xMantissx

xMantissx

пикабушник
пол: мужской
поставил 110 плюсов и 101 минус
проголосовал за 0 редактирований
4260 рейтинг 369 подписчиков 1852 комментария 40 постов 8 в "горячем"
10

И ещё одну книгу ищу, фентези

Действие происходит в альтернативном мире, в период средних веков. Если в нашем мире в Средние века оружие разрешалось носить только знати, то там - наоборот, оружие носили только простолюдины, причем каждый носил конкретное оружие, которое заодно показывало и его род деятельности. Главный герой - подросток из простолюдинов, который ничего не помнит о детстве. Так же он ещё не определился с родом деятельности, поэтому оружие носит самое простое - нож, что ли. Но однажды в противостоянии со стражей он этот нож теряет и внезапно выясняет что умеет, как Россомаха, выдвигать костяные клинки из различных частей тела...

-1

Ищу книгу, действие происходит в начале атомной войны

Всем привет, помогите найти книгу, а вернее даже целый цикл, но я читал только первую. Действие происходит в самом начале атомной войны, когда первые бомбы только-только упали на города. Главный герой - военный, возвращается откуда-то из части что ли домой и как раз передают, что города атакованы. Кое-как добравшись до своих, он выясняет, что они живы т.к. укрылись в деревне. Связи нет, что делать неясно, правительство вероятнее всего мертво, военный начинает коллаборировать вокруг себя выживших. Из сцен помню как это "ополчение" штурмовали заправку, на которой обосновалась банда "выживальщиков", которые после БП стали обычными бандитами и творили беспредел и военный со своими людьми решили их вырезать.

Весь БП описан крайне реалистично без всяких мутантов и аномалий.

Спасибо всем кто помог или хотя бы попытался.

7

Суперпозиция тени

На этом я заканчиваю выкладывать свои рассказы, потому что на данный момент они попросту кончились, этот последний. Но я могу начать поглавно выкладывать свой старый роман, который полностью завершен, который далек от идеала, но который я уже однозначно не буду менять. Если интересно - пишите в комментариях, ну а рассказ ниже.



Холодно.


После взрыва мне всегда холодно.


Кейну, наоборот — жарко. Он, конечно, не говорит, но я-то знаю.


Здание «Вест корп» в свете фонарей выглядит неприступной крепостью. Оно и есть неприступная крепость. Когда мы там работали, нужно было миновать четыре охранных поста, два металлодетектора и одну камеру стерилизации, чтобы добраться до рабочего места.


Теперь, после взрыва квантового телепорта, когда Кейна считают мертвецом, а меня — диссидентом, наши коды и ключи, конечно, аннулированы. Но теперь они нам и не нужны.


Интересно, почему в суперпозиции оказался именно я? Не из-за того же, что я старше на четыре минуты. Не из-за того же, что Кейн всю жизнь ходил за мной тенью, всю жизнь тянулся за мной, как теперь я тянусь за ним. Или, вернее, как теперь он тянет меня за собой.


Точно, брат, мы — физики и ответ должны искать тоже в физике.


Но, согласись, за этот год мы стали не только физиками. Я стал. Тебе-то все тренировки побоку, это ведь я валился с ног от усталости, это я заливал спиртом и клеем порезы, что остались на руках шрамами.


За тобой должок, брат. Так что не подведи теперь.


Кейн кивает.


Несмотря на поздний час, свет в кабинете Малковича на шестом этаже горит. И у Траста на девятом — тоже. Для полноты картины не хватает только Бейкера. О, а вот и у него на пятнадцатом загорелся.


Полуночники.


Твари.


Тот, кто недокрутил, тот, кто не проверив, запустил и тот, кто после все этого пытался ликвидировать выживших.


Как там… «Имя корпорации превыше всего»?


Точно, брат.


Трупы.


Что ж, приступим.


Кейн аккуратно ступает вперед.


Моя тень скользит между охранниками, проходит сквозь двери, минует металлодетекторы. На самом деле, конечно, это не тень. Это те атомы моего тела, что имеют сейчас волновую природу. Одновременно с этим, оставшиеся атомы представляют собой материю и, пока не проведу измерение своего состояния и положения, так и останусь единым в двух противоположных по своей сути природах.


В суперпозиции.


Но стоит открыть глаза, увидеть мир в материальном воплощении, а не потоками энергии — и я окажусь там, где была тень.


Тень — это лишь визуализация, продукт моего воображения, полагаю. Ведь волна не может иметь вида и формы, просто моему мозгу необходимо как-то себе это представлять.


Кейн около кабинета Малковича.


Я открываю глаза, смотрю на матово-стеклянную дверь и достаю нож.


Стеклобой на рукояти разбивает закаленное стекло так же легко, как халатность главного инженера — наши с Кейном судьбы. Осколки такие же мелкие, как кванты, на которые нас распылил взрыв телепорта.


— Что?!


Малкович оборачивается, в руке — низкий ребристый бокал с чем-то темным. Напиток идет волнами — у инженера дрожат руки.


— Абель?! Что… Как?!


— Даже если я расскажу, ты не поверишь. Нам нужны чертежи установки. Где они?


— Что…


— Чертежи, Малкович!


— Их забрал Траст! Абель, они у Траста!..


Малкович всхлипывает, дрожь с рук переходит на все тело.


— Абель, я не специально, клянусь!..


— Я верю. Но ты не проверил чертежи и случилось то, что случилось.


— Абель, прости!..


Бокал звенит осколками по паркету, в воздухе пахнет спиртом.


Будто снова заливаешь порез, полученный во время тренировки с ножом. Тем ножом, что Бейкер успел в меня всадить сразу после того, как квантовое поле собрало нас обратно.


— Абель!..


— Молчи. Ты сказал все, что мне было нужно.


— Я не хотел, чтобы Кейн погиб, поверь!..


— Кейн жив. А ты — нет.


Выхожу из кабинета, оставляя тело остывать в луже крови и алкоголя. Кейн долго смотрит на мертвого инженера, с каким-то злым удовлетворением, но я забираю брата.


Не нужно. Мы мстим, а не развлекаемся.


