Сообщество - Музыка народов мира
Добавить пост
68 постов 394 подписчика

Популярные теги в сообществе:

10

Ответ sasha.katenko в «"Моя мечта, чтобы на евровидение когда-нибудь отправилась группа как Отукен"»

Вот эту группу было бы интересно увидеть на Евровидение.

1521

Ответ Suffeli в «"Моя мечта, чтобы на евровидение когда-нибудь отправилась группа как Отукен"»

Что ж, а мне очень нравится, как поёт Green Apelsin. Якутянка между прочим.

16

OTYKEN (3x oficial video)

Еще немного сибирского этно-фьюжна от группы OTYKEN


(не всё ж монгольскими The Hu восхищаться =)

Показать полностью 2

Александр Соболев - Бухенвальдский набат. История опального поэта

И было срамом и кошмаром

Там, где кремлевских звезд снопы,

Или Абрамом или Сарой

Явиться посреди толпы.

Александр Соболев - Бухенвальдский набат. История опального поэта Александр Соболев, Поэт, Инвалид, Видео, Длиннопост

Александр Соболев (Соболев Исаак Владимирович


Стихотворение, из которого взяты эти строки называется «К евреям Советского Союза» и написано оно в 1971 году. Конечно, представить себе, что оно было тогда же напечатано, просто невозможно.

Могу с уверенностью сказать, что его вообще и до сих пор никто не читал.


Однако, у незаурядного, талантливого поэта, написавшего эти строки, есть одно-единственное стихотворение, известное буквально всем. Это слова песни «Бухенвальдский набат».

Люди мира, на минуту встаньте,

Слушайте, слушайте:

Гудит со всех сторон.

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон


Это кажется невероятным, но за десятилетия жизни этой песни, облетевшей весь мир, переведенной на множество языков, в Союзе при исполнении ее никогда не объявлялось имя автора стихов. Хотя автор, конечно, был, и звали его Александр Соболев.


Известный писатель Константин Федин дал тогда такую оценку словам этой песни: «Я не знаю этого поэта, я не знаю других его произведений, но за один „Бухенвальдский набат“ я поставил бы ему памятник при жизни».


«Памятник» при жизни поэт получил, но совершенно в духе социализма. Советская власть с каким-то садистским упоением уничтожала собственную культуру. Сегодня мы знаем: убивали, как Бабеля, гноили в лагерях, как Мандельштама, позорили, как Пастернака, изгоняли из страны, как Галича… Несть им числа…

Поэта Александра Соболева просто замалчивали, нигде не печатали, преследовали, не давая возможности донести свое творчество до читателей и слушателей…

Он родился в 1915 году в одном из местечек Украины. Был младшим ребенком малосостоятельной, но многодетной еврейской семьи.


Слагать стихи начал очень рано, примерно с семи лет, но это «баловство» в семье не поощрялось. Рано оставшийся без матери, мальчик, после окончания школы был отправлен к старшей сестре в Москву и определен в школу ФЗУ.

Закончив ее, получил звание слесаря и стал самостоятельно зарабатывать себе на хлеб.

Юноша, мечтавший о литературе, стал учиться в литобъединении, начал печататься в заводской многотиражке. Затем работал в печати, писал, кое-что печатал.


Но наивная мечта молодости о справедливости и свободе не уживалась в его сознании с реалиями кровавого коммунистического террора.

За полвека своего поэтического творчества он не посвятил Сталину ни строчки.


Его гипертрофированная честность не допускала никакого приспособленчества. А это значит, что жизнь его с самого начала творческой деятельности была очень нелегкой.

Пришла война и он ушел воевать. Был пулеметчиком стрелковой роты, то есть воевал на передовой. Несколько ранений и две контузии – вот «трофеи», принесенные с войны.

Инвалид Великой Отечественной,

Кровь твоя на траве, на песке, на снегу…

Нет, не только твое Отечество –

Вся планета, все человечество

Перед тобою в долгу, в неоплатном долгу.


Кто-то с фронта вернулся счастливый – целый!

Кто-то мертвый – бессмертный – в землю зарыт.

Ну, а ты возвратился, в общем и целом, ничего…

Так, не жив и не мертв – инвалид!

Пожизненная вторая группа инвалидности – это значит, что не разрешается работать на штатной работе. А у него погибли все близкие. Его призывают на трудовой фронт, отправляют слесарем на военный завод, дают койку в общежитии и карточку на хлеб. Так началась его мирная жизнь

Александр Соболев - Бухенвальдский набат. История опального поэта Александр Соболев, Поэт, Инвалид, Видео, Длиннопост

Вскоре его назначают ответственным секретарем в заводскую многотиражку. Здесь он себя показал не только хорошим журналистом, но и великолепным сатириком.


Газета начала борьбу с управлением завода против злоупотреблений, против разнузданности, против использования руководителями своего положения и тому подобное.


В результате секретарь парткома на заводе пригрозил фронтовику-журналисту, чтоб «не лез не в свое дело».
И его уволили и отправили «на лечение в психбольницу». Четыре долгих года мотался он по больницам и госпиталям…
Еще работая на заводе он женился на русской девушке-журналистке. Молодая семья жила впроголодь, не имея постоянного заработка. Только любовь и взаимопонимание давали им силу для дальнейшей жизни

Поэта не принимали никуда на работу, нигде не печатали его стихов, всячески подчеркивая, что еврею в журналистике делать нечего. Мало того, его русскую жену уволили из Московского радиокомитета вместе с евреями-журналистами, а затем предложили восстановить на работе, «если она разведется с этим евреем». Здесь хочу вспомнить стихи, полные сарказма, А.Галича:

-Где теперь крикуны и печальники?
Отшумели и сгинули смолоду!
А молчальники вышли в начальники,
Потому что молчание – золото!
…Промолчи, промолчи, промолчи...

