zakatsmol

zakatsmol

На Пикабу
поставил 560 плюсов и 22 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу
3773 рейтинг 15 подписчиков 30 подписок 58 постов 13 в горячем

Меня трясло от возбуждения: кто выстрелит первым? Т-34 или немецкая САУ?

Под утро раздался громкий шум моторов, который возвестил о неминуемой танковой атаке советских войск. Ориентиры для артиллерии у нас были намечены заранее, поэтому мы сразу открыли огонь из всех имевшихся в нашем распоряжении орудий. Дело пошло, и я уже собирался сигануть в окоп, но не успел. Снаряд разорвался прямо в окопе, комья земли невежливо ударили в лицо. Окоп оказался засыпан, но осколки миновали меня. Я бросился на землю, успев заметить, что наши пехотинцы, находящиеся в передней траншее, ждут начала атаки русских и не идут вперед. Ход событий принимал серьезный оборот.


Наши орудия прекратили огонь, и в ту же минуту советские "тридцатьчетверки" ринулись в атаку. Они выскочили из укрытий и понеслись к нам, а за их железными спинами побежала пехота. Многие красноармейцы уселись на танки позади башен и ехали бесплатно. Вот они приблизились к заранее пристрелянной точке на поле, и я приказал открыть огонь. Наша батарея ожила с ужасным грохотом, а снаряды с истошным воем устремились прочь и накрыли иванов ужасом и смертью. Взрывная волна сдула русских ватников с танков и заставила выживших этот удар залечь в поле, а Т-34 продолжили движение без них.


Огневой мощи нашей артиллерии не хватило, и танки противника ворвались на наши позиции, раздавив немецкую пехоту. Если бы у нас были противотанковые пушки, иваны так легко не прошли бы нашу линию обороны, но об этом командование не побеспокоилось. Я, как наблюдатель, стоял на расстоянии сотни метров от первой линии наших траншей, но в этот момент даже ко мне русские приблизились на опасное расстояние, а их явное превосходство не предвещало ничего хорошего. Те, кому удалось выжить в передних окопах, в панике бежали назад, и ничто не могло остановить их. Я побежал в деревню, которая находилась за моей спиной, так как на месте нашей позиции оставаться больше было нельзя.

Меня трясло от возбуждения: кто выстрелит первым? Т-34 или немецкая САУ? История, Великая Отечественная война, Воспоминания, Длиннопост

Русская пехота продолжала лежать в поле, ища себе укрытие, а я не отдавал приказа прекратить огонь нашим пушкам. От иванов там в поле мало что осталось, но танки русских стали для нас проблемой. Они уже вылезли на шедшую из деревни дорогу и стремительно приближались к нашей артиллерийской батарее, продолжая стрелять на ходу. Один Т-34 появился в непосредственной близости от меня, и я бросился во двор стоявшего слева дома. Там был окоп, и пока танк разворачивался, чтобы начать меня преследовать или срезать из пулемета, я прыгнул в этот окоп. Т-34 поехал на меня, и я понял, что сейчас он начнет меня хоронить живьем, закапывать гусеницами в могилу, в которую я сам залез. Но окоп оказался слишком узким, и гусеницы не могли продавить его на достаточную глубину. Спасибо русским танкистам, они не стали крутиться на окопе, чтобы заровнять его, а двинулись дальше. Видимо, я оказался слишком несущественной целью в том хаосе, который творился вокруг. С трудом через какое-то время я смог себя, частично закопанного, откопать руками, и выбрался на белый свет.


Я вышел на окраину деревни и увидел нашу самоходку, которая выезжала на улицу. Она встала в конце улицы с явным намерением вести огонь вдоль нее. Тут же откуда-то с бокового двора вылез русский Т-34 и встал около нее. Видимо, экипажи самоходки и танка не видели друг друга, так близко они стояли. Я побежал к самоходке, крича и размахивая руками: "Русский танк! Вон он!" Немецкий наводчик, наконец, увидел "тридцатьчетверку" рядом с собой и начал поворачивать пушку, но угла поворота не хватило. У немецких САУ был маленький угол поворота башни, и они поворачивались к цели всем корпусом бронемашины. Меня трясло от возбуждения: кто выстрелит первым? Самоходка, наконец, развернулась и ее дуло теперь смотрело прямо на русский танк, до которого было всего несколько метров. Выстрел! Т-34 вспыхнул, но сама самоходка тут же получила снаряд откуда-то сбоку, из другого советского танка. Меня отбросило взрывной волной в соседние кусты, так близко я стоял, а две бронемашины, враждебные друг другу, стояли рядом и горели. Я оглох и получил контузию. Много дней после того боя я ничего не слышал, и только через месяц слух понемногу начал возвращаться ко мне.