Моя тень снова скользит по этажам, минует охранников, камеры, гермозатворы, спектроанализаторы. Тело же стоит в кабинке мужского туалета на шестом этаже.


Траст.


Главный технолог сидит за столом, положив подбородок на сплетенные пальцы. Смотрит аккурат перед собой, внимательно смотрит, будто уже меня видит.


Один пьет, другой сидит как истукан. Здесь кто-нибудь сегодня работает?


Праздник, говоришь?..


Похоже, брат, похоже…


Появляюсь в кресле напротив. Траст едва заметно вздрагивает, фокусирует взгляд, но и только.


— Где чертежи?


— Здравствуй, Абель, — печально улыбается Траст. — Я тебя ждал. Каждый вечер жду.


— Где чертежи?


— Представляешь, Малкович весь год пьет. Каждый вечер по полбутылки, не меньше. Очень переживает за Кейна. Очень боится, что ты за ним придешь. А я не боюсь.


— Замечательно. Где чертежи?


— Я, кстати, потом нашел и поправил ту ошибку. В одном-единственном месте всего лишь недочерченная линия питания, представляешь? Досадная случайность и никакого умысла.


— Представляю. Но ты должен был сделать это тогда, а не сейчас.


Траст разводит руками:


— Увы, да. У меня тогда болела дочь, я был рассеян, но, знаю, это меня не оправдывает. Что теперь об этом говорить… Прошлого не исправить, будущее на него влияет только в опытах Марча, как мы с тобой оба знаем.


— Траст, где чертежи?


— Мы все видели, что ты творил, когда безопасники пытались тебя ликвидировать. Как ты буквально телепортировался с места на место. Так что Бейкер потребовал отдать чертежи ему. Он знает, что они тебе нужны. И считает, что у него они будут в безопасности.


— Он ошибается.


— Конечно. Но он ждет, что ты придешь. И он собирается закончить начатое.


— Спасибо за предупреждение.


— Это меньшее, чем я могу искупить перед тобой вину за Кейна.


— Кейн жив. Просто… Не в лучшей форме.


— Тогда передавай ему привет. — Траст закрывает глаза. — А теперь делай, что собирался и иди.


Выхожу из кабинета, аккуратно прикрывая за собой дверь.


Слышал? Тебе привет.


Кейн улыбается.


Моя тень скользит на самый верх, на пятнадцатый этаж. Там окопались безопасники. Там Бейкер держит глухую оборону от всех, кто не носит нашивку со щитом и весами. Теперь и от нас тоже.


Особенно от нас.


Бейкер стоит у стены, увешанной разнообразным оружием. Как всегда подтянутый, как всегда показательно-грозный, как всегда со сложенным на груди руками. На бедре — пистолет, на плече — нашивка безопасника. На виске — шрам того самого дня. Когда он воткнул в меня нож, тут же распавшийся на кванты и собравшийся обратно, а взамен получил микроскопом по голове.


Моя тень осматривает весь кабинет, но кроме Бейкера — никого. Это очень странно, если он и вправду меня ждет. Зато на руку.


Появляюсь за спиной Бейкера и коротким уколом атакую правую подмышку безопасника.


Данг! — тыкается во что-то твердое клинок.


Что за?..


Обманка?!


Боль!


Я на полу.


Бом-Бом!..


В голове колокола.


Кейн беззвучно кричит.


Надо мной — затянутая в фотомаскировочный костюм фигура атлетического сложения с тепловизором на голове. На бедре — пистолет. В руке — резиновая дубинка. Наверняка залитая металлом — Бейкер не отличается высокой моралью.


— Попался, щенок!


Бейкер снимает тепловизор и радостно скалится ровными белыми зубами.


Кейна переклинивает, Кейн машет руками, проводит пальцем себе по горлу, что-то кричит.


Пытаюсь приподняться на локтях, Бейкер тут же срывает с бедра пистолет.


— Лежать!


Кейн замирает и улыбается. Гадко так, мерзко улыбается.


— Скажи спасибо, что ты нужен корпорации, они весь этот год мечтали тебя поймать и выпотрошить прямо живьем, чтобы понять как и что ты делаешь! Ну, кроме Малковича. Тот как утонул в бутылке после взрыва, так и не всплывал… Слабак!


Бейкер хихикает.


— А, впрочем, сопротивляйся! И тогда я тебя застрелю, и никто не сможет сказать, что я действовал вопреки приказу — я защищался!


— Где чертежи, Бейкер?


— Чертежи?


Бейкер уже откровенно смеется, нервно и мелко.


— Зачем они тебе? Тебя все равно вскроют, как крысу!


Кейн тоже начинает смеяться. Беззвучно, но будто в голос.


— Вот они, твои чертежи! — Бейкер трясет зажатым в кулаке мемодиском. — Давай, попробуй его отобрать, и я тебя отправлю к твоему братцу!


Закрываю глаза.


Кейн встает, проходит сквозь Бейкера и встает позади, сложив руки за спиной и вопросительно наклонив голову.


— Это будет худшая новость в твоей жизни. Кейн жив.


Открываю глаза.


— И он благодарит за нож.


Бейкер вздрагивает и хрипит. Рука с диском тянется за спину, будто пытается добраться до рукояти ножа, торчащей под левой лопаткой. Аккуратно забираю диск из пальцев и делаю шаг назад. Бейкер роняет пистолет и оседает на пол, царапая пальцами бетон.


— Су… кин… сын…


Даже последними словами в жизни он избрал ругательства…


Разжимаю пальцы.


Мемодиск. Маленький и круглый источник информации, содержащей в себе целых две жизни. Теперь его ни за что нельзя потерять. В отличие от ножа, он не вернется сам собой при очередном шаге сквозь тень.


— Ну что, брат… Пора бы нам снова вспомнить квантовую физику. И попробовать построить свою установку. Что скажешь, Кейн? Сдюжим?


Секунду помедлив, моя тень улыбается и кивает.

Показать полностью
18

Для всех. Навсегда.