Как инвалид он получил «квартиру» – убогую комнатенку без воды, отопления и других удобств. Два журналиста, они влачили жалкое полуголодное существование, а все то, что он писал в те годы, отправлялось «в стол»

Александр Соболев - Бухенвальдский набат. История опального поэта Александр Соболев, Поэт, Инвалид, Видео, Длиннопост

В 1959 году Александр Соболев услышал о создании мемориального комплекса в Бухенвальде.


Его – еврея, фронтовика, поэта так потрясло это сообщение, что он закрылся в комнате и через два часа прочитал жене слова, ставшие потом песней

Ни одна газета не взялась их напечатать, никого они не заинтересовали.


Но в это время должен был состояться фестиваль молодежи в Вене, и поэт рискнул послать стихи в комитет подготовки к фестивалю, а затем отправил их композитору Вано Мурадели.


Потрясенный композитор ответил такими словами:«Пишу музыку и плачу,… да таким словам и музыка не нужна! Я постараюсь, чтобы было слышно каждое слово!!!»
Действительно, песня получилась «литая», в ней неразрывно едино совместились слова и мелодия. А когда в Вене ее исполнил свердловский хор студентов, она сразу стала известной и любимой во всем мире. Ее переводили на десятки языков. Это полный триумф! Ее исполнял и хор им. Александрова, и самодеятельные коллективы, детские ансамбли и выдающиеся певцы…

В 1963 году песня была выдвинута на Ленинскую премию

Но – это трудно объяснить молодому человеку – не допустили до премии этого безвестного поэта, не имеющего покровителей, да еще с неподходящей 5-ой графой!


Что двигало партийными деятелями, всячески замалчивающими творчество Соболева? Что толкало на отрицание его творчества поэтов, критиков, деятелей от литературы?


Скорее всего, это была элементарная зависть, замешанная на указании сверху, плюс торжествующий антисемитизм…


Но песня шагала по планете, песню пела вся страна, не задумывающаяся, почему у песни только один автор – композитор.


Однажды ему позвонили ночью домой и пригрозили: «Мы тебя прозевали, но голову поднять не дадим!» И не давали! Всю жизнь. До самой смерти.
Песню пел весь мир. Пел много лет

Муслим Магомаев - Бухенвальдский набат. Muslim Magomaev

Однажды в Москву приехал японский хор «Поющие голоса Японии». Поэт слушал их концерт:

Я это надолго запомню:

Концертные два часа

В Москве звучат «Японии

Поющие голоса»…


И вдруг загудел над нами

«Бухенвальдский набат».

И снова безвинно сожженные

Строились к ряду ряд…


Слова, в России рожденные,

Японцы как клятву твердят.

Через двадцать лет после создания песни, в 1979 году газета «Культура и жизнь» напечатала статью Игоря Шаферана, в которой были такие слова: «Это песня – эпоха, и скажу без преувеличения – мир замер, услышав эту песню».

Да песня «Бухенвальдский набат» – был звездный час поэта Александра Соболева. Но она стала и трагедией всей его жизни.

Он был очень разносторонним и талантливым человеком. Его песни, написанные с Анатолием Новиковым, Борисом Терентьевым и другими композиторами стали популярными и исполнялись лучшими коллективами.


«Вечный огонь», «Голуби мира», «Голос страны моей», «Роза на море» – вот далеко не полный перечень песен, написанных на его стихи.

Сквозной темой его творчества стала война и борьба за мир/


…На бойне той я был солдатом

И с бойни той пришел назад.

Какую я тянул упряжку

Сквозь дождь и снег, и день и ночь!

Сказать, что это было тяжко –

Неправда: было мне невмочь.


Такого адского накала

Не смог бы выдержать металл.

Но чудо! Я не умирал,

И начиналось все сначала…


Именно во фронтовые годы осознал себя поэт гражданином и патриотом всей планеты Земля.
(Кстати, это тоже возмущало власть могущее партийное руководство в его песне.
Как, считали они, мог он обращаться к «людям всей земли?» Ведь это, по их мнению, моральная эмиграция!).

Ведь только мы, народы, только мы,

За нашу Землю только мы в ответе.


В другом стихотворении:


…Не сатана, несущий зло вовек,

Не ценящий живое и в полушку,

А человек, подумать – человек! –

Свой дом, свою планету «взял на мушку».


Ещё:


Отныне по земле шагает Бог –

Раскрепощенный человеком атом.

Что принесешь ты Миру, божество, —

Иль смерти мрак, иль жизни торжество?

Мог ли такой человек пропустить в своем творчестве трагедию Афганистана?


Одно из его стихотворений на эту тему буквально потрясает. Уже одно название «кричит»:

«В село Светлогорье доставили гроб». (Такое сильное противопоставление – «Светлогорье» и «гроб»). А затем картина прощания:


…И женщины плакали горько вокруг,

стонало мужское молчанье.

А мать оторвалась от гроба, и вдруг

Возвысилась как изваянье.


Всего лишь промолвила несколько слов:

— За них – и на гроб указала, —

призвать бы к ответу кремлевских отцов!!!

Так, люди? Я верно сказала?


Вы слышите, что я сказала?!

Толпа безответно молчала –

РАБЫ!!!


Да, рабы, выращенные и воспитанные партией, рабы страны-тюрьмы…


И рядом с этими высокогражданскими строчками огромное количество лирических стихотворений, — теплых, нежных, трогательных/


Звоном с переливами

Занялся рассвет,

А меня счастливее

В целом мире нет.


Раненный, контуженный

Отставной солдат,

Я с моею суженой

Нищий, да богат…


Или:


Красные искры, желтые искры –

Праздник осенней метелицы.

Кружатся листья, падают листья,

Падают тихо и стелются.


Уже тогда, в 60-70-х годах он, прозорливый, как настоящий Поэт, обращает внимание читателя на необходимость беречь Землю.



Земля наша – добрая мать,

Без нее – ни дышать и ни жить,

Землю нельзя просто топтать,

Землю надо любить.


