Сообщество - Лига спасателей
Добавить пост
620 постов 2 391 подписчик

Популярные теги в сообществе:

15880

Очередной поиск… (или адский лес).

Уже не в первый раз, к сожалению, случается так, что некоторые поиски мы начинаем в воздухе, а заканчиваем на земле. Тот, что случился в июле этого года запомнится всем, кто в нем участвовал, я думаю, на всю жизнь.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Есть в Истринском районе один лес, который очень редко отдает людей живыми. Живет себе человек, растит детей, нянчит внуков, а в один прекрасный день идет, как обычно по грибы и больше его уже никто никогда не видит.

Началась эта история, как тысячи других, с заявки на номер 112 по признаку «лес на связи».

При общении с гражданами, которые имеют привычку ходить по лесам в поисках грибов и ягод, мы всегда отдельно делаем акцент на том, что с собой в лес обязательно нужно брать полностью заряженный телефон. Это важно! Многие не делают этого по боязни потерять вещь, которая денег стоит. Но! Во-первых… можно сделать так чтобы телефон не терялся. Это и карманы на молнии и шнурок на шею… а во-вторых, что ценнее… телефон, пусть даже самый дорогой, или все же ваша жизнь?

Заявка в этот раз оказалась уникальной. У грибника с собой компас и два…. ДВА, черт побери, полностью заряженных телефона!!!

И тем не менее он в лесу, связь полное барахло, куда идти он не понимает, солнца нет и подсказать направление выхода группа ЛНС (лес на связи) не может. Ссылка на получение координат так же не отработала (телефоны без GPS, интернета нет).

Точно известна лишь точка входа – СНТ на краю леса. Ну точнее, как на краю… вокруг СНТ лес, со всех сторон. СНТ с шоссе соединяется лишь одной лесной дорогой. Простор для творчества – гуляй, не хочу. Хоть на север, хоть на запад, хоть на восток… и везде на километры только лес.

Первоначально ничего необычного в этой заявке не было… два телефона и компас, встречаются не так часто, но тем не менее все спокойны, так как подобных заявок случается до сотни в день.

На вылет готовится борт из Буньково. 25 минут по маршруту и приходит стандартный доклад «начало работы». Все кажется довольно простым и временами даже скучным. Ну сколько таких уже вытащили только в этом месяце… сотни. А тут… ДВА телефона. Ну что может пойти не так?

Мать твою… ВСЁ! ВСЁ может пойти не так… И именно с этого момента всё именно так и пошло.

И именно с этого момента и начинается мой рассказ об этом тяжелейшем поиске. Опыт, полученный в результате этот операции уникален. За все 9 лет активной поисковой деятельности я не сталкивался прежде ни с чем подобным.

Борт нарезает круги над лесом, объект поиска отвечает на телефон через раз (на границе приема сигнала телефон практически не в состоянии держать устойчивую связь). Ни разу на всех попытках соединения не удалось поймать звук лопастей в гарнитурах и ни разу дед не сообщил что слышал или видел вертолет. По остатку топлива вертолет уходит на базу. В этот же момент на земле начинает работать целая команда, терпеливо, минута за минутой прослушивая все записи разговоров с воздуха, сопоставляя трек вертолета с временем звонков. В результате удается найти несколько точек, которые предположительно являются звуком лопастей вертолета в телефоне объекта поиска.

