Сообщество - Авторские истории
Добавить пост
23 704 поста 23 499 подписчиков

Популярные теги в сообществе:

Девушка с красными волосами, часть 7 [цикл "Рыжий кот апокалипсиса"]

За углом желтой стены из песчаника – залитый солнцем двор. Тихий, пустой, но только чуть высунулся, и заполошная автоматная очередь выбила куски камня из кладки. Фил задержал дыхание, сжал рукой гранату. Своих тут нет. Сердце отсчитало три удара... Бросок, почти наугад, для осколочной особая точность не нужна. Застрекотавший опять автомат затих. Фил рывком выскакивает во двор, яркое солнце после полумрака галереи на мгновение ослепляет. Краем глаза он успевает заметить движение: фигура солдата появляется из-за наваленных под стеной ящиков, но для поворота надо слишком много времени. Пуля калибра 7.62 намного быстрее. Она проламывает лобовую кость, взбивает мозг в суфле, мир гаснет. Через секунду Фил стоит под палящим солнцем с ножом в правой руке. Жизнь не кончается. Смерть всего лишь краткосрочный даунгрейд.

Девушка с красными волосами, часть 7 [цикл "Рыжий кот апокалипсиса"] Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Продолжение следует, Писательство, Постапокалипсис, Ядерный взрыв, Самиздат, Фантастический рассказ, Приключения, Длиннопост

Фил швыряет наушники на стол и разворачивается на стуле к друзьям.

— Всё, стоп.

— Не гони — гнусаво тянет Хикару

— Геймовер, разговор есть.

Хлопнули крышки ноутбуков.

— Нам нужны пушки. Настоящие.

Напряжённая тишина. Фил с лёгким презрением окинул взглядом своё жидкое воинство. Для его планов ресурс так себе, но другого нет.

На кожаном диване — Васёк-анимешник. Хочет, чтобы его звали Хикару, да и хрен с ним. Хикару [свет] - воняющий потом жирдяй с сальными волосами. Ахах!

Никитос на полу у его ног. Жук-палочник с серой сморщенной кожей. Филу было настолько противно жать его лапку, обтянутую бледной крупнопористой кожей, что он приучил друзей здороваться вскинутым вверх кулаком. Вечно склизкая ладонь Хикару была не лучше.

Фил на их фоне был красавчиком. Атлет, чуть объевшийся котлет. Когда-то он тягал железо, потом надоело, забил. За пару лет на фастфуде и чипсах подрасплылся, и все равно был намного сильнее и быстрее этих двух вместе взятых. Обоих он звал своими друзьями, презирал с брезгливостью, но держал при себе. Они единственные были готовы терпеть его выбрыки. Его крутой характер, как он о себе думал.

Оба сидели молча и ждали продолжение.

— Парни, Москва всё. Связи нет, интернета нет. Власти нет. Апокалипсис. Сейчас начнётся борьба за ресурсы. Кто сильный - выживет, слабые сдохнут или станут рабами.

Хикару с Никитосом переглянулись. Мысль была новой. При таком раскладе они трезво оценивали своё невысокое место в новой пищевой пирамиде.

Фил заметил испуг в их глазах. Усмехнувшись, он продолжил:

— Я рабом быть не хочу, и сдыхать не собираюсь. Вы – не знаю. Достанем оружие — у нас будет всё: тачки, бухло, шикарная жизнь... — он сделал паузу — Девочки.

Фил довольно отметил, как загорелись глаза у этих чмошников. Оба девственники. Когда он к живой девчонке прикоснуться могли? В забитом вагоне метро, разве что. Кто такими уродами по собственной воле ляжет? Нет, от такого шанса они отказаться не смогут. Пока Хикару таращился на Фила, Никитос, заикаясь, спросил:

— А где же мы его возьмём? У бати оружие в сейфе заперто. Мне он код в жизни не даст.

Хикару затряс подбородками:

— У меня вообще не варик. Ты батю моего видел? Лучше даже не пытаться. А ты? У тебя ж твои... Того

Фил сморщился. В ночь ракетной атаки его предки остались в городской квартире на Красной Пресне. От них и пепла не осталось. Гибель родителей Фила не парила, скорей наоборот. Думал, придётся наследство до старости ждать, а тут на тебе, Фил, получи, что осталось. Компания, ясное дело, сдохла, а в загородном доме ценностей хватало. Одна беда: батя, пацифист долбаный, оружие на дух не переносил. Даже ради бизнеса отказывался на охоту ездить для укрепления связей. Самым смертоносным предметом в доме был молоток для отбивания мяса.

— У нас его никогда не было. — ответил Фил — Батин заскок. А нету - будем искать.

— Где?

— В звезде. Ближе к Москве. Поедем, покружим по МКАДу с востока, перед ним. Ищем служебные тачки: полицейские, военные. Где-то кого-то должно было приложить. Не найдём — прокатимся по ОВД на периферии. Кто ищет тот найдёт.

Толстый Хикару так и хлопает тупо глазами. Трогает в мечтах что-то восхитительно мягкое, упругое и живое, ему не до Филовых планов, а у морщинистого богомола Никиты страх перед поездкой превозмогает боязнь перед крутым другом.

— Фил, ты чё? Там радиация.

Фил смотрит на него снисходительно:

— Никитос, близко мы не пойдём, покрутимся по МКАДу и рядом с ним. Ищем только с восточной стороны: Мытищи, Гольяново, Щелчок, Реутов и так далее. Максимум до Видного. Ветер второй день дует чётко на Запад, значит радиоактивной пыли там нет. Если изменится направление ветра, поедем на мародёрку в другие районы. Правило одно: мы там, откуда дует ветер.

— Красиво...

Фил удивлённо перевёл взгляд. Толстый анимешник улыбался.

— Что?

Хикару охотно пояснил:

— Красиво звучит. — он торжественно продекламировал: — "Мы там, откуда дует ветер..."

Фил подавил обречённый вздох.

***

Они сбежали вниз. Из кухни высунулась Валентина, их прислуга. Мама её упорно называла "помощницей по дому" и даже как-то врезала Филу по губам. А за что? Прислуга она и есть прислуга, как не назови. Валентина улыбнулась:

— Филипп, уходишь? Давай я вам с собой сандвичей соберу.

Фил согласно кивнул:

— Давай. В гараж принеси.

Фил завёл батин Эскалейд, бак был полон. Закинул в машину маски-респираторы, натянул рабочий комбинезон, второй кинул Никитосу. На Хикару размера не было. Пока они приматывали сантехническим скотчем манжеты к перчаткам, зашла Валентина с большим бумажным пакетом:

— Ой, божечки, — она испуганно закрыла рот ладонью, — мальчики, вы куда собрались?

— Погулять — буркнул Фил.

— В Москву? Филипп, это опасно. Ты понимаешь, что там сейчас творится? Папа бы это не одобрил.

Фил подошёл к ней вплотную, аккуратно вынул из пухлых пальцев пакет с бутербродами. В глазах холодная злость. Валентина не выдержала, отвела взгляд.

— Папы больше нет. Сгорел вместе с мамой. И этот дом теперь мой. А ты уволена. — Раздельно, с паузами между злыми словами, сказал Фил. — Собирай вещи и вали. Когда я вернусь, чтобы тебя тут не было, Ва-лен-ти-на.

Он с удовольствием увидел, как отвисла и задрожала её нижняя губа, как забегали глазки. Валентина, наконец, справилась с первым шоком и попыталась возразить:

— Филипп... Николаевич. Я все поняла. Не надо мне платить, просто оставьте мою комнату. Вас надо кормить, убираться в доме. Я не буду вам мешать. Пожалуйста, не выгоняйте меня. Мне некуда идти.

Фил ухмыльнулся ей в лицо:

— Быстро учишься. Уже вы... Филипп Николаевич... Ты меня услышала. Походи по домам, может кто-то возьмёт тебя на работу за еду. Мне по... Я не собираюсь тебя кормить. И... Попытаешься что-то украсть — пожалеешь.

Он сел за руль, хлопнула дверь. Размахивавшие гаечными ключами Никитос и Хикару спохватились и кинулись в машину.

Валентина оцепенела. Много лет назад её наняли родители Фила. Сначала няней, потом постепенно сгрузили на неё всю работу по дому. Платили хорошо, относились тоже, грех жаловаться. Только мальчик у них был... очень своеобразный. Она долго пыталась найти к нему ключик, пока не начала догадываться, что замочной скважины нет, не к чему подбирать. Сейчас у неё не было ни дома, ни семьи, ни денег. Господи, она даже машину водить не умела. Куда ей идти? Она жила чужой жизнью, а тепер оказалось, что своей у неё нет.

Валентина стояла, жалея себя, пока не встретилась взглядом с Филом в боковом зеркале Кадиллака. Он не мигая смотрел на неё. Лицо, затянутое капюшоном, покрылось лихорадочными пятнами. Валентина давно его не понимала, но только сейчас увидела, что Филипп давно не ребёнок, и он по-настоящему опасен. Она бросилась прочь из гаража, чуть не растянувшись на пороге. Филипп хохотнул и вырулил наружу, чуть не сбив её передним крылом.

— Слышь, Фил, а чё ты её выгнал? Она бы нам жрать готовила. — подал голос Хикару с заднего сиденья.

— Тебе лишь бы жрать. — ответил Фил, — Сами справимся.

В той жизни, которую себе распланировал Фил, Валентина точно была лишней.