Остальные русские танки пронеслись вихрем через деревню, стреляя во все стороны, и выскочили с другой стороны, нарвавшись там на батарею немецких 88-миллиметровых орудий, которые были выставлены на стрельбу прямой наводкой. Вот это было представление! Танки ватников подожгли один за другим, никто не успел ретироваться. Потом еще одну группу советских Т-34 постигла та же участь. Первая группа не могла предупредить их об опасности, так как не имела радиосвязи. Еще несколько русских танков напали на наш штаб, и наши "штабные крысы" так испугались, что спрятались в выгребной яме и все перепачкались. Исподтишка мы потом забавлялись над ними. Один русский танк вырвался к стоянке наших пушек и наехал на одну из них, но раздавить не смог и застрял верхом на ней. Прямой наводкой без сожаления наши артиллеристы расстреляли его.


В феврале 1942 года фронт окончательно остановился, так как силы красной армии иссякли. Мы весь февраль вели оборонительные бои около Ржева. А после весенней распутицы нас вывели в тыл на отдых. За бои с октября 1941-го по февраль 1942-го года я получил несколько наград, среди которых была медаль "За мороженое мясо" ("Медаль за зимнюю битву на Востоке" - прим). Она не очень сильно ценилась среди офицеров, но я храню ее до сих пор...


1942 год, отступление с боями от Москвы.


взято здесь:https://zen.yandex.ru/media/whatsupinhistory/menia-triaslo-o...

Показать полностью 1

Пришел в ночь на работу, пошел руки помыть, а тут позитив.

Пришел в ночь на работу, пошел руки помыть, а тут позитив. Юмор, Позитив
Показать полностью 1

Падение бастиона немецкого духа

События под Кенигсбергом можно условно разделить на пять стадий, из которых сам штурм были лишь завершением.

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Немецкие позиции на подступах к Кенигсбергу. Надпись гласит: «Мы отстоим Кенигсберг». Пропагандистское фото


Стадия 1


Советские войска подошли к рубежам Восточной Пруссии в конце августа 1944 года. Войска были измотаны, и, поскольку впереди лежала одна из самых укреплённых провинций Германии, командование решило не продолжать наступление. В это время немцы стали активно готовиться к обороне. Сооружались различные заграждения, минные поля, зоны затопления, траншеи, доты и противотанковыми надолбы, прозванные «зубами дракона». В Кёнигсберге имелись целые подземные заводы, склады и арсеналы. Было подготовлено три оборонительных позиции. Первое кольцо в шести-восьми километрах от центра города включало в себя пятнадцать фортов с артиллерийскими орудиями, связанных траншеями с противотанковыми рвами, минными полями и проволочными заграждениями. Каждый форт являл собою крепость с гарнизоном из трехсот человек. По краям города шла вторая позиция, опиравшаяся на каменные здания, железобетонные огневые точки, наскоро возведенные баррикады. Третья линия обороны в центральной части города включала старую крепость и постройки вокруг нее. Подвалы большинства домов связывались подземными ходами, а окна были переделаны под амбразуры.


Геббельс во всеуслышанье объявил Кенигсберг неуязвимой крепостью. Он писал, что «большевики обломают себе зубы о её гранит».


Стадия 2


C 25 по 27 января Красная армия прошла 50 километров из района Тапиау до деревеньки Лаут, западной окраины Кенигсберга. А на юге города 11 гвардейская армия остановилась на берегах залива Фришес-Хафф. Это позволило отрезать крепость от полевых войск четвертой немецкой армии и перекрыть главные пути снабжения. Кенигсберг мог повторить судьбу Ленинграда. Поэтому 27 января десятки тысяч мирных жителей ринулись прочь из города. Несмотря на сильный мороз, они уходили в порт Пиллау, чтобы попытаться спастись оттуда на кораблях. Но уже к 30 январю все дороги были перекрыты.

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Кенигсберг, немецкий ДЗОТ в районе Хорст Вессель парк

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Кенигсберг, противотанковые заграждения



Стадия 3


К началу февраля Кенигсберг был окружен. Однако с юга вдоль кромки побережья немецкая танковая дивизия смогла пробить узкий проход, своеобразный вариант «дороги жизни». Каждый день русские войска атаковали идущие к Кенигсбергу обозы.


Генерал Александр Горбатов так описывает сложившуюся ситуацию: «Что делалось на берегу залива! На 3-4 километра от воды все было завалено машинами, повозками, груженными военным имуществом, продовольствием, предметами обихода. Рано утром я видел на берегу сотни мешков кофе, тысячи ящиков с консервами, лежащих на бруствере траншей...».


