Сообщество - Миры Фэнтези

Миры Фэнтези

615 постов 4 411 подписчиков
14

Герой вампир

Собственно 10мм, печатаный на 3д принтере пафосный вампирчик стал жертвой быстрого покраса. Ночью приспичило по бырику замутить.

Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост

Загрунтовал, задул черным и надрайбрашил серым и белым а ля "прешейд" и после броню и плащ глазировал, детали уже как обычно делались. Ушло на парня с грунтом и т.д. меньше 2х часов.

Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Герой вампир Покраска миниатюр, Фэнтези, Масштабная модель, Длиннопост
Показать полностью 8
1

Плевать мне на игру! Часть 8

Холодный сквозняк по босым ногам ознаменовал долгожданную свободу. Больше Нибора не сковывают стены, он волен идти куда захочет, а значит, час расплаты близок. Он намерен найти и убить каждого представителя Знати, что скрывается в этой игре, но для начала ему нужно обыскать тела. Трупы часто хранят в себе что-то ценное, в особенности звонкие монеты. Как только Нибор склонился над телом павшего солдата, перед ним возникла панель с ячейками снаряжения три на три.


Получен предмет «Меч Гвардейца»


Одноручное Рубящее 17ур. Урон 153. Необходимо силы 17. Скорость -5%


Получена валюта «Алы»х3


Нибор попытался взять остальное снаряжение, но система ему этого не позволила.


Вы можете поднять лишь один предмет с павшего существа, валюта и осколки души не в счет.


«Вот как», разочаровался Ник, «одним мародерством в игре сыт не будешь. Необходимо с умом выбирать добычу, особенно учитывая, что мой инвентарь вмещает в себя всего шесть предметов».


Нибор обернулся на останки жреца. Телом этот фарш было трудно назвать. У священнослужителя ячеек инвентаря оказалось пятнадцать, это объяснялось бонусом его мантии. Однако данное обмундирование даже в далеком будущем не подходило Нику по уровню. Из всех предметов Нибор счел самым полезным «Среднее зелье здоровья», оно восстанавливало 35% здоровья при использовании, и «Ключ от кабинета». Первый предмет мог спасти жизнь, а второй мог хранить ещё больше ценностей или наоборот ничего. Нику нравилось исследовать и рисковать, а потому он выбрал ключ.


Подъем по каменной лестнице привел его на второй уровень крепости, где за железными решетками сидели опасные преступники, воры и насильники. Визит Грехов Торгоса посеял в тюрьме семена хаоса, одни заключенные пытались безуспешно дотянуться до трупа с ключами, другие бились о железные прутья в надежде, что грубая сила поможет заполучить свободу. Нибор с отвращением отвел взгляд от камеры, где двое заключенных избили бывшего надзирателя и сделали из него подстилку.


«Какая мерзость», подумал Ник, «Вот значит, как Инстрис видит людей? Мерзкими тварями, что жаждут насилия. Что ж, не могу с ним, не согласится. Даже прямо сейчас, вместо того, чтобы сделать что-то полезное, люди пялятся в мониторы, наслаждаясь кровавым зрелищем».


Дабы никто из этих мерзких типов не запомнил его лица, Ник обернул голову рваной тряпкой и сгорбился.


– Эй ты, выпусти нас! – стали кричать заключенные, – Подай ключ. Ты куда пошел скотина?! А ну вернись! Вернись сукин ты сын!


Игнорируя бесполезных ему заключенных, Нибор продолжил осматривать тела, постепенно наполняя кошель звонкими монетами. Обмундирование гвардейцев брать не стал, даже меч выбросил. Мало того, что подобные вещи почем зря занимали инвентарь, так для их использования требовалось минимум 15-ть единиц силы. Продавать подобные доспехи тоже было рискованно, здешние купцы могли сдать вора или головореза властям за вознаграждение. Дорога из тел, которую оставили после себя Грехи и озлобленный Торгос привела Нибора к железной двери в высокой башне. Ключ подошел к замку и громким щелчком открыл кабинет покойного священнослужителя. У узкого окна просторной комнаты стоял письменный стол с документами и золотым кубком, на стенах висели книжные полки, под одной из которых стоял, радующий любому игроку глаз, сундук. Ник заглянул внутрь и невольно улыбнулся. Что может быть приятнее, чем находить трофеи. Сундук хранил в себе сотню алов, кольцо на здоровье «+200 ед.» на 10-тый уровень, одеяние послушника, солнечный обелиск и волчью шкуру. Нибор смог забрать всё. От сундука Нибор перешел к письменному столу. Первым ему бросился в глаза пергамент с именем Торгоса. Среди информации о знаменитом Короле воров, здесь говорилось о ключе, который так хотел заполучить Жрец.


«Сегодня мне поручили допросить немало известного Короля Воров Торгоса. Меня бросило в дрожь от одного упоминания об этом человеке. Да о чем это я?! Торгос не человек вовсе, он воплощение зла, даже его слуги являются олицетворением страшных пороков. Многие годы он разорял наши земли, разрушал храмы солнца, убивал, кого вздумается, но сегодня правосудие восторжествовало. Лучи света свели его с авантюристами, которым удалось не только победить, но и взять монстра живьём. Торгос был обнулен и спрятан в малозначительной крепости. Пока Грехи будут заняты его поисками, я обязан выведать, куда он спрятал ключ. От того справлюсь я с заданием или нет зависит судьба всего человечества. Ещё сто лет угнетения мы не переживем. Ключ, который мне поручили отыскать, открывает двери от сокровищницы с артефактом самого Вильгема Беспощадного. По приданию в его комплект входит шесть предметов: шлем, нагрудник, поножи, ботинки и плащ. Сила этого комплекта в том, что он многократно увеличивает характеристику с самым высоким показателем, а ещё не имеет веса. То есть этот комплект подойдет любому авантюристу. Войну, магу, паладину, не важно.


Чтобы встретиться с Королем вором лицом к лицу и не вспотеть от страха, мне пришлось выпить настойку смирения, но даже она не могла приглушить то чувство угрозы, которые нес в себе его взгляд. Дабы выполнить поручение, я позабыл об учениях света, и обратиться ко тьме. Я пытаю его так, как пытают людей черти в преисподней, а он и глазом не моргнет, хоть моргать ему больше и не чем. Я просто не мог вынести его пронзительный, холодный взгляд, вот и велел стражникам лишить его зрения. Я каюсь, но завтра мне придется снова спуститься в темницу и нарушить обеты, данные свету».


От увлекательного чтива Нибора отвлекло боковое зрение, что-то мельтешило на горизонте. Он выглянул в окно и увидел всадников, что преодолевая заснеженную дорогу, двигались к крепости. Не дожидаясь их прибытия, Нибор забрал документ, облил стол пойлом жреца и поджег. Раз здесь были записи о Торгосе, то могли быть и о нем.

***


Капитан имперской стражи Элизабет Фэйтл мчалась вместе с всадниками к крепости Геры, чтобы предотвратить нападение Грехов и не дать Торгосу сбежать. Её появление здесь было связано с внезапным прекращением активности Грехов. Ёщё недавно они атаковали королевские темницы в поисках своего хозяина, а теперь словно сквозь землю провалились. Элизабет Фейтл была так же красива, как и опасна. Её телосложению, а в частности, нежной коже, узкой талии и пышной груди могли позавидовать герцогини, а не человеческой силе, и бесстрашию рыцари. В возрасте 35 лет она уже достигла 71-го уровня. Элизабет носила короткие выбритые по бокам розовые волосы, от чего некоторые могли принять её за смазливого мужчину. Над её правой бровью красовался крестообразный шрам. На плотных белых доспехах гордо восседала накидка со знаменем Королевской Гварии – объятый святым пламенем молот. Оружием служил тяжелый треугольный щит с красным крестом и тяжелый покрытый шипами кистень. Завидев бегущих в разные стороны заключенных Элизабет ударила коня по бокам и использовала навык «Быстрее ветра». Вырвавшись вперед, белый жеребец принес хозяйку во внутренний двор крепости, где она без разбору принялась сокрушать цепом беглецов. Спрыгнув с лошади, она одним ударом размозжила преступнику голову. Её оружие обладало свойством пробиваться через 5%-тов предсмертного здоровья. Кровь брызгами окрасила снег в алый цвет. Подобно воронам, беглецы, в броне павших гвардейцев, закружились вокруг женщины и напали разом. Элизабет воткнула острый щит в землю и использовала «Возмездие», весь урон, что приняли её доспехи, тут же вернулся атакующим в трех кратном размере. А размашистый удар цепом закончил движение и забрал их жизни. Сокрушая врагов подобно Богу Войны, Элизабет Фейтл направилась в темницы крепости.


Следом за ней во двор крепости ворвались всадники, среди которых была ещё одна женщина, личный оруженосец Капитана Агата Солер. По наставлению госпожи Агата остригла длинные синие локоны и сделала себе каре. Девушка была настолько красива, что из-за изящного носа, выразительных глаз и манящих губ её можно было спутать с феей. Многие мужчины были готовы пойти на подвиг ради её красоты, но вместо того, чтобы сидеть дома с вышивкой и нянчить детей, Агата пошла в армию и стала оруженосцем. Доспех её был куда проще, чем у Капитана, по ряду причин. Во-первых, Агата была всего четвертого уровня, а во-вторых, по рангу не положено. Солдаты королевства обеспечены едой и кровом, повышающими уровень манекенами и лошадьми, но хорошее обмундирование и оружие нужно было заслужить. Будучи не только оруженосцем, но и учеником своей госпожи Агата орудовала тяжелым двуручным молотом. Размахнуться таким орудием было нелегко, да и времени отнимало много, но зато урон превышал все ожидания. Как говорила Элизабет Фейтл главное вовремя нанести удар, а после отступить, для следующего. Так Агата и делала, спешившись, она сосредоточилась на противнике, и ещё до того как он успел подойти вплотную нанесла ему удар. Молот ударил заключенному в плечо, но не сбил с ног. Высокий уровень и показатель защиты с краденой брони, сделали урон незначительным, но Агата не отступила. Она продолжила атаковать, отвлекая внимания на себя, тогда как бравые солдаты нанесли критический удар негодяю в спину. Отряд из десятка рыцарей быстро умертвил тех, кто решил сражаться и последовал за своим капитаном.


