаживал по квартире. Все разглядывал, ощупывал, что-то недовольно бормотал себе под нос. Уважение вызвал лишь книжный шкаф. Старикан внимательно изучил корешки книг и покивал седой головой.


- Прошу к столу. - Позвал я. - Руки можно в ванной вымыть.


Дед удивленно посмотрел на меня, вытер руки о свою длиннющую рубаху и прошлепал босыми ногами на кухню.


- А чего ты мне бульончика не налил? - Капризно поинтересовался он. - Плесни, не жадничай


Кушал он обстоятельно. Насаживал пельмень на вилку, осматривал со всех сторон и отправлял в рот. На пережевывание уходило не меньше минуты, потом он отпивал бульон прямо из тарелки, вытирал усы и цеплял вилкой следующую жертву.


А где-то там, в зале, стояло удобное кресло и на журнальном столике лежал не открытый томик Казанцева. Не суждено мне сегодня бороздить космос вместе с бесстрашными фаэтами и участвовать в Миссии Разума под руководством Инко Тихого. Простите ребята, не до вас. Я занят важным делом - наблюдаю, как странный дед лопает пельмени.


Старик ел молча. Причмокивая и прихлебывая. И вдруг я понял - он специально так делает. Испытывает меня. Ждет, что я сорвусь. Ну уж нет, не дождется. Хитрый старикан, а ведь он совсем не тот, кем хочет казаться. Все эти дурашливые ужимки - это просто маска. Да у всех этих сказочных героев есть такое. Они словно роли играют. Даже Кузьма с лешим, даже Кащей. Словно их всех объединяет какая-то тайна, но они её скрывают и на публике не показывают.


- Совершенно верно. - Прервал мои размышления старик. - Есть такая тайна. И пришёл я, чтобы посмотреть на тебя. Познакомиться поближе, так сказать. Узнать, достоин ли ты быть посвященным в эту тайну.


Я обмер. Дед мысли читает! А я всякие гадости про него думал.


- Успокойся. - Улыбнулся гость. - Мысли я читать не умею. Я по лицу вижу, о чем человек думает. Поживи с мое, и ты так научишься.


Я попытался убрать с лица все эмоции и деревянным голосом спросил:


- Так что там с тайной?


- Какой ты скорый, витязь. Погоди чуток. Я ведь только приглядываюсь. Одно могу сказать: Есть очень древнее пророчество. Первая его часть сбылась, когда вы наследника, Севку, то есть, вернули. Возможно и дальше пророчество будет сбываться благодаря вам. Вот я и решил посмотреть, чего от вас ждать можно. К тебе зашёл, сейчас к другу твоему отправлюсь.


Дед поднялся из-за стола и поклонился в пояс.


- Благодарствую, внучек. За хлеб-соль, за приют, за разговор душевный.


- Подождите! - Меня разрывало от любопытства. Все равно, что читаешь захватывающее произведение, а оно прерывается на самом интересном месте. И неизвестно, когда будет продолжение, да и будет ли оно. - Вы ведь ничего не объяснили!


Вокруг старика заполыхало огненное кольцо. Он загадочно подмигнул мне и сказал:


- Всему своё время, внучек. Кстати, о времени. Я возвращаю тебе всё, что отнял. Читай свою книжку.


В глазах у меня потемнело...


Громко звякнула микроволновка. Я открыл глаза. Деда не было. На столе стояла тарелка с бутербродами, в микроволновке исходила паром кружка чая. Неужели привиделось? Я распахнул морозилку. Нет, не привиделось. Пачка пельменей исчезла. Так, надо срочно позвонить Олегу, предупредить его о чокнутом деде.


Не успел я включить телефон, как заиграла мелодия вызова. Звонил Олег.


- Саня, ты где есть? - Судя по голосу мой друг был не на шутку обеспокоен.


- Да я тут решил себе выходной устроить.


- Слушай, ты помнишь того странника, который нам у мирового дерева встретился?


- Ещё как помню. Он сейчас...


Но Олег перебил меня, не дослушав.


- Саня, он сейчас ко мне приходил. Два часа какую-то ахинею про пророчество нес. Три тарелки борща умял, а потом исчез. И этих двух часов словно и не было. Время назад вернулось. Он сказал, что к тебе пойдет. Так что будь готов.


- Всегда готов. - По-пионерски отсалютовал я и отключил телефон.



*** Глава 3

Отполированные кедровые плашки с сухим стуком рассыпались по каменным плитам. Привратник долго рассматривал руны, вырезанные на розоватом дереве, потом со вздохом сгрёб плашки ладонью и спрятал в карман.


- Третий раз. - Еле слышно пробормотал он. - Третий раз одно и тоже. Неужели пришло время?


Не то чтобы Привратник всецело доверял рунам, нет. Бывало, что они ошибались, или гадающий неправильно истолковывал то, что пророчили священные знаки. Но не только руны, очень многое сулило грядущие перемены. И эти перемены беспокоили Привратника.


- Рано, очень рано. Мальчики ещё не готовы. Они не потянут этой ноши. - Шептал он, задумчиво глядя перед собой.


Перед Привратником раскинулись цветущие поля, а за спиной, безбрежным зелёным морем колыхалась тайга. Он сидел на каменном пороге распахнутых Врат. На границе двух миров. В месте где сказка соединяется с реальностью.


За спиной послышались тихие шаги. Привратник в очередной раз вздохнул. Он узнал эти шаги, и узнал стук посоха. Коли уж Странник объявился, то перемены не заставят себя ждать.


- Мир тебе, Привратник!


Привратник поднялся, внимательно посмотрел на подошедшего и поклонился в пояс. Странник ничуть не изменился за эти годы. Всё та же грива седых волос, борода до пояса и добрые, немного грустные глаза.


- Мир тебе, Странник.


Старик улыбнулся и обнял Привратника.


- Здравствуй, Иван! Я бы и не узнал тебя! Возмужал, окреп. Когда последний раз виделись, ты совсем мальчишкой был. А сейчас - чисто медведь!


- Так это над тобой время не властно, а меня точит потихоньку. Медленней, конечно, чем других, но точит.


- Да и меня оно точит. Время над всеми власть имеет. Одна надежда - на молодых, что дело наше продолжат.


- Значит не лгут руны? - Нахмурился Привратник.


- Не лгут. - Вздохнул старик и как бы невзначай добавил. - Я тут к подопечным твоим заглядывал.


- И? - Поднял бровь Иван.


- Хорошие мальчики. - Старик погладил бороду, помолчал, подыскивая слова. - Не вижу я в них ни привратника, ни странника. Они дел не мало сделают и многое от них зависит, но ни ключей, ни посоха в их руках я не увидел.


- Как же так? - Опешил Иван. - Да ведь нить Судьбы на них вывела.


Старик любовался макушками вековых кедров. Голос его прозвучал отстранено, словно Странник был не здесь, а где-то в других мирах:


- Судьба полотно бытия причудливо ткёт. Порой нити жизней в такие узоры сплетаются, что и не разберёшь. Одно могу сказать, Иван - грядут большие перемены. Все с ног на голову встанет. Боязно, конечно, но что поделать. Нам, старикам, все новое боязно. Закостенели мы. И вот еще что. Под корнями мирового дерева Тьма зашевелилась. Видать и Тьме перемены нелюбы. Страж, конечно, на страже, но и ты не зевай, поглядывай. И своих предупреди. Это вам не с Мораной бодаться. С Тьмой шутки плохи.


Странник тряхнул головой, отгоняя дурные мысли, и спросил уже своим обычным голосом:


- А ты чего тут, у раскрытых Врат, кукуешь. Проветриваешь что ли?