Полученные точки передаются пешим группам, которые заранее выдвинулись на место, на случай эвакуации. Параллельно запускается полноценный, активный, наземный поиск. Так как, к этому моменту наш грибник уже находится «вне зоны действия сети». Пока пешие группы ДПСО «Лиза Алерт» пробиваются сквозь заваленный ко всем чертям лес к переданным точкам, ВПСО «Ангел» готовит второй вылет в зону поиска. Через практически два часа полного молчания приходит СМС о том, что наш ОП снова в сети. Очередные 25 минут на маршруте и вертушка снова нарезает круги над лесом в надежде связаться с терпящим бедствие по телефону и если не обнаружить визуально, то хотя бы выловить в телефоне шум собственных лопастей. Со стороны абсолютному большинству подобные полеты видятся не иначе, как вполне себе лайтовое развлечение. Крутись над лесом, как на карусели в детстве и получай удовольствие. В реальности… если усадить тебя, мой дорогой читатель, в левую «чашку» вертолета и начать отрабатывать тот самый лес, примерно через 20 секунд 90% тех самых читателей запросится на землю. Даже на совместных учениях с ДПСО «Лиза Алерт», когда мы берем на борт «наблюдателей» из числа пеших, мы никогда не даем им «провозку» над лесом на тех режимах, на которых работаем в реальных условиях. Радиусы побольше, скорости поменьше, снижение плавное, заходы прямые. Когда работает подготовленный экипаж ВПСО «Ангел», никто не церемонится… Крены, скорость, радиусы… всё на пределе. И в таком режиме мы работаем часами. На реальном поиске самое ценное это время. Его катастрофически мало, а все эти развороты «блинчиком», заходы с длинной прямой, радиусы на низких скоростях, сжирают это самое драгоценное время со страшной силой. Поэтому – да… мы экономим время.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Вертолет выработал очередной бак топлива снова без результата. За все время работы не удалось установить нормальную связь с пострадавшим. А пешие группы ДПСО «Лиза Алерт» уже расходятся из штаба по задачам координатора. Лес реально большой. Он весь в завалах и ручьях. Местами очень сильно подболочен. Количество естественных природных «ловушек» просто зашкаливает. Все их придется пройти ногами и проверить каждую. После анализа всей карты, координатор отправляет группы в наиболее вероятные места обнаружения. Тем временем, при прослушивании записей звонков на телефон пострадавшего, становится понятно, что состояние его стремительно ухудшается. Вероятнее всего начинает сказываться обезвоживание. Пешие группы приносят в штаб поиска треки по 10-13 километров, а результата всё нет. Пока еще все группы работают на «отклик»… то есть в процессе движения пытаются звать пострадавшего по имени, в надежде на ответный крик о помощи. Но надежда эта все призрачнее. При обезвоживании человек испытывает страшную головную боль, слабость… слуховые и зрительные галлюцинации. Все, кто занимается поисками не первый год, прекрасно знают, как выглядит это состояние. А самое главное понимают, что в такие моменты пострадавший адекватно оценивать происходящее просто не может.

Но группы идут в лес, отрабатывают свои квадраты, приходят мокрыми и уставшими, отогреваются, кое-как сохнут и снова уходят в лес на новые задачи координатора штаба.

В эти же минуты ВПСО «Ангел» готовит третий вылет вертолета в зону проведения поисково-спасательных работ. Телефон пострадавшего снова «в сети», поэтому нужно использовать этот шанс, чтобы локализовать объект поиска до наступления ночи. А это будет уже вторая его ночевка в этом прОклятом лесу, без костра и сухой одежды. Вертушка работала до темноты и снова без результата. Практически с момента вылета, пострадавший на связь не выходил и больше на звонки с борта не отвечал. К заходу солнца оба его телефона отвечали лишь - «аппарат абонента выключен, или находится вне зоны действия сети». В предположениях остается самое худшее. Скорее всего аккумуляторы обоих телефонов полностью разряжены.

Пешие группы не прекращают работу ни на минуту, карта леса медленно, но верно, покрывается сеткой пройденных треков. Поскольку передвигаться пострадавший в таком состоянии уже не может, есть надежда что уже закрытые группами участки леса проходить повторно не придется.

Уже практически ночью, еще один борт ВПСО «Ангел», оборудованный тепловизором, возвращаясь с поиска в Одинцовском районе, зашел в зону ПСР в попытке осмотреть открытые участки через тепловизор. К сожалению, к тому моменту погода серьезно ухудшилась. Туман и отсутствие вертикальной видимости не позволили даже начать выполнять осмотр. Выполнив один проход над лесом, вертолет ушел на место базирования в Хелипорт Москва.

Несколько десятков подготовленных поисковиков в лесу, четыре вылета вертолетов, два телефона и компас, а ситуация с момента прихода заявки на поиск пострадавшего никак не улучшилась. Пострадавший все еще в лесу, состояние его ухудшается и нет хоть сколько-нибудь достоверных данных о его местоположении.

