Сообщество - Авторские истории
13 667 постов 16 434 подписчика

100 коробков

100 коробков Сатира, Фельетон, Гудокъ, Дефицит, Имбирь, Длиннопост

Придя домой, Савельев обнаружил, что не имеет картона. Клея - завались. Картона - ни листочка. Можно было вернуться в комитет, потратив на это драгоценное время, которого Савельев тоже не имел, а можно было справиться подручными средствами.

Так как время подачи заявки - четверг, а это уже через два дня, то соображать Савельеву требовалось крайне быстро. После скоротечной ревизии по небогатому нажитому, было принято единственное верное решение - строить макет из спичек. По мнению самого Савельева такой подход предоставлял ему дополнительное преимущество за оригинальность. Оных имелось целых три пачки: тридцать одинаковых коробков продукции главспичпрома, включая начатый коробок, в котором не хватало половины.

Работа началась сразу с использования материала не по плановому назначению. Савельев зажег одной спичкой керосинку над рабочим столом, второй - закурил папиросу. На мгновенье позлился на себя за расточительство, но быстро забыв, после нескольких нервных затяжек, приступил к работе над макетом

Фундамент клеился быстро и ловко. Спичечный макет будущего клуба рабочих в глазах Савельева уже возвышался над кухонным столом, верхушкой задевал освещающую его керосинку, в четверг получал продвижение в Моссовете, а через год - торжественно пускал внутрь первых посетителей.

С одним прищуренным от табачного дыма глазом с папиросой в зубах Савельев рьяно и с энтузиазмом приклеивал спичку к спичке. Предварительно смазав поверхности клеем, старательно собирал свое детище, даже не подглядывая на чертеж, расстеленный на полу. Коробок за коробком, макет поднимался все выше, пепельница становилась полнее, а квартира задымленнее. Когда же дело дошло до второго этажа, Савельев не без грусти отметил, что наступило утро.

Решив поспать хотя бы пару часов, он завел будильник, лег на нерасстеленную кровать, попытался закурить перед сном успокаивающую папиросу, но обнаружил, что прикуривать больше нечем, а соответственно больше нечем строить макет. Сон как рукой сняло. Савельев схватил пальто, нацелясь надеть его по пути, и стремглав выскочил на улицу, где уже скорейшим образом оказался в ближайшем к дому продмаге.

- Десять упаковок спичек заверните! - выкрикнул Савельев, едва попав в магазин, чем немало удивил немногочисленных посетителей и продавца.

- Десять коробков? - уточнил последний, уже забывший про остальных. Так он опешил от влетевшего как вихрь посетителя.

- Нет же, упаковок! - взмолил Савельев и на всякий случай уточнил. - Сто коробков.

Продавцу - мужчине за сорок в белом фартуке и аккуратными усами - было очень любопытно, зачем кому-то могло понадобиться такое количество спичек, но прежде чем задать вопрос, он все же вынес на прилавок требуемое, упаковал и получил расчет.

- Не могу не поинтересоваться, - обратился он к странному покупателю после всех вышеописанных действий, - с какой целью приобретаете такое количество спичек?

Савельев еще на стадии упаковки сильно нервничал. Его руки, будучи в карманах пальто то и дело расходились в стороны, и расходись они больше, Савельев непременно походил бы на летучую мышь. Теперь же, когда желаемое было у него в руках, и до заветной цели оставалось всего несколько минут бега и несколько часов кропотливой работы, отвечать на казалось бы глупые вопросы не было никакого времени, а тем более желания. Однако воспитание, да и простая тактичность не позволили Савельеву выйти из магазина, оставив продавца и других посетителей, молча присоединившихся к вопросу, без ответа.

Но и реальную причину по понятным только ему мотивам Савельев говорить не хотел и, остановившись в проходе, ответил первое что пришло в голову:

- Заводы закрывают. Скоро по одному в Москве и Петрограде только работать будут. Вот и запасаюсь.

И побежал достраивать макет.

Проработал до поздней ночи, уснул прямо на столе рядом с достроенным клубом и проспал в таком положении до полудня следующего дня.

И все же, несмотря на оригинальный по мнению Савельева подход к поставленной задаче и конечное требование - создание макета, конкурс был с треском провален. Удрученный и усталый Савельев спустя время после неудачной комиссии вяло шагал по двору и нес в руках злополучный спичечный клуб и никак не хотел возвращаться домой. Вокруг суетились люди, куда-то бежали, и только что потратившему насмарку несколько месяцев своей жизни Савельеву, это было уже непонятно. Перед самым подъездом, он достал пачку папирос и один из немногих оставшихся от масштабной стройки коробок спичек. Прикурил, но не стал сразу тушить спичку, а поднял перед лицом и посмотрел на нее безразлично. Точно так же, без единой эмоции на лице он поднес ее горящую к макету, отчего тот мгновенно вспыхнул подняв в воздух клуб черного дыма.

- Кошмар! - запричитал кто-то, мимо проходящий. - В Москве уже спичек не осталось, а он тут не меньше тысячи сжег.

- Сумасшедший! - добавил еще кто-то. - Хорошо я успела сегодня купить двадцать пачек.

- В богадельню его!

Однако Савельеву не было дела до остальных. Ему ни с того ни с сего стало очень смешно, и он засмеялся во весь голос, продолжая наблюдать за пожарищем. А прохожие, тем временем, не тратя драгоценное время на пустые возгласы, направились дальше - скупать последние спички.

Показать полностью

Перчатка

Катарина, как могла, быстро семенила по бульвару, стараясь держать темп. В воздухе витали и упорно боролись меж собой ароматы свежей акации и душистой выпечки. Двери пекарней открывались спозаранку, как будто хитрые кондитеры специально пытались подкупить трудолюбивых немцев опоздать на работу. Мимо проносились уличные торговцы, детишки, не знающие, чем занять себя в последние дни лета, банкиры, спешащие залезть в карман беспечному клиенту, шарлатаны, напудренные дамы в высоченных шляпках и другой разнообразный сброд, который мог встретиться на летнем бульваре. Туристы, спрятавшись в тени декоративных фикусов ближайших ресторанчиков, попивали бренди, провожая ленивыми взглядами спешащих к вокзалу.
Хьюго крепко держал её за руку, ежеминутно дёргая, подгоняя вперёд к новой жизни. Полный надежд и уверенности, свесив лёгкое пальто на чемодан в руке, он шагал сквозь толпу, не теряя ни секунды, бросая мимолётный взгляд на её роскошные локоны, неряшливо треплемые ветром.
- Ради таких люди отправляются на войну. - грустно подумал он, не подавая виду. В эти моменты он даже не был похож на того бухгалтера, которого она страстно полюбила в тот вечер. Тогда её рассмешил криво завязанный на нем галстук.
- Вы видите что-то забавное? - абсолютно серьезно поинтересовался он. Миловидная девчушка стояла здесь, в его любимой пивной, и хохотала над ним, совсем не стесняясь. Спастись от одиночества она была готова хоть в борделе, но ей посчастливилось случайно зайти в пивную, где он коротал такие же одинокие вечера. Ее изумрудные глаза тут же взяли его в заложники и его поначалу строгий взгляд сменился трепетом. В ту ночь они безжалостно приговорили далеко не одну бутылку портвейна. Количество опускающихся на стол пустых рюмок не уступало артиллерии поцелуев, брошенных на её шею.
Хьюго возмужал и уверенно вел её за собой, наслаждаясь стуком её каблучков. Щебет птиц сменился лязгом переключающихся стрелок и руганью дворников, заботливо очищающих просыпающийся перрон. Запах краски и папирос ударил в веснушчатый носик запыхавшейся Катарины.
- Ты устала? - спросил Хьюго, остановившись и заботливо забирая чемодан у неё из рук.
- От всего. - подумала она. Жизнь не стояла на месте, она стремительно неслась в неизвестное, так же как и их пара несколько минут назад. Одиночество никогда не покидало, оно лишь не так отчётливо шептало когда у её уха раздавалась болтовня Хьюго о будущем. О невероятно удобных и совсем не скрипучих кроватях пансионата. О его жалованьи. Об автомобиле, за руль которого он когда-то пустит её. И наконец о просторном доме в пригороде, в котором они наконец смогут вырасти их будущую "чистую и белокурую" малютку. Грустно осознавать себя одинокой когда тебя обнимают.
- Нисколечко. - сказала она вслух и взглядом указала на ожидающий поезд. Хьюго без особой сложности закинул в вагон свой чемодан, успев обменяться дежурными фразами с проводником, ловко вскочил на подножку и задрал голову, любуясь проплывающими над ними пушистыми подушками белоснежных облаков. Небо над Берлином переливалось своей синевой и дарило городу мягкую погоду в последние дни лета.
Хьюго протянул руку, пытаясь взять чемодан Катарины, но та вдруг сделала шаг назад под громкий гул тепловоза, извещающего об отправлении. Расслабленное лицо Хьюго исказила гримаса раздражения. Издав смешок недовольства, он тряхнул рукой, чтобы Катарина прекратила безобразничать и поторопилась. Она сделала ещё шаг назад. Это не то, чего она хотела. Путешествие в неизвестное её отталкивало. Ожидание ради ожидания. За сладкими речами Хьюго крылись холодные ночи, одинокая рюмка и мокрая от слез подушка. Она не хотела смириться с ощущением холодной постели, но ещё больше ей надоело ощущение холодного сердца.
- Катарина, чёрт возьми! - подумал Хьюго и повторил это вслух. Между ними пробегали опаздывающие, иногда задевая её плечами и сумками. Его лицо иногда пропадало из ее вида в водовороте шляп и других лиц. Она смотрела ему прямо в глаза, стараясь навсегда отпечатать их в своей памяти. Глаза, столько лет смотревшие на неё с любовью и упоением, сейчас с ужасом смотрели на происходящее. Шум нарастал, проводник уже нервничал и требовал Хьюго спрятаться внутрь.
- Довольно. Я не обязана обманывать себя. И тебя. - подумала Катарина. Она не сможет так больше.
- Прости... - прошептала она. Поезд тронулся, начиная медленно постукивать колесами.
- Подумай о нашем будущем! - вскричал Хьюго, медленно опуская руку. Тоска сдавила сердце Катарины, заиграв протяжную мелодию расставания и соленая капля скатилась по её щеке. Она рыдала и смотрела на его последний раз аккуратно завязанный галстук.
- У нас нет будущего. - задыхаясь прошептала она.
Через минуту вагон унес его навсегда из её жизни. Ветер трепал её волосы, но ей не хватало воздуха. Плача и тяжело дыша, она поспешила убраться с вокзала и вернуться в отель, где они всегда снимали комнату. В прихожей всё ещё пахло его одеколоном, который она не смогла забыть.
Хьюго всю неделю писал ей письма. Прощальные письма, в каждом из которых, ему казалось, он сказал недостаточно. Слов никогда не хватает когда говоришь о сожалении. Он бы и дальше отправлял конверты трясущимися руками, но пуля снайпера разбила его череп на мелкие осколки. Восточный Фронт не дал сбыться его мечтам. Умирая на поле боя, Хьюго так и не узнал, что ни одно письмо не было прочитано Катариной. Горничная нашла её с остановившимся сердцем и широко открытыми глазами. Ее побледневшие пальцы крепко сжимали его перчатку, пахнувшую одеколоном, который она не смогла забыть.

Показать полностью
3

Вдохновитель. Глава 3

Глава 3

Посадку на рейс до Багдада объявили полчаса назад, мы со Стэном уже прошли паспортный контроль и тащились с чемоданами к посадочным воротам. Высокая, выше ста семидесяти сантиметров, да еще к тому на каблуках, стюардесса натянуто улыбалась, принимая билеты от пассажиров. Когда мы приблизились, я прислушался. Тихий голос в её голове, отговаривал от полета, ей так не хотелось лететь, что едва ли она обратила свое внимание на нас. Отдав ей посадочные талоны, мы прошли в салон самолета. Синие с белыми накидками на подголовниках кресла, были больше чем наполовину пусты. В Ирак сейчас летали лишь по срочным делам или рабочим командировкам. Сев на два кресла слева от прохода, я – возле окошка, мы стали ждать взлета. Время тянулось медленно, информационные экраны включились и одновременно стюардесса в салоне начала объяснять правила использования спасательных жилетов и месторасположение аварийных выходов. Наконец, двадцать минут спустя самолет тронулся и начала разворачиваться на взлетной полосе. Мне нравится ощущение взлета, многие боятся, а мне нравится, когда тебя с небольшим усилием вдавливает в кресло и самолет начинает отрыв от земли. Непередаваемое ощущение. Стэн же напротив боится полетов, и весь взлет старается не смотреть в окно. Набрав нужную высоту, борт выровнялся, и по салону разошлись стюардессы, предлагая прохладительные напитки.

«Доброе утро» - начала приблизившаяся к нам девушка. Из-под беретки синего цвета на один бок выглядывали тщательно уложенные светлые с оттенком рыжего волосы, наглаженная белая рубашка и синий, в цвет креслам, жилет облегали плотную грудь и узкую талию – «Могу я предложить вам что-нибудь выпить?»

Стэн прочитал мои мысли, терпеть не могу, когда он это делает, и ухмыльнулся:

«Мне чай с лимонов и если есть что-нибудь перекусить»

«Круасаны, булочки с маслом и тосты» - с готовность ответила она.

«Булочку, а ты, что будешь?» - обратился Стэн ко мне.

Я-то успел позавтракать разогретой утром вчерашней яичницей и выпить кофе и потому ответил:

«Стакан воды и все» - опять Стэн прочитал мои мысли и позавидовал. Я толкнул его в бок:

«Прекрати, займись кем-нибудь другим, кроме меня здесь достаточно людей»

«Как скажешь, тогда не думай так громко» - ответил он, наклонившись в проход незаметно разглядывая уходящую вперед салона стюардессу.

«С чего начнем?»

«Напишем статью, сделаем фотографии для начала, прощупаем почву. Ты захватил список Кьюмана?»

«Сдал в багаж. В отеле рассмотрим. В Анбар поедим на машине, это небезопасно, но других вариантов нет»

«Хорошо. Филипп в курсе, что мы улетели сегодня?»

«Он в курсе всего, не волнуйся, за тебя он не станет переживать, ведь я рядом»

«Ты общаешься со мной как с ребенком» - громко возразил я, так что впереди сидящая пара услышали и женщина, не удержавшись от любопытства, заглянула между сиденьями. На миг я поймал взгляд её карих глаз, который моментально исчез. Я прочитал её мысли:

«Только такого соседства нам не хватало. Говорила Шанти, не надо сейчас лететь» - ворчала она.

Я отвлекся на вернувшуюся стюардессу, помог Стэну опустить столик и поставил свой стакан рядом с его чаем, чтобы не занимать пространства перед собой. Пока Стэн жевал, я взглянул в иллюминатор: кроме облаков снизу, сверху, спереди и сбоку ничего видно не было - унылая картина. Я переключил внимание на пассажиров. Мне не было видно пассажиров с передних трех пар сидений, в среднем ряду были заняты первые четыре ряда: в основном мужчины, одна маленькая девочка с женщиной, по-видимому, с мамой. Девочка бесконечно ерзала и осыпала маму вопросами:

«А птички сюда долетают?»

«Нет, здесь слишком холодно, птички здесь не могут летать» - терпеливо отвечала женщина, поправляя распущенные темно-коричневого цвета волосы, зачесывая пальцами за ухо. С моей позиции её лица видно не было, и судить о её внешности я мог лишь по голосу. Он был мне приятен.

«А почему тогда наша птичка летит?» - продолжала малышка, качая головой, отчего две заплетенные на её макушке косы ходили ходуном.

«Наша птичка из железа»

«Алекс, Алекс» - услышал я голос Стэна и, переключившись на него, спросил:

«Что ты говоришь? Я отвлекся, не хотел мешать тебе трапезничать»

«Говорю, утром из интернета узнал погоду. В Багдаде плюс сорок пять в тени»

«Я прихватил крем от загара»

«Никакой серьёзности»

«Пора тебе уже привыкнуть»

«Я вздремну, разбуди меня перед обедом» - сказал Стэн, ненамного опуская спинку кресла. Я, чтобы занять время полета открыл книгу, ранее вытащенную из ручной клади и погрузился в чтение. Детективные истории – мой предпочтительный жанр, хотя за всю свою жизнь, я перечитал всех мастеров этого жанра минимум два раза. Сборник Рекса Стаута должен был помочь приятно провести время до обеда.

Прилетев в Багдад поздно ночью, мы не без труда прошли паспортный контроль и добрались до гостиницы далеко за полночь. Взяв двухместный номер, сразу же легли спать, устав от полета, долгого стояния в очереди и ужасной жары, которую почувствовали, едва спустившись с трапа самолета.

Утром, когда едва забрезжил рассвет, Стэн разбудил меня.

«Чем раньше выедем, тем лучше»

Ужасно хотелось спать, а едва поднявшееся солнце уже начинало нещадно припекать. Добравшись до автостоянки, Стэн договорился с таксистом и уже в четверть седьмого мы выехали в Анбар. Весь путь, чуть больше трехсот километров, занял пять часов. Машина тащилась еле-еле, мы то и дело, останавливаясь возле придорожных забегаловок и заправок, чтобы купить холодной воды, которая в пути, несмотря нас горем пополам, но все же работающий в машине кондиционер, нагревалась за считанные минуты. Всю дорогу Стэн спал рядом со мной на заднем сидении, отбросив голову назад и отклонив немного влево. Я, как ни старался, заснуть не смог и наблюдал за пейзажем из окна автомобиля. Редкие одинокие высохшие деревья-крючки там и тут торчали из безжизненных песков. То и дело вдоль автобана появлялись цветущие зеленью оазисы, после которых смотреть на безжизненность желтого песка становилось еще более не выносимо. Наконец, вдали показались очертания города, и я разбудил Стэна, легко толкнув его в бок, отчего он вздрогнул и начал озираться по сторонам, соображая, где находится. Таксист заговорил на беглом английском, объясняя, что оставит нас у недорогого отеля. Мы согласились. Машина вкатилась в город, некогда являющийся столицей, а теперь заброшенный и далекий от цивилизации. Серо-желтые и белые выцветшие дома и заборы, сделанные из глины, составляли унылый пейзаж города. На въезде в город стоял танк войск соединенных Штатов, солдат, одиноко сидевший на его крыше, проводил машину отсутствующим взглядом, и снова повернулся в сторону дороги. Ближе к центру города показались одно и двухэтажные более или менее современные постройки. Такси резко затормозило на перекрестке, на пешеходе не смотря на запрещающий знак светофора, появилась женщина в парандже. И быстро перебежав улицу, пошла вниз по улице, прижимаясь к желтому забору.