- Да нет. - Усмехнулся Иван. - Горыныча жду. Он на разведку полетел. У Кащея не получилось мирным путем своего ставленника с престола подвинуть. Тот цепко за власть ухватился и делиться кормушкой не собирается. Но Кащей тоже не промах. Собрал вокруг себя крестьян, что побойчее, и в леса ушёл. Партизанит теперь. Горыныч у нас вроде связного.


- Так вон твой разведчик, возвращается. - Странник ткнул посохом в темную точку на горизонте, - Глянь, как крыльями молотит. Наверняка важную весть несет. Ладно, Иван. Пойду я. Дел много, а времени мало. Вот ведь штука какая - сотни тысяч лет по свету мотаюсь, а времени все не хватает. Бывай, Привратник.


Старик поднял руку и растаял в летнем мареве. Словно и не было его.



*** Глава 4

С того момента, как Горыныча приобщили к общему делу и назначили связным в партизанском отряде, он сильно изменился. Исчезла зависть, исчезло стариковское брюзжание. Змей вновь почувствовал себя нужным. От него снова что-то зависело. И Горыныч, в благодарность за доверие, отдавал всего себя без остатка. Он был не только связным, но и выполнял воздушную разведку, помогал в магической маскировке отряда и даже совершил парочку диверсий, напав на царский обоз снабжения. Короче говоря, развлекался как мог.


Вот и сейчас, подлетая к Вратам, птеродактиль не просто махал крыльями, а выделывал фигуры высшего пилотажа.


- Седина в бороду - бес в ребро. - Усмехнулся Привратник, глядя как ящер выписывает в небе кренделя.


- Ты не подумай, Вань. Это я не для развлечения. - Стал оправдываться Горыныч, приземлившись и приняв человеческий облик. - Это все тренировки ради. Нам, людям военным, без тренировки никак нельзя.


- Это верно. - Ответил Шаман, сдерживая улыбку. - Тренировка - это святое. Ну, как у вас дела?


- Дела, как сажа бела. - Скривился Змей.


- Чего так?


- Неудачная это затея - из крестьян воинов делать. Лапотники они, лапотниками и останутся. Поначалу, конечно, поорали, косами, да вилами помахали, а как поняли, что вся эта заваруха за пару дней не закончится - приуныли. Последнее время все чаще слышно про неубранный урожай, да коров недоянных. Это бы еще полбеды, они же в партизанском деле не смыслят ничего и учиться не хотят. Толпой поорать, да барскую усадьбу спалить - тут они мастера.


- Задачка... - Почесал бороду Шаман. - Кузьму бы вам, но ему от дома отлучаться нельзя. Домовой, он только рядом с домом силу имеет.


Горыныч замялся, словно, не решаясь о чем-то попросить, но потом пересилил себя, взял Шамана за рукав и тихо сказал:


- Вань, ты бы того, переговорил бы с ребятами своими, а? Я тут справки навел и выяснил, что они ведь ратному делу обучены, и способности магические у них имеются. Нам такие ой как нужны. Поговори с ними, Вань.


Шаман угрюмо взглянул на Горыныча и в сомнении покачал головой:


- Не думаю, что ребят в это стоит втягивать. Одно дело - друзей спасать и артефакты добывать, а другое - народ поднимать на восстание. Это же гражданская война получается. Без неё, понятно, никак, но парней я втравливать не хочу.


- Ну Иван...


- Нет! Я сказал! - Решительно отрубил Шаман.


Жёлтые глаза Змея злобно сверкнули, лицо исказила горькая усмешка.


- А чего ты за них решаешь? Давай у них самих спросим? Только для начала всю правду им расскажем. Про то, как толпа мужиков поверила в Севку и пошла за Кащеем. А теперь эти мужики в окружении по лесам прячутся. И со дня на день их переловят всех и на дыбе вздёрнут, потому как старый Горыныч и Кащей вдвоём много не навоюют, а мужички воевать совсем не приучены. А когда всех переловят, то и за Василису примутся. Как думаешь, долго эта девчонка в осаде продержится, а? А ты потом будешь своим драгоценным воспитанникам рассказывать, как хотел их чистенькими сохранить и от междоусобицы уберечь!


В конце речи, полной боли и отчаяния, Горыныч сорвался на крик. По сморщенным стариковским щекам текли слёзы. Шаман, не говоря ни слова, достал из кармана трубку и спрятался в густых клубах дыма от гневного взгляда Горыныча.


- Я вот ещё что скажу. - Продолжил Змей, немного успокоившись. - Та марионетка, что на троне сидит, на такое сопротивление не способна. Этого шута Кащей в первый же день мог скинуть. Тут кто-то третий за ниточки дергает. И этот кукловод - серьёзный противник.

Показать полностью
8
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 41
2 Комментария в Авторские истории  

Предыдущие части сказки можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad



Таёжные приключения 5

Пророчество


Пролог


По темному коридору шёл старец. Босые ноги не слышно ступали по каменным плитам пола и только стук посоха нарушал тишину. Стражи не обращали на старца никакого внимания. Здесь, под корнями мирового древа, он мог ходить беспрепятственно. Старик знал их всех поименно. Он помнил времена, когда эти воины умели радоваться, грустить, любить и ненавидеть. Со многими из них старик когда-то сидел у походного костра или плечом к плечу бился с врагом. Теперь старец старался не смотреть мёртвые глаза товарищей. Он проходил мимо. Сердце его сжималось, на плечи давил тяжёлый груз памяти о былом. Старик был бы рад забыть многое, но этого ему было не дано. Он помнил все, каждую секунду из тех тысяч лет, что прошли мимо него.


Резные двери легко распахнулись, впуская старца. Огромный зал озарился светом факелов. Причудливые тени заплясали по пустому алтарю и четырем каменным статуям.


- Приветствую тебя, Странник! - Загрохотал могучий голос.


Старец отложил посох, сел прямо на пол, прислонившись спиной к алтарю и только после этого устало ответил:


- И ты здравствуй, Вечный Страж.


Одна из статуй пошевелилась. Каменный воин опустил топор, слез с постамента и с наслаждением потянулся.


- Ох, руки-ноги не шевелятся. - Пожаловался он. - Порой я завидую тебе, Странник. Ты все время в пути, все время в движении.


- Ничего, скоро разомнешься. - Ответил старик. Голос его был слаб, глаза закрыты.


Каменное лицо Стража оживилось. Он положил топор на постамент и сел рядом со стариком,


- Ты нашёл его?


Странник не открывая глаз покачал головой:


- Нет, но пророчество стало сбываться.


- Ты уверен?


- Да. Силы покидают меня и значит близок тот час, когда мой посох возьмёт другой.


Страж удивленно посмотрел на собеседника.


- Вот как? Ты собираешься уйти? А я думал пророчество касается только наследника.


Старик открыл глаза и нараспев сказал:


- Наступит час и род Древних вернет власть. Наступит час и упавший посох поднимет новая рука. Наступит час и новый Странник укажет новый путь.


- Никогда не понимал всех этих ваших пророчеств. - Проворчал Страж. - Любите вы, волшебники, все скрывать за туманными фразами.


Старец усмехнулся:


- Узнаю старого друга. Ты всегда предпочитал топор волшебству. И проведя тысячи лет в образе каменного истукана ты ничуть не изменился.


- Лучше уж быть истуканом, чем бегать по мирам с волшебной палкой наперевес и пытаться управлять тем, что давно нам не подвластно.


- Наверное, ты прав. - Грустно ответил старик и опять закрыл глаза.


Но его каменного друга было уже не унять. Он поднялся и принялся ходить вокруг алтаря, размахивая руками.


- Конечно прав! - Грохотал страж. - Я всегда был против ваших игр с людьми. Но вы ведь не стали слушать тупого вояку. Вы засунули меня в этот подвал и продолжили плести свои интриги. И что теперь? Люди забыли про нас. Люди обрели могущество. Люди создали собственных богов и ваша магия их не колышет. Мы умираем понемногу. Нас все меньше и меньше. А теперь и ты собрался уйти.