Ночь проходит в напряженной работе. Часть групп плотно закрывают два огромных куска леса и овраги на западе от точки входа. Одной группе ближе к утру удается найти проход через реку на севере, которая до этого момента считалась непреодолимой. Это значит, что зону поиска с севера придется расширить, до следующего линейного ориентира. С рассветом в штаб прибегают родственники. Всем им на телефоны пришло СМС о том, что один телефон пострадавшего снова в сети. Они настоятельно просят «засечь координаты телефона»… приходится объяснять, что такие «фокусы» бывают только в кино, а в реальной жизни это неосуществимо на данном этапе.

Дочь пострадавшего глядя в глаза робко задает вопрос:

- Вы же не уедете?

Для нее волонтеры - последняя надежда.

Не уедем… даже если не можем, как в фантастических фильмах, засечь координаты телефона, будем работать с тем, что есть. Имеем то, что имеем. Телефон в сети, а значит аккумулятор еще жив. Набираю пострадавшего. Короткий список вопросов. Быстро выясняем что пострадавший не только слышал, но и видел вертолет около 17-18 часов прошлых суток. Быстро инструктирую деда чтобы берег заряд телефона, внимательно слушал и смотрел в небо, и обязательно отвечал на звонок телефона если он слышит или видит вертолет.

Ответы пострадавшего выглядят более чем адекватно. Создается иллюзия что человек на том конце провода все понимает и готов действовать согласно полученной инструкции.

Готовим пятый борт на этот поиск. Тщательно анализируется трек второго вылета. Сопоставляются все полученные данные. По последней информации, полученной от пострадавшего, он не сходил с места со вчерашнего дня. Он видел вертолет и остается на том же самом месте. Остается только найти это самое место… всего лишь найти.

Курим, красимся и валим!

В экипаже трое. Саша (Лодочник), Алексей и я… делаем один круг над лесом стараясь максимально повторить трек второго вылета. Далее я набираю номер нашего объекта поиска.

- Николай, слышите, видите вертолет?

В ответ в трубке лишь звуки возни и тяжелое дыхание.

Закладываем вираж, Саша набирает скорость до максимальной. Пока телефон на связи, пока мы слышим то, что происходит в трубке под нами, нам нужно успеть облететь как можно большую территорию. Мы напряженно вслушиваемся в звуки телефона, мы все еще надеемся услышать лопасти. Минимальная высота, максимальная скорость, крены на пределе. Я периодически пытаюсь заставить пострадавшего отвечать на мои вопросы о том слышит ли он вертолет.

Наконец… внезапно… через шум и треск мы улавливаем одно слово… тихое, слабое «слышу».

Мы где-то рядом. Саша нещадно утюжит лес под нами, три пары глаз пытаются разглядеть на подстилающей поверхности хоть что-то, что подсказало бы местоположение нашего объекта поиска. При очередном моем запросе, слабый голос практически шепотом ответил «вижу».

Напряжение нарастает. Пострадавший точно видит вертолет. Получается у нас есть хотя бы направление поиска. Связь срывается…

- Высадили? (с досадой спрашивает Саша)

- А кто его знает… (я раздосадован не меньше, но продолжу дозваниваться именно, потому что ОП нас ВИДЕЛ!)

Телефон снова в сети. Я набираю и повторяю одну и ту же фразу.

- Николай, слышите, видите вертолет?

Перед самым моим повторным запросом в гарнитурах снова раздается шепот пострадавшего. Алексею очень быстро удается разобрать слова «вон он». Точно… мы слышали именно это «ВОН ОН». Пострадавший снова видит вертолет. Мы снова встаем в вираж. Пытаемся разглядеть под собой хоть что-то похожее на человеческую фигуру. Под нами лес, огромные кроны елей, разлившийся ручей, текущий через заболоченные полянки, слева и справа молодые и очень густые посадки. Визуально мы не можем определить с какой стороны пострадавший мог нас видеть. Телефон снова недоступен… и на этот раз мы практически хором соглашаемся с тем, что аккумулятор сел окончательно. Три дня в лесу, несколько длинных звонков с воздуха… ну какие шансы что телефон еще жив?