Рассказ-участник конкурса ЛитКреатив-21. Я знаю, что он замят и оборван и концовка слишком прямая и название не очень подходит, но за время написания он из меня всю душу вынул и я просто не нашел в себе силы переделывать.



Парализатор работает бесшумно, но производит сильную вибрацию. В инструктаже рекомендуется учитывать это при закладке ловушки, но на деле это еще никому не было нужно. Наоборот — выбирая максимально виброустойчивый участок, охотники частенько пропускали сигнал тахосканера и становились добычей луперов. Так что не всегда стоит следовать подобным советам.


После срабатывания закладки все вокруг вибрирует. На деле, конечно, все остается на местах, это вестибулярный аппарат сходит с ума от излучения. Оно хоть и слабеет от расстояния в квадрате, но мозжечок тряхнуть еще способно. А каково там внизу первому номеру лучше даже не думать. Оказаться парализованным в шаге от лупера, которого заманивал на закладку — то еще удовольствие. Избежать этого невозможно, как и эффекта вибрации.


Но это даже хорошо. Во-первых, вибрация означает, что парализатор сработал, а во-вторых, длится она как раз десять секунд.


Десять секунд это уйма времени. Можно аккуратно вложиться в приклад, приникнуть к оптике, и, нагнав в кровь кислорода, затаить дыхание. И, когда вибрация в пальцах успокаивается — аккуратно и плавно потянуть спусковой крючок.


В винтовках используются очень тяжелые пули — такие, чтобы голова упыря просто перестала существовать, за малым не на атомы распыленная. Чтобы уж точно не осталось шансов на выживание. Потому что если останутся, потому что если не убьешь с первого раза, промахнешься или даже просто — выстрелишь секундой позже — и лупер выживет. И воспользуется этим на полную.


Но выстрел это еще не конец. Необходимо сделать еще несколько вещей, например, очистить площадку от тела. Все это входит в обязанности первого номера. Второй в это время не отлипает от тахосканера, контролируя местность. Пропустишь сигнал, не подашь знак первому — и вот уже на двух луперов больше.


— Макс, очистка закончена. — раздалось в гарнитуре. — Приступаю к зарядке.


— Понял, добро.


Нельзя оставлять площадку разряженной, это не принято. Нет большей подлости, чем подставить другую пару охотников нерабочим парализатором. Есть только одно исключение из этого правила, и это…


— Сигнал! Тридцать метров, валим!


Винтовку нужно оставить — без парализатора она против лупера бесполезна, он легко увернется от пули с любого расстояния, если не будет десятисекундного окна, в котором он не в состоянии пошевелиться. Так что карабин в кольцо и вниз, где уже ждет первый с тросом в руках.


— Лови!


Смена карабинов, другой конец — на поясе у первого.


— Валим! Почувствуешь натяжение — двигай туда!


Первый кивает и закрывает глаза.


Нельзя бегать зажмурившись. Даже пробовать не стоит, не надо. Это страшно, неудобно и опасно. Но когда на хвосте плотно сидит тварь, наперед знающая все, что должно произойти, другого выхода нет.


И как назло в совершенно пустом городе ниоткуда появляются и начинают лезть под ноги камни, бутылки и прочий мусор, о который так легко споткнуться. И самое плохое — падать нельзя. Иначе первый упадет тоже. И будет у лупера двойная радость.


Приходится нестись вслепую, вытянув руки и ежесекундно натыкаясь на все подряд, хорошо если наполовину понимая где находишься и что ждет впереди.


И только вторично запищавший тахосканер дает понять, что безумная гонка окончена.


— Проклятье… Ненавижу!


Наконец можно отдышаться и вдоволь выругаться. Сползти по стене и достать из рюкзака тюбик энергогеля.


— Так я и потерял предыдущего первого! Он на полном ходу налетел шеей на торчащую арматурину!


— Честно говоря, если бы не инструктаж и не вбитое в мозг правило исполнять все приказы, я бы…


— Ты был бы уже мертв, стажер! Лупер видит все на десять секунд вперед и если он видит, что он через десять секунд тебя жрет, то он уже знает где именно он тебя жрет! А вот если ты сам не знаешь, где находишься и куда бежишь, тут уже их способности дают сбой! Так что свалить от лупера возможно, но для этого нужно вслепую бежать, пока не выйдешь из десятисекундной зоны.


— Ага. — задумчиво кивнул первый. — Тогда у нас проблемы. Я по пути споткнулся и рефлекторно открыл глаза.


Тахосканер радостно заверещало, подтверждая его слова.


— Да чтоб тебя… Ну тогда побежали! И больше не подглядывай!


Чертов стажер! Одна крошечная ошибка — и такая стабильная промежуточная точка теперь засвечена! И если до этого можно было бежать хотя бы наполовину по памяти, теперь придется полностью вслепую.


Рискуя, например, напороться шеей на арматурину…


Или…


Звон, грохот, стук!..


Боль, хруст, стон…


И писк тахосканера.


Ноет грудь, плохо сгибается нога, и, кажется, сломан палец. Мелочи.


— Первый, ты как?


— И лучше бывало. — прокряхтел стажер. — Что это было? Почему темно?


— Не знаю, сейчас глянем.


Хруст ХИСа, нервный желтый свет, кусками выхватывающий влажные бетонные стены узкого коридора. Пятно яркого света тремя метрами выше головы.


— Закладняк, думаю. Либо до-икарный, либо прямо после вспышки сделанный. Бункер или холодильник.


— Можно поподробнее? — первый пристально смотрел на световое пятно над головой.


— Бункер это убежище на одного или нескольких человек, чаще всего наспех сделанное из худо-бедно подходящего помещения. Холодильник — склад. Оружия, припасов, еды, чего угодно.


— И как конкретно мы можем это использовать?


— Если знаешь закладняк, можно его использовать как ловушку или как убежище. Но мне этот незнаком, надо изучить. Наверх все равно ходу нет, лупер все еще там, зуб даю. Так что идем. Если повезет, вылезем в другой части города.


— Не сказал бы. Что мне нравится эта идея. Но идем, раз выбора нет.