Кадиллак, не останавливаясь, пролетел через полупустой коттеджный посёлок, снёс шлагбаум под радостные вопли пассажиров. Из будки никто не вышел. Охрана разбежалась сразу после взрыва и зарева над далёкой Москвой. Мощная машина с рёвом мчалась по пустому Ярославскому шоссе в сторону МКАДа.

На кольцевой скорость пришлось сбросить. Асфальт пошел волнами, то тут то там попадались перевёрнутые машины, сорванные щиты. В кишащий живностью пруд под названием Москва кто-то бросил слишком большой камень.

Возле первой, внешне почти целой мазерати, лежащей на боку на встречке, Фил притормозил.

— Сидите здесь! — бросил он пассажирам, вылезая.

Помахивая монтировкой, подошёл к машине, осмотрелся. Вокруг никакого движения, только ветер гонит мусор по асфальту. В отличие от нетронутой кормы, передок смят, в передний левый угол пришёлся серьёзный удар. Фил оглянулся: немного раньше по трассе шла наклонная часть отбойника. Скорей всего мазерати мчался на большой скорости [а на какой ещё можно ехать на такой тачке?], и кто-то столкнул его вправо. Машина подлетела вверх и перевернулась набок. Её прижало крышей к бетонным блокам на разделительной полосе. Удивительно, стёкла остались целыми. Только лобовое пошло трещинами, но держалось. Фил протиснулся между капотом и отбойником, сел на корточки. Внутри, на сдувшихся подушках, лежал молодой парень. Фил в несколько ударов выбил лобовое, руками вытащил стекло наружу. Водитель на шум не отреагировал. Пульс на шее не прощупывался, похоже жмур. Или перчатка слишком толстая…

— Что там, Фил? — раздался крик. — Помощь нужна?

Фил подскочил. Над опущенным задним стеклом эскалейда торчит круглая рожа Хикару, ещё и без респиратора.

— Окно закрыл, быстро, дебил! — заорал он толстому придурку. Брызги слюны повисли на стекле маски изнутри, и это привело его в бешенство. Был бы Хикару рядом, врезал бы по роже, не думая.

Фил дождался, пока тонированное окно скроет испуганное лицо толстяка и сел на корточки. В позе парня не изменилось ничего. Только теперь он, не мигая, смотрел ему в глаза.

— Живой? — Тихо спросил Фил.

Спёкшиеся губы парня задрожали, но так и не разлиплись. Он медленно опустил веки, снова открыл глаза. В них ничего не читалось. Лицо было мокрым от пота.

— Двигаться можешь?

Парень еле заметно дёрнулся. Жилы на шее напряглись, ноздри раздулись. Из носа вытекла струйка крови и побежала по щеке, впитываясь в подбритую бороду. Глаза забегали вправо-влево, видимо, говоря, что нет. В них заплескались слёзы. Фил с любопытством следил за его лицом. Откуда-то снизу поднимался жар, разгоняя кровь по телу. Он знал это чувство. Жар делал его Богом. Он уже был Им раньше. Нет, он думал, что был, но сейчас... Это что-то совсем другое. Это настоящее.

Изображая спасателя, он сказал успокаивающе:

— Не дёргайся, мы тебя вытащим.

Фил протянул руку, стёр испарину с его лба, убрал чёлку. Указательным пальцем, обтянутым латексом, он подхватил каплю крови с щеки, вплотную приблизил к стеклу маски. Парень, не отрываясь, следил за его движениями. Надежда сменилась недоумением. Потом, когда странный спасатель поднял маску и поднёс измазанный в крови палец к носу, когда увидел, как затрепетали крылья его носа, недоумение смыл ужас. Парень завращал выпученными глазами, но сделать ничего не мог. Фил надвинул маску на лицо и обхватил его шею руками.

Он сжимал пальцы, казалось, бесконечно долго, глядя пристально в его глаза. Он питался его страхом, пил, захлёбываясь от наслаждения, остатки его жизни. Его жертва, наконец, разлепила губы, но из горла исходил только еле слышный скрип. Руки устали давить, но парень умирать не хотел. Фил разжал пальцы, встряхнул кистями. В голове всплыло что-то из младших классов:

“Мы писали, мы писали, наши пальчики устали...”

Филу вдруг стало весело. Он расплылся в самой добродушной и искренней улыбке, подмигнул водителю:

— Пить хочешь?

Парень часто заморгал глазами. Фил похлопал его по щеке:

— Сейчас, потерпи, скоро всё кончится.

Он вернулся к эскалейду. Поднял заднюю дверь. Никитос свесился в проход между сиденьями.

— Ну, что там? — спросил он

Фил сунул в наколенный карман бутылочку с водой, туда же заткнул воняющую ацетоном тряпку.

— Трупы. — Буркнул он. — Сидите тут, не вылезайте. Где Хикару?

Никитос ткнул куда-то кулаком. Раздалось бурчание.

— На заднем сиденьи лежит, боится. Ты ж на него накричал. — ответил он.

— Ну, пусть боится, если мозгов нет. — Фил захлопнул дверцу и вернулся к перевёрнутой машине. Присел на корточки перед лежащим на боку парнем, — О, ты ещё здесь? — хохотнул он и поболтал бутылкой воды в воздухе: — Будешь?

Не дожидаясь ответа пальцами разжал ему челюсти. Ожидал сопротивления, но рот открылся без усилия. Фил чуть развернул его голову и тонкой струйкой начал вливать воду. Вода свободно выливалась, стекая на щеке под голову. Быстрым движением Фил заткнул ему рот кляпом из взятой в багажнике тряпки и снова вцепился ему в горло. На этот раз он чуть сдвинул хват. Не отрываясь, он смотрел в его глаза в нетерпеливом ожидании. И вот он, настал тот момент, когда смертный ужас сменился безразличием. Зрачки больше не ловили взгляд мучителя и застыли, глядя в пустоту.

Фила затрясло, что-то рвануло в его животе, расплескалось жидким пламенем, на лбу выступила испарина. Он продолжал держать его шею, пока мышцы рук не загорели огнём, потом медленно разжал пальцы. Сел на задницу, привалившись к бетонному заборчику. Душу постепенно заполняло разочарование. Простым людям не понять, как больно тому, кто сам стал богом, спускаться вниз, становиться таким, как все, ловить дрожащими пальцами тающие воспоминания о былом могуществе.

Фил зажёг фонарик и сунул голову в салон, стараясь не задеть мёртвого водителя. Сейчас, когда в его теле не было жизни, прикасаться к нему было противно. Рукой он нащупал защёлку бардачка, откинул крышку. Где-то в глубине, среди бумаг, его пальцы наткнулись на металл. Он нашарил скобу и вытащил пистолет с рыжими накладками. ПМ... Выщелкнул обойму и разочарованно вздохнул: серебристые травматические. “Макарыч”. Ну, не всё сразу. Фил втиснулся глубже. С заднего сидения вытащил объёмистую спортивную сумку, кинул её на асфальт, себе за спину. Поколебался немного, но всё же дорогая одежда и машина намекали на то что человек за рулём непростой.

Скривившись, Фил обшарил карманы. Вытащил пухлый бумажник с кучей карт и приличной пачкой налика, дорогой телефон. Сквозь ткань брюк прощупывалось что-то интересное. Фил перегнулся, сунул руку ему в карман. Положение было крайне неудобным. Он нечаянно коснулся ещё тёплой щеки водителя и по телу прошла дрожь отвращения. Фил выдохнул несколько раз. Маска мгновенно запотела. Фила начало колотить. Уже не пытаясь удержать дистанцию, он лёг на мертвеца, кисть, наконец, влезла в узкий карман и выдернула прозрачный пакетик.

Трясясь от отвращения, рассадив макушку о край крыши, Фил выскочил из салона. Не думая уже ни о пыли, ни о радиации, сдёрнул маску, и его вывернуло. Прокашлявшись, он поднял к глазам пакетик-зиппер. Сквозь полиэтилен просвечивало несколько десятков крошечных голов Гомера Симпсона. Рукой в латексной перчатке он вытер губы и радостно осклабился: на такой джекпот он не рассчитывал. Фил сунул колёса в нагрудный карман и пошёл к своей машине.

Он распахнул заднюю дверь и кинул сумку на тушу уткнувшегося в спинку Хикару:

— На, посмотри, что там. И не фиг дуться, о тебе ж беспокоюсь, придурок.

Обиженно сопя и глупо улыбаясь, толстяк полез в сумку, взвизгнула молния.

“Даун” — зло подумал Фил и махнул рукой Никитосу:

— Пошли, ты мне нужен.

Не оглядываясь, Фил быстрым шагом обошел машину, в два удара выбил заднее стекло. Поднял голову: Никита переминался с ноги на ногу на дороге, не подходя к машине близко.

— Чего застрял? Иди сюда!

— Там правда трупы? — Спросил он дрожащим голосом.

Фил закатил глаза:

— Там один труп, ты его не увидишь. Бегом сюда, я не пролезу.

Собрав жалкие ошмётки мужества в кулак, Никитос подошёл к машине сзади.

— Лезь в окно. Там, между задним сиденьем и боковиной найдёшь пластмассовое кольцо. Зацепи его и потяни вперёд. Вперёд это к водительскому сиденью. Понял?

Никита не сдвинулся с места, он стоял, кусая губы.

— Чего стоишь? Пошёл! — Фил замахнулся монтировкой. Никитос сжался, выставив руки, заблеял жалобно:

— Фил, пожалуйста, я мертвяков боюсь. Я не могу. Поедем дальше.

Фил приблизился к нему вплотную. Сказал раздельно:

— Бояться. Надо. Живых. Понял? А сейчас лезь внутрь.