Посадка в штабе. Надо понять, что делать дальше. Мы напряженно пытаемся накидать план действий исходя из полученных данных.

Тем временем, в Москве, вся группа, организовавшая вылет, снова напряженно вслушивается в запись трансляции с борта. Они пытаются сопоставить трек вертолета с ответами пострадавшего.

Пока мы втроем напряженно морщим лбы, пытаясь придумать что мы можем сделать еще для того, чтобы вытащить из леса человека с ДВУМЯ!!! С ДВУМЯ (мать их) телефонами, Катя Жилкина присылает точку… Точку с координатами, которую надо проверить. Это невероятно, но по трем, еле слышным, ответам пострадавшего она нашла место наиболее вероятного нахождения объекта поиска. Ровно этот же самый момент приходит СМС о том, что «абонент снова в сети». Невероятно. Аккумулятор телефона все еще жив. Мы с Алексеем отправляемся в штаб с посадочной площадки, Саша взлетает на дозаправку и продолжения работ по поиску пострадавшего. Сразу после получения координат, из штаба выдвигается поисковая группа. Координаты находятся на севере, за рекой, которая до прошлой ночи считалась непроходимой, пока не был найден переход в километре западнее основного направления. В штабе только что вернувшиеся группы. Все уже практически без сил. Ни у кого уже нет сменного сухого комплекта одежды. Спустя примерно 30 минут рация координатора оживает запросом от группы, ушедшей на проверку данных, полученных при крайнем вылете вертолета.

- Нашли корзину.

В штабе резко возрастает напряжение.

Снова вызов.

- Кепка была у нашего ОП? Белая с желтым…

Очень быстро опрашиваются родственники на предмет кепки. Нам нужно описание без подсказок. На вопрос была ли кепка, родственники уверенно отвечают, что была… белая такая, с желтым и надписью…

Заря просит группу отработать весь квадрат на отклик. Вытоптать все что только можно.

Спустя пять минут от группы приходит долгожданное

- Отклик!

Это значит, что пострадавший откликается. Прикидываем расстояние 2 км, по прямой.

На помощь группе выдвигаются все силы, находящиеся в штабе. Я скидываю в чат вылета данные о корзине, кепке и отклику.

В лесу тем временем группа отчаянно пытается локализовать пострадавшего. На каждые 4-5 окриков от группы приходит слабый отклик пострадавшего, больше походящий на мычание. В группе двое - Таня «Филл» и «Перец». Если пострадавший и дальше продолжит играть в молчанку, локализация отклика может затянуться, а состояние пострадавшего ухудшится, будет ли он при этом продолжать откликаться непонятно.

Татьяна принимает сложное, но совершенно оправданное решение. Нужно достучаться до сознания пострадавшего, вытащить его в реальность, пока не стало поздно.

- Кричи пока я до тебя не дойду! Кричи, не переставая!!! Кричи как можно громче!!! Не будешь кричать, я тебя не найду!

Эти слова заставили деда прийти в себя. Он начал кричать… Начал кричать непрерывно. Он точно не хотел остаться в этом лесу навсегда. И с каждым его криком поисковая группа подходила все ближе и ближе.

Штаб в это время терпеливо ждет информации. Всем понятно, что три отметки – корзина, кепка, отклик, это однозначное обнаружение объекта поиска, но какое время это все займет никто сказать не может.

И вот наконец от группы в лесу приходит то самое:

- Найден, жив! Требуется эвакуация.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

В штабе крики и аплодисменты, мне кажется, это слышал весь поселок. Практически сразу вокруг появляются родственники. Они не могут поверить в происходящее… Они уже потеряли надежду. И вот именно в этот момент… Сработало то, что нарабатывалось годами. Методики поиска, приемы работы с телефоном пострадавшего. Все это вместе наконец дало результат!

На эвакуацию уже вышли. С группой эвакуации выходит и один из «ангелов» - Алексей. Возможно, он сможет подобрать недалеко от места обнаружения площадку для посадки вертолета. 2,5 километра на носилках, через лес и реку это очень много.

Тем временем Лодочник уже вылетает в зону ПСР с пометкой MEDEVAC в флайтплане.