Тем не менее, голод Кенигсбергу не грозил. Море было в руках фашистов, и только авиация русских в дневное время мешала подвозу. Беженцы, которые добрались до порта Пиллау, почти жалели об уходе из Кенигсберга. Места для всех в маленьком городке катастрофически не хватало, а эвакуация морем протекала медленно. К тому же в районе постоянно дежурили советские подлодки. На севере, где расположилась 39 армия, русские ограничились тем, что укрепляли позиции.


Стадия 4


Возможно, немцев в Кенигсберге не тронули бы до конца войны. Силы нужны были на других фронтах. Но 18 февраля войска Земландской группировки и гарнизон Кенисберга решили устроить прорыв. Это была совершенно бессмысленная операция, так как даже объединившись, обе группировки все равно оставались в окружении. Акция провалилась, и опять настало время затишья. Но теперь уже Советы готовили штурм. На вражескую территорию был отправлен не один десяток диверсионных групп, из которых почти никто не выжил. Среди агентов встречались и германские перебежчики. Диверсанты доставляли информацию об укреплениях Кенигсберга. Позже был изготовлен огромный макет города, площадью свыше 30 квадратных метров со всеми домами, улицами и укреплениями. По нему командиры отрабатывали план штурма крепости.


Было решено ударить по Кёнигсбергу одновременно с севера и юга. Также необходим был сковывающий удар по Земландской группировке фашистов и городу Пиллау. Операцию возглавил маршал А.М. Василевский. Воздушными силами лично руководил А.А. Новиков - главный маршал авиации. Во главе немецких войск стоял комендант города, потомок онемеченных дворян Верхней Силезии, пехотный генерал Отто фон Ляш. Его гарнизон состоял из четырех дивизий пехоты, нескольких охранных полков и батальонов фольксштурма. Всего чуть более 130 тысяч человек, четыре тысячи орудий и минометов, около сотни танков и штурмовых орудий, 170 самолетов. Для проведения наступления русские войска привлекли свыше 5 тысяч орудий и минометов, 413 САУ, 125 танков. По самолетам преимущество было подавляющим – 2400 штук. Специально для атаки укреплений были сформированы штурмовые группы и отряды, состоящие из стрелков и пулеметчиков, артиллерийских орудий небольшого калибра, пары танков или самоходок, минометчиков, саперов и огнеметчиков. Тщательно подготовился к предстоящей операции Балтийский флот. По железной дороге на реку Прегель были доставлены бронекатера. Подлодки и торпедные катера должны были изолировать кенигсбергский гарнизон, препятствуя его эвакуацию морем. Инженерным войскам было поручено создавать проходы для танков, артиллерии и прочей техники, разминировать улицы города и строить переправы через Прегель и другие многочисленные каналы.

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Кенигсберг, немецкие траншеи

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Кенигсберг, Фридрихсбургские ворота после штурма. На переднем плане видны баррикады

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Немецкий пулеметный расчет на позиции у крепостной стены перед водяным рвом. На заднем плане башня «Дона». Казенную часть пулемета MG-34 солдаты разобрали для чистки



Стадия 5


Советское командование вынесло урок из кровопролитного прорыва линии Маннергейма, а также, очевидно, понаблюдало за американцами, которые абсолютно все впереди превращали в пыль, прежде чем начать движение. Поэтому штурму Кенигсберга предшествовало четырехдневное разрушение сооружений противника.


6 апреля 1945 года, после трех часов артиллерийского огня начался штурм пехотой и танками. Тяжёлая артиллерия сосредоточилась на фортах расположенных в направлениях атаки. В то утро по врагу было выпущено более 1300 вагонов артиллерийских снарядов. Основные силы русских обходили форты стороной. Ими занимались стрелковые батальоны при поддержке самоходок и саперов, применявших взрывчатку. Немецкие войска оказали упорное сопротивление. В контратаку пошла немецкая пятая танковая дивизия при поддержке отдельных пехотных и противотанковых соединений. Погодные условия не дали возможности поучаствовать в сражении в тот день авиации, тем не менее вечером советские войска прорвали первую полосу укреплений и подошли к окраине Кенигсберга.


7 апреля ожесточённые бои перешли в сам город. Русские настойчиво пробивались к центру. Эти бои были одними из самых страшных за всю Великую Отечественную. Немцы сражались уже не за фюрера, но за родной город, за близких людей.


На многих домах висели плакаты с надписями: «Мы никогда не капитулируем!».


С рассветом советская авиация начала интенсивные действия. Мощным авиаударам подвергся город-порт Пиллау, где были расположены военные и транспортные корабли врага. За день советские самолеты сбросили 1658 тонн бомб. Но кровопролитные бои не утихали даже с наступлением ночи.