Никитос, трясясь и икая, встал на четвереньки, сунул голову в салон, стараясь не смотреть на высовывающуюся из-за водительского сидения макушку. Кое-как перекрутившись, нашарил кольцо, потянул. Щёлкнул замок багажника.

— Всё, вылезай. — крикнул Фил, угрюмо глядя на обтянутую комбинезоном тощую задницу своего напарника.

Никитос выполз из салона. И так бледное лицо приобрело зеленоватый оттенок. Фил недовольно скривился. От напарника с такими слабыми нервами будут одни проблемы. Остаться с одним слабоумным Хикару тоже вариант так себе. Он приоткрыл со скрежетом багажник, насколько позволял наклон машины, посветил фонариком в щель. Луч мазнул по затянутому плёнкой чемодану на колёсиках. Фил усмехнулся:

— Да-а чуваку люто не повезло с возвращением на Родину. Никитос, забирай чемодан, грузи назад. Тут ловить больше нечего. Едем дальше.

Фил сел на водительское место, завёл мотор. Рядом скользнул на сиденье Никитос. В руке он держал чёрную матовую трубку.

— Это что?

— Под обивкой нашёл. Смотри. — Никитос потянул за один конец и труба разложилась в пружинную телескопическую дубинку. — Прикинь? Фил, можно, я себе её оставлю?

Фил вальяжно махнул рукой: не жалко. Его душу грел травмат с полной обоймой. Между сидениями влезла ухмыляющаяся морда Хикару:

— А у меня вот что есть.

В протянутой руке качалась пара обшитых кожей широких манжет, соединённых цепью. Фил хохотнул:

— Непростой парень в этом мазерати ездил, даже интересно. Кидай в багажник, пригодятся.

Тяжёлая машина тронулась и неспеша покатила по МКАДу на юг, без остановки проскочила съезд на Щёлковское шоссе.

Показать полностью 1
7

Соседи и весенняя капель

Кап! Кап-кап-кап!


Спросонья он блаженно зажмурился, наслаждаясь звоном весенней капели. Он с детства обожал весну, с ее стремительными ручьями и птичьим гомоном, с ее майскими грозами и воздушной зеленью деревьев.


Самым главным признаком наступающей весны для него всегда была оттепель, во время которой с крыш летели звонкие капли, переливавшиеся на солнце, словно тысячи хрустальных осколков. Падая на землю, покрытую зернистым мокрым снегом, эти капли словно по волшебству превращались в веселые ручейки, тут же устремлявшиеся куда-то за горизонт – наверное, к дальним морям и океанам.


Кап-кап-кап-капкапкап…


Стук капель сменился бодрым журчанием. «Похоже, с утра на улице сильно потеплело, раз эдакий водопад за окошком шумит!» – подумал он, рассеянно прикидывая, надевать ли ему нынче резиновые сапоги или пока что обойтись ботинками.


— Вася, проснись!!! Его ленивые думы внезапно прервал дикий крик… жены? Дернувшись от испуга, он потерял равновесие и скатился с кровати на пол, больно ударившись спиной.

— Анька, ёпт! Ты че так орешь?!


— А сам не видишь?! Глаза-то продери! Соседи, эти паразиты сверху, нас заливают! Потоп, Вася!


Чертыхнувшись, он вскочил и побежал вместе с женой подставлять под совсем не весенние ручьи пустые тазы и ведра, попутно прикидывая, как и в каких выражениях он выскажет свое негодование обнаглевшим соседям.


За окном квартиры хмурилось холодное ноябрьское утро. До весны и настоящей капели оставалось почти четыре месяца.

Показать полностью

Подарок судьбы или же проклятие бога. (8)

8. Ученье свет, а не ученье, повод поменять лампочку.

Домой я вернулся лишь спустя несколько часов, да с квадратными глазами, я всё никак не мог осмыслить то, что произошло. А если конкретнее, я стоял у светофора и пилился во все стороны, рассматривая наш мир магическим зрением и офигевал, как всё выглядит иначе, такое ощущение, что надел солнце защитные очки, которые иногда бликуют разными оттенками радуги, правда блеклыми, но да ладно. Но не от этого я поразился.
Рядом со мной стоял дядя немалых габаритов, как сказал бы мой знакомый, так это был шкаф с антресолькой. А если по нормальному, это просто гора мышц, и вот эта вот гора, тупо залипала в телефон. Не знаю, что у него произошёл за сбой в черепушке, но он решил перейти дорогу на красный свет светофора, ага, в самый трафик блин. Так как я стоял рядом, у меня сработал рефлекс, и я попытался его остановить, ну как попытался, хотел взять его за воротник и потянуть на себя, благо тот был в деловом костюме. Я прекрасно понимал, что его мне не сдвинуть, но сделать так, чтобы тот обратил внимание и остановился, я мог.
Но всё пошло не по плану, нет, своего я добился, это тело не попало под колёса, и оно даже обратило на меня внимание. Очень сложно оставаться невозмутимым, когда тебя чуть ли не в приподнятом состоянии держит тело, раза в три меньшее вширь нежели ты. Отпустив данную тушку, я с ошарашенным взглядом побрёл по пешеходному переходу, благо как раз-таки загорелся зелёный свет. А вот тот чувак, как я приметил, немного завис, и всё так-же стоял у перехода, держа в руке телефон, с разинутым ртом глядя мне в след.
Видимо, когда это хладнокровное вылезет из аналога социальной сети, я задам ему несколько вопросов. Ибо то, что я сегодня приметил, пока гулял, и то, что я сделал, требует разъяснений.
Выглянул Рос лишь ближе к вечеру, и был немного на взводе, если я правильно понял его интонацию в диалоге. Недоволен он был как раз-таки тем, как мы живём, историей и бытом в целом. Тут мне что-либо сказать было нечего, я даже сейчас не заморачиваюсь изучением истории, основные события знаю, но в подробности не вникаю. А смысл знать всё то, что произошло до этого, чтить да, но заучивать не имею ни малейшего желания. Ибо я, личность не такого масштаба, что творит историю. Да и к тому-же, всегда был сторонником утверждения, что история пишется победителями. Ведь ни один полководец в мире, никогда не захочет, что-бы в исторические мануалы вошли моменты, где его приказы стали причиной тысячи смертей, доверенных ему солдат и при всём этом не принесли какого либо положительного результата. В истории было масса моментов, когда победившая сторона уничтожала летописи, убивала историков, сжигала библиотеки и уничтожала свидетелей, дабы никто не знал о том, что на самом деле произошло в той войне. Ведь в разы выгоднее преподнести публике отредактированную версию события, где командование просто мастерски выстраивало стратегию в реальном времени, а не тупо действовало по приказу и каким-то чудом смогло победить.

