Сообщество - Книжная лига
Книжная лига
7 046 постов 39 420 подписчиков
234

Время наступает

Время наступает Книги, Обзор, Литература, Фантастика, Русская фантастика

Когда мне говорят, что у нас в стране не осталось хороших писателей-фантастов, которые бы продолжали славное дело братьев Стругацких и не уходили бы в излишние душещипательные или мистические дебри, то я вспоминаю Свержина с его серией Институт Экспериментальной Истории - она развивает идеи, заложенные в роман «Трудно быть Богом» и делает это хорошо.

Должен сказать, что я многое воспринимаю с изрядной долей скепсиса. Так что, на первый взгляд, когда ко мне попала другая книга из серии, "Все лорды Камелота", то я сначала подумал, что роман - стандартное "попаданское" чтиво. Но нет, вышло так, что это настоящий детектив, в декорациях Англии времен Короля Артура, притом настолько захватывающий, что книга была прочитана довольно быстро.

Второй раз автор удивил меня этой самой книгой, что является предметом обсуждения в этот раз. Только я хотел сказать, что приключения стандартной пары героев приелись и хочется чего-то нового... И вот выходит этот роман, который по-своему дополняет общую канву истории об Институте Экспериментальной истории, рассказывая не об основных сотрудниках, Вальтере Камдиле и Сергее Лисиченко, а о второстепенных, в основном сюжете, персонажах.

И это получилось. Книга, которая является некоторым философским размышлением о месте человека в жизни, способ подачи основной сюжетной линии и, то, как именно развивался сюжет, лично для меня вознесли это произведение на почетное место лучшего в серии, да и одного из лучших фантастических произведений в целом.

Дело в том, что автор профессиональный историк. И это чувствуется, хотя бы, в проработке антуража, описании места действия. Которое в этом романе играет не последнюю роль. Важно так же сказать, что по проработке главных действующих лиц автор переплюнул сам себя. И здесь получились такие персонажи, которым правда хочется верить. И, о том, как закончится этот роман, остается только догадываться, так как главному герою удача, в принципе, способствовать и не должна.

Лично я считаю, что этот эксперимент оказался настолько удачным, что затмил остальную серию. С ним, по проработке, может тягаться, пожалуй, только "Временная линия", о которой я расскажу как-нибудь в другой раз.

173

С. Лем и литературный трип

Помню попалась мне книга Станислава Лема "Рассказы о пилоте Пирксе". Первая глава не особо впечатлила, но вторая дала топки так, что до сих пор хорошо помню свои впечатления и внутренние метания. Я не мог поверить, что с человеком может быть то же, что происходило с героем в главе "Условный рефлекс". Испытание в "ванной" для меня является самым триповым в литературе( а ведь подростком я бывал в разных состояниях).


(Ниже небольшой фрагмент, может быть кого то заинтересует рассказ)



...Это было просторное помещение с бассейном, полным воды. Испытуемый – на студенческом жаргоне «пациент» – раздевался и погружался в воду, которую нагревали до тех пор, пока он не переставал ощущать ее температуру. Это было индивидуально: для одних вода «переставала существовать» при двадцати девяти градусах, для других – лишь после тридцати двух. Но когда юноша, лежавший навзничь в воде, поднимал руку, воду прекращали нагревать и один из ассистентов накладывал ему на лицо парафиновую маску. Затем в воду добавляли какую-то соль (но не цианистый калий, как всерьез уверяли те, кто уже искупался в «сумасшедшей ванне»), – кажется, простую поваренную соль. Ее добавляли до тех пор, пока «пациент» (он же «утопленник») не всплывал так, что тело его свободно держалось в воде, чуть пониже поверхности. Только металлические трубки высовывались наружу, и поэтому он мог свободно дышать. Вот, собственно, и все. На языке ученых этот опыт назывался «устранение афферентных импульсов». И в самом деле, лишенный зрения, слуха, обоняния, осязания (присутствие воды очень скоро становилось неощутимым), подобно египетской мумии, скрестив руки на груди, «утопленник» покоился в состоянии невесомости. Сколько времени? Сколько мог выдержать.


Как будто ничего особенного. Однако в таких случаях с человеком начинало твориться нечто странное. Конечно, о переживаниях «утопленников» можно было почитать в учебниках по экспериментальной психологии. Но в том-то и дело, что переживания эти были сугубо индивидуальны. Около трети испытуемых не выдерживали не то что шести или пяти, а даже и трех часов. И все же игра стоила свеч, так как направление на преддипломную практику зависело от оценки за выносливость: занявший первое место получал первоклассную практику, совсем не похожую на малоинтересное, в общем-то даже нудное пребывание на различных околоземных станциях. Невозможно было заранее предсказать, кто из курсантов окажется «железным», а кто сдастся: «ванна» подвергала нешуточному испытанию цельность и твердость характера.


Пиркс начал неплохо, если не считать того, что он без всякой нужды втянул голову под воду еще до того, как ассистент наложил ему маску; при этом он глотнул добрую порцию воды и получил возможность убедиться, что это самая обыкновенная соленая вода.


После того как наложили маску. Пиркс почувствовал легкий шум в ушах. Он находился в абсолютной темноте. Расслабил мускулы, как было предписано, и неподвижно повис в воде. Глаза он не мог открыть, даже если б захотел: мешал парафин, плотно прилегавший к щекам и ко лбу. Сначала зазудело в носу, потом зачесался правый глаз. Сквозь маску, конечно, почесаться было нельзя. О зуде ничего не говорилось в отчетах других «утопленников»; по-видимому, это был его личный вклад в экспериментальную психологию. Совершенно неподвижный, покоился он в воде, которая не согревала и не охлаждала его нагое тело. Через несколько минут он вообще перестал ее ощущать.


Разумеется, Пиркс мог пошевелить ногами или хоть пальцами и убедиться, что они скользкие и мокрые, но он знал, что с потолка за ним наблюдает глаз регистрирующей камеры; за каждое движение начислялись штрафные очки. Вслушавшись в самого себя, он начал вскоре различать тоны собственного сердца, необычно слабые и будто доносящиеся с огромного расстояния. Чувствовал он себя совсем не плохо. Зуд прекратился. Ничто его не стесняло. Альберт так ловко приладил трубки к маске, что Пиркс и забыл о них. Он вообще ничего не ощущал. Но эта пустота становилась тревожащей. Прежде всего он перестал ощущать положение собственного тела, рук, ног. Он еще помнил, в какой позе он лежит, но именно помнил, а не ощущал. Пиркс начал соображать, давно ли он находится под водой, с этим белым парафином на лице. И с удивлением понял, что он, обычно умевший без часов определять время с точностью до одной-двух минут, не имеет ни малейшего представления о том, сколько минут – или, может, десятков минут? – прошло после погружения в «сумасшедшую ванну».


Пока Пиркс удивлялся этому, он обнаружил, что у него уже нет ни туловища, ни головы – вообще ничего. Совсем так, будто его вообще нет. Такое чувство не назовешь приятным. Оно скорее пугало. Пиркс будто растворялся постепенно в этой воде, которую тоже совершенно перестал ощущать. Вот уже и сердца не слышно. Изо всех сил он напрягал слух – безрезультатно. Зато тишина, целиком наполнявшая его, сменилась глухим гулом, непрерывным белым шумом, таким неприятным, что прямо хотелось уши заткнуть. Мелькнула мысль, что прошло, наверное, немало времени и несколько штрафных очков не испортят общей оценки: ему хотелось шевельнуть рукой.


Нечем было шевельнуть: руки исчезли. Он даже не то чтобы испугался – скорее обалдел. Правда, он читал что-то о «потере ощущения тела», но кто мог бы подумать, что дело дойдет до такой крайности?


«По-видимому, так и должно быть, – успокаивал он себя. – Главное – не шевелиться; если хочешь занять хорошее место, надо вытерпеть все это». Эта мысль поддерживала его некоторое время. Сколько? Он не знал.


Потом стало еще хуже.


Темнота, в которой он находился, или, точнее, темнота – он сам, заполнилась слабо мерцающими кругами, плавающими где-то на границе поля зрения, – круги эти даже и не светились, а смутно белели. Он повел глазами, почувствовал это движение и обрадовался. Но странно: после нескольких движений и глаза отказались повиноваться…


Но зрительные и слуховые феномены, эти мерцания, мелькания, шумы и гулы, были лишь безобидным прологом, игрушкой по сравнению с тем, что началось потом.


Он распадался. Уже даже и не тело – о теле и речи не было – оно перестало существовать с незапамятных времен, стало давно прошедшим, чем-то утраченным навсегда. А может, его и не было никогда?


Случается, что придавленная, лишенная притока крови рука отмирает на некоторое время, к ней можно прикоснуться другой, живой и чувствующей рукой, словно к обрубку дерева. Почти каждому знакомо это странное ощущение, неприятное, но, к счастью, быстро проходящее. Но человек при этом остается нормальным, способным ощущать, живым, лишь несколько пальцев или кисть руки омертвели, стали будто посторонней вещью, прикрепленной к его телу. А у Пиркса не осталось ничего, или, вернее, почти ничего, кроме страха.


Он распадался – не на какие-то там отдельные личности, а именно на страхи. Чего Пиркс боялся? Он понятия не имел. Он не жил ни наяву (какая может быть явь без тела?), ни во сне. Ведь не сон же это: он знал, где находится, что с ним делают. Это было нечто третье. И на опьянение абсолютно не похоже.


Он и об этом читал. Это называлось так: «Нарушение деятельности коры головного мозга, вызванное лишением внешних импульсов».


Звучало это не так уж плохо. Но на опыте…


Он был немного здесь, немного там, и все расползалось. Верх, низ, стороны – ничего не осталось. Он силился припомнить, где должен быть потолок. Но что думать о потолке, если нет ни тела, ни глаз?


– Сейчас, – сказал он себе, – наведем порядок. Пространство – размеры – направления…


Слова эти ничего не значили. Он подумал о времени, повторял «время, время», будто жевал комок бумаги. Скопление букв без всякого смысла. Уже не он повторял это слово, а некто другой, чужой, вселившийся в него. Нет, это он вселился в кого-то. И этот кто-то раздувался. Распухал. Становился безграничным. Пиркс бродил по каким-то непонятным недрам, сделался громадным, как шар, стал немыслимым слоноподобным пальцем, он весь был пальцем, но не своим, не настоящим, а каким-то вымышленным, неизвестно откуда взявшимся. Этот палец обособлялся. Он становился чем-то угнетающим, неподвижным, согнутым укоризненно и вместе с тем нелепо, а Пиркс, сознание Пиркса возникало то по одну, то по другую сторону этой глыбы, неестественной, теплой, омерзительной, никакой…

С. Лем и литературный трип Книги, Литература, Станислав Лем, Научная фантастика, Длиннопост
Показать полностью 1
105

Стратегия конфликта

Стратегия конфликта Шеллинга хоть и старая 1960 года, но достаточно интересная книга и я так понимаю это за неё он получил Нобеля в 2005 году. Самая интересная и главная часть изложена в самом начале: Эссе о торге, это базовая модель конфликта от которой Шеллинг отталкивается, там буквально 30 страниц так что советую всем почитать, если интересно. Вся последующая книга это всевозможные нюансы этого торга: какие могут быть обещания, угрозы, виды коммуникации, делегирование и посредничество. Слегка математики, ну так, чисто формально, чтобы было понятно за что Нобель)) И вишенка в финале это анализ ядерной войны, тоже мне показался очень интересным, опять же очень советую.