В течении 8 апреля войска защитников Кенигсберга были разделены на части и окружены, связь между ними отсутствовала. Удары советских летчиков достигли максимальной силы, превысив 2000 тонн бомб разного калибра.

9 апреля немецкие войска продолжали из последних сил удерживать центр и восточные районы города.


«Город горел. Сплошной дым. И все равно было сопротивление. Там еще столько наших погибло», – со слов одного из участников событий.


К вечеру, когда был захвачен Королевский замок, Отто фон Ляш подписал акт о капитуляции. Это было бессмысленно, так как разбитые войска сдавались без приказа. Когда немецкий штаб вышел из бункера, то все были просто ошеломлены, так как величественного города больше не существовало.


10 апреля были уничтожены последние очаги сопротивления, а на башню Дер Дона водружено Знамя победы. В плен было захвачено 93 тысячи немецких солдат и офицеров, около 40 тысяч убито. В руки победителей попало более двух тысяч орудий, 1500 минометов и 128 самолётов. Дорогой ценой обошелся штурм Кенигсберга и для советских войск. Потери составили около 60 тысяч человек убитыми и ранеными. Большой урон советская армия понесла в технике.


Вот так за три дня штурма пала сильнейшая крепость Германии. А ведь у немцев были опытные, закаленные в боях офицеры, энергичные и послушные солдаты. Однако в жестоком поединке в городских развалинах, когда не от кого получать приказы, когда каждый сам себе хозяин, немецкий солдат сильно уступал русскому. И это во многом зависит от нашего национального характера. Немцы не смогли одолеть нас в Сталинграде, хотя до Волги было сто метров. Они вообще не смогли долго оборонять ни одну свою крепость или большой город. Данциг, Познань, Кольберг - тому подтверждение. Эти города пали в жестоких, но коротких боях.


В результате проведенной операции был сломан хребет сопротивлению немцев в Восточной Пруссии. Земландская группировка была разгромлена 25 апреля. Гитлер был в ярости. Ведь Кенигсберг был любимым городом Великого Фридриха, перед которым фюрер благоговел и преклонялся.


По завершению операции в Москве состоялся грандиозный салют. Все участники сражения были удостоены медали «За взятие Кенигсберга», 98 воинских частей обрели звание «Кёнигсбергские», а 216 бойцам было присвоено звание Героя Советского Союза.

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Кенигсберг, баррикада на улице

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Советские солдаты проходят через немецкий населенный пункт на подступах к Кенигсбергу

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Советская пехота при поддержке САУ СУ-76 атакует немецкие позиции в районе Кенигсберга

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Советские бойцы ведут уличный бой на окраине Кенигсберга. 3-й Белорусский фронт

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Советская САУ ИСУ-152 «Зверобой» на улице взятого Кенигсберга. Справа в колонне — советская САУ СУ-76

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Подбитое в Кенигсберге немецкое штурмовое орудие StuG III. На переднем плане убитый немецкий солдат

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

После боя в районе Кенигсберга. Разбитая немецкая техника, убитые лошади

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост
Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Немецкие солдаты и офицеры, взятые в плен во время штурма Кенигсберга

Падение бастиона немецкого духа Великая Отечественная война, История, Длиннопост

Советские военнослужащие-участники штурма Кенигсберга — перед отправкой домой

Автор: Игорь Сулимов

источник:https://topwar.ru/17788-padenie-bastiona-nemeckogo-duha.html

Показать полностью 16

Как советский спецназ с ливанскими боевиками разговаривал

Сентябрьским днём 1985 года машины с неизвестными террористами подрезали две машины советского посольства в Ливане с находившимися в них врачом Николаем Свирским, вице-консулом Аркадием Катковым и сотрудниками резидентуры внешней разведки Олегом Спириным и Валерием Мыриковым. Их затолкали в машины и увезли в неизвестном направлении, причём Аркадий Катков был ранен, ему вовремя не оказали помощь, у него началась гангрена, и его расстреляли.
Как советский спецназ с ливанскими боевиками разговаривал Война в Афганистане, Длиннопост, История
Наши спецслужбы определили, что исполнителями похищения были палестинцы. Возможно, заложники содержались в Баальбеке. Заправлял палестинскими бандитами помощник Ясира Арафата по прозвищу Гиена, имя у него было Имад Лугние. Вскоре Гиена вышел на наше посольство и выдвинул ультиматум: Советский Союз должен надавить на президента Сирии Хафеза Асада, чтобы он прекратил операции в Северном Ливане и оставил эту территорию за палестинцами.