Войдя в крепость, Элизабет Фейтл активировала пассивный навык «Чутьё ищейки», который подсвечивал объекты едва заметным зеленым светом, и давал ей часть информации о том, что произошло.


– Разорванные на части стражники, отсутствующие конечности, – приговаривала Элизабет, осматривая тела. – Один из нападавших был Обжорством. Другие тела сражены точным ударом в сердце, на некоторых лицах присутствуют следы от помады, должно быть вторым Грехом была Похоть. Они вошли с парадного входа, и направились к заключенным. Хм, – Элизабет осмотрела клетки, где до недавних пор томились преступники. – Обжорство сносил все преграды голыми руками и жрал людей, а клетки открыты ключом. Должно быть, с ними был кто ещё.


За спиной Элизабет раздался крик, заключенный попытался оглушить её сзади, но сам оказался жертвой такого удара. Тяжелый молот ударил прямо в висок. Резкая потеря здоровья и оглушение заставили мужика рухнуть на пол. Вторым ударом Агата прикончила негодяя, и собрала с него опыт. Такой ресурс ценился больше золота.


– Хороший удар, – похвалила Элизабет, – но этого я хотела взять живьём и допросить.


– К чему тратить слова на ничтожеств?


– К тому, что я хотела знать, кто их выпустил. Король воров не стал бы тратить время на низшие слои преступного мира. Торгос предпочитает, чтобы ими занимались Грехи, а те в свою очередь не станут рисковать господином ради бесполезных отбросов. В данный момент только я, и авантюристы способны забрать его жизнь.


– Следовательно, с ними был кто-то ещё. Кто-то, кто выяснил, где заключен Торгос и кто сообщил об этом Грехам.


– Верно, и нам предстоит выяснить, кто это был. Этот человек может привести нас к Торгосу или ключу.


Элизабет Фейтл спустилась на нижний уровень темницы, где обнаружила изуродованное тело жреца и две пустые камеры.


– Я не слышала, чтобы в крепости содержался столь же опасный преступник как Торгос, – осматривала камеру Элизабет, – но подавитель опыта на двери, запах мочи в камере и разбросанная на пороге каша говорят об обратном. Без сомнений нам нужен тот, кто был заточен в соседней камере, именно он поджег башню и выпустил заключенных. Судя по кровавым следам, пути безымянного преступника и Торгоса разошлись, и тому пришлось выбираться из крепости самостоятельно. Он не мог далеко уйти. Агата, охотничий камень, – капитан требовательно выставила ладонь.


Верный оруженосец, который исполнял не столько роль вспомогательного бойца, сколько роль дополнительных ячеек инвентаря, быстро нащупал в боковой сумке серый камень с отпечатком лапы собаки и передал его Капитану. Элизабет прошептала камню несколько предложений, и тот обратившись в пыль, осыпался наземь. Однако большая часть серой пыли не коснулась пола, а легла на невидимую собаку. Если судить по силуэту это был остроухий доберман.


– Взять след, – приказала Элизабет.


Собака прошла в камеру и стала принюхиваться. Хоть её и не было видно, все слышали, как она шмыгает носом. Уловив нужный аромат, доберман материализовался и бросился в погоню. Не смотря на тяжелые доспехи и щит, Элизабет Фейтл резво поспешила за ней. Пес из камня, пробежал по коридору, поднялся по пылающей лестнице башни, спустился к камерам, вновь зашмыгал носом и поспешил наружу в сторону леса. Следы на снегу подтвердили правильность направления. Капитан Элизабет Фейтл и её пес дышали в спину сбежавшему заключенному, но погоне пришел конец, как только они достигли реки. Из-за быстрого течения, лед образовался лишь у берегов. Вода напрочь смыла запах беглеца, от чего пес вновь обратился в пыль. Элизабет обнаружила в снегу кошель с монетами.


«Должно быть, он избавился от них, чтобы не пойти ко дну», сделала вывод Элизабет, пытаясь взглядом отыскать следы на другом берегу.


Между рекой и лесом был пустырь метров шестьсот, поэтому следы никак не могли остаться незамеченными. Решив, что беглеца унесло течением, Элизабет отправилась за ним.

***


За двадцать минут до этого.


Из разговора с надзирателем Нибор знал, что если идти на Юг, то ему обязательно встретиться река. Прежде чем лезть в воду, он отыскал толстую ветку и выбросил золото. Мороз в игре оказался нешуточным, всё тело кололо и изнывало от холода, да и буйная река не оставляла попыток унести его в неизвестном направлении. Погрузившись в ледяную воду, Нибор встретился взглядами с морским чудовищем, огромным раком 11-го уровня с длинными клешнями. Благо тварь впала в зимнюю спячку и никак не отреагировала на дерганье ногами человека. Нибор поспешил отыскать во льду воздушный карман и вставить поперек него палку, которая послужила ему поручнем. Целых одиннадцать минут ему пришлось провести под водой, прежде чем Элизабет Фейтл пошла по ложному следу. Покинув ледяную воду, Нибор рухнул на снег и жадно вдохнул, казалось бы, теплый воздух. И дело тут было вовсе не в индикаторе обморожения, что появился у него над запястьем, а в той боли, что окутала тело. Кожу словно пронзили тысячи иголок, а грудь придавили тяжелым валуном.


Получено достижение ¬– «Закаленный», получаемый урон от стихии холода уменьшен на 3%.


Нибор через силу встал на ноги и уже собрался ковылять в сторону леса, как за спиной раздался хруст снега. Он обернулся и увидел на другом берегу красивую молодую девушку, что запыхалась в погоне за ним.


«Попробует переплыть реку в таком снаряжении, да ещё с двуручным молотом за спиной, тут же пойдет камнем на дно», Нибор не воспринимал её как угрозу, сейчас его беспокоил лишь холод. Капюшон из тряпок скрывал его лицо, а вместе с ним и имя персонажа. «Нужно поспешить. Индикатор обморожения достиг критической точки и постепенно поедает здоровье. Меньше чем через час, я окончательно замерзну и умру».


Девушка сделала ещё шаг и тут же остановилась. Она тоже верно оценила ситуацию, и вместо того, чтобы пытаться преодолеть реку отправилась вслед за своим капитаном.


Завывающий ветер вздымал пургу и шатал голые деревья. Сидящие на ветках, черные вороны следили за Нибором в ожидание скорой трапезы. Брести, утопая по колено в снегу, да ещё и в промерзлой одежде с отрицательным эффектом, который уменьшал скорость движений на 20% задача не из простых, но Нибор не сбавлял темп. В реальном мире Бродяге Нику не раз приходилось ночевать зимой под мостом, а потому он знал, единственный способ не околеть, это продолжать двигаться или найти укрытие. На входе в лес Нибор видел торчащую из земли, каменную голову великана. Он бы с радостью отправился исследовать её, но сейчас перед ним стояла задача куда важнее. На индикаторе здоровья осталось 9-ть очков из 25-ти. Ещё немного, и это тело утратит способность двигаться, но вот впереди показалась разрушенная землянка. Крыши нет, но зато есть несколько деревянных стен, они смогут укрыть от ветра. Рядом с землянкой разбитый горшок, внутри пусто. Нибор с надеждой осмотрелся по сторонам. Среди снега он заметил похожую на кисть ветку. Ею оказалась рука скелета, возможно хозяина землянки. Обыск дал положительный результат. У скелета было несколько алов, энциклопедия лечебных трав, фиолетовый кристалл, по описанию который увеличивал одну из характеристик персонажа, теплые ботинки, кожаная куртка и огниво. Ценных предметов было хоть отбавляй, а взять можно было всего один. Скрипя зубами, но не от жадности, а от холода Нибор подобрал огниво и осколок души.


Нибор собрал хворост, откопал из-под снега немного соломы и разжег меж стен костер. Скинув мокрую, грязную одежду он надел одеяния послушника. Уровень обморожения спал, здоровье стало восстанавливаться по 1 единице в минуту. Однако шансы погибнуть в лесу от холода всё ещё были высоки. Как правило, ночью температура падает на десять градусов, а это значит, небольшого костра будет недостаточно, чтобы согреться. Помимо этого, ночной огонь может привлечь внимание диких зверей, разбойников или тех женщин, что преследовали его от самой крепости. Так или иначе, оставаться здесь было небезопасно.


Согревшись у костра, Нибор двинулся по направлению большого города. На своём пути он обнаружил ещё несколько тел. Вместо арбалета, для которого не требовался уровень, ему пришлось взять кожаные «Ботинки крестьянина» +3 к броне. С другого тела, трофеем стал крепкий виски. К счастью для Нибора, предметы, которые он носил на себе, не занимали место в инвентаре. Используя этот факт, он вооружился палкой, которая добавила +8 к урону. Через час блужданий по лесу, индикатор обморожения снова дал о себе знать. Чтобы согреться Нибору пришлось откупорить бутылку. Среди голых деревьев и высоких елей он заметил сторожевую башню. Близко подходить не стал, для начала решил осмотреться.


«Не исключено, что дозорные уже получили весточку о беглецах», размышлял Нибор, «Сейчас, я как никогда похож на разбойника. Даже если с головой обольюсь ромом и буду шататься из стороны в сторону, в историю о заблудшем послушнике никто не поверит. Здешние NPC сильно отличаются от тех, что создают в играх люди. Их не обманешь картонной фразой, «как пройти в библиотеку?». Каждого из них контролирует Инстрис, что делает их непредсказуемыми. Подозреваю, что сложность игры заключается именно в этом. Трудно определить, кто из нас игрок, когда все ведут себя как люди».