Старец не перебивал Стража. Давал ему выговориться. Когда пыл у каменного воина поугас, старик тихо сказал:


- Мне было видение. Новый Странник сможет сделать то, что не удалось сделать мне. Он откроет новые Врата.


Каменные брови удивленно поползли вверх. Страж перестал расхаживать взад-вперед и присел на корточки перед стариком.


- Ты уверен? Это ведь будут шестые Врата. Последние. Они замкнут кольцо.


- Совершенно верно, мой друг. Эти Врата приведут нас домой.


Страж молча поднялся, взял в руки топор, встал на постамент и замер. Домой... А есть ли этот дом? Безусым юнцом шагнул страж в первые Врата, веря, что скоро вернётся. Мог ли он знать, что его путь домой будет длиться вечность.



*** Глава 1

Приключения — это конечно хорошо. Приключения — это весело. Скачешь себе на волшебной коняге, машешь волшебным мечом. Принцесс всяких спасаешь от драконов. Хотя порой такие принцессы попадаются, что драконов от них спасать приходится. В общем, сплошное веселье. А веселится бесконечно невозможно, это вам всякий здравомыслящий человек скажет. Иногда хочется тишины, покоя и одиночества. Вот и мне в этот день хотелось тишины. Решив устроить себе выходной, я отключил телефон, домофон и прочие "фоны". Оборвал, так сказать, связь с окружающим миром. Сделаю сейчас себе "читательский" бутерброд и огромную кружку сладкого чая, плюхнусь в любимое кресло и весь день проведу за чтением старой, доброй фантастики.


Целый час у меня ушёл на создание бутерброда. Ведь сделать настоящий "читательский" бутерброд - великое искусство. Надо взять батон, разрезать его вдоль и уложить во внутрь все вкусности, до которых дотянетесь. И не просто уложить, а сделать это так, чтобы, читая книжку и жуя бутер, вы ни крошечки, ни капельки не уронили. Чтобы ничто не омрачило вашего чтения.


Наконец, я с гордостью осмотрел свое творение, налил чаю и поудобнее расположился в кресле. И только я приготовился впиться зубами в произведение кулинарного искусства, как стена напротив меня засветилась и оттуда вывалились два растрёпанных подростка. Рыжий парнишка и курносая девочка. Севка и Анютка.


- Привет, дядя Саша! - Хором сказали незваные гости.


Я со вздохом отложил бутерброд. В ближайшее время обжорство и чтение мне не светит. Не скрывая своего недовольства, я спросил:


- Вы че приперлись? Тем более таким способом. Случилось чего?


- Мы тебе дозвониться пытались, но у тебя телефон отключен. Вот мы и решили... - Извиняющимся тоном начал Севка, но Анютка его перебила.


- Мы ненадолго. Можно мы у тебя планшет зарядим? - Затараторила она. - У планшета камера лучше, чем у телефона, а нам еще столько сфотать надо. О, бутер! Можно кусочек?


- Давайте я вас накормлю. - Я попытался спасти свой шедевр. - В холодильнике есть колбаса, пельмени.


- Не, спасибо. Нам и бутерброда хватит. - Девочка варварски разорвала батон пополам и отдала половину своему рыжему подельнику. - В Париже так вкусно булочками пахло, я чуть слюной не захлебнулась.


- В каком Париже? - Не понял я.


- Париж - столица Франции. - Пояснил Севка, жуя бутерброд.


- Франция - это страна такая. На планете Земля. - Ехидно добавила Анютка.


- Не умничай. При чем тут Франция? Вы чего городите?


- Мы только что оттуда. Смотри какие фотографии. Обалдеть, правда?


Анютка сунула мне под нос планшет и принялась водить по экрану пальцем. Перед глазами замелькали старинные дома, Парижские улочки, Эйфелева башня. И на каждом снимке была счастливая Анюткина мордашка.


- Вы что, в Париж мотались?


Маленькая уничтожительница "читательских" бутербродов радостно кивнула.


- Ага! Здорово, правда? Севке стоит только на изображение нужного места посмотреть, и он может портал туда открыть. Мы сейчас планшет зарядим и в Лондон пойдем.


Аня откусила от батона здоровенный кусок и принялась загибать пальцы, перечисляя:


- Потом в Египет - на пирамиды посмотреть надо. Ещё в Японию - я анимэ люблю. Потом в Перу. Там озеро Титикака. Я про него читала. Очень загадочное место.


Меня бросило в холодный пот.


- Стоять! - Взревел я.


Ребятишки перестали жевать и испуганно уставились на меня.


- Вы совсем с ума посходили? Никаких Лондонов и Титеккаков!


- Да чего такого? - Аня обиженно надулась. - Мы же ничего плохого не делаем. Ведем себя прилично.


- И почти внимания не привлекаем. - Вставил Севка. Те полицейские, у Лувра, не считаются. Мы от них быстро убежали.


Анютка сердито дернула его за рукав.


Я устало опустился в кресло. Свалились на мою голову. Путешественники.


- Как вы вообще вместе оказались? - Я посмотрел на Севку. - Ты же у Василисы должен быть.


Севка потупился.


- Мама еще в себя не пришла, ну меня Василиса и отправила погулять. Развеяться. Она думает, что я сейчас с Кузьмой тренируюсь. А я к Ане пошел.


- Да ты представляешь, дурья твоя башка, какой там может переполох быть? А если Василиса с Кузьмой по блюдечку своему связалась? А тебя там нет? А за тобой, быть может, вся армия тридевятого царства охотится? Ты о друзьях подумал? Они там сейчас, возможно, тебя разыскивают, волнуются.


Глаза Севки расширились. Этот вариант не приходил в его рыжую голову. Анюта тоже заметно погрустнела, а я продолжал нагнетать:


- Да тебе Кузьма столько нарядов вне очереди назначит, что ты устанешь тайгу зубной щеткой подметать. А Анютке батя такую ременную передачу включит, что все аниме, вместе с титикаками из головы вылетят!


Нужный эффект был достигнут. Ребятки забыли про путешествия и мечтали поскорей разбежаться по домам. Я не стал их задерживать.


Оставшись один, я поплелся на кухню. Второго батона у меня не было, а идти в магазин было лень. Поэтому пришлось забыть о "читательском" бутерброде и соорудить парочку обычных, из хлеба и колбасы. Чай, конечно же остыл. Я сунул кружку в микроволновку, но не успел захлопнуть дверцу, как прямо передо мной вспыхнуло огненное кольцо. Я с ужасом отскочил в сторону. Из кольца, опираясь на посох, выглянул сморщенный старикан. Тот самый, который у мирового дерева наши пирожки лопал. Ну все, кранты моим бутербродам. Да что же за день сегодня такой...


- Здравствуй, витязь. - Приветствовал он меня. - Прости за незваный визит. Разрешишь мне пройти?


- Да проходите пожалуйста. - Буркнул я. - И кольцо свое потушите, а то вон уже, столешница тлеть начинает. Бутерброды будете?


- От угощения не откажусь, а столешница тлеть не может, ибо огонь сей есть только иллюзия.


Он вылез из кольца, и иллюзия погасла. Придирчиво оглядев предложенное угощение, старикан заявил:


- Давай, витязь, еще и пельмешков сварим. Дорога у меня была дальняя, а разговор предстоит долгий.

Показать полностью
34
Пришельцы
5 Комментариев в Авторские истории  

По осени дело было. В пятницу, в начале рабочего дня подходит ко мне Серёга и говорит:

- Что на вечер планируешь?


- Ну ты спросил! - Усмехнулся я. - Пятница на дворе. Сначала в бар, а там - куда кривая вывезет.