Отель действительно был не дорогим, а администратор прекрасно изъяснялся на английском. Проверив наши паспорта и дав нам ключ от двухместного номера, он указал на лестницу в дальнем углу бедно обставленного холла и вновь погрузился в чтение разворота газеты.

В номере были закрыты окна, и свет солнца едва проникал через толстые коричневые шторы; в центре большой комнаты находились две узкие кровати, разделенные широкой тумбой, шифоньер, телевизор и холодильник. За закрытой дверью душевая кабина. Я первым делом включил кондиционер и упал на кровать, жара стояла несносная. Холодная струя воздуха подула из кондиционера, приятно охладил вспотевшее лицо и тело. Стэн открыл холодильник, достал из него две бутылки с минералкой и, бросив одну мне, откупорил свою и с облегчением погрузился на кровать. От холодной воды резко заболело горло, и голос на мгновение охрип. Отдышавшись, я присел и стал изнеможённо стягивать кроссовки.

«Начнем сегодня?»

Стэн отпил еще глоток и ответил:

«Чуть позже, надо принять душ и переодеться» - по его лицу струями стекал пот. С каждым новым глотком на обоих висках появлялись капли пота и сразу же стекали вниз до самой шеи.

Вечером, когда жара начала понемногу спадать мы вышли из отеля. Пообедав в номере и решив все же не выходить днем из отеля, мы выспались днем в прохладе кондиционера, и настроение было слегка приподнятое. Звонил Филипп,узнал, как прошел полет и,убедившись, что все в порядке, попросил перезвонить с известиями как можно скорее.

Вечерние улицы были забиты прохожими в основном молодыми мужчинами и стариками. Изредка в толпе мелькали черные одеяния женщин и также быстро исчезали. Комендантский час начинался с одиннадцати. На перекрестах дорог стояли танки армии Соединенных Штатов, возле которых вразвалку прогуливались военные с закатанными до локтя рубашками выцветшего серо-зеленого цвета. Военная база была с северной окраины города и представляла собой палаточный лагерь, обнесенный вокруг наспех выстроенным ограждением из колючей проволоки. Паспорта и документы лежали в карманах рубашек, и мы не боялись, что нас могут задержать, заподозрив неладное. Возле импровизированных ворот, представляющих собой две сваренные трубы с натянутой колючей проволокой, стояли караульные с винтовками М-16 наперевес. Пройдя по противоположной стороне дороги, я и Стэн свернул в переулок, ведущий назад к центру города.

«Завтра приедем под предлогом статьи. Посмотрим что получится. Кьюман прислал сообщение: Александр Тайм и Филипп Вазовски в шестом подразделении. Командует майор Билл Даудсон, начнем с них» - Стэн был измучен вечерней духотой и хотел как можно быстрее попасть под власть гостиничного кондиционера.

«Поужинаем?» - предложил я и огляделся по сторонам в поисках открытого кафе. Окна и двери первых этажей всех зданий были до середины заколочены деревянными досками. Это сделали владельцы магазинов и кафе, чтобы избежать мародерства. Не найдя ни одного открытого кафе, мы поймали машину и вернулись в отель. Пожинав отбивной в томатном соусе в ресторане на первой этаже, терпя жару и запах кухни распространившийся на весь зал, мы уставшие, но полные решимости, отправились в номер.

Продолжение следует... 
Показать полностью
1

Кто меня призвал? - Глава 2. Сон или реальность

Меня разбудил давящий в спину пол и запах старой бумаги. За окном август месяц, сорокаградусная жара. В такую духоту кто угодно мог упасть с кровати, ворочаясь во сне. Однако меня смущает тот факт, что удар о пол не прервал мой чуткий сон. Лениво открыл глаза и тут же перешел в состояние бодрствования. Действительно лежу на полу, но вовсе не в своей комнате. И даже не в квартире друга, в которой обычно просыпаются тинэйджеры после гулянки. Что в принципе маловероятно, ведь отношение к алкоголю у меня негативное, да и друзей толком нет. Так как же я здесь оказался?


Начинаю вспоминать, «У меня была глубокая депрессия. Закрывшись в своей комнате от окружающего мира, я листал уже не раз прочитанную мною книгу. Как и многим людям, книги позволяли мне расслабиться и забыть о нависших надо мной проблемах. Но не в этот раз… Читая о приключениях авантюриста, который преодолевая все опасности и трудности получал желаемое, я только больше обозлился на свою убогую жизнь. Завидуя главному герою, с досады кинул книгу в стену. Тяжело вздохнув, вышел на кухню и заглянул в уже давно пустующий холодильник. Оно и не удивительно, если шестой день подряд не выходить из дома. Единственным спасением была отложенная в морозилке вода. Она с трудом текла из горлышка, зато спасала от зверствующей жары. Утолив жажду, лицом упал в подушку и продолжил размышлять о своей никчемной жизни. Так, утопая в бездне собственных мыслей, я и уснул».


Лег спать там, а проснулся здесь… Я протер глаза и ещё раз окинул взглядом помещение. Пол, на котором я лежал, укрыт роскошным красным ковром с золотыми пересекающими друг друга линиями. Он сильно отличался от того, что обычно разглядываешь у бабушки в гостях перед сном. Тонкий, как простыня, и мягкий на ощупь, словно шерсть котенка. Таким ковром только королевский дворец украшать или стелить под ноги президенту. С ковром всё ясно, он дорогой, красивый, но спать на нем неудобно.


Лежу посреди широкого коридора, состоящего из высоких книжных стеллажей. Никогда прежде не видел такого огромного скопления книг. Тут их тысячи, а может и сотни тысяч. Мало того, что они плотно занимают полки книжных шкафов, так ещё и высокими башнями лежат на полу и низких круглых столиках. «Да, это тебе не городская библиотека»,— подумал я, разглядывая близлежащую книгу. Каждая из них мало того, что в кожаном переплете, так ещё и украшена позолотой и различными драгоценными камнями, словно это не книги вовсе, а украшения. Мебель тоже выглядит очень дорогой и старинной, толстые полки из красного дерева украшает резьба ручной работы. Даже если всё это подделка, выглядит очень эффектно. Тут всего два варианта, либо я в библиотеке самой Королевы Англии, либо на съемочной площадке.


Тут действительно здорово - мечта для любого книголюба, но вопрос в другом, «Как я сюда попал?». Чтобы выяснить это, встал, отряхнулся. Ковер был чистым, ну так, на всякий случай. Мое внимание привлекла парящая посреди книжного коридора зеленая сфера. Она словно земля, вращалась вокруг своей оси и излучала еле заметный электрический свет. Подойдя поближе, словно ребенок помахал рукой над ней, под ней. Действительно парит в воздухе… «Точно, знаю!», осенило меня, «Это голограмма. Слыхал, что эта технология далеко продвинулась. В Японии есть солистки, целиком состоящие из голограммы. Они даже поют искусственно созданным голосом». Создатели этой сферы постарались на славу. Качество – Full HD. Изображение было настолько реалистичным, что меня даже посетила мысль, что это могла быть магия.


Вроде как уже и большой мальчик, а в душе всё ещё ребенок. Возникло непреодолимое желание прикоснуться к загадочно манящей к себе сфере. Как бы сильно я не сопротивлялся, как бы сильно не боролся, любопытство оказалось сильнее. Перед тем, как совершить задуманное, посмотрел по сторонам. Хорошо, что я здесь один, а то ещё припишут кражу со взломом. В мои двадцать пять, мне только попасть в тюрьму не хватало.


Мои пальцы коснулись сферы. Она оказалась влажной и очень холодной. От моего вмешательства по сфере пронеслась волна, как те, когда на гладкую воду падает капля. «Здоровская штука!», подумал я, «Жаль, телефона с собой нет, сделал бы сэлфи». Если задуматься, у меня вообще ничего нет, кроме шорт и майки, в которых вчера лег спать. «Блин! Как же я в таком виде, да ещё и без денег, домой доберусь?! Ладно, это сейчас не главное», сказал я себе, оглядываясь по сторонам. «Сейчас куда важнее найти выход и при этом не попасться на глаза охранникам павильона».


Только собирался уйти, как поймал себя на мысли, что это прохладное влажное ощущение так и осталось на моих пальцах и даже стало сильнее. Взглянув на руку, невольно вскрикнул. Понимая, что шуметь и привлекать к себе внимание не стоит, прикрыл рот другой рукой. «Что за дела?!», думал я, вытаращившись на руку, по которой расползалась та же субстанция, из которой состояла зеленая сфера. От происходящего меня кинуло в холодный пот. Я понятия не имел, что нужно делать в данной ситуации. В памяти невольно всплыл момент из Матрицы, когда Нэо коснулся зеркала, а то обволокло его тело. Со мной происходит то же самое, вот только никаких подозрительных таблеток я не употреблял. Субстанция быстро расползлась по руке и перекинулась с плеча на тело. Стало внушительно холоднее. Находясь в панике, пытаюсь стрясти эту гадость с руки. Намертво прилипла. Пустить в ход вторую руку оказалось не лучшей идеей. Зеленая жижа, словно жвачка, прилипла ко второй руке, и процесс ускорился.


«Нужно успокоиться и всё хорошенько обдумать», пытаюсь привести себя в чувство и перестать паниковать. Ведь паника - это наихудший враг для выживания. «То, что сейчас происходит, похоже на какой-то бред! Я не пил и ничего не употреблял. Лег спать дома, а проснулся в библиотеке. Логическое объяснение всего одно – я всё ещё сплю. Точно! Это просто дурной сон! А раз так, нужно дождаться, пока эта зеленая штука полностью покроет мое тело, и тогда, либо начнется следующее сновидение, либо я проснусь».


Холод с шеи быстро перебрался на лицо. Субстанция целеустремленно перекрыла дыхательные пути. Прошло несколько секунд, прежде чем появилось непреодолимое желание вдохнуть. Начинаю задыхаться. «Должно быть, лежу лицом в подушку», успокаиваю себя, «Это просто сон, вот-вот всё закончится». Но, к моему сожалению, всё становилось только хуже. От нехватки кислорода закружилась голова, в горле начались спазмы, а в легких возникла острая боль. «Должно быть, просыпаюсь… Как же хочется вдохнуть». Пока убеждал себя, что всё в порядке, мое тело и инстинкт самосохранения решили взять ситуацию в свои руки. Хватаю близстоящий деревянный стул и со всего маху бью им по сфере. Стул в щепки. В руке осталась только ножка. По сфере прошла интенсивная волна, на этот раз она изменила цвет с зеленого на желтый, после чего, словно песок, посыпалась на дорогущий ковер. То же самое произошло и с субстанцией, облепившей мое тело.


Получив свободу, я жадно вдохнул свежий воздух и прокашлялся. Головная боль в груди и горле постепенно утихла. «Что-то на сон это совсем не похоже!», возмутился я, понимая, что только что мог умереть. «Скорее самая настоящая реальность!».


Не успел прийти в себя и насладиться возможностью дышать, как за спиной раздались легкие быстрые шаги и громкий мужской крик, «Мой преобразователь! Ах ты с.. сын! Ну я тебя сейчас …!». Я поспешил обернуться и ахнул. На меня со злобно скорченной от гнева усатой физиономией бежал странно одетый карлик. Несмотря на его низкий рост, чуть больше метра, его телосложение смотрелось очень пропорционально. Мне даже подумалось, что это – гном. Коренастый мужичок был одет престранно: в длинную темно-синюю мантию, с пестро-оранжевыми узорами; широкий черный пояс, завязанный на бок и массивный левый наплечник, посреди которого располагалось нечто напоминающее глаз рептилии.


Я не успел открыть рот, чтобы оправдаться, как он указал на меня пальцем и резко дернул им вверх. Внезапно я вырос сантиметров на двадцать, а может, карлик стал ещё ниже. Нет, дело явно было во мне. Ощущение уж очень странное, словно меня положили на мягкую перину. Гляжу вниз, а пола то не касаюсь. Парю над ним, как иллюзионист на вечернем шоу. На пальце карлика, которым он указывал на меня, заметил перстень, сапфир которого ярко переливался желтым светом. Меня как током ударило, только не говорите, что это – магия, а этот крикливый карлик - самый настоящий гном.


– Постойте! – пытаюсь перекричать гнома. – Здесь какая-то ошибка! Я ничего не ломал, отпустите меня!


Из-за разбитого стула и рассыпанной по ковру сфере, которую он назвал «преобразователем», мои оправдания для гнома пустой звук. Оно и не удивительно, кто станет слушать наглеца, который вломился в твои владения и что-то сломал.


Гном продолжал безустанно меня бранить. Сколько же новых слов и выражений матерного характера я услышал в свой адрес. Он с легкостью мог стать учителем по сквернословию, даже для русских строителей.


– Гоблинский выкидыш! Я собирал таинственный нефрит для этой сферы добрый десяток лет! Твою асатею! Клянусь ушами моей бабушки, ты поплатишься за это! – продолжал кричать он, уводя меня за собой по воздуху, словно воздушный шарик.


Я бы с радостью за всё расплатился, но прикинув минимальную зарплату, умноженную на двенадцать месяцев, а затем на десять лет, решил, что пусть лучше удавит меня сразу. Никак не могу понять, как очутился в столь нелепой ситуации. По всей видимости, я нахожусь в другом мире. Так почему вместо того, чтобы носить меня на руках и считать героем, который спасет этот таинственный мирок от нависшей угрозы, этот гном думает только о мести за свое творение? Может, он просто не понял, кто я такой?


– Эй, мистер гном! – кричу ему вслед, – Вы всё не так поняли, я прибыл из другого мира, чтобы вам помочь. Я герой!


Гном внезапно остановился и обернулся ко мне. В его глазах бушевала откровенная злоба и ненависть.


– … ты, а не герой! Видел я таких героев, горящими на костре! – прошипел он и продолжил свой путь. Его слова меня не на шутку перепугали, я изо всех сил начал пытаться достать ногами пола и не жалея голосовых связок звал на помощь.


Через несколько шагов гном повернул налево и завел меня в маленькую комнату, стены которой состояли из плотно прилегающих друг к другу книжных шкафов. Полки уходили куда-то вверх и растворялись во тьме. Гном уселся за низкий письменный стол, на котором восседала толстая записная книга, и щелчком пальцев зажег свечу. Усатый мужчина злобно окинул меня взглядом и улыбнулся. В предвкушении моих страданий, он потер свои маленькие ручонки и, распахнув записную книгу, схватился за длинное перо.


– Сейчас я тебе устрою пытку века! Будешь знать, как ломать чужие преобразователи! Через пару минут тебя родная мать не узнает! – бормотал он.


Дело дрянь. Сомневаюсь, что он собирается писать заявление в милицию. Сейчас превратит меня во что-нибудь. К примеру, в жирную свинью, и зажарит на вертеле, как и обещал. Только, мне этого совсем не хочется. Да, у меня была депрессия, но умирать столь страшной смертью я не собирался. Договариваться или продолжать звать на помощь нет смысла, нужно выбираться самому. Пока размышлял, как это сделать, рука гнома дернулась, и на странице книги появился остроконечный символ. В груди сильно кольнуло, а на майке появился точно такой же знак. Маг победно захохотал и с большим энтузиазмом принялся выводить следующий.


В надежде взобраться на книжный шкаф и скрыться в царящей наверху темноте, потянулся к книжным полкам. Однако паря посреди комнаты, словно в открытом космосе, я был лишен возможности сдвинутся с места. До полки оставалось каких-то пару сантиметров. К моему разочарованию, максимум, до чего смогла дотянуться моя рука, это книга в красном переплете. И то, вновь ощутив острую боль в груди, выронил её. Книга незамедлительно полетела вниз и, прошелестев страницами, глухо ударила гнома по голове, что заставило того ошалеть и умолкнуть. Продолжив свой путь, книга в красном переплете ударилась корешком о пол и, словно намеренно, обнажила свои страницы.


Гном медленно поднял голову вверх и одарил меня тяжёлым яростным взглядом. Я в ответ лишь наивно улыбнулся. В такой ситуации уж лучше притвориться дурачком, того гляди пожалеет. Пытаясь понять, что произошло, усатый мужчина выглянул из-за стола на лежащую на полу книгу и тут же присел обратно. Злобу на его лице как ветром сдуло. Вместо неё морщины изображали страх и растерянность, бедолагу даже передернуло. И чего он так испугался?


– Пустоголовый… Отродье вельфера! Что же ты натворил?! – снова обрел он дар речи и поспешил встать из-за стола.


Потеребив в сомнениях свои волосы, он неуверенно потянулся рукой к книге. Но раньше, чем успел её коснуться, ослеп от ярко замерцавших страниц. Красная вспышка ослепила и меня. В ту же секунду в комнате раздался душераздирающий крик, противный скрежет и очень громкий рев, словно мне на ухо прорычал бурый медведь. До меня сразу дошло, что ничего хорошего это не сулит. Поспешил протереть глаза и осмотреться. Нечто большое и бледнокожее наполовину вылезло из книги и вонзилось острыми когтями в тело гнома. Против массивного монстра маг был абсолютно беззащитен. Как же он громко кричал, когда неведомая мне тварь вцепилась ему в живот и рывком окрасила книжные полки бордовыми тонами. Левитация пропала, и я рухнул мягким местом на письменный стол. «Ну вот, ещё что-то сломал!». Мне было больно, но гному сейчас куда хуже. Бедолага просящими о помощи глазами смотрел в мою сторону. Но чем я мог ему помочь? Конечно, я много читал о героях, которые направо и налево кромсали опасных чудовищ, но причем тут я? Максимум, на что у меня хватит сил, это разгрузить фуру, набитую мешками с зерном. Понимая это, я перемахнул через бледнокожую тварь и кувырком покинул маленькую комнату. Хотел дать деру, но не смог, совесть не позволила. Ведь в столь незавидном положении, гном оказался именно из-за меня. Оставлю всё как есть, и считай стану убийцей.


Хватаю книгу, из которой появился монстр, и хлопком закрываю её. Ничего не изменилось. Тварь уже успела покинуть её станицы. И что теперь? Драться с этой тварью не вариант. Я видел множество фильмов с Джеки Чаном и Джетом Ли и даже запомнил парочку приемов, но это здесь никак не поможет. Крики гнома внезапно утихли. Понимая, что из-за моей нерешимости и страха, он, скорее всего, мертв, я совершил самый нелогичный поступок. Выдохнул и со всей дури одарил монстра пинком. Ох и хорошо ему отвесил! Он даже встрял мордой в книжный шкаф. Тряхнув головой, монстр обернулся ко мне, и я смог рассмотреть его ужасную морду. Продолговатый череп, с которого капала свежая кровь, был усеян множеством маленьких черных глаз. Ну и страшилище, понятия не имею, что сейчас передо мной.