Так вот, вокруг да около я ходить не стал и сразу в лоб задал ему терзающие меня вопросы, а именно, с какого перепугу я стал таким качком, что с лёгкостью, сам того не понимая как, смог приподнять тушу весом под центнер. Дальше, почему кое где в небе я видел какие-то тёмно-красные кляксы и отчего на некоторых людях я замечал светящиеся цветные контуры, тусклые, но заметные на сером фоне. Но ответ я получил почти сразу, хоть и после причитаний о моей глупости.
-Ты хоть и не отличаешься большим интеллектом, но быстро учишься пользоваться своими способностями, хоть и не осознанно. Начнём с начала, силушку богатырскую ты используешь благодаря энергии в твоей ауре и плюс тот факт, что я маленько, хотя нет, конкретно так подправил твою тушку. Ну там кости, мышцы и всякую шалубонь. Дальше, про пятна не понял, но потом поглядим, а вот на тему цветных контуров тел людей я поражён. Ты сам, повторюсь, сам, хоть и не сознательно учишься видеть астральные эманации и ауру. То, что ты видел, была аура, и видимо человек так и пыхал здоровьем, раз ты смог разглядеть его ауру. Вы всё же интересные создания.
-Вот значит как получается, хорошо, я приму твои слова как данность в том, что я стал круче Шварцнэгера, и тот факт что я становлюсь искуснее в плане лицезрения ауру меня только радует. Но вот скажи мне друг, как мне это контролировать сознательно, ибо при попытке поднять камень весом где-то килограмм так под 50, я с превеликим трудом его лишь немножко качнул, а о том, что бы его поднять и речи не шло.
-Блин, а я только начал радоваться что ты стал головой думать, повторюсь для тех кто в бронепоезде. Все свои навыки ты сможешь контролировать лишь со временем, просто так всё и сразу ты ничего не получишь, ну почти ничего, как-то же повезло тебе со мной. Хорошо, раз такая пляска пошла, то давай поступим так. Завтра мы с тобой пойдём в какой-нибудь отдалённый угол, чем дальше от людей, тем лучше, зачем привлекать лишнее внимание к своей тушке. Мало ли люди подумают, примут за шизика и сдадут в места, где много белого цвета и мягких стен.
Кивнув и подтвердив тем самым предложение Роса, я отвлёкся на более насущные проблемы, а именно, чувство голода, ибо после того что произошло, на меня снова напал жор. Будем завтра ломать голову над тем, что делать и как реализовать мои тренировки. Как никак, утро вечера мудренее.
Всё-же я победитель по жизни, ибо я никак не могу описать тот факт, что сутра прошёл сильный дождь и на улицу меня не тянуло от слова совсем, опять. Но всё же мне очень интересно опробовать свои новые способности и научиться ими управлять. Не каждый день со мной происходит столько интересного.
С самого утра Рос молчал, видимо опять сёрфил волны астрала, от жешь червяк астральный, и всё ему интересно. Разогрев по быстрому купленные вчера котлеты и схомячив их в одно рыло, я задумался над тем, что стоило бы и с собой взять перекус, какой никакой. Ведь я не знаю на сколько там задержусь со своими тренировками. Нарезав на скорую руку бутеров и упаковав их в контейнер, я закинул получившуюся коробочку в рюкзак, туда же я закинул и литр воды, с чем чёрт не шутит.
Выполнив программу минимум, я задумался над тем, куда всё же направится для тренировок. Рос говорил о лесном массиве в отдалении от людей, всё же он прав, незачем привлекать лишнее внимание, я ведь всё ещё как бы болею, незачем чтобы меня кто-то из знакомых увидел.
Включи комп, я взялся за поиски нужного мне места. Парки и парковые зоны мне не подходили, даже сутра там гуляет народ, кто собаку выгуливает, кто бегает, кто в большом-большом плаще пугает девушек, показывая вертолёты. Углядев по картам в нескольких километрах от себя лесной массив, я принял решение отправиться как раз туда. У меня больше сомнение, что в 9 утра, после дождя, там кто-то будет бродить. Грибникам там всё равно делать нечего, если там и есть какие-нибудь грибы, то только мухоморы или иная какая гадость.
Одевшись, я посмотрел на себя и не смог сдержать улыбку. Сейчас я похож на сталкера, который любит по заброшенкам ползать с поисках острых ощущений. Чёрные берцы, плотные тёмного цвета джинсы, такого же материала куртка, под которой была надета байка. Всё же мне не улыбается мёрзнуть.
Накинув на голову кепку и рюкзак на плечи, я вышел из квартиры. Заперев дверь и положив ключи во внутренний карман куртки, я на рефлексах проверил всё ли я взял. Ключи, кошелек, телефон и наушники. Я в полной боевой готовности, всё же докатился, без наушников никуда не выйти. В наше тяжкое время страшно куда-либо без них идти, никому не хочется слушать окружающих и то, что творится вокруг. Ведь намного же приятнее слушать музыку, которая тебе нравится, или книгу, но это ближе к извращениям.
До зелёнки я добрался на такси, водитель высадил меня на границе леса и после получения оплаты укатил в одному ему известное направление. Рос уже давно очнулся и поведал мне очень интересную историю. Его очень заинтересовали мои слова о тёмных пятнах что я видел в небе, и вот что он мне поведал:
-Вик, тут такая ситуация, люди не единственные жители на этой планете, я точно не знаю, приметил ли это Теос, но на это планете заныкались демоны, или что то близкое им по родству.
После таких весёлых слов мои глаза сами собой расширились, сложно представить соседство с вот такими соседями. Подумав, я мысленно обратился к Росу:
-Эмммм, фигасе новость, а ты в этом уверен? Просто сложно представить таких соседей под боком, и только они или же кто то ещё там ныкается ?
-Вот чего не знаю про других, того не знаю. Ситуёвина такая, такие вот разрезы Астрала являются путями в иные миры, очень долгими, но безопасными. Так вот, со временем они смыкаются, астрал не любит в себе дырки, но на это бывает уходят десятилетия. По моему опыту, лишь демоны поступают так безрассудно, видимо они посчитали что мир без магии не понесёт никаких последствий, если оставить открытыми проходы в астрал. Но это не так, я не знаю, что может случится, но это не к добру. Но самый большой вопрос в том, что они тут забыли?
Пока я шёл вглубь леса, я переваривал информацию что донёс мне Рос. Как же всё же интересно я жил до этого, меня ничего не волновало, лишь работа-дом, дом-работа. А теперь я размышляю о соседстве с демонами, мдаааа.
- Всё, стой, пожалуй, это место подойдёт, – Рос остановил меня на полянке в диаметре где-то метров 20.
-Окей, что дальше?
-А дальше Пинки, мы будет учиться высвобождать астральную энергию из твоей тушки, до почти полного истощения.
-Не вопрос, но как и зачем до почти полного истощения? Меня не плющит валяться в лесу в виде овоща.
-А ты и не будешь валяться, мы не полностью осушим твою ауру, и запомни, никогда не рискуй с тем, что бы полностью выкачать оттуда энергию. Вбей себе это в голову, я не буду объяснять почему, скажу лишь одно, ауры нет лишь у мертвецов. Но если решишься, скажи мне, мне интересно будет понаблюдать за процессом твоей смерти. Мне очень интересно, как поведёт себя магия Теоса в тебе.
-А вот фиг тебе рыбка золотая, я не самоубийца, так, хорошо, что мне сейчас делать?
-Почти ничего, можешь даже присесть, кароче, сейчас ты должен научиться видеть ауру и астральные эманации, в будущем, при желании можешь всё свести на одну плоскость. Тоесть, видеть в одной плоскости и магические эманации, и ауру, а вот с астралом всё равно придётся концентрироваться. А теперь перестаём хлопать глазами, и начинай делать то, что я тебе скажу.
В том что говорил мне Рос было много непонятного, но общие моменты я всё же уловил. Так как в качестве подопытного требуется что-то живое с нормальной аурой, то подопытным кто? Правильно, я.
Вытянув руку перед собой и переключившись на магическое зрение, я уставился на свою пятерню. В магическом зрении я видел, что мою конечность окружает какое-то нечёткое сияние разных оттенков. По инструкции Роса, я прикрыл глаза и попытался представить энергию, протекающую по моей руке, как она течёт, извивается, сжимается, и всякое иное.
Представить было не сложно, а открыв глаза я поразился, рука как будто горела разными языками цветного пламени. Оглядев другую пятерню, я увидел тоже самое, что и на первой, афигеть не встать. Нус, а сам я как в этом плане выгляжу?
Крутя головой на все возможные ракурсы, я как мог осматривал себя со всех сторон и пришёл к довольно интересному выводу, который отчего-то не пришёл в мою дырявую черепушку, когда бродил по городу.
Аура, это какая-то цветная непонятная хрень, которая полностью окутывает человека. Имеет форму овала, хех, интересно, а у карликов она как мячик? Интересно посмотреть, но это потом.
Так вот, при более детальном рассмотрение, в ауре улавливались энергетические потоки, которые перетекали из одной цветовой области к другой.
Но больше всего меня заинтересовал вопрос, отчего зависит такая цветовая гамма. Но вот задать этот вопрос, язык не поворачивался, ну нафиг, нотации слушать, сам как-нибудь разберусь, наверное, когда-нибудь, может быть.
От Роса же только и было слышно, какой он хороший учитель, раз такого идиота, научил видеть ауру, за такой малый промежуток времени. А я и не замечал, какой он скромный.
Благо самовосхваления продолжались не долго. Вдоволь налюбовавшись «своими» трудами, Рос продолжим моё обучение.
-А теперь будет посложнее, для начала, возьми какой-нибудь камушек. Сейчас ты научишься передавать энергию через каналы.
Взяв небольшой камешек в руку, который валялся недалеко от моей ноги, я вопросительно взглянул на Роса.
-Хорошо, теперь же передай мне контроль над твоими руками, и наблюдай за моими действиями. Ах да, не забудь смотреть за своей аурой и тем, что будет с ней происходить.
Отдав контроль над своими конечностями, они начали жить своей жизнью. Если честно, это очень стрёмно, у меня даже жопа вспотела, как представил, что это навсегда.
А вот посмотреть было на что. Из ауры на моей руке начали сворачиваться и удлиняться жгуты энергии. Поднеся руку со жгутиками к камню, они впились в каменную структуру, при этом в него начала поступать энергия. Визуально это выглядело красиво, цвет камня стал насыщеннее что-ли.
Но были так-же и тактильные ощущения. Спустя несколько секунд, камень стал нагреваться, но это фигня, камень стал немного ломаться. Были заметны маленькие трещинки на лицевой стороне камня.
Оторвав энергетические жгутики от камня, Рос вернул мне контроль над руками. Дальше всё было просто до безобразия, он сказал мне бросить его, куда мне взбредёт в голову, главное не под ноги.
Ну вот бога душу мать эту змеюку, нет чтобы бы сказать, кинь подальше. Хотя сам мог понять, что камушек с энергией не превратится в хлопушку с конфетти. Если в двух словах, я кинул камень на метра два от себя. Как итог, эта каменюка рванула, одарив меня осколками, к тому-же, довольно острыми. После чего я почувствовал, что по моей щеке стекает что-то тёплое. Машинально проведя рукой по месту раздражения и поднёс её к глазам я ничуть не удивился, а вот реакция Роса удивила.
-О, твоя глупость всё же приносит пользу, смотри.
Дальше я ощутил сильное жжение у раны, а проведя рукой, я не обнаружил оной, ни раны, ни крови, дела. Моей радости не было предела.
- Ух-ты, вот это шикарно. Настоящая магия.
-Вижу ты удивлён, а всё просто, я лишь направил толику энергии в место повреждения и ускорил регенерацию тканей у раны. Благо, это легко сделать, ибо аура очень близко находится у кожного покрова и процесс восстановления тканей происходит быстрее. В отличии от магии, тебе не нужно читать заклинания или проводить манипуляции с энергетическими каналами в твоём организме.
Такс, обучающая часть окончена, теперь моя очередь развлекаться, бери в лапы камешки и накачивай их энергией. Только не переусердствуй, а то выдохнешь быстро, и будешь тут валяться в отключке.
-Хорошо, я тебя понял, у меня лишь один вопрос, как я узнаю что в камешек больше не лезет? У меня нет ни малейшего желания получить каменный скрап для лица.
-Верный вопрос, есть несколько вариантов, самый простой, это интуитивно ощутить объём камня, который можно заполнить. Но это приходит лишь с опытом. Но если желаешь более точно узнать, тебе стоит сосредоточиться на предмете. Что бы было удобнее сконцентрироваться, закрой глаза и пожелай увидеть структуру камня, его плотность. И лишь после того как почувствуешь, ты поймёшь его возможности, его прочность, и подойдёт ли он в качестве хранилища энергии. Как только ты освоишь этот навык, дальнейшая тренировка станет плёвым делом.
Проделать то, что сказал мне Рос оказалось не так просто, как кажется на первый взгляд. Промаялся я с этим довольно долго, особых успехов я не достиг, но в некоторых случаях я ощущал то, о чём говорил Рос. Но вот с наполнением камней энергией пошло совсем не по плану. В тот момент я был очень рад тому, что оделся в качественные вещи, ибо пришёл бы домой в одних лохмотьях. Не сказать что бы я достиг больших успехов, но где-то за несколько часов, я всё же смог пару камней заполнить так, что бы те не рванули у меня в руках.
Но даже в своих неудачах, я добился успехов. Мне не всегда везло и так уж получилось, что после каждой неудачи, мои руки была нашинкована мелким щебнем. И после долгих попыток и вагон боли я всё же смог таки научиться ускорять регенерацию своей тушки. Было забавно наблюдать, как быстро как мелкие камни вытягиваются из раны и срастаются порезы.
И вот, спустя каких-то семь часов после моих страданий и успехов, Росу наскучило наблюдать, и он решил перевести моё внимание в другую плоскость.
-Такс, хорошо, кое что у тебя выходит, хоть это и является азами магических навыков. А теперь намнём выкачивать тебя. После того как ты взялся лечить себя сам, ты должен был ощучить свой запас энергии в ауре.
Хмм, а ведь так оно и было, когда я взялся управлять энергией в ауре, я ощутил некоторое возбуждение, бодрость, силу. Мне показалось что я могу отработать 12 часов без перерыва, а потом ещё столько же. Но я так же почувствовал, что энергии в моей ауре осталось где-то около трёх четверти от заполненного объёма. Игры в доктора помогли понять некоторые нюансы.
Всё же я разобрался с предназначениями цветов в ауре. Чем ярче открашен участок, тем он здоровее что-ли. После каждого своего ранения, я стал замечать тот факт, что свечение ауры в том месте становилось темнее. А после лечения возвращало первоначальный цвет. Прикольно.
Но продолжим, утвердительно кивнув на предположение Роса, тот продолжил вещать.
-Так вот, сейчас ты начнёшь её использовать путем усиления себя любимого, будешь ломать вон тот дубок. А так как кое какому управлению энергии ты уже научился, то справишься и без моих подсказок, сам давай учись думать.
Дерево было не сказать что большим, но довольно крепким на вид. Ну что-ж, будем пробоваться, закрыв глаза, представил как энергию из ауры перетекает в руки, сжав кулак, я вдарил по дереву. После чего услышал треск.
Как бы я хотел, что бы это был треск дерева, но как говорится, фиг вам, трещали мои кости. Было больно и обидно, но отступать не хотелось. Подлечив себя, я стал думать, что не так. В теории, энергия в кулаке должна была помочь мне сломать дерево, но всё пошло не по плану. Значит поступим иначе.
Снова закрываем глаза, опять направляю энергию в руку, только на этот раз стараясь укрепить кожный покров, ибо после прошлой попытки кожи я стесал порядочно. Но и эта попытка, не очень то и увенчалась успехом. Хотя теперь я не почувствовал боли от удара, да и не содрал кожу.
Что-то мне подсказывает, направление я выбрал правильное. Повторив укрепление клеток, я так же направил энергию в кости и мышцы, как мне показалось, это довольно неплохая идея и это принесло свои результаты. Удар, дерево с треском хрустнуло и накренилось.
Но в свою очередь я ощутил сильную боль в мышцах, куда ранее направил энергию, видимо что-то пошло совсем не так, как должно.
Пока баюкал руку, решил посмотреть на дело руки своей, хех, каламбур.
Так вот, не знаю отчего я сразу не заметил, но в глаза бросилась одна странность. Аура деревьев отчего то мерцала таким же бледно-зелёным свечением. Рос там что-то говорил о том, что они отдают свою жизнь, пытаясь спасти людей, но при этом умирают сами. Но ведь здесь нет людей. С этим вопросом я и обратился к нашему всезнайке.
-Рос, я не понимаю, ты говорил что земля в городе отравлена, но здесь то же самое, эти деревья источают такое же свечение в магическом зрении, и их аура слаба, как так?
-А ты всё ещё не догадался? Вы убиваете свою же планету, ты видимо решил, что раз тут не живут люди, то и растения с деверьями тут живут лучше. Обломайся бабка, ты на корабле. Лишь своим существованием вы травите воздух, сам посмотри, многочисленные фабрики, которые выбрасывают отраву в воздух, мусор, который появляется везде, где ступит человек, всё это не приносит пользы природе. Я открою тебе тайну, но планета, эта живой организм, а вы вирус. Из того, что я узнал пока был в астрале, если ничего не изменится в течении двух лет, люди исчезнут. Если конечно кто-нибудь не вмешается и не исправит ситуацию. Как забавно, те, кто изменяют судьбу остальных миров, тупо сгинут убив свою же планету.
-И ничего нельзя сделать? Я могу что-нибудь сделать дабы остановить топор над нашей голой?
-Нуууу, лет через пятьсот, когда обучишься управлять энергиями, астралом. Но будет слишком поздно для твоего мира, половина точно склеит ласты, а как будет дальше, я не знаю.
-Ясно, но кое что я всё же попробую, мне же всё равно нужно избавить свою ауру от энергии.
Приложив свою пятерню к стволу дуба, который до недавнего времени избивал, я закрыл глаза и попытался сосредоточиться на дереве. Используя всё те же жгуты ауры, я направил их в ствол дерева, где чувствовал его ядро. Хех, забавно, сейчас я чувствую, что могу поглотить ту энергию, что осталась в дереве. Но я так же понимаю, что уничтожу его.
Но поступим иначе, вместо того, чтобы высосать остатки, я наоборот начал перекачивать в дерево свои остатки энергии. Но вот какой интересный момент, я не могу ощутить объём, который эта деревяшка может в себя впитать, как будто бездонный колодец. Перестал передавать я энергию лишь после того, как ощутил слабость в теле. Сам того не заметив, я отдал почти весь свой запас. В тоже время, где то на краю сознания я услышал чей то шёпот:
- Благодарю тебяяяя.
Мдааа, видимо меня глючит от слабости. Но в тоже время я ощутил укол в руку. Резко отдёрнув конечность и поднеся её к лицу. После чего стал любоваться рукой в поисках раздражители, но не найдя оного, успокоился, показалось видимо.
Отойдя и усевшись на прежнее место, где до этого проводил тренировки. Обратив внимание на деревце, так сказать, с другого ракурса, я немного подвис.
Если начать с самого начала, дерево вновь стояло горизонтально, хотя после моего удара оно накренилось, но это не самое поразительное. Аура этого дерева обрела оттенки, стало более насыщенной.
Повисло гробовое молчание, на миг даже показалось, что и лес затих.