На удивление Нибора башню никто не охранял, о чем свидетельствовало отсутствие следов вокруг неё, и хоть какое-то движение на ней. Под башней, как и на её вершине ничего полезного не оказалось. Зато с неё открывался вид на весь лес. Куда не поверни голову всюду деревья, а ещё дальше заснеженные горы. Но вот в трех километрах от башни, расположилось поместье.


«Может быть там, мне удастся найти укрытие. Судя по дырявой кровле, она уже полвека никому не принадлежит».


По пути к поместью, среди серых камней Нибор нашел ещё одно тело. Лицо мертвеца застыло в агонии, и у него была на то веская причина. Ноги и часть туловища, отсутствовали, их словно обрезало гильотиной. На железном нагруднике герб – меч, зажатый в тиски острых клыков. Нибор собирался обыскать тело в надежде заполучить что-то действительно ценное для дальнейшей игры, но ему помешал волчий вой. Белый волк полтора метра в холке, затяжным воем созывал своих братьев и сестёр. Зимой на обед сгодится всякая добыча, будь то олень, мышь или даже путник. Волки быстро откликнулись на зов и сбежались к Нибору со всех сторон. Семь опасных и голодных зверей, каждый 5-го уровня с запасом здоровья в 150-та очков и аурой стаи. Проверять сколько урона может нанести такой волк, Нибор не планировал, поэтому первым делом попытался взять зверей на испуг. Набрал рот полный виски и щелчком огнива выплюнул огненную смесь. Зверь получил 15-ть единиц урона, а потом ещё 30-ть единиц в течение трех секунд. К несчастью путника, волки оказались слишком голодны, и были готовы к сопротивлению добычи. Они стали рычать, повышая свой уровень атаки ещё на 10%. Белый снег вылетел из-под лап, несущихся на несчастного игрока 1-го уровня, волков. Челюсти сомкнулись в сантиметре от шеи Нибора. Бродяга Ник привык сражаться против четвероногих тварей, а потому легко уклонился от опасных клыков. Всё, что ему было нужно, это следить за их головами и умело распределять энергию на движения. Волки кусали и толкались между собой в попытке оторвать ему ноги, но тот подобно акробату с олимпийских игр, использовал их как козла – спортивный инвентарь. Уходя от опасных зубов, Нибор обдумывал пути к отступлению. Одно неверное движение могло привести к летальному исходу.


«Сбежать не получится», Нибор палкой изменил траекторию челюсти волка, и тот вцепился зубами в спину своего приятеля. «Волки, как и многие четвероногие хищники, выматывают и сбивают с ног свою добычу. Исходя из запасов виски, убить их у меня тоже не получится, значит остается только…».


Используя спину волка как трамплин, он зацепился за высокую ветку и сделал подъём с переворотом. Надежда была лишь на то, что волки потеряют к нему интерес раньше, чем закончится согревающее пойло. После многочисленных попыток допрыгнуть, или вскарабкаться по толстому стволу дерева, голодные звери расселись вокруг него и стали завывать свои песни.


«Чего удумали?», насмехался над ними Нибор, «Никак на помощь зовете. Сколько бы вас не набежало, на дереве вам меня всё равно не достать. Разве что у вас есть подвид, который умеет лазить по деревьям или скажем, летать».


Через несколько минут, Нибор бы предпочел, чтобы они и вправду летали. Сбрасывая своими шагами с деревьев снег к нему приближалась волчица. Судя по размерам, а холкой она была высотою с деревья, эти волки 5-го уровня были её маленькими щенятами. Огромная волчица в два прыжка достигла дерева и снесла его своим прочным лбом.

«Только моба 24-го уровня не хватало», Нибор перекатом смягчил падение о землю, «Учитывая её размеры и скорость, от её атак уходить будет не так легко».


Волчата не заставили себя ждать и тут же кинулись на добычу. Нибору пришлось изрядно постараться, чтобы простыми движениями, которые едва расходуют энергию уйти от их клыков. Настал момент выбрать, дать себя укусить волчонку, чтобы накопить энергию для следующего рывка, или уклониться и оказаться в пасти огромной волчицы. Нибор определился с риском и притормозил. Укус за руку нанес ему 20-ть единиц урона. Всего пара единиц отделяла от 5% отметки, которая должна была его обездвижить. Нибор ударил волчонка палкой в глаз, чтобы освободить руку и тут же отпрыгнул в сторону. Огромная пасть пронеслась и сомкнулась за его спиной, располовинив щенка. Кровь, задние лапы и кишки одной массой рухнули на белый снег. Ощутив во рту привкус собственного дитя, волчица заскулила и залилась жалобным воем. Пока другие щенки в трауре подпевали своей матери, Нибор бросился наутек.


Через каких-то пять минут вой утих, волки взяли след и быстро нагнали жертву. Нибор просочился через дыру в кованой преграде и оглянулся на преследователей. Волчица резко затормозила, ещё сильнее оскалила клыки, зарычала, а через секунду вместе с щенками убежала прочь.


Нибор обернулся, чтобы разглядеть мрачное поместье. Ему стало интересно, что могло спугнуть столь могучего зверя.


___

Прочитать книгу с самого начала можно тут (ссылка ведёт сразу на первую главу. Там произведение выложено полностью): https://author.today/reader/96478/761803

Показать полностью
1

Говард Лавкрафт.Хребты безумия

Повествование ведется от лица ученого, который старается остановить экспедицию в Антарктику.

В своей прошлой экспедиции он стал свидетелем страшных событий, о которых клялся никому не рассказывать, но узнав, что планируется новое исследование полюса, решился все рассказать.

Говард Лавкрафт.Хребты безумия Говард Филлипс Лавкрафт, Пересказ, Книги, Сюжет, Безумие

Он был частью Мискатониксой экспедиции, цель которой было забрать различные материалы для исследования. Учитывая специфику предстоящей работы, в команду входили Лейк, представитель биологического факультета, Этвуд с физического, сам рассказчик геолог и 16 ассистентов.

В экспедицию они направились на 2 кораблях, в распоряжение имелось 5 самолетов. Взяв 4 самолета, герои отправились в глубь материка. После завершения исследований, было решено отойти от плана и отправиться на северо-запад. Разделившись на 2 группы, одну из которых возглавил Лейк, он забрал все самолеты. После он вышел на связь сообщив, что обнаружил горный хребет выше Эвереста.

На следующий день при боровой разведке были найдены 14 необычных существ, но только 8 хорошо сохранились. Тогда их поместили в отдельное место, а на одном из испорченных существ было решено провести вскрытие, которое показало, что это сверхразвитые существа.

Но на следующий день пропала связь с базой Лейка, подождав сутки, на запасном вертолете было решено отправиться туда самостоятельно. База была разрушена, а участники экспедиции, включая Лейка жестоко убиты, точнее, разорваны на части. Не хватало только 1 участника экспедиции и трое саней. Так же пропали тела существ, но появились 6 могил.

На следующий день, отправившись за хребет, были обнаружены рукотворные горы, а за ними старинный город. Ознакомившись с рисунками на стенах домов, они узнали, что раньше землю населяла другая раса, они были высокоинтелектуальны, способны жить в любой среде. Но когда начался меняться климат, стали стекать вначале к крупным городам, затем к столице, а потом решили переселиться под землю. Ими была выведена специальная рабочая раса шоггот, не умные, но сильные и покорные.


Ведомые интересом группа спустилась по туннелю. Где они и обнаружили последнего члена группы Лейка, и тела существ. Вдалеке в тумане они увидели существо, по всей видимости эволюционировавший шоггот, который ведомый ненавистью к существам создавшим его, убил их. Ведомые страхом группа бежала, и поклялась больше никогда не возвращаться.

Показать полностью
0

Крепкая дружба глава 1. ч.5 Я точно его видел!

Первая часть здесь.

Предыдущую часть читать тут.


Часть 5

Ночь казалась мрачной для Эриона, они с незнакомцем шли по залитой лунным светом улицей, однако не было ощущения безопасности и точно никакой романтики, только страх. Эрион перебирал в голове разные варианты развития того самого разговора, но все они были безуспешны и, пребывая в глубоких раздумьях, он не заметил, как целиком и полностью вверил себя в руки этого незнакомца, который имел наглость с честным видном обобрать у него пол кошелька. Несмотря на весь негатив самых последних событий, Эрион отметил, что этот незнакомец вызывает к себе доверие и умеет расположить людей, юноша предположил, что этот человек является одним из главных воров в городе.


— Как вас зовут? — робко поинтересовался юноша.

— А какая разница? — идя слегка впереди, спросил незнакомец.

— Ну вы же назвали наши отношения сотрудничеством, хотелось бы знать имя моего партнёра.

— Хах, вы думаете, что вам так важно это знать? Или вы планируете долгоиграющие сотрудничество?

— Я даже не знаю, что ответить. Вы умеете ставить в ступор. — Эрион был очень уставшим и напуган, ему было сложно трезво рассуждать.

— Зовите меня Лис, это наиболее точно отражает мой внутренний мир.

— А меня зовут…

— Я знаю как вас зовут, не утруждайтесь. — оборвал Лис.


Эрион не заметил, как они остались вдвоём после того самого разговора. Все остальные незнакомцы растворились в ночи, как будто их и не было, но Эрион словно чувствовал, что они с Лисом идут не одни.

Мужчины шли неспешным шагом, как вдруг раздался странный, приглушённый свист и Лис, подойдя к углу дома, остановился и показал рукой юноше прижаться к стене. Чувства Эриона стали его обманывать и ему начали казаться разные причудливые вещи; страх брал над ним верх. Теперь он уже был неуверен, что слышал какой-то свист. Лис смотрел за угол дома и ничего не говорил, как вдруг с крыши спрыгнул какой-то парень и сделал он это почти бесшумно.