В то же время здание посольства окружили палестинские боевики. Они заявили, что начнут штурм и расстреляют не только тех, кого похитили, но и всех сотрудников посольства. Вот такие «верные друзья». Посол доложил об этом на самый высокий уровень, после чего вышел на телефонный разговор с Ясиром Арафатом и спросил его, как же он может так поступать со своими друзьями:

— Кроме того, господин Арафат, вы же представляете, что ваша угроза насчёт штурма посольства просто нереальна, потому что в Ливане располагается, как вы знаете, около ста тысяч бойцов регулярной сирийской армии, которые в любую минуту придут нам на помощь. Прошу учесть этот фактор и более в таком непозволительном тоне со мной не разговаривать. И передайте это вашему помощнику Гиене (посол специально раскрыл Арафату, что знает боевую кличку Лугние), чтобы он забыл слово «ультиматум» в отношениях с представителями Советского Союза.

Разговаривал наш посол нарочито резко. Потом он в приказном тоне потребовал освободить наших дипломатов и снять осаду с посольства. Специальная аппаратура позволяла слушать и после того, как положили трубку. Арафат об этом не знал. После разговора, уверенный в том, что мы его не слышим, он сказал своим подчинённым, чтобы они ни в коем случае заложников не отпускали, посольство не разблокировали, пока сирийские войска не выйдут с севера Ливана

Советник начальника разведки продолжал свой рассказ:

— Именно поэтому Андрею Рогову было поручено провести рекогносцировку местности на предмет нахождения заложников в Баальбеке для обеспечения возможности проведения силовой операции по их освобождению, а Рогов после первой неудачной попытки обратился к нашему главному, и уже он решил задействовать нас.


Я возмутился:


— Как же Ясир Арафат решился пойти на такие действия против нас, ведь мы его и в руководители ООП выдвинули, и в большом объёме оказываем экономическую и военную помощь? Сколько миллионов мы в него вложили! Его боевики используют только наше оружие, которое в основном было им поставлено безвозмездно.


— Никто этого не понимает, даже наше высшее руководство. Но в то же время терять контроль над палестинским движением нам никак нельзя. «Вымпел» в Ливане.


Именно по этой причине наше высшее руководство приняло смелое и беспрецедентное решение. По приказу Юрия Андропова выполнение этой задачи решили поручить только что созданной группе «Вымпел». Контролировать операцию он поручил генералу Юрию Ивановичу Дроздову.


Группа из десяти человек тайно прибыла в Ливан. Впервые для нашей военной доктрины и разведки решили действовать по методу устрашения. Как и с кем они общались, до сих пор неизвестно. Есть предположение, что разведка получила данные от лидера друзской общины Валида Джумблата. Он сообщил места, где находятся лидеры группировки, захватившей наших заложников. А может, наша служба связалась с израильской разведкой МОССАД, такое тоже могло быть.


Потому что принципы действия группы «Вымпел» вполне соответствовали принципам действия спецгрупп МОССАД. Неожиданно для палестинцев кто-то вдруг стал убивать ближайших соратников Ясира Арафата и Гиены. Одного за другим уничтожили больше десяти командиров. А потом Гиене прислали письменный ультиматум, причём письмо принёс ему какой-то мальчик, то есть дали понять, что знают, где он находится. В этом письме было написано, чтобы Гиена сам выбрал следующую жертву, если он не отпустит советских заложников.

И Гиена понял, что, поскольку вышли на него, жертвой, скорее всего, станет он сам. И в один прекрасный день в ворота советского посольства в Бейруте постучали три бородатых человека — наши дипломаты. Осада с посольства тоже была снята. После этого спецгруппа исчезла так же незаметно, как и прибыла. Насколько я знаю, Ясир Арафат рвал и метал от злости и бессилия, но ничего сделать уже не мог. Он понял, что Советский Союз — друг, но друг такой, что и зубы показать может, а значит, с ним надо дружить крепче. И это была наша политическая победа в отношениях с ООП.


— А наша миссия была связана с тем, — сказал полковник, — что, по данным разведки, заложники находились в тюрьме в Баальбеке. Потом их, возможно, перевели в палестинский лагерь Шатила, хотя, может, они оставались до конца операции в Баальбеке. Во всяком случае, сначала предполагался силовой вариант освобождения этих заложников, а для этого нужно было знать, где располагается тюрьма и как охраняется.