Всем огромное спасибо за терпение, при прочтении данного произведения. Всем удачи и хорошего настроения.
Найти начало, как и последующие главы можно найти на площадке https://author.today/work/189472

Показать полностью
6

Записки старшего следователя Книга 1 " ГОЛЫЙ КОРОЛЬ" 1часть

ЧТО ТАМ В СЕЙФЕ?
Первый снег приятно поскрипывал под ногами. К подъезду с грохотом подъехал милицейский козлик. Из него вывались небольшая фигурка с массивной сумкой наперевес. Утренний пассажир плотнее закутался в шарф и побрел к двери. Мороз приятно щипал нос, ещё пару дней и будет полноценная зима.

Вышедший из парадной двери дворник едва не сшиб жителя.

- Доброго утречка, Анна Николаевна. Что-то вы сегодня рано - задорно рассмеявшись, произнёс Лука, придерживая дверь и пропуская в подъезд женщину.

- Ну, мы сегодня быстро справились. Всего одно происшествие, - Анна Николаевна прошмыгнула в тёплый подъезд и помахала на прощание добродушному дворнику. Она знала его уже много лет. И даже пару раз выручала, когда на него пыталась наехать милиция по пустякам. Лука был добрым и отзывчивым, но не всегда мог рассчитать свои силы, за что и получал иногда жалобы.

Длинный резной ключ со скрежетом проник в замочную скважину, механизмы внутри зашелестели и закрутились. Поворот, ещё один, щелчок и дверь тихонько распахнулась, как делала это уже более ста лет. Стараясь производить как можно меньше шума, молодая женщина проскользнула в коридор, и как можно аккуратнее прикрыла за собой дверь.

Дома её ожидал специально оставленный ночник. Он достаточно хорошо освещал часть коридора и дверь в спальню. Стянув сапоги и отметив, что ноги совершенно ледяные, Анна Николаевна порадовалась, что они хотя бы не промокли.

На цыпочках она прокралась в свою спальню и, конечно же, обнаружила в собственной кровати дочь Тосю. Таисия часто оставалась спать в кровати собственной мамы, «что бы нагреть место к твоему возвращению», как она говорила. К ее чести стоит заметить, что она и правда затем перекатывалась с нагретого места, что бы мама могла лечь в тёплую постель.

Анна была старшим следователем прокуратуры центрального района, где трудилось помимо неё ещё четыре следователя. Три самоотверженных работника, а четвёртый просто Петя. Точнее Пётр Николаевич, но по поступкам это был Петя.