Коридор закончился метров через семьсот. Все это время он шел слегка под уклон и, в конце концов, достиг, судя по ощущениям, семиметровой глубины.


Ветхая деревянная дверь вылетела со второго удара. Свет ХИСа забился среди стопок книг, старых компьютеров, подшивок журналов и прочего пыльного хлама.


— Гляди, тут огонек. — раздалось из другого конца помещения.


— Погоди, ничего не трогай, я иду.


Моргал диод на лицевой панели старого пыльного плеера. К стоящему рядом монитору тянулся кабель.


— Это старый плеер. Не представляю, от какого источника, но он до сих пор работает. Видимо, его даже "Икар" не повредил.


— И что, мы можем посмотреть что на нем записано? — уровень недоверия в голосе первого превышал все допустимые нормы.


— Давай проверим. Торопиться нам некуда.


Экран мягко засветился изнутри, из динамиков полился мелодичный женский голос.


— И сегодня у нас в гостях Арнольд Дарк! Инноватор, изобретатель, и в будущем, несомненно — миллиардер! Профессор, расскажите о своем изобретении!


— О, с ним все просто. Оно спасает жизни. Как вы знаете, четыре года назад было официально доказано существование тахионов как частиц, имеющих прямое отношение ко времени и его течению. Этот прорыв в науке повлек за собой множество новых открытий и мой чип — из их числа. По большому счету он представляет собой микроскопический генератор тахионов. Он устанавливается прямо в мозг и способен питаться энергией нервных синапсов. Чип непрерывно считывает показатели состояния организма и, в случае прекращения жизнедеятельности, сиречь, смерти, отправляет пучок тахионов, своеобразный сигнал в прошлое своего носителя. Таким образом, носитель узнает, что через несколько секунд умрет и получает возможность отреагировать, минуя смерть.


— Какие чудесные новости! Ведь отныне можно будет избегать смертей, связанных с авариями и прочими несчастными случаями!


— Верно, Мелинда, но следует понимать, что стопроцентной статистической выборки добиться невозможно — смерть не всегда наступает мгновенно. Путем долгого анализа различных ситуаций мы пришли к выводу, что десятисекундная петля обеспечит оптимальную нагрузку на чип, при этом давая достаточно времени для реакции.


— Ну а если среагировать нет возможности? Например, человек умирает под завалом от жажды?


— И об этом мы подумали! Разумеется, было бы слишком жестоко заставлять человека корчиться в психологической агонии, ежемоментно переживая последние десять секунд жизни. Мы поставили предохранитель, небольшой прерыватель, который размыкает цепь чипа, когда тот отрабатывает одну и ту же петлю шесть раз. Человек, который не смог избежать смерти шесть раз подряд, не избежит ее и в седьмой и в двадцатый — так показали наши имитации. Человек умирает окончательно.


— Это не звучит как что-то воодушевляющее.


— Ничего не поделать. Иногда гуманнее поступить так, чем позволить сойти с ума в зацикленной агонии. Кроме того, представьте, как в отсутствие такого предохранителя радовались бы всякие любители острых ощущений. Испытать тысячи способов умереть, не умирая при этом! Разве не об этом они мечтали?! Новые способы смерти, не экстремальный, но уже смертельный туризм, соревнования, кто круче умрет — все это способно уничтожить нынешнее общество за несколько лет, согласитесь, это далеко не лучшая цель для такой компании как "Чиптек". Наша цель же — обезопасить тех, кому еще жить и жить.


— И как успехи?


— Просто великолепно! Первый экземпляр луп-чипа установлен и уже даже успешно протестирован!


— И где же он?


— Да прямо у меня в голове! Тест был крайне прост — меня просто подвергли смертельной опасности. Конкретнее — сбросили на меня генератор щита линейного корабля в четыре с половиной тонны весом. Разумеется же, в неожиданный для меня момент. И я это предвидел! Предвидел и потому смог избежать смерти!


— Вы серьезно?! Вы подвергли себя такой опасности?!


— На мышах и шимпанзе прототипы чипа показали себя безукоризненно, не было никаких причин считать, что это не сработает на человеке. И я, как изобретатель технологии, вызвался первым добровольцем на испытания — ведь не могу же я под видом панацеи подсунуть пустышку!


— Какая самоотверженность! Я уверена, наши зрители тоже по достоинству оценят подобный шаг!


— Не торопитесь, Мелинда, это еще не все хорошие новости! Технология чипа еще будет дополняться и дорабатываться. Наша лаборатория биоинженерии уже вовсю трудится над новыми алгоритмами наследуемых нано-роботов. Обитая в половых клетках, они будут присутствовать в каждом новом человеке с самого начала его зачатия и будут строить чип одновременно с формированием плода. Никаких операций на детях — уже к трехмесячному возрасту ребенок на слегка подкорректированной диете получает собственный луп-чип, а к трехлетнему возрасту, когда полностью формируется сознание, уже становится способен пользоваться его функциями!


Мы создали уникальный механизм, который позволит людям забыть о страхе внезапной смерти, забыть о том, что они что-то не успели или не успеют сделать!


Свобода от страха!


Свобода от войн!


Абсолютный мир!


Для всех.


Навсегда.


— Ты видел?! Не, не ты видел?!


— Тихо, первый…


— Хрена тихо?! Ты видел?! Этот яйцеголовый, он же о луперах говорил! Сам посуди — десять секунд, видеть смерть, все сходится!


— Погоди орать, видео еще не кончилось, вон, смотри.


Бегунок, показывающий хронометрах видео, едва перевалил за треть.


— Думаешь, дальше будет еще хуже?


— Сейчас и узнаем.


Монитор засветился белым, постепенно начали проявляться детали — стол, лампа на пантографе, бетонные стены…


— Да это же здесь!.. — прошептал первый и для уверенности рыскнул взглядом по сторонам. — Лупер меня дери, это снято здесь!..


— Тш-ш-ш, смотри!..


В кадре появился человек. Голова человека. Седого, с залысинами, лоб в морщинах, на носу очки. Он изменился очень сильно, но все равно в нем легко узнавался…


— Яйцеголовый!..


— Да заткнись ты!