Отлично, я удовлетворил свою совесть и отвлек внимание монстра на себя. Но что теперь? А теперь, медленно, без резких движений, пячусь назад, и ещё немного, а затем резко бросаюсь в бегство. Перед глазами мелькают книжные стеллажи, позади слышен разъяренный рев. «Ох, зря я его трогал… Всё равно гном уже не жилец!», – мысленно отчитываю себя. Нужно бежать быстрее, не то эта тварь меня сожрет, а быть съеденным не сильно отличается от сожжения на костре. Только представьте, как в ваше тело вонзается с десяток острых ножей и отрывают от вас кусок. И этот процесс повторяется до тех пор, пока вы не потеряете сознание или не закончитесь. Сейчас жалею, что не дал той сфере себя задушить.


Дистанция между мной и монстром медленно, но уверенно сокращалась. Отчетливо слышу, как он клацает челюстями в предвкушении моей плоти. Хотел было подумать, «А фиг тебе!», как с внезапной болью в груди пришла сильная отдышка. Мое сердце с трудом справлялось с возложенной на него нагрузкой. Одно дело таскать мешки, другое бежать без передышки. Вдохнуть получается через раз, а всё из-за того, что слишком много времени проводил в интернете и совсем не уделял внимание бегу. Сколько раз я откладывал это занятие на потом, и вот пожалуйста, аукнулось. От сбитого дыхания и боли в сердце моя скорость значительно упала. Монстр не упустил такой возможности и оставил на моей спине след от острых когтей. Боли не ощутил, зато как страшно стало. Само осознание того, что он уже может до меня дотянуться, повергло меня в ещё больший ужас. Страх – это не всегда плохо, это защитный механизм организма, который заставил биться моё сердце с новыми силами. Справа мелькнул яркий свет, должно быть выход. Делаю обманный маневр – забегаю за высокий шкаф и рывком обратно. Монстра занесло, и тот всей своей массой влетел в шкаф и оказался погребенным под толщей книг. Надолго его это не задержит. Двигаясь к выходу, заметил, что книга, из которой он выполз, всё ещё у меня в руке. Бросаю лишний груз в сторону и делаю последний рывок. Полный радости, я покинул здание. Оборачиваясь на бегу, увидел, как монстр выбрался из-под завала и пустился в сторону книги в красном переплете. И почему я сразу от неё не избавился?!


Дожидаться, пока он вспомнит про меня, не стал и продолжил бежать. Мой путь пролегал по узкой тропинке зеленого леса, который освещали теплые солнечные лучи. Вокруг высокая зеленая трава с пестрыми цветами и худые как березы деревья. Лес выглядел очень приветливым и мирным, но желания останавливаться после увиденного не было. Бежать босиком было больно. Мелкие камни словно нарочно лезли под ноги. Особенно было неприятно, когда один из этих негодяев попадал под пятку.


– Всё! Сил моих больше нет. Надо передохнуть, – сказал я себе и обернулся назад. Меня никто не преследует – это хорошо.


Для отдыха выбрал широкую поляну с мягкой травой. Главное в ней было то, что здесь хороший обзор. Сразу увижу, если кто-то захочет на меня поохотиться. Вымотанный и уставший, я словно кот вытянулся на траве. Ноги ужасно болели, спина пекла, но сейчас это было не важно. По лесу разносится пение птиц, ветер ритмично шелестит листьями и слышен какой-то скрип, словно некто катается на старой калитке. Неважно, я слишком устал, чтобы обращать на это внимание.

Немного полежав, решил пораскинуть мозгами, «Что происходит? Почему я сюда попал, и сюда - это куда? Магическая сфера, гном, монстр из книги, всё это напоминает компьютерную игру. Точно, сейчас популярны книги, где обычный, ничем не примечательный парень попадает и застревает в виртуальном мире. Если не ошибаюсь, их называют ЛитРПГ. Вернуться к реальности герою удается только после того, как он пройдет основной квест. К примеру, уничтожить вселенское зло. Нет, снова не сходится. В двадцать первом веке виртуальная реальность существует только перед монитором компьютера, да и на игру это не похоже. Нет выскакивающих от системы сообщений, индикаторов опыта или жизней. Вообще ничего. Тогда что это за мир, и почему сюда попал именно я? Вряд ли это заслуга тысяч прочитанных мною фэнтезийных романов». Поразмышлять над этим вопросом мне помешал противный скрипящий звук.


Я повернул голову на его источник, и мои глаза округлились от удивления. В метрах десяти от меня, среди деревьев, стояло живое бревно - деревянное существо с руками и ногами, полностью покрытое толстой корой. Я протер глаза. Оно всё ещё там, настоящее живое дерево, точнее пень. Закрывающее веткообразными руками свое лицо, если это можно так назвать. У людей лицо, у животных морда, а у дерева тогда что? Существо издавало этот противный скрипучий звук, и, казалось бы, плакало. На первый взгляд безобидный. Парочка желтых листьев на голове, светлая кора, и изредка торчащие из боков ветки. «Может быть он сможет пролить свет на происходящее?», – задумался я, – «Хотя, с другой стороны, это может быть ловушкой. Я не раз читал о таком в книгах. Какая-нибудь женщина или девочка плачет, закрывая лицо руками, а когда ей пытаются помочь, она набрасывается и начинает есть своих спасителей». Долго разглядывая его издалека, всё же решился с ним заговорить. Чтобы не казаться хлюпиком, которого можно съесть, сделал голос грубее.


– Эй, бревно! Живая ветка. Пень с лицом, что с тобой? – спросил я, держась от него на расстоянии.


Скрипучий звук утих, ветки раздвинулись. Лучше бы он продолжал плакать. Ну и морда-лицо! Человеческие глаза совсем не вписывались в деревянную физиономию и пугали. Он вытаращился на меня, а я на него.


– Это вы ко мне обращаетесь? – вежливым скрипом поинтересовалось дерево.


– Ну да! А разве ты здесь ещё кого-то видишь?! – на всякий случай я осмотрелся по сторонам.


– Кажется, вы правы. Мы здесь совершенно одни. Стоим посреди этого бескрайнего бренного мира, в котором не осталось надежды. А плачу я потому, что забыл кое-что очень для меня важное. Что-то настолько важное, что от этого зависит моя жизнь, – ответил он и снова принялся хныкать.


Знаю, что пожалею об этом, но спрошу: – Я могу тебе чем-то помочь?


– А чем вы мне сможете помочь, если я не могу вспомнить, что именно я забыл. К тому же, вы сами выглядите так, словно вам нужна помощь.


– Да, это так. Я не знаю, где я нахожусь, и как сюда попал. И надеялся, ты мне подскажешь.

– Вы в Гринтрейсе, – ответил пень.


– В Гринтрейсе? Что, что это такое, ты бы не мог сказать точнее.


Пень взялся за свой выструганный подбородок и задумался, его глаза полезли на лоб, словно он искал там какую-то мысль. В таком положение он стоял до тех пор, пока я не обернулся к нему спиной. Пень резко потянулся ко мне ветками и, злобно открыв полный острых щепок рот, завопил, – «Вспомнил! Вспомнил! Я хотел пить!». После вопля он громко скрипнул, сделал ко мне шаг и вновь застыл. Прямо как каменная статуя. Я ещё раз осмотрелся, может, кто-то заколдовал его, чтобы он мне не навредил. К моему сожалению, мы здесь были одни. По совсем усохшим листьям на голове пня, я понял, что он просто усох. И хорошо. Человек состоит на восемьдесят процентов из воды, он запросто мог меня выпить.


Я встал. Обошел его вокруг. Человеческие глаза двигались за мной, значит ещё живой. Жалко его. Не факт, что он опасен. Будь я на его месте, тоже бы бросался на прохожих за стакан воды. Точно! По дороге сюда, я слышал журчание воды. Отнесу его туда, а он мне всё расскажет. Может даже станет верным спутником. В голове пробежала радостная мысль, «У меня будет персональный Грут! Точно так его и назову. А это – действительно круто, Санек бы мне позавидовал». Плюсы я себе перечислил, но вот идти в сторону той библиотеки и обитающего там монстра совсем не хочется. Но делать было нечего, бесплатный Грут на дороге не валяется.


Попытался сдвинуть пень с места, а он ни в какую. Намертво врос в землю. «Если пень не идет к воде, то вода придёт к нему», – подумал я и начал приготовления к походу. В опасном странствии самое главное это экипировка, в частности оружие. Подобрал с земли палку, слишком тонкая, нашел другую, побольше. Её без преувеличений можно величать дубиной. Хоть и тяжелая, зато как шваркнет!


Иду обратно по тропинке, на этот раз огибая мелкие камни. Путь был неблизким, даже и не думал, что могу столько пробежать босиком на одном дыхании. Наконец послышался заветный звук. Из-за кустов показался чистый ручей.


– Ну наконец-то! – радовался я, умываясь прохладной водой. Напился от души и опустил в воду ноги, пусть промоет мои ссадины.


В стороне, куда уходил ручей, деревья были намного толще и древнее. Их толстая черная кора и сухие листья навевают какую-то тоску. Даже земля и трава в той стороне были мрачнее, словно здесь находилась граница двух миров. Я уже собирался уходить, как треснув себя ладонью по лбу, осознал, «Набирать воду некуда». В ладонях и во рту не донесу, далеко идти. Помочиться на него тоже не вариант. Пень хоть и дерево, а всё равно личность, за такое спасение может и шкуру с меня содрать.


«Ау-у-у»,— донеслось со стороны темного леса. От этого воя по спине пробежала дрожь. Кажется, тут водятся волки, не самая хорошая новость для путника, вооруженного палкой. Небо затянуло пасмурными тучами, лицо обвевает холодный ветер, иду вдоль ручья в надежде найти что-либо для воды. Ну хотя бы целлофановый пакетик. Но, как назло, ручей абсолютно чистый. Не то что наши водоемы, где нужно не мусор в воде искать, а воду в мусоре. Да и вообще, лес хоть и мрачный, зато чистый, словно люди тут вовсе не водятся.


Вот, наконец, улыбнулась удача – что-то торчит из воды. Эх! Ложная тревога, это просто кусок доски. Хотя если есть доска, то возможно, выше по ручью найдется и ящик. Если не дырявый, то для воды сгодится.


Прошло больше часа, как я вошел в этот мрачный лес, а так ничего и не нашел. Ручей резко перешел в широкое озеро, на берегу которого, возвышаясь на обрыве, расположилась старая лачуга. На вид она такая же древняя и мрачная как сам лес. Доски прибиты криво, несколько окон заколочены, да и сам дом сильно перекосило. В таком фильмы ужасов только снимать. В одном окне всё же горит свет. «Монстры светом не пользуются», – подбадриваю себя. Возможно, житель этого дома, простой старик, который одолжит мне бутылку, а ещё лучше, накормит. Последнее, что я ел, это та вода из морозилки.


Из глубин леса снова послышался волчий вой. На этот раз он был совсем близко и доносился с разных сторон. Я их не видел, но был уверен - это стая волков, которая не прочь полакомится беззащитным путником.

Кто меня призвал? - Глава 2. Сон или реальность История, Авторский мир, Фэнтези, Длиннопост

***

Буду выкладывать по главе, но если вы не желаете ждать вот ссылка https://author.today/work/20187

Показать полностью 1
2

Последний день (глава1)

Открыл глаза, встал, налил чашку кофе, сел, тишина.....
Я живу на последнем, двадцать пятом этаже, и каждый день могу наблюдать как люди выходят из магазинов, ждут такси, стоят на автобусных остановках, кто-то идёт слушает музыку в наушниках, но не сейчас...
На улице летает мусор, в основном это газеты, скорее всего где-то грабили газетный киоск. Людей нет, машины стоят припаркованные. На улице тишина, пыль. Никогда не думал, что Нью-Дели будет таким пустым. Шумно на улицах только ночью, когда рейды военных проходят по улицам и проверяют их. Обычно они говорят в громкоговорители, что нам не стоит беспокоиться, что вирус до нас не дошёл, все у нас живы и здоровы. Сегодня ночью, кто-то вышел на улицу и побежал.... Куда он бежал не понятно, но утром, говорят, военные вели кого-то в обсерваторий...
Меня зовут Таисия и это моя первая глава в истории "Последний день"...

1

Рождение демона, или новая жизнь

Рождение демона, или новая жизнь Рассказ, Фэнтези, Мистика, Рождение, Забавное, Длиннопост

По асфальтовой дорожке в сосновом бору бежала красивая девушка. Босые ноги шлепали по лужам: шлеп-шлеп. Девушка бежала так быстро, что в вечернем сумраке ее белое воздушное платье, развиваясь за спиной, создавало иллюзию крыльев. Белая, как снег кожа, голубые глаза и светлые волосы создавали впечатление чего-то неземного, волшебного, опасного. Она бежала по лесу, и на ее лице была улыбка. Она несла ее как знамя.


Девушка была красива и знала об этом. Макияж и тонко подобранные дорогие украшения только усиливали ее красоту. Она была столь прекрасной и красивой, что любой кто глянет на нее скажет: “Наверняка работает моделью” и не ошибется. Она работала как проклятая, пытаясь заработать, где только можно, на показах, фотосессиях, рекламах и различных шоу, а также с благодарностью принимая подарки от очередного папика. Девушка была не только красива, но и умна. И понимала, что век красоты не долог. Два - три года и ее популярность начнет падать, еще через пару лет и вовсе сойдет на нет. Конечно можно было бы найти богатого мужа, но несмотря ни на что она верила в любовь и что когда-нибудь найдет того самого. Но а пока, она зарабатывала себе на будущее, не забывая подрабатывать эскортом. Это и была основная причина вечерней пробежки.


Она не просто бежала, она убегала. Внимательный взгляд заметил бы, что макияж слегка размазан от слез, на шеи и руках многочисленные синяки, а ноги сбиты в кровь.

Ее последний клиент, изрядно выпив на банкете, предложил прокатиться в загородный домик. Молодая женщина согласилась, ведь при такой работе это было обычное дело. А необычным было то, что домик не пустовал, в нем находилось пятеро друзей клиента также в состоянии алкогольного опьянения.


Естественно девушка стала отказываться, говорить, что на такое не подписывалась. Но нескольких ударов и оплеух хватило, чтобы изменить ее мнение. Били не по лицу, но угрожали, что если не согласится обслужить всех и разом, то попортят именно его. Она согласилась на все, лишь бы не били, только попросилась уединиться в туалет перед этим. К счастью они были пьяны и отпустили. А дальше туалет, окно, подкрадывание мимо охранников подонка и вперед через лес к трассе.


И сейчас была лишь одна цель добежать, а там найдет чем расплатиться с водителем попутки, уж лучше одному и за дело, а не толпе. А после, из безопасного места она позвонит паре бывших папиков, с которыми поддерживает нормальные отношения, и этого урода и его дружков уроют. Дайте только добраться до трассы. Она почти летела, а улыбка превратилась в оскал.

Вот вдалеке мелькнули чьи-то фары, это еще не трасса, а всего лишь проселочная дорога, но девушка ускорилась, вот он шанс спастись.

Не останавливаясь она выскочила из кустов прямо перед машиной. Все, спасена, от облегчения у девушки подкосились ноги, машина завизжала тормозами и проскочила рядом с девушкой, обдав ее пылью и выхлопными газами.


Вдруг раздался голос:

- Ну че, тварь, убежать хотела?


Девушка в ужасе подняла глаза, из машины вышел клиент и пара друзей. Удар ногой в грудь повалил ее на землю, боль сковала легкие. Она не могла не вздохнуть, не двинуться.

- Грузим ее в багажник.


Пока один открывал багажник, клиент с другом поволокли девушку за руки по земле. А она все еще не прошла в себя. С глухим ударом закрылась крышка. Машина тронулась, девушку нещадно трясло и качало из стороны в сторону. По багажнику была разбросана всевозможная мелочь, которая при тряске ударяла и колола нещадно. От страха и ужаса девушка схватила первое, что попало под руку. Это были шампуры для шашлыка. А машина уже замедлила ход. Открылась крышка, и появилась рожа клиента:

- Ну что, шалава, не хочешь по хорошему, будет по плохому. Месяц нас обслуживать будешь, а не то прямо тут в лесу закопаю.


Он склонился над ней, и от ужаса или истерики девушка ударила. Ударила сильно от всей души, прямо в глаз. Шампур наполовину вошел в него, и мужик рухнул как подкошенный прямо на нее. Друзья заревели от ярости, за ноги и за руки выволокли ее из машины и бросили на дорогу. Она старалась отбиться или хотя бы укусить. Но тщетно, ее стали избивать ногами. Удар в висок, и для девушки наступила тишина.


Сначала стало тихо и темно, вокруг пустота, даже ее как будто нет. Пропала боль, ушел страх, исчезли все желания и мысли. Потом появился звук, чей-то плач-стон. Появилось какое-то тянущее чувство. Как будто темнота выпивала ее душу. Сознание расползалось, а память растворялась в этой темноте. Девушка стала падать, а рядом с ней падал еще кто-то темный, мерзкий, подвывая. Хотя как описать падение в темноте, если нет никаких чувств? Или что-то есть, какая-то мысль упорно билась в сознании, не могу я вот так уйти. Только не я. И эта мысль стала опорой, она позволила собраться. Ведь Я не уйду так просто. Никогда отчаяние не могло меня одолеть. В самых сложных ситуациях я улыбалась. А рядом все также падал кто-то и завывал. Девушка глянула туда. Ба, знакомые все рожи, шампур все также торчал из головы на месте глаза. Она собралась с силами и оттолкнулась от него, толкая его вниз использовала как ступеньку, и как ни странно это помогло. Он улетел вниз, а ее падение остановилось, и кажется она даже поднялась чуть выше, хотя до сих пор не было понятно где верх, а где низ.


Вдруг рядом произошло какое-то движение. Темнота будто вздрогнула и расступилась, и рядом появилась сущство, что даже в темноте казалось сосредоточием тьмы. Черный, опасный, страшный. Хоть убейте, но девушка не смогла бы описать его, как не старайся. Она даже не сумела бы объяснить, как в темноте смогла увидеть черного, демона?

Пространство вновь задрожало. И вдруг девушка оказалась в своей просторной квартире. Она дома? Не может быть. Рядом все также стояло оно. Громадный рост, длинные когти и мерцающие багровым рога. Демон. Находясь в светлой комнате, его можно было хорошо рассмотреть, но что-то совсем не тянуло так сделать.


- Поговорим, новенькая? - раздался голос прямо в голове

- А, что? как? - мысли неслись вскачь.

- Успокойся и слушай. Я тот, кого в вашем мире чаще называют демоном. Хотя иногда называли и богами. Ты не дома, я просто создал вокруг тебя комфортную обстановку, дабы ты быстрее успокоилась. Ты мертва. Хотя нет, ты перешла за Грань, но не умерла. Твоя душа горит столь сильно, столь ярко, что ты сумела не только не раствориться, но и даже выпить своего врага.