Он считал себя очень важной птицей и часто хвалился высокими показателями. Правда, достигал он этих показателей сомнительными, но законными способами. Брал заведомо простые дела с раскрытием. А сложные и многосоставные глухари ловко раскидывал по остальным сотрудникам. Кажется, это был его настоящий талант, всучить сложное дело следователю так, что тот остаётся бесконечно благодарным обладателем и не забудет похвалить перед начальством Петю. Истинный талант.

Анна прощупала одеяло вокруг дочери. И вскоре наткнулась на пухлый том по анатомии человека.

- О, уже четвёртый, - шепотом произнесла она, разглядывая обложку в луче ночника, который проникал сквозь узорчатое стекло двери спальни.

- Да, четвёртый. Я тебе нагрела, - сквозь сон пробормотал подросток и покорно откатилась на другую сторону.

Анна Николаевна настолько замёрзла и устала, что скинула лишь верхний слой одежды и нырнула под тёплое, с любовью нагретое, одеяло и тут же провались в сон.

***

Громкий дребезжащий телефон разрывался прямо у изголовья кровати уже пару минут. Тося не выдержала первая.

- Мам, это точно тебя, - недовольно пробурчала девочка и поглубже закопалась в одеяло.

- Да, - хрипло и невнятно ответила следователь, подняв злосчастную трубку.

Она знала, что такие звонки не к добру. Конечно же, что-то случилось. А кто ещё будет звонить в шесть утра. И она оказалась права. Происшествие. Дежурный следователь застрял на разбое, и звонивший дежурный точно был уверен в том, что здесь ему не откажут.

- Машина уже выехала. Выходи старший следователь. Там случай интересный, потом мне спасибо скажешь.

Опустив ноги на холодный пол, Анна ещё долго в полусне елозила ногами в поисках тапочек. Отчаявшись, она пошлепала голыми пятками по паркету в сторону ванной.

- Добро утро, милая. Что уже вызвали? Я тебе сейчас чай налью. Возьмёшь с собой сырников, я сейчас их тебе заверну. - Аристарх Никитич, троюродный дедушка Анны уже бодро шуршал по кухне. Он ловко одной рукой переворачивал шкварчащие сырники на толстой чугунной сковородке. А другой рукой наливал чай в огромную кружку. Сейчас он закончит с сырниками и поставит парящую чашку между оконными рамами, что бы его любимая девочка могла спокойно попить чай нужной температуры, выйдя из душа.

Через 15 минут укутанная в огромный махровый халат молодая женщина проворно заглатывала ароматные сырники и прихлебывала чай из кружки. За окном раздался гудок машины. Противный и легко узнаваемый, опять козлик. В нем так продувает, что успеваешь промерзнуть до костей пока доедешь до происшествия. Неужели не могли послать ни кого из оперативников за ней, раз уж вытащили её из кровати в такую рань.

Заглотнув последний сырник и сделав богатырский глоток чая, Анна вытерла руки и побежала одеваться. Натянув на себя толстый свитер, она вдруг спохватилась и вспомнила, что ещё вчера порвала последние капроновые колготы. Пока лазила по чердаку, осматривая место происшествия, зацепилась за какой-то гвоздь и колготки украсила огромная стрела. Эксперт Романов ещё долго шутил на эту тему, предлагая мне поехать в отпуск. Так как в прорехе на колготках было слишком очевидно заметна смертельная белизна кожи, никогда не видевшей моря и похоже даже пасмурного солнца тоже. Ну что теперь делать было совершенно непонятно.

- Мам ну что ты там застыла? Эти нетерпеливые пибикалки сейчас весь дом разбудят - Таисия, опершись на локоть, уставилась на мать.

- Не знаю что одеть.

- Так надень наконец-то джинсы. Ты же купила их уже давно, а все не носишь.

- Да нет, не могу я на работу в джинсах. Я ответственный работник прокуратуры, - на глаза уже начали наворачиваться слёзы от безвыходности положения.

- Пока что этот ответственный работник стоит с голо попой. Или так или в джинсах. И ботинки возьми мои, а я тогда в твоих сапогах пойду.

Ребёнок был прав. Джинсы уже давно пылились в шкафу. Когда то давно во внезапном приступе любви к себе Анна Николаевна решила купить себе обновку и почему-то купила джинсы, которые в принципе особо никогда не носила. Да и на самом деле негоже следователю ходить в новомодных джинсах. Так они и лежали, дожидаясь своего часа. И видимо этот час настал.

Натянув джинсы и, уже влетев в ботинки, Анна на ходу застегивала куртку и спускалась через одну ступеньку, так как эти нетерпеливые охламоны и правда сейчас весь дом разбудят своим гудком.

***

- Ой, здрасьте. А мы думали, что скорее МММ вернёт людям деньги, чем следователь посетит нас, - звонко поцеловав в щеку, пухлый судебный медик Валиков, обратно опустился на крошечный стульчик и раскрыл припасённую газетку.

- Старший следователь. Что у нас здесь? - поправила Анна Николаевна, она уже несколько лет назад получила это повышение, но никто так и не хочет величать её «старшей».

- Труп, - влез, как всегда не вовремя, участковый и громко рассмеялся. Странный товарищ, работает уже пару лет, а глупые и несмешные шуточки льются из него как в первый рабочий день.

- В общем, где-то в три часа ночи сработала сигнализация. Патруль выехал на вызов. Внешняя дверь была заперта и они стали делать обход. Ничего не заметив, решили разбудить охранника, стучали в парадную дверь, никто не открыл. Дальше действовали по протоколу. Проникли внутрь, обнаружили охранника без чувств, - начал вводить в курс дела оперативник Галочка. Фамилия которого вызывала приступы смеха участкового каждый раз при обращению к нему. Хотя конечно ирония была: сам оперативник был огромным мужчиной с кулаками размером с голову самой Анны, имел несколько поясов по боевым искусствам, всегда ходил в чёрной кожаной куртке и редко улыбался. Похоже, фамилия ему дана была, что бы хоть немного сбить накал брутальности. Хотя как человек Галочка был очень мягким, добрым, с острым умом и потрясающей сыскной интуицией. Так что в итоге его все любили и уважали, предпочитая не иронизировать над фамилией. По крайне мере не очень часто.

- Что с охранником, - Анна слушала и продвигалась в сторону основного места преступления по коридору. До носа стали доноситься особые запахи, которые предвещали огромную стирку всех вещей, включая самого следователя.

- Оглушён. Жив, но ничего не помнит и есть подозрение на сотрясение. Его уже доставили в больницу. Там его стережёт один наш и врач обещал отзвониться, когда можно будет пообщаться.

- Дальше, - с каждым шагом запах становился сильнее и Анну начало немного мутить.

- А дальше что, группа вневедомственной охраны стала осматривать поочередно помещения и обнаружила в кабинете директора грабителя. Но к их приходу он уже был мертв, - в этот момент они тоже дошли до кабинета и заглянули внутрь.

- Мужчина, средних лет, крепкого телосложения. Одет в спортивные штаны и походную куртку темного цвета. На голове надета шапка типа «балаклава», - присевший рядом с трупом Валиков стал дежурно вещать, - на черепе обнаружено ранение. Открытая черепно-мозговая травма.

- Чем ударили? Сообщник? - Анна Николаевна опустилась взглянуть на рану, оторвавшись от нехороших мыслей относительно запаха в помещении.

- Нет, скорее всего, вот об этот угол стола ударился. В морге возьмём микрочастицы из раны, если это был стол, то будут, очевидно, следы дерева или из чего нынче делают директорские столы.

- Так, а что пахнет то, - аккуратно переступая через первый труп, спросила следователь, похоже, ей намеренно не раскрыли сразу все карты.

- А вот это самое интересное. Иди сюда, - с довольной ухмылкой судебный медик провёл Анну вглубь кабинета и указал на огромный сейф в стене. Его дверь была открыта, так что закрывала собой обзор. И видеть содержимое можно было только стоя прямо перед ним. А там было на что посмотреть. Запах и предчувствие не подвели. Дело и правда будет интересным.
Продлжение следует

Показать полностью
130

Кот на мосту

Кот насторожился. Он уже давно сидел на своем обычном месте, в самой высокой точке небольшого пешеходного мостика через канал. Здесь было удобнее всего – быстрее можно было добраться до человека.

А человек должен был появиться… кот это чувствовал.

Да. Вот он идет.

Сегодня это был мужчина. Возраст пока не разобрать.

Кот повернулся к человеку, который шел медленно, постоянно останавливаясь. Раз он даже оглянулся на ту улицу, с которой вышел к каналу. Кот замер – может, человек возвратится, может сам передумает делать то, для чего пришел? Но нет, мужчина пошел дальше. Он уже почти добрался до кота. Оставалось каких-то пара метров.

Кот почувствовал запах алкоголя. Люди, которые приходили на мост ночью пили его. Для храбрости. Вот и этот – запрокинул голову, вылил в рот то, что оставалось в бутылке. Потом размахнулся и швырнул ее в воду.

Человек что-то бормотал. С негодованием выплевывал чье-то имя… женское.

Кот вздохнул. Все понятно. Он направился к человеку, который тяжело привалился к перилам и смотрел в темную ночную воду, в которой отражались фонари набережной.

- Ну, все… - человек попытался перебраться через перила, и ему это почти удалось, несмотря на выпитый коньяк.

В этот момент к нему подошел кот.

- Мурр? – вопросительно сказал он.

Человек посмотрел на мостовую.