Стратегия конфликта Нон-Фикшн, Философия, Длиннопост

В своём эссе Шеллинг утверждает что сделка происходит когда кто-то из сторон уступает потому что понимает что если не уступит то потеряет больше от не свершившейся сделки


Сделка заключена, когда кто - то делает окончательную и достаточную уступку. Отчего же происходит уступка? Оттого, что одна сторона полагает, что другая сторона не уступит. «Он не уступит, потому что он думает, что уступлю я. Он думает, что я уступлю, потому что он думает, что я думаю, что он думает, что я уступлю...» Существует некоторый диапазон альтернативных результатов, любая точка которого для обеих сторон лучше, чем отсутствие всякого соглашения. Настаивать на любой из таких точек — чистый торг, потому что, не заключив соглашения, каждый получил бы меньше, и поэтому каждый всегда может уступить, если это необходимо для заключения соглашения. И все лее если обе стороны знают пределы такого диапазона, любой результат есть точка, на которой по крайней мере одна сторона готова уступить, и другой стороне это известно! Здесь нет места для покоя.

Поэтому чтобы не уступить нужно дать понять другой стороне что вы приняли на себя обязательства продать по определённой цене, понятно, что вам должны поверить и обязательство это должно быть такого рода, что вы не можете его нарушить.


Если и продавец, и покупатель живут в культуре, где клятвам вроде «чтоб мне провалиться» придают серьезное и всеобщее значение, то покупателю для выигрыша достаточно заявить, что он не заплатит более 16 000 долл., используя такое призывание кары небесной, если только сам продавец не заявит: «Мамой клянусь, 19 000 долл.!». Если покупатель уполномочен советом директоров купить дом за 16 000 долл. и ни центом больше, если совет директоров не может законным образом устроить заседание ранее чем в следующие несколько месяцев, а покупатель не может превысить данные ему полномочия, и если все это сообщить продавцу, то покупатель «выиграл» — если продавец, опять же, не связал себя специальным обязательством продать дом за 19 000 долл

Эти обязательства могут быть всякого рода от политических и публичных до экономических. При чём с деньгами легче всего потому что дом действительно можно продать за 16к но никто не отменял всяческие последующие компенсации, откаты и прочее.


Если дренажная канава стоимостью 1000 долл. позади одного из домов предохраняет от подтопления два дома, а ее ценность для каждого из владельцев этих домов равна 800 долл., то ни тот, ни другой не станут устраивать ее по отдельности. Но мы, тем не менее, предполагаем, что они встретятся и поймут, что ценность этого проекта для двоих составляет 1600 долл. В этом случае можно считать объект делимым. Но если должность начальника отряда бойскаутов требует затрат в 10 ч в неделю, причем начальником должен быть только один человек, но у каждого из этих соседей есть всего 8 ч в неделю, то вряд ли они согласятся с тем, что один из них посвятит этому делу 10 ч, а другой оплатит ему «свои» 5 ч наличными или столько же времени проработает у него в саду. Когда на узкой дороге встречаются два автомобиля, то такая тупиковая ситуация усугубляется отсутствием обычая предлагать цену за право проехать первым.

Если обязательство или обещание это стандартный первый ход торга то ответом на него может быть, как вы наверное уже поняли, угроза. Чтобы не ставить человека совсем уж в патовую ситуацию угрозу можно разделить на стадии. И само собой угроза должна быть убедительной))


Если человек стучит в дверь и заявляет, что ударит себя ножом, если не получит десяти долларов, то у него больше шансов получить десять долларов, если при этом его глаза налиты кровью. Угрозу взаимного уничтожения невозможно использовать для сдерживания противника, который слишком неумен, чтобы понять ее, или слишком слаб, чтобы навязать свою волю тем, кого он представляет.

Стратегия конфликта Нон-Фикшн, Философия, Длиннопост

Выполнение обещания не всегда наблюдаемо. Если некто продает свой голос при тайном голосовании, или правительство соглашается представить некий акт парламенту, или работник соглашается не воровать со склада, или преподаватель берет на себя обязательство не знакомить учеников со своими политическими взглядами, или страна соглашается стимулировать экспорт «насколько это возможно» — во всех этих случаях нет способа для наблюдения или измерения соответствия между обещаниями и действиями. Видимый результат зависит от многих факторов, не все из которых могут быть учтены в соглашении. Поэтому может потребоваться, чтобы сделка была выражена в показателях, поддающихся наблюдению, даже если то, что поддается наблюдению, не является главным предметом сделки. Можно заплатить подкупленному избирателю, если выборы выиграны, но не за то, как он проголосовал; платить продавцу комиссионные за продажу, а не за квалификацию и затраченные усилия; вознаграждать полицейских согласно статистике преступлений, а не за тщательное исполнение обязанностей; можно наказывать всех служащих за нарушения со стороны одного из них.

Очень понравилась третья глава где рассматривается ситуация ограничено коммуникации или в которой она невозможна в принципе. Оказывается даже так вполне можно договорится и найти общий язык. Важно только чтобы стороны были настроены на кооперацию.


Когда человек теряет в универмаге жену, то шансы, что они найдут друг друга, велики — даже если они заранее не договорились, где им встретиться. Скорее всего, каждый подумает о наиболее очевидных для встречи местах — очевидных настолько, что каждый будет убежден в том, что и другой уверен, что места эти «очевидны» для них обоих. Каждый из них не просто предвидит, куда пойдет другой, так как другой пойдет туда, куда — по его предвидению — пойдет первый, который предвидит, что второй предвидит, куда пойдет первый, — и так до бесконечности. Не «Что бы я сделал, будь я ею? », а «Чтобы я сделал, если бы я был ею, задающейся вопросом о том, что бы делала она, будь она мною, желающим знать, что бы я делал, если бы я был ею?..»


1. Скажите «орел» или «решка». Если ваш партнер произнес то же самое слово, вы оба выиграли.


2. Обведите кружком одно из чисел, приведенных в следующей строке. Если вы и партнер обвели одно и то же число, вы выиграли.


7 100 13 261 99 555


Эти задачи искусственны, но они хорошо иллюстрируют основный тезис. Люди могут приходить к согласию относительно намерений или ожиданий, если каждый знает, что другие пытаются сделать то же самое.


2. Вы и два ваших партнера (или соперника) обозначены буквами А, В и С. Каждый из вас должен написать три этих буквы в любом порядке. Если все трое напишут буквы в одном и том же порядке, вам дадут 6 долл., из которых 3 долл. получит тот, чья буква возглавляет все три совпавшие списка, 2 долл. — тот, чья буква в списке идет следующей, и 1 долл. получит тот, чья буква на третьемместе. Если буквы во всех трех списках не совпадут, никто не получит ничего. Итак, ваша буква А (или В, или С). Напишите три эти буквы в любом порядке:


3. Вы и ваш партнер (или соперник) получили по листу бумаги. Один лист чист, а на другом написана буква X. Тот, кто получил лист с X, может оставить букву как есть или стереть ее. Тот, кто получил чистый лист, может оставить все как есть или написать X. Связи между вами нет. Если X окажется только на одном из двух листов, то тот, на чьем листе оказалась буква, получает 3 долл., а тот, чей лист чист, — 2 долл. Если на обоих листах есть буква X или оба листа чисты, никто ничего не получит. На вашем листе бумаги с самого начала стоит X. Оставите ли вы лист как есть или сотрете букву? (Альтернативный вариант: получив чистый лист бумаги, напишете ли вы на нем X или оставите бумагу чистой? )

Как вы видите люди интуитивно стремятся найти какой-то понятный для партнёра знак. Это имеет долгоиграющие последствия для всей стратегии конфликтов потому что оказывается люди делают это не только когда коммуникация ограничена но и в других случаях. Цену делят пополам, границу проводят по условной метке на местности (по реке)


Возможно, что в этой потребности в обоюдно распознаваемой точке покоя кроется и нечто большее. Тот, кто собирается делать уступку, должен контролировать ожидания противника, т.е. ему нужен распознаваемый предел, до которого можно отступать. Чтобы ограниченная уступка не была принята за капитуляцию, необходим очевидный останавливающий рубеж. Его может обеспечить предложение посредника либо любой иной элемент, который качественно отличает новую позицию от сходного с ней окружения. Если некто, запросив 60%, затем отступает до 50%, на этом рубеже он должен проявить упорство: если он отступит к 49%, его противник предположит, что он столкнул сани с горы, и теперь откат с позиций продолжится. Если войска отступили к реке, показанной на нашей карте, они будут ожидать, что противник будет ожидать, что они остановятся и будут удерживать позиции.

То есть такой знак на самом деле может играть очень важную социальную роль


Возможно, множество видов социальной стабильности или формирование групп интересов отражает ту же зависимость от такого рода координирующих элементов, которые могут предоставить ландшафт и обстоятельства: стадный инстинкт на политических форумах, который часто подавляет малейший признак разнообразия и превращается в господство подавляющего большинства; получение народной поддержки тем, кто обладает конституционной легитимностью, во времена анархии или политического вакуума; легендарные способности старых гангстерских авторитетов наводить порядок в преступном мире просто потому, что повиновение зависит от ожиданий того, что другие будут подчиняться и участвовать в наказании неповиновения. Часто высказываемая идея об «объединяющем лозунге» в общественной деятельности, похоже, отражает то же самое понятие

То есть во время митинга такую координационную роль играет лидер, который на самом деле людям как сигнал указывающий на действие. которое другие безошибочно понимают и прочитают точно так же как и вы, таким образом это обеспечивает защиту в массовом действии.

Стратегия конфликта Нон-Фикшн, Философия, Длиннопост

Очень много Шеллинг рассуждает о концепции ограниченной войны- Корея. Кстати недавно читал Киссинджера и он вспоминает как китайцы стягивали войска к границе и ждали пересекут ли американцы условную черту и начнут ли таким образом тотальную войну или конфликт ограничится полуостровом?