Группа довольно быстро доходит до точки эвакуации. Пострадавший обезвожен… и к сожалению, внятно отвечать на вопросы все еще не может. Площадка подобрана, вертушка на подходе. Мы тем временем забираем дочь нашего грибника и едем на посадочную площадку около СНТ, до которой 2,5 км. И ближе сесть просто негде. Заранее вызвана скорая. Все готово для завершения этой тяжелейшей поисковой операции.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Посадка в лесу без выключения. Быстрая погрузка пострадавшего в вертолет, Алексей занимает место справа и буквально через пару минут, Саша бережно сажает вертолет в поле, рядом с дорогой. Именно сюда придет вызванная заранее скорая.

Посадка… выключение

Объятия отца и дочери… долгие… со слезами, в полной тишине… Говорить нечего… слова не нужны.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Все всё понимают. Шансы таяли просто на глазах. Мы испробовали всё и даже больше.

Этот телефонный разговор с борта вертолета вполне мог оказаться последним в жизни этого грибника.

Но все задействованные в поиске и на земле, и в воздухе, бились за этого деда до конца. Мы просто не имели права ПРОДОЛБАТЬ в лесу человека с ДВУМЯ ПОЛНОСТЬЮ ЗАРЯЖЕННЫМИ ТЕЛЕФОНАМИ.

Два штаба поиска (земля и воздух), пять вылетов вертушек, восемнадцать поисковых групп… сотни километров треков и… два слова по телефону – «ВОН ОН». Тихие, едва различимые, но такие важные.

Потянулись минуты томительного ожидания СМП.

Пока ждем скорую, успеваю кратко опросить пострадавшего. Начав принимать жидкость, он уже стал понимать, что с ним произошло. И уже адекватно оценивает свое состояние на тот момент, говоря о том, что воспринимать что-либо в лесу получалось не всегда.

Три дня и две ночи в лесу… мокрые спички не оставили шанса развести огонь.

Обезвоживание отключило сознание практически полностью.

Но он выжил.


Мы летаем в небе. Крутимся там, как на детской карусели «ветерок»… мы делаем свою работу.

Тем временем пешие группы ДПСО «Лиза Алерт» по пояс в болоте и в буреломе, ломятся через лес. Мы видим вас иногда сквозь черноту ночи по мечущимся лучам фонарей в лесу, по ярким всполохам оранжевых курток в листве днем. Мы знаем какова на вкус ваша работа. Знаем, что такое бессонный штаб… Иногда мы спускаемся с небес на землю чтобы самим хлебнуть болотной жижи… чтобы знать почем он ваш волонтерский хлеб.

Спасибо вам… именно на вас львиная часть работы по выводу из леса тех, кто может остаться там навсегда.


P.S. Берегите себя, Лисы…

Показать полностью 4
11355

Второй День Рождения

Его еще откапывают, а он уже в телефоне.)))

Второй День Рождения Сноуборд, Лавина, Спасатели, Длиннопост

Вот так выглядит повезло. Когда собака даже не понадобилась, пришлось стоять в оцеплении, чтобы повторный сход предотвратить.

Второй День Рождения Сноуборд, Лавина, Спасатели, Длиннопост

Парня запечатало в ручей мааааленькой лавинкой.

Пробил себе отдушину рукой и шлемом.

Позвонил 112. Четко обозначил место.

Показать полностью 2
10246

Про уродов и людей.

Вчера повредилась девочка 2006-го года рождения. Выкатилась за пределы горнолыжной трассы в лес и врезалась в дерево.

Свозим её в акье к ближайшей от дороги гостиницы. Вызываем скоряков, заносим в тепло, в фойе, укладываем на кушетку.

Пока суть да дело, папа бежит к своей машине за документами, ждём скорую.

Девочка с папой даже не постояльцы этой гостиницы.

Девушка с рецепшена тащит какую-то подушечку, охрана подбегает, на шлагбауме въезда дежурному на шлагбауме про скорую помощь сразу маячат, девчонке несут одеялко, воды. Постояльцы с лыжами идут мимо, все спрашивают, может помочь чем.

Заезжает на территорию Соболь скорой помощи, я стою на крыльце, встречаю. Территория сквозная. То есть с дороги туда к горнолыжным трассам может пройти любой. Большая, метров 100 и с заставленной парковкой.