И наша группа, проникнув, собственно говоря, в самое сердце этого палестинского движения сопротивления, практически полностью обеспечила видеосъёмку местности, применяя новейшую цифровую разведывательную аппаратуру, связанную непосредственно со спутниками. Когда они снимали панораму Баальбека, да ещё с высоты храма, информация передавалась через космос в Москву, в Центр. Там были видны мельчайшие детали всех нужных для нашей разведки построек. Поэтому наше путешествие в Баальбек было необходимо, и все мы сыграли большую роль. И хотя всё кончилось без силового варианта, мы свою миссию выполнили. Для отвода глаз недели через две в рамках программы «Клуб кинопутешественников» показали фильм «20 минут по Ливану», снятый корреспондентами центрального телевидения.


А мы с удовольствием разделили дюжину бутылок виски между собой, не забыв и нашего генерала. Юрий Иванович Дроздов в 90-х годах был уволен со службы, а группа «Вымпел» перестала существовать. После 2000 года решение о расформировании группы будет признано неправильным и будет набрана новая группа «В», но это будет уже другая группа и другая история.


источник:https://topwar.ru/121779-kak-sovetskiy-specnaz-s-livanskimi-...

Первоисточник: http://www.nationaljournal.ru/articles/2017-06-22/3722/


Автор: Терентьев Андрей

Показать полностью 1

Охота на Маннергейма (забытая операция ВЧК)

Охота на Маннергейма (забытая операция ВЧК) Длиннопост, 1920, Маннергейм
Весной 1920 года независимо друг от друга советско-финскую границу нелегально пересекли 8 человек, 8 убежденных большевиков, которым предстояло выполнить особо важное задание партии - убить генерала Маннергейма.
Патриот Финляндии генерал Маннергейм


Карл Густав Эмиль Маннергейм по праву считается отцом Финляндской республики. Провозгласив в декабре 1917 года независимость, Финляндия получила гражданскую войну. В январе 1918 года власть в столице и южных районах страны захватил опиравшийся на отряды финской Красной гвардии Совет народных уполномоченных. Советская Россия признало революционное правительство и оказывало ему всяческую поддержку. Появление на карте мира Финляндской Советской Республики было более чем вероятно.


В это тяжелое время финский сенат назначил генерала Маннергейма главнокомандующим де-факто несуществующих вооруженных сил страны. За неполных три месяца генерал создал буквально из ничего армию и вернул мятежные районы под контроль законного правительства. Все патриоты Финляндии буквально молились на Маннергейма, он стал национальным героем.


Русский монархист Маннергейм


Вместе с тем Маннергейм был российским патриотом и ярым монархистом. Он вел переговоры с англичанами, с Колчаком, с Юденичем и брался лично организовать и возглавить наступление финской армии на красный Петроград, взять город и восстановить власть российского императорского дома. Единственным выдвигаемым им условием было признание независимости Финляндии.

Колчак на предложение Маннергейма ответил: «Я Россией не торгую». Большевики были мудрее и следуя принципу «лучше отдать часть, чтобы не потерять целое», признали независимость Финляндии. В такой ситуации в Хельсинки менее всего желали победы Белого движения и предпочитали поддерживать Советскую Россию. Национальный герой Маннергейм, одержимый идеей восстановления российской монархии, в глазах сената становился проблемой.

Власти Финляндии вынудили Маннергейма подать в отставку с поста главнокомандующего и отправили генерала в качестве официального представителя страны в Европу. Однако Маннергейм не пожелал удовольствоваться предоставленной ему синекурой. Разъезжая по Франции и Великобритании он продолжал в частных беседах агитировать за новый антибольшевистский поход.


В Особом отделе ВЧК


На стол руководителей Особого отдела ВЧК ложились все новые донесения: «финские белогвардейцы закупают в Германии оружие», «в Хельсинки прибыли два парохода с патронами и гранатами», «прибыл пароход с автомобилями и пулеметами», «представители Финляндии ведут во Франции переговоры о компенсации за участие в захвате Петрограда, душа антибольшевистского блока – генерал Маннергейм».


Эти известия не могли не вызывать тревогу. И в конце 1919 года в Особом отделе родилась идея «успокоить» не в меру ретивого генерала.

Подобрать исполнителей поручили Эйно Рахье, комиссару Военной интернациональной школы, в которой среди прочих учились несколько десятков бывших финских красногвардейцев. К началу января 1920 года группа была подобрана.


Террористы страны Советов 


Возглавил террористическую группу Александр Векман, красный командир, выпускник Военной интернациональной школы. Кроме него в группу вошли Александр Суокас, Карл Сало, Вяйно Луото, Эмиль Куутти, Яльмар Форсман, Александр Энтрох, Ангти Поккинен. Во избежание провала сути задания им не говорили, сообщали только что это «особо важная операция, связанная с большим риском», в курсе был только Векман.