- Я? Нет вы путаете?

- Не переживай, я тебя не осуждаю. Ты имела на это право. Мир жесток и смерть с жизнью ходят рядом. Пусть тебя не пугает мой вид. Это всего лишь маска. Защитный доспех если так тебе будет угодно. Он позволяет защититься от опасностей Грани, а также дает возможность перемещаться между мирами. Именно из-за него разумные нас так бояться. Но тебе этого делать не стоит.

- Почему, ты ведь очень страшный - девушка взглянула на демона, но тут же отвернулась в ужасе.

- Посмотри на меня.

- Нет, не могу - девушка опустила взгляд в пол.

- Ничего, привыкнешь. Ты ведь теперь одна из нас.

- Демон?

- Да. Если тебе так будет угодно, называй нас демонами. И я пришел встретить тебя и помочь.

- Почему?

- На это есть несколько причин. Первая - потому, что я могу это сделать. Ты поймешь. Позже. Когда освоишься. Те, кто не растворились, те, кто смогли тут существовать очень похожи и даже чем-то близки. Мы тянемся друг к другу. Причина вторая - мне понравился твой настрой, ты смогла бы не раствориться даже без моей помощи. Причина третья - мне нужны слуги, и ты станешь одной из них

- Слугой?

- Да, мы заключим сделку, контракт, как говорят в вашем мире. А иначе я тебя выпью. Варианта всего два.

- А зачем тебе слуги?

- Души. Они главная ценность в этом мире. Но чужую душу получить сложно. Это должен быть кто-то очень близкий тебе, например убитый тобой враг. Или тот, кто заключил с тобой контракт на свою душу. Разумные из мира живых часто прибегают к нашим услугам, они заключают контракты, приносят нам жертвы, ну или молятся, и после смерти попадают к нам. А уж мы за счет этого можем поддерживать свою жизнь и не растворяемся. Но сам я не могу выйти в мир живых, это опасно, можно умереть, а то и хуже. Попасть в вечное рабство, уж лучше раствориться в темноте. Поэтому я посылаю своих слуг. Тебе я например предлагаю стать Суккубой, думаю ты справишься. Возможно, ты даже сможешь вернуться в свой мир. И отомстить своим убийцам.

- Я согласна.

Показать полностью
1

Про настоящих идиотов

Настоящим идиотом можно только родиться.

Настоящий идиот медленно взрослеет и поначалу стесняется быть смешным, нелепым и слабым, но потом это проходит.

Часто идиотами ошибочно называют дураков.

Первым настоящим идиотом был Диоген.

Внешне настоящий идиот не отличается от окружающих.

Настоящий идиот любит жить обособленно, в мелких поселениях - в деревнях и поселках, хотя попадается и в городах, правда, там ему тяжело.

Все настоящие идиоты добрые. И они не считают это недостатком.

Настоящий идиот встречается довольно редко, большая удача увидеть одновременно двух идиотов.

Настоящий идиот избегает больших скоплений людей, поэтому вы никогда не увидите его на собрании в ЖЭКе или на футбольном матче.

В силу врожденной проницательности настоящий идиот рано постигает суть пустой и глупой человеческой натуры, а потом, безрезультатно испробовав на ней доводы разума и логики, нехотя становится мизантропом.

Настоящий идиот в любых обстоятельствах имеет собственное отношение к происходящему.

Настоящий идиот имеет власть над пространством и временем.

Настоящий идиот не борется с жизнью, невзгоды принимает не ропща и не жалуясь.

Настоящие идиоты аскетичны, им для жизни нужна самая малость, поэтому среди них много счастливых людей. Одни штаны они могут носить круглый год несколько лет. Потому что удобно.

Любимый цвет настоящего идиота - немаркий.

Настоящий идиот расточительно использует время, он считает, что оно бесконечно. В любом возрасте у него в запасе целая жизнь. Бестолковой тщете он предпочитает сознательное недействие и созерцание. Это его умственная поза лотоса.

Настоящий идиот любит смотреть на огонь – в пляшущих языках пламени он наблюдает вечность и думает свои идиотские мысли.

Настоящий идиот любит молчать ни о чем и смотреть в никуда.

Настоящий идиот способен на поступок – идиотский, но осмысленный.

Настоящий идиот всегда вне трендов. Ему чужда суета. Он не борется за выживание, духовность и культуру. Он считает это бессмысленным.

Настоящий идиот никогда не причинит вред природе, так как считает себя её частью.

Услышав музыку композитора Шнитке, настоящий идиот благоговейно закрывает глаза.

Этике настоящий идиот всегда предпочтет эстетику.

В настоящих идиотах глупость с умом сочетаются таким удивительным образом, что и не понятно - где ум, а где глупость.

Будучи людьми искренними, настоящие идиоты плохо различают ложь, чем охотно пользуются дураки.

Настоящие идиоты любят шутить и даже иногда шутят, но их идиотские шутки понятны далеко не всем.

Настоящий идиот способен предвидеть.

К чужому мнению настоящие идиоты относятся с терпением.

Настоящие идиоты любят мечтать. У каждого настоящего идиота есть своя заветная мечта, о которой он никому не рассказывает, потому что все равно не поймут.

Настоящий идиот любит путешествовать. Причем побывать в Бангалоре, Вердене и Андах он может в один день, не выходя из дома, мысленно.

Если спросить настоящего идиота кто самый лучший человек на свете, то, подумав, он наверняка назовет кого-нибудь. На самом деле лучшие люди – это сами настоящие идиоты.

8

Непричёмыш

Сказка на сон грядущий


***

Большой шухер всегда начинается с малого.

Иван Иванович, задержавшись на работе, слонялся из угла в угол по своему огромному кабинету, расположенному на самом верхнем этаже, одного из самых высоких зданий столицы. Ему нечего было делать от слова совсем. Мыслей, чем себя занять в унылый мартовский вечер, в голову не приходило и он, желая немного потешить себя, придумал забаву - поиграть с нефтяной задвижкой. Она была спрятана в самом глубоком и засекреченном помещении здания, в котором наш герой имел кабинет. Прежние начальники этих апартаментов, освобождая ему место нарассказывали ему массу презабавных историй про задвижку. Бывало, шевельнешь немного этот «краник» и слышно, как где-то истошно завывает картофельный король. А в другую сторону чуть подкрутишь и автомобилисты всей страны, напуганные ростом цен на горючее, безропотно выстраиваются у бензозаправок в умопомрачительные очереди. Чудесная таки игра, где ты вроде и не причем, а в тоже время, можешь безнаказанно порулить целой страной. И не надо проходить через какие-то выборы, чтобы потом несколько лет сидеть в ожидании переизбрания. Не надо договариваться о своем месте в госаппарате в кулуарах Правительства или Совета Федерации. И самое главное, что не надо никому ничего обещать. Ты тихо и ровно сидишь на трубе с бесценным грузом и незаметно, делаешь то, что захочешь.

***

Нынешняя должность Ивана Ивановича досталась без учета его образования и предполагала от него тишину и покой, но идея поиграть с нефтяной трубой не отпускала Ивана и призывала к действиям. Конечно, играться со столь ценным ресурсом, как нефть не рекомендовалось, но кто запретит, если ты назначен на должность самим Шефом и у тебя такая интересная штукенция под боком. Это же, как постоять у колодца и не напиться! А пока шеф разбирается с хворью, возникшей из слияния падкого до еды китайского организма и некоей летучей твари, можно и себя любимого такой шутихой развлечь. А то тоска непроглядная. Зарплата приличная, а чего-нибудь замутить, как в прежние годы нельзя. Скукотища!!!

«Все этой иноземной болячкой напуганы и им дела до меня нет.- Сокрушался наш герой и, взяв ключ от всех дверей здания, направился к заветной игрушке.- Так что если я немного пошалю, то никто особо, то и не заметит. А если что, то я буду не виноват, ведь шеф меня обязательно прикроет! А ему поперёк не пойдешь, ведь он столько лет сидит себе на своем месте и ничего, не стёрся».

***

Доступ ко всем помещениям в здании Ивану Ивановичу был положен по должности. Он ни у кого, не спрашивая разрешения, добравшись до каморки, где под семью замками и предостерегающей надписью «Не входить!» хранился самый ценный ресурс его фирмы - Его Величество нефтяной вентиль, царь для всех кранов, задвижек и труб, раскинувшихся паутиной сетью от ледяных порогов Заполярья до теплых вод Черного моря.

Вентиль, представший перед нашим специалистом, был окрашен в цвет светофора, запрещающий всякое движение. Он, добравшимся до него, своим цветом показывал, что сие сокровище лапать руками нельзя, а иначе быть беде. Но не таков был наш герой. Он не боялся испытаний, ведь он давно уже не знал берегов и видел многое из того, за что нынче порядочный человек должен повеситься, утопиться и застрелиться, и, причём все это желательно проделать одновременно, чтобы тайна не покинула познавший её мозг.

Иван Иванович протянул свои ручки к святая святых всей нефтяной промышленности, которую он возглавлял волею судеб и указом своего шефа и, ухватившись за задвижку, с кряхтением взгромоздился на нее всем телом. Даже привязанная к вентилю бирка со словами «Налево покрутишь - миллион баксов получишь. Направо покрутишь - цену на бензин в стране поднимешь» разум у нашего деятеля не пробудила. Ну, не понимает наш всеми любимый герой, что если вещь работает, то не трогай её. Он видно никогда не имел отечественного автомобиля, где даже приготовление топливной смеси в карбюраторе или появление искры, являются элементами «тёмной» механики и регулировать их нужно только в самую последнюю очередь, когда все остальное проверено не один десяток раз, и все другие причины неисправностей отпали по ходу ремонта. Как в таких случаях гореводителям, пытавшимся найти пропавшую их стараниями искру, говаривал в таксопарке наш завгар Петрович: - Не тронь искру, она и не потеряется.

***

Иван Иванович, рассевшись на вентиле, недолго просидев, решил испытать удачу, как в приспичевшей когда-то рулетке, и крутанул вентиль влево. Обещанный на бирке миллион стал бы приятным бонусом к затеянной им игре. Кран со скрежетом повернулся и Иван Иванович, удовлетворенный своей проделкой, в приподнятом настроении слез с него, намереваясь в ожидании так необходимого ему миллиона американских рублей сытно поужинать и душевно провести остаток ночи.

Не кому было остановить столь эффективного менеджера, которому нечем было себя занять в морозный мартовский вечер, а потому мир получил от него внеочередную «подлянку», которая по своей силе не уступала коронавирусу, расползавшимся по планете и щедро черпавшим людские жизни. Нефть в трубе негромко забурлила и ринулась стремительным потоком насыщать утробы нефтехранилищ и нефтеналивных танкеров.

***

Проснувшийся поутру мир оценил проделку Ивана Ивановича и изумленный его юмором, уронил нефтяные фьючерсы. Фьючерсы, повинуясь законам всемирного тяготения, упали и в поисках дна потянули за собой американский рубль. Правда долго лететь им не пришлось, так как их дно покоилось на священных берегах Красного моря, где щурясь под жарким солнышком, в своем огромном шатре вел дела не менее дипломированный, чем Иван Иванович специалист по нефти. Ему не пристало именоваться топменеджером, как нашему герою, потому что работать он не мог по рождению, но был он в своей стране самый топ из всех топовых топов. Налив себе свежевыжатого апельсинового сока, он улыбнулся, и «щедрой» рукой, отвернул только ему одному, принадлежащий нефтяной вентиль, причем такого же цвета, как в далекой северной стране.

***

Мужик с обширной рыжеватой шевелюрой, восседающий в овальном кабинете, слегка обалдел от цен на нефть, случившихся за ночь. Сланцевые магнаты, засевшие в его приемной с утра, нервно курили последнюю сигару перед игрой в «русскую рулетку» и запивали случившееся в одну ночь безобразие пятидесятилетним виски, а он нервно названивал в «большое яблоко», пытаясь угомонить спекулянтов, активно распродававших акции нефтяных компаний его посетителей.

***

В тоже время где-то в одной далекой стране, в кабинете, укрытым от людских глаз высоким кирпичным забором, шеф отчитывал Ивана Ивановича. Стоявший перед ним потупившийся подчиненный всё еще ожидал свой миллион и потому не особо слушал возмущенный голос начальника. Шеф понял, что подчиненный не раскаивается в своем проступке, и потянулся к трубке телефонного аппарата.

«Наделал Ванюша дел и в ус не дует.- Подумал шеф.- Но кого-то надо сделать крайними».

Он набрал номер внутренней связи и, переговорив с помощниками, объявил свой вердикт.

- Объявите всем мой указ. Крайними за случившееся будут арабы. Бог им помимо нефти щедро подсыпал песка и жары, а значит и глупости не пожалел. Так что мы в случившемся за ночь с нефтью не причем.… И на всякий случай заберите у Ивана Ивановича ключ от каморки!

Апрель 2020 год

Показать полностью
53

Партия

Когда началась эта история с короновирусом, руководство сразу отправило нас на удаленку. Мы айтишники, так что это не особо сказалось на нашей работе. У меня дома большой стол, удобное кресло, обстановка даже лучше, чем в кабинете, так что я был даже рад.

На второй день карантина я начал покашливать. На третий поднялась температура. Видя по новостям, что происходит в больницах, я решил отлежаться дома, надеясь, что у меня просто ОРВИ. Или коронавирус, но он пройдет сам. Вызывать врача решил только в крайнем случае. Впереди было два выходных, есть время отлежаться. Всю субботу я провалялся с температурой в полубреду.


А в воскресенье утром открыв глаза я увидел, что возле своей постели стоит человек в черном. Бледное мрачное лицо как восковая маска, плащ, костюм, черный галстук и черные перчатки.

- Я пришел за тобой, - просто сказал он. Я все понял: это Смерть.

Я в ужасе начал шарить глазами по сторонам, лихорадочно ища соломинку, за которую мог бы ухватиться. Мой взгляд упал на шахматную доску.

- А может партию? – спросил я, уповая на известную азартность Смерти.

- В шахматы? – равнодушно спросил мой собеседник.

- Ну давай в Героев, - брякнул я.

Смерть выглядел удивленным.

- А давай. Мне такого еще не предлагали.

Я оделся и сел за рабочий стол, включил ноутбук. Смерть достал узкий черный бизнес-бук и сел прямо напротив меня.

- Я создам.

После короткого обсуждения решили играть на случайной карте на М, потому что S это слишком рандомно, а L это долго. Добавили еще двоих ботов для разнообразия.

Играл я очень осторожно. Во-первых, переходить уже не получится. А во-вторых, ставка – моя жизнь! В первую очередь разведка.

- О, ты играешь за некромантов? – удивился я, когда посмотрел настройки сценария.

- Мне кажется, это символично, - ответил мой противник.

- А я за рыцарей, - сказал я ему.

- И это тоже символично.

Я немножко отстроился, взял еще один замок, прокачал своего первого номера, второй номер в это время немного разведал карту. Смерть играл вдумчиво, но быстро. Становилось понятно, что он хороший игрок, и действительно очень азартный.

В середине карты был остров, через который можно было быстро переместиться на противоположную сторону. Я заметил вражеского первого героя сильно слева, разбирающегося с одним из ботов. Это шанс, он не успеет вернуться к своему замку. Я начал планировать операцию.

- На сегодня все, у меня еще дела, - внезапно сказал мой соперник. – Работы прибавилось, а я не на удаленке. Я сохраню, продолжим завтра.

С этими словами он ушел. Я сидел, ни жив ни мертв. Неужели это все действительно происходит?

Мне была нужна поддержка. Я написал другу, рассказал ему эту историю. Не знаю уж, что он там подумал, но долг дружбы он исполнил, от разговора мне действительно стало легче. Я расслабился и даже поделился с ним своими планами как выиграть партию. Друг поддержал и пожелал удачи. Я отписался руководству что заболел, ближайшие пару дней не буду работать. Остаток вечера я провел, просматривая – стыдно сказать! – ролики на ютубе по игре в героев.


Утром меня ждало сообщение от друга.

- Всем привет! Мне лучше, я снова на связи.

В смысле, он снова на связи? Вчера же переписывались? Странно… Я написал ему «Как дела?».

Ответил он быстро, рассказал, что в больнице с коронавирусом, только сегодня пришел в себя, а до этого несколько дней был в реанимации без сознания. Вчера тоже. Я похолодел. С кем же я переписывался? История переписки была пуста.

- Продолжим Игру? – раздался вдруг голос.

Предчувствуя неладное, я отправил вместо основного героя с армией разведчика. И у замка противника меня ждал… его первый номер! Он явно знал мой план. Догадался или… или я переписывался с ним???

Постепенно игра перетекла из быстрой экспансии в вялую позиционную. Я был напуган до чертиков, мой соперник тоже не спешил рисковать. На этот день мы закончили ничем.


На следующий день я ждал его, смотря телевизор. Новости были тревожные, что никак не добавляло мне оптимизма.

В городе N очень более сотни заболевших в критическом состоянии. Не хватает оборудования, ИВЛ, медикаментов. Прогнозы врачей неутешительные: у пациентов наступает кризис, и если они переживут эту ночь, то пойдут на поправку. Если. Переживут.

Он пришел под вечер.

- Сегодня недолго, у меня много работы, - сказал он. Ну да. Даже знаю какой именно, подумал я.

Я допустил ошибку. Я оставил открытым правый фланг. Герой противника сразу метнулся туда. Сапоги нашел или перчатки, шустрый, зараза.

Смерть отстранился от экрана. Казалось, он хочет закончить игру. Но дорога на мой Капитолий открыта, соблазн слишком велик. Он опять склонился к ноутбуку и продолжил наступление. Отбивался я отчаянно, и у него ушел целый час чтобы взять мой главный замок.

Я контратаковал, пытаясь отыграться на другом направлении и даже отжал какие-то замки, но баланс сил уже склонялся нее в мою сторону. Я сменил тактику: думал дольше, а играл резче. Телевизор что-то бубнил на пониженной громкости, ночь перевалила через середину, атаки сменялись контратаками, игра приобрела остроту. Игра полностью поглотила нас. Мы оба впали в то состояние, которое часто посещает азартных геймеров: вот закончу еще этот эпизод, и все… и вот еще этот… и вон тот замок захвачу еще…

Мой главный герой носился по карте, меняя замки, нанося удары по совершенно неожиданным направлениям. Несколько раз он был близок к гибели, но я каким-то образом изворачивался.

Лучи солнца вкрадчиво заглянули в окно, когда его первый номер достал моего. Я хотел бежать, но Кандалы войны! Это фиаско. Дальше партия не имела смысла, но мы ее все же доиграли. Быстро и технично, Смерть добил меня меньше чем за час.