Очень ярко выражался талант Александра Соболева в сатире. Единственный журнал, печатавший его произведения – это «Крокодил», редактор которого, Мануил Григорьевич Семенов, впал в немилость из-за такой смелости.

Большое количество стихотворных фельетонов, острых и злых, создали славу журналу.

А поэт от «Крокодила» получил награду и даже была напечатана небольшая книжечка фельетонов. Но большая часть его сатирических произведений писалась, конечно, в стол.

Судите сами, можно ли было напечатать такую, например, эпиграмму на Суслова:


Суслов, Михаил — советский партийный и государственный деятель. Член Политбюро ЦК КПСС (Президиума ЦК КПСС) в 1952—1953, 1955—1982 годах, секретарь ЦК КПСС (1947—1982).


Пик карьеры М. А. Суслова пришёлся на времена Брежнева, хотя влиятельным деятелем был уже при Сталине и Хрущёве.

Являлся идеологом партии, и его иногда называли «серым кардиналом» советского строя и «Победоносцевым Советского Союза


Ох, до чего же век твой долог,

Кремлевской банды идеолог –

Глава ее фактический,

Вампир коммунистический.



Русский поэт еврейского происхождения Александр Соболев по-настоящему любил свою Родину – Россию.

И поэтому страдал ее страданиями.


Утонула в кровище,

Захлебнулась в винище,

Задохнулась от фальши и лжи…

Как ты терпишь, Россия,

Паденье свое и позор?!...

– " –

Кто же правит сегодня твоею судьбой?

— Беззаконие, зло и насилие!



Наследие Соболева есть и проза: роман «Ефим Сегал – контуженый сержант». Произведение автобиографическое и поэтому особенно ценное.

Идея романа сводится к тому, что общество развитого социализма – явь тоталитарного государства, а герой сражается с системой и терпит полное поражение. Как и все другие произведения Соболева, роман увидел свет спустя много лет после его смерти.


Затюканный, никому не нужный, лишний в этом обществе, так и не увидев напечатанными свои произведения ушел из жизни опальный поэт…

Ни в одной газете не напечатали о нем ни строчки.

Ни один «деятель» от литературы не пришел проститься с ним.


Просто о нем никто не вспомнил.

Бухенвальдский набат - Moscow Boys' Choir DEBUT


В 90-х годах, уже в преклонном возрасте, верная, преданная и любящая вдова его – Татьяна Соболева – начала длительную, изматывающую борьбу с властями, «собратьями по перу», издателями за восстановление честного имени поэта, отдавшего Родине здоровье, силы, молодость и ничем никогда не запятнавшего себя.

Рассказ о ее «хождении по мукам» – это история отдельная. Поэтому отметим только факты


С помощью ЕКА (Еврейская Культурная Ассоциация) небольшим тиражом был издан сборник его стихов (еще им самим подготовленный к печати) «Бухенвальдский набат».

Были изданы 2 диска с его патриотическими песнями. И среди них «Навечно с живыми»:



От старших и до новых поколений

Внимай, внимай народ родной земли,

Мы не погибли на полях сражений:

На марше ураганных наступлений

С Победой мы в бессмертие вошли…


Чтобы издать роман «Ефим Сегал» за свой счет в 1999 году (тиражом «аж 1000 экземпляров») вдове пришлось ни больше, ни меньше – продать свою трехкомнатную квартиру.


В 2006 году вышла ее книга (не забывайте – она же журналист) «В опале честный иудей»… (тираж 500 экземпляров), сердечный памятник другу и мужу. Она закончила ее писать в 2005 году. Ей было 82 года.


Увы, пятого «достижения» не было. Она просила установить на Поклонной горе в Москве, на Мемориале плиту со словами «Бухенвальдского набата»; четырежды обращалась в приемную Президента России Путина, ей отказали

В своей книге она расставила все согласно табели о рангах: назвала фамилии тех, кто хоть как-то помогал ее мужу и не забыла его гонителей. Вот «эпилог»:

«Я писала эту книгу искренно, честно. С болью и горечью. С надеждой быть услышанной. Чистосердечные дары принято сопровождать цветами.


Вот я и предлагаю для обозрения самосостоявшийся букет: „Ату его, жида, ату!“ Смотрится?

Запомним это имя – Александр Соболев – еврей, солдат-фронтовик, инвалид ВОВ, поэт, писатель, человек…
Если не мы – то кто же?

Александр (Исаак) Соболев ушёл из жизни 6 сентября 1986 года в Москве, похоронен на Николо-Архангельском кладбище (участок 1/9).


Cтихотворение Александра Соболева

Александр Соболев - Бухенвальдский набат. История опального поэта Александр Соболев, Поэт, Инвалид, Видео, Длиннопост

Александр (Исаак) Соболев

БУХЕНВАЛЬДСКИЙ НАБАТ


Люди мира, на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон -

Это раздаётся в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон.


Это возродилась и окрепла

В медном гуле праведная кровь.

Это жертвы ожили из пепла

И восстали вновь, и восстали вновь.

И восстали,

И восстали,

И восстали вновь!


Сотни тысяч заживо сожжённых

Строятся, строятся в шеренги к ряду ряд.

Интернациональные колонны

С нами говорят, с нами говорят.


Слышите громовые раскаты?

Это не гроза, не ураган.

Это, вихрем атомным объятый,

Стонет океан, Тихий океан.

Это стонет,

Это стонет,

Тихий океан.


Люди мира, на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон -

Это раздаётся в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон.


Звон плывёт, плывёт над всей землёю,

И гудит взволнованный эфир:

Люди мира, будьте зорче втрое,

Берегите мир, берегите мир!

Берегите,

Берегите,

Берегите мир!



Соболев Александр (Исаак) Владимирович (1915–1986).  Рядом погребена супруга поэта Татьяна Михайловна Соболева (1920–2015).