И вот эти любые в количестве папа, мама и ребенок фланируют с лыжами на плече мимо крыльца гостинки. Сзади плетется скорая помощь.

Они ноль эмоций. Им уже прохожие маячат, мол отойдите с дорожки, пропустите.

Папа нарочито разворачивает лыжи на плече и идет ещё медленнее. А скорой нужно их объехать, развернуться в кармашке (метрах в 50-ти от крыльца) и подкатить к крыльцу правым бортом. Фельдшер с оранжевым чемоданчиком уже выпрыгнул и скрылся за входными дверями гостиницы. Нужна каталка.

-Водила не выдерживает, дает по сигналу.

Это хуйло поворачивается к машине лицом и растопыривает пальцы.

-Ну и чо ты мне тут бибикаешь?! Ты по двору едешь. Сиди и жди, когда я пройду! Сиди и жди!!!


Тут подбегает папа девочки и бьёт ему в лицо, прохожие присоединяются к действу нет, просто это тело идет так же нарочито медленно дальше. Со всей своей семьей, которая может через час точно так же загреметь в эту машину, поскольку горные лыжи- вообще опасное занятие.

А водитель сидел и ждал.


Мне всегда непонятна мотивация таких особей. Есть тут психиатры?

Ну перед кем и чего ради они пальцы гнут? Всего действия в сторону на два метра отойти и две секунды постоять.

Показать полностью
9313

Спасательная капсула на колымской трассе

8924

Пожарный прикрывает собой девушку

Как же часто мы слышим укоры в свой адрес, мол "приехали пьяные и без воды", "да я тут уже целых 3 минуты стою, а пожарников всё нет", "да они тушить не умеют, уж я бы..." и так далее, и почему очень редко произносят слова благодарности за спасенные жизни и имущество. На видео - пожарный прикрывает собой девушку от огня и температуры. Именно из таких моментов и состоит наша работа. Безымянному брату из Питера - мега респект!!!!

7829

Разбор киноляпов в новом российском блокбастере «Огонь»

Очень хотела посмотреть только что вышедший фильм «Огонь» с Хабенским, потому что в нем действует Авиалесоохрана (для тех, кто о них не знает — это лучшие лесные пожарные в России, которые прыгают на пожары с парашютом вот уже почти 90 лет подряд). Я четыре года с ними работала, летала в тайгу и довольно неплохо ориентируюсь в том, как тушат лесные пожары. Я понимала, что в художественном фильме могут быть и определенные допущения, ведь это же не документалка. Но никак не ожидала, что сценарий окажется бредом с первой до последней секунды.


Говорят, что советские кинематографисты сперва выезжали на местность и изучали материал, а потом уже писали сценарий, здесь, по-видимому, об изучении материала не было и речи. Как я понимаю, консультантам из Авиалесоохраны вообще не показывали сценарий, и фильм они увидели уже готовым.


Жаль, ведь были все возможности сделать хороший, красивый, полезный людям фильм, а не слезливую сказку, в которой некие фантастические раздолбаи в форме Авиалесоохраны совершают ненужные подвиги и погибают непонятно за что в абсолютно рядовой ситуации.

Кратко пересказываю сценарий.

Разбор киноляпов в новом российском блокбастере «Огонь» Авиалесоохрана, Пожар, Пожарные, Фильмы, Длиннопост, Спойлер

В начале фильма российские пожарные почему-то спасаются от огня в американских шелтерах (одноразовая штуковина из фольги ценой примерно в 500 долларов, на территории РФ не используется, но в кадре выглядит красиво).


Один из пожарных гибнет (оживший вдруг огонь гоняется за пожарным по всему кадру, как Змей Горыныч, нереально, но выглядит красиво). Руководитель группы, вместо того, чтобы объясняться в прокуратуре, почему он допустил гибель человека, почему-то летит на другой пожар.


Далее в той же группе случайно топят в реке дорогой спутниковый телефон, позволяют сгореть лагерю со всем оборудованием, в том числе с дорогущими костюмами для прыжков, с парашютами и бензопилами.