- И не надоело тебе? Все выходные как под копирку. Пора бы уже повзрослеть и нормально отдохнуть. По-взрослому.


- Это как? - Заинтересовался я.


- Как настоящий мужик. На лоне дикой природы, с удочкой.


- На рыбалку что-ли? Не, это не мое. Спасибо.


Но Серега не сдавался:


- Перестань, это классно. Шелест воды, треск костра. Никакой цивилизации, только ты и первозданный мир. Один на один. Докажи себе, что ты не планктон, что ты способен добыть пропитание без кредитной карточки.


- Отвали. Не хочу я ничего доказывать. Нас и тут неплохо кормят. И вообще, чего это ты решил меня в вашу секту рыбаков-охотников вербовать? У вас, вроде, основной состав имеется.


- Да не могут пацаны. - Огорченно развел руками Серега. - Одному - картошку в деревне копать, другой - именины у тещи справляет. Ну, так что, едем?


- Нет. Ищи другую жертву.


Но не таков был Серёга, чтобы отступать перед трудностями. Он твёрдо решил, что именно я должен разделить с ним все тяготы и лишения первобытнообщинного отдыха. При каждом удобном случае он воспевал прелести рыбалки. И добился своего. К концу рабочего дня я всей душой жаждал вырваться из бетонных джунглей в объятия матери-природы. Я был готов не глядя променять общество девиц сомнительного поведения на Серегу и рыбу.


К реке нас доставил хмурый мужик, которого Серёга представил как своего шурина.


- Только все не выжрите. - Угрюмо сказал шурин, выгружая из потрёпанного УАЗика подозрительно позвякивающий рюкзак. - Я к вам утром приеду. На зорьке.


Видя моё недоумение, он пояснил:


- Жена с ночевкой не пускает, после прошлого раза. Вот и приходится чуть свет ехать, чтобы к ночи отдышаться и за руль сесть.


- А что было в прошлый раз?


- И не спрашивай. - Махнул рукой шурин, хлопнул дверцей и укатил на встречу огням большого города.


Серёга в считанные минуты установил палатку, развел костер и закинул снасти. Я пытался ему помогать, но только мешался. А когда, при попытке закинуть закидушку, я залепил Сереге по затылку тяжёлым грузилом - он не выдержал:


- Уйди отсюда! Иди консервы открывай. Только руки себе не отрежь, дитя интернета.


При свете костра я принялся разбирать припасы. Разнообразием они не отличались. Много тушенки, еще больше водки и две булки хлеба.


- А зачем водки столько? - Спросил я у подошедшего Сереги.


- Лучше пусть останется, чем не хватит. - Тоном восточного мудреца заявил мой опытный коллега.


- Это тебе не суши лопать. - Вещал он, радостно выковыривая из банки куски жира и кидая их в закопчённый котелок. - Тушенка - еда настоящих мужиков!


Насладиться пищей суровых туристов нам не дал дождь. Коварно, без предупреждения, он рухнул на нас с ночных небес. Не выдержав натиска холодных осенних капель, мы позорно бежали в палатку, оставив костер на растерзание. Сразу стало холодно и грустно.


- Ничего! - Приободрил меня Серега. - У меня примус есть. От деда достался. Отличная штука.


- А это не опасно? - Поежился я. - Там ведь бензин. Да и открытый огонь в палатке...


- Я вас умоляю! Да мы тысячу раз так делали. Не боись. Давай, лучше, накатим.


Мы накатили. Холодная водка притупила инстинкт самосохранения, а тушенка, разогретая на дедовском примусе, вернула ощущение тепла и покоя. И, как-то так вышло, что разговор наш зашёл о пришельцах. Я в этой теме полный профан. Познания мои ограничивались просмотром импортных фильмов, да несколькими компьютерными играми. Серега же, оказался рьяным поклонником канала РенТВ и неоспоримым знатоком пришельцев. Сколько нового я узнал в эту ночь! Про строителей пирамид и тайные знания, про планету Нибиру и подлых рептилоидов, и еще много того, что коварные ученые скрывают от беспечных обывателей, То ли водка взяла свое, то ли осознание вселенского обмана так на меня подействовало, но телом моим овладела слабость, и я заснул.


Разбудили меня странные рокочущие звуки. В палатке было светло, как днём. Я попытался встать и вдруг понял, что тело моё не касается пола. Я парил в невесомости! Не позволяя панике взять верх, я приоткрыл клапан палатки. В глаза мне ударил мощный прожектор, Щурясь от нестерпимого света, я смог разглядеть странное двуногое существо, идущее к нам. Рептилоид! Не в силах сдерживать страх, я кинулся будить своего товарища.


- Проснись! Они здесь! Они нас нашли!


- Кто? Что? - Вытаращился на меня Серёга.


- Инопланетяне! Рептилоиды! Идут сюда!


- Бежим! - Заорал Серега.


Но было поздно. Клапан палатки откинулся и появился инопланетный захватчик.


- А чего так бензином воняет? - Злобно спросил он.


Мы тщетно пытались вырваться на волю. Палатка трещала, но не поддавалась. Пришелец схватил меня за ноги, выволок из палатки и швырнул в реку. Холодная вода приняла меня в свои объятья. Она забрала у меня ужас и ощущение невесомости. Она вернула мне рассудок и понимание происходящего. Я вышел на берег. Из разорванной палатки жутко несло бензином. Внутри, среди пустых банок и бутылок, лежал на боку дедовский примус. По прибрежным кустам бегал Серегин шурин, отлавливая отчаянно вопящего Серегу. А над горизонтом мощным прожектором полыхало утреннее солнце.


Трясясь на заднем сидении УАЗика и пытаясь удержать в себе вчерашнюю тушенку, я думал о том, как прекрасно всё-таки вырваться из города и провести время на природе. На свежем воздухе.

Показать полностью
10
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 40
3 Комментария в Авторские истории  

Предыдущие части сказки можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad



*** Глава 27



Я опустился на бревно, рядом с Кащеем. Несколько минут мы молчали. Я думал, что Его Злодейшество продолжит, но он замкнулся в себе. Тонкие губы плотно сжаты, взгляд устремлен в никуда. Суровый дядька, хоть картину с него пиши. Наконец я не выдержал:


- Ты Севке сказал? Ну, что он твой сын.


Кащей отрицательно покрутил головой.


- Надо сказать. - Не отставал я.


В ответ получил утвердительный кивок.


- Когда?


Мой разговорчивый собеседник невнятно пожал плечами. Что-то он совсем приуныл. Пора ему дать волшебного пенделя.


- А ты чего тут расселся?- Рявкнул я. - Если власти узнают о Севке и Миле, то им покоя не будет. На тебя охоту объявили, а на них уж и подавно.


Кащей оживился, глаза холодно сверкнули.


- Я с этим разберусь. Только жену и сына спрятать надо на время. Кто знает, как повернется...


- Ну так иди и разбирайся. - Спихнул я его с бревна. - За своих не волнуйся - придумаем что-нибудь.


Кащей ушел не прощаясь. Быстро ушел, вприпрыжку. Конечно, дворцовые перевороты проще устраивать, чем личную жизнь.


- Напарник! - Позвал я Анютку. - Поехали к Василисе.


Девочка садиться на коня не спешила.


- Дядя Саша, ну почему он так себя ведет? Он ведь хороший. Зачем все усложнять? Признался бы Севке и все. Севка, конечно, психанул бы. Он такой. Но со временем успокоится.


Я почесал затылок. Аня была права, но и Кощея я прекрасно понимал.


- Понимаешь, Анют... - Начал я, но девочка меня прервала.