Александр Соболев - Бухенвальдский набат. История опального поэта Александр Соболев, Поэт, Инвалид, Видео, Длиннопост
Показать полностью 5 2
40

Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США

Это она спела песенку о медведях в «Кавказской пленнице» и исполнила страстное танго «Помоги мне» в «Бриллиантовой руке». Властям показалось, что это «не по-советски»: они вынудили Аиду Ведищеву уехать в США.

Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

Аида Ведищева


Будущая певица родилась под именем Ида в июне 1941 года в семье доктора медицинских наук, профессора Соломона Иосифовича Вайса.

Девочке было десять лет, когда семья переехала в Иркутск. Там отец возглавил кафедру одонтологии местного мединститута, а Ида окончила школу и поступила в музыкальное училище по классу фортепиано и вокала.


Пение было любимым занятием Иды с детских лет.


Родители – а мама Иды тоже была врачом – конечно же, желали видеть ее потомственным медиком, но даже вдвоем они были бессильны перед характером дочери.


Тем не менее компромисс по высшему образованию все же был найден: после окончания музучилища девушка поступила на факультет иностранных языков педагогического института.


В совершенстве овладев английским, который очень пригодился ей в будущем, Ида все же отправилась в Москву, несмотря на протесты родителей.

Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

Она попыталась поступить в Высшее театральное училище имени Щепкина, но не вышло. Зато сразу получилось в столице влюбиться – в знаменитого в ту пору эквилибриста Вячеслава Ведищева.


Любовь оказалась взаимной – пара вскоре поженилась. Тогда же Ведищев представил свою молодую супругу своему другу Олегу Лундстрему – и тот после первой же пробы взял ее к себе в оркестр. Вскоре девушка, теперь всем известная как Аида Ведищева, перешла в оркестр Леонида Утёсова.

К середине 60-х Ведищева была уже весьма популярной эстрадной певицей, но всесоюзную славу она приобрела все же именно благодаря кино.


Впервые ее голос дебютировал в комедии Генриха Оганесяна «Три плюс два». Ведищева исполнила песню «Все говорят: любовь – это яд» в дуэте с актером Геннадием Ниловым, сыгравшим Сундукова.

Аида Ведищева и Геннадий Нилов - Все говорят: любовь - это яд, х/ф Три плюс два 1963


Прекрасную песню распевали все влюбленные страны. Еще большая популярность ждала следующую работу певицы – «Песенку о медведях», которую Ведищева спела для фильма Леонида Гайдая «Кавказская пленница».

Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

В процессе съемок Гайдай вместе с композитором Александром Зацепиным слушали десятки именитых певиц, но голос, похожий на тембр главной героини фильма – Натальи Варлей, отыскать все никак не удавалось.

Всесоюзным радио был даже объявлен конкурс по этому случаю. В отличие от сотен претенденток, Ведищева попала на запись случайно, буквально мимоходом – она спела незамысловатую песенку и тут же забыла о ней.


Но именно ее голос единогласно был выбран и режиссером, и композитором фильма. Вскоре песня уже имела фантастический успех и у миллионов зрителей, посмотревших фильм. В один миг Ведищева стала одной из главных певиц Советского Союза.

Аида Ведищева - песенка о медведях


Александр Зацепин вспомнил о Ведищевой и во время работы с Гайдаем над музыкальной комедией «Бриллиантовая рука».

И как только фильм вышел на экраны, динамики магнитофонов всех советских граждан стали сотрясаться от сексуально-надрывного танго «Помоги мне» в исполнении Аиды.

Аида Ведищева "Помоги мне" 1997 год


К моменту выхода фильма певица уже была удостоена премии Ленинского комсомола, стала лауреатом Всесоюзного конкурса эстрады и дипломантом международного фестиваля песни в польском Сопоте.

Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

Именно с выступления на Сопотском фестивале в 1968 году и началось пристальное внимание советских властей к персоне Аиды Ведищевой.

Дело в том, что советские войска вошли в Прагу как раз в один из конкурсных дней, накануне выступления Ведищевой. Чешские исполнители Гелена Вондрачкова и Карел Готт тут же покинули конкурс, отправившись на родину.

«Мне было так скверно и стыдно, – вспоминала Аида в одном из интервью. – Словно в этом вводе войск была моя личная вина!


Из Москвы, боявшейся, что из солидарности к чехам представительницу Советского Союза тут же освистает публика, последовали распоряжения, запрещавшие мне петь на конкурсе.


Но я ослушалась, выступила. И вместо одной песни спела несколько, так как публика вызывала все время на бис.

Невзирая на политическую обстановку, меня встретили очень тепло, наградив по результатам конкурса второй премией.


А в это время в Москве министру культуры Фурцевой уже докладывали о моей выходке.


Так я и попала в чёрный список. Вскоре меня перестали показывать по телевидению, транслировать по радио, отменяли концерты». Не последнюю роль в игнорировании Аиды играло и ее еврейское происхождение
Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

Впрочем, в 1972-м Ведищеву пригласили спеть песню «Лесной олень» для фильма «Ох уж эта Настя!».

За год пластинка с этой композицией в исполнении Ведищевой разошлась по Союзу тиражом в несколько миллионов экземпляров.

Аида Ведищева "Лесной олень" (1971)


Но уже в следующем году на запись главной музыкальной программы «Песня-73» Аиду не пригласили: «Лесной олень» прозвучал в исполнении Большого детского хора Гостелерадио.


Отказы мотивировали в том числе и «излишней подвижностью» Ведищевой на сцене: петь по утвержденной стойке она просто не могла.

Аида Ведищева - Смешной Паренёк


Более того, вместе со своим коллективом – ансамблем «Мелетон» – Ведищева поставила эстрадный театрализованный спектакль «Поющие новеллы». Это было одно из первых в СССР зрелищных шоу с бессчетными перевоплощениями музыкантов, подвижными декорациями и цветомузыкой.