Первым в январе границу пересек Энтрох. Он должен был создать базу для основной группы. Энтрох с задачей справился отлично: он привлек к сотрудничеству двух жителей Хельсинки Теодора Сядервирте и Антона Лонка. В марте перебрались остальные. 1 апреля все собрались на квартире Сядервирте и только теперь узнали, что им предстоит убить генерала Маннергейма. Это должно произойти 4 апреля в Тампере, где Маннергейм будет принимать парад шюцкора (финские отряды самообороны).


Обсудив варианты: пулемет, бомба, легкое стрелковое оружие, остановились на пистолете. Все понимали, что у непосредственного исполнителя шансов уйти с места акции будет не много. Да, все они говорили, что готовы умереть за революцию и все же каждый мечтал и надеялся остаться в живых. Векман не стал назначать «смертника», а предложил тянуть жребий. Выбор судьбы пал на Карла Сало.


За день до покушения Векман, Суокас и Сало прибыли в Тампере, наметили место осуществления акции, возможные пути отхода. Векман дал Карлу крупнокалиберный кольт.


4 апреля 1920 года 


Утром 4 апреля все жители Тампере столпились на улице Хяменкату, по которой должны были пройти отряды шюцкора, возглавляемые Маннергеймом. Среди сотен зрителей находился и Карл Сало. Где-то недалеко от него заняли свои позиции Векман и Суокас. Карл вытягивал шею, стараясь увидеть приближающиеся колонны марширующих солдат. Вот раздались восторженные возгласы, покатившиеся волной, все ближе и ближе. Сало увидел ехавшего на лошади Маннергейма, сунул руку в карман и сжал рукоять револьвера.


Векман и Суокас напряженно ждали выстрела. Убьет Сало Маннергйма или только ранит – все внимание будет приковано к нему, именно в его сторону бросится охрана. Пользуясь суматохой, Векман и Суокас приблизятся к Маннергейму, и если тот будет только ранен, докончат начатое. Они ждали выстрела Карла. Но выстрела не прозвучало.


Находясь в центре восторженно кричавшей толпы, Сало понял, что шансов уйти отсюда живым у него нет никаких. Зрители парада растерзают на месте убийцу национального героя Финляндии. Когда Маннергейм поравнялся с ним, Сало не смог вынуть револьвер и выстрелить. Несколько секунд колебаний – и удачный момент упущен. Работая локтями, он начал выбираться из толпы.


Проваленная операция


6 апреля все снова встретились на квартире Сядервирте. Векман кричал, называл Сало жалким трусом и грозился пустить ему пулю в лоб. Сало просил дать ему еще один шанс и клялся, что больше он не поддастся слабости. Было решено повторить акцию 13 апреля на параде в Хельсинки. Но и 13 апреля роковой выстрел не прозвучал.


Вечером Сало явился на квартиру Сядервирте, и заявил Теодору, что возвращаться в Россию он не намерен, поскольку понимает, какой «теплый прием» его там ожидает. Оставив на столе свой кольт, Сало покинул квартиру, не дожидаясь, пока придут остальные.


Векман принял решение свернуть операцию. Энтрохе, Куутти и Поккенену, у которых в Финляндии были родственники и друзья, он приказал остаться в стране в качестве агентов ВЧК. Остальных разделил на две группы, которым предстояло вернуться в Советскую Россию.


Провал «ликвидаторов»


Форсман и Луото благополучно нелегальнно пересекли границу и добрались до Петрограда, а вот Векману, Суокасу, Сядервирте и Лонке, решившим ехать поездом, не повезло. Фальшивые документы Векмана и Суокаса вызвали подозрение у пограничников и те приняли решение задержать всех четверых. Их развели по разным кабинетам и начали допрашивать.


Красные командиры Векман и Суокас упорно молчали, понимая что ничего хорошего чистосердечное признание им не сулит. Но Теодор Сядервирте был обычным слесарем, он не выдержал психологического давления и сдался.


К изумлению пограничников задержанная четверка оказалась не уголовниками и не контрабандистами, а террористами, пытавшимися убить генерала Маннергейма! Подняли на ноги всю полицию страны, и через два дня задержанный Карл Сало присоединился к товарищам.


Судьбы


12 ноября 1920 года состоялся процесс над пойманными террористами. Векман получил 12 лет, Сало – 10, Суокас – 6, Лонка был оправдан. Сядервирте, который активно сотрудничал со следствием и всех сдал, был освобожден от ответственности. Однако свободой он наслаждался недолго.

Лонк нашел оставшихся в Финляндии Энтроха и Куутти, и рассказал им о предательстве Сядервирте. Друзья приняли решение казнить изменника и привели приговор в исполнение - тот погиб от взрыва гранаты, брошенной Энтрохом. Все трое были пойманы и приговорены к различным срокам заключения.