Ну и конечно финальная часть о ядерной угрозе. Вся суть которого сводится к возмездию- ответному удару которого никак не избежать


«Уравнитель» на Диком Западе позволял каждому убить другого, что не гарантировало, однако, что будут убиты оба. Напряжение, ставшее следствием распространения такого оружия, можно видеть по телевизору почти каждый вечер. Преимущество первого выстрела усиливает стимул стрелять. Выживший мог бы сказать: « Он собирался убить меня в целях самообороны, поэтому мне пришлось убить его в целях самообороны». Или: «Он, думая, что я убью его в целях самообороны, собирался убить меня в целях самообороны, поэтому мне пришлось убить его в целях самообороны ». Но если оба будут уверены, что проживут достаточно долго, чтобы успеть выстрелить в ответ, то от выстрела на опережение не будет никакой выгоды, и будет мало причин опасаться, что другой попытается выстрелить первым.

По Шеллингу чтобы напасть мало иметь просто больше ракет, их реально нужно иметь больше раз в десять)) так что небольшое преимущество не играет особой роли


Рассмотрим случай ограничения числа ракет, которые разрешено иметь обеим сторонам (если на переговорах с Россией мы достигли момента, когда стало возможным соглашение, лимитирующее число ракет, а инспекции на местах представляются осуществимыми). Предположим, что исходя из соображений о мотивах врага и количества населения, рассматриваемого в качестве целей, мы решили, что нам требуется, чтобы после первого удара, направленного на уничтожение ракет, у нас осталось минимум 100 ракет-носителей для нанесения адекватного ответного удара, — т.е. для того, чтобы осуществить сдерживание противника от нанесения первого удара. Для пояснения представьте, что точность и надежность перво го удара таковы, что у каждой из ракет врага есть шансы 50:50 уничтожить нашу ракету. Тогда, если мы имеем 200 ракет, врагу нужно уничтожить больше половины из них: уничтожив больше половины из наших 200 ракет, он с 50-процентной надежностью сократит наш остаточный запас до менее чем 100 ракет. Если у нас 400 ракет, он должен будет вывести из строя более трех четвертей этого количества, и с 50-процентным уровнем неудач и потерь ему понадобится более чем двукратное число ракет, т.е. более 800. Если у нас 800 ракет, ему понадобится вывести из строя семь восьмых этого числа, и с 50-процентной надежностью ему понадобится втрое больше своих ракет,т.е. 2400, и т.д. Чем больше начальное число «обороняющейся» стороны, тем выше кратность, потребная нападающему для сведения ответного удара жертвы к некоторому«безопасному» числу.

Он много пишет как можно было бы предупредить внезапное нападение, что можно было бы предпринять для этого, если нападение произошло то что делать и так далее.


Но главное к чему приходит Шеллинг что всё равно нельзя всё это рассчитать с точки зрения игры и логики. Это как с грабителем который ворвался в ваш дом и вы его встретили с оружием и вы, на самом деле, не хотите стрелять в друг друга потому что скорее всего поубиваете друг дружку)) И тогда если вы рациональные агенты то должны договорится. Но дело в том что мы не знает ценности грабителя (помните хроники моаистов которые радостно выбегали приветствовали ядерный взрыв) и не знаем насколько он рационален и в таком случае нам выгоднее всего стрелять первым, но и грабитель точно так же думает. что вы будете стрелять первым!))


Вообще Шеллинг просто интересно пишет, у него весёлые примеры))


двадцать человек оказались в заложниках у грабителя и вымогателя, во оружейного шестизарядным ружьем. Они могут одолеть его ценой шести жизней, если у них есть средства, позволяющие решить, чьи это будут жизни. Они также могут одолеть его без потерь, если явным образом свяжут себя угрозой одолеть его в схватке и если смогут одновременно связать себя обещанием воздержаться от высшей меры наказания, когда они его поймают. Преступник может удержать их от выдвижения угрозы, если заранее явным образом свяжет себя обязательством стрелять, пренебрегая любой последующей угрозой, исходящей от этих двадцати, или сможет продемонстрировать, что не верит их обещанию. Если они не смогут передать преступнику сзою угрозу (например, если он иностранец и не понимает их языка) то одних лишь слов для разоружения будет недостаточно. Они также не смогут угрожать, не договорившись об этом между собой, а если преступник пригрозит застрелить любых двоих, кто заговорит между собой, он сможет помешать соглашению. Если эти двадцать человек не смогут найти способа разделить риск, то может оказаться так, что никто из них не станет выполнять угрозу первым, и, следовательно, нет возможности сделать угрозу убедительной. Преступник же, если сможет объявить «формулу стрельбы», скажем, «кто первый двинется с места, первым получит пулю», может запугать нападающих, если те не найдут способ броситься на него разом, «без первого». Если четырнадцать из этих двадцати смогут пересилить остальных шестерых и заставят их двинуться первыми, они покажут, что смогут одолеть преступника: угроза будет

успешна, и бандит сдастся, отчего выиграют даже шестеро «списанных в расход именно благодаря тому, что у них нет возможности избежать опасности. Если эти двадцать могут

одолеть преступника, но не имеют способа дать ему сбежать, обещание неприкосновенности становится обязательным. Но если они не смогут отречься от своей способности в последствии опознать преступника и свидетельствовать против него, то может оказаться неизбежным позволить ему захватить заложника. Это, в свою очередь, зависит от способности оставшихся девятнадцати принудить друг друга к выполнению своего собственного соглашения, чтобы своим молчанием защитить заложника... и т.д. Когда мы сможем установить важнейшие составляющие различных игр этого вида, мы сумеем лучше понять основы власти непопулярного деспота, или хорошо организованного влиятельного меньшинства, или условий успеха восстания.

Стратегия конфликта Нон-Фикшн, Философия, Длиннопост
Показать полностью 3
397

Сергей Лукьяненко выложил пролог и первую главу «Вечного дозора» — последней части книжной серии

https://vk.com/@sergeylukyanenko-vechnyi-dozor-prolog - пролог
https://vk.com/@sergeylukyanenko-vechnyi-dozor-istoriya-perv... - первая глава

Заодно писатель объяснил, что уже давно хотел закончить историю Антона и Иных, но никак не получалось. Лишив Городецкого сил Иного, он понял, что сделал герою только хуже, и решил исправить это новой книгой.

"И я стал обдумывать этот сюжет. Человек среди Иных. «Человеческий Дозор». Антон Городецкий идет на работу… бла-бла-бла… Нет, чего-то не хватало. Слишком уж было тоскливо. В то же время вернуть ему магию я не мог. Я слишком твердо это сказал и не мог нарушить собственные правила для мира Иных. Никто и ничто не вернет Антон силу Иного… А потом я придумал. Ход был неожиданный и в то же время совершенно честный. Правила не нарушались. Я понял, что будет с Антоном, с Иными, со всем нашим миром. А значит, стало нужно написать эту книгу. «Вечный Дозор». «Человеческий Дозор». «Одиночный Дозор». Пока не знаю точно, как назову — можете советовать. Но последняя история Антона Городецкого и всех, кто шел с ним рядом на протяжении шести книг, уже началась…"

Когда выйдет «Вечный дозор», пока что не сообщается.

Материал взят с сайта Канобу

309

Промокоды ЛитРес 2

Просьба воздержаться от фраз содержащих "на Флибусте много книг, берите там", согласитесь, что кто захочет - зайдет на флибусту.

Промокоды многоразовые (каждый может их использовать)


CREATEYOURSELF

PRIMESTAR5

SBER1BOOK

KYKYRYZA2302

LOVE_SASHA

LOVE_MASHA

FOXFORD18

LOVERADIO

AST23BOOK30

SKINRU

PEREKRESTOK8

FABERLIC

LENAELLE

BEAUTY

SUGARFEST

MAKEUP

MYBOX

GORODTROIKA

VIRTUOZI0319

FOTOKOSMOS0319

1000SOVETOV20

MODULBANK

CREATEYOURSELF


Всем приятного чтения))

Промокоды ЛитРес 2 Без рейтинга, Электронные книги, Халява, Бесплатно!, Промокод, Литрес
197

Бесконечный космос

Бесконечный космос Терри Пратчетт, Стивен Бакстер, Бесконечная Земля, Бесконечный космос, Книги

Вышла последняя книга цикла романов "Бесконечная Земля" Стивена Бакстера и Терри Пратчетта. Это последняя переведённая на русский язык книга сэра Терри (Последняя написанная - Корона пастуха) и хоть в ней больше Бакстера, чем Пратчетта, приятно завершить историю, начатую 5 лет назад.

Этот пост не рецензия и не обзор. Это способ сказать "Спасибо" ушедшему писателю, пожелать  Стивену Бакстеру дальнейших успехов в писательстве и познакомить людей с этой замечательной, интересной серией романов. Так что... «ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ»

Однажды в интернете появилась схема простого устройства, которое мог собрать каждый. Устройство позволило совершать путешествия между параллельными мирами и человечество открыло бесконечное количество параллельных «Земель», представляющих собой различные ветки развития Земли, но без людей.
Главные герои книги Джошуа Вальенте — человек, способный странствовать между измерениями без всяких устройств, и Лобсанг — первый искусственный интеллект, которому удалось добиться официального признания себя человеком, ведут поиск «конца миров», параллельно изучая миры и других разумных существ из этих миров.

Через шесть десятков лет после Дня перехода жители Долгой Земли получают из центра галактики сообщение: «ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ». Инопланетная технология уже разрушила одну последовательную Землю. Но что несёт в себе призыв на этот раз?
106

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Доступная и интересная литература о науке — волшебная палочка, которая помогает прогрессу не тормозить и двигаться вперёд. Благодаря ей дети начинают учиться добровольно и с интересом, а взрослые расширяют кругозор и не дают мозгу расслабиться. Биология, астрономия и математика вытесняют саги об очередных эльфах и межгалактических кораблях. И если в западных странах научпоп спокойно развивался от Жюль Верна до “Less Wrong” Юдковского, то в России переживал и взлёты, и падения.

Российская Империя


До 19 века наука считалась элитарным занятием, и научные произведения для широкого круга читателей были единичными экспериментами. Всё поменяла промышленная революция. Роль науки в жизни людей резко выросла, она привлекла внимание, возник спрос на доступный научный контент. Требовался он и в России, где научная литература буксовала вместе с техническим прогрессом.