— Лис, вперёд нельзя, там сервены устроили засаду.

— Сколько их?

— Не знаю, мои насчитали человек десять, но это приблизительно.

— Слишком странно для них, они уже знают, что этот юнец наш протеже?

— Лис, они похожи на тех, кто собирается напасть на вооруженный конвой. Думаю да, знают.


Из-за угла выбежал ещё один мужчина, уже более взрослый.


— Лис, есть обходной путь. Мы попросили западных помочь нам, они согласились, но они не понимают ценности этого мальца.

— Им и не нужно понимать. Идём.

Свернув направо, Лис, Эрион и третий мужчина двинулись в сторону главной улицы.

— Что происходит? — с опаской спросил Эрион.

— Ничего значимого. Молчите и шагайте с нами в ногу. — холодно произнёс Лис.


Компания смогла выйти на главную улицу, которая всё так же была в своей ночной красе, однако Эрион отметил, что на этот раз проститутки не смотрели в его сторону. Улавливая косые взгляды чёрных торговцев, проституток и некоторых странных мужчин, Эрион понял, что Лис — очень известная фигура ночного города.

Перейдя на другую сторону главной улицы, компания людей двинулась в том же направлении, в каком следовала изначально. Через сто шагов их догнал другой мальчишка.


— Лис! Они двинулись вам на перерез! — мальчик вытер слёзы и Эрион подумал, что они накатились ему на глаза от ветра.

— Я вижу, что случилось что-то ещё, говори!

— Да, Лис, они убили Ма́лва!

— Как?

— Мы следили за ними и были уверены, что они нас не видят, но когда Малв высунулся, чтобы посмотреть из-за угла, ему в голову прилетел нож. Лис, они демоны!

— Успокойся, беги к Жизе́ль и расскажи ей всё. Идём, нужно успеть дойти до таверны.


Компания двинулась дальше, с главной улицы слышались весёлые крики и музыка, но Эрион чувствовал, как кровь застывает в его жилах. Они шли быстрым шагом, как внезапно Эрион уловил на себе чей-то взгляд. Он не мог понять, почему он так явно чувствовал это и подумал, что разум играет с ним злую шутку. Озираясь по сторонам, он заметил вдалеке две красных точки. Не поверив своим глазам, Эрион двинулся дальше за Лисом.

Пройдя ещё квартал, перед ними снова появился неизвестный человек.


— Лис, мои люди сообщают, что сервены уже пересекают главную улицу. Знаешь, а они искусны и знаешь что? Их человек двадцать.

— Мне нужно довести его до гостиницы.

— Кто он вообще такой и зачем тебе это нужно?

— Шур, сейчас нет времени объяснять, позже поговорим.

— Ты знаешь, что у этих ребят есть оружие? Мои люди не хотят рисковать просто так.

— Поверь, безопасность этого юнца гораздо важнее чем ты думаешь.

— Не убедил… — Шур сложил руки на груди. — Нужен более веский аргумент.

— Пятьдесят золотых тебя убедят?

— О-хо-хо, он того стоит?

— Убедят или нет?


Незнакомец громко вздохнул и опустил руки по швам.


— Ладно. Мои ребята готовы помочь, но первыми в драку не полезут.

— Я понимаю. Будем надеяться, что на вашу территорию они не зайдут.


Эрион жил в этом городе уже много лет и даже думать не думал о том, что город поделён на районы воров, и что каждая банда имеет своего главаря. Он вообще ничего про это не знал, но сейчас, когда он видел всё происходящее прямо перед собой, ему казалось, что это всё выдумки его головы в пьяном бреду или плохой сон. Во время всех этих разговоров, Эрион начал понимать, что его выигрыш точно не был причиной всех этих событий.

Компания уже из четырёх человек двинулась спешным шагом в западном направлении. Лис и Шур о чём-то переговаривались, но Эрион, идя в двух шагах сзади, не мог расслышать их. Ему назойливо лезли в голову те самые красные точки, которые он недавно увидел.


В городе царила атмосфера гармонии и тишины, главная улица шумела в своём репертуаре, проститутки продолжали работать с клиентами, обычный люд уже давно спал в своих домах и никто и не замечал той суеты, что происходила у воров этой ночью. Сквозь потоки пьяных людей на главной улице пробирались некоторые странные личности, на которые никто не обращал внимания. Они буквально прорезали улицу поперек и только намётанный глаз мог что-то в них заподозрить.


Идя за Лисом, Эрион заметил, как к ним спереди подбежал человек, что-то сказал Шуру и они свернули направо, начав двигаться в противоположную сторону от главной улицы. Эрион узнал это направление, именно идя по этой дороге можно было выйти на Судную площадь, где располагалось здание городского суда и небольшая тюрьма рядом. Именно на этой площади горожане собирались во время казней. И Эрион оказался прав — спустя два квартала компания вышла на огромный пустырь, вымощенный камнем и залитый лунным светом. Повернув налево, они стали двигаться вдоль зданий, не выходя на площадь.


— Ну вот и начинается моя территория, думаю, что здесь вы в безопасности.

— Шур, не забывай, что они отбитые и опасные люди.

— Ну так и мы не пальцем пиханые! — усмехнулся мужчина.


Войдя в узкую улочку, которая вела от судной площади на запад, Эриону стало сильно не по себе, у него сложилось впечатление, что он чувствует угрозу в воздухе.


— Мне кажется, что нам нельзя туда идти. — робко высказался Эрион.

— Я сказал тебе заткнуться? Вот и заткнись. Идём. — в голосе Лиса чувствовалась агрессия.


Немного пройдя дальше по улице, Шур услышал какой-то шум и сказал остановиться.

Вдруг вдалеке показался короткий блеск металла и раздался громкий металлический звон, как после удара железа о камень.

Компания остановилась. Вдруг из-за угла вдалеке выбежало два парня, которые бежали на встречу компании Лиса и кричали:


— Они тут! Они пришли!


По мере того, как двое мужчин приближались к Лису и Шуру, Эриона начинало холодить. Внезапно за спиной бегущих показались несколько человек, которые выбежали из-за того же угла.


— Отходим назад. — скомандовал Лис.


Когда между двумя бежавшими и Лисом оставалось меньше двадцати шагов раздался глухой стук и один из бежавших упал на землю — из его спины торчал нож. Лис и Шур выхватили свои ножи и стали пятиться назад. С крыши домов на землю спрыгнуло несколько человек и встали возле своих главарей, сзади подбежала ещё пара человек. Узкая улица перестала вмещать образовавшееся количество людей. Бегущие сервены остановились в двадцати шагах, возле лежавшего вора из банды Шура.


— Лис, отдай нам этого хлопца, он не стоит жертв.

— Вы на хрен собачий пойдёте!

— Лис, мы шутки не шутим. Наш заказчик дорого за него платит.

— Ваш заказчик ничего не получит.

— Как знаешь, Лис, мы предлагали.


За сервенами показались ещё человек семь. Толпа мужиков двигалась к ворам, Эрион почувствовал холод своим нутром.


— Режем их! — крикнул кто-то из сервенов.


После этих слов завязалась драка. Начал звенеть метал, раздавались стуки, послышались первые крики раненых.


— Шур, нужно отойти, мои ребята подходят сзади!


Лис схватил Эриона за руку и начал отводить его в сторону судной площади. Внезапно из-за ближайшего угла выбежало двое мужчин с ножами. Лис толкнул юношу и ловким движением перерезал горло одному из нападавших. Кровь брызнула на Эриона и попала ему в рот. Второй нападавший попытался ударить ножом Лиса, но после пару ловких движений, получил удар ножом в грудь и упал без дыхания.


— Эрион, собака, вставай! — крикнул Лис.


Эрион вскочил, пытаясь отплеваться от крови, и перед его лицом промелькнул металлический блеск, спустя мгновение он услышал лязг металла о камень и увидел короткий нож на земле. Лис резко схватил упавший нож и метнул обратно в темноту, раздался глухой стук и с той стороны донёсся громкий мужской стон. Лис подскочил к углу дома, откуда нападали двое сервенов и выглянул из-за угла посмотреть, затем спешно развернулся и крикнул:


— Шур, они обходят нас, назад!


Шур скомандовал своим людям и они все побежали в сторону судной площади. Со стороны судной площади уже подоспело ещё несколько воров.


— Сервены теснят нас, отходим к судной площади!

— Там может выйти стража. — сказал кто-то из подошедших.

— А эти ублюдки убьют нас! — крикнул Лис, указывая на бегущих сервенов.


Толпа воров во главе с Шуром и Лисом выбежала на площадь. За ними на площадь высыпалось человек тридцать сервенов. Группы расположились в тридцати шагах друг от друга.


— Лис, их слишком много. Я потерял уже трёх ребят! — сказал Шур, держась за порезанную руку.


Лис указал на начало площади.


— Вон мои ребята подтянулись!


На площадь со стороны главной улицы выбежало ещё десять человек и присоединились к банде Лиса и Шура.


— Лис! Чего ты добиваешься? — раздался голос из толпы сервенов.

— Твоей мамки-шлюхи! Вы пришли в наш город резать наших людей!

— Ваша помойка, которую вы называете городом, нам не нужна и ваши свиньи, которых вы называете людьми, нам тоже не нужны. Мы здесь за этим хлопцем. Отдай нам его и мы разойдемся подобру-поздорову.

— Забирай своих свиней и вали отсюда! Или я позабочусь о том, чтобы вас вздернули на виселице!

— Не пугай кота колбасой, Лис! — иронично прозвучал голос. — Мы возьмём то, за что нам заплатили.