- Вот только не надо этого "понимаешь". - Он раздраженно махнула рукой. - После него обязательно будет: "ты еще маленькая" и "когда подрастешь". Зачем это? Есть черное и белое, хорошие поступки и плохие. Причем тут возраст?


- Да не бывает только черного и только белого! - Вспылил я. - Не бывает! Есть тона и полутона, есть оттенки. Есть поступки, которые мы вынуждены совершать в силу обстоятельств. Не мы такие - жизнь такая.


Аня упрямо топнула ножкой.


- Нет полутонов. Их выдумали взрослые, что бы оправдать свое вранье и трусость. Не надо все усложнять. Надо, просто, не врать!


Спорить можно было до бесконечности. Поэтому, вместо ответа, я запрыгнул в седло. Поймал за шкирку маленькую искательницу правды и усадил впереди.


- Молчи и показывай дорогу.


- Вот! - Анютка торжествующе задрала нос. - Нечего сказать. Значит, я права!


На завалинке, у Василисиной избушки, сидели Олег с Горынычем. Чуть в стороне стоял Севка. У него в руках была тарелка с яблоком и он с ней разговаривал. Я перепугался за парня, но услышал голос Кузьмы из тарелки и до меня дошло, что с головой у Севки все в порядке.


- Где вас носит? - Накинулся на меня Олег. - Горыныч уже вернулся, а вы запропастились.


Я в кратце обрисовал ему ситуацию.


- Да, веселуха... - Нахмурился Олег. Ничего, сейчас Всилиса вернется и порешаем.


- А где она?


- За травами целебными ускакала.


Я хохотнул, представив зеленоглазую девицу, скачущую по лесу в поисках травы. Фантазии мои привал какой-то наглый заяц. Он выскочил из леса и направился прямо на нас. Храбрец держал во рту пучок травы.


- Гуляш! - Радостно заорал я, и громыхая кольчугой, кинулся на добычу.


Заяц испугано завижал, выронил изо рта траву и шмыгнул под крыльцо. Я кинулся отрывать ступеньку, но Севка и Анютка повисли у меня на руках.


- Это не заяц! - Давясь от хохота кричали ребятишки. - Это Василиса!


Я прекратил разбирать строение и удивленно переспросил:


- Василиса - заяц?


Дверь избушки открылась, на крыльцо вышла Василиса в своем нормальном обличии. Две руки, две ноги, голова и остальные части тоже на месте. Ничего заячьего в ее облике не было. Девушка подобрала оброненый гербарий и гневно взглянула на меня.


- Да, я заяц, а ты - баран.


Она наклонилась к Анютке и громко прошептала:


- Следи за ним. Второй раз за день на меня покушается. Сначала просто задавить хотел, а теперь еще и сожрать удумал.


Горыныч с Олегом катались по траве и хохотали в голос.


- Хватит газон мять! - Прикрикнул я на них, стараясь скрыть смущение. - Давайте решать уже.


- А чего решать? - Удивилась Василиса, узнав о нависшей опасности. - Севка с мамой у меня пока побудут. За Милой уход нужен, а я в медицине понимаю. Севка мне поможет. Правда же?


Она потрепала Севку по рыжей шевелюре. Он с готовностью закивал. На мальчишку любо-дорого посмотреть было. Давно я не видел его таким счастливым.


- А как же солдаты? - Забеспокоилась Анюта.


Василиса улыбнулась:


- Моим гостям ничего не грозит. Сюда только друзья дорогу найти могут.


***


Мы с Анюткой стояли у распахнутых Врат. Олег с Горынычем уже были в нашем мире, а мы все не могли налюбоваться цветущей сказкой.


- Эх, жалко, что все так быстро закончилось. - Вздохнула Анюта.


Я усмехнулся:


- Все только начинается. Самое интересное впереди. Чует мое сердце, что набегаемся мы еще по тридевятому царству.


- Ой, набегаемся... - Подтвердила Анютка.


Заходя во Врата, я заметил в тени кусочек льда. И как он тут уцелел? Подцепив лед носком сапога, я отфутболил его на цветущую поляну, под горячие солнечные лучи. Пусть тает. До зимы еще далеко.



Конец.



Как только Врата закрылись, кусок льда зашипел и стал увеличиваться в размерах. И вот уже это не лед, а страшная, сморщенная старуха стоит перед Вратами.


- Набегаетесь, ой набегаетесь... - Злобно прошамкала она беззубым ртом. - Так набегаетесь, что косточки свои здесь положите. Я вам все припомню.


Ворча себе под нос, старуха поковыляла по цветущему полю, прочь от Врат.



Вот теперь точно конец.

Показать полностью
9
Черный курган
1 Комментарий в Авторские истории  

Остальные рассказы автора можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad



Напившись чаю и наговорившись вдоволь, мы легли спать. Федор Андреевич уложил меня на кровать, а сам улегся на старенькой раскладушке.

- И слышать ничего не хочу! - Разом отмел он все мои протесты. - Ты гость, а значит будешь на кровати спать. И не перечь. Не люблю этого.


Вроде и устал я за день, находился, а сон почему-то не шел. Разбередили душу вечерние разговоры. В памяти всплывали разные полумистические вещи, происходившие со мной, невероятные рассказы моих знакомых. Хозяин тоже не спал. Что-то бормотал себе под нос, ворочался, хрустя раскладушкой.


- Не спишь? - Спросил я в темноту.


- Уснешь тут... - Проворчал Федор. - Всякая бесовщина в голову лезет. Это все ты виноват, чертяка. На кой такие разговоры на ночь глядя заводить?


Я проигнорировал его ворчание. Да Федор и сам прекрасно знал, что такие разговоры именно ночью и интересны. Днем то, что? Днем солнышко светит, птички поют и во всякую мистику не очень-то и верится. Другое дело ночью, когда кто-то подвывает в трубе, чьи-то когти скребут в углу, и чувствуешь недобрый взгляд из темноты. Вот тогда и слетает с тебя весь налет цивилизации, обнажая первобытный страх перед непознанным.


- Слушай, Федор, а происходило у тебя что ни будь действительно мистическое? Такое, чтоб кровь в жилах стыла?


Раскладушка в очередной раз хрустнула. Чиркнула спичка, озаряя бородатое лицо Федора Андреевича. Он сопел, раскуривая трубку.


- Кровь стыла, говоришь... Есть у меня такая история. Ты про Черный курган слышал что-нибудь?


Я чуть не подпрыгнул. Еще бы! Про это место всякое рассказывают. Правда слышал я это от людей, не имеющих к тайге никакого отношения. Сами охотники говорят о кургане не охотно. Достоверно можно сказать, что Черный курган - это сопка в глухой тайге. На этой сопке ничего не растет, даже трава, и потому она черная. Этой сопке приписывают всякие мистические вещи. Говорят, что в тех местах люди пропадают и видится всякое. Охотники туда не ходят, а обычные люди и подавно. В общем, ничего конкретного. А тут Федор Андреевич мне самолично хочет про эту загадку поведать.


- Да слышал что-то. - Я постарался ответить безразличным тоном. - Это тот холм, где не растет ничего?


- Холм! - Федор сердито запыхтел трубкой. - Это самый настоящий курган. И одному Богу ведомо кто и когда там похоронен.


Он встал, разжег керосинку, стукнул чайником о печку. Чайник забормотал, радуясь продолжению посиделок.


- Так и быть, расскажу. - Ворчал Федор в усы. - Столько лет никому не рассказывал, а тебе расскажу. Все равно не поверит никто. Даже если ты все это в книжку пропишешь - все подумают, что это твои фантазии.