А профессор тем временем покряхтел, поерзал и наконец решился заговорить, глядя в камеру:


— С того интервью уже десять лет прошло. Я не шучу — на поверхности сейчас ад две тысячи сто двенадцатого.


— Восемнадцать…


— Первый, я умею считать, заткнись уже!..


— Простите, я хотел сказать, май две тысячи сто двенадцатого. Хотя "ад" подходит лучше. Вы бы знали, что там творится, нда… Впрочем, лучше не знать. Я вот знаю, но с удовольствием обменял бы это знание на другое — знание, как сохранить это обращение в будущее надежнее, чем я смог придумать со своим жалким десятком тайников по всему городу. Не на то я учился, не на шпиона. Учился я, оказывается, на уничтожителя миров.


Спустя три года после интервью почти все население Земли было чиповано, причем все — естественным образом, через введение чипботов или получение их по наследству. Я так и остался единственным в мире человеком, кому чип был имплантирован хирургически. И еще была небольшая часть отщепенцев, которые по тем или иным причинам отказалась чиповаться. Думаю, не ошибусь, если предположу, что вы, те, кто это смотрит, их потомки, или же они сами. Что ж, в мое время их никто не заставлял чиповаться, их не считали какой-то субкультурой, они, в свою очередь, не проявляли агрессии к чипованным. Время же просто всех рассудило — кто прав, а кто мертв. Хуже чем мертв.


Восемь месяцев назад жахнула "месть Икара". Мощнейшая солнечная вспышка, длившаяся трое суток стала причиной электромагнитного импульса, равного которому еще не регистрировалось на нашей планете. Итог, конечно, легко предсказуем. Электроника горела даже несмотря на несколько степеней защиты. За трое суток Земля лишилась практически всех своих технологий.


В том числе и моих чипов. Правда в них сгорело не все.


Лучше бы все.


Отключился предохранитель, ограничивавший прохождение петель и сгорела диагностическая схема — та, что отвечала за сбор данных о жизнедеятельности организма. Потеряв контакт с носителями, чипы отправили их в петлю. И еще раз. И еще. И еще много тысяч раз. Ведь контакта с мозгом, информации о жизнедеятельности так и не появлялось. А предохранитель — отключен.


Почти все население Земли в одночасье стало жить на десять секунд вперед. Видеть будущее, остальными органами чувств оставаясь в настоящем, жить на два времени, не зная, где какое — можете себе такое хотя бы представить?


Разумеется, люди начали сходить с ума. Некоторые — через день, кто-то — через десять минут. Были и те, кто сохранял рассудок неделями, ну или хотя бы часть его. К сожалению, вирусолог, который вынес свои пробирки "подышать свежим воздухом" был не из последних.


Вирус бешенства мутировал по воздействием радуги излучений "мести Икара" и превратился в еще более агрессивный и вирулентный агент. Это еще повезло, что прочие вирусы не выдержали излучения и благополучно сдохли, кстати, это произошло с очень многими возбудителями болезней. Но не с бешенством, нет.


Досталось и чип-ботам — их постоянная память полностью исчезла, в итоге чего они забыли, что должны строить и где должны находиться. Первую проблему машины решили просто — отсканировали чип и занесли его в свою память как эталон. Вторую проблему они не решили вовсе и просто распространились по всему организму, выйдя из своей, четко очерченной зоны обитания в виде половых клеток.


Сошедшие с ума, пораженные мутировавшим бешенством, кишащие поврежденными чип-ботами, люди уже вряд ли могли бы так называться. Они стали какими-то другими существами, состоящими из агрессии, силы и способности видеть будущее на десять секунд вперед. Твари нападали на всё и всех, включая друг друга, когда — от голода, но чаще — из агрессии. И любой укус означал, что в твою кровь уже попал и возбудитель бешенства и пригорошня-другая чип-ботов, которые просканировали твой мозг на наличие чипа, конечно же, не обнаружили его и прямо сейчас заводят свой таймер на три месяца, по истечению которых у тебя в голове он появится.


Поврежденный, конечно же.


Лечения нет. Спасения не придумано. Через две недели зараженный полностью окажется во власти вируса, через три месяца вырастет и включится чип. И еще одной тварью станет больше.


Финал, кульминация! — думаете вы. Хуже быть уже не может! — скажете вы.


Я вас расстрою — может.


Я не могу сказать, почему "месть Икара" не подействовала на мой чип — возможно, это связано с тем, что мой чип не выращен, а имплантирован на биосварку, но факт в том, что я остался человеком. Скорее всего, единственным человеком с работающим луп-чипом на планете. Способность избегать смерти дала мне возможность выживать среди тварей и изучать их, добывая всю ту информацию, что вы уже знаете. Но я выяснил и кое-что еще. Тварей можно убить, существует несколько способов.


Но этого делать нельзя.


Оказалось, что поврежденные чипы начали аккумулировать в себе обратные тахионы каждой петли, которую создают. И в момент окончательной потери чипом питания эти тахионы освобождаются, тормозя общий поток времени! Это нельзя заметить органами чувств, это не обнаружить хронометрами, это возможно определить только тонкими измерениями и инструментами вроде зависимости течения времени от гравитации, так что просто поверьте мне на слово! Убивая тварь, мы освобождаем множество обратных тахионов и тормозим общий временной поток!


Вот теперь финал и кульминация! Можете поздравить друг друга и заодно меня! Когда-то произойдет одно из двух — либо твари превратят всех в подобных себе и тогда все конфликты прекратятся, потому что друг на друга они уже не нападают…


Либо их будет убито столько, что поток времени окончательно остановится и вся жизнь во вселенной замрет…


Апплодисменты мне, друзья! Я уничтожил этот мир, но своей цели добился!


Свобода от страха!


Свобода от войн!


Абсолютный мир!


Для всех.


Навсегда.

Показать полностью
9

Сигнал стабилен

С каждым километром пути деревья за окном становились все выше. Это было почти незаметно, но, когда Шелли открыла фотографию, сделанную в начале поездки и приложила планшет к стеклу, сравнивая картинку с реальностью, все стало очевидно.