Зрители были в восторге, а вот Министерство культуры сочло подобное новшество «выходящим за рамки официального искусства».

К тому же в одном из самых захватывающих моментов постановки главной героине снился сон про Америку и она исполняла на английском песню из репертуара знаменитой американской джазовой вокалистки Эллы Фицджеральд.

В общем, вскоре ансамбль у Аиды отобрали.

Певица пыталась какое-то время еще выступать одна, без музыкантов, но в конце 70-х ей перестали давать возможность делать даже это.


А затем из титров фильмов, которые прославила в том числе и она своим голосом, исчезло её имя. Вскоре начали размагничивать и все пленки с ее записями.
Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

«Меня просто заставили уехать», – констатировала позднее Аида.

Ведищевой удалось вывезти из страны свою фонотеку: певица планировала растиражировать все это в Штатах. Но американский слушатель не испытывал к ней абсолютно никакого интереса.


И никому не известной там, за океаном Ведищевой пришлось начинать все заново.

Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

Она работала медсестрой, а по вечерам посещала курсы американского кинематографа, изучала историю театра, осваивала новые танцевальные движения и ходила на лучшие бродвейские постановки, просматривая каждую по 10–15 раз.


Узнавая таким образом американскую культуру и впитывая из нее самое лучшее, Ведищева налаживала связи.


Через два года после своего приезда певица выступила в малом Карнеги-холле с программой The best of Broadway and Hollywood.
Это был первый успех в новой стране. Организовывал программу знаменитый Джо Франклин, открывший миру многих звезд эстрады, в том числе Барбру Стрейзанд.
Она пела не по - советски. Власти вынудили Аиду Ведищеву эмигрировать в США Аида Ведищева, Музыка, Эмиграция, Помощь, Видео, Длиннопост

Жизнь в Штатах потихоньку налаживалась. Появлялись новые поклонники, среди которых оказался и миллионер, предложившей Аиде руку и сердце.


Замуж Ведищева вышла – это был уже третий ее брак, однако вскоре развелась: муж поставил условие бросить сцену, а она отказалась.


Из богатого особняка, кстати, она решила забрать лишь свои сценические костюмы и записи.


И тут жизнь нанесла ей новый удар: у Ведищевой диагностировали рак. Большинство медиков призывали смириться со скорой смертью: слишком поздно обнаружили болезнь, – но к всеобщему удивлению, настоявшая на операции Ведищева прошла курс химиотерапии и пошла на поправку.


Блистать на американской эстраде под псевдонимом Amazing Aida Ведищева продолжала более двух десятилетий, постоянно обновляя репертуар своих шоу и мюзиклов

Аида Ведищева - Золотая коллекция. Лучшие песни. Помоги мне

Показать полностью 7 6

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго

Трудно найти человека, который бы никогда не слышал песни «Утомленное солнце», ставшей одним из ностальгических символов ушедшего века. Однако мало кто знает, что это чарующее танго пришло в СССР из Польши, где оно было известно под другим названием и пелось на совершенно другие слова.


Итак, как появилась эта великая песня, которую в Польше называли «танго самоубийц», как она перешагнула границы и зажила новой жизнью, породив немало интерпретаций, но не утратив магнетизма?

По-настоящему великое искусство принадлежит всем, и поэтому до известной степени анонимно. Если музыка или стихи «уходят в народ», их популярность и значимость могут заслонить фигуры подлинных создателей этих шедевров.


Но все же у этих людей есть имена и персональные судьбы, как есть они и у тех, кто помогал их произведениям прижиться на почве другой культуры и стать для этой культуры чем-то очень важным и родным.


Любопытный пример «миграции шедевра» – история знаменитой польской песни «To ostatnia niedziela» («Последнее воскресенье»), русскоязычная версия которой под названием «Утомленное солнце» приобрела в СССР культовый статус и до сих пор прочно ассоциируется с той невероятной и страшной эпохой, пахнущей порохом, кожаной портупеей, духами «Красная Москва», предвоенной духотой, яблоками с подмосковной дачи и солнечной пылью на патефонной пластинке.


Автором песен «Утомленное солнце» и «Синий платочек» был Ежи Петерсбурский - композитор, пианист, легенда польской эстрадной музыки. Автор слов первой версии и названия песни «Синий платочек» — Яков Гольденберг (Галицкий).


В советское время его почему-то называли Юрием Петербургским, и только недавно его истинное имя было восстановлено. После раздела Польши в 1939 году Е. Петерсбурский оказался в отошедшем к Советскому Союзу Белостоке.


Осенью 1939 Ежи попал на территорию, присоединенную к Советскому государству, и стал его гражданином Юрием Алексеевичем Петерсбурским. Он продолжил свою творческую деятельность в качестве руководителя белорусского джаз-оркестра, собранного из польских музыкальных исполнителей.


Музыка была написана им в 1940 году в Минске, в номере гостиницы «Беларусь». В начале Великой Отечественной войны Петерсбурский стал военнослужащим армии польского генерала Андерса. Вместе с ней он в 1942 оставил СССР.


Во время гастролей в Москве музыку услышал и написал к ней слова поэт и драматург Яков Гольденберг (в числе прочих публиковавшийся под псевдонимом Я. Галицкий). Уже через два дня песню исполнил солист ансамбля Станислав Ландау (Stanisław Laudan, 1912—1992)


Лирическая песня быстро стала шлягером. Песенку стали включать в свой репертуар известные исполнители: Вадим Козин, Михаил Гаркави, Лидия Русланова, Екатерина Юровская, Изабелла Юрьева.

На пластинку в довоенные годы «Синий платочек» записан был дважды.

На этикетке пластинки, выпущенной Ленинградской фабрикой, указаны авторы слов и музыки — Я. Галицкий и Е. Петерсбурский, исполнительница — популярная в те годы певица Екатерина Юровская и её аккомпаниатор — пианист Борис Мандрус.