Федор сел на табуретку, задумчиво посмотрел на свое отражение в темном окне и начал рассказ:


- В конце восьмидесятых это было. По лету. Приезжает ко мне егерь наш, а с ним мужик. Представительный такой. Как выяснилось - профессор какой-то. Что за профессор, к какому заведению приписан, я сейчас и не вспомню, да и не важно это. Помню, что звали его Павлом Григорьичем. Поздоровкались мы, я их в дом пригласил. Антонина, все честь по чести, на стол накрыла. По рюмочке пропустили, тут егерь и говорит:


- Дело у нас к тебе Андреич. Всех объехали - все отказались. На тебя одна надежда.


- Ты не виляй. Что за дело? - Говорю.


Егерь заменжевался, а профессор снял очочки свои, протер и объясняет:


- Понимаете, Федор Андреевич, мы тут экспедицию организовали. Нам проводник требуется. Все говорят, что только вы на эту должность годитесь.


- Ты прямо скажи, Пал Григорич, куда тебя вести надо?


Профессор очочки нацепляет, мне в глаза заглядывает и говорит:


- К Черному кургану.


Я, понятное дело, в отказ. Егерь меня уговаривать принялся:


- Андреич, соглашайся. Ты тайгу как свои пять пальцев знаешь. Ну что тебе стоит? Проводишь их, поживешь там пару недель в свое удовольствие, а тебе еще и заплатят за это.


Я рукой машу:


- Да чего они заплатят? Нет таких денег у них, чтобы я две недели у Черного кургана жил.


Профессор улыбнулся, кривенько так, и говорит:


- Ну это вы зря, Федор Андреевич. В этой экспедиции большие люди заинтересованы и немалые средства вложены.


И называет мне сумму, за которую их вести надо. У меня челюсть отпала. Имея такие деньжищи, я год могу про промысел и не думать, лежать на печке и в потолок поплевывать. Но меня тут сомнения грызть начали.


- Знаем мы. - Говорю. - Мягко стелите, да спать жестко. Кто такие деньги простому охотнику заплатит?


- Понимаю ваши сомнения. - Отвечает профессор. - Давайте сделаем так: вы соглашаетесь, а я вам завтра с утра отдаю всю сумму.


Ну, что сказать, польстился я на деньги. Ударили мы по рукам, и через два дня повел я эту треклятую экспедицию. Пять человек их было, вместе с Пал Григорьичем. Мужики крепкие, даже не скажешь, что ученые. Видно, что не первый год по раскопкам мотаются.


Половину пути мы, значит на "шишиге", то есть на ГАЗе шестьдесят шестом проехали. А когда дороги кончились, я их пешочком повел. Два дня шли, и все два дня профессор мне лекции читал. Про древние цивилизации, про города, которые раньше на месте нашей тайги стояли, про великие знания, что в земле скрыты. Все найти их мечтал. Чудак-человек, чего тут найдешь? Тайга все без остатка съедает. От заброшенной деревни, за пятьдесят лет только поляна, крапивой поросшая, остается. А через сто никто и не подумает, что здесь люди жили. Но я, конечно, молчу. Деньги мне заплачены, а там он пусть хоть марсиян ищет. Мое дело - до места довести. И довел.


Ученые, когда курган увидели, обомлели. Да и было от чего. Глухая тайга, кругом зелень, елки-пихты всякие, а посреди этого буйства природы - черный холм. Безжизненный. Словно кто специально сюда КАМАЗами землю навозил. И ни травинки на том холме. Сейчас конечно это не страшно звучит, но наяву - зрелище жуткое.


Короче, разбили мы лагерь метрах в двухстах от подножия. Павел Григорьевич хотел прямо на кургане остановиться, но я заартачился. Поставили палатки, я принялся харчи готовить, а ученые похватали свои приборы и на курган побежали. Не терпелось им. Вернулись затемно. Все довольные, профессор достал бутылку коньяку, и мы выпили за удачное начало. Пал Григорьич пытался мне объяснить, что они узнали с помощью приборов, но я ничего не понял. На следующее утро ученые, чуть свет, ушли на курган, а я в лагере остался. Было видно, как они ползают по кургану, вбивают колышки, растягивают веревки. Потом копать принялись.


Так прошло пять дней. Ученые землю рыли, а я по хозяйству возился, да рыбалил. Каждый вечер мы связывались по рации с егерем и сообщали, что живы-здоровы. В общем - рутина. И вот, вечером пятого дня профессор мне говорит:


- Андреич, вы как хотите, а мы переезжаем на курган. Наши поиски увенчались успехом и нам надо быть рядом с находками.


- Чего нашли то? - Спрашиваю.


Он, так уклончиво, отвечает:


- Много чего. Вам, как человеку суеверному, сложно будет оценить по достоинству наши находки.


Я, конечно, на "суеверного", обиделся, но виду не подал и переезжать отказался. Они и не настаивали. За полчаса перетащили свои пожитки на курган и ужинал я в одиночестве. Потом отчитался по рации что к чему и спать завалился. Проснулся за полночь от жуткого крика. Орали со стороны кургана. Я хватаю ружье, фонарик и туда. А фонарик у меня добрый был. Шахтерский. Помнишь такие? Тяжелый аккумулятор и к нему на толстом кабеле лампочка приделана. Мощная штука, сейчас таких и не найти. Ну значит, подбегаю я к палаткам на кургане, а там тишина. Я палатки оглядываю - пусто. И вдруг, со стороны раскопок, опять крик. Только оборвался резко, вроде как захлебнулся. И звуки такие: "хрясь, хрясь". Я, когда эти звуки услышал, аж похолодел. Я их сразу узнал. Когда тушу лося или кабана разделываешь, то топор с таким же звуком по мясу рубит. Я фонарь гашу и к раскопу. Тут как раз луна вышла, все как на ладони видно. Яма, значит, выкопана, а по краям ямы четыре тела валяются. Порубленные. У одного из живота лопата торчит. Батюшки-святы, вот, думаю попал. Слышу, в яме шебуршит кто-то, а кто - не видно. Свет лунный не попадает туда. Я ружье на взводе держу, а сам фонариком туда светанул. Смотрю, а на дне ямы гроб каменный стоит, до верху черной жижей наполненный и в этой жиже тело плавает. Что за тело - не разглядел, не до того мне было. А профессор, Пал Григорьич, на карачках вокруг гроба ползает и бормочет чего- то. Я его тихонько окликаю:


- Профессор, что у вас тут стряслось?


Он меня услышал, вскочил и голову задрал, аккурат я ему в лицо светил фонариком. Я эту рожу жуткую до гробовой доски помнить буду. Глаза бешеные, красным огнем светятся. Оскал звериный и из рта черная жижа капает. Увидел он меня и стал из ямы выкарабкиваться. И ведь рядом лестница, сколоченная стоит, так нет - этот одержимый по стене лезет. А я стою и не знаю, что делать. Убегать нет смысла. Куда ты по темноте убежишь? Стрелять в него - того хуже. Я же потом перед властями не оправдаюсь. Всех жмуриков на меня повесят.


Пока я рассуждал, ученый из ямы вылез и на меня кинулся. Рычит, черной жижей харкается. Ну я, автоматически, фонариком его и приложил. Ухватился за кабель и аккумулятором саданул по башке ученой. Пока Пал Григорьич без чувств валялся, я собрал веревки, которыми они сектора размечали, и связал профессора. Тот в себя пришел, брыкаться начал. Силища в нем была неимоверная. Капроновые веревки трещали, того и гляди лопнут. Поволок я его к своей палатке, и стоило мне с кургана спуститься, как профессор утих. Обмяк весь и плакать начал. Ничего не говорит, только ревет горючими слезами. Ну значит, доволок я его, с егерем по рации связался, а на утро за нами вертолет милицейский прилетел. Профессор к тому времени совсем с катушек съехал. Плакать перестал и лишь скулил что-то на непонятном языке. Погрузили нас в вертолет и увезли в областной центр. Там я трое суток в застенках просидел. Кормили, правда, отменно и обращение уважительное было. Я все как было рассказал. Вот только про ящик с телом и про то как у профессора глаза светились, говорить не стал. Зачем? Я в дурничку, в одну палату с профессором не спешил. Короче отпустили они меня домой. Дело, вроде как, закрыли. По официальной версии группа ученых нажралась в тайге спирта и переубивала сама себя по пьяни. И никакой тебе мистики.