В Российской Империи государство к печати относились натянуто и любой издательский чих согласовывался с цензурными комитетами, которые ориентировались на церковные догмы. Самой популярной литературой была низкосортная мистика, а в обществе царила установка “каждый должен делать то, что должен”: женщины — рожать, крестьяне — пахать, а наукой заниматься только избранные. Некоторые учёные даже считали, что профанировать науку ни в коем случае нельзя и сама идея научно-популярной литературы — зло. Но с развитием промышленности в России возникла потребность на доступные научные издания и нашлись те, кто взялся за это рискованное дело.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Первой ласточкой в 1861 году становится журнал “Вокруг света”: в нём печатались иностранные переводы и заметки об отечественной географии. Журнал издавался всего 7 лет, а затем закрылся до 1885 года. Возрождённый “Вокруг света” сделал ставку на низкую цену и компенсировал её обилием рекламы. Постепенно качество публикаций упало до сборника авантюрных и приключенческих историй. В 1891 году ситуацию спас создатель первой российской медиаимперии, И. Д. Сытин. Он сформировал новую редакцию и сделал “Вокруг света” массовым изданием, где печаталась информация о научных открытиях и новых изобретениях. Свои коррективы внесла Октябрьская революция: вся издательская империя Сытина была национализирована, “Вокруг Света” закрыт, а простой русский крестьянин Иван Сытин отказался от предложения В.И. Ленина возглавить Госиздат и ушёл на пенсию.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Ещё меньше повезло со стартом журналу “Природа”. Зоолог и психолог В.А. Вагнер задумал его под влиянием Чехова и почти запустил в 80-е годы, но издатель побоялся проблем с цензурой. Идея Чехова была реализована только в 1912 году. В обращении к читателям редакторы написали, что считают подобный формат «лучшим средством борьбы с предрассудками, с влиянием схоластики и метафизики». Эта установка оказалась близка многим, и с журналом начали сотрудничать известные физики, биологи; в нём печатались переводы статей Планка и Эйнштейна. Под эгидой журнала выпускались книги, проводились лекции; он стал площадкой для общения между учёными.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

В 1889 году в издательстве П.П. Сойкина вышел и моментально стал популярным журнал “Природа и люди”. В нём печаталась информация о последних технических новинках со всего мира, статьи Циолковского и участников Императорского русского географического общества. В 1901 году в журнале начал работать, а в 1913 году стал главным редактором Яков Перельман. Его “Занимательная физика” получила огромный успех у читателей и положительные отзывы профессиональных учёных. Слово “занимательная” становится нарицательным для любых научно-популярных книг.


Страна победившего пролетариата


Первая Мировая, Революция и Гражданская война потрясли российское общество. Людям надоела политика: Маркса, Ленина и им подобных никто не читал, зато с книжных развалов сметали беллетристику, классику и научные книги. Возник огромный запрос на самообразование, и обществу требовалась доступная научная и техническая литература.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Ещё во всю шла Гражданская война, а в 1919 году Яков Перельман запустил первый советский научно-популярный журнал “В мастерской природы”. После годичного перерыва возобновила работу под крылом Академии Наук “Природа”. Чуть позже появились новые издания: “Радиолюбитель” (1924), “Знание-сила” (1926), “Юный натуралист” (1928). Возрождаются “Природа и люди” (1927) и “Вокруг Света” (1927). До создания в 1930 году издательской монополии научно-популярную литературу активно печатали частные издательства. Только в издательстве П.П. Сойкина вышло около ста книг: “В песках Каракумов” А.Е. Ферсмана, “На островах Лиу-Киу” П.Ю. Шмидта, “В сердце Азии” П.К. Козлова…

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Интересы общества усиливались государственными проектами: циклопические советские стройки и форсированная индустриализация требовали огромного количества квалифицированных кадров и серьёзной рекламы. За “техпропаганду” взялся соратник Ленина и бывший член Политбюро — Н.И. Бухарин. Появились журналы “социалистическая реконструкция и наука — СоРеНа” (1931), ”Техника — молодёжи” (1933), переродился журнал “Наука и жизнь” (1934).


После объединения всех издательств в ОГИЗ крупнейшими издателями научно-популярной литературы становятся будущий Физматлит, ОНТИ (Объединённое научно-техническое издательство), и ДЕТГИЗ, возглавляемый С. Маршаком. В них выходили серия “Наука — массам”, “Технико-конструктивная серия” для детей, “Занимательные науки” Якова Перельмана, книги М.П. Бронштейна, С.А. Лурье. Советская научно-популярная литература ушла на экспорт: были переведены на все европейские языки и опубликованы в США “Который час?”, “Чёрным по белому”, “100 000 почему”, “Рассказ о великом плане”, “Сказка-загадка”, “Как человек стал великаном” М. Ильина.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Проблема заключалась в том, что молодое советское государство не обеспечивало население качественной научно-популярной литературой. Не хватало мощностей, бумаги, но особенно не хватало авторов. Некомпетентность цензоров, ориентация на мнение партийного руководства и страх репрессий тормозили научно-популярную литературу: многие темы оказались под запретом, а опытные инженеры, проходившие подготовку в царской России, журналисты и писатели оказались классовыми врагами со всеми трагическими последствиями.


Партия начала поиск авторов среди рабочих: 31 декабря 1931 года вышло постановление «о привлечении рабочих к созданию массовой технической книги». Это не помогало. Во второй половине 30-х годов и ОНТИ, и ДЕТГИЗ начали заваливать раздутые планы, спускавшиеся сверху. И если ОНТИ был просто расформирован, то ленинградское отделение ДЕТГИЗ — уничтожено. В 1936 году был закрыт и изъят из всех библиотек основной конкурент “Природы”, журнал “СоРеНа”, а в 1938 году был расстрелян Н. И. Бухарин.


И всё-таки в СССР нашлась организация, в которой оставались недобитые кадры. Ей была Академия наук. В АН за популяризацию науки взялся физик-оптик, академик С.И. Вавилов. В 1935 году он стал председателем комиссии АН СССР по научно-популярной литературе, а в 1936 году возглавил редколлегию “Природы” и даже выдавил из редакции любимца Сталина и убийцу советской генетики, академика Т. Д. Лысенко.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

В 1938 году издательство АН СССР запустило сразу три серии: “Академия наук СССР — стахановцам” под редакцией президента АН В.Л. Комарова, о точных и естественных науках под редакцией С.И. Вавилова и серию, посвященная сельскому хозяйству. Несмотря на рост количества научно-популярных изданий, их катастрофически не хватало и качественные книги раскупали моментально.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Конец этому развитию положила война. Многие журналы закрылись, а в 1942 году в Ленинграде от голода умер Я. Перельман. Но научно-популярная литература продолжала жить. В одиночку, работая за всю редакцию, тянул журнал “Природа” сначала в блокадном Ленинграде, а затем в эвакуации профессор-лихенолог В. П. Савич. В два раза сократил число выпусков, но выходил “Наука и жизнь”.


Печатались научно-популярные книги: А.И. Опарин “Возникновение жизни на Земле” (1941), И.М. Сеченов “Рефлексы головного мозга” (1942), С.И.Вавилов “Глаз и солнце. О свете, солнце и зрении” (1944), Н.П. Воронихин “Растительный мир океана” (1945), М.М. Покровский “История римской литературы” (1945), С.Я. Лурье “Архимед” (1945). Эвакуированная в Казань Академия наук издала несколько книг к 300-летию И. Ньютона.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Именно в это время, 1943-1944 гг, была сформулирована государственная научно-техническая политика, ставшая основой для будущей системы популяризации науки. 27 сентября 1944 года вышло постановление ЦК «Об организации научно-просветительской пропаганды», а 14 декабря 1944 года в “Известиях” — статья С.И. Вавилова «Долг советской интеллигенции». Разрушенному Советскому Союзу срочно требовались квалифицированные кадры.


Золотой век

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Война показала, что выигрывают не лихие атаки в лоб, а точность, отказоустойчивость и ремонтопригодность. Это была “война моторов”. Начавшиеся вслед за ней “космическая гонка” и “гонка вооружений” требовали научных достижений. В июле 1945 года С.И. Вавилова избрали президентом АН СССР. В 1947 году было создано общество “Знание”, целью которого было массовое образование населения. Государство окончательно утвердило систему популяризации науки и сделало её обязательной частью научной деятельности.


Выпуск научно-популярной литературы рос по нарастающей. Появились новые журналы: “Юный техник” (1956), “Моделист-конструктор” (1962), “Наука и человечество” (1965), “Химия и жизнь” (1965), “Земля и Вселенная” (1965), “Квант” (1970). Всего в СССР выходило около 83 научно-популярных журналов. Между ними развернулась конкуренция, редакции экспериментировали, применяли необычные иллюстрации, выпускали фантастические произведения. Тираж “Науки и Жизни” достиг 3 млн. в год, а в 1977 году в ней опубликовали проект новой конституции СССР.


Миллионными тиражами переиздавались книги Перельмана, выходили серии: “Из истории мировой культуры”, “История и современность”, “История науки и техники”, “Страницы истории нашей Родины”, “Народы мира”, “Настоящее и будущее Земли и человечества”, “Человек и окружающая среда”, “Наука — сельскому хозяйству”, “Наука и технический прогресс”, “Научно-атеистическая серия”, “Научные биографии и мемуары учёных”, “От молекулы до организма”, “Планета Земля и Вселенная” и много других. В 80-х годах издательство АН СССР, переименованное в “Науку”, было крупнейшим научным издательством в мире. Но именно тогда случилось то же, что и 70 лет назад с политической литературой: население устало от массовой пропаганды.


Катастрофа


В СССР научно-популярную литературу читали все. Кроме его руководства. Политические ошибки сменялись экономическими и наоборот — шанс стать мировым НИИ был безвозвратно утерян, промышленность встала, уровень жизни рухнул, а нормальные учёные предпочли страны с более тёплым климатом и вменяемыми силовыми структурами. Население переключилось на фантастику и мистику, а государство сделало ставку на религию.


Научно-популярная литература схлопнулась. Выжившие журналы сократили тиражи в сто раз, а книги оказались никому не нужны. “Наука” стала типичной государственной монополией на всю академическую печать и оказалась на грани банкротства. Общество “Знание” развалилось, а попытка его реанимировать напоминает скорее некромантию с созданием зомби. Физматлит разорвало на две части: частную и государственную.


Но были на этом фронте и локальные успехи. Появились такие журналы о компьютерных технологиях, как “Компьютерра” (1992), Byte (1998), CHIP (2001). А в 90-е в США издавался журнал Quantum с переводами из “Кванта”.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

В 2000-е вопреки бездействию государства и общему кризису издательского дела ситуация стала понемногу выправляться. Появились новые журналы: “Популярная механика” (2002), “Наука из первых рук” (2004), “Машины и механизмы” (2005), “Наука и техника” (2006), “Квантик” (2012), “Кот Шрёдингера” (2014).

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Внезапно выяснилось, что в XXI веке без НИОКР никуда, а за этим пониманием стал оживать и научпоп. Частные издательства понемногу переводят зарубежных авторов, перепечатывают советских, появляются собственные: М. С. Гельфанд, Ася Казанцева, А.М. Райгородский, Л.И. Подымов. Это, конечно, капля в море, но…


Не всё так плохо и рано ныть.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

Мы живем в интересное время: система образования не успевает за прогрессом, а огромный запрос на самообразование компенсируется информационными технологиями. Киберленинка, Sci-hub, Rutracker.org, Флибуста, Habr, Антропогенез.ру, Мел.фм, “Постнаука”, “Простая наука”, “Элементы большой науки”, N+1, Naked Science заняли нишу АН и делают научный контент действительно доступным, а главное — интересным. Крупные технологические компании создают редакции и по сути занимаются “техпропагандой”. Любители массово переводят статьи из иностранных источников. Популяризируются направления, в которых мы традиционно сильны: математика, физика, программирование, биология.