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Синий платочек авторы слов и музыки — Я. Галицкий и Е. Петерсбурский, исполнительница — Екатерина Юровская и её аккомпаниатор — пианист Борис Мандрус.


Последнее воскресенье

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Ежи Петерсбурский, 1926, фото: Narodowe Archiwum Cyfrowel


А начиналось все в Варшаве в 1936 году, когда на сценах популярных кабаре и эстрадных театров – «Морское око», «Qui Pro Quo», «Мираж», «Черный кот» – звучали томные звуки танго.


Одним из самых востребованных создателей этой «музыки безмятежной неги» был польский композитор и пианист Ежи Петерсбурский, которого в свое время благословил сам Имре Кальман.


Этот творческий человек по материнской линии происходил из еврейского семейства Мелодистов. Фамилия весьма символична . Ведь мама Ежи прекрасно играла на пианино, а братья – на скрипках.


Сам мальчик с четырехлетнего возраста обучался игре на фортепиано, впоследствии продолжив музыкальное образование в консерватории Варшавы и Академии Музыки в Вене.

Талант молодого исполнителя получил высокую оценку известного венгерского композитора Имре Кальмана, который дал ему совет заняться эстрадным сочинительством.


В 1922 начинающий музыкант совместно со своим кузеном Артуром Голдом создали джазовый оркестр, включив в его название свои фамилии. Коллектив имел успех, выступая в известном в Варшаве театре-кабаре Qui Pro Quo.

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Об оркестре и его создателях писал в стихах польский поэт-песенник Анджей Власт.


К слову сказать, именно он создал польский вариант текста знаменитого эстрадного шлягера «У самовара я и моя Маша», открыв, таким образом, для русских и польских слушателей имя его автора, Фанни Гордон (Фаины Марковны Квятковской).

Впоследствии песня благодаря Петру Лещенко получила дополнительно два куплета, написанных на русском языке, став очень популярной в России и в Польше.

Пётр Лещенко "У самовара я и моя Маша" - Фильмы "Последнее лето детства", "Шпионы"

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Фаина Марковна Квятковская — польский и советский композитор, автор фокстрота «У самовара я и моя Маша»

В польский период творческой деятельности была известна как Фанни Гордон.

Родилась: 23 декабря 1914 г., Ялта

Умерла: 9 июля 1991 г., Санкт-Петербург, Россия

Полное имя: Фейга Йоффе


Однако возвратимся к истории польского танго. Слова к нему были написаны Зеноном Фридвальдом не просто так, а потому, что он сочувствовал Петерсбурскому, переживавшему личную трагедию.


А дело было в том, что возлюбленная композитора Надин ушла к богатому английскому промышленнику. А маэстро будто бы сказал Голду, что из собственных слез он сделает свое лучшее танго.


У Петерсбурского был редкий талант – сочиняемые им эстрадные песни хоть и относились к легкому, развлекательному жанру, при этом дышали такой гармонией и были так пронизаны глубокой чувственностью, что могли конкурировать с произведениями серьезных композиторов.


А еще у него было потрясающее музыкальное чутье, и когда поэт-песенник Зенон Фридвальд показал Петерсбурскому стихотворение «Последнее воскресенье» («To ostatnia niedziela»), музыкант понял, что из этого можно сделать шлягер века.

Так и случилось.


Творение Петерсбурского оказалось невероятно популярным. Под эту мелодию люди даже лишали себя жизни, массово стреляясь от несчастливой любви, поэтому ее стали называть «Танго самоубийц».
Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Зенон Фридвальд, автор текста песни "To ostatnia niedziela"


О чем же шла речь в этой песне? Текст был написан от лица молодого человека, чья девушка уходит к другому, который – дословно – «богаче и лучше». Юноша смирился с грядущей разлукой, но просит любимую провести с ним хотя бы еще одно, последнее воскресенье:


Нет, не сотру я клейма неудачи,

вот он, печальный финал:

тот, кто пригожей меня и богаче,

счастье мое украл!


Я не прошу у тебя объяснений,

но перед тем, как уйти,

дай мне еще лишь одно воскресенье,

а там хоть трава не расти!


Лишь одно воскресенье,

и простимся навеки,

словно реки в разбеге,

вот и весь сказ.


Хоть одно воскресенье,

чтоб не сгинуть надежде,

улыбнись мне, как прежде,

в последний раз.


Дней воскресных впереди немало,

но уже не на моем пути.

Хоть одно воскресенье,

снов моих вереница,

поцелуя жар-птица,

прощай, прости!


В силах ли я отразить этот выпад,

ночью страдая и днем?

Есть лишь один-единственный выход...

Впрочем, не будем о нем.


Только бы ты была счастлива, милая,

нежная, как сирень.

Дай же справиться с мукой

и перед разлукой

мне подари этот день.

(перевод Игоря Белова)


Написав на эти слова танго, полное нежного лиризма и щемящей грусти, Ежи Петерсбурский отдал песню знаменитому польскому эстрадному певцу Мечиславу Фоггу. Вскоре Фогг записал эту песню в студии, и пластинки стали раскупать, как горячие пирожки – выпускающая фирма, «Syrena-Elektro», еле успевала штамповать дополнительные тиражи.

Мечислав ФОГГ / Mieczysław Fogg - Последнее воскресенье /Tо ostatnia niedziela

Танго «To ostatnia niedziela» пользовалось в предвоенной Польше огромной популярностью, звучало оно и в трагические дни Варшавского восстания – Мечислав Фогг, участник антифашистского подполья, исполнял ее для повстанцев на баррикадах и в госпиталях.


А Ежи Петерсбурский написал с тех пор немало хороших песен (в частности, знаменитую композицию «Синий платочек»), но символом эпохи, наподобие «Прощания славянки», все-таки осталась песня «To ostatnia niedziela».