Но назначенные им срока отсидели не все. В 1921 году Суокас сбежал из тюрьмы, Векмана и Энтроха СССР выменял в 1926 году на сидевших в советских тюрьмах финских белогвардейцев.


Маннергейм же прожил насыщенную событиями жизнь и умер в своей постели в 1951 году.


Автор: Klim Podkova


источник:https://topwar.ru/120520-ohota-na-mannergeyma-zabytaya-opera...

Показать полностью

Гимн 24-й ОБрСпН ГРУ

Рекламный ход маленького кафе

Рекламный ход маленького кафе Ждун, Реклама, Улица
Показать полностью 1

Заговор перевертышей

«Не будет меня, не будет и Сталина». Этот прогноз человека, более 20 лет возглавлявшего охрану советского лидера, оказался пророческим. Сталина убили после того, как генерал-лейтенант госбезопасности Николай Власик был снят с должности и репрессирован.


Именно благодаря ему многочисленные попытки устранить Сталина, предпринятые не только западными разведками, но и людьми из ближайшего окружения, терпели фиаско. Но в начале 1952-го Хрущеву с подельниками удалась иезуитская комбинация по дискредитации Власика и его замене «своими протеже».

Заговор перевертышей Сталин, Длиннопост, Заговор
Конечно, он много знал об истинном отношении к Сталину со стороны многих его «соратников и учеников», как их официально именовали до ХХ съезда КПСС. Что и навлекло на начальника охраны вождя репрессии в 1952-м и последующие годы («Власик. Тень на Сталина»). Даже после реабилитации в середине 50-х ему не вернули ни воинского звания, ни государственных наград. Только 28 июня 2000 года постановлением Президиума Верховного суда РФ приговор от 17 января 1953-го в отношении Власика был отменен, уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления. В октябре 2001-го семье Николая Сидоровича возвращены конфискованные у него награды…

Власик, есть свидетельства, в начале 50-х не единожды высказывал Сталину свое мнение о Хрущеве, Маленкове, Микояне, называя их лицедеями, перевертышами, политическими подхалимами. Это предопределило дальнейшую судьбу генерала. А сам Сталин, похоже, считал, что его ближайшее окружение не сможет объединиться для устранения «вождя и учителя». Но он жестоко ошибся.


В марте-апреле 1952-го по указанию Берии было сфабриковано дело о хищениях и растратах в материально-техническом обеспечении сталинской охраны якобы при попустительстве, а то и с личным участием Власика. Эти обвинения были поддержаны большинством членов тогдашнего политбюро ЦК. В результате в мае Власика снимают с должности с направлением в Асбест на должность замначальника Баженовского трудового лагеря МВД СССР. А уже в декабре генерал для большей надежности исключается из партии и арестовывается по расстрельному обвинению: потворствование проникновению врачей-убийц в Главсанупр ЦК и правительства. Власика лишают воинского звания и многочисленных наград: трех орденов Ленина, четырех Боевого Красного Знамени, Кутузова 1-й степени, Красной Звезды…


17 января 1953 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала экс-начальника Главного управления охраны виновным в злоупотреблении служебным положением при особо отягчающих обстоятельствах, приговорив по статье 193-17 пункт «б» УК РСФСР к 10 годам ссылки. Правда, вскоре после кончины Сталина начались «послабления». По указу Президиума Верховного Совета СССР об амнистии от 27 марта 1953 года срок сократили до пяти лет, причем с восстановлением в гражданских правах. Отбывать ссылку предписали в Красноярске. Постановлением того же президиума от 15 декабря 1956-го Власик был помилован со снятием судимости. Ему разрешили проживать в Москве. Однако восстановления в звании и возвращения наград он, повторим, так и не дождался. Послехрущевское руководство, в котором оставались сподвижники «дорогого Никиты Сергеевича», опасалось, что будучи полностью реабилитированным, Власик не станет молчать, возможно, выступит обвинителем сталинских «соратников» в умерщвлении «учителя».


В книге Владимира Логинова «Тени Сталина: генерал Власик и его соратники» приводится такое признание: «Я был жестоко обижен Сталиным. За 25 лет безупречной работы, не имея ни одного взыскания, а только поощрения и награды, я был исключен из партии и брошен в тюрьму. За мою беспредельную преданность он отдал меня в руки врагов. Но никогда, ни одной минуты, в каком бы состоянии я ни находился, каким бы издевательствам ни подвергался, находясь в тюрьме, я не имел в своей душе зла на Сталина».


Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/37357


Автор: Алексей Балиев

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!