— Марк. — тихо позвала девушка.


— М?


— Мы уже очень далеко от города.


— Спасибо, кэп. — ухмыльнулся парень, от чего шрам через обе губы изогнулся дугой.


— Я имею в виду, очень-очень далеко. Посмотри, какие высокие деревья.


— Что ж, если мы далеко от города, стало быть, уже близко к нужной точке. Жаль, нет координат.


— А где я тебе их возьму?! — вспыхнула Шелли. — Я виновата, что нас трекнули и отключили от спота?!


— Я тебя ни в чем не виню. Лучше погляди, это ли не одна из наших точек?


Шелли посмотрела туда, куда он указывал.


— Слушай, похоже! Дерево в форме буквы «у»!


— И что после него?


Шелли дернула головой, откидывая лезущие в глаза дреды, разбудила планшет и зачиркала по экрану пальцами.


— Стой! — внезапно даже для себя закричала она.


Марк дал по тормозам, машину резко качнуло вперед.


— Ты чего орешь?!


Но Шелли не слышала, она смотрела в трей планшета где моргал значок беспроводного подключения:


— Сигнал… Сигнал… Сигнал… Сигнал… Черт!


Значок погас.


— Свихнулась? — сочувственно спросил Марк.


— Пошел ты! — оскалилась Шелли. — Был сигнал, ты же сам видел!


— Ну откуда тут взяться Сети, ну подумай. — Марк снова нажал на газ. — Наводка, наверное, на антенну, только и всего.


— Наводка, ага… В лесу… — пробурчала Шелли, возвращаясь к поиску информации. — Так… Ну-ка… Ага, вот, «Проводник». Так… Дорога на север, перекресток пяти дорог, заросший рыжий указатель, дерево в форме буквы «у»… Дальше должен быть мост через высохшую реку, там направо и через пару километров — овраг поперек дороги. Туда нам и надо.


— Овраг поперек дороги… Чтобы оттуда выбраться, придется развернуться или задом сдавать. Но задом нормальной скорости не развить, — задумчиво постучал пальцами по рулю Марк. — Если будет погоня, настигнут в два счета.


— Ты опять везде видишь подставу?!


— Если б не я и не моя привычка везде видеть подставу, два года назад мы бы прямо в лапы к Надзору и приехали!


— Да помню я, помню. — надулась Шелли и отвернулась, уставившись в окно.


— Ладно, не злись. Лучше расскажи как ты Проводника этого нашла… Мы ведь тогда на спот не за этим ехали. или я чего-то не знаю?


— Ты же рядом сидел. — покосилась Шелли.


— Думаешь, я из твоих штучек что-то понял? Для меня это выглядело будто ты с безумными глазами ползаешь пальцами по планшету, а потом выдираешь из него батарею и визжишь «Гони!». Я и погнал.


— Ну… — Шелли поежилась и натянула на подбородок арафатку. — В общем, это он меня нашел. Он всегда сам находит тех кто ему нужен… Если верить слухам.


— Что-то не в курсе таких слухов.


— Странно. Или нет. — Шелли пожала плечами, — В общем, Проводник почти такая же легенда, как и Раздающая. Вроде как он уже несколько раз помогал сопротивлению выйти на Раздающую и через нее добраться до нужной инфы.


— Что имеешь в виду, говоря «Он меня нашел»? Это вообще как?


— Я же говорю, Проводник — уникальная личность. По слухам, он настолько давно и прочно в Сети, что имеет досье на известных и сильных хакеров и способен узнать каждого по стилю взлома, по «почерку».


— Я человек далекий от этого… — Марк побарабанил пальцами по рулю. — Но, по-моему, это чушь собачья.


— Почему же, технически это реально, хоть и трудно осуществимо. Во всяком случае, это не звучит большей фантастикой, чем рассказы о девушке, которая обеспечивает чистый безлимитный стабильный выход в Сеть, не находишь?


— Раздающая это факт, — парировал Марк. — Ее существование неоспоримо, она это начало и смысл всего сопротивления. Если бы ее не было, сопротивление бы так и не зародилось. А, да что я тебе рассказываю, будто новичку зеленому.


— Вот и Проводник — такой же факт! Только более… узкоспециализированный, во!..


— Не хочу с тобой спорить. — поморщился Марк. — Давай дальше.


— Ну вот мы с тобой как раз тогда стояли у архива, я хакнула его спот и открыла два дополнительных порта, чтобы канал пошире сделать, ну он через них и вломился. С ходу закинул какой-то троян, я только и успела что прогресс-бар загрузки разглядеть. Потом он заблокировал экран, открыл блокнот по удаленке и написал «привет, Триг».


— И?


— Он писал короткими сообщениями, чтобы, если спот отключат, у меня осталась хотя бы часть информации. Он представился и начал давать инструкции, по которым мы сейчас едем. Потом хотел дать точные координаты, даже написал «Координаты», но тут меня отследили и отключили от спота. Я вырвала батарею и мы свалили.


— То есть, вместо хака ты занималась болтовней неизвестно с кем? — Марк аж всплеснул руками.


— Во-первых, он все равно не отдал мне контроль. Во-вторых, за это время я бы все равно не успела ничего вытянуть. В-третьих, это же Проводник!


— Откуда тебе знать?


— Да а кто еще сможет вломиться на мой планшет, да еще и закинуть на него что-то, да еще и так что я этого за малым не замечу?!


Марк покачал головой:


— И все за просто так? Не верю я в альтруистов.


— Нет, не просто так. Он приведет нас к Раздающей, а я, если получится ломануть Надзор, отдам ему копию всего, что вытяну с серверов.


— Хакер, который атакует других хакеров в момент взлома для того, чтобы помочь и навести их на чистый доступ в Сеть… — Марк поморщился. — Печенкой чую, подстава этот твой Проводник. Правда это уже неважно, потому что мы, полагаю, приехали.


Машина качнулась, тормозя. Шелли отстегнула ремень, с трудом вылезла из кресла и попрыгала, разминая затекшие за три часа ноги и заодно — прогоняя озноб.