А вертолеты к Черному кургану несколько раз за лето прилетали. Только уже не милицейские, а незнамо чьи. Без опознавательных знаков. Я себя пересилил и по осени наведался в те места. Никаких ям, раскопок и других следов нашей экспедиции там не было. Глухая тайга и черный холм. Все как прежде.


Федор Андреевич помолчал, раскуривая трубку, а потом тихо сказал:


- Прав был Павел Григорьевич, когда про древние города и знания рассказывал. Много чего тайга скрывает. И пускай дальше скрывает. Не надо людям в этих тайнах копошиться.

Показать полностью
13
Таёжные приключения (сказочная повесть) ч. 39
1 Комментарий в Авторские истории  

Предыдущие части сказки можно найти здесь: http://www.proza.ru/avtor/alex76nomad



*** Глава 26


Я положил ладонь на рукоять меча. Рукоять была теплая и слегка подрагивала, Кладенец рвался в бой.


- Сдать оружие! - Усач начинал терять терпение. В голосе появились истерические нотки.


- Как скажешь, командир. - Злорадно усмехнулся я. - Я отдам оружие, если ты захочешь его взять.


Я потянул меч из ножен. Сталь покидала свое укрытие с легким шелестом, похожим на вздох облегчения. Кладенец чувствовал зло и несправедливость и жаждал с этим расправиться. Яркий солнечный луч отразился от полированного лезвия и радостно заплясал по погрустневшему лицу усача. Усач узнал меч и усы его вяло обвисли.


- Это же...


- Кладенец! - Торжествующе закончила Анютка и гордо обвела грозных вояк взглядом. -Ну, кто из вас настолько смел, что решит биться против самого справедливого меча?


Кольцо бердышей вокруг нас дрогнуло и распалось. Дураков не было.


- То то же! - Улыбнулась Анютка.


Незадачливый командир грустно посмотрел на меня и промямлил.


- Как же нам быть... Ведь приказ...


- Да ладно тебе, служивый. - Успокоил я его. - Как будто в первый раз. Посмотри какая погода! Посидите на полянке, пикник устройте. Начальству потом доложите, что все тихо и никаких волнений не обнаружено.


- Пик... чего устроить? - Не понял усач.


- Пикник. Ну, покушайте чего-нибудь вкусненького на лоне природы под стрекот кузнечиков.


Вояки одобрительно закивали головами:


- Это мы мигом. Это мы завсегда.


Но командир их все никак не мог успокоиться:


- Мне бы бумажку какую, за вашей подписью. Мол, был отправлен в пикник официальным носителем меча-Кладенца.


Вот бюрократ! Я покачал головой:


- Такие бумаги давать не уполномочен. Могу, в качестве доказательства, половину из вас порубать в капусту.


Такой расклад вояк не устраивал, и они, подхватив своего командира под белы ручки, радостно побежали "в пикник", на ходу заверяя его, что все будет "в ажуре".


Ну а мы направились к пещере. Там было тихо. Толпа ликующих граждан исчезла и только Мирон одиноко скучал на бревнышке.


- А где народ? - Спросил я спешиваясь и помогая Ане спуститься.


- Так по домам все разошлись. - Развел руками Мирон. - Погода то, наладилась. Пахать да сеять надо. Истосковались рученьки по работе. А с Пером что? Догнали супостата?


- Горыныч не супостат. - Тут же влезла в разговор главная заступница. - Он за нас.


Мужик вытаращил глаза и недоуменно посмотрел на меня. Я похлопал его по плечу:


- Все нормально, Мирон. Горыныч и правда на нашей стороне. Сейчас он занят облетом територии. К вечеру все вокруг будет цвести и пахнуть. Так что, беги домой и приступай к севу зерновых.


Приступать к сельхозработам Мирон не спешил. Он поскреб затылок и поинтересовался:


- А с наследником как же? Нас ведь странник всех для этого собрал.


- А с наследником пока погодите. - Раздался знакомый голос.


Мы обернулись. Мирон хрюкнул и спрятался за мою спину. По тропинке к нам шел Кащей. Его Злодейшество успел уже где-то переодеться и опять стал походить на музейный экспонат эпохи рыцарства. Я махнул ему рукой:


- Ты в курсе, что тебя разыскивают как предателя?


- Мне не в первой. - Криво ухмыльнулся он и обратился к Мирону. - Иди домой. Народу скажи, что-бы рот на замке держали. Время еще не пришло. Поспешил странник.


- Я вот не пойму, кто наследник? - Спросила Анютка, когда Мирон ушел.


- А чего тут непонятного. - Ответил я, пристально глядя в глаза Кащея. - Наш Севка наследник. Он ведь сын Кащея и Милы. Как она, кстати? Пришла в себя?


Мой ответ настолько поразил девочку, что она разинув рот, медленно опустилась на бревнышко.


- Она в порядке. - Кащей устало присел рядом с Аней. - Только слаба очень и не узнает никого. Василиса говорит, что потребуется время для ре... этой, как ее...


- Реабилитации. - Подсказал я.


- Точно. - Кащей посмотрел на Анютку и посоветовал. - Рот закрой, не то муха залетит. Местные мухи жутко не вкусные.


Девочка захлопнула рот, но тут же его открыла вновь, что бы задать вопрос.


- А дальше что? Дальше как будет?


Кащей пожал плечами:


- Не знаю. Не думал об этом. Я думал только о том, как вернуть Милу к жизни. Вернуть мальчику мать. Вернуть наследнику престол.


Он задумчиво сорвал травинку, повертел в пальцах. Аня не сводила с него требовательного взгляда и Кащей продолжил.


- Дело сделано. Теперь я не нужен. За моря отправлюсь, или в ваш мир уйду. Там Соловей-разбоник какой то банк открыл, давно меня зовет. Место директора безопастности обещал. А у Севки все хорошо будет. Сейчас, конечно, ему тяжеловато придется, но потом все наладится.


- Вы с ума сошли! - Задохнулась от негодования Анютка. - Бросить Севку в такой тяжелый момент! Благодетель, понимаешь! Престол он вернул! А нужен он Севке? Вы об этом задумались? Ему совсем другое нужно!


Голос девочки дрожал. Еще чуть-чуть и она сорвется на рыдания. Я протянул руку, но Анютка дернулась в сторону, вскочила и сквозь слезы прокричала:


- Взрослые! Всегда знаете как лучше! Плевать, что ребенку сейчас плохо! Зато потом ему хорошо будет! Да поймите вы, у нас не бывает "потом"! У нас есть "сейчас".


Она стукнула кулачком по тяжелой броне Кащея, всхлипнула и быстрым шагом ушла к пещере. Кащей сидел опустив голову.


- А ведь малая права. - Помолчав пару минут сказал я. - Нельзя парня сейчас бросать. Не по человечески это.


Кащей вздохнул, отбросил травинку и еле слышно признался:


- Я боюсь быть человеком. Это очень тяжело.