- Врачи сообщают, что кризис пройден, все пациенты идут на поправку, - бубнил телевизор.

- Ты проиграл, - объявил Смерть. – В свой следующий визит я заберу тебя.

Я потер нос, стараясь скрыть улыбку. Я все сделал правильно. Мне показалось, он все понял.

Потом он ушел.

А я сижу и пишу этот текст.

Партия Рассказ, HOMM III, Герои меча и магии, Седьмая печать, Длиннопост, Авторский рассказ
Показать полностью 1
3

Кровавая ночь (Глава 44 "Ледяное сердце")

История выдумана, совпадения случайны.

Кровавая ночь (Глава 44 "Ледяное сердце") Убийство, Ненависть, Ревность, Горы, Путешествия, Свекровь, Невестка, Негатив, Мат, Длиннопост

Туристическая группа шла долго. Делали частые привалы, что бы Влад и Кеша, которые несли раненых Машу и Вову, могли передохнуть. Лариса вела Нину, Зинаида придерживала Асту.


Все молчали.


Шли в основном по равнинам, не было ни болот, ни ветра. Солнце ярко светило над головой. Глядя на такую погоду уже и нельзя было сказать, что вчера тут был густой туман и сильный ветер.


К обеду дошли до курумника. Скоро Кеша привел всех к тому месту, где недавно ставила палатки туристическая группа Марины Световой. Но самих их уже не было. Они ушли.


Мужчины быстро собрали палатки и положили раненых внутрь. Сами собрались вокруг костра.


- Нет никого. – Сказал Влад, ставя чашки на костер.


- Вижу. Ушли уже. Не успели. – Тихо сказал Кеша. Ему было стыдно за свой поступок. За то, что он так поступил со своей бывшей девушкой Мариной, так ее напугал, так подставил.


Идею с этой подставой для Марины предложила ему его новая невеста Нина. Марину она очень не любила. Рыжая Мариночка была как солнышко, всегда красивая, всегда ухоженная, маленькая, стройненькая, миловидная. Нина же была среднего роста, была склонна к полноте, широкий таз, широкие плечи. Черты лица резкие, квадратные, как она сама называла. У Маринки была густая шевелюра на голове, у Нины жиденькие волосы, которые она заплетала в тонкую косу. Нина завидовала Марине. Нина знала, что в расставании Марины и Кеши был виноват сам Кеша – он ей изменил. Марина не простила, а потом захотела его вернуть. И Нина боялась, что Кеша уйдет к бывшей невесте. Ведь Марина была другой. Веселой, озорной. Неуклюжей. Но ее красила даже эта неуклюжесть.


И вот, Нина и предложила этот поход. Но еще предложила подставить Маринку. Она знала, что такого она бывшему жениху не простит. Ведь Иннокентий не раз говорил, что больше всего Марина любит горы. Больше, чем кого-либо на свете. Без гор Марина не могла жить.


И Кеша знал, что не простит. Сначала не простит. А потом она смирится. И не будет больше этих походов с другими мужчинами. Мужчинами, которые мечтали о горах. Красивыми, спортивными, веселыми. Мужчины, которые делали Марине комплементы, которые восхищались хрупкой девушкой инструктором.


Но сейчас он бы хотел, что бы Марина была здесь. Он хотел, что бы она помогла ему. Но она уже увела свою группу.


Парень догадался, что дежурный передал бывшей невесте, что с ним все порядке, и они просто продолжили свой путь.


- Тут часто туристы ходят. – Сказал Кеша. – Погода хорошая. Так что, возможно, даже сегодня сюда кто-то придет.


- На Сергея ты как-то не рассчитываешь, как я погляжу. – Усмехнулся Влад.


- Странный он. Не нравится мне. Все как-то наперекосяк пошло. – Ответил Кеша. – Я ходил ни в один поход с самым бестолковым инструктором. И разное было. Но Маринка всегда справлялась с ситуацией. И никогда не бросала группу. А этот просто сбежал.


Мужчины замолчали. Ветер то поднимался, то затихал.


- Если к рассвету помощь не придет, то я пойду к базе. – Сказал Кеша.


***


Сергей быстро добрался до реки. Его группа все еще шла к курумнику, когда Сергей встретился с Дианой и Евгением.


- Где все? – спросил Женя. Он был удивлен, что Сергей пришел один. – Они что, все откинулись?


- Да черта с два! – Зло сказал инструктор и рассказал о том, что произошло.


- Не думала, что кто-то из туристов может все нам испортить. – Сказала Диана.


- А что вы хотели? – Спросил Сергей. – Кеша ни в одном походе с Маринкой был. Он неплохо ориентируется в ситуации. Я сразу говорил, что с ним могут быть проблемы.


- Помним. – Махнул рукой Женя. – Дорогу показывай. Если хочешь что бы все было сделано хорошо – сделай это сам.


Они сели на квадроциклы и поехали к курумнику.


***


Нина встала. Лежать на камнях ей казалось невозможным. У нее все тело болело, а тут еще и тонкий матрас не спасал. Она аккуратно выбралась из палатки. На улице был только Кеша. Увидев свою невесту, он посадил ее у костра. Нина просто прислонилась к нему и затихла.


Скоро, вдалеке она что-то услышала. Это было похоже на шум мотора. В это же время из палатки вышла Лариса. Она тоже села около костра.


- Едет… - тихо сказала Нина. Но Кеша не понял, что говорит его невеста.


- Кеша, иди, отдыхай. – Предложила Лариса. – Я посижу с Ниной. А тебе завтра трудная дорога предстоит.


Кеша, немного подумав, ушел в палатку. Лариса села около Нины и позволила той опереться на себя.


- Лара… - тихо сказала Нина. – Зачем ты так со мной? Что я… чем я тебе помешала? – тихо простонала Нина.


- Много чем. – Тихо прошептала Лариса. – Если бы Кеша не вцепился так в тебя, то я бы смогла вернуть себе Вову. Я его люблю. До сих пор. Но ты помешала. Поэтому ты тоже будешь наказана. И никто о тебе не вспомнит, никто не спохватится. Ты же у нас сиротка.


Нина увидела в руках Ларисы нож. Она из последних сил поднялась и поковыляла в сторону от камней. Она видела, что к палатке идут люди. Нина поняла, что это Сергей привел помощь и девушка поспешила к ним. Хотя двигалась она очень медленно. Лариса же неторопливо встала и, поправив свою розовую курточку, спокойно пошла за Ниной.


Нина с ужасом оглядывалась назад. Она видела, что Лариса догоняет ее спокойным шагом. И девушка пыталась ускориться. Нина спешила навстречу к своим спасителям и уже пыталась махать руками.


- Помоги… - Закончить фразу девушка не успела. Девушка почувствовала острую боль в спине. Потом еще и еще. И, падая, девушка закрыла глаза навсегда.


В это время к Нине и Ларисе подошли Женя, Диана и Сергей. С ножа, который был в руках Ларисы капала кровь на холодные камни. В это время она услышала, что сзади кто-то бежит.


Это был Иннокентий. Он услышал странный шум на улице и вышел посмотреть. Юноша видел, что Нина идет навстречу каким-то людям, а Лариса шла за ней. Кеша не понял, что Нина пыталась позвать на помощь, он не видел нож в руках Лары. Он видел только то, что Нина упала, и никто не стал, почему-то помогать бедной девушке. И, только когда Лариса повернулась к нему, Кеша увидел в ее руке окровавленный нож. Он бросил взгляд на подошедшую тройку ребят. У Сергея в руках была труба, у женщины ломик, у еще одного юноши огромный газовый ключ. Кеша понял, что это конец. Он сразу все понял, и рванул обратно. Но не успел сделать и пару шагов, как получил удар по голове газовым ключом. К счастью Кеши он сразу потерял сознание и не чувствовал, как его потом били. Не приходя в сознание, он и умер.


На шум из палатки вышел Влад. От увиденного, он просто застыл на место. В это же время из второй палатки вышла Ира, а за ней и Зина. Ира закричала. И Влад бросился помогать Кеше, он успел только ударить Сергея, когда тот его схватил и заломил руки юноше за спину. К обездвиженному Владу подошел Женя.


- Ну, что, коллега? – спросил Женя Влада. Глаза Жени были просто бешенными. И, Влад уже понимал, что живым он это место не покинет. – Кресло мое захотел? – Влад ничего не успел ответить, как получил один удар, потом второй.


- Это еще не все. – Зло прошипел Сергей и повернул Влада так, что бы тот увидел свою невесту Иру. – Вот видишь Ирочку свою дорогую? Она все время что жила с тобой прибегала потрахаться ко мне. Хороша наша Ирочка? Правда?

И Сергей тоже начал бить Влада. Юноша не терял сознание, он чувствовал боль от каждого удара. Один из них стал смертельным.


Ира, которую держали Лариса и Зина рыдала. Когда к ней подошел Сергей она бросилась к нему в ноги.


- Прости меня! Пожалуйста! Прости! – Рыдала она. – Я буду с тобой! Я замуж за тебя выйду! Не убивай меня только!


- Да на хуй ты мне нужна! – сказал Сергей и ударил ее трубой по голове.


Аста слышала всё, что происходило на улице и просто сжалась в комок в палатке. Она спряталась под одеяло, словно то могло ее защитить. Но, скоро одеяло с нее сдернули и несчастная девушка увидела злое лицо Ларисы. Та начала ее бить. Била по лицу и животу. Била всем, что попадалось под руку. А потом Ларисе пришла замечательная идея. Она оттянула потерявшую сознание девушку к озеру и бросила в воду. Туда же, в воду он, вместе с Женей отправила и Вову, своего бывшего жениха, который был без сознания. Аста и Вова, в итоге, утонули.


Осталась только Маша. Ее вытянули на улицу. Девушка была без сознания и бить ее уже не стали. Они просто облили ее водой.


- Соберите все телефоны, все документы, все что указывает на нас. – Командовал Женя.


Телефоны и фотоаппараты они разбивали об камни. Все карты, блокноты, дневники, рисунки они сожгли на костре. Собрали все ножи. Потом Лариса и Зина собрали свои вещи и двинулись к квадроциклам.


Они оставили всех так и лежать там. Ведь завтра их должен будет найти Сергей, который пойдет в поход с туристической группой к горе Народная.


Однако кровавая ночь еще не была закончена. Когда они подъехали к месту, где их ждала фура, водителя они не обнаружили. Ребята сами загнали квадроциклы внутрь и стали ждать водителя. Но тот пришел вместе с лесником.


Женя отпустил всех по домам. Сам же, вместе с Ларисой он отправился к дому лесника. Они наблюдали из машины и видели, как тот пришел утром домой, как его встретила жена. Когда женщина ушла на работу, Женя просто подпер дверь поленом и поджог деревянный дом. Тот вспыхнул как спичка.


Когда Женя вернулся в машину то увидел, что Лариса трясется как осиновый лист. Он подвез ее к дому, где жила девушка, но выйти из машины не дал.


- О водиле я заранее побеспокоился. – Спокойно сказал Женя. Юноша дал водителю вместе с деньгами бутылку водки с техническим спиртом. – Свидетелей нет. Никто не узнает, что мы там были, если не проболтается кто-то из нас. Так что возьми себя в руки. Уяснила?


- Не переживай. Это просто усталость. – Сказала девушка и вышла из машины.


Зайдя в квартиру, она поняла, что своей местью она натворила ужасные вещи и теперь по рукам и ногам связана с Женей. И, что тот убьет ее, если ему только покажется, что девушка может его выдать.


Последнюю главу можно прочитать тут.

Начало рассказа можно прочитать тут.

Показать полностью
24

Бумеранг

Иногда чьи-то ебанутые поступки аукаются в тот момент, когда совершивший их уже напрочь об этом забывает. И в этом тоже есть некоторая доля закона бумеранга. Да только вот, порою эти самые бумеранги прилетают не только к тому, кто их запускает, а попутно осколками цепляют и тех, кто рядом.


Короче, зашли мы в магазин как-то с Бубликом. Накуренные, как беговая черепаха, претендующая на звание чемпиона по спринту. А, надо сказать, что это сейчас в торговых центрах как-то профилировано всё это, а в конце девяностых, кто из трогашей чем разжился, то и продает. Попались ему сегодня тапочки дешёвые – хуяк! – и у него магазин тапок. Через неделю надыбал где-то мыло по бросовой цене – уже остатки тапок распродает, а попутно мылом барыжит. Завтра – картриджи для денди, послезавтра – вообще вентиляторы. Между набором бижутерии и мелками от тараканов могли свободно лежать солнцезащитные очки, презервативы и жвачки «турбо», а в другом углу висеть вечерние платья. И вот всё это копится, и в результате, ассортимент, как в сегодняшних «всё по 45», только оно нихуя не по 45.


И вот, пока я в этом недобутике ебал продавщице мозги на тему «точно такой же, но с перламутровыми пуговицами», слышу, за спиной Женя начинает орать внезапно так:

– ААААААААААААААА!!!!!111 – дурным голосом.

У меня аж мотор просел. Я думал, или менты его крутят, или волной накрыло. Поворачиваюсь, а это он, сука, ржет. Ебало красное, задыхается аж. И пальцем в стеллаж с зонтами тычет.

Хуй пойму, чо такое.

Отдышался, дурак, похихикивая, берет один зонт и говорит:

– Заверните, нах.

Я смотрю и думаю, ну, или в натуре ебанулся, или суть вещей познал – на улице ж, блять, еще листья желтеть не начали. А потом приглядываюсь, и меня тоже, как и его, в тряпки разрывает – логотип на произведенном друзьями-китайцами зонте "Golden rain" – «Золотой дождь».


Ну поржали, что, мол, китаёзы с фантазией к названиям подходят. Представили сию перверсию, когда кто-то под зонтиком, а на него сверху струю пускают и забыли про этот аксессуар наглухо.

А где-то спустя полгода нас к его знакомой на день рожденья пригласили. Нужно подарить чего-то было. А денег – ноль. Ну, Бублик по антресолям попрыгал, зонт этот откопал и мы пошли.


Типа, чем хуёвый подарок? Ну да, конец февраля, но скоро ж весна, майские грозы – по любому пригодится! Мы ж его по наитию купили, два дебила укуренных. Должна ж от него хоть какая-то польза быть в конце концов. А то хули он пыль собирает на полках? Короче, Бублик сказал, что, мол, телочка классная. Что, мол, пойдем, может тебе перепадет чего, ежели синхронно подопьете в процессе празднования. Ну, взяли мы зонт, завернули в какой-то красивый пакетик шуршащий и пошли.


Позвонили. Открывает внатуре симпотная деваха. Не прямо, чтоб модель, но вполне ебабельна.

– Здравствуйте.

– Привет.

– Это Валя, это VampiRUS.

– Очень приятно, с днем рождения.

– И вот тебе, – говорит Бублик, – подарок от нас.

И тут события стали как-то странно развиваться. Я, например, очень изумился и даже слегка обескуражился, когда Валя этот зонтик из обертки достала, разглядела и стала нас с Женей им пиздить, попутно голося при этом, что если мы прямо сейчас не съебемся, то одному из нас она точно этот зонт в жопу засунет и на кнопочку «открыть» надавит.


Проверять, раскроется ли зонт в таких условиях, мы не горели желанием, а потому резко, как бегемоты, соскучившиеся по водопою, съебали оттуда нах.


Когда позже, мы этот зонт выменяли у бабки-самогонщицы на пузырь шмурдюка и философствовавли на тему того, что бабы – ебанутые создания и не понимают нихуя в пиздатых зонтиках, Бублик, вдруг, вспомнил.


Оказывается, с его слов, на заре секс-просвета, эта именинница тусовалась с еще каким-то васей-петей... неважно. И вот они на почве сексуального развития посредством самообучения смотрели фильмы всякие и потом проверяли увиденное, на личном, так сказать, примере. Ну и одно из таких кино с этим самым золотым дождем было протестировано, по дурости и в стремлении к знаниям, прямо на старом совковом диване, на котором имел обыкновение, придя с работы, отдыхать её батя.


Надо ли говорить, что поролон в диванах тех лет, как не отмывай… Ну и про долго не отлипавшую от именинницы кличку «Валька-лаборантка» тоже рассказывать не надо, да?

Вот, короче, Валя-именинница и решила, что мы её с порога подъебываем. А потому нас нашим же подарком отпиздила. А за что? Ведь у нас просто денег не было. А зонт был. Кто ж виноват, что его китайцы-то так назвали? И уж тем более, зачем нас-то пиздить, если она сама экспериментировала в неподходящих для этого условиях?


Но, Бублик, понятно за что огрёб. За то, что свой пропитый-прокуренный мозг хоть на пару мгновений включить поленился, чтоб сопоставить эти два факта, прежде чем «Golden rain» дарить. К нему его бумеранг таким образом вернулся. Но мне-то почему торта с чаем так и не досталось?

Показать полностью
7

Детектив "Трупы в постели". Продолжение 2 главы "Ещё одни трусики"

Капитан милиции отправил своей невесте короткое смс «Через полчаса на сладком месте», и неспешно покинул УВД. Некоторое время он шёл по улице, никуда не сворачивая и пытаясь определить, не началась ли за ним слежка.


Ещё будучи ребёнком, Овсов заметил, что может ощущать своей спиной чужие взгляды. И не просто ощущать, а абсолютно точно определять, кто из находящихся за его спиной смотрит на него не так как остальные. Поначалу мальчик Дима обрадовался таким способностям и попытался использовать их в игре с ребятами. Но его тут же обвинили в жульничестве и выгнали из игры. Когда обида от несправедливости прошла, Овсов похвалил себя, что никому не разболтал про своё умение и сообразил, что использовать его надо очень дозировано, по чуть-чуть. Что и стал применять в дальнейшем.


Старший оперуполномоченный уголовного розыска пару раз остановился около витрин, замирая на полминуты и, тем самым заставляя своих потенциальных преследователей не отрываться от него взглядом, дожидаясь, когда же «объект» продолжит свой путь. Но на всём пути на капитана милиции никто ни разу так и не посмотрел.


«Коробочка чудес» пахла восхитительно и сладостно. Ещё за пару метров до входа в кафе обоняние Дмитрия ощутило запах ванили, корицы, шоколада и бананов. Войдя, Овсов нашёл свободный столик в углу и занял его, развернувшись лицом к входу. Знакомый официант принёс чашку ароматного кофе и вопросительно посмотрел на постоянного клиента.


-Мороженое с клюквой, пожалуйста.

-У нас со вчерашнего дня новое – клюква с манго и грушей, добавляется десять капель апельсинового ликёра и немного корицы.

-С девушкой сочетается?

-На любой вкус.

-Несите.

Алинины глаза поочерёдно восторженно рассматривали Овсова и мороженое.