В итоге рунет наполнен качественным и доступным иностранным научным контентом, который ложится на мощное советское наследие. Получилась парадоксальная ситуация: из-за провала традиционных издательств импульс развития получают цифровые ресурсы, которые генерируют качественный контент. Русская научно-популярная литература — знаменитый бренд с богатой историей — оказывается жив и конкурентоспособен. Остаётся только ждать, когда же он, наконец, справится с кризисом и выйдет на мировой рынок.

Сквозь огонь и воду: история отечественной научно-популярной литературы Научпоп, Литература, История, Длиннопост

первоисточник

Показать полностью 14
88

Поиск книги

Доброго дня народ! Пишу с криком о помощи, уже запарился искать данное произведение:

Поиск книги Книги, Ищу Книгу, Энциклопедия волшебных существ, Юхан Эгеркранс

Прошу силу пикабу о помощи! Если у вас есть в городе она в наличии, не составит ли вам труда отправить её мне через ТК в мой город? Больше месяца жду её появления на полках магазина, всё тщетно! Оплачу и книгу и ТК и ваши труды! Сам я нахожусь в Екатеринбурге, все магазины облазил, нету и всё! Помогите, люди добрые )

81

Копание в рассказах. Апокалиптическая фантастика - Часть 2

Апокалиптическая фантастика (The mammoth book of apocalyptic SF) – Майк Эшли


Ссылка на первую часть - https://pikabu.ru/story/kopanie_v_rasskazakh_apokaliptichesk...

Копание в рассказах. Апокалиптическая фантастика - Часть 2 Что почитать?, Рассказ, Обзор, Антология, Постапокалипсис, Конец света, Текст, Длиннопост

Моменты инерции - Уильям Бартон


Это... я так и не понял, что это было. Повествование скачет между странно связанными между собой отрывками. То герой и его спутники наблюдают конец света и умирают, тут же флешбек про то как они узнают, что никакого конца света не будет. Затем божественные уборщики из многомерного пространства говорят - будет, и отправляют героя в неведомые райские измерения. И снова, его группа выживает на замерзающей земле, одновременно гуляя голыми по минувшим эпохам.


0/5 - Ух, дичь. Если не знать, что автор давно на пенсии, можно подумать что спермотоксикозный подросток писал. Вокруг хаос, все постоянно хотят трахаться, кто-то срет в скафандр... Оно еще и долгое, страниц на пятнадцать.


Книги - Кейдж Бейкер


Я сразу вспомнил «Одиннадцатую станцию». Здесь тоже весь мир выкосил грипп, и тоже речь идет о группе бродячих артистов. Точнее, об их детях, которые нашли пустующую библиотеку.


3/5 - Мило, наивно. Но дети как всегда мерзавцы.


Могильщик - Роберт Рид


Один мужик женился назло верующей матери и всю дорогу ноет об этом. Тем временем, в христианскую общину приезжает семья, привозит старую и больную женщину родину повидать. ГГ выясняет, что именно эта тетка изобрела смертельные прививки, чтобы спасти землю от людей.


3/5 - Нудновато.

Все еще не знаю причем тут «Выживатель» Круза, т.к. один довольно шаблонный сюжетный ход, приводящий к совершенно другим последствиям это не плагиат.


Между дьяволом и синим морем - Элизабет Бир


А вот тут я не удивлюсь, если этот рассказ оказал влияние на создание Fallout: NV. Девушка-курьер едет через постъядерные пустоши Невады, мимо Вегаса и Боулдер-Сити, ну и вот это вот все. Ее якобы преследует дьявол, обещая жуткую смерть, если она не отдаст ему груз.


4/5 - Атмосферно, но мне чего-то не хватило. Просто обзорная экскурсия по местам былых катастроф.



Кроткие - Дэмиен Бродерик


«Моменты инерции 2: Электрическая работа над ошибками».

У этих двух историй очень много общего. И скачки между разными моментами, и искуственный рай, созданный инопланетянами, где не обязательно носить штаны. Но тут все гораздо более адекватно и разумно.


3/5 - Планка была очень низко. Удивительно, но человечество сумело побороть «серую слизь».


Человек, который шел домой - Джейс Типтри-мл.


Взорвался коллайдер. Остался кратер, в центре которого раз в год появлялось страшное чудище. Сначала, рядом с ним жили люди со странными коровами. Затем они ушли, и пришли люди с другими коровами. Или овцами. А чудище все появлялось.

Когда все прояснилось, стало гораздо интереснее.


4/5 - Очень хороший рассказ, 80% которого - перечисление групп, селившихся рядом с кратером и их домашнего скота.


Ведро Воздуха - Фриц Лейбер


Нибиру пролетела мимо и унесла с собой Землю. С тех пор, семья из четырех человек живет в «гнезде» из одеял, спасающих от вакуума и космического холода. Пока планета вращается неподалеку от Плутона, батя и сын ходят за припасами, одевая шлемы из трехлитровых банок.


4/5 - Забавно. Другие персонажи тоже охреневают, как батя так хитро развесил одеяла.


Часовые «Феникса» - Эрик Браун


Бурильщики едут по европейским пустошам в поисках воды. Кругом жара, пыль и вообще полная задница, но главного героя волнует только где бы раздобыть бабу.


Мне подумалось, что каким разочарованием будет найти в кабине прекрасную женщину… мертвую. (с) - ГГ.
- Женщина?
- Нет.
- Ну пожалуйста!
(с) Доисторический камеди клаб.

3/5 - То чувство когда всю дорогу думал совсем не головой, а в итоге спас Землю.


Жизнь в Антропоцене - Пол Ди Филиппо


После Большого вымирания на месте Архангельска стоит гигантский город улей, в котором живут японо-индусо-поляки со встроенными в мозг социальными сетями. А еще у них есть кошкодевки!


Тигришка источала скучающий профессионализм, с которым, впрочем, немного не вязались подергивание кончика хвоста да настороженно взъерошенные уши.

2/5 - Аниме было ошибкой.


Терраформируя Терру - Джек Уильямсон


Переживших трехлитровые банки, секс в пустыне и Тигришку встречает старая добрая НФ, от автора с восьмидесятилетним опытом в писательстве.


Герои-клоны руководствуются эмоциями, ведут себя как дети, но они ведь подростки которым придется восстановить жизнь на Земле, но они не раздражают. Почти.


5/5 - Блин, вот это было прекрасно. Не только на фоне ужаса, что был перед этим и еще большего ужаса впереди. Очень ламповый рассказ, если можно так выразиться.


Свет без конца - Гвинплейн Макинтайр


Это просто апофеоз войны.


Как-то раз, проститутку-наркоманку накачали наноботами, которые теперь живут у нее...ну прямо там они живут, чего уж. И постоянно пожирают трусы.


Кто был тот мужик, который сделал ее бессмертной? Почему он не наплодил других голожопых уберменшей? Почему процессы, которые должны занимать миллиарды лет, вроде эволюции и гибели солнца, проходят у автора за тысячи?

Что это за наноботы, которые не могут починить зубы, но выживают на солнце?


Его работы, часто юмористические, славящиеся детальными исследованиями и тщательно продуманными сюжетами, публиковались во многих журналах и антологиях.

Цитата составителя об авторе. Либо не хватает таблички «сарказм», либо я даже не знаю.


-2/5 - Пожалуйста избавьте нас от своих сексуальных фантазий.


Дети времени - Стивен Бакстер


Несколько сценок про детей все более и более далекого будущего. Меланхолично и безобидно.

Сверху — лишь купол темноты (Рууль не знал слова «небо»).

Через три абзаца.

Ребенок принялся возбужденно лепетать об очагах, орудиях и костях.
— Может быть, здесь жила орава людей и дым от их костров поднимался до самого неба! Мама, а мы вернемся сюда жить?

Вся суть.


3/5 - Ничего безумно впечатляющего, но в целом атмосферно, и даже где-то красиво. Если читать все рассказы подряд, помогает остановить кровотечение из глаз после предыдущего.


Звезда Полынь - Элизабет Куниган


Снова зарисовки из будущего. Мимо Земли пролетает комета, а в это время тихо умирают два пожилых человека. Хороший рассказ. Мне показался теплым и светлым.


5/5 - Прекрасный выбор для финала, несмотря на говорящую кошко-обезьяну. Она трогательная.


ВЫВОД


Я не жалею, что прочитал этот сборник. В нем есть вещи которые мне очень понравились, и есть те, что были достаточно интересными. После первой части я даже считал его лучше «Триптиха апокалипсиса».

Но потом появились некоторые вышеописанные «шедевры» и сильно понизили температуру по больнице.


3/5 - В этой булочке был изюм, но привкус у нее странный.

Показать полностью
168

Ищу книгу

В подростковом возрасте глотала всю фантастику реально по книге в сутки. Какие-то бесследно забыла, но были такие сюжеты, которые хотелось бы перечитать и сейчас. Так вот. Ищу книгу: ни обложки, ни автора не помню, но вот сюжет: вследствие какой-то катастрофы все человечество живет глубоко под землёй в  огромных пещерах, соединенных между собой тоннелями, проходами. Живут в кромешной тьме, ориентируются при помощи эхолокации, в «городах» установлены «излучатели», люди возделывают поля (но это не точно), занимаются скотоводством, исследуют пещеры, за много веков настолько все эволюционировали, что знать не знают про свет, зрение, поверхность. Даже нет слова «видеть». Там был молодой охотник что ли, вот он забирался в самые дальние тоннели и однажды он «услышал»  странный «звук», но глазами, а не ушами.  И звук этот исходил из чего-то на стене пещеры... ну и концовка очень прикольная, не буду спойлерить, инфы чтоб найти книгу вроде хватает. Спасибо за помощь!

141

Несколько любопытных фактов о жизни сумасшедших писателей. Часть вторая.

Несколько любопытных фактов о жизни сумасшедших писателей. Часть вторая. Пост, Литература, Книголюбы, Длиннопост
И мы продолжаем изучать быт, привычки и странности писателей, признанных на сегодняшний день сумасшедшими. Здесь я не буду вдаваться в подробности личной жизни гениев или копипастить биографию, нет. Все до неприличного просто: несколько интересных фактов о нескольких известных писателях. Приятного чтения!
Касаясь связок редких сушеных трав и залезая в кладовые аптекарей, пламя заставляло людей сходить с ума и разговаривать с богами. Терри Пратчетт. « Цвет волшебства.»
Эдгар Аллан По "Ворон".
Несколько любопытных фактов о жизни сумасшедших писателей. Часть вторая. Пост, Литература, Книголюбы, Длиннопост

Когда По исполнился годик, его отец ушел из семьи, а когда исполнилось два скончалась и мать будущего писателя, артистка бродячей театральной труппы. Его усыновил зажиточный купец Джон Аллан. Собственно отсюда и берет свое начало история о двойной фамилии писателя. Позднее между отцом и приемным сыном произошла крупная ссора из-за огромных карточных долгов Эдгара. До конца жизни они так и не пришли к примирению. Умерев, купец не оставил сыну ни единого цента.


Эдгар Аллан По был женат на своей двоюродной сестре Вирджинии Элизе Клемм. На момент свадьбы ей было тринадцать, Эдгару – двадцать шесть.


На издание пятидесяти экземпляров своей первой книги «Тамерлан и другие стихотворения» , По потратил все свои сбережения, поэтому ему пришлось пойти служить в армию под вымышленным именем. Книгу, которая сегодня стоит невероятных денег, никто не хотел брать даже за двенадцать с половиной центов. В 2009 году американский коллекционер приобрел экземпляр «Тамерлана» за 650 000 долларов.


У фронтмена финской группы HIM, Вилли Вало, есть татуировка на спине в виде глаз Эдгара Аллана По.


Спустя сто лет после смерти писателя, на его могилу начал приходить «неизвестный поклонник». Раз в год, в день смерти По, этот человек облаченный в черное приносил на могилу автора три красные розы и бутылку коньяка «Мартель». Вскоре странное действо заинтересовало общественность, ежегодно сотни людей начали съезжаться на могилу Эдгара Аллана в день его смерти, чтобы увидеть свершение странного обряда. Однако, в 2010 году поклонник не пришел на могилу автора. Не пришел он и в следующие года, что означает окончание традиции. Личность «неизвестного поклонника» так и осталась неразгаданной.

Ги Де Мопассан "Милый друг".

Несколько любопытных фактов о жизни сумасшедших писателей. Часть вторая. Пост, Литература, Книголюбы, Длиннопост

Ги де Мопассан не выпускал своих произведений в печать, до тех пор, пока друг детства его матери Гюстав Флобер, автор романа «Мадам Бовари» не нашел его произведения «достаточно зрелыми».


Однажды тот же Флобер, заявил Мопассану, что в мужских делах он себя перехваливает. Мопассан понятное дело обиделся, и они заключили пари. Прихватив свидетеля и Флобера с собой, Мопассан направился в ближайший бордель, где за час совокупился с шестью женщинами.


Доподлинно не известно правда это или нет, но историки все как один утверждают, что мировая история знавала мало таких развратников, как Ги де Мопассан.


Распутная жизнь привела Мопассана к тому, что будучи еще достаточно молодым, писатель подхватил сифилис, тяжелое и неизлечимое в то время заболевание.


Ги де Мопассан, был одним из деятелей культуры подписавшихся под запретом на строительство Эйфелевой башни. Даже сегодня многие помнят забавную байку про то, что Мопассан обедал исключительно в ресторане расположенном внутри Эйфелевой башни, так как это было единственное место в Париже, откуда эту проклятую башню не было видно.


Успешное и продуктивное творчество приносило писателю до 60 тысяч франков в год. Большая часть из которых уходила на поддержание брата и матери, о которых он заботился.

Николай Гоголь "Мертвые души".
Несколько любопытных фактов о жизни сумасшедших писателей. Часть вторая. Пост, Литература, Книголюбы, Длиннопост

На сегодняшний день точно неизвестно, страдал ли Николай Васильевич Гоголь от какого либо психического недуга, мнения на этот счет очень сильно разнятся. Однако, доподлинно известно, что он страдал от невероятно тяжелых, затяжных депрессий.

Также, не совсем ясно от чего умер классик. Многие на сегодняшний день считают, что во время очередного приступа депрессии, он просто заморил себя, доведя свое тело до полного физического и нервного истощения.


Гоголь отличался огромным количеством странностей и чудачеств: он вязал, очень любил готовить, страшно боялся грозы и всегда ходил по левой стороне тротуара, из-за чего нередко сталкивался с прохожими.


Нет никаких доподлинных свидетельств того, что за всю свою жизнь Гоголь хоть раз был с женщиной. Велика вероятность того, что он так и умер девственником.


История про «Ревизора», это реальный случай, произошедший в городе Устюжева, Новгородской губернии. А рассказал эту историю Гоголю, сам Александр Сергеевич Пушкин.


Ночь 12 февраля 1852 года, в жизни Гоголя, окутана завесой тайны. Историки смогли установить, что той ночью, до трех часов Николай Васильевич молился, затем достал из портфеля какие-то бумаги, а все, что осталось внутри приказал немедленно сжечь. После этого он вернулся в постель, где прорыдал до утра. Принято считать, что в ту ночь был сожжена рукопись второго тома «Мертвых душ».

Показать полностью 3
134

Работа бывает разная

«Необходимо сказать, что смеяться в подвалах квизиции особо не над чем. Если у вас нормальное чувство юмора. Там не развешаны всякие маленькие красочные плакатики с надписями типа: «Чтобы работать здесь, не обязательно быть безжалостным садистом, но это помогает!!!»

Однако некоторые вещи здесь явно намекали на то, что у Создателя было несколько извращенное чувство юмора.

Взять, к примеру, кружки. Дважды в день инквизиторы прерывали свою работу, чтобы попить кофе. Их кружки, которые были принесены из дома, стояли вокруг чайника у топки центральной печки, которая, как правило, использовалась для нагрева всяческих железных штырей и ножей. И на всех кружках без исключения красовались надписи вроде: «Подарок из священного грота Урна» или «Лучшему папочке на свете». Причем большинство кружек были с отбитыми краями.

А на стене висели открытки. Согласно традиции, каждый уехавший в отпуск инквизитор посылал своим коллегам по работе грубо раскрашенную ксилографию местного пейзажа с какой-нибудь сомнительной шуткой на обороте. Рядом с открытками было пришпилено трогательное письмо от инквизитора первого класса Ишмаэля «Хлоп» Квума, в котором всем «ребятам» объявлялась благодарность за сбор целых семидесяти восьми серебряных оболов в качестве пенсионного подарка и за подношение огромного букета цветов госпоже Квум. В постскриптуме Квум клятвенно заверял, что никогда не забудет дни, проведенные в подвале номер три, и всегда будет рад помочь, если возникнет нехватка специалистов.

Мораль: нормальный семейный человек, который каждый день ходит на работу и ответственно относится к своим обязанностям, мало чем отличается от самого чокнутого психопата.»

(с) Терри Пратчетт. «Мелкие боги».

Работа бывает разная Терри Пратчетт, Плоский мир, Мелкие боги, Цитаты, Книги, Психология
187

Дракула: зарождение и эволюция образа

Главный вампир современной культуры.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Образ вампира, чудовища, появляющегося ночью, пьющего человеческую кровь, бессмертного существа, сегодня в культуре считается чем-то обыденным, рядовым. Вампиры, зомби, колдуны, ведьмы — все эти персонажи постоянно появляются в фильмах, книгах, графических новеллах, аниме. Но все они обрели настоящую популярность с появлением кино и беллетристики.


На стыке двух веков писатель-романист ирландского происхождения Брэм Стокер написал книгу, ставшую популярной только после его смерти и увековечившую образ, ставший одним из самых знаковых в культуре XX века — образ графа Дракулы.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

История Дракулы начинается с XV века, когда в Трансильвании умирает полководец, князь и один из самых кровавых правителей в истории — Влад III Цепеш по прозвищу Дракула. После его смерти в мировой литературе появляется множество книг, довольно подробно описывающих эпизоды из жизни Дракулы. Некоторые произведения акцентируют внимание на военных походах князя, другие уделяют внимание его жизни и взглядам.

Возможно, молва о Дракуле и не получила бы такого широкого распространения, если бы не литература. Есть даже русское произведение Федора Курицына, составившего и написавшего «Сказание о Дракуле». Появившийся в 1480-х это, по сути, древнейший из дошедших до нас памятников беллетристики.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост
Влад III Цепеш

Рассказы о знакомстве Стокера с биографией кровавого князя Валахии разнятся: одни говорят, что он узнал о Цепеше от востоковеда Арминия Вамбери. В романе даже есть отсылка: профессор Ван Хельсинг ссылается на некоего Арминия, от которого получает сведения о вампирах.


Другие считают, что Стокер прочитал книгу Уильяма Уилкинсона «Описание провинций Валахии и Молдавии». А легенды о вампирах он нашёл в «Тысяче и одной ночи» и сборнике индийских сказок, переведённых Ричардом Бёртоном. Повлияла на писателя и «Книга оборотней», где была ярко описана жизнь Елизаветы Батори, еще одной кровавой и пугающей правительницы, по слухам, убивавшей молодых крестьянок и купавшейся в их крови, чтобы обрести вечную молодость.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост
Елизавета Батори

В 1890 году Стокер начал работать над созданием романа. По изначальной задумке действие происходило в Штирии, но, изучив достаточно материалов, Стокер пришел к выводу, что Трансильвания прочно ассоциируется с вампирами и легендами о них, а значит и действие романа нужно перенести туда.


Таинственная «земля за лесом» (это буквальный перевод названия Трансильвания) для читателя была более привлекательна и создавала атмосферу места, где может водиться любая нечисть. По поверьям, в Трансильвании существовала школа магии Шамбала. Стокер решил, что Дракула должен был обучаться именно там, у самого Люцифера.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост
Замок графа Дракулы, описанный в романе, это шотландский замок Слэйнс

Источником фольклорных мотивов в романе считают «Землю за лесом» Эмили Джерард. Суеверия Трансильвании, описанные в книге вдохновили писателя. Оттуда же Стокер и режиссёр Фридрих Мурнау взяли слово, которое сейчас связывают только с вампирами — это слово «носферату», что значит «не мёртвый» или «переносящий болезни». С лёгкой руки Стокера слово стало одним из синонимов вампира.


Румынские поверья и фольклор частично сформировали методы борьбы с вампирами в книге. Помимо традиционного отрубания головы и осинового кола, румыны использовали обычай хоронить своих усопших с серпом у шеи, чтобы покойник, вздумавший восстать в самый неподходящий момент, отрубил себе голову. А для того, чтобы отбиться от особо настырных мертвецов, у дома вешали серебряные кресты. В дело также шли чеснок, ветки боярышника и зерно, рассыпанное у дома. Всё это в какой-то мере нашло свое отражение в романе Стокера.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Разумеется, огромное влияние оказала литература XIX века. Новелла Джозефа Шеридана Ле Фаню «Кармилла», повествующая о женщине-вампире, повлияла на «Дракулу» больше чем что-либо. «Гость Дракулы», рассказ Стокера, подражает произведению Ле Фаню, а профессор Ван Хельсинг — очевидно, вдохновлён образом барона Вондербурга из «Кармиллы», который также является специалистом по вампирам.


«Кармилла» вообще оказала большое влияние на массовую культуру, но уже в новом веке: образ женщины-вампира не раз встречается в книгах, фильмах, постановках, аниме и комиксах. А образ высокой, худощавой женщины с бледной кожей и выразительными глазами, стал иконой стиля для дам начала XX века.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

В романе Стокера также чувствуется влияние Чарльза Диккенса, Female Gothic сестёр Бронте, Стивенсона и его «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда». А ведь ещё за 50 лет до «Дракулы» появился первый «грошовый роман ужасов» — что интересно, тоже про вампиров. «Варни-вампир, или Кровавый пир» — брошюры, состоящие из кричащей обложки и восьми страниц с текстом в две колонки, напечатанные на грубой, дешёвой бумаге, рассказывали о вампире Фрэнсисе Варни. Это были простые истории для людей, читающих мало или не имеющих возможность читать книги. Отмечают и схожесть с романом «Замок в Карпатах» Жюль Верна, о загадочном аристократе, преследующем молодую девушку.


Увлечение Стокера мистикой, вылившееся в написание «Дракулы», тоже возникло не просто так. Следуя моде, писатель вступил в орден «Золотой зари», мистическое сообщество, повлиявшее на формирование всего оккультизма на Западе. Учение ордена основывалось на доктринах каббалы, алхимических экспериментах и оккультной магии. Некоторые биографы утверждают, что Стокер не состоял в ордене, но общался с представителями «Золотой зари» и помогал им.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост
Обложка первого издания «Дракулы»
Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост
Наброски романа

Роман «Дракула» был опубликован в 1897 году — Стокеру понадобилось восемь лет, чтобы написать книгу. Публика приняла роман благосклонно, но особого успеха он автору не принёс. В конце XIX века готические романы, произведения о потустороннем и мистицизме не были чем-то необычным, так что для современников писателя «Дракула» стал интересным, но вполне рядовым произведением.


Пусть Брэм Стокер не был родоначальником «вампирской» темы, но именно его произведение сделало вампиров одними из самых популярных героев в массовой культуре, пусть и опосредованно. Потому что настоящую популярность Стокеру и Дракуле принесло новое культурное явление — кинематограф.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Первой ласточкой стал «Вампир» 1913 года Роберта Виньола, затем — «Смерть Дракулы» Карой Летайя, который использовал лишь имя вампира, сама история была оригинальной. Картина рассказывала о бедной швее и бессмертном музыканте. Где-то в это же время вышла не сохранившаяся до наших дней экранизация романа под названием «Дракула», снятая в России. А потом появился Фридрих Мурнау и подарил миру фильм «Носферату. Симфония ужаса».


Мурнау не мог использовать название и сюжет романа Стокера, так как вдова писателя отказалась продать права на экранизацию. Пришлось выкручиваться: название Мурнау всё равно взял из романа, переименовал героев и чуть-чуть переписал сюжет. Помогла не сильно — вдова писателя подала в суд на Мурнау и киностудию Prana Film и иск выиграла.


Все копии «Носферату» должны были быть уничтожены, а киностудию обязали выплатить компенсацию. К счастью, несколько экземпляров уцелели и дошли до наших дней. Видение Мурнау не только сделало Дракулу популярным, но и привнесло в образ вампира-аристократа новые черты. В романе Стокера Дракула не очень любит солнечный свет, но не особо страдает от него, в одном из эпизодов даже прогуливается днём по улице. Вампир Мурнау от солнечного света погибает. Этот художественный прием получил большую популярность в дальнейших экранизациях и литературе о вампирах. А вот отражение в зеркале осталась «фишкой» Носферату. Дракула, как и многие другие вампиры, в зеркале не отражается.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Следующим крупным событием, продвинувшим роман в массы, стала постановка и последовавший за ней фильм по роману Стокера. И там, и там роль Дракулы исполнил Бела Лугоши. Помимо подходящей внешности, у Лугоши был запоминающийся акцент и, конечно же, талант. Постановка была очень успешна, полюбилась зрителям, и принесла популярность Лугоши, хотя критики называли его «манекеном» и «манерным людоедом».


Когда Universal решила снять фильм по роману Стокера, Лугоши тут же предложил себя на роль графа, но взяли его не сразу. Производство картины шло тяжело: сначала умер от рака Лон Чейни, предложивший снять фильм о Дракуле (его же прочили на роль графа), потом началась Великая депрессия, а студии пришлось сократить бюджет — тогда и вспомнили о Лугоши. Актёр был готов сниматься за 500 долларов в неделю и хорошо знал роман.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Режиссёрское кресло предложили Паулю Лени, но во время подготовки к съёмкам он умер от сепсиса. В результате постановщиком картины стал Тод Броунинг — по мнению критиков, у его фильма оказалось полно недостатков связанных со сценарием (лента очень отдалённо связана с романом Стокера), режиссурой и звуковым оформлением. Но картина «выстрелила», Бела Лугоши, снимавшийся в ленте практически без грима, ввёл в моду восточноевропейский акцент и стал, наконец-то, узнаваем на улицах.


Фильм спас от разорения студию Universal и дал начало её «Классической серии фильмов ужасов». Для кинематографа это стало золотой жилой — в кризисное для страны время продюсеры нашли тему, приносившую миллионы. После успеха «Дракулы» вышли «Дочь Дракулы», «Сын Дракулы» и «Дом Дракулы». По сути, это была первая франшиза о вампирах, с цепочкой нескольких взаимосвязанных между собой фильмов.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Если в романе Брэма Стокера эротический подтекст легко считывался, то в кино до 1958 года эту тему старательно обходили. Даже ленту с Лугоши называли «распущенной и пошлой», а там уж совсем ничего такого не было. Сказывались нравы общества и желание кинопродюсеров охватить аудиторию всех возрастов, заработав как можно больше денег.


Первым режиссёром, взглянувшим на историю Дракулы с точки зрения эротики, стал Теренс Фишер, снявший «Дракула» («Ужас Дракулы») с Кристофером Ли в главной роли. Фильм всё еще был неприемлем для американской и европейской публики, и полная версия, содержавшая самые откровенные сцены, появилась только на экранах Японии.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Образ Дракулы в фильме отличался от привычного: если в исполнении Лугоши это был аристократ, а сама подача была ближе к театральной, то Дракула Кристофера Ли был настоящим монстром, хищником, в нём было больше от животного. Для кинематографа этот фильм, как и предыдущие, стал новым ориентиром в историях о вампирах, закрепив мифы о вреде чеснока и распятий.


Как и в случае с Дракулой от Universal, британская киностудия Hammer Film снявшая «Ужас Дракулы», создала свою кинофраншизу, сняв девять фильмов, посвящённых вампирам. Причем студия постоянно экспериментировала с жанрами, временными эпохами, даже странами. Объединял картины всё тот же эротический мотив, являвшийся своего рода крючком для зрителя.


Кроме того, в 70-е Hammer Film экранизировала ещё и «Кармиллу», то самое произведение, вдохновившее Брэма Стокера на написание романа. В сеттинге «Кармиллы» вышло аж три фильма: «Любовницы-вампирши», «Страсть к вампирше» и «Близняшки зла». Эта трилогия вернула к жизни давно забытую тему вампирш-лесбиянок, снова всколыхнув общественность.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

В 70-е с наступлением сексуальной революции раскрепощалось и кино — фильмы о Дракуле, которых в эти годы сняли множество, лишь свидетельствовали о метаморфозах в обществе и в искусстве. Тут можно вспомнить и Романа Полански с его «Балом вампиров», комедийным фильмом ужасов, наполненным отсылками ко всем классическим экранизациям: фильмам Hammer Film, «Трём ликам страха» Марио Бава, а также к роману Стокера, и снова к «Кармилле» Ле Фаню. Была ещё и «Блэкула», одна из первых лент с темнокожим вампиром, породившая целую волну фильмов о кровососах, роли которых исполняли афроамериканцы. Это даже при том, что критикам «Блэкула» не понравился, а зрители отмечали дырявый сценарий и глуповатых персонажей.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Дракула стал неким символом глобализации. В разных концах света режиссёры экранизировали роман Стокера, придумывали на его основе новые сюжеты, добавляли элементы своей культуры, используя мифы о вампирах своего народа. Даже до социалистических стран дошли отголоски «вампирского бума» — в 1971 году на экранах Чехословакии показали телефильм «Граф Дракула», поставленный Анной Прохазковой.


В середине 70-х появилась книга «Салемов удел» Стивена Кинга. По утверждению писателя, он переосмыслил «Дракулу» Стокера, стараясь следовать традиционной европейской литературе о вампирах. При этом, «Удел» — очень философское произведение, отражающее и взгляды писателя на современное общество, и на представления о вампирах, менявшиеся с течением времени. В кино же философским переосмыслением «Дракулы», а точнее «Носферату» Мурнау, стала лента Вернера Херцога, также получившая название «Носферату. Призрак ночи».

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Энн Райс в «Вампирских хрониках» впервые «социализировала» вампиров. У них появилась своя власть и иерархия — а значит и история вампиров стала богаче. При этом, автор романтизировала образ вампиров, привлекая женскую аудиторию, что только расширило армию поклонников.


Спустя три десятка лет это же сделала Стефани Майер в «Сумерках», добавившая к вечной молодости и красоте несколько штрихов вроде блеска кожи на солнце, вынужденного вегетарианства и паранормальных способностей. Нельзя сказать, что эти черты стали устоявшимися для образа вампиров, всё же прошло не так много времени, но, как бы кто не относился к произведениям писательниц, их творчество сродни «Варни-вампиру» — оно простое, но привлекает новую аудиторию, а значит способствует появлению новых книг, фильмов и аниме о вампирах.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

В 90-х новая волна кино о вампирах подарила нам много отличных лент о Дракуле и его приспешниках. «Дракула Брэма Стокера» Копполы — с Гэри Олдманом в роли знаменитого вампира, необычными спецэффектами, отдающими дань уважению немому кино и приёмам, которыми пользовались режиссеры начала прошлого века. Примечательно, что фильм начинается с эпизода, основанного на румынской легенде о настоящем Дракуле, где рассказывается о том, что его любовница выбросилась из окна башни в реку Арджеш, которую местные прозвали «рекой принцессы».


Можно вспомнить и «Интервью с вампиром» по роману Энн Райс, с изумительными костюмами, прекрасным актёрским ансамблем и красочными декорациями. В это же время появились и «Блэйд», боевик о темнокожем охотнике на вампиров, «Вампир в Бруклине», комедия с Эдди Мерфи, а также многие другие. Основная черта этих фильмов, как и картин «волны 70-х» — эксперименты с жанрами и стилями.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

В 2000-х основными темами режиссёров, писателей, создающих произведения о вампирах, стали любовь и насилие. «Ван Хельсинг», где Дракула предстает вампиром, пытающимся завести потомство и теряющим его раз за разом. «Дракула 2000», с его необычной трактовкой происхождения Дракулы, а также любопытным объяснением, почему вампиры боятся распятий и серебра.


В аниме Hellsing используются детали и стокеровского образа, и элементы из «Дракулы» Копполы, но при этом Алукард (его имя анаграмма имени Дракулы) — самостоятельный персонаж, со своим характером и историей. С помощью многочисленных референсов в сторону других произведений Hellsing создает новый многогранный образ Дракулы.


В конце нулевых кино о вампирах стало уделять больше внимания социализации и месту вампира в современном обществе. Уставшие и печальные Адам и Ева из «Выживут только любовники», антиутопия «Воины света», где вампиры создали собственную цивилизацию на руинах человеческой, «Реальные упыри», с их ироничными зарисовками быта вампиров в Новой Зеландии. Примеров много.

Дракула: зарождение и эволюция образа Книги, Фильмы, Дракула, Брэм Стокер, Вампиры, Влад Цепеш, DTF, Длиннопост

Источник

Показать полностью 18
128

Говард Филлипс Лавкрафт. "Дагон", "Хребты безумия", "Шепчущий из тьмы"

Говард Филлипс Лавкрафт. "Дагон", "Хребты безумия", "Шепчущий из тьмы" Что почитать?, Книги, Рецензия, Длиннопост, Говард Филлипс Лавкрафт

"По ту сторону текущего между мной и каменной глыбой потока воды находилось несколько барельефов, которые, благодаря их огромным размерам, можно было разглядеть, не напрягая зрения. Клянусь, их сюжеты могли бы вызвать зависть у самого Доре. Я думаю, что эти объекты, по замыслу, должны были изображать людей или, по крайней мере, определенный род людей, хотя существа эти изображались то резвящимися, как рыбы, в водах какого-то подводного грота, то отдающими почести монолитной святыне, которая также находилась под волнами. Я не отваживаюсь останавливаться подробно на их лицах и формах, ибо одно лишь воспоминание об этом может довести меня до обморока. Гротескные в такой степени, недоступной, пожалуй, даже воображению По или Булвера, они были дьявольски человекоподобными в своих общих очертаниях, несмотря на перепончатые руки и ноги, неестественно широкие и отвислые губы, стеклянные выпученные глаза и другие особенности, вспоминать о которых мне и вовсе неприятно. Довольно странно, но они, похоже, были высечены почти без учета пропорций их сценического фона например, одно из существ было изображено убивающим кита, который по величине едва превосходил китобоя. Как я уже говорил, я отметил про себя гротескность фигур и их странные размеры; однако мгновение спустя я решил, что это просто боги, выдуманные каким-нибудь первобытным племенем рыбаков или мореходов, чьи последние потомки вымерли за многие тысячелетия до появления первого родственника пилтдаунца или неандертальца. Охваченный благоговейным страхом, который вызвала во мне эта неожиданно представшая моим глазам картина прошлого, по дерзости своей превосходящая концепции наиболее смелых из антропологов, я стоял в глубоком раздумье, а луна отбрасывала причудливые блики на поверхность лежащего предо мною безмолвного канала.



Затем вдруг я увидел его. Поднявшись над темными водами и вызвав этим лишь легкое, почти беззвучное вспенивание, какой-то необычный предмет плавно вошел в поле моего зрения. Громадный, напоминающий Падифема и всем своим видом вызывающий чувство отвращения, он устремился, подобно являющемуся в кошмарных снах чудовищу, к монолиту, обхватил его гигантскими чешуйчатыми руками и склонил к постаменту свою отвратительную голову, издавая при этом какие-то неподдающиеся описанию ритмичные звуки. Наверное, в тот самый момент я и сошел с ума."



Говард Филлипс Лавкрафт. "Дагон"



"Я нахожу больше удовольствия в барьерах между мной и современным миром, нежели в связях, соединяющих меня с ним. Я хочу оставаться абстрактным, обособленным, безучастным, безразличным, объективным, беспристрастным, всесторонним и вне времени. "



Прослушал на днях рассказы "Неименуемое" и "Сияние извне", после чего решил напомнить себе о том, чем же ещё может удивить нас этот писатель, чье имя уже стало нарицательным, когда речь заходит о литературе в жанре "триллер", "ужасы" и "мистика".


Мечтательное, темное и превосходное воображение Г.Ф. Лавкрафта преступило пределы литературы ужаса двадцатого века. Когда-то, давным-давно, электронный сборник, попавший в мои конечности, содержал рассказы "Дагон", "Хребты безумия" и "Шепчущий из тьмы". Вспомним, какие же причины привели этого писателя к поздней известности, и что же такое - лавкрафтовские ужасы.



Не вижу смысла подробно раскрывать весь сюжет, поскольку истинное удовольствие составляет путешествие с героями историй лишь рука об руку. Попробуем же погрузиться в мир, где человечество находится под постоянной угрозой существ из других измерений.



"Дагон"


Короткий рассказ является предсмертной запиской человека, который едва сохранил рассудок после того, как встретил древнее потустороннее морское существо.



"Хребты безумия"


Группа исследователей отправляется в негостеприимные льды Антарктиды, чтобы провести несколько недель в разработке научных проблем. Но они даже не могли подозревать, что меж нескончаемости холодного ветра и безбрежных ледяных пустынь есть остатки невероятного величия цивилизации, пред достижениями которой человек - лишь мгновение, уже почти стертое тьмой минувших эпох.



"Шепчущий из тьмы"


В этом произведении рассказчик, поначалу скептик, повествует об изучении последствий наводнения и плеяды подозрительных слухов, где всё в итоге оборачивается целым детективным расследованием, связанным с вмешательством странных существ в жизнь людей.



Сразу стоит отметить, что для произведений Лавкрафта бытовые сцены, особенности окружающей жизни и накал страстей, характерный для его исторического периода, играют где-то последнюю роль. Главное в его произведениях сосредотачивается на чем-то априори непознаваемом, неограниченно чуждом человеческому познанию. И потому - остающимся до сегодняшего дня привлекательным.



Его рассказы и романы могут разнится по действующим лицам, но суть их практически не меняется - они одизны, нетипичны, угнетающи и полны странного мистицизма с примесью зарождающейся научной фантастики. Эмоции, преобладающие в его творчетсве, знакомы каждому, кто прочитал хоть несколько страниц любой его книги. Это страх, тревога, любопытство, ужас, смятение и сомнение. И, конечно же, полное осознание незначительности всего человечества пред лицом существ, чьи поступки и сам факт существования находятся за гранью примитивного людского мышления.



Некоторые пространные эпизоды внутри повествования можно вполне назвать книгой в книге, что делает его одним из самых тяжеловесных авторов из мною прочитанных. Но от этого его произведения не становится менее завораживающими.



Они разворачиваются во всем своем мрачном величии пред любым читателем, приоткрывая темную, отвратительную сторону мира, отталкивающего и притягательного одновременно. Иногда кажется, что такие рассказы и романы могут быть написаны только лишь безумцами. В них зачастую нет ни проблеска надежды, ни грамма тепла, всё видится автором исключительно в мрачно-пессимистическом стиле. И это по-настоящему увлекает.



Истории... Это ни с чем не сравнимое чувство распутывания клубка тайны, пленяющее описанием иных реальностей и существ, что едва ли подвластны разуму. В этом весь Лавкрафт. Почти каждое произведение начинается достаточно обыденно, но потом читатель путешествует по искусно прописанной тропе, что ведет к довольно неприглядной развязке... Или обрывается на самом интересном месте, оставляя за собой мрачную напряженность нераскрытых секретов.



Читать Лавкрафта сложно - местами его произведения кажутся занудными, но незаметно оказываются затягивающими, как глубокая трясина, наполненная не затхлой водой, а странными фантазиями, неудержимо оседающими где-то в голове.

Показать полностью
170

Образы Малазана

Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост

По пальцам можно пересчитать фэнтезийные циклы, которые заслуживают стоять в одном ряду с "Песней льда и пламени" Джорджа Мартина по серьезности, драматизму, проработке мира и эпичности. "Земной круг" Джо Аберкромби, "Ведьмак" Сапковского, "Второй Апокалипсис" Скотта Бэккера и "Малазанская «Книга Павших»" Стивен Эриксон — вот пожалуй и все.

Сейчас читаю шестую книгу Эриксона, "Охотники за костями", недавно вышедшую в России. И захотелось было рассказать о цикле, который у нас получил, кажется, куда меньше внимания, чем заслуживает. А ведь за десять томов Эриксон создал невероятно эпичную, многослойную, насыщенную битвами, интригами и смертями сагу,  которую смело можно назвать одной из вершин жанра фэнтези. И да, в отличие от "Песни льда и пламени", она закончена. Но, как оказалось, на "Пикабу" уже был отличный пост с рассказом о  "Малазанской «Книга Павших»".

Поэтому решил поделиться иллюстрациями, которые нарисованы для коллекционного издания серии и позволяют проникнуться ее мрачной атмосферой.

Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Образы Малазана Что почитать?, Малазанская книга павших, Книги, Фэнтези, Темное фэнтези, Длиннопост
Показать полностью 7

Месяц музыки и звука на Пикабу. Делайте громче!

Месяц музыки и звука на Пикабу. Делайте громче!

Рекламный отдел Пикабу и LG опять с конкурсами и подарками. Октябрь торжественно объявляем месяцем музыки и звука. На этот раз мы разыграем не только UltraWide-монитор (вот такой), но и умную колонку с «Алисой» (вот такую). Но обо всем по порядку.


Что происходит?

Вместе с LG мы устраиваем тематические месяцы. Сентябрь был посвящен учебе. Мы советовали сайты с лекциями, проводили мастер-класс по созданию гифок и рассказывали, что делают студенты-технари. Вы писали посты на конкурс и голосовали за лучший. Победителем стал @kka2012. Скоро он получит от нас ультраширокий монитор, чтобы еще быстрее писать свои юридические истории!


Как поучаствовать?

В октября ждем ваши посты на тему музыки и звука. Сделайте подборку любимых подкастов, аудиокниг или музыкальных клипов. Расскажите, как увлеклись монтажом, сделали пару крутых ремиксов или пошли на уроки вокала. Что угодно! Чтобы участвовать в конкурсе, нужно поставить в посте тег #звук или #музыка и метку [моё].


Еще раз коротко:

– Напишите пост на тему месяца (октябрь — музыки и звука) до 25 октября включительно.

– Поставьте тег #звук или #музыка и метку [моё].

– Все! Терпеливо ждите голосования.


За первое место дарим 29-дюймовый монитор LG, а за второе – умную колонку LG с «Алисой». Удачи!

Отличная работа, все прочитано!