- О! Ты откуда, кот? – едва пошевелил он языком.

Кот подошел еще ближе и потерся от ноги человека.

- Есть хочешь, что ли? – спросил мужчина.

Он оторвался от перил и начал рыться в карманах.

Ничего не нашел, вывернул карманы. Из одного упал телефон. Упал неловко и разбился об каменную мостовую.

- Вот так и жизнь моя разбиииитааа… - протянул человек и тяжело осел на камни.

Кот подошел к сидящему.

Запах алкоголя ему не нравился, но с этим приходилось мириться. Надо было отвлечь человека. Надо было подойти, чтобы мужчина говорил. Кот знал – человеку станет легче. И он передумает делать то, для чего ночью пришел на этот мост. У кота был богатый опыт. Он не умел считать и не знал, сколько человек, мужчин и женщин, поговорив с ним, выложив свои беды, иногда настоящие, иногда придуманные, потом вставали и уходили туда, откуда пришли. Кот не знал, что было с ними дальше, но шанс на жизнь у них появлялся. И еще ни разу ни один из них не возвратился.

Так было и в этот раз.

Человек долго рассказывал коту, как ОНА, нет, ты, понимаешь, ОНА его обманула! Он думал, ОНА любит, а, оказывается, ей нужны были его деньги…

Начало светать, через мост торопливо прошли первые прохожие. Человек встал. Он еще шатался порядком. Все-таки пол литра коньяка без закуски… но он больше не смотрел на воду. Он аккуратно собрал то, что осталось от его телефона, хотел швырнуть в канал, но натолкнулся на укоризненный взгляд кота и, пошатываясь, пошел к мусорному контейнеру.

- Все! – сказал он, бросив туда телефон, - сегодня начинаю новую жизнь, и телефон куплю новый.

Человек повернулся к улице, откуда пришел, прошел пару метров, но потом вернулся. Он наклонился к коту.

- Спасибо тебе, братан. Ты меня спас. Если бы не ты…

Потом он резко выпрямился и ушел.

Кот устало потянулся. Все. Больше никого не будет. Можно идти домой.

Кот не был бездомным. То есть, когда-то он был, но после того, как первый раз случайно добрался до этого моста, все изменилось.

В тот далекой осенний вечер кот никак не мог найти, чего бы поесть. Все баки во дворах были или пустыми или заполненными всякой ерундой. Кот уходил все дальше и дальше, потом убегал от собак. Он уже хотел вернуться. Ну не нашел еды. Первый раз что ли... за полгода своей жизни кот знал уже много таких голодных дней.

Но вдруг он почувствовал запах пищи. Кот увидел человека, в руках которого было что-то съедобное и достаточно большое. Кот подумал – вдруг человек это не доест и ему, все-таки удастся приглушить чувство голода. Он решил пойти за мужчиной.

Человек шел. Останавливался. Отрывал от еды куски и проглатывал. Запивал чем-то из бутылки. Потом засовывал ее в карман и шел дальше. Пару раз кусочки колбасы падали на асфальт и кот их подбирал, но их было мало.

Один раз мужчина остановился. Хотел свернуть, но потом опять пошел прямо.

- Вот и все, - вдруг сказал мужчина, выходя на мост.

Кот первый раз огляделся. Он находился на берегу какого-то канала, которых было много в городе, где он появился на свет и старался выжить.

Человек облокотился на перила, глянул вниз, потом пошел дальше по мосту. Кот шел за ним.

- Все, - повторил человек.

Он махнул рукой, и кусок пиццы, которую он так упорно старался съесть, оторвался, и упал в метре от него. Кот тут же подскочил и накинулся на еду.

Быстро дожевав, он посмотрел на человека, вернее на остатки еды в его руке.

- Есть хочешь? – спросил его человек.

Тут кот перевел взгляд на него и впервые разглядел того, за кем так долго и упорно шел. Мужчине было лет сорок. Он был достаточно хорошо одет. От него шел неприятный запах спиртного.

Человек в свою очередь посмотрел на кота. Кот тоже выглядел не очень. Тощий. Всклоченный. С жадным блеском глаз, которые не отрывались от куска в руке мужчины.

- Есть хочешь? – повторил человек и протянул коту то, что осталось.

Кот подозрительно отшатнулся. Тогда человек бросил еду перед ним, а сам опустился на мостовую. Он сидел и смотрел, как кот жадно разрывал подношение и заглатывал куски, пока не доел все до конца.

Кот вздохнул.

"Как все-таки хорошо, когда живот не сводит от голода", - подумал он и тут же облизнулся – запить бы... но вода в канале была далеко.

Человек уловил движение кота и тоже посмотрел на воду. Усмехнулся. А ведь если бы не этот кот, он бы прыгнул туда. В эту черную ночную глубину.

Он вспомнил, как кот рвал зубами еду.

"Вот она беда. Голод. Холод. Улица. Вот это страшно", - подумал человек, - "а то, что произошло со мной можно пережить. Исправить".

Кот выживает. Что же он, человек, слабее? Он сможет!

Мужчина встал и осторожно протянул руку к голове кота. Тот отшатнулся, но потом все-таки разрешил себя погладить.

- Спасибо тебе, кот. Ты меня спас. Пойдем со мной, если хочешь. Тут недалеко.

Кот подумал и пошел за человеком.

Они и, правда, прошли совсем ничего. Мужчина жил в одном из домов на берегу канала. Совсем рядом с мостом. С тем мостом, на котором чуть не расстался с жизнью.

Кот остался у этого человека. Но с той самой ночи у кота появился не только дом и полная миска. У кота появилось дело.

Когда канал вскрывался ото льда, кот начинал прислушиваться к чему-то и иногда он просил своего человека выпустить его на улицу.

Кот не знал, как это происходило, но он чувствовал, что кому-то плохо и этот кто-то скоро появится, чтобы совершить последний прыжок. После которого уже ничего нельзя исправить.

И еще кот знал, что человеку в этот момент часто надо просто выговориться. Его надо просто выслушать.

И кот приходил и слушал.

А потом он шел домой.

Он знал – его человек тоже не спит этой ночью. Не спит. Курит на кухне и волнуется за него, и каждый раз ждет с широко открытой дверью.

Показать полностью
31

Продолжение поста «Кварц»

Ну знаете, мой дорогой друг - прибухнуть это конечно неплохо, но это не главное. Общение, общение, вот в чем суть застолий.

Вот взять к примеру совершенно прекраснейший вояж на урановые проявления недалеко от моего города. Ехало нас туда человек около 30-40, всех возрастов, начиная от юных студентов-практикантов и до матерых ведущих геологов на восьмом десятке. Остановились мы в окрестностях реки Белой, в таком буколическом месте: лужок, рядом покос, речка невдалеке, лесополоса ветрозащитная.Время 20е числа июня, редис, лучок, первые дары теплиц и огородов. Народишко в основном бывалый, к полям пообвыкший, рукастый. Запасливый, что не маловажно. Естественно взяли с собой достаточно спирта-ректификата и свинюшку почти на 200 кг. В те времена подсобная мясная ферма у предприятия в пригороде была. Эх, золотые времена, молодость, членом суда, членом туда. Почти по канону.

Ну так вот, пока я с коллегами машины разгружал, а в полях принято было всем миром на тяжелую работу наваливаться, часть народу лагерь обустраивала. Прошло буквально около часа и  уже: стол сделали, лавки у стола, на тагане супы, чаи кипят, на столе хлеб порезан горками., сальце свежесоленое лежит, салатики, лучок, спиртик разведеный. Под супец, свеженинку,чистый воздух и хорошую компанию выкушали столько, что я подумал "Не поминайте лихом, умру". Жизнь-то я не совсем безгрешную  вел, знал чем алкоголь знаменит.  А не тут-то было, утром проснулся в прекраснейшем настроении и здравии. Но самое интересное это не возлияния были, а рассказы старших, бывалых товарищей. Жизненный опыт, прожитые года, руками и головой добытые знания - ценнейший приз подобных застолий ибо не зря сказано, мудрый учится на ошибках других. Ну и естественно, сказкам и прибауткам не было счету. Частенько слышишь важные мысли, сказанные вроде бы вскользь, а зацепит, задумаешься.

Коллектив, в хорошем смысле этого слова, дружеская поддержка, безвозмездная, то есть даром, информация, что еще нужно для прекрасного  времяпровождения?

Хотя конечно, нужно знать меру во всем, но это уже другая история.

Показать полностью
8

Заявка 1245449 (рассказ ч. 2)

Продолжение. Начало здесь: Заявка 1245449 (рассказ ч. 1)


***

0-вой этаж был не таким ухоженным как этажи выше, да и его общежитие было более приятного вида, чем 0-вой…он был похож на старую больницу с облупленными стенами и беленым потолком, неровные откосы, деревянные двери, окрашенные краской мусорно-серого цвета.

Когда Степан только спустился вниз и двери лифта отворились, перед ним появился коридорный смотритель…он был низкого роста, худощавый, с дикими от высокого напряжения глазами.

Понять его было можно, на нем были и «регулярки» и «внеочередные» для целого сектора, мастера люди довольно капризные, творческие … но «коридорный» умело балансировал между строгим руководством и своеобразными подчиненными.
- Фамилия?
- Коновалов.

Коридорный подошел к сенсорному монитору, грубо закрепленному на стене, внес фамилию в поисковую строку…видно было, что он задумался.

Он достал телефон, набрал номер и через секунду спросил: «Вудз уже освободился?...великолепно…»
- Коновалов, ваш мастер - Джон Вудз, комната 14, проходите, он ждет.