Затем парашютисты-пожарные щедрой рукой без всяких там расписок раздают населению американские шелтеры (напомню, одноразовые и по 500 баксов штучка), потом зачем-то эвакуируют деревню, вместо того, чтобы заняться своим непосредственным делом (то есть потушить пожар в лесу около нее).


Бред нарастает: пожарные зачем-то эвакуируют детей в открытом автомобиле, привязанном к вертолету Ми-8, который якобы сломан и может только висеть вверху, поэтому, собственно, к нему и привязывают машину с детишками. (выглядит красиво, особенно когда фары включают). Что мешало тому же вертолету зависнуть в полуметре от земли и загрузить туда людей, не глуша двигатель — осталось для меня загадкой, обычно так и делают, чтобы сэкономить топливо. Но авторы сценария хотели трагедию и красивую картинку, а не хухры-мухры.


Один из героев жертвует собой, потому что сломанный вертолет не может поднять нескольких детишек и троих взрослых, поэтому он красиво сливает горючее рядом с пожаром, нет, вертолет при этом почему-то не загорается, а герой прыгает в слитое горючее и красиво сгорает. Очень романтично, хотя грузоподъемность Ми-8, если не ошибаюсь, 3 — 5 тонн, туда вообще можно было бы вповалку всю деревню загрузить и еще кое-какие вещи.


Пожарные в этом фильме делают что угодно — но только не тушат. Когда один парашютист-пожарный еще и принимает роды у дамы в автобусе, зависшем на мосту, причем мост, само собой, горит, а дама рожает и рожает, а он горит и горит, понимаешь, что дело происходит в какой-то параллельной реальности, и в общем-то абсурд зашкаливает настолько, что даже тарелка с инопланетянами особо не изменило бы общую картину. И нет — руководителя группы опять не судят, он молодец и герой, все отлично.


Больше всего меня расстроило, что лесной пожар показан в фильме как неумолимая стихия, справиться с которой невозможно никакими средствами (разве только убежать к реке или сбросить воду с мощного авиатанкера).


Я считаю, что этот фильм вреден, потому что увидевшие его люди в ситуации, если пожар подойдет к их деревне, с большой вероятностью не попытаются потушить его сами, а будут ждать спасения с неба. А на самом деле в большинстве случаев лесные пожары, даже крупные и сложные, даже верховые, прекрасно тушатся наземными группами, и собственно, Авиалесоохрана этим и занимается вот уже почти 90 лет. Авиатанкеры на лесных пожарах малоэффективны, и после сброса воды пожар практически всегда возобновляется, потому что пожар уходит под камни и корни и потом вылезает снова.


По сюжету фильма в деревне Ольхово живет целая куча сильных и здоровых мужиков (которые умеют тушить и умеют делать отжиг, там это прямо показано), в деревне есть трактор, которым можно было бы сделать опашку и от нее сделать отжиг, в деревне находятся лучшие пожарные России, так отчего бы им вместе не отстоять дома? Это было вполне возможно и в целом даже безопасно, надо было только пролить дома водой как следует (но единственного человека в деревне, который пытается это сделать, Авиалесоохрана уговаривает бросить шланг и идти спасаться через горящий лес, где падают деревья и где реально опасно).


Авиалесоохрана показана как организация, якобы находящаяся в составе МЧС, а не Рослесхоза. Повсюду в кадре видна эмблема МЧС. То, что Авиалесоохрана — подведомственная организация Рослесхоза, сценаристы выяснить не удосужились. Лично меня эта ошибка очень обидела, и я полагаю, не только меня, но и всех работников лесного хозяйства без исключения.

Таинственный начальник в фантастической диспетчерской наблюдает, как на экране монитора пожар увеличивается в реальном времени, распространяясь на деревню, где находятся герои фильма. Термоточки — это термические аномалии, которые зафиксированы спутником во время пролета над огнем. Он их «видит», фиксирует и летит дальше. Пожары на мониторе никак не могут «наползать» на деревню в реальном времени.