-Это восхитительно. Как будто меня опять замуж позвали.

-Каким образом ты так быстро нашла жёлтые трусики?

-Мог бы и догадаться, - невеста Дмитрия улыбнулась, - позвонила в специализированный магазин на улице Республиканской, описала нужный фасон и заказала с доставкой.

-Столько усилий только для того, чтобы как-то запугать меня?

-А ты хочешь и женатым быть и не бояться законной супруги?

-Ну, почему же, я уже боюсь финансовых затрат на твои шуточки.

-На трусы, Овсов, на трусы, - захохотала Алина, - а они в хозяйстве всегда пригодятся.


Капитан милиции вздохнул и принялся рассказывать девушке последние события и мысли, посетившие его после этих злоключений.

-Мне кажется, ты перегибаешь палку. В квартире у тебя жарко, на себе ощутила, шаги ночью слышны хорошо, все это знают, никаких изъянов в твоей версии произошедшего нет. И самое главное, это скорее любовница-соседка попыталась бы тебе отомстить за другую женщину, в данном случае за меня. С другой стороны, - хмыкнула Алина, - ты хочешь сказать, что прокуратура держит меня за дуру, раз я не распознала в соседке любовницу и не решила эту проблему?

-А как бы ты её решила?

-Очень просто - ты переехал бы ко мне.

-Твоё здравомыслие да прокурорским в голову.

-А вот решение поскорее найти убийцу я одобряю. Правда, мне непонятно, зачем этой Шёпотовой крутиться вокруг тебя.

-Мало ли, может, пригодится.

-Для чего?

-Я так чувствую, ты теперь у меня каждую ночь будешь оставаться?

-Правильно чувствуешь, - улыбнулась Алина, - но на готовку сильно не рассчитывай.

-Да, да, согласен, это чрезвычайные обстоятельства. Главное, чтобы мы всё время были вместе.

-Ты имеешь в виду, до конца жизни?

-Разумеется, - тут же нашёлся Овсов, - зачем мне временная жена?

-Не знаю, может, мороженое так на меня действует, а, может, и на самом деле не всё так плохо, но рекомендую тебе просто включить мозги и напрячь извилины.

-Я стараюсь, стараюсь.


Проводив Алину до УВД, Дмитрий сел в машину и отправился домой. Из почтового ящика торчал бумажный уголок, и Овсову пришлось изрядно попотеть, чтобы достать застрявшее письмо. Поднявшись домой, и распечатав конверт, капитан милиции обнаружил, что у налоговой инспекции возникли к нему претензии. В самом низу страницы значился служебный телефон, и Дмитрий немедленно набрал номер. В трубочке щёлкнуло и женский голос предупредил, что ведётся запись разговора.

-Здравствуйте.

-Здравствуйте.

-Я вот тут уведомление получил.

-И что Вам непонятно?

-Тут написано, что я должен уплатить налог с полученного мной подарка в виде автомобиля Жигули.

-И чем Вы недовольны?

-Во-первых, это не подарок, а то, что досталось мне от ушедшей жены. Во-вторых, достался мне только техпаспорт машины, к нему прилагался металлолом. Автомобиля изначально не было. Мне пришлось восстанавливать его заново и полностью.

-Что у Вас там было и как именно было, мне неинтересно. У меня тут зафиксирован акт дарения с указанной стоимостью автомашины. Всё остальное не имеет никакого значения. Можете подавать в суд. Но только после того, как уплатите налог. Кстати, с уплатой Вам следует поторопиться, сегодня с утра меня вызывало начальство и велело начинать арестовывать имущество. Всего хорошего.


Овсов удивлённо посмотрел в замолчавшую трубку и стал перечитывать уведомление. Ничего нового он не обнаружил, зато его взгляд случайно упал на конверт. Штампа почтового отделения нигде не было. Дмитрий ещё раз внимательно оглядел белый прямоугольник. Нет, ему не показалось, письмо действительно фантастическим образом перенеслось в его почтовый ящик. Капитан милиции отыскал дату в налоговом уведомлении и убедился в своей догадке. В уведомлении значилось сегодняшнее число.

Тут же зазвонил телефон.

-Да, я слушаю.

-Овсов Дмитрий Юрьевич?

-Да, это я.

-Вас беспокоит секретарь судьи Чурбак Оксаны Гарольдовны. На сегодня назначено судебное слушание с Вами в качестве ответчика на восемнадцать ноль ноль.

-Это розыгрыш?

-Нет, это не розыгрыш.

-Но я впервые слышу об этом.

-Я уже месяц не могу до Вас дозвониться, так, что это Ваша вина.

-Что значит «не могу дозвониться»? Мой телефон работает каждый день, он не ломался и не отключался. И за этот месяц ко мне не пришло ни одной повестки из суда. По поводу чего я ответчик? Хотите, чтобы я написал жалобу на Вас?

-Пишите, что хотите, Вас ждут к шести вечера.


Овсов опять удивлённо уставился в замолчавший телефон. Чудеса какие-то. Полный бред. Он развернулся, прошёл на кухню и включил чайник. Насыпал в высокий стакан кофе и неожиданно вспомнил, о чём думал пару часов назад. А если действительно это не просто дурацкое совпадение, а желание прокурора посадить капитана милиции в тюрьму во что бы то ни стало.


Дмитрий налил воды в стакан и медленно выпил горячий кофе. Затем снова взялся за телефон.

-Через пятнадцать минут на том же месте за углом.

Подсевшему в машину Новикову он детально пересказал и оба телефонных разговора и показал конверт без почтового штемпеля.

-Полный бред, - отмахнулся Александр Валерьевич, - если бы прокурор хотел тебя посадить, то начал бы с проверок твоих рабочих бумажек. Сначала выгоняют из милиции, затем находят ещё что-нибудь криминальное и спокойно сажают.

-Письмо из налоговой написали сегодня и сегодня же, минуя отделение связи, доставили в мой почтовый ящик. То есть налоговая инспекция напрямую и очень срочно заинтересовалась именно мной. Так?

-Так.

-При этом они цепляются за какую-то вещь, которую я явно могу оспорить в суде.

-Возможно.

-И сегодня же мне звонят из суда и говорят, что я ответчик в каком-то деле. Хотя до этого ни звонков из суда, ни повесток не было. И ты хочешь сказать, что это простое совпадение?

-Нет, не думаю, что всё так просто. Но в то, что наш прокурор чужими руками пытается упечь тебя в тюрьму, верится с трудом. – Новиков помолчал – Да вообще не верится.

-Но всё это началось именно сегодня.

-Помолчи, - Александр Валерьевич достал телефон, - алло, Иван Семёнович, ты у себя? Мне нужна консультация. Да, хорошо, сейчас подъеду.

-Кому ты звонил?

-Знакомому адвокату.


Через некоторое время они входили в красиво обставленный кабинет с большим количеством оргтехники. Длинные шкафы с книгами и бумагами закрывали собой две стены, на остальных висело множество почётных грамот и благодарственных писем в красивых рамочках тёплых тонов.

-Коньячку? – высокий широкоплечий мужчина с красноватым лицом пожал руки вошедших и указал на мягкие кресла вокруг его стола.

-Нет, спасибо, - Новиков кивнул на Овсова, - проконсультируй его.

-Что случилось?

Дмитрий протянул уведомление из налоговой и начал пересказывать разговор с сотрудницей инспекции, но адвокат неожиданно прервал его:

-Судя по дате, акту дарения через две недели будет ровно три года.

-Да, так и есть.

-Вам ничего не надо делать.

-Что Вы имеете в виду?

-Срок исковой давности составляет три года. Через две недели претензии налоговой инспекции к Вам станут незаконными. Они ничего не смогут с Вами сделать.

-Со слов женщины, с которой я говорил, сегодня утром её начальство приказало начинать арест имущества.

-Это глупости. У налоговой инспекции нет таких полномочий. Пока они передадут материалы в суд, пока от суда бумажки переползут дальше, три года давно закончатся.

-Но это письмо написано сегодня утром и курьер тут же бросил мне его в ящик. Возможно, они и далее будут так же оперативны.

-Понимаю, - хмыкнул Иван Семёнович, - ну, а Вы со своей стороны затягивайте этот процесс как можно дольше. Тяните и тяните. Можно больничный взять. Он является оправданием для переноса окончательного решения на более поздний срок. И, кстати, Вы зря позвонили в налоговую инспекцию. Раз письмо отправили не через почту, и Вы не расписались в его получении, то можно было сделать вид, что Вы это уведомление и не получали.

-Если б знать, - отреагировал Новиков, - ты нам поможешь?

-Для тебя всё, что угодно, - заулыбался широкоплечий мужчина, - дел у меня сейчас почти нет, помогу, чем смогу.

-Надо на шесть вечера сегодня подойти к судье Чурбак, Овсова вызвали в качестве ответчика и мы даже ничего про это не знаем.

-Повестка из суда приходила?

-Нет. Просто сегодня позвонили и сказали, что уже месяц со мной связаться не могут, что является абсолютной ложью.

-Прекрасно.

-В каком смысле? – одновременно удивились Новиков и Овсов.

-Почему-то для этой судьи я являюсь каким-то серьёзным раздражителем. Как только она видит меня, её тут же перекашивает, а уж если я ещё и в судебном заседании выступаю, то война обеспечена.

-Ты её чем-то обидел? – осторожно уточнил Александр Валерьевич, - Может, тогда тебе не стоит в это дело ввязываться?

-Наоборот, - усмехнулся адвокат, - она меня забавляет, и я только и жду момента, чтобы накатать на неё вполне обоснованную жалобу. Дайте свой паспорт.


Дмитрий достал документ в коричневой обложке и передал адвокату. Последний внёс данные в компьютер и распечатал несколько листков.

-Распишитесь вот тут и вот тут, это доверенность, что я могу представлять Ваши интересы в суде.

-Что ты будешь сегодня делать? – поинтересовался Новиков.

-Перенесу заседание под предлогом того, что ответчик не был уведомлён надлежащим образом, возьму материалы и изучу их. Затем позвоню тебе.

-У меня вопрос, - задумчиво произнёс капитан милиции.

-Какой? – поинтересовался краснолицый адвокат.

-Что собой представляют наши судьи?

-А зачем Вам это? – Иван Семёнович положил доверенность в тонкую папку, - Люди как люди. Обыкновенные граждане, только в чёрной мантии.

-Вообще-то вопрос не совсем праздный, - Новиков улыбнулся, - нам нужны какие-нибудь злодейские сплетни на эту тему. Только правдивые.

-Правдивые? – переспросил высокий мужчина, - Ты собираешь компромат?

-Нет, нам нужно отследить возможные связи. Пока даже не знаем, какие. Может, не только связи, может ещё что-то высветится.

-Это как-то связано с вашим визитом ко мне?

-Да, напрямую.

-Хорошо. Есть у нас судья Чернуца. Был у неё такой материал: женщина написала заявление, что её послали.

-Куда послали?

-На три буквы. Ну, мужской половой орган.

-Мы догадались.

-Но вот о решении судьи догадаться сложнее. Чернуца оправдала ответчика.

-Как оправдала?

-Да вот так. Мотивировка: для женщины посыл на член оскорблением не является. Для мужика является, а для женщины нет.

-В смысле, - осторожно уточнил Новиков, - любая женщина в данной ситуации должна радостно пользоваться моментом и быстренько использовать чей-то стояк?

-Грубовато, - засмеялся адвокат, - но очень точно. Судья приблизительно так и объяснила истице.

-Может, Чернуце взятку дали?

-Вряд ли, - отрицательно покачал головой Иван Семёнович, - Чернуца как раз слывёт принципиальной судьёй, не берущей никакие взятки. Даже договориться по-хорошему с ней нельзя.

-А она замужем?

-Ты хочешь сказать, что у человека хронический недотрах и она выносит решения под влиянием этого факта своей половой жизни?

-Почему бы и нет?

-Она замужем и ни в каких левых приключениях никогда замечена не была.

-Вообще-то это весело, - негромко произнёс Дмитрий, - но нас всё-таки интересует другое. Про Чурбак.

-Давайте про Чурбак. Некоторое время назад она очень дружила с судьями Папрухиной и Васиной.

-А сейчас уже не дружит?

-Дружит. Но не с судьями. Выгнали и Папрухину и Васину.

-За что?

-А вот тут как раз очень интересно. Захотела как-то Папрухина стать председателем нашего городского суда…

-Разве для этого достаточно одного желания? – недоверчиво хмыкнул Новиков.

-Разумеется, нет, - согласно кивнул головой Иван Семёнович, - договорилась наверху, с кем надо и ей намекнули, мол, скинешь нынешнего председателя, и тебя постараются засунуть на это место.

-А почему сверху нельзя снять с должности?

-Потому, что нынешняя председатель тоже не просто так попой на стул давит. У неё есть своя волосатая рука. Подговорила, значит, Папрухина Васину и Чурбак, и стали они жалобы на своё руководство писать. Очень грязноё бельё на свет вытаскивать.

-А было, что писать?

-Ещё как было. Но только у председателя суда свой компромат нашёлся. Она, оказывается, за Папрухиной уже год следила. Чем занималась Папрухина? Когда к ней поступало дело, в котором были истец и ответчик, то она предлагала ответчику «решить» его вопрос, разумеется, за приличную сумму денег. На суде она удовлетворяла требования истца. Но не присуждала деньги истцу, а назначала штраф в пользу государства и условный срок ответчику. Когда истец уходил со своим вариантом приговора, то Папрухина в дело клала совсем другой вариант, полностью оправдывающий ответчика. И так это длилось, пока однажды, один истец не решил через два месяца взять ещё одну копию решения.

-И охренел?

-Не то слово. Он сразу прибежал к председателю суда и накатал заявление на несколько страниц.

-И Папрухину выгнали?

-Разумеется, нет.

-Как нет?!

-Вот так, нет. Председатель суда просто придержала эту жалобу до лучших времён, которые как раз и начались, когда Папрухина, Васина и Чурбак стали на неё кляузы писать. Тут она достала эту жалобу и ткнула в нос Папрухиной. Мол, если не свалишь отсюда по-тихому, то будет по-громкому. И Васину с собой прихвати.

-А Чурбак?

-А Чурбак она как раз оставила. Ведь Оксана Гарольдовна тот ещё тормоз, её легко можно запугать. Она теперь своему начальству слово лишнее боится сказать.

-То есть, в принципе, руководство запросто может ею манипулировать? – уточнил Овсов, оглянувшись на следователя прокуратуры.

-Проще простого.

-А откуда ты знаешь такие подробности?

-Сама Чурбак по пьяни адвокатам жаловалась. Собрались они как-то девичьим коллективом и отметили день юстиции.

-Кто у неё отец? Что за Гарольд?

-Кто отец, не знаю, она приезжая, но говорят, что благородных кровей.

-Ну, что ж, время поджимает, мы пойдём.

-Я позвоню, когда будут новости.

-Всего хорошего, - они пожали друг другу руки и Овсов с Новиковым вернулись в машину, неожиданно ставшую предметом странных разбирательств.

-У меня возникла идея, - негромко произнёс Дмитрий.

-Какая?

-Нам следует обратиться к частному детективу, чтобы он начал собирать информацию, какую сможет, а мы пока нигде светиться не будем.

-Разумная идея, - задумчиво ответил Новиков, - надо просчитать варианты.

-Главное, чтобы про нас никто не догадался. Помчались ко мне, запись смотреть.

-Хорошо, - кивнул головой старший следователь прокуратуры.

По дороге они заехали за Алиной, и некоторое время слушали её щебетанье о вреде проживания по соседству с девицами лёгкого поведения.

-Это твоя вина, - неожиданно буркнул Дмитрий.

-Почему? – опешила девушка.

-Если бы ты ночевала у меня постоянно, то подозревать меня точно никто бы не стал.

-Тогда стали бы подозревать меня, - возразила Алина.

-Звучит вполне резонно, - заулыбался Новиков, - хотя и не так грустно, как в случае с Дмитрием.

-Нам нужен ещё и Феликс, - опять неожиданно произнёс Овсов.

-Зачем?

-А кто пойдёт к детективу? Лучше Феликса кандидатуры нет.

-Хм, - хмыкнул Новиков, - а ведь ты прав. Если, конечно, не боишься втянуть его в это убийство.

-Ему полезно, пусть учится.


С Феликсом Яблоковым, оперуполномоченным уголовного розыска линейного отдела внутренних дел, Дмитрий познакомился около трёх месяцев назад, когда на него свалилось дело об убийстве четырёх парней в гостинице. У Феликса оказались четыре трупа в купе поезда. Овсов заинтересовался совпадением, стал анализировать оба дела одновременно и неожиданно пришёл к выводам, которые позволили не просто раскрыть убийство, но и задержать опасную преступную группировку.


Так как Феликс вообще не в состоянии был хоть что-то понять в убийстве в поезде, то он радостно ухватился за помощь Дмитрия, слушался его во всём и стал кем-то вроде верного соратника. Которому, правда, лень было шевелить мозгами и он полагался на мыслительную деятельность Овсова. Тем более, что совместная с Дмитрием беготня за убийцами оказалась идеальным прикрытием для женатого Феликса в его многочисленных любовных похождениях. Высокий, с красиво уложенными каштановыми волосами, симпатичный молодой человек легко знакомился с девушками, мило улыбался, чуть-чуть шутил, и при этом твёрдо держал язык за зубами. Идеальный любовник. А, может и будущий супруг.


Ещё через полчаса, заехав за обрадовавшимся встрече Феликсом, вся оперативно-засекреченная группа поднялась к Дмитрию домой. Алина тут же принялась готовить ужин, Овсов и Новиков начали посвящать Яблокова в детали минувших суток. Постепенно лицо оперуполномоченного линейного отдела милиции вытягивалось и грустнело.


-Вы опять хотите втравить меня в неприятности.

-Вся твоя работа неприятности, - жёстко ответил Овсов, - не расслабляйся.

-А если прокурор и на меня разозлится.

-Во-первых, - твёрдым тоном произнёс Новиков, - про прокурора – это только наше предположение. И я думаю, что оно ошибочно. Мало ли какие совпадения бывают в жизни. Во-вторых, за пойманного убийцу никто карать не будет.

-Если только он не замначальника УВД, - негромко произнесла Алина.

-То есть ты предлагаешь версию о карьерном убийстве? - насторожился Александр Валерьевич.

-Всё-таки убит прокурор Малых Монахов.

-И как мне теперь проверить подчинённых убитого? – вздохнул Новиков, - Не вовремя наш прокурор затеял странные игры.

-Можно детектива отправить в Малые Монахи, - предложил Дмитрий.

-Можно-то, можно, но он никак не сумеет заглянуть в рабочие дела покойного, а это самое главное, - отозвался старший следователь прокуратуры, - давай смотреть твою запись.