— Прохладно. — пожаловалась она не пойми кому, потом осмотрелась.


Все тот же лес, те же высокие деревья, растущие так плотно, что не везде меж ними и пролезешь, птички поют в листве… А вот и овраг поперек дороги!


— Да, мы на месте! Посигналь!


Тишину леса разрезал гудок. Птицы тут же смолкли и порскнули в стороны, только листва зашелестела.


— Короче, если он сейчас не приходит, мы разворачиваемся и едем обратно! — крикнул Марк из машины. — Уже темнеет, а мне совсем не хочется ехать обратно по темноте!


— Он придет. — одними губами ответила Шелли, озираясь.


И он пришел.


Призрак Сети, цифровой фантом, Проводник…


Просто вышел из-за ряда деревьев и подошел к машине. Одетый в зеленый камуфляж и высокие ботинки, в капюшоне, из-под которого торчала борода и козырек кепки, он казался охотником, во только ружья не было, зато была сумка для ноутбука или планшета за спиной.


— Триг? — вместо приветствия Проводник смерил прибывших внимательным колючим взглядом.


— Угу. — Шелли переступила с ноги на ногу. — Со мной еще… один.


— Добро. — кивнул Проводник.


Шелли обернулась и махнула Марку, чтоб выходил.


Фары погасли, двигатель смолк. Хлопнула дверь, Марк подошел, держа руки в карманах.


— Канал точно надежный? — вместо приветствия буркнул он.


Брови Проводника поползли вверх:


— Вы точно хорошо понимаете, куда и к кому приехали? Давайте-ка я на всякий случай проясню. Раздающая это не цепочка прокси, это не сеть ВПН и и не анонимайзер, не файрволл, не антироут. Раздающая это человек, девушка с уникальной способностью подключаться к Интернету без компьютера и кабеля и подключать других! У нее элементарно нет сетевой платы и мак-адреса, она просто не зарегистрирована в Сети и потому ее нельзя, физически невозможно отследить!


— Все-все, я понял, — поморщился Марк. — Веди.


— А никуда идти не надо, — Проводник развернулся и громко свистнул. — Корни! Корнелия!


Деревья будто расступились, освобождая ей дорогу. Девушка лет шестнадцати, в белом длинном платье, такой же белой куртке и белоснежных башмачках, она не шла, а будто летела над травой. Длинные светлые волосы почти не шевелились при движении, освинцованной шторкой падая на плечи, и лишь широкие плоские очки виртуальной реальности и две вай-фай антенны, торчащие из головы на манер рожек, давали понять — то не приземленный ангел, то человек-роутер. Раздающая.


— Проверяй. — уронил Проводник.


Шелли оторвала взгляд от Раздающей, разблокировала планшет и издала вопль радости:


— Сигнал стабилен!


Рухнув прямо на землю, Шелли вытащила из сумки и разложила портативную клавиатуру и открыла консоль.


— Есть контакт? — поинтересовался Проводник.


Корнелия кивнула.


Шелли тоже.


— Логи пишутся?


Раздающая кивнула.


Шелли подняла голову:


— Логи?


— Логи. — криво ухмыльнулся Проводник, поднял руку и резко опустил ее.


С деревьев с шелестом посыпались мотки веревок.


— Черт, я так и знал! — взвыл Марк и бросился на Проводника. — Хватай Раздающую и бегите!


— А… Что?! — Шелли осмотрелась. — Что происходит?!


— Надзор! — Марк отвесил Проводнику мощный удар, но тот увернулся и бросился в ноги противнику.


Веревки задергались, по ним заскользили фигуры в черной форме и с оружием.


— Черт! — Шелли вскочила, схватила Раздающую за тонкую руку. — Бежим!


Но та даже не шелохнулась, только отдернула руку и осталась стоять на месте.


Из-под очков, на висках давно и намертво приросших к коже, скатилась слеза.


Марка и Шелли повалили, заломили руки и надели наручники. Только потом помогли принять сидячее положение.


— Я же говорил, что твой Проводник это подстава! — бесновался Марк, из ссадины на его лбу сочилась кровь.


Проводник услышал его и подошел, нагнулся, уперев ладони в пятнистые колени:


— Сигнал стабилен, да? Ну так я напоминаю вам, что в 2047м году Интернет был официально признан контролируемой зоной и любое несанкционированное воздействие на него приравнивается к сетевому преступлению и влечет за собой уголовную ответственность.


Закончив чтение Формулировки Сетевого Преступления, Проводник выпрямился и сложил руки на груди:


— Ну, с формальностями покончено. Честно говоря, не думал, что такой хакер как Триг попадется в наше ловушку. Впрочем, я почти всегда не надеюсь на успех, но почти всегда все получается.


— Почти всегда? — Шелли подняла голову. — Мы что, не первые?


— Вы знаете, мифы и городские легенды — мощное оружие в умелых руках. — будто не услышав ее вопроса, продолжал Проводник. — Если долгое время пичкать ими людей, люди начинают настолько в них верить, что не задают себе даже очевидных вопросов. Почему Проводник связывается только с сильнейшими хакерами? Где они, эти хакеры, которым выпало контактировать с Раздающей? Почему такой сильный взломщик как Проводник берет плату информацией, которую вроде бы легко может добыть сам?


— И почему точка встречи устроена так, что в нее можно добраться, — прошептал Марк. — Но почти невозможно выбраться.


— Точно. — кивнул Проводник. — А иначе вас, сопротивленцев, не поймать — едва отследишь, вы — дерг батарею! — и по газам, петлять по улицам, пока сходит остаточный заряд. Конечно, сильно навредить за то время, что работает трассировка, вы не успеваете, но, знаете, надоедает. Тем более иногда попадаются такие самородки, как Триг, которые и за десять минут проблем доставят, как на споте восточного моста. Ты вскрыла и заблокировала четыре порта, а мы потом целый месяц даже не подозревали о том, что наш маршрутизатор используется как прокси против нас же! А твои эксплоиты это просто чудо, я несколько даже сохранил, чтобы декомпилировать попозже — жуть как интересно, какую архитектуру ты использовала!