Танго самоубийц

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

В ресторане «Adria», Варшава, 1940, фото (NAC)


Умоляя свою бывшую невесту провести с ним еще одно, их последнее воскресенье, лирический герой песни Петерсбурского и Фридвальда туманно и немного кокетливо намекал на то, что может свести счеты с жизнью: «Есть лишь один-единственный выход... Впрочем, не будем о нем».

Наверное, поэтому песню «Последнее воскресенье» называли в Польше «танго самоубийц». По странному совпадению, в том же 1936 году в Венгрии разразилась эпидемия самоубийств, связанных, по легенде, с песней, имевшей очень похожее название – «Мрачное воскресенье» («Szomorú vasárnap»).


Это меланхоличное и печальное танго с депрессивной аурой было написано тремя годами ранее пианистом одного из будапештских ресторанов Режё Шерешом на слова криминального репортера Ласло Явора.

Песня венгерских самоубийц» снискала международную славу под названием «Gloomy Sunday»

«Песня венгерских самоубийц» снискала международную славу под названием «Gloomy Sunday»(ее исполняли Билли Холидей, Мел Торме, Поль Робсон, Серж Генсбур – всех не перечесть) и считается самой депрессивной песней в мире– в Венгрии и Великобритании она на протяжении многих десятилетий была попросту запрещена за пропаганду суицида.


Кшиштоф Варга, известный польский писатель венгерского происхождения, на страницах своей повести «Гуляш из турула» так писал об авторах танго «Мрачное воскресенье» и парадоксальном эффекте, производимом их творением:

Ей-богу, это был дуэт первоклассных убийц. Никакие Шерлок Холмс и Эркюль Пуаро, даже располагая столь явными уликами, не смогли бы доказать их вину в этом идеальном преступлении, совершенном с помощью музыки. Звуки пианино оказались ядом пострашнее, чем цианистый калий и мышьяк вместе взятые.(…)


Что же такого гипнотического было в этой песенке с простой мелодией и довольно претенциозным текстом — просьбой самоубийцы, чтобы возлюбленная пришла на его похороны? Почему она провоцировала импульс саморазрушения? Я был почти уверен, что, случись мне жить в то время и услышь я эту мелодию семьдесят лет назад, я мог бы причинить себе непоправимый вред.


И впрямь, в атмосфере второй половины тридцатых пахло суицидом: нацистская вакханалия в Германии, мясорубка сталинского террора, гражданская война в Испании, «Великая депрессия»… Человечество словно балансировало на грани саморазрушения, и вскоре все же рухнуло в бездну мировой войны. И над всем этим парила сладкая эстрадная музыка, словно пытаясь звуками танго зачаровать, заговорить, отсрочить неизбежный ужас.

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Рэй Манзарек, фото: James Fortune / Rex Features / East News


А спустя три десятка лет после создания песен «Последнее воскресенье» и «Мрачное воскресенье» появилась любовная рок-баллада «Грустное воскресенье» («Blue Sunday») американской группы «The Doors».

Примечательно, что особенное очарование этой композиции, вышедшей в 1970 году на пластинке «Morrison Hotel», придают звуки электрооргана Рэя Манзарека, чикагского поляка, создавшего фирменный «космический» звук «The Doors». Его родители родились в Польше и в начале XX столетия эмигрировали в США.


Утомленное солнце

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Афиша шоу «Танго Любви» Юлиана Кшевиньского и Леона Идзиковского, фото: Польская национальная библиотека


Великая музыка, как известно, не признает государственных границ. Вскоре танго на музыку Ежи Петерсбурского из Польши попало в Советский Союз, где появилась русскоязычная версия этой песни, да не одна, а целых три.

Первой – и самой популярной – советской интерпретацией песни «To Ostatnia Niedziela» стала композиция, записанная в 1937 году джазовым оркестром под управлением Александра Цфасмана.

Исполнил песню солист ансамбля, молодой певец Павел Михайлов, а слова написал поэт Иосиф Альвек, который в 30-е годы зарабатывал на жизнь сочинением текстов эстрадных песен.

Альвек, друживший с Велимиром Хлебниковым и даже называвший себя его душеприказчиком (из-за чего в литературных кругах нередко вспыхивали скандалы) сократил оригинальный текст Зенона Фридвальда вдвое – в русскоязычной версии слова появлялись только в припеве.

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Да и любовная история стала совсем другой.


Альвек обошелся без жалоб влюбленного юноши и суицидальных мотивов, сделав текст более сдержанным. Возможно, он заменил кромешное отчаяние на легкую элегическую грусть потому, что понимал – у песни с ярко выраженными «упадническими настроениями» в Советском Союзе нет никаких шансов.


Влюбленные у Альвека расстаются на фоне романтических декораций южного моря, рассказывая слушателю о печальном, но закономерном и потому не слишком драматичном финале курортного романа: «Утомлённое солнце / нежно с морем прощалось. / В этот час ты призналась, / что нет любви. / Мне немного взгрустнулось – без тоски, без печали / в этот час прозвучали / слова твои

П.М. Михайлов - Расставание (Утомленное солнце) (1937) Джазовый оркестр А.Цфасмана.

Цфасман на правах аранжировщика и руководителя ансамбля тоже внес некоторые коррективы, но уже не в оригинальный текст, а в музыку. Он «подкрутил» аранжировку, немного ускорил и дополнительно акцентировал ритм, тем самым повысив «температуру» композиции и сделав ее более чувственной.


На пластинке песня вышла под названием «Расставание» – правда, почему-то без указания имени автора музыки. Банальное название не прижилось, и вскоре эту песню стали называть по первым словам знаменитого припева – «Утомленное солнце».

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

«Утомленное солнце».


Мелодия Петерсбурского очень быстро стала в СССР сверхпопулярной, и вскоре появились еще две текстовые версии песни. Одну из них под названием «Листья падают с клена» в начале 1938 года записал московский вокальный джаз-квартет под управлением Александра Резанова.