Овсов достал видеокамеру из верхнего шкафчика на кухне, подключил её через кабель к телевизору и нажал кнопочку для просмотра.

-Что-то совсем темновато, - прокомментировал первые кадры Александр Валерьевич.

-Сейчас зайду в квартиру и включу подсветку.


Изображение действительно улучшилось, но ненамного. Хорошее освещение появилось только в ванной комнате, которую оперуполномоченный уголовного розыска снимал дольше других комнат.

-Выстрел виден достаточно хорошо, - задумчиво произнёс Новиков по окончании просмотра, - выстрел один. Точнее, я убедился, что наши сотрудники, побывавшие ночью на месте преступления картину произошедшего исказили. Если и был второй выстрел, то совсем не такой, как описано в протоколе.

-Я осматривал тщательно, - немедленно подал голос капитан милиции, - пулевых отверстий больше нигде не нашёл.

-Зато снимал ты не очень хорошо, - парировал его слова Новиков, - фактически правильная съёмка велась только в одном месте.

-Вот, вот, - раздался ехидный голос Алины, - мне тоже интересно, что такого важного ты нашёл в чужой женской ванной комнате, что даже под ванной снимал.

-Кстати, хотел спросить, - прервал долгое молчание Феликс, - а что за трубки на полу валялись?

-Не знаю, я особо не рассматривал. Там не только трубки были, но и приспособления всякие, зажимы, ремни.

-Почему у неё все полочки кремами заставлены? – спросил Новиков, - У моей жены нет такого количества тюбиков.

-У твоей жены муж только один, - посмотрел на него Овсов, - как приучила тебя к одному вечернему запаху, так и закончилась дрессировка.

-У моей тоже не так много, - заметил Яблоков.

-Мужей? – невинным голосом поинтересовалась Алина.

-Сплюнь, - строго ответил Феликс, - кремов и мазей.

-Просто ей твоя зарплата не позволяет иметь необходимое количество косметики. Ужин готов.

Четвёрка отправилась на кухню, где в почти полном молчании съела омлет и бутерброды с сыром и колбасой.

-Большое спасибо. Предлагаю прямо сейчас отправить Феликса к частному детективу, - поднялся Новиков.

-Согласен, - встал из-за стола и Дмитрий, - спасибо, Алина, мы поехали. Через час я вернусь.

-Зато я не согласен, - вздохнул Феликс, - но моё мнение никого не интересует.


Частных детективов в городе насчитывалось не так уж и много и, по рекомендации Новикова, Овсов подъехал к конторе одного из них.

-Феликс, ты всё понял?

-Да, - грустно ответил молодой человек и вышел из машины.

-Я слишком много времени с тобой сегодня провёл, - повернулся Александр Валерьевич к Дмитрию, - завтра буду заниматься только работой в прокуратуре.

-Хорошо, - кивнул головой Овсов, - я тоже постараюсь создать рабочий вид.

Через некоторое время Яблоков вернулся, и Жигули отъехали от серого здания.

-Нормальный мужик, спрашивал только по делу, никаких лишних вопросов. Договорились завтра вечером встретиться.

-Оставил ему свой номер телефона?

-Конечно.

-Может, к адвокату махнём, а то завтра времени не будет? – предложил Новиков.


Дмитрий кивнул и развернул машину в нужном направлении. Когда они подъехали к строению с адвокатской вывеской на фасаде, Александр Валерьевич повернулся к Феликсу:

-А ты пока посиди в машине.

-Хорошо, - буркнул Яблоков, озираясь и разглядывая номера домов по улице.

Войдя в кабинет, Новиков и Овсов застали Ивана Семёновича, расхаживающего по кабинету и собиравшего документы в кейс.


-Вы вовремя, - улыбнулся высокий широкоплечий мужчина с красноватым лицом, - как же судья разозлилась, узнав, что я буду представлять интересы ответчика по этому делу.

-Всё нормально? – осторожно уточнил следователь прокуратуры.

-Всё отлично, - весело ответил адвокат, - судья Чурбак на несколько минут лишалась дара речи, когда я вручил ей доверенность Овсова. Это хорошо. Главное, мы сбили её с толку. Она-то рассчитывала, что сейчас к ней придёт наивный, не знающий законы человек, и она его легко и изящно обует.

-Разве судья является заинтересованной стороной? – удивился Новиков.

-Не знаю, не знаю, но настрой её был таков – немедленно посадить Овсова в тюрьму.

-Ты шутишь?

-Нисколько. Дмитрий Юрьевич Овсов является председателем жилищной комиссии своего дома, выбранный на эту замечательную должность жильцами всего дома.

-Впервые об этом слышу, - негромко произнёс капитан милиции.

-Около трёх месяцев назад прошло заседание комиссии по вопросу увеличения цены уборки подъезда за один квадратный метр. А сегодня один из жильцов подал иск в суд на председателя комиссии Овсова за незаконное увеличение цены.

-А секретарь судьи сказала, что уже месяц не может до меня дозвониться.

-Я так Чурбак и сказал. На что она мне ответила, что такого не может быть и Овсов является отпетым лжецом, что обязательно приведёт его на нары на длительный срок.


Капитан милиции и следователь прокуратуры переглянулись.

-Не был я ни на какой комиссии. Если там стоит моя подпись, то она поддельная.

-Там нет Вашей подписи, я затребовал документы по делу и мне предоставили копии, - адвокат достал из папки бумагу и вручил её Дмитрию, - взгляните, это копия протокола комиссии.

Овсов внимательно прочитал бумагу и, увидев дату на протоколе, тут же произнёс:

-Кстати, в этот день я был в командировке в Ижевске, и присутствовать на этом мероприятии просто физически не мог.

-Не сомневаюсь, - рассмеялся Иван Семёнович, - я с такими вещами уже сталкивался. Жилищная контора составляет все эти протоколы вообще без ведома жильцов дома. И, самое главное, судья Чурбак тоже это прекрасно знает. И также знает то, что за такие вещи посадить никак нельзя. Но, тем ни менее, почему-то горит праведным гневом.

-Может, это у неё такая реакция на тебя? – спросил Новиков адвоката.

-Скорее, у неё такая реакция на меня, - мрачно ответил Дмитрий, - что дальше?

-Рассмотрение материала перенесли, а Вы принесите мне копию Ваших командировочных документов, где стоят печати и подписи из Ижевска.

-В течение недели будет нормально?

-В самый раз, - улыбнулся адвокат.


Они распрощались и вышли из здания. Иван Семёнович махнул рукой, уселся в дорогую иномарку и, мигнув фарами, уехал. Овсов и Новиков задумчиво дошли до Жигули, хлопнули дверцами и Дмитрий включил зажигание.

-И ты хочешь сказать, что всё это совпадение? – угрюмо произнёс капитан милиции.

-Уже и сам сомневаюсь, - ответил Александр Валерьевич, - но уж больно это всё как-то сумбурно. Прокурор дело прекращает и тут же на тебя наезжают налоговая и суд. Почему сразу, почему не через два дня, например?

-Прокурор торопится перекрыть мне кислород? Зачем? И ведь я тогда напрямую могу связать визит к твоему начальству и начавшуюся истерику в мой адрес.

-Вот и я говорю, что всё это глуповато как-то выглядит.

-А где Феликс? – оглянулся Дмитрий, - Разве он не должен был сидеть в машине?

-Должен, - теперь оглянулся и Новиков, - да вот он бежит.


Из подъезда дальнего здания выскочил Яблоков в распахнутой рубашке и, поддерживая руками штаны, сломя голову побежал к машине. Подлетев к задней дверце, Феликс рывком распахнул её и заорал:

-Быстрее поехали, быстрее, меня сейчас убьют!


Дмитрий немедленно выжал сцепление и плавно тронулся. В зеркало заднего обзора Овсов увидел высокого мужчину, выскочившего вслед за неудачливым любовником и попытавшегося догнать Жигули. Однако, он быстро выдохся и стал что-то орать, размахивая кулаками.

-Он у неё в охране работает, - сквозь шумное прерывистое дыхание едва произнёс Яблоков, - и должен сегодня быть на работе.

-Зря мы его без присмотра оставили, - равнодушно произнёс Александр Валерьевич.

-Думаешь, надо было сначала его домой отвезти? Но тогда мы бы не успели к адвокату.

-Тоже верное замечание. А если завтра в подворотне найдут холодный труп Феликса?

-Что вы такое говорите? – возмущённо заорал Яблоков, - Почему сразу труп?

-Потому, что он у неё в охране работает. Наверняка, и оружие имеется.

-Ой, - испуганно выдохнул Феликс, - он всегда с собой охотничий нож носит.

-Значит, рядом с трупом, - продолжил Овсов, - будет валяться отрезанная сморщенная твоя любимая часть тела.

-Прекратите меня пугать! – тонким голосом завопила жертва неудачного свидания.

-Мы не пугаем, - произнёс Дмитрий и повернул направо, - мы делимся с тобой информацией из криминальных сводок.

-А что это ты в кулаке зажал? – взгляд Новикова упирался в левый кулак Яблокова.


Феликс разжал пальцы и в салон машины с лёгким трепетным шуршанием опустились розовые девичьи трусики. Их романтический полёт Овсов увидел в зеркало и резко затормозил, прижавшись к тротуару.

-Что случилось? – удивился Александр Валерьевич.

-Дай-ка посмотреть, - Дмитрий протянул руку к лоскутку одежды.

-Зачем? – Феликс поспешно схватил трусы, прижал их к груди и оскалился, - Ты что, фетишист?

-Просто знакомые трусики.


Яблоков растерялся и без сопротивления отдал предмет женского белья старшему оперуполномоченному уголовного розыска. Дмитрий растянул этот предмет на своей ладони и убедился, что трусики точно такие же, как и у Ксении, но только розового цвета.

-Не понял, - задумчиво произнёс Овсов, - а с кого ты их снял?

-С ума сошёл, - огрызнулся расстроенный любовник, срывая улику незаконной страсти с руки Дмитрия, - так я тебе и сказал.

-Действительно, ты чего это вдруг? – удивился и Новиков.

-Точно такие же трусы, только жёлтые уже имеют некоторое отношение к ночному убийству, - капитан милиции резко тронулся с места и ускорился, чтобы успеть на мигающий зелёный сигнал светофора.

-Это каким же образом?

-Утром у меня была встреча с девушкой, которая в присутствии Алины зачем-то, сидя на диване в кабинете, раздвинула свои ноги и продемонстрировала жёлтые трусики.

-И зачем же она это сделала?

-Сам не знаю. Но это было так неожиданно и не к месту, что я удивился. Перед этим она сделал вид, что она девственница, а затем раздвинула ножки.

-Она пыталась тебя соблазнить, - уверенным тоном опытного соблазнителя произнёс Феликс.

-В присутствии Алины?!

-Это у него шок от несостоявшейся встречи с ножом в твёрдой мужской руке, - усмехнулся Новиков, - поэтому и несёт ерунду.

-Это вы вместе ерунду несёте, - тем же уверенным тоном добавил Яблоков, - если она, как говорит Овсов, имеет отношение к убийству, то она не только трусики покажет, а кое-что и похлеще.

-В том-то и дело, - вздохнул Дмитрий, - если бы она не занялась лёгким стриптизом, то я бы на неё ничего и не подумал.

-Мне теперь перед девушкой неудобно, - погрустнел Яблоков, - она, наверное, отдувается за меня.

-Я почти убеждён, - усмехнулся Дмитрий, останавливая машину, - что в отличие от тебя у неё с этим мужиком будет настоящий оргазм.

-Лишь бы у Феликса с этим мужиком больше ничего не случилось, - ехидно бросил Новиков и добавил, - завтра созвонимся.

-Так почему тебя на трусики переклинило?- осторожно спросил Феликс, когда Новиков зашёл в свой подъезд.

-Ну, вот представь себе: с самого утра я её подозреваю. Сначала она делает невинный вид, затем раздвигает ноги передо мной, а затем раздвигает перед тобой. Модель трусиков абсолютно одинаковая. Разумеется, я и подумал первым делом на неё.

-Моя девушка, - Феликс выделил слово «моя», - весь день на работе находилась и с такими неотёсанными мужланами, как ты, никаких дел не имела.

-Это хорошо, что не имела. Ты ей в качестве извинения набор белья «Неделька» купи.

-Ого, - радостно воскликнул Яблоков, - Овсов, да ты соображаешь. Отличная идея.

Показать полностью
4

Ментор черного паука

Всем привет!

Меня зовут Нина Малкина, и я живу в выдуманном мире.

Два года назад я села перед пустым листом и накидала начало фэнтези-книги.

Процесс меня так затянул, что я почти полностью пропала из реальной жизни, погрузившись в иллюзии и приключения.

Это плохо? Это хорошо? Я не знаю до сих пор.

Удивительным стало то, что всё, кому я предложила ознакомиться с Квертиндом, пропадали там так же, как и я.

Но широкий свет моя книга увидела три дня назад.

И вот я впервые хочу показать широкому кругу пролог большой истории, которая, возможно, захватит и вас.

Хотите окунуться в настоящее, затягивающее, тёмное фэнтези и вместе с героиней посмеяться в лицо самой судьбе?

Добро пожаловать в Квертинд!


ПРОЛОГ


Капли с неба, лу-лу, начали падать на двадцать восьмой ступени пути к Преторию. Йоллу, лу-лу, спрятал пергаментный свёрток под свой бархатный камзол. О, что это был за камзол! Настоящая форма служащих Претория. Расшитая золочённой ниткой и украшенная булавкой с весами - символом Великого Консульства. Хотя Йоллу и не был уверен, что его важная одежда должна мокнуть за такую покупку, но расстраивать хозяина не хотелось. Он и так часто расстраивался в последнее время, лу-лу.


Хозяин просил принести мятного масла, чтобы облегчить мигрени, и Йоллу был вынужден снова идти к этому крючковатому аптекарю. Он всегда был злой к Йоллу, этот алхимик, лу-лу. Смотрел на маленького рудвика свысока, даже надевал на нос маленькие стёкла, как будто Йоллу должен был от этого вырасти. Но рудвики всегда оставались маленькими - в пол человеческого роста, лу-лу. И удивительно круглыми. Как будто все необходимые для жизни органы у них помещались в одном огромном животе. На тридцать пятой ступени у Йоллу зачесалось ухо, лу-лу. Уши у рудвиков были пушистые, треугольные, с кисточками на концах. Роскошные уши, лу-лу.

Когда-то давно-давно рудвики практически вымерли. Маленький народец не мог самостоятельно противостоять опасным чудовищам, болезням и войнам, поглотившим мир в тёмные времена. Но Тибр Иверийский - основатель династии правителей королевства Квертинд, позволил рудвикам жить в человеческом мире и пользоваться их милостью. С семьдесят восьмой ступени, лу-лу, Йоллу как раз мог разглядеть его статую. Огромный каменный Тибр утопал в округлом эркере там, где кончались ступени. На голове его красовался тонкий простой обруч, исписанный символами. В одной руке правитель держал копьё, а в другой - прозрачный шар.


Рудвик не помнил точно, что должен был Тибр Иверийский показывать путешественникам, но Йоллу, лу-лу, всегда по-своему понимал молчаливого короля. Он как будто говорил: “Видишь, Йоллу, большая палка так же важна, как и маленький пузырь, лу-лу”. И Тибр не обманывал. Рудвики всегда распознавали обман и иллюзии, лу-лу.


На девяносто пятой ступени рудвика нагнал один из консулов Претория - господин Гвелейд Дилз. Хозяин говорил, что Гвелейд Дилз - очень дипломатичный. Йоллу подумал, что это из-за его прекрасной шапки. Маленькая и круглая, она походила больше на аппетитный блинчик, надетый на лысеющую голову, лу-лу. В шапках Йоллу понимал не меньше, чем в большой дипломатии. То есть - очень много, лу-лу. Да и сам консул был прелесть, как хорош, - немногим выше рудвика, с таким же красивым, большим и круглым животом.


- Ааааа, Йоллу! - взвизгнул консул. - Как расчудесно, что я тебя встретил.

Йоллу тоже обрадовался встрече и охотно закивал в знак приветствия, приготовился слушать. Это была его обязанность - слушать и передавать хозяину.

- Ты непременно должен передать его превосходительству Камлену, что внешняя политика требует неотлагательного вмешательства, - продолжал Гвелейд. - Да, да, непременного! У меня есть сведения, что Веллапольское княжество планирует военную кампанию. Хотят вернуть земли Галиофа! Они так и не простили нам это завоевание. Я отбываю туда завтра, с торговой шхуной. Такая срочность мне уже не по годам, но я верен королевству Квертинд до последнего своего вздоха! Необходимо убедить их в переговорах и пригласить с официальным визитом. При нашей нынешней ситуации, мы не можем позволить себе войну, друг мой, никак не можем.

Консул Дилз перевёл дыхание и обернулся. За каскадом ступеней, внизу, просыпалась и шумела столица, наполняя свои улицы и мосты ещё сонными людьми.

- Ну вот и последняя ступень, - консул задумчиво вглядывался в белокаменные резные здания. - А ты знаешь, почему их сто двенадцать, Йоллу?

- Так построили строители, лу-лу? - предположил рудвик.

Консул улыбнулся.

- Сто двенадцать ступеней ровно по числу страшных лет грабежей, бесчинств и увядания нашего королевства. Мы проделали долгий путь. Долгий путь - к Тибру, закону и справедливости, - консул указал на статую, утопленную в здании Претория. - Боюсь, Йоллу, всё это может повториться. Тёмные времена нынче настали, Йоллу, снова тёмные. Без правителя Квертинд идёт прямо в пекло Толмунда.


Йоллу знал Толмунда. Это был кровавый бог, покровитель страшной магии и мучитель душ. К нему в пекло не хотелось, лу-лу. Даже упоминать его было страшно.

- Я передам, - брякнул рудвик и трусливо посеменил ко входу, ныряя под высокую светлую арку.

Холл Претория встретил Йоллу привычной прохладой и мягким светом. Всюду сновали служащие в форменной бордовой одежде с непременной булавкой в виде весов. Рудвик подошёл к охранной арке входа и проверил, что на нём тоже надет отличительный знак консульства. Когда Йоллу сделал шаг в арку, позолоченная булавка нагрелась и на миг вспыхнула оранжевым светом. Маленький отблеск от брошки стал резко расти и расширяться, окутывая приземистое тело рудвика. Как только световая оболочка замкнулась вокруг Йоллу, она мгновенно исчезла. Йоллу при этом ничего не почувствовал, лу-лу. Это была охранная магия, позволяющая зайти в Преторий без приглашения только его служащим.