***

За дверями 14-й комнаты Степана ждал коренастый мужчина со слегка оттопыренными ушами…глядя на него ты мог быть представить его поваром, заведующим муниципальным гаражом или сотрудником банка…но руки, руки выдавали в нем мастера…за годы работы на 0-м этаже руки Джона Вудза приобрели отчетливую «профессиональную деформацию» … мозоли, наросты и искривления делали их похожими на лапы хищного зверя. Джон гордился тем, что каждый изгиб его пальцев служит конкретному инструменту, что все это из-за и для работы…Джон был фанатом своего дела и поэтому пользовался уважением коридорного смотрителя.

- Проходите Коновалов. Ваша процедура будет длиться 890 000 секунд, и будет состоять из визуализированных и телесных страданий, займите место в станке, и мы начнем.

Станок представлял из себя сложную конструкцию из дерева и кожи, вид имел внушительный и устрашающий...положения получателя процедуры было таким, что он мог видеть перед собой огромный экран, а мастер имел доступ к спине получателя.

Видно было, что Вудз устал после предыдущей процедуры, но увеличенная на 1,4 продолжительность – это превышение плана, лучшие показатели по округу, премирование, а там и до долгожданного забвения недалеко.
Степан занял свое место, Вудз рутинно, откровенно не туго, закрепил ремни и включил монитор.

- Коновалов, на мониторе будут воспроизведены кадры смерти вашей жены Марины, вашего отца Ивана и матери Галины, во время просмотра я буду сечь вас плетью.
Мешать проведению процедуры запрещено любым способом и отводить взгляд запрещено, крик поощряется.
Вы все поняли?
- Да…понял.

Вудз открыл ящик, достал «инструменты» … немного поразмыслив, Джон взял в руки плеть, на которой белой краской было написано «Чувство вины», нажал кнопку воспроизведения и занес плеть…

***

Это длилось 890 000 секунд…чуть больше 10 дней…после процедуры Степан кое-как дошел до общежития и несколько дней не выходил из комнаты...в голове еще крутились кадры «страшного кино»…авария, которая вмиг протрезвила Степана, звуки мнущегося железа и хруста костей…лицо Марины, зажатой в их девятке и огонь…повсюду огонь…отец…у него были такие глаза, будто бы в них застрял немой вопрос – «Почему сейчас?»…его беспомощный ступор…врачи, суд…ком в горле ощущался неделю…

Его тело вздрагивало от воспоминаний, но через неделю, когда тот самый ком уже не ощущался, Степан вышел на работу, библиотека без него хуже не стала, но КарпОвич опять перепутала отделения и унесла двадцатичетырехтомник «Воспоминания 1000 убийц» в «Шпионаж и диверсии».

Вид его стал более пристойным и спустя еще пару – тройку месяцев Степан почувствовал себя легче или лучше сказать…«как обычно»…осознание скорого результата его страданий согревало его.

Вудз, тем временем, закрыл заявку резолюцией «более чем удовлетворительно» и передал ее конкурентам.

«Белая контора», как называли ее в общежитии Степана, обрабатывала заявки достаточно долго, бюрократическая машина на обоих полюсах бытия была разветвленной и отлаженной, каждое должностное лицо четко следовало инструкциям, соблюдало регламентные сроки и выдавало плановые показатели.

Заявка №1245449 дошла до последнего в цепочке согласующих, на этот раз им оказалась она…Елизавета Петровна. Она имела медицинское образование и не могла не понимать какие глубокие страдания пришлось пережить Коновалову С.И….заявка была тот час же одобрена с резолюцией «Предоставить незамедлительно».

Когда дошло до исполнения заявки в городе, где жил его сын уже выпал снег…но осечек белая контора не допускала, что было указано – делали безукоризненно.
Степан с нетерпением ждал, когда получит уведомление о допуске в смотровую, чтобы полюбоваться на него…на Вадима, единственного сына, которого он оставил.

***

Оператор отдела исполнения межведомственных заявок вошел в симулятор, оделся в спец. костюм, подключил его к электродам машины коррекции восприятия, работая в ней Александр Иванович снова ощущал себя за штурвалом самолета, выполняя поставленную задачу по-советски четко, это была не самая сложная заявка за эту смену и Александр Иванович решил, что управится быстро…да так, чтобы осталось немного времени на кофе и споры с Иваном Никитовичем, служившем в том же подразделении.

- От винта - скомандовал Иваныч, и дежурный техник перевел рычаг в положение «подключено».

Вадим поморщился и выплеснул содержимое низкого стакана в раковину …вкус показался ему отвратным…еще одна попытка и его чуть не вырвало…он вылил всю бутылку, с мыслями о чертовом соседе, который подогнал паленый продукт.
То же чувство пришло и следующим вечером, но напитки Вадик выбирал сам.
- Все, допился…организм не принимает – подумал Вадим.

Реакция на сигареты была более острой…жутко болела голова, при таких симптомах решения принимаются быстро…пачку смять, в корзину отправить.
Через месяц, Вадим неожиданно для себя сделал генеральную уборку, совершил турне по строительному рынку и отремонтировал все что было сломано в его квартире…даже та самая табуретка, которую он в бешенстве запустил в след уходившей жене, была аккуратно перетянута новой тканью и светилась свежим лаком.
Еще через месяц Вадим разобрался с машиной, устроился на работу и решился появиться перед Ольгой, было страшновато, но возникшая внутренняя решимость толкала его к ее дому.

Открывая дверь квартиры, Ольга ожидала увидеть потрепанное лицо, когда-то любимого человека, отягощенное плохим питанием, алкоголем и курением.
Однако перед ней появился Вадим образца 2008 года, кода он был энергичен, свеж и приятно пах. Глаза ее раскрылись от изумления, а рот выдал слегка ехидную улыбку…
- Ну, заходи – сказала она.
Пару недель ушло у Ольги на то, чтобы запаковать вещи для переезда обратно, Танюшка была просто счастлива воссоединению родителей, а Вадим не жалел себя в желании создать комфортные условия для них.

Дела спорились, на работе заметили, начали давать жирные заказы и вскоре Вадим ощутил себя особенно, он боялся называть это ощущение счастьем, боялся спугнуть…но отметил, что если и есть у него ангел – хранитель, то это точно его работа.
Через три с небольшим месяца Ольга с хитринкой в голосе назвала Вадима «папашей» и сказала присматриваться квартирке побольше…вновь молодой отец поднял ее на руки и кружил пока она не попросила «пощады».
- Как назовем, Вадик?
- Степаном, в честь деда…
Глядя на это через монитор смотровой комнаты, Степан умывался слезами радости, хоть это и не поощрялось, но сегодня дежурный по смотровой был больше занят наведением чистоты в помещении, чем контролем неподобающих чувств.

Все было не даром, все было не зря…ни шрамы, ни боль, ни физиономия Вудза ничего этого он уже не помнил…все его мысли были там…в городе, где теперь снова будет жить Степан Коновалов.



(рассказ за авторством моего друга, тег "Мое". Также рассказ опубликован на https://proza.ru/2022/06/02/1443)

Показать полностью
15

А еще через 25 лет как?

До матери было не дозвониться, потому решение пришлось принимать самому. Рубльсорокпять, наверное мало, пусть будет рупьшиисят. 25 копеек себе. С литра. Итого почти тринадцать рублей. Хватит и на бензин для мотоцикла. Санька сложил всю пустую тару в бричку и поехал домой. Дома было холодно, нетопленая печь мертво зияла черной хищной пастью, в которую нечего было натолкать - уголь должны привезти лишь в конце недели. Но не смотря на холод, делать что либо не было никакого желания. ...Спать. Почему-то хотелось спать. Глаза просто слипались. С большим трудом заставил себя встать - надо было сходить на заброшенную котельну, там, среди куч старой золы можно было найти куски несгоревшего угля. С трудом растопив печь, Санька присел на пол, прислонившись спиной к начинавшей теплеть стенке печи. Скоро придет мать, она пойдет доить коров, а за тем надо будет там почистить, дать сена и согреть коровам воды.  И брат как назло куда-то смулил...  И керосин для лампы кончился, батька обещал привезти сегодня, если не привезет, надо будет опять делать светильник на подсолнечном масле... Надо.... И еще к Вике сходить....

- Санька? - хлопнула входная дверь, это пришла мать, почему-то поздно, так как на улице было уже совсем темно. Санька проспал почти два часа, печка потухла и ее придется растапливать заново, но в доме стало немного теплее.

- Чего? А ты почему так поздно?

- Та на работе задержалась, у тети Любы сына в армию забрали, она так боится, что заберут на войну, - Ты молоко сдал? Как и договаривались по рублю-тридцать пять?

- Да, - Санька даже не моргнул глазом, соврал.

- Пойдем управляться, - мать одела старую куртку, некогда красивым изделием, натянула шапку и вышла из дому. Рутинная работа - Санька все делал на автомате, больше думая будет ли сегодня в итоге дискотека, может удастся снова потанцевать с Викой и может даже целоваться. Предвкушение события засосало где-то под ложечкой, главное чтобы не выключили свет. И как в ответ на мысли стало темно. "Ссуки..." Санька выкатил ИЖ-Планету из гаража и рванул в соседнее село. Фара выхватывала из темноты дома, деревья, а в лицо моросил промозглый зимний дождь. Все кругом в зимней сырости выглядело мрачным - мрачные села, мрачные поля, мрачные годы, мрачные люди. Но через 25 лет Санька будет вспоминать  и масляную лампу, и обнимашки с Викой в темноте и "медляки" на дискотеке. Счастливое время. Это был 1996 год...

-

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!