Разбор киноляпов в новом российском блокбастере «Огонь» Авиалесоохрана, Пожар, Пожарные, Фильмы, Длиннопост, Спойлер

Двоих героев фильма спасает только то, что их обнаруживают в критический момент с воздуха и сбрасывают на них воду с Бе-200. Выжить под сбросом воды с низко летящего Бе-200 довольно нетривиальная задача, вода очень тяжелая, и если бы это произошло в реальности, обоих героев скорее всего убило бы падающими деревьями или большими сучьями от них. Бывает, что люди и выживают под сбросом, но им там точно невесело. После сброса воды с Бе-200 лес часто складывается в непроходимые завалы, порой в несколько этажей.


В фильме множество других ляпов, больших и маленьких (например, загадочные действия взрывника просто вызвали у меня хохот), там нарушены вообще все правила техники безопасности, но все это долго перечислять. И все это тем обиднее, что актерская работа выше всяких похвал, я была бы готова поклясться, что деревенские жители в кадре совершенно настоящие, и съемки красивые, и пожары эффектные (даже красивее, чем это обычно бывает в реальности). Можно было бы снять хорошее кино. Для этого было время и были деньги.

То, что происходит на лесных пожарах в реальности, ничуть не менее драматично и кинематографично — надо было просто потратить время и распросить людей, и показать вполне реальные историии.


Можно было бы снять, как вертолет в последний момент эвакуирует группу с пожара, и винты разгоняют пламя, пока он взлетает. Как строятся человеческие отношения внутри маленькой группы, которая в одном и том же составе летает с весны по осень и общается только друг с другом. Как парень пытается дозвониться своей девушке в краткие несколько минут, пока есть связь — в вертолете, и ничего не слышно, и он отправляет хотя бы СМС, и ждет, успеет ли она ответить. Как местные вызывают полицию в лес, потому что принимают пожарных за поджигателей. Как пожар внезапно переходит в наводнение, и группа долго выходит пешком из леса, где тушили, по колено в грязи, с рюкзаками на головах, потому что начинается многодневный дождь, и вертолет не летает. Как часами прокладывают минерализованную полосу в твердой, как камень, земле. Как оставшийся дежурить по кухне вдруг видит, что на лагерь идет огонь, и спасает его в одиночку. Как по-настоящему защищают деревню — деревня вдали, все в ней давно спят, а Авиалесоохрана отжигает ночной лес, и горит до небес разноцветное пламя, и очень страшно, что не успеют — но успевают, два огня — стихийный и созданный человеком, пожирают друг друга.


Увы, все это опять останется никому не известным, потому что сценаристы просто не удосужились спросить — как все бывает на самом деле.


На моих глазах ребята в желто-зеленой форме творили настоящие чудеса. Прыгали с парашютом, точно попадая в намеченное место, даже в сложных погодных условиях. Прокладывали минполосы в твердой земле, пронизанной корнями. Тушили пожары размером с небольшой европейский город. Спасали населенные пункты. Ночевали в адских для неподготовленного человека условиях. И все это в тайге, среди туч мошкары, которая норовит сожрать человека полностью.


Я очень надеюсь, что когда-нибудь тема тушения лесных пожаров все же найдет своего режиссера, и кто-то расскажет об Авиалесоохране правду.


Пока что — не получилось.


https://www.facebook.com/annabarne1/posts/3681399798562591
Показать полностью 2
7797

Хороший водитель всегда на вес...

Хороший водитель всегда на вес...
7539

Непрофессионализм: гибель министра МЧС

Как же у меня полыхает от обстоятельств гибели министра МЧС

Геройски ведь погиб  (если правду рассказывают), пытаясь спасти другого, достоин светлой памяти, ведь правда?

Правда. Чистая.

Но не вся.

Плановое мероприятие - съёмка учебного фильма.

Рядом обрыв.

При высоте больше 1.8 метра  и отсутствия правильного ограждения запрещено подходить ближе 2 метров, иначе как с нарядом допуском, обученным людям и со страховкой, которая должна правильно закрепляться к анкерным точкам, ...

Откуда я это знаю?

Меня обучали, в т.ч. на практике, СОТРУДНИКИ МЧС!

Суперпрофессионалы, между прочим.

То есть министр и окружение не соблюдают базовые правила по СВОЕМУ профилю от слова "совсем"!

Отличная работа, все прочитано!