Раздался свист со стороны сервенов и они двинулись на воров, Эрион отошёл назад. Завязалась жестокая резня. Поднялся сильный шум, кровь начала брызгать во все стороны, лязг металла наполнил площадь. Вдруг кто-то оббежал толпу и бросился на Эриона, юноша сразу понял, что ему несдобровать и бросился бежать в сторону тюрьмы. Вдруг он услышал сзади себя глухой стук и звук падающего тела, развернувшись он увидел лежащего на земле мужчину с ножом в спине и корчящегося от боли.


— Эрион, возьми у него нож! — крикнул Лис и развернулся лицом к противнику.


Юноша подбежал к лежащему мужчине и выхватил нож из его руки. Готовясь обороняться, Эрион зажал нож крепко в руке и старался ничего не упустить из виду. Руки сильно дрожали и он боялся выронить оружее. Сильный страх буквально парализовал юношу, поэтому он не заметил как лежавший с ножом в спине мужчина выхватил второй нож и полоснул Эриона по ноге. Резкая боль раздалась в ноге и юноша упал на землю, издав пронзительный крик. Однако стойкая и назойливая мысль пришла в голову, которая говорила Эриону, что нужно срочно взять нож; всё нутро подсказывало ему о серьёзной опасности. Отвлёкшись от своей раны, Эрион увидел, как лежащий мужчина подползает к нему и в его глазах была явная цель — убить.


— Убей его, Эрион! — прозвучал голос из толпы дерущихся.


Эрион схватил нож и, находясь в шоковом состоянии, ударил мужчину в голову. Кровь хлынула из под лезвия и шея мужчины расслабилась, тело обмякло. Резкая боль от пореза на ноге снова заполнила мысли Эриона, он уже ни на чём не мог больше концентрироваться.


Резня на судной площади между полусотней человек не осталась незамеченной. Уже светало и стража готовилась к первому обходу. Услышав шум на площади, начальник поднялся на стену тюрьмы и собственными глазами мог лицезреть схватку воров. Немного погодя, он отдал приказ и стража приготовилась к выходу за стены тюрьмы, которая, по совместительству, ещё и служила казармами для части городской стражи.


Эрион, истекая кровью, смотрел, как падают люди на площади. Внезапно раздался скрежет металла за спиной юноши, он обернулся и увидел, как решетка ворот тюрьмы поднимается; на стенах послышались крики.


— Стража! Бежим в рассыпную! — крикнул кто-то из сервенов.


Вся сражающаяся толпа бросилась врассыпную, кто-то пытался поддерживать своих раненых товарищей, кто-то просто убегал. Лис подбежал к Эриону и попытался его поднять.


— Больно! — прокричал Эрион. — Я ранен в ногу!

— Идти можешь?

— Только на одной ноге.

— Сама́й, помоги мне! — крикнул кому-то Лис.


Мужчина подбежал к Лису и помог поднять Эриона, они поспешили к узкой улице. Оглядываясь назад, Эрион увидел как из ворот тюрьмы выбегает стража.

Подходя к углу здания, Эрион снова почувствовал на себе чей-то жгучий взгляд, который перебивал боль и страх. Он кинул взгляд на улицу, где начиналась драка, и увидел силуэт человека с красными глазами; на этот раз юноша уже отчётливо понял, что это глаза.


— Эрион, иди быстрее, если нас схватят, то тебя вздёрнут за убийство!

— Я стараюсь…


Эрион с Лисом и Самаем прошли ещё пол квартала и свернули в переулок. Светало и ночь стала перетекать в сумерки. Мужчины затянули юношу в какой-то неизвестный дом и закрыли дверь на ключ.


— Где мы? — взволнованно спросил Эрион.

— Молчи! В безопасном месте.


Лис обратился к какой-то женщине и она принесла ему лоскуты чистой ткани, иглу и нитки.


— Ложись на живот! — жёстко сказал Лис.

— Зачем?

— Тебе нужно зашить рану.


Эрион лёг на живот и взял в зубы палку, которую ему дал Самай. Каждый укол иглой был невыносимым, но Эрион, заливаясь слезами, стерпел боль и Лис быстро зашил рану.


— Переночуете здесь. — уверенно заявил Лис.

— А эти убийцы сюда не сунутся? — робко спросил Эрион.

— Нет, они плохо знают город. Мне нужно сходить к начальнику стражи, некоторые вопросы
требуют оперативных решений. Самай, оставляю юнца на тебе.


Лис накинул свой капюшон на голову и вышел из здания. Эрион слышал, как за окном стали раздаваться бряцание кольчуги, стук сапогов, приказы командиров и ответы солдатов — всё это указывало на то, что патрули выдвинулись на первый обход городских улиц. Ночь закончилась.

Эрион не заметил как заснул, но пробуждение ему далось с особой тяжестью. Самай растолкал сонного юношу и предложил позавтракать. Привстав с кресла чтобы потянуться, Эрион почувствовал сильную боль в ноге и в тоже мгновение рухнул обратно.


— Сиди, я сам тебе принесу. — достаточно жёстко произнёс мужчина.


Самай не отличался особой вежливостью, но заботу проявлял старательно.


— Воды, принеси воды. — прошептал Эрион, ему страшно сушило горло.


Ночной стресс, вино и потеря крови — здорово потрепали запасы жидкости в организме юноши; рот пересох и всё внутри рта неприятно тянуло. Через некоторое время из соседней комнаты вышел Самай и принес большую деревянную кружку с тёплой жидкостью.


— Выпей всё, Вали́я приготовила этот отвар, он поможет тебе быстрее прийти в форму.


Эрион сделал первый глоток и сразу же выплюнул назад в кружку.


— Это что за дрянь? — возмущённо спросил юноша.

— Выпей всё! — Самай повысил голос, этот мужчина явно не собирался нянчиться.


Эрион понял, что перед ним стоит волевой человек с большими яйцами, отчего не стоило с ним пререкаться. Взяв кружку двумя руками и сделав небольшой вдох, юноша залпом выпил содержимое кружки. Всё это время Самай молча наблюдал, как юноша поглощает содержимое до последней капли.

Эрион закончил пить, вытер губы и отдал кружку Самаю.


— Не знаю зачем это, но оно очень горькое… — Эриону показалось, что он высказывает конструктивное мнение.

— Только не надо ныть, особенно после того, что ты видел сегодня ночью. — жёстко и с иронией проговорил Самай.


Эриону на мгновение показалось, что Самай очень зол на него и совсем не рад ему помогать.


— Сейчас принесу тебе кашу.


Самай снова удалился в другую комнату и Эрион вывернул ногу, чтобы осмотреть порез на икре, правая нога сильно распухла, а вся повязка была буквально вымочена в крови. Зрелище не для слабонервных, но Эрион уже видел такие порезы и знал что делать в случае с такими травмами, только ему нужна была помощь. В комнату зашёл Самай с большой деревянной миской, в которой находилась пшённая каша с кусочками овощей и несколькими кусками хлеба. Нельзя было сказать, что каша лучше чем в харчевни, но уж точно не хуже. Однако хлеб был очень вкусным и Эрион был уверен, что этот хлеб был испечён собственноручно хозяйкой дома. Самай смотрел, как Эрион поглощает пищу, что невыносимо смущало юношу.


— С тобой поделиться? — спросил Эрион, глядя на высокого мужчину из подо лба.

— Я уже поел. — отрезал мужчина.

— Тогда чего ты так на меня смотришь?

— Слежу за тем, чтобы ты не сдох пока ешь. Мне Лис поручил за тобой приглядывать, вот я и приглядываю, поэтому не задавай тупых вопросов. — раздражение в голосе выдавало всю неприязнь этого человека к юноше, по крайней мере, так ему казалось.


Эрион доел свою кашу с хлебом и передал миску Самаю.


— Позови, пожалуйста, эту добрую женщину, мне нужно перевязать рану, иначе она может загноиться.

— Я знаю, Валия уже пошла за чистой водой. Как вернётся, так перевяжем.


Эрион продолжал сидеть в кресле и всё глубже погружался в раздумья относительно ночных событий.


— Эрион! — крикнул Самай, заходя в комнату. — Вставай, Валия принесла воду, пойдём во двор.


Юноша дёрнулся в кресле, ибо не заметил, как он провалился в сон, и громкий голос Самая снова разбудил его. Мужчина подошёл к Эриону и помог ему выйти из дома во внутренний двор.

Солнце уже стояло в зените и во внутреннем дворе было очень ярко, из-за чего Эрион не мог сразу широко открыть глаза.


— Самай, сади его сюда, — женщина указала на лавочку возле дома, — пусть подышит свежим воздухом.


Взрослая дородная женщина в аккуратном коричневом платье и платком на голове поставила кастрюлю с водой на огонь. Эрион обрадовался, что эта женщина знает толк в промывании ран и осведомлена, что сырую воду нужно кипятить.


— Как спалось? — женщина обратилась к Эриону.

— Месси, честно признаться, я не знаю. Просто выключился и всё.

— Голова болит?

— Да, ноет как будто металлический круг сжимает череп.

— Это от вина. — рассмеялась женщина. — Дешёвое, небось, пил?

— Ну да, пришлось, как только пришёл в Горящие пески. Потом я уже смог позволить себе Касат'берийское. — улыбаясь и почёсывая висок, говорил юноша.

— Ну, та гадость, что ты выпил, скоро снимет боль, жажду уже должно было снять. Тебя же не сушит?


И только после этих слов Эрион обратил внимание, что ему совсем не хочется пить, этот отвар сработал.


— Нет, на удивление не сушит, хотя я был уверен, что захочу пить. — Эрион застенчиво улыбнулся. — У вас очень вкусный хлеб, вы его сами печёте?

— Не-е-т, — с улыбкой протянула женщина, — это моя соседка печёт. С меня мука, с неё всё остальное и буханка хлеба обходится в пять медяков. Вкусно и выгодно.

— Эх, мне бы такую соседку. — мечтательно сказал Эрион.