Показать полностью
439
Подрывники
33 Комментария в Истории из жизни  

Вспоминая детство, нельзя не затронуть тему "бомбочек". Бомбочками мы называли все, что взрывается. Это современным мальчишкам хорошо - полки магазинов завалены петардами и фейерверками. В годы моего детства все эти хлопающие, бахающие, сверкающие штуки мы делали своими руками. В ход шло все, например, для получения средненького фейерверка нам нужна была марганцовка из бабушкиной аптечки, мамина кастрюля, папин напильник. Полчаса работы и вот уже за гаражами, подальше от взрослых глаз, шипит и плюется разноцветными искрами самодельная "пыхалка". Да что там говорить, при помощи двух болтов, одной гайки и нескольких спичек можно было устроить такой "бабах", что все окрестные бабушки у подъездов подпрыгивали. А карбид... Вы знаете, что такое карбид? Мои ровесники должны помнить эти волшебные камушки. Ох, сколько грохоту было благодаря им. Оглядываясь на те дни, я удивляюсь как наше поколение вообще выжило. Кажется, мы делали все, чтобы не дожить до старости.

Сегодня же я хочу рассказать вам об одном конкретном случае. Стоял погожий летний день. Родители ушли на работу, и я был сам себе хозяин. Наскоро позавтракав, я поспешил на улицу. Во дворе никого не было. Ну, думаю, один погуляю, а там и пацаны выйдут. В мучительном ожидании прошло минут десять. Никого не было. Тогда я побежал в соседний двор, но и там было пусто. Вот невезуха. Вдруг меня кто-то окликнул:


- Саня!


Я покрутил головой - никого.


- Вверх посмотри, балда.


Я задрал голову. На балконе второго этажа стоял мой одноклассник Андрюха.


- Сам балда! - Огрызнулся я. - Выходи давай.


- Не могу. - Погрустнел Андрюха. - Я наказан. Мы вчера на стройке каучук жгли, и я кроссовки спалил.


- Ерунда какая. Пошли, погуляем пару часиков. Родители с работы вернутся и не узнают даже.


- Я вам дам! - Оживилась дремавшая у подъезда старушка. - Все родителям расскажу!


Андрюха зло посмотрел на бдительную старушку и махнул мне рукой.


- Заходи ко мне. Я тебе одну штуку покажу.


Под пристальным бабулькиным взглядом я заскочил в подъезд.


- Ну, что там у тебя? - Спросил я, не успев зайти в квартиру.


- Вот!


Андрюха разжал ладонь. Там лежала бомбочка сделанная из колпачка от шариковой ручки. Вместо фитиля торчал стержень от той же ручки, набитый каким-то серым веществом.


- Эка невидаль. - Фыркнул я. - Да я вчера пять штук таких сделал и взорвал.


- Таких, да не таких. - Загадочно улыбнулся Андрюха. - Это особая. Она даже под водой взрывается.


- Да ну! - Не поверил я.


- Не хочешь - не верь. Это моя секретная разработка.


- А проверял?


- Фитиль проверял. А вот бомбочку - нет.


- Ну-у-у! - Разочаровано протянул я. - Тогда не считается.


Андрюха возмутился:


- Где я ее проверю? Мне же на улицу нельзя.


Я с готовностью протянул руку:


- Давай я за гаражами в луже испытаю, а ты с балкона посмотришь.


- Нетушки. - Андрюха спрятал ладонь с бомбочкой за спину. - Мое изобретение. Я испытывать должен.


- Эх. - Я почесал затылок. - А фитиль ты где испытывал?


- В ванной.


- Так давай и бомбочку в ванной испытаем.


- Да ты что! А вдруг она грохнет так, что вся вода из ванной вылетит!


Я, конечно, понимал, что в квартире такие вещи делать не следует, но очень хотелось провести испытания. Если самодельная бомбочка может взрываться под водой, то это колоссальный прорыв в бомбочкостроении. Поэтому я продолжал искать варианты.


- А мы ванную накроем чем-нибудь.


Андрюха задумался. Видно было что ему очень хочется увидеть свое изобретение в деле.


- Да чем ты ее накроешь... - Вяло возразил он. - Может в тазу?


- Точно! - Обрадовался я. - Я воды наберу, а ты ищи, чем таз прикрыть.


Подходящей крышки для таза не нашлось, и тогда Андрюха нашел гениальный способ испытания бомбочки.


- Давай ее в унитаз бросим. Там и вода есть и крышка.


На том и порешили. Лучшего места для испытания нового оружия не придумаешь.


Андрюха поджег фитиль. Адская смесь зашипела и маленький огонек, хищно вгрызаясь в бывший стержень, начал свое движение.


- Бросай! - Крикнул я.


Бомбочка булькнула и легла на фаянсовое дно. Я поспешно захлопнул крышку. Несколько секунд ничего не было, а потом от унитаза отвалился кусок и нам под ноги хлынула вода. Да перестаньте вы смеяться! Ну не знали мы тогда про гидроудар, не знали! Перестаньте хохотать, тем более, что это еще не конец.


Не буду утомлять вас рассказом о том, как мы собирали воду и выясняли кто из нас виноват. Это было долго и громко. В итоге мы пришли к выводу, что не важно чья вина, важно - как исправить. На наше счастье унитаз дал слабину в незаметном месте, с боку, у самого пола. Недолго думая, мы намазали отколовшийся кусок зубной пастой и воткнули на место. Когда паста подсохла, мы провели испытание водой. Унитаз исправно выполнял свои функции, и место аварии можно было рассмотреть только, прижавшись к полу щекой. С чувством выполненного долга я пошел домой, а Андрюха остался ждать родителей. На следующий день я услышал от него продолжение этой истории.


Андрюхин отец был дядька монументальный. Два метра ростом и весом килограмм сто пятьдесят. Походы в туалет были для него особым ритуалом. Он брал свежую газету, закуривал сигарету и уединялся в заветной комнате минут на сорок. Андрюхин папа называл этот ритуал "политинформацией". В тот злосчастный вечер политинформация закончилась быстро.


Не прошло и десяти минут, как Андрюхин отец матерясь выскочил из туалета. Подозрительный запах пополз по квартире. Андрюха сразу понял в чем дело, скрылся в своей комнате и стал ждать заслуженной кары. Но родители карать не спешили. За дверью раздавались голоса. Андрюха прислушался.


- Кошмар! - Возмущалась Андрюхина мама. - Это же как надо...! Унитаз лопнул! С этого дня прекращаешь столько жрать!


- Да я не знаю, как так вышло. - Сконфуженно оправдывался Андрюхин папа.


- Да, видать, хорошо вышло, что унитаз на кусочки разлетелся! Убирай давай все, вонь жуткая!


- Не могу я. Звони Агдамычу.


Агдамычем звали сантехника из нашего ЖЭКа. Это был легендарный человек с золотыми руками и луженой глоткой. Повелитель сливных бачков и резиновых прокладок. За энное количество спиртного он брался за любую, даже самую грязную работу. Никто не знал его настоящего имени. Так и остался он в памяти народной - Агдамычем.


Спустя час явился нетрезвый Агдамыч. К тому времени Андрюха уже понял, что ему ничего не грозит и вышел из комнаты. Сантехник окинул мутным взглядом место трагедии и резюмировал:


- Тут портвейном не отделаетесь. Минимум две бутылки "Пшеничной".


- Хорошо. - Пробубнила мама, зажав нос. - Только уберите все.


Агдамыч засучил рукава и с проворством профессионала навел порядок. Потом сбегал куда-то, принес бинты и мешочек цемента. Вставил злосчастный фаянсовый кусочек на место и наложил на унитаз "гипсовую" повязку.


- Новый унитаз только через неделю будет. - Извиняющимся тоном пояснил он Андрюхиным родителям. - Раньше не могу. Дефицит.


- А куда мы неделю ходить будем? - Поинтересовался папа.


- А вот в этот и ходите. - Агдамыч ткнул пальцем в забинтованный унитаз. - За ночь цемент застынет. Надежная штука.


Он забрал честно заработанную "Пшеничную" и откланялся.


А мы с тех пор проводили свои испытания только на специальных полигонах, то есть за гаражами.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь