Сообщество - Berserk
Berserk
51 пост 57 подписчиков
3

XL Media займётся переизданием манги "Берсерк" в России

XL Media приобрели права на издание "Берсерка" в России. Директор издания сообщил, что манга будет выпускаться в твёрдом переплёте.

Правда есть и негативные последствия у этой новости - по запросу издательства манга удалена на многих онлайн-ресурсах.

XL Media займётся переизданием манги "Берсерк" в России Манга, Берсерк, Кэнтаро Миура, Гатс, Гриффит
На фото американское "Deluxe" издание манги, выпускаемое Dark Horse Comics.
15

«Берсерк» возвращается 26 апреля

Инсайдер LOicos (который обычно не ошибается) утверждает, что в апрельском выпуске журнала Young Animal будет опубликована 358-я глава манги. Известно, что глава будет содержать цветные страницы.


Очень скоро после заявления LOicos в сети появился тизер главы, что подтверждает его слова. Судя по всему глава будет о Гриффите, название звучит примерно так: «Что случится с Гриффитом и бандой Сокола в столице?!»


Напомню, что с момента выхода последней главы, до появления информации о готовящейся новой главе, прошло 244 дня. Это значит что мы пережили второй по продолжительности перерыв в работе Миуры, ура.

«Берсерк» возвращается 26 апреля Берсерк, Кэнтаро Миура, Манга, Аниме

Источник.

3

Миура / Интервью 2019

Миура / Интервью 2019 Берсерк, Кэнтаро Миура, Длиннопост

Перевод сделан специально для паблика VK.COM/BEZERKER. Там же вы сможете найти полную версию интервью.


Оригинал интервью на японском: natalie.mu/comic/pp/younganimalzero


Перевод интервью Кэнтаро Миуры, которое он давал японскому сайту Comic Natalie, по случаю публикации новой манги «Дуранки» в 2019 году.


Новая серия комиксов «Дуранки» от Кэнтаро Миуры стартовала 9 сентября в первом выпуске журнала Young Animal ZERO (издательство Hakusensha). Мифологическое и историческое фэнтези «Дуранки» является кульминацией замысла, вынашиваемого Миурой долгие годы. Кэнтаро заявляет, что появление «Дуранки» приведет к увеличению скорости выпуска другого его произведения — «Берсерка», в данный момент публикуемого в журнале Young Animal (Hakusensha).


Comic Natalie [подраздел по манге на сайте Natalie — прим.пер.] провели интервью с Миурой о «Дуранки» и «Берсерке», чтобы узнать его истинные намерения. Мы также проникли в студию GAGA, где нам было показано место задумки и воплощения в жизнь «безумных зарисовок». «Uramichi Onii-san» от автора Кузэ Гаку, новая серия комиксов Рёко Фукуямы «Не скрывая крик», новая работа Ринсуке Ошикири «Hi Score Girl» и прочие, вместе с «Дуранки» на обложке журнала Young Animal, формируют состав опубликованных работ.


CN: Новая серия манги «Дуранки» — это «оригинальное произведение» Кэнтаро Миуры и студии GAGA, но каким образом работаете конкретно Вы?


Миура: Студия GAGA — это моя компания и я доверяю ассистентам закрашивать «Дуранки». В первой и второй главах я сделал раскадровку и эскизы, а после провел конечную корректировку.


CN: Что такое «корректировка»?


Миура: Есть ассистенты, которые рисуют линиями с очень сильным нажатием, также как и есть ассистенты, рисующие линиями с легким нажатием и т.д., рисунок у каждого свой, все их стили нужно объединить в один общий. Также я вмешиваюсь, если при рисовании какой-либо картинки у ассистента выходит «детская» рисовка c упрощением структуры или размытыми неряшливыми линиями. «Продюсировать» — это как быть режиссёром для рисованной анимации.


CN: Целостная картинка — это же то, что объединяет и гарантирует качество в целом. Сколько ассистентов сейчас работают с Вами?


Миура: Трое моих помощников ездят на работу в студию. Один работает удалённо.


CN: «Берсерк» ведь тоже рисуется ими, но в чем отличие производственного процесса?


Миура: Работая над «Берсерком», практически всё я делал сам — это и персонажи, и задние планы. Ассистентам же я оставлял работу над тонингом, зданиями, солдатами, частично задними планами и другим. На сегодняшний день они так же занимаются рисованием ландшафта.


CN: Сейчас «Берсерк» выходит не с каждым выпуском журнала Young Animal (Hakusensha), а со стартом «Дуранки» некоторые фанаты могли решить, что публикация «Берсерка» и вовсе откладывается.


Миура: Если говорить о раскадровке, то я работаю достаточно быстро. Главная причина задержки выхода глав — это моя скорость рисования. Мои ассистенты достаточно компетентны, но мне всё ещё приходится делать практически всю работу самому, и выпуск главы откладывается всё дальше. Кроме того, я надеюсь, что работая над «Дуранки», мои ассистенты станут опытнее, и я скажу им «всё отлично!». Если так и будет, то я возможно начну чаще использовать их при работе над «Берсерком», и тогда, надеюсь, новые главы «Берсерка» будут выходить чаще.


CN: Вы имеете ввиду, что Ваша роль в рисовании «Берсерка» может стать меньше?


Миура: Да, когда результат будет такого же качества. На самом деле я понял, что если доверю закрашивание «Дуранки» ассистентам, то успею намного больше. Когда-нибудь моими задачами в работе над «Дуранки» станут только раскадровка, заключительная проверка и высказывание идей на собраниях с персоналом. Думаю, что в моём возрасте я способен создать полезную систему для моих сотрудников, чтобы помочь им рисовать правильно, и мне кажется, что «Дуранки» — это действительно отличный шанс сделать это.


CN: Пожалуйста, расскажите нам, как Вы решили создать «Дуранки».


Миура: Работая над «Берсерком», у меня было много идей для другой манги. Но я не думал, что смогу реализовать их, потому что у меня совсем не было времени. В тот момент, где-то во время делового чаепития, я рассказал одну из идей редактору, и он сказал мне, что она интересная, а после предложил стать её автором, и заниматься только созданием сюжета и диалогов. Я собирался попытаться продолжить при условии, что я получу хорошую реакцию от редакторского отдела и прочих, поэтому я написал два блокнота для презентации, излагающей что-то на подобии сочинения. Они дали мне хорошую обратную связь. Так что, наконец, студия GAGA позаботилась о рисунке, но мне всё ещё не хватает рук. Сейчас я набираю персонал, но в наше время трудно найти таких ассистентов, которые ездят в студию и работают «с полной отдачей».


CN: Когда студия GAGA набирает людей, Вы предлагаете регулярные вакансии.


Миура: Да, так как студия GAGA публикует «Берсерка» и «Дуранки», мы предлагаем хорошую, стабильную работу. Мы не работаем «вчёрную». Мы отличаемся от большинства японских компаний. Я приветствую опытных и зрелых людей, и плачу им соответствующе. Раньше я также думал набирать ассистентов для «Дуранки».


CN: Расскажите мне больше...


Миура: Я хочу создать такую должность, с которой имя человека можно будет смело указать под названием студии. В студии GAGA должность ассистента — это отличная работа, которая позволит человеку рисовать то, что им нравится, и также хорошо зарабатывать. Что касается моих сотрудников: некоторые даже состоят в браке, некоторые купили хорошие квартиры в Токио, — они оттачивали свои навыки годами. Я думаю о том, стоит нанять больше ассистентов, которые могли бы заниматься черновиками или даже контуром. Я надеюсь, что «Дуранки» сможет этому поспособствовать.


CN: «Дуранки» — это повествование про миф с таким синопсисом: «Древний мир. Используй свою мудрость, чтобы создать новый миф». Главный герой по имени Ушумгал оказывается андрогином [гермафродитом — прим.пер.]: «не Бог и не человек, не женщина и не мужчина».


Миура: Когда я был в начальной и в средней школе, манга о мальчиках в мифической обстановке была очень популярна, например: «Тритон», «Арион», «Пигмалио» и т. д. Самым большим хитом был «Святой Сэйя». Прошло много времени с тех пор как у нас были подобные истории, и я захотел воплотить её в жизнь.


CN: У них всех были мотивы мифов Древней Греции.


Миура: Когда я был в начальной и в средней школе, манга о мальчиках в мифической обстановке была очень популярна, например: «Тритон», «Арион», «Пигмалио» и т. д. Самым большим хитом был «Святой Сэйя». Прошло много времени с тех пор как у нас были подобные истории, и я захотел воплотить её в жизнь.


CN: У них всех были мотивы мифов Древней Греции.


Миура: Вдобавок к этому, все главные герои были мужского пола и сексуальны. Материя [специальная броня святых в манге и аниме «Святой Сэйя» — прим.пер.] отличается, но Тритон и Орион носят что-то вроде мини-юбок, мальчики, показывающие свои открытые ляжки, играют активную роль в произведении. Я читал Тритона и смотрел аниме, в то время, как был учеником начальной школы, но даже у мальчиков тогда появлялся «зуд в одном месте» во время просмотра. Творец Томино [режиссер аниме «Морской Тритон» — это Ёсиюки Томино 富野 喜幸, в данный момент Ёсиюки (富野 由悠季) (т.е. он сменил иероглифы своего имени) — прим.пер.] такого явно не ожидал *смеётся*. И так получалось, что пока дети моего возраста развлекались, у многих мальчиков и девочек появлялось чувство некоего «свербения в паху». Такое необоснованное влечение теперь стало понятно: транссексуалы, кроссдрессеры и т. д. были поглощены культурой ранобэ, отомэ-игр и подобных вещей.


CN: По Вашим описаниям, чувство возбуждения от Тритона, Ориона и прочих было гермафродитно?


Миура: Да, я пересмотрел этих персонажей как гермафродитов в современном стиле. Я не совсем понимаю чувства современных молодых людей, но я хотел бы донести до них, что вещи, которыми я наслаждался были интересными. Это ведь тоже мода, не так ли? С моей точки зрения, современная мода имела некую популярность во времена шашек, Кодзи Киккавы и подобного *смеётся*.


CN: Сейчас мода на стиль эры 80-х.


Миура: Вроде: «Эм, маленький ребенок задирает доверху джинсы и манжет в брюки заправляет? Было время, когда говорили, что это не модно» *смеётся*. То же самое касается манги. Если раскопать и вплести то, что было популярно в прошлом, то мне кажется, что многие люди посчитают это интересным. И затем старики, по типу меня, смогут разделить удовольствие вместе с молодыми. Наличие андрогина может быть хорошей современной темой. Кроме того, в наше время существует много персонажей женского пола с мощной силой воли, как в «Холодном сердце» или «Безумном Максе: Дороге ярости», например, которые уже стали стандартом индустрии — моё творение также основано на них. Я думаю, что скоро на смену этому тренду придёт какой-то другой. Да и кроме того, я мог бы устроить неплохое волнение с подобной щепетильной темой.


CN: В кого же влюбится Ушумгал: в мужчину или женщину?


Миура: В точку! Если уж я рисую главного героя гермафродита, то я хочу исполнить это должным образом. У гермафродитов, которые красиво нарисованы, женственность более ярко выражена, и в большинстве они влюбляются в мужчин. Просто размышляя о том, чтобы сделать андрогина, у меня не было выбора, кроме как показать его любовь и с мужчиной, и с женщиной. Потому что я считаю, что андрогина можно описать только сделав это.


CN: То есть в «Дуранки» любовь станет важной темой?


Миура: Это тоже. На данный момент, выбрав этого гермафродита главным героем, мне необходимо отобразить любовь должным образом на постоянной основе. Но я не уверен, что я смогу хорошо это исполнить, так как я не смог достичь этого в «Берсерке».


CN: Эм, отношения Гатса и Каски..?


Миура: Хоть Гатс и Каска выглядят как любовники, но правда в том, что их отношения ещё до настоящего романа длились словно вечность *смеётся*.


CN: Отображение любви присутствует, но всё-таки мифология тоже является темой произведения?


Миура: Да. Я буквально только что продумал то, как совладать с персонажами из мифологии.


CN: Недавно была поднята тема об историях из греческих мифов, но ведь имя главного героя «Ушумгал» — это дракон из месопотамских мифов.


Миура: История «Дуранки» разворачивается в Анатолии. Анатолия называется Малой Азией — это регион точно по центру Европы и Азии.


CN: Поэтому появляются и слова из месопотамских мифов и такие слова греческих мифов, как «Олимп,» «хлеб» и прочие.


Миура: Верно. Эра Ушуму — это эра греческих мифов. Однако месопотамские и шумерские мифы относятся к старым мифам нашего мира. Также говоря вкратце о мифах, есть интересный момент: между одним и другим мифом существует разница в сотни лет. Ещё в связи с тем, что я рисую мифы, я немного всерьёз задумываюсь на тему: «Как же выглядит Бог?». Например, Инанна является богом, но как же она выглядит?


CN: Есть известный миф про «Нисхождение Инанны в подземный мир», где богиня шумерской мифологии спускалась к властительнице подземного мира, своей сестре Эрешкигаль.


Миура: Именно так. Могу сказать с уверенностью, что Инанна изначально была рождена, как сексуальный персонаж *смеётся*. Она является божеством древних людей, следовательно ей присвоены разные роли: она дерётся, но при этом является сексуальной сестрой и также обеспечивает обильный урожай. Инанна становится частью месопотамской мифологии и под именем Иштар часть её сил, отвечающая за сексуальность и битву, растет. Когда же она становится Афродитой греческой мифологии и Венерой римской мифологии, её способности расцветают «со взрывной мощью».


CN: Когда меняются времена и места, меняется и имя Бога, подчёркиваются различные аспекты роли.


Миура: Да, персонажи изменяются, но важные вещи остаются. Например, это близко к «Наезднику в маске», «Ультрамену» и прочим, аналоги которых со временем постоянно множатся. Вещи, которые делают люди не меняются со старых времен. Таким образом, в «Дуранки» я хотел бы продолжать следовать тому же пути развития, которому следуют боги, там где Ушуму, под влиянием разных факторов, не имеет возможности действовать, вплоть до современных мифов.


CN: В «Дуранки» будет показана реальная мифология?


Миура: Эпизоды мифов, персонажи и прочее я делаю как есть, однако, данная эра также объединяет в себе немного разрозненные моменты из мифологии. Я думаю, что хотел бы иметь возможность не делать всё «точно по учебнику», а рисовать примерно на половину вымышленный и на половину настоящий мир. Использовать исторический факт стоит при условии, что он находится в эпохе с интересными сюжетами, а историю и миф можно объединить.


CN: Я вижу, что граница между мифическим и историческим периодами не ясна, как в случае с «Кодзики», самой старой книгой истории в Японии. Похоже, что здесь есть много места для творчества, и это выглядит интересно.


Миура: Это так? На самом деле, на начальном этапе, я думал о путешествии во времени для современного ребёнка в мифическую эпоху. Но я думаю, что мир уже перенасыщен историями с реинкарнациями из другого мира *смеётся*. Казалось, что такая история не будет выделяться, поэтому я изменил всю структуру. Итак, «Дуранки» можно охарактеризовать как мифическое и историческое произведение.


CN: Конечно, потому что это почти другой мир, если это путешествие в древний миф. Отбросив путешествие во времени, миф и историю, что изменилось больше всего?


Миура: Я не знаю, правильно ли это, но если герой путешествует во времени или перерождается в другом мире, нельзя не учесть фактор «герой преуспевает, имея современные знания». Я тоже хотел это отразить. Но если я сделаю это сейчас, мне интересно, станет ли это непреднамеренно скучным. Вот почему Усум — главный герой, который знает, как процветает знание и мудрость, но вместо того, чтобы повторно использовать современные знания, как они есть, Усум должен сам придумать некоторые великие идеи. Для того, чтобы придумать технологии и оборудование, необходимо нарисовать поток этой идеи. Я думаю, что «создание чего-то неизвестного» становится развлечением, и я думаю, что это настоящее удовольствие.


CN: Нам известно, что сейчас вы работаете в цифровом формате, как в цвете, так и в чёрно-белом варианте. Когда это началось?


Миура: Около 2015 года. С тех пор как истинная форма Ракшаса была раскрыта.


CN: Вы имеете в виду главу из 38 тома.


Миура: До оцифровки я некоторое время делал «копию карандашом». Я рисовал карандашом, копировал ручкой для жирных линий и, наконец, тонировал. Так я делал, когда мы были на арке с пиратами.


CN: Почему Вы делали «карандашные копии» своих работ?


Миура: Чтобы ускорить процесс рисования. Сначала я попробовал на «Гигантомахии», а затем стал использовать и в «Берсерке». Но ускорить процесс не удалось, и у меня не получалось делать достаточно жирные линии, как ручкой. В плане линий это не было удобно. После долгих размышлений, я решил перейти на цифровой формат, вместо того, чтобы снова браться за перьевую ручку.


CN: Во время нашей беседы, Вы несколько раз упомянули скорость рисования. Позвольте спросить у Вас и об этом.


Миура: Рисование для меня словно болезнь. Другими словами не сказать.


CN: Что касается Эльфхельма в 39 томе: Вы изобразили невыразимый словами уровень детализации.


Миура: Масштаб эльфов оказался вне моих вычислений. Осознать, что одна панель упичкана персонажами по типу Пака, на самом деле, было немыслимо *смеётся*. К тому же, я хотел сделать разной реакцию каждого из них, потому что все они обладают разными характерами.


CN: До какого момента Вы продолжаете рисовать?


Миура: Я и сам не знаю. Когда я слышу звон «диииинг» где-нибудь. Иногда я замечаю, что звонок «звенит...» *смеётся*.


CN: По какой причине Вы так много рисуете?


Миура: Потому что я полюбил это. Во времена «эры барокко в манге», когда вышло много хорошей манги вроде «Акиры» или «Кулака Полярной звезды», я был во впечатлительном возрасте. И мне нравятся панели в манге, которые ведут в иные миры, будто окна, позволяющие нам подглядеть в другой мир, где что-то должно быть. Я также хотел прочувствовать как можно больше слоёв создаваемой там атмосферы.


CN: Могу ли я сказать, что Вы рисуете, потому что хотите увеличить разрешение мира, который мы видим в этих окнах?


Миура: Да. В манге многие вещи обычно остаются вне кадра, но манга, которой я был очарован в старшие классы, не была такой. Когда я читал «Кулак Полярной звезды», которую нарисовал Хара-сенсей, его дух: «Я рисую эту панель с такой энергией!», — был передан мне. Я думаю, что в этом основная суть. И я всё ещё надеюсь, что я чувствую это и в «Берсерке». Хороший рисунок — это доказательство того, что в него вложено много усилий, много времени было посвящено в проект, не так ли? В наше время считается, что посвящённое время имеет высокую коммерческую ценность. Поэтому я надеюсь, что мы найдем здесь ценность.


CN: Например, вы используете штриховку для передачи градиентов на плаще и броне Гатса, в то время как принято закрашивать их равномерно. Чего Вы хотели добиться этим?


Миура: Во всех вещах есть мелкие детали, как и в одежде. Например, это ткань и нить. Каждый материал имеет свою собственную поверхность. Я хочу, чтобы они почувствовали эти детали, как бы между строк манги.


CN: Изменил ли переход на планшет вашу манеру рисования манги?


Миура: Да. Я понял, что могу использовать это, как удобный инструмент, потому что теперь я могу делать что-то вроде бесконечного приближения изображения, чтобы понять, смогу ли я рисовать буквально «точка к точке»? Хах? Хах?! *смеётся*. Во время редактирования, несколько раз я чувствовал, будто кто-то хватает меня сзади и говорит: «Сенсей! Пожалуйста, остановитесь!». Я был просто в шоке и мне пришлось воздержаться от безумных желаний.


CN: Хахаха *смеётся*.


Миура: Мори [Мори Коджи, друг Миуры со времен старшей школы — прим. пер.] частенько говорил: «Хорошо, что ты пока не достиг этого». И я решил пока отказаться от такой затеи. Сейчас я понимаю, что мои рисунки — это часть моей личности. И я просто надеюсь, что уровень мастерства моей студии повысится, благодаря работе над «Дуранки», а после я смогу применить это на «Берсерке».


CN: В 40 томе «Берсерка», Каска наконец-то пришла в себя. Многие фанаты ждали и желали этого.


Миура: Меня тоже переполняют эмоции. Тем не менее, с этого момента у Каски начинаются реальные проблемы. Ей предстоит провести самоанализ, многое переосмыслить, и понять, что с ней произошло. Ей предстоит справиться с тем, что с ней сделали монстры или Гриффит.


CN: Другими словами, думаю, этот процесс необходим для восстановления Каски. Если честно, многие ожидали, что она полностью выздоровеет, когда придет в сознание, но для героев в «Берсерке» легких путей не бывает. Мне кажется, что все должны быть готовы к этому.


Миура: Это действительно так, потому что я рисую настоящих людей. Я должен реалистично отобразить поведение человека в подобной ситуации, ведь так история будет привлекательнее для читателя.


CN: Этот вопрос немного сложный... Вы рисуете «Берсерка» с 1989 года и Вы никогда не уставали от этого?


Миура: Нет, никогда. Каждый раз я чувствую себя так, будто я рисую что-то новое. В процессе рисования «Берсерка» мне никогда не было скучно, и ни одна глава не заставляла меня думать, что я некачественно поработал. Вероятно, потому что в этой манге, не повторяются одни и те же шаблоны. Над основными темами иногда приходится «усердно поработать» [он использует звукоподражание — прим.пер.], а затем я перехожу к следующей теме. Каждый раз, работая над чем-то новым, я снова бросаю себе вызов. Я думаю, что те, кто рисует эпичную и длинную мангу, никогда не устанут от этого…


CN: Бывают ли какие-то трудные моменты?


Миура: На самом деле рисовать мангу всегда приятно, хотя и у меня бывают с этим проблемы. Иногда бывают вещи, над которыми неприятно работать, но я стараюсь получать удовольствие всё равно. В противном случае, я бы не смог продолжать работать над своей мангой так долго *смеётся*. Сама работа над мангой не приносит мне никаких эмоций, кроме положительных. Я рисую весь день и иногда это нарушает мой образ жизни. Эх, сейчас, когда я задумываюсь об этом, я понимаю, что мне нужно время. Я старею, и мне не так долго осталось, моё тело уже не то что раньше. Иногда от таких мыслей бывает больно...


CN: В таком случае, вы бы могли переродиться, будь у вас Бехелит *смеётся*. Если взять весь сюжет «Берсерка», где мы находимся сейчас?


Миура: Возвращаясь назад. С возрождением Каски арка «Фантазия» постепенно близится к завершению. Надеюсь, дальнейшее развитие событий оставит вас в изумлении. Пожалуйста, насладитесь им совместно с «Дуранки».

Показать полностью

«Мы разрабатываем системы для дронов, которые автономно летают на высоте до 12 метров». Студент-технарь тестирует UltraWide-монитор

Месяц учебы на Пикабу завершился (и уже начался Месяц аудио и музыки). Вы читали про сайты для самообразования и, возможно, даже попытались самостоятельно сделать стикерпак для телеграма. Но какой месяц учебы без главных страдальцев героев. На этот раз UltraWide-монитор 38WK95C испытывал в работе студент Московского Политеха и сотрудник Сколковского института науки и технологий.


Меня зовут Егор и, как вы уже поняли, я студент. Специализация моей кафедры — анализ больших и открытых данных. Жизнь современного студента технического вуза — это не только учеба с утра до вечера (и тусовки с вечера до утра). В моем случае много времени отнимают научная деятельность и работа. Я программист в стартапе аспирантов лаборатории космической интеллектуальной робототехники Сколковского института науки и технологий. Попробую объяснить, как до этого дошел и чем занимаюсь.

«Мы разрабатываем системы для дронов, которые автономно летают на высоте до 12 метров». Студент-технарь тестирует UltraWide-монитор Длиннопост

Робототехникой я увлекся еще в школе. С первого занятия затянуло, так роботы стали главным хобби. Регулярно участвовал в разных российских и международных соревнованиях, получал награды, копил опыт.


Сначала меня позвали в команду Сколтеха по робототехнике, а после соревнования Eurobot — взяли работать в лабораторию. Наш стартап направлен на автоматизацию инвентаризации складов. Мы производим целые системы — от гаек и кусков железа до реальных роботов. Потом все это внедряют на склады, чтобы обеспечить безопасность. Конкретно я в этом проекте отвечаю за разработку систем навигации и локализации для мобильных роботов и дронов. Недавно, например, написал систему локализации дрона с помощью нейронной сети. Теперь дрон по картинке с камеры понимает, где он находится: сам определяет расположение объектов и корректирует свою позицию.

«Мы разрабатываем системы для дронов, которые автономно летают на высоте до 12 метров». Студент-технарь тестирует UltraWide-монитор Длиннопост

Иногда я провожу за компьютером по 6-8 часов в день. Если завал на учебе, то и вовсе по 12 часов. Так что предложение ребят из Пикабу протестировать ультраширокий монитор от LG было кстати.


Монитор доставили прямо на работу, в лабораторию робототехники. Распаковал коробку, а там: гигантский изогнутый экран, куча разных кабелей и пачка инструкций. Честно сказать, с техникой я не то чтобы дружу. С алгоритмами, большими данными и дронами у меня точно лучше. Поэтому слегка напрягся при мысли, что сейчас мне предстоит самому устанавливать эту громадину.


Установка монитора заняла от силы минут 15 – даже у человека с такими кривыми руками, как у меня. Поначалу кажется, что тонкая ножка не выдержит громадину, но нет – стоит надежно, а место на столе будто бы и не занимает. Подставка регулируется: можно изменить высоту и угол наклона. У меня чувствительные глаза, чуть что — сразу режет и слезятся. Поэтому тут выставляю четкое на уровне глаз. Следующий шаг – настройка изображения. С помощью кнопки-джойстика открыл меню для доступа ко всем цветовым настройкам. Тут раздолье: режим для просмотра кино, работы с фотографией, приглушенного света в комнате. Я выбрал обычный пользовательский.

«Мы разрабатываем системы для дронов, которые автономно летают на высоте до 12 метров». Студент-технарь тестирует UltraWide-монитор Длиннопост
LG 38WK95C
Диагональ — 37,5’’;
Разрешение — 3840х1600;
Соотношение сторон — 21:9;
Макс. частота обновления кадров — 61 Гц;
Время отклика — 5 мс;
Подсветка, HDR 10, изогнутый экран, антибликовое покрытие.

Учусь я на кафедре анализа больших и открытых данных, а это значит, что нужно постоянно читать (и анализировать!) графики и таблицы исходных данных. Когда привезли монитор, я дописывал отчет по летней практике. Как это выглядит? Пара десятков открыток вкладок в браузере и несколько программ: Jupyter Notebook, Gazebo simulator, Rviz, Pycharm, GIMP. На стандартном экране между ними пришлось бы все время переключаться (это раздражает). Тут я оценил одно из преимуществ 21:9 мне удалось разместить почти все программы на одном экране. Копировал текст, графики, параллельно подглядывал на другие отчеты или требования к ним. На экране даже нашлось местечко для YouTube – ну чтобы писать отчет было веселее.

«Мы разрабатываем системы для дронов, которые автономно летают на высоте до 12 метров». Студент-технарь тестирует UltraWide-монитор Длиннопост
LG 38WK95C с разрешением QHD+(3840x1600) дает в три раза больше рабочего пространства, чем в привычном разрешении 1920х1080. Специально для просмотра и обработки информации.

Это что касается учебы. Разработка роботизированных систем тоже занимает прилично времени и места на мониторе: открыто много скриптов, визуализатор данных с робота, терминал с логами и другие окна. Начинается все с анализа на бумаге. Затем пишутся первые простейшие скрипты, которые отлаживаются в симуляции (сам сделал). Дальше вводим фичи, вновь проверяем в симуляции. Да, симуляция нужна почти на каждом шагу, все-таки мы работаем с дроном, который автономно летает на высоте до 12 метров, — цена ошибки велика.


Так рождается система — автономная мобильная платформа для зарядки дрона и его перевозки на большие расстояния и сам дрон, который автоматически сканирует места, где человеку опасно работать.

«Мы разрабатываем системы для дронов, которые автономно летают на высоте до 12 метров». Студент-технарь тестирует UltraWide-монитор Длиннопост

В лаборатории все коллеги работают за стационарными компьютерами, но моей обновкой все равно интересовались: откуда взял? А изогнутый экран не мешает? Может нам тоже такой приобрести? Не могу однозначно сказать, работал ли я быстрее. Но если вам необходимо открывать несколько окон с таблицами и графиками, широкоформатный монитор явно не помешает. Как минимум это удобно.


Читайте также:

4 инструкции, которые научат вас создавать гифки, ремиксы и стикеры в телеграме

9 нескучных сайтов для самообразования

Посты пикабушников про учебу

Показать полностью 4
Отличная работа, все прочитано!