— О-хо-хо, парень, ей уже за шестьдесят.

— Нет, я не в том смысле. — юноша слегка покраснел.

— Да я шучу, поняла я о чём ты. Но хлеб и вправду вкусный.


Женщина оказалась очень милой в беседе и Эриона искренне удивляла такая открытость и добросердечность абсолютно незнакомой женщины, к которой его привели воры. Всё вообще складывалось очень странно и юноше казалось, что он стал частью какой-то страшной сказки, которую ему отчаянно хотелось покинуть.


Беседа мило продолжалась, Валия сняла с огня вскипевшую воду и продолжила общаться с Эрионом. Время от времени в беседу встревал Самай, но по большей части он просто молчал и отчуждённо смотрел в огонь. Несмотря на всю его кажущуюся отстранённость, Эрион прекрасно понимал, что Самай всё слышит и видит. Это был профессионал в своём деле — воровском деле.


Валия опустила руку в кастрюлю с водой.


— Отлично, вода уже остыла. Давай попробуем снять повязку.


Женщина подошла к юноше с кастрюлей и поставила её на скамейку рядом с ним. Зачерпнув черпаком немного воды, она вылила её на повязку. Размочив засохшую местами повязку, женщине удалось почти безболезненно снять её.


— О, а на тебе всё заживает как на собаке. Лис сказал, что рана неглубокая и артерию не задело, тебе повезло.


Эрион осмотрел свою ногу и сделал внутри себя замечание по поводу неаккуратного шва, но сразу одернул себя, вспомнив в каких условиях все происходило.

Валия промыла рану и наложила свежую повязку, туго закрепив её на ноге.


— Спасибо, сам бы я не справился. Что я вам должен за помощь?

— Ты? Ничего. Мы с Лисом разберёмся.


Эрион даже не знал радоваться ли ему или волноваться.

Не успел юноша насладиться умиротворением, как прибежал какой-то мальчик.


— Самай, Лис сказал прийти к нему, этого сказал взять с собой. — мальчик указал на Эриона.

"Веселье продолжается..." — проговорил про себя юноша.


Крепкая дружба глава 1. ч.5 Я точно его видел! Авторский рассказ, Фэнтези, Интрига, Роман, Дружба, Литература, Рассказ, Длиннопост, Продолжение следует, Еще пишется

Продолжение следует...

Глава состоит из 15-ти частей, каждая часть будет вкладываться раз в неделю в воскресенье.


Прошу прощение за то, что опоздал с публикацией этой части в воскресенье. Сей казус произошёл по причине моего задержания сотрудниками ОМОН'а и последующим отбыванием двенадцати часов в одном из РУВД своего города.

Показать полностью 1
0

Раствор 10

" Много веков алхимики Юрры тщетно пытались превратить свинец в золото. Другое дело -- строительный раствор. Он, как известно, бывает очень разный, а цель одна -- скрепить камень покрепче. Около трехсот лет тому назад, возникла идея "универсальной смеси", которая способна послужить во многом, если ее изменять незначительными добавками: в кирпичной кладке, ежели загустить как следует туфом и песком; жидкий растворитель, если добавить побольше извести; прослойка в кожаном доспехе, коли добавить волокна каменной акации, дабы стрелы не пробивали; закаливатель боевой стали... Разные цели -- различная стоимость, и денежный вопрос стал губительным для затеи. Труждаясь в этом направлении, алхимики вскоре поняли, что минеральные составляющие плохо смешиваются с отжившими, как то -- отвар из костей и суставов, клей из рыбной чешуи, древесина или винный уксус. Неудачи привели к идее поиска особого элемента, который бы позволил соединять ранее, казалось бы, несовместимые ингридиенты с минимальной потерей полезных свойств каждого, да так, чтобы при смешении эффект был сколько-нибудь предсказуемым. Попробуйте смешать соду с уксусом и добавить воды -- получится нечто новое, не имеющее ничего общего от добавленных составляющих, да еще и пузырящееся, аки дрожжи, заброшенные в отхожее место! Новый компонент должен иметь магическую природу -- решили тогда многие. Века бегут стремительно, точно носорог на случку, а успехов на данном поприще не видать. .."

Выдержка из трактата Эмира Экибастузского "Основы алхимии".

-- Мясо, сталь, известь, говно, -- перечислил Талию основные ингридиенты, с которыми вознамерился работать ГэГэ, -- в толк не возьму, как их совместить.

-- Своеобразный перечень, -- пробурчал тесть, -- почему именно говно?

-- А почему известь?

-- Это должен был быть мой следующий вопрос.

-- Угу, и далее по списку, -- устало вздохнул молодой алхимик, -- книжки твои гласят, что возможно создать универсальную смесь, которая позволит смешать что угодно...

-- Ну так создай! -- усмехнулся Талий. -- Ты -- голован, каких еще поискать... запечатай рунами в бочке кислое молоко, к примеру, а какими формулами -- тебе уж виднее...

-- Почему кислое молоко?

-- Брякнул, что первое в голову пришло.

-- Первое, порой, самое истинное, -- подала голос Гегея, -- кроме того, мясо на воинов нарастает от него дюже быстро.

-- Тогда кумыс. -- кивнул Гэгэ.

-- Почему он? -- поинтересовался тесть.

-- Вейерберу все нужно с хмельком.

Достали старый стальной, проржавевший змеевик, приставили к тиглю заместо стеклянного.

-- Стоп! Крепим к стальному и стеклянный. -- заявил ГэГэ.

-- На кой?

-- Витражное окно я "зарунировал" -- обьяснил зять, -- солнечный свет, который проходит сквозь него, дюже полезен... Кроме того, говно добавим от пленного орка, он крупный, его племя мускулами обрастает втрое быстрее человеческого. Его говно, насыщенно ненавистью к нам, а я уже нашел рунический ключ к ее переплавлению в чистую энергию...

-- Опытным путем, мы сотни склянок наполним различными вариантами твоего месива...все эти эликсиры заряжены силой, но результат непредсказуем. -- проворчал Талий.

-- В помощь наитие. -- отозвался ГэГэ, и показал пальцем на пустой бутылек от "эликсира мудрости", который Талий с большим трудом и за хорошие деньги сумел раздобыть у залетных эльфов.

-- Кабы не возросшие доходы с продажи усовершенствованной тобой "настойки доблести", то высек бы тебя зятек за такое расточительство. -- прошипел Талий.

-- Прими еще и "мед поэзии", -- протягивая колбу с зеленой жидкостью мужу сказала Гегея, -- мускулы должны быть красивыми, дабы не токма силу придавали и страх супостату внушали, но и уважение и зависть вызывали...

ГэГэ, выпил залпом "зеленку", и малость окосел, а потом изрек:

-- Коль пьяному море всегда по колено, пускай  мясо пухнет прибрежною пеной, на зависть притивникам сила взрастет, и спесь супостата в землицу уйдет!

-- Хреновые вирши, -- сморщился Талий, -- тащи доча еще " мед поэзии".

-- Не надо, -- попытался поднятся со стула на ватных ногах Гэгэ, -- Франшиза, лей ржавую воду в тигль.

-- Франшиза? -- возмутилась Гегея, уперев кулачки в бока, -- это что еще за краля?

Показать полностью
0

История Даэль 3

Всем привет! Продолжение книги о Даэль воскрешенной. Просьба отнестись с пониманием и комментировать, критиковать и унижать, если Вам что-то не понравилось, а не ставить минусы просто так. Для меня это очень важно, я делаю эти посты для конструктивного рационального построения повествования. Буду премного признателен. И, если Вам понравилось, то я очень порадуюсь. Повторюсь текст редактировался мной трижды и это, возможно, еще не финальная стадия.


Ссылка на 1 и 2 часть истории даэль тут:  История Даэль 2 , История Даэль


З.Ы: Комментарий для минусов будет ниже.

Спасибо!



Мертвая тишина


Автор: AIRfox (Ахметов Ильнур)


Глава 2. Без души (1 часть)


Прошло два месяца. Даэль научилась ощущать и контролировать свое тело. Ей вспоминалось многое, однако это было не то, чего желал отец. Он сердился и обвинял ее в никчемности, а потом уходил. Каждый раз. В наказание он запирал ее одну на несколько дней. И он всегда приносил ей новые книги. По которым Даэль училась и вспоминала мир. Ей быстро надоедали однообразные страницы и рисунки. После чего она садилась на свой импровизированный трон из лежачих валунов и размышляла.


«Прошло так много времени… я не научилась понимать этот мир. Отец хочет, чтобы я стала похожа на нее, чтобы я что-то вспомнила. Зачем ему это надо? Ему нужны воспоминания той Даэль. Я даже не знаю ее, кто она. Чем она так важна…»


В тишине раздался шорох и послышались чьи-то несвязные голоса. Их было много. Разобрать можно было только некоторые фразы: «Пошли с нами… Иди к нам…». Так же незаметно голоса пропадали.


«… Голоса. Откуда они доносятся? Столько времени они не покидают мои мысли. Куда они меня зовут? Они хотят от меня что-то, как и отец… отец… Зачем он вернул меня в этот мир? ...»


Где-то наверху раздался сильный гул. Немного позже послышалась монотонная капель. Даэль привыкла наблюдать за падающими каплями с потолка, но вдруг капля приземлилась ей на голову. Боль пробежала от головы до ног, обжигая ее изнутри. Резкий холод охватил место, куда упала капля. Даэль быстро вскочила, вытирая холодную влагу.


«Проклятая вещь. Откуда она взялась!? Этот мир сплошное страдание и боль! Отец проклял меня? Он и тот хриплый колдун прокляли меня, и оставили страдать… они лишили меня спокойствия и тишины. Я вечность находилась в блаженстве. Не ведала страданий… Мерзкая живая плоть! … Мне надо вернуться… Надо вернуть все, как было! Они должны вновь лишить меня этого проклятия!»