Текст для этой песни сочинил поэт Андрей Волков, который сосредоточился на описании смены времен года: «Листья падают с клена, / значит, кончилось лето, / и придет вместе с снегом / опять зима. / Дверь балкона забита, / поле снегом покрыто, / и под сумрачным небом / стоят дома».

От мотива любовных переживаний Волков почти полностью отказался. «Почти», поскольку далее в его тексте «в тихом доме светится окошко, / за окном не спит сейчас она», но кто «она» и какова причина ее бессонницы, слушателю остается только догадываться.

Вокальный квартет Рязанова Листья падают с клена


А в Ленинграде свой текст на музыку Ежи Петерсбурского написала поэтесса Аста Галла (Анна Ермолаева), которая, как и Альвек, тоже обратилась к теме курортного романа, конкретизировав некоторые детали: в ее версии расставание влюбленных происходит на черноморском побережье, а именно в Мисхоре (видимо, из-за рифмы к слову «море»).


При это непонятно, от чьего лица ведется рассказ – лирическим «я» здесь может быть как женщина, так и мужчина, что можно назвать идеальным гендерным решением.


Припев у Асты Галлы звучал так: «Помнишь лето на юге, / берег Черного моря, / кипарисы и розы / в огне зари; / нашу первую встречу / там, в горячем Мисхоре, / где плеск ласковый моря, / как песнь любви».

Танго на стихи Асты Галлы под названием «Песня о юге» в исполнении молодой певицы Клавдии Шульженко, которой аккомпанировал пианист Михаил Корик, вышло в 1939 году на Ленинградской фабрике граммофонных пластинок.

Клавдия Шульженко "На Юге"


И все-таки перед всепоглощающим действием времени устояла только песня «Утомленное солнце», с популярностью которой ни «Песня о юге», ни «Листья падают с клена» соперничать не могли.

Некоторые музыковеды объясняют это тем, что тиражи Ленинградской фабрики были гораздо ниже тиражей Апрелевского и Ногинского заводов, поставлявших стране пластинки с «Утомленным солнцем».

Но дело, разумеется, не в тиражах. Сократив текст польского танго, Цфасман и Альвек сделали «Утомленное солнце» танцевальной вещью, что и предопределило ее колоссальный успех.
Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

В выигрыше оказывалась бессмертная мелодия Ежи Петерсбурского, благодаря чему под танго об утомленном солнце было очень удобно танцевать. А лаконичный текст Альвека сводил любовную историю к простой и емкой формуле, мгновенно врезающейся в память после первого же прослушивания.

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Нежносмо, нежносмо, нежносмо…

Утомленное солнце, или танго самоубийц. История еврейского танго Танго, Видео, Музыка, Длиннопост

Кадр из фильма "Утомленные солнцем", фото: промо-материалы


С тех пор первые же такты этого упоительного танго, давно ставшего классикой жанра, мгновенно погружают слушателя в атмосферу тридцатых и сороковых годов прошлого века.

Этот эффект привычно используется в кинематографе, когда режиссеру нужно передать колорит того времени, воссоздать причудливую смесь безмятежности и тревоги.

Танго Ежи Петерсбурского звучало в фильмах «Завтра была война», «Вызываем огонь на себя», «Список Шиндлера», «А зори здесь тихие» и много, много где еще.


Не обходилось и без курьезов. Герои оскароносной кинокартины Никиты Михалкова «Утомленные солнцем» слушают и напевают знаменитую песню непрестанно, хотя действие фильма происходит в июне 1936 года, когда русскоязычной версии польского хита еще не было и в помине.


Впрочем, так ли это важно? Важнее другое – в этой мелодии столько подлинности, что она проникает в подсознание с нежной настойчивостью старой патефонной пластинки, спотыкающийся ритм которой замечательно обыграл поэт Евгений Рейн в стихотворении «Нежносмо», полном щемящей ностальгии по безвозвратно ушедшему послевоенному детству:


Утомленное солнце нежносмо,

нежносмо,

нежносмо,

Нежно с морем прощалось.

Режь на сто антрекотов

Мою плоть,

Никогда

Не забыть, как пластинка

заплеталась, вращалась.

Нету тех оборотов.

Ничего. Не беда.

Мы ушли так далеко, мы ушли так далеко

От холодного моря, от девятого «А»…


Разумеется, не забывают об этой песне и в Польше. Сложно было соперничать с Мечиславом Фоггом, первым исполнителем «Последнего воскресенья», однако многим польским артистам это удавалось с блеском – в особенности тем, кто делал акцент на драматизме текста, превращая песню в мини-спектакль, как, например, великолепный Петр Фрончевский.


Не отстает и молодое поколение – не так давно польская группа «Dreadsquad» записала свою версию песни в стиле регги – и предвоенное танго зазвучало с новой свежестью. А фраза «Tо ostatnia niedziela» («Это последнее воскресенье») прочно вошла в речевой обиход, где часто употребляется в ироническом ключе.


К примеру, весной 2018 года, после того, как в Польше был введен официальный запрет на торговлю во второе и третье воскресенье месяца, появилось шутливое выражение «To ostatnia niedziela bez handlu» («Это последнее воскресенье, когда магазины закрыты») – дескать, в следующее воскресенье можно будет спокойно сделать покупки.


И кто знает, какие еще слова на бессмертную мелодию Ежи Петерсбурского завтра напишет жизнь?

польский композитор Ежи Петерсбурский - Утомлённое солнце


Источник

Источник

Источник

Показать полностью 13 7

Новый клип Чичериной и Акима Апачева

Приятного просмотра

Удивительный скрипичный оркестр из Мaрокко

Уникальные культурные традиции Северной Африки: оркестровая музыка берберов, целый хор скрипок. Скрипичные оркестры арабских народов появились задолго до знакомых нам всем оркестров европейской классической музыки.

Отличная работа, все прочитано!