- Добро пожаловать в Преторий, - белозубой улыбкой отчеканила девушка в таком же бордовом камзоле, какой был на самом Йоллу. - До совета консульства осталось сто семь дней, пять часов и три минуты.

“Странная у неё работа, лу-лу”, - в очередной раз подумалось Йоллу. Некоторые посмеивались над рудвиком за то, что он всего лишь посыльный, выполняющий мелкие поручения. Но это та работа, которую должен кто-то делать. А вот эта барышня, лу-лу, просто стоит у входа и говорит то, что и так знает каждый работник Претория.

С этими мыслями рудвик бойко миновал большой и шумный холл, прошёл мимо Зала Заседаний Претория и устремился вглубь консульства - туда, где обитал главный здесь человек.

Преданный служитель маленькой фигуркой тихонько юркнул в кабинет Великого Консула и молчаливой тенью застыл у входа. У Камлена был посетитель. Йоллу сначала даже возмутился, лу-лу, что кто-то посмел войти без его личного ведома, но решил не вмешиваться в беседу. Этого посетителя Йоллу знал.


Гости у хозяина бывали редко. Если не сказать - почти никогда. Для всех бесед существовал Йоллу, рудвик-секретарь его превосходительства. Великий Консул Камлен Видящий уже много лет не выходил из своего кабинета, в котором он жил. До самого потолка здесь тянулись книжные шкафы, забитые фолиантами. Йоллу читал их хозяину, лу-лу, который в последнее время всё больше предпочитал сказки. Это был любимый шкаф Йоллу, лу-лу. Во-первых, обложки сказочных книг были самые пёстрые. А во-вторых, этот шкаф таил секретик. Когда-то в кабинете царил порядок, лу-лу. Йоллу ненавидел расставлять книги, начищать подсвечники и сортировать пергаменты хозяина. Но с тех пор, как Камлен ослеп, порядок в кабинете перестал быть таким уж важным. Постороннему взгляду, лу-лу, могло бы показаться, что здесь царил полный хаос. Но Йоллу точно знал, где у него лежит какая утварь, лу-лу. При необходимости мог огарок свечи вытащить из-за тумбочки или чистое полотно с книжной полки.


Сейчас же привычный порядок вещей нарушал гость. Он сидел в потёртом кресле напротив хозяина, обнажённый до пояса, и не сводил с него жёсткого взгляда. Одежда его лежала рядом, на полу. Значит, ещё один решил испытать свою судьбу ритуалом. Некрасивый был человек, лу-лу. Совсем не похож на премилого Гвелейда. Некрасивый и страшный. Он был одним из Консулов Верховного Совета королевства. Высокий, с собранными в хвост длинными чёрными волосами. И таким же чёрным взглядом. И чёрными делишками, лу-лу.


Особо устрашающим для Йоллу нежданный гость казался из-за его жутких рук с резко выделяющимися тёмными венами. Ладони казались почти чёрными, с редкими просветами светлой кожи. Если смотреть издалека, то можно подумать, будто мрачные молнии навечно застыли рисунком на теле Консула, лу-лу. Поднимаясь от кончиков пальцев, ломано извиваясь вдоль рук, они охватывали запястья и плечи этого страшного человека, лу-лу, и заканчивались одинокими узкими змейками на его груди и шее. Одна линия тянулась даже по щеке, истончаясь только к виску кошмарного мага. Чем дольше рудвик рассматривал его, тем страшнее становилось: в мрачных лабиринтах вен чудились то змеи, то кинжалы, то пауки, а иногда даже злое лицо покойной бабушки Йоллу, лу-лу. “Ты неряшливый гадкий слизень с маленьким животиком, лу-лу!” - кричала бабушка. Рудвик вздрогнул и быстро отогнал страшные воспоминания. В следующий миг внимание рудвика привлёк фамильный пергамент, лежащий на столе перед хозяином. Он переливался мягким золотистым свечением так, как будто в нем проживали немигающие светлячки, лу-лу. Йоллу уже понял, что это всё означает.

- А вот и мой чудесный помощник, - Камлен хлопнул в ладоши и поманил к себе рудвика. - Ну-ка, Йоллу, прочитай мне это. Хоть я и знаю почти наизусть, что написано в этом пергаменте. Но традиция и ритуал должны быть соблюдены.


Рудвик взял пергамент со стола хозяина, вытянулся, чтобы казаться как можно выше, лу-лу, посильнее выпятил живот и принялся торжественно зачитывать.

- Кирмос лин де Блайт, урождённый в сто шестьдесят девятый год от коронации Тибра Иверийского. Консул Верховного Совета Королевства Квертид, наместник Полуострова Змеи. Признанный сын Монреда лин де Блайта и Мелинды Блайт, единственный наследник…

Великий Консул прерывал чтение Йоллу, откладывая пергамент.

Йоллу, лу-лу, с облегчением вздохнул, потому что читать бы пришлось долго.

- А так же бывший Экзарх Ложи Стязателей, самый могущественный маг королевства, великий воин и весьма амбициозный человек. Что ж, ваши титулы и достижения превосходят самые длинные списки, Консул лин де Блайт. Но совсем не таким мне представляется король, - добавил Камлен и задумчиво почесал седую щетину на щеке. - Вы, должно быть, более, чем полностью, состоите из войны и магии Толмунда. Ваша сила питается свежей кровью. Что вы видели в своей жизни, кроме битв и смерти? Ваш отец обучал вас военному делу. Ваш наставник - наш погибший король Мирасполь - обучал вас кровавой магии. Жизнь и опыт обучали вас строгой дисциплине и непрерывному сражению. Но мир - это не только лишения и преодоления. У него есть и другая сторона. Может ли сделать народ счастливым король, который сам никогда не был счастлив?

Кирмос лин де Блайт приподнял одну бровь. Он смотрел в белые, подёрнутые мутной пеленой глаза слепого Камлена с насмешкой. Йоллу забеспокоился, лу-лу.

- При всём уважении, Великий Консул, вы способны видеть прошлое, будущее и предсказывать события. Ваша мудрость - это тома книг, наполняющих вашу библиотеку, - чёрный консул обвёл руками кабинет. - Но вы слепы. И не только своими глазами. Возраст и годы заточения делают вас чувствительным. Мир всегда полон войны и страданий. Это его суть. Счастье - погремушка для народа, развлекающая его, как наполненный семенами короб увеселяет младенца. Чувства - то, что могут позволить себе благородные девы из Мелироанской академии, но никак не правители. Они лишают их силы и даже жизни. Именно чувства стали причиной гибели Иверийской династии. В ту ночь, когда погибли Лауна и Мирасполь, они поддались сентиментальности и попросили оставить их наедине - им так хотелось пережить момент простого супружеского счастья. Этим они погубили себя и своего не рождённого сына. Оставшись без охраны, они сознательно стали слишком уязвимы, чем и воспользовались мятежники. Любовь не спасла их, она их погубила. Великую правящую династию, которая годами справлялась с врагами и невзгодами, победила простая эмоция, их же собственная. Что это за счастье такое, скажите мне, Камлен Видящий, которое толкает на неотвратимое безрассудство? Вы обвиняете меня в том, что моя сила питается кровью и требует жертв. Но ни одна сила в мире не способна соперничать с жестокими условиями любви. Это самый кровавый и беспощадный монстр из всех, мне известных. А я повидал немало тварей. И, поймите меня правильно, - немало женщин, чтобы выработать в себе устойчивость к коварному виду душевного яда. Думаю, только очистив себя от привязанностей, можно стать неуязвимым. И сейчас у меня нет слабостей.


В кабинете повисла тишина. Йоллу слышал, как сопит хозяин, застывший, словно вековая статуя, лу-лу. Через мгновение Камлен Видящий резко выдохнул и стал издавать гаркающие звуки, обнажив редкие плохие зубы. Морщины на его щеках стали ещё глубже, подчёркивая непривычную глазу мимику хозяина.

- Ему плохо? - Кирмос лин де Блайт насторожился и недоумённо перевёл взгляд на рудвика. - Может, вызвать целителя?

- Нет, лу-лу, - важно ответил Йоллу. - Хозяину сейчас определённо хорошо.

- Это видение? Прорицание? - мужчина развернулся к Камлену и стал его внимательно рассматривать.

- Великий Консул смеётся, ваша милость, - пояснил рудвик.

- Смеётся?..

Громкий стук резко оборвал странный смех. Йоллу подпрыгнул от неожиданности, лу-лу. Кирмос лин де Блайт напрягся, готовый к нападению. Камлен ударил ладонью по столу и моментально стал сосредоточенным.

- Что ж, консул лин де Блайт, я принимаю ваше прошение стать правителем нашего королевства. По закону Квертинда, вы должны пройти три испытания: испытание войной, испытание династией и испытание изгнанием. Первое испытание вы уже прошли, приняв участие в подавлении восстания Ордена Крона после падения Иверийской династии. Порой междоусобные войны, сотрясающие королевство изнутри, самые губительные. То, что вам удалось с этим справиться пятнадцать лет назад - невероятное достижение, учитывая ваш молодой возраст на тот момент.

- Пожалуй, тогда я и был счастлив, - согласно кивнул Кирмос лин де Блайт. - Война делала меня счастливым.

- Да-да, наверняка, как и всех молодых юношей, - Камлен Видящий пожевал губами. - Война, вино и женщины. Но теперь вы уже не так молоды и пришли за вторым испытанием. Испытанием династией, которое позволит вам стать королём Квертинда. Самым быстрым и однозначным.

- Признаюсь, мне непросто далось это решение, - нехотя поделился Консул. - Как бы там ни было, я подвёл великих правителей. Я был единственным человеком, который мог бы уговорить Мирасполя оставить стязателей для охраны или вовсе ослушаться его приказа. Я этого не сделал. Не могу сказать, что не справляюсь с чувством вины, скорее считаю своим долгом уберечь хотя бы наследие Иверийской династии. Квертинд и есть их наследие. Но меня не привлекает высшая власть, как вы могли подумать. Напрасно вы обвинили меня в амбициях.

- Я вас этим похвалил! - возразил Камлен.

- Всё равно - напрасно, - кивнул консул лин де Блайт. - Пятнадцать лет королевство лежит на разделённой власти Консулов и ваших плечах, Камлен. Но с вашей смертью, Великий Консул, начнутся распри и разногласия среди Верховного Совета. Мы оба знаем, что это неотвратимо ведёт к краху. Без правителя Квертинд превратится в груду исторических развалин или станет частью другой империи. Меня не устраивает ни один из этих вариантов. Я предлагал вам использовать магию крови, чтобы поправить здоровье и продлить жизнь, но вы отказались. Это значит, что ваша скорая кончина неизбежна.

- Ох, Кирмос. Я достаточно пожил на этом свете, чтобы уйти. В конце концов, надеюсь, Сады Девейны уже ждут меня, - Великий Консул тяжело поднялся. - Но не сегодня.

Несколько секунд Камлен стоял, опираясь ладонями о стол, и, казалось, вглядывался пустыми глазницами в своего собеседника. Потом улыбнулся своим мыслям и хлопнул в ладоши.

- Йоллу, друг мой, настало время открыть хранилище реликвий, - обратился к рудвику Великий Консул.


Рудвик затрепетал, лу-лу. Хранилище реликвий - это самое сердце королевства Квертинд. Входить туда дозволялось только Великому Консулу и ему, рудвику-секретарю. В такие моменты Йоллу чувствовал себя особенно важным, лу-лу. Видела бы его сейчас бабушка!

Раньше реликвии королевства хранились в Иверийском замке в центре Лангсорда. Но с той самой роковой ночи Красной Луны, когда погибли Лауна и Мирасполь Иверийские, замок закрыли навсегда. Великий Консул приказал перенести реликвии в Преторий. С тех пор они покоятся в хранилище, открыть которое можно только брошью Великого Консула. Хозяин всегда носил её на груди, не снимая даже во сне, лу-лу. Сама брошь была похожа на брошь Йоллу - золочёные весы, только немного крупнее и украшенные двумя драгоценными камнями. На одной чаше лежал синий сапфир, добытый из рудников Галиофских Утёсов в период их завоевания. А на другой - красный рубин, подаренный Мелире Иверийской в день её коронации неким амиром Тахарии-Хан. “Что бы ты выбрал, Йоллу, - красный или синий?” - иногда в шутку спрашивал хозяин, когда они раскуривали баторские благовония. Йоллу выбирал красную, потому что глубоко почитал Мелиру Иверийскую, лу-лу, благодетельницу рудвиков. Хозяин только посмеивался и говорил что-то о выборе между мучительной правдой реальности и блаженной неизвестностью иллюзии. В этом смысле Йоллу был спокоен, лу-лу. Зрение рудвиков было лишено способности видеть иллюзии.


Йоллу встал рядом с хозяином и ждал, пока тот закончит заклятие отворения, связанное с его брошью. Ждать пришлось недолго - через минуту книжный шкаф со сказками щёлкнул и покорно отъехал в сторону, освобождая проход в крохотную комнату. Йоллу привычно подставил плечо слепому Великому Консулу, чтобы тот мог опереться и следовать за рудвиком. Здесь таились могущественные артефакты, новые и старые. Некоторые были даже древнее Иверийской династии, предназначение которых до сих пор оставалось непонятным. Но для испытания нужен был только один - Корона Тибра Иверийского. Простой обруч выглядел слишком не царственно, по мнению Йоллу, лу-лу. Он был из серого металла, слегка вытянутый в овальную форму и имеющий небольшой выступ к переносице. По всему периметру были выгравированы символы, значение которых оставалось тайной для всех. Иверийская магия хранилась только членами династии. Поговаривают даже, что Иверийцы не обладали никакой особенной магией, потому что ничего о ней не было известно. Но Йоллу точно знал, что это не так, лу-лу. Несмотря на то, что самые сильные маги исследовали обруч и заключили, что он лишён магии, Корона Тибра Иверийского работала, лу-лу. И сейчас это предстояло проверить в очередной раз.


- Это корона Тибра Иверийского, Основателя Династии и Мира в Королевстве Квертинд! - Великий Консул Камлен поднял корону над головой.

Кирмос лин де Блайт опустился перед Консулом на одно колено. Йоллу приготовился к любимому зрелищу, лу-лу.

- Я, Великий Консул Камлен Видящий, возлагаю на тебя, Кирмос лин де Блайт, бремя власти и могущество правления. Во имя величия и свободы Королевства Квертинд, во благо народа его и процветания. Да примет тебя Иверийская династия! - с этими словами Камлен опустил корону на голову чёрного Консула.

Йоллу ждал, но ничего не происходило. От удивления у него расширились глаза, лу-лу. Чёрный человек всё ещё сидел перед хозяином, и на голове его красовалась корона Тибра Иверийского. Так они стояли какое-то время, пока тишину не нарушил Камлен.

- Хм, что ж, я вас поздравляю, вы прошли испытание, - деловито отвернулся старик, словно подобное происходило каждый день.

- И это всё? - Кирмос лин де Блайт поднялся, снял корону и внимательно её изучил. - Вы надели на меня пустой круг стали, лишённый магии, и говорите, что я прошёл испытание? А как же смертельная опасность? Меня предупреждали, что во время ритуала я могу погибнуть.

- Это не совсем так. И вы не правы по поводу “пустого круга”. Иверийская магия - совершенно особенный вид работы с материями. Ни одному магу так и не удалось её почувствовать. Самые разные и могущественные магистры пытались найти в ней хоть каплю принадлежности к какой-то склонности. Стихийной, ментальной, творческой, кровавой. Даже проводились эксперименты над несчастными, которых заставляли насильно пройти ритуал, чтобы почувствовать присутствие смерти. И - ничего.

- И что стало с теми, кто не проходил ритуал? - Кирмос лин де Блайт начал надевать свою чёрную одежду.

- Они просто исчезали, - слепой старик взмахнул в воздухе руками. - Растворялись в пространстве, как растворяется дым от свечи. И куда они девались - сами понимаете, никто не знает. Но есть подозрение, что их нет ни в пекле Толмунда, ни в садах Девейны.

- То есть, они не мертвы? - консул лин де Блайт накинул камзол.

- Кто знает, Кирмос, кто знает. Но, поскольку, вы всё ещё стоите передо мной - вам это выяснить не удалось, - Великий Консул вернулся к своему столу и, кряхтя, опустился в кресло. - Йоллу, принеси-ка мне титульные чернила, я должен сделать пометку в фамильном пергаменте нашего гостя о том, что он прошёл испытание династией.


Йоллу только сейчас понял, что практически не двигался и не дышал. Это было удивительно - увидеть, как обруч не развеял очередного претендента на престол, лу-лу. На совершенно деревянных лапах он прошёл к дальнему шкафчику с чернилами и принёс их хозяину. Заскрипело перо по фамильному пергаменту Кирмоса лин де Блайта. Тот уже полностью оделся и закрепил свой высокий ворот серебряной брошью в виде трёх сплетающихся хвостами змей. Когда его наводящие страх вены-молнии скрылись под камзолом, Йоллу почувствовал облегчение. Кровавого мага в нём теперь выдавала только одна тонкая линия на лице, чёрные руки и чёрные же глаза, в которых полностью терялся зрачок. Вероятно, лу-лу, этот консул-наместник Полуострова Змеи - его новый король. Новый король Квертинда. А значит - хозяин его хозяина. Надо было налаживать дружеские связи с этим жутким мрачным человеком. Во имя всех рудвиков мира, лу-лу.


Великий Консул подул на пергамент, чтобы чернила застыли, затем свернул его в трубочку и достал печатный пломбир с весами консульства. Губы консула зашептали заклинания затворения. Когда пергамент был запечатан сургучной печатью и магией, Камлен вручил его Йоллу. Йоллу выпятил живот, выставил руки перед собой и с глубоким поклоном принял фамильный пергамент, чем изрядно удивил хозяина. Йоллу уже занимался дипломатией, лу-лу. Налаживал отношения с новым королём. Он торжественно прошагал своими мохнатыми ступнями по ковру кабинета и с таким же глубоким поклоном вручил пергамент Кирмосу лин де Блайту.


- Теперь вы станете нашим новым королём, ваша милость, - елейным голосом произнёс Йоллу. - От имени всех рудвиков Квертинда я вас поздравляю, лу-лу!

Консул с сомнением посмотрел на Йоллу и взял пергамент.

- Мне осталось ещё одно испытание, - заметил будущий король.

- О, самое лёгкое, лу-лу! - встрепенулся Йоллу. - Для такого мудрого и смелого человека, как вы, прожить два года в удалении, не называя своего имени, - сущий пустяк, лу-лу!

- Пожалуй, ты прав, рудвик, - согласился кровавый маг. - Я и не думал, что путь к престолу будет таким… лёгким.

На этот раз от гаркающего вороньего смеха Камлена Видящего вздрогнули оба - Йоллу и Кирмос лин де Блайт.

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Свежее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!