Даэль подняла руки и увидела муравья. Останавливаясь, он шевелил усиками и бежал обратно. Он что-то нес. Приглядевшись, Даэль увидела, что он нес небольшую часть ее кожи – маленький оторванный клочок, который отливал синим и фиолетовым оттенком. Она его раздавила. На ее лице не было ни капли эмоций, однако внутри себя она была вне себя от гнева, размышляя о случившемся:


«Вор. Живая дышащая материя, укравшая у меня мое. Как и мой отец! Я покажу тебе, что такое смерть. Я дам тебе насладиться этим блаженством.»


Ее мысли перебил резкий шум. Это был лязг двери.

В помещение вошел отец, позади него порог перешагнул еще один человек в капюшоне. Они подошли к Даэль, которая лежала на каменных сдвинутых валунах в форме небольшого кресла. В руках у человека был жезл и небольшая книжка, замятая с боков и имеющая желтые пятна. По всей видимости, он открывал ее часто.


- Привет, Даэль. – сказал Гофх своим хриплым голосом. – Ты должно быть не знаешь меня. Я – Гофх. Я пробудил тебя.

- Я тебя знаю, - холодно ответила Даэль. – Для чего? Кто ты?

- Он не из здешних земель. – ответил отец.

- Я живу на западе Вивонской рощи, где горы вздымаются до небес. – перебил Гофх. -Твой отец нашел нас и попросил нас помочь тебе в спасении.

- Я находилась в тишине и покое и не нуждалась в спасении. Не знала холода и боли. – В холодных глазах Даэль блеснул мертвый отблеск, и она наклонилась ближе, - Ты лишил меня спокойствия и тишины.

- Да. У всего есть цена. Я лишил тебя того, к чему ты привыкла.

- Прекратите! Не желаю слушать это! – потребовал отец девушки. –Я выпустил тебя не для споров, ты должен завершить свое дело и вернуть хоть что-то прежнее моей дочери.

- Помолчи! – сказала разгневанная Даэль, затем посмотрела на Гофха. – Ты посмел потревожить меня. Ты не боишься?


Последняя фраза Даэль прозвучала настолько угрожающе, что седой правитель тихо сглотнул слюну от страха. Он боялся нынешнее творение наемника. Правитель замолчал и стал слушать.


- Я не хотел оскорбить Вас, о дитя. Для меня честь вновь услышать Ваш голос и даровать Вам силы, которыми Вы никогда не завладеете, будучи смертной. Ваш отец помог мне в этом и теперь мы хотим сделать Вас еще лучше, еще сильнее – человек в капюшоне сделал поклон и шаг назад.

- Я целую вечность наслаждалась. Та безмятежность окружала меня, и теперь ты вернул меня сюда, чтобы я испытывала все страдания. По-твоему, это достойный ответ на мой вопрос? – она повернулась к отцу. – Зачем ты и он вернули меня!?

- Даэль, судьба забрала тебя так скоро. Я не мог смириться с утратой.

- Замолчи! – крикнула Даэль. – Ты стал причиной моих страданий!


Правитель опустил голову. Он пытался что-то сказать ей, но не мог подобрать слов. Даэль уже не слушала. В ее голове появились странные голоса, но она не могла разобрать, о чем они говорят. Она встала и дрожащей походкой направилась в сторону выхода. Приближаясь к двери из помещения, она услышала голоса в голове. Они становились громче. Гофх начал что-то говорить ей вслед, но и его она не слышала.


«Жуткое место. Нас сюда направили не просто так. Чую неладное».

- Что вы хотите? – неожиданно сказала Даэль куда-то в стену. Она увидела, что дверь не заперта, и стала толкать дверь.

-  Стой, Даэль. Тебе нельзя показываться всем. – громко произнес отец.


Услышав его, она повернулась назад и увидела, что его глаза полны страха, но ее это не остановило. Она стала интенсивно дергать дверь.


«Что там происходит?» - послышалось в голове.


Отец подбежал к ней. Он схватил ее за руку, чтобы остановить, но она с легкостью оттолкнула его. Сила, с которой старик упал на каменный пол была колоссальной. Словно двое взрослых мужчин навалились своим весом. Он застонал. Человек в капюшоне стоял позади. Его лицо закрывала тень плотного капюшона, скрывая эмоции. Он смотрел, не издавая ни одного звука.


- Гофх, помоги мне! – прокричал отец девушки.

- Я говорил Вам, сир. Она обладает силой, которая превосходит ее прошлые навыки. Я ничего не смогу сделать, если она захочет выйти отсюда.

- Бестолочь! Я сам!


Старик вновь вскочил на ноги и схватил дочь за руку. Дверь почти поддалась, еще немного и она поняла, что надо поднять крюк, который не давал двери открыться. Почувствовав, что ее схватили за руку, она повернулась и второй рукой отцепила цепкую хватку отца, оттолкнув его прочь. Крюк больше не держал дверное полотно и дверь стала поддаваться.


«Кто-то пытается выйти?». - голоса в голове становились громче.


Даэль не сразу поняла, что дверь отворилась. Только увидев в проеме солдат, она сделала шаг через порог. Лицо двух молодых парней в доспехах наполнились ужасом при виде синекожей девушки в королевских легких одеяниях. Она была выше солдат почти на голову. Ее глаза блистали. Вместо зрачков под светом факелов сияло мертвецкое бельмо.


«Кто это!? Что она сделала с правителем?»

- Правитель, Вы живы? – закричал один из солдат.


Голоса в голове усилились. Когда они стали кричать в ее мыслях, она почувствовала дикую режущую боль.


- Перестаньте! – закричала Даэль и схватилась за голову. Ее спина изогнулась.


Солдат, стоящий рядом, попятился назад. Он не отрывал глаз от приближающейся девушки. Второй замер неподвижно, пытаясь понять, что происходит.


«Она мертва!? Проклятие Элиги!» - голоса в голове были слишком громкими. Их звенящее эхо словно лезвиями проходило в голове Даэль. С каждой секундой боль усиливалась, раздражая ее еще больше. Девушка быстро потеряла контроль.


- Живая плоть! Надоедливая жизнь! Уйдите прочь!


Она орала изо всех сил. И лишь когда голоса в голове утихли остановилась. Даэль была над солдатом. Ее руки истекали кровью. Перед ней лежал истерзанный труп. Медные пластинки брони были разбросаны вокруг. На всем теле лежачего было множество царапин и порезов. Он был еще жив.


«Я не хочу умирать» 


Последняя фраза, которая молнией пробежала в голове девушки, прежде чем тот перестал дышать. Ей немного полегчало, только голос в голове не затих. Она смогла разобрать, что звучал только один голос.

Подняв взгляд на второго солдата, она разглядела его лицо. Молодой парень с острым носом, длинными волосами и глазами полными страха. Его трясущиеся руки пытались достать меч. После еще одной попытки он повернулся и побежал.


«Что это за тварь!?». – раздалось в голове Даэль.


Позади она увидела Гофха и отца, который смотрел с не меньшим страхом, чем убегающий. Затем он пришел в себя и толкнул Гофха, приказывая остановить беглеца. Человек в капюшоне, не раздумывая, стал произносить какие-то слова, из-за чего Даэль почувствовала себя легче – дрожь в теле пропала, но голоса все еще были очень громкими. Она рванула к убегающему и в мгновение уже сидела у него на спине и срывала броню мертвыми руками. Она слышала крики солдата, и одновременно слышала, как голоса в ее голове утихают.

Правитель вспотел. Он смотрел на дочь, как на зверя. Его пугала та свирепость, с которой она разрывала медь. Все это время он считал ее безобидной.

Спустя еще некоторое время она уже сидела на втором разорванном трупе, истекающем кровью. Все повторилось, голос лишь прошептал «За что?» и умолк. Крики солдат привлекли внимание, и уже другие голоса послышались в голове Даэль. Они усиливались. Дочь правителя вертела головой, чтобы попытаться угадать откуда идет звук, но в голове они звучали со всех сторон. Было лишь понятно, что голосов несколько. Ее взгляд остановился на обжигающем глаза свете, который сиял из щели в стене недалеко от нее. Он был настолько жгучим, что девушка щурила глаза почти полностью.


- Даэль вернись ко мне! – прокричал отец.

- Солнце убьет тебя, дитя! – громко добавил Гофх. – Вернись!

«Солнце меня убьет. Я наконец смогу вернуться к своему спокойствию!» - подумала Даэль.


Она побежала в сторону слепящего света, изливающегося из разбитого проема. Коснувшись его, она почувствовала жуткую боль. Свет обжигал ее. Он бил по мертвым нервам, заглушая все шумы и голоса в ее голове. Она закричала и рухнула на пол. Гофх и правитель успели ее вытащить из света и спрятать за угол разрушенной кладки, уложив в темном месте. Она не могла пошевелиться от парализующей боли. Тем же временем она чувствовала, как голоса усиливаются.


«На короля напали, надо спешить», «чертовы катакомбы, куда бежать?».


Солдаты заметили правителя и Гофха и устремились к ним. Они сразу заметили трупы своих сослуживцев. Их тела освещались светом факелов. Огонь отражался в лужах красной крови, разлитых по каменному полу катакомб. Истерзанные тела привели солдат в ужас.


– Правитель! Что здесь произошло!?

- Бойцы. Здесь были звери Келийских элийцев. Они пытались убить меня, и сбежали. Те храбрые войны своими жизнями защитили нас.

«Келийцы уже давно исчезли», «Зачем Келийцам нападать на нас, у нас никогда не было войн с их народом?» - раздались голоса в голове Даэль.

- Прекратите говорить в моей голове! Я хочу тишины! – громко закричала Даэль.

- Кто там!? –Солдаты вынули мечи и быстро устремились в сторону звука.

- Там ничего нет! – громко сказал отец девушки, но солдаты не остановились.


Гофх начал быстро произносить бессвязные звуки и слова на непонятном языке, отчего у Даэль снова стала пропадать боль и дрожь.


- Правитель! Это запретная магия!


Один из солдат пригрозил человеку в капюшоне мечом и сдернул капюшон, а второй стал заворачивать за угол, чтобы посмотреть на источник крика.

Даэль выскочила неожиданно, вцепившись в шею. Она вырвала часть плоти и повалила солдата. Она не почувствовала вкус крови, но эта жидкость не причинила ей боли и холода. Кровь была по всюду. Ее капли окрасили стены, едва достав до потолка. Солдат все еще сопротивлялся. Меч вылетел из его рук, и он пытался защититься руками, но удары были сильнее, разрывая руки в локтях. Через несколько секунд он лежал неподвижно. Мясо клочьями сходило с его тела и лица. Броня была разбросана небольшими пластинами.


«Что это за тварь!?» - громко прозвучало в голове Даэль.

- Сдохни! – второй солдат бежал в атаку.


Меч вонзился в живот девушки, в ответ она вцепилась в нападающего и стала разрывать плоть.

Успокоившись, она почувствовала блаженство от наступившей тишины. Голоса исчезли. Перед ней лежала четвертая жертва.

Отец от ужаса сел на холодный пол. Он хотел вжаться в стену от страха перед своей дочерью. Рядом лежал Гофх, истекающий кровью от сквозного ранения клинком в живот. На нем не было капюшона и поэтому Даэль смогла разглядеть человека, даровавшего ей все страдания. Это был старый мужчина с редкими седыми волосами на лице и голове. Его глаза смотрели в потолок, отдавая блеклыми зрачками, словно он был слеп. У Гофха было отрезано одно ухо и не было двух пальцев. Если бы она была жива, то вероятно, пожалела бы бедного калеку, который лежал, тихо дыша и не двигаясь, но ей не было знакомо чувство жалости.

Девушка попыталась встать, но ей помешал меч, который был воткнут в живот. Солдат держал его мертвой хваткой. Он не причинял ей боли, лишь чувствовался холод. Немного дернув туловищем, она разжала цепкие руки и освободилась. Клинок соскользнул и упал на камень. По узкому помещению пробежался звон, который напомнил Даэль о боли. Она затряслась и упала.


- Даэль. Ты в порядке? – тихо послышался голос отца.

Она молчала и, лишь немного подумав, поинтересовалась, повернувшись к Гофху. - Почему я слышу голоса?

- Ты слышишь голоса мертвых, - всхлипнув, произнес бездвижно лежащий Гофх. – Я хотел сказать тебе…

- Почему я слышала этих солдат?

- Их смерть была неизбежна. – он закашлялся и немного застонал. – Ты можешь слышать тех, кто скоро умрет.

- Почему я не слышу тебя?

- Значит, я еще не мертвец. – в всхлипывающем голосе Гофха послышалась усмешка. – Или я так долго играю со смертью, что она ко мне привыкла… Кхе-Кхе… Я должен восстановить твою кожу…


С последними словами Гофх отключился. Отец Даэль осторожно встал и подошел к дочери. Увидев, что она лежит без сил, он поднял ее на руки и понес обратно.


- Почему я не чувствую вкус крови?

- Я не знаю. – он осторожно положил ее на металлический стол. – Я не хочу знать, что ты пробуешь кровь на вкус.


Даэль провела рукой отцу по щеке. Данный жест прикосновения был скорее машинальным жестом, который произошел по памяти живой девушки. Он ничего не значил для нынешней Даэль, но старый правитель на мгновение замер от этого мертвого прикосновения. Ему показалось, что пробуждается прежняя Даэль.


- Я сделаю все. Чтобы вернуть тебя, Даэль. И всегда буду возвращать тебя.


Он ушел. Следом за ним произошел щелчок и небольшой стук. Дверь заперлась.

Снова оглядевшись, Даэль увидела, что комната была темнее обычного. Несколько факелов потухли. Попытавшись подняться, она почувствовала дрожь, которая пронзила ее тело сильнее. Еле передвигаясь, она подошла к остальным факелам и поочередно потушила их. В темноте воцарилось спокойствие и теперь она могла открыть глаза полностью. Боль смягчилась.

Через некоторое время, Даэль почувствовала холод в животе. Посмотрев вниз, Она увидела, что из живота что-то торчит. Ей вспомнились последние слова Гофха и она подошла к столу. Возле рычагов и кнопок лежали какие-то банки. Она попыталась их понюхать, но обоняние отсутствовало. Из-за чего ей пришлось на ощупь выбирать то, что поможет устранить порез в животе. Некоторые склянки обжигали ее руки. После нескольких попыток, она нашла клей. Рана выглядела неважно, но больше она не беспокоила.

История Даэль 3 Фэнтези, Книги, Иллюстрации, Воскрешение, Мертвецы, Убийство, Длиннопост
Показать полностью 1
1

Раствор 9

" Живите мирно, растите детей, воспитывайте их так, чтобы не было стыдно за них. Муж, должен быть кормильцем семье и опорой жене. Жена, обязана вдохновлять мужа во всех начинаниях -- быть его музой."

Вольный перевод Стурфа Мандония с древнечеловеческого наречия венчальной речи жреца.

Гэгэ, заглянул в городские казармы Гулистана -- проведать бывших однополчан. Его встретил капитан Александр Тофт, и по старой дружбе согласился выслушать "нытье о мирной жизни" товарища.

-- Стихи ей подавай, "мед поэзии" вари, -- бурчал Гэгэ на жену, -- да я и не против, но мне этого мало. Худо-бедно сварил медок, его бы еще улучшать и улучшать, но мне наскучило...все думаю, как сварить эликсир наращивания мускулов для Вейербера, а в этом Гегея помочь отказывается. Да и шут с ней, справлюсь сам, но, поймал себя на мысли, что помощь жены в варении меда я недооценил, иначе как объяснить, что самостоятельные опыты медленно продвигаются?

-- Вот поэтому я и не женюсь, -- заявил Тофт, -- одна женщина -- одна муза в чем-то определенном....хочешь еще чего попробовать, необходима другая женщина -- другая муза. А по поводу "эликсира наращивания мяса" скажу так: чем жестче мужик, тем легче моща к нему прирастает...чем больше муж с железом дел имеет, тем жестче нрав его. Сходи ка ты в армейскую литейную, авось вдохновишься там на подвиги алхимические -- где куют металл, железо сквозь ладони плотью впитывается и здоровьем члены насыщает, и не оттого ли и кровь у нас красная, как добрая почва, рудами под собою богатая?


В литейной работой заправляла женщина: полногрудая, широкобедрая, с тонкой талией и крепкипи плечами. Звали ее -- Франшиза. Заместо правого глаза у нее был крестообразный шрам в четверть лица, а в глазнице мерцал алый кристалл. Она руководила наемной бригадой гномов, кои к людям на работы шли охотно, но секретами мастерства своего делиться отказывались.

ГэГэ, прислонился плечом к столбу, за которым четверо гномов раздували кузнечнын меха, и наблюдал за работами, то и дело переводя любопытный взор с шестеренок да молотов на аппетитные формы Франшизы. Та, вскоре почувствовала его взгляд на себе, и, проходя мимо, резко обернулась к молодому алхимику, и глядя в упор спросила:

-- Чего пялишься, али по нраву пришлась?

-- Не без того, сама знаешь, -- не растерялся ГэГэ, -- более удивляет, отчего ты -- женщина, мужской работой занимаешься?

-- Я, полуэльфийка-полугнома, -- с усмешкой ответила Франшиза, -- воспитывалась в подгорном королевстве, науку по металлу, можно сказать, с молоком матери всосала. Мужичье, в грязь бородой пред бабой упасть никак не может, вот и стараются под моим надзором. А ты чего? Праздный зевака, али в наем метишь?

-- Алхимией балуюсь, наблюдаю, да понять силюсь, как железо с живым существом сращивается...пояснишь сей принцип, красавица?

Краска залила и без того румяное лицо Франшизы...она окинула оценивающим взором крепкую фигуру ГэГэ, и, хихикнув сказала:

-- Стать в тебе военная...меня не обманешь, сам не понаслышке знать должон запах металла...или это такой способ клинья ко мне подбить?

-- Воины -- братья по оружию, воспринимают железо как данность, а мне суть его знать надобно, -- смущенно улыбнувшись ответил алхимик, -- так поможешь? Мне, рецептов гномьих по сплавам не нужно, я -- не шпион...мне бы, эээ, рудный дух понять.

-- Железный дух, -- рассмеялась Франшиза, -- в железной женщине таится ( с этими словами, она резко повела в сторону бедро, и неглядя вышибла им распорку у кузнечного меха, отчего тот со свистом опустился, выдувая в горнило горячего воздуха), -- как металл с иными материями взаимодействует, это в соседнем цехе увидишь...пойдем за мной.

В другом цеху, хитрый шестереночный механизм приводил в действие огромную, крученую винтом мешалку, которая не давала застыть своим вращением в котле серую массу.

-- Это строительный раствор готовится -- городские стены укреплять -- пояснила Франшиза, -- ничего мудреного, только вулканический туф, песок, вода, и куриные яйца. Благо, недалеко от Гулистана сопка огнем плюется -- вулкан Бессмерга, так что раствор замешивается справный, но как строят там, где туфа днем с огнем не сыщешь?

ГэГэ пожал плечами.

-- Глину красную ищут, да в опалубку заливают и камнем засыпают -- бутованием пробавляются..и ведь крепкие стены получаются, красным духом заржавленного металла твердь обретающие.

-- Окись, ржавчина?

-- Она родимая. Мы и железо, дышим одним воздухом, нас это силой наделяет, а металлы ее впрок сохраняют.

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Свежее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!