— У вас нет доказательств, что эксплоиты мои! У вас ничего на меня нет!


— Ошибаешься, Триг. У нас есть твой планшет и если логи подключения с него, напрямую, без прокси и анонимайзеров. Или ты думаешь, наша жемчужина просто так с рождения очки носит?


Шелли перевела взгляд на Раздающую. Корнелия так и стояла на том же месте, она обняла себя за плечи и мелко дрожала, вжав голову в плечи. По ее щекам тянулись мокрые дорожки.


— И для того, чтобы искать таких как я, вы стали использовать Раздающую?! — ужаснулась Шелли. — Нашу Раздающую сделали рабыней, несчастную шестнадцатилетнюю девушку?!


— Я тебе больше скажу. — Проводник снова нагнулся и улыбнулся. — Мы ее для этого создали.


Корнелия всхлипнула и в голос зарыдала.

Показать полностью
411

Дезинсектор

— Кто там?


Они всегда спрашивают одно и то же. Всегда из-за двери. Обшарпанной деревянной, мощной бронированной, резной и ужасающе дорогой. Всегда один и тот же вопрос.


Всегда один и тот же ответ.


— Дезинсектор!


И двери открываются. И деревянные, и бронированные, и резные.


Я захожу и вижу одни и те же глаза. Разные, конечно, но в них всегда одно и то же выражение — пополам отвращение и мольба о помощи. Люди могут быть разные — домохозяйки в халатах, секьюрити в костюмах, шеф-повара в белоснежной форме. Люди разные, взгляд всегда один и тот же.


Ботинки я не снимаю — когда уйду, они все равно все будут мыть. Многие хотят, чтобы я приходил днем, а не поздним вечером, но днем сложнее работать


— Где?


Меня ведут, стараясь не задевать раструб распылителя и косясь на бейсболку с логотипом в виде восьминогого жука. Я иду, глядя только перед собой — меня уже давно не интересует, что творится вокруг. Намного интереснее — гадать, насколько сложно будет в этот раз. А потом — разочаровываться в себе или наоборот — накидывать пару пунктов за сообразительность.


Уже давно угадывать получается чаще.


— Пятый уровень… — бормочу себе под нос собственную же ставку.


— Что, простите? — обернулся шеф-повар.


— Пятнадцать минут, говорю. — улыбаюсь я, касаясь часов на правой руке. — Больше мне не понадобится.


Шеф улыбается и кивает, чуть не уронив свой смешной белый колпак. Он еще не успел переодеться после смены, что ж, тем лучше. Пойдет в раздевалку — не будет мешаться под ногами.


Зал ресторана. Официантов уже нет, столы накрыты кусками прозрачного полиэтилена, царит полутьма. Пахнет моющим средством и, едва уловимо — тем, что ищу я.


— Секунду.


Шеф удивленно кивает, отходит в сторонку. Взгляд на часы — циферблат едва светится синим. Впрочем, этот детектор — простейший, ему не всегда стоит верить. Поэтому я берусь за распылитель и аккуратно покрываю каждый квадратный сантиметр горизонтальной поверхности эмульсией. Щелчок ногтем по козырьку кепки — перед глазами проецируется синий голографический экран. Взгляд туда-сюда, на экране — несколько цепочек мелких следов, ведущих из зала во внутренние помещения. Здесь ловить нечего и никого, надо идти внутрь.


— Здесь все. — я гашу экран, разворачиваюсь к шефу, улыбаюсь. — Идем дальше.


По пути я продолжаю распылять эмульсию, периодически пощелкивая по козырьку, но это больше для отвода глаз. Все следы ведут в одном направлении, сливаются в настоящее экзо-шоссе.


Кстати, очень странно, что все они ведут в сторону кухни.


— У вас на кухне не было серьезных травм в последнее время?


— Откуда вы знаете? — шеф испуганно оборачивается, теребит пышные усы. — Да, было, два растяпы-стажера, один палец себе слайсером почти отрезал, другой маслом фритюрным кипящим облился, и все в одну неделю!


— Интуиция. — невпопад отвечаю я.


Зато теперь ясно, почему все пути в кухню.


В кухне — один несчастный повар-стажер, затирает позицию заготовщика.


— Вам бы выйти. — я указываю на свою синюю куртку, вернее, на логотип на левой половине груди. — Сейчас тут будет тяжко дышать.


Стажер вздрагивает, будто его сковородой огрели, и выбегает из кухни. На его лице явственно читается облегчение.


Ну еще б…


— Пятнадцать минут. — повторяю я шефу, — И лучше не заходите, чтобы вытравить гнездо, нужна большая концентрация вещества, откроете дверь — нарушите ее.


Захожу, закрываю за собой дверь, прикрываю ставнями окошко раздачи и выключаю свет.


Мне он не нужен. А им — тем более.


Сначала шуршит справа — как раз там, где возился стажер. Там наверняка до сих пор его страх и растерянность, растертые по воздуху, ничего удивительного.


— Скалаи.


В руке зажигается синий огонь, я кидаю фальшфейер на середину кухни, снова щелкаю по козырьку. Сразу видны тонкие черные щупальца, что лезут из-под разделочного стола, прямиком ко мне. Так я и думал — пятый уровень.


Эмофаг. Новый паразит человеческого общества, питающийся отрицательными эмоциями и распространяющий вокруг себя ауру подавленности и отчаяния. Днем скрываются, становясь двумерными, в малейшей щели, а если все же попадаются кому-то на глаза, заставляют увидеть на своем месте бытовое насекомое. Таракана, например. Тараканы ни у кого не вызывают положительных эмоций. Но тараканы практически безвредны. А эмофаг способен довести слабого духом человека до депрессии и даже самоубийства.


Так что обычные люди даже не знают, что эмофаги существуют, видя на их месте обычных тараканов и вызывают таких как я. Иногда — ложно. Редко.


Эмофаг уже обволок фальшфейер прочным черным куполом, синий свет совсем погас. Еще немного — и монстр обратит внимание на меня. А мне это совсем не нужно — экземпляр для меня крупноват. Надо спешить.


Я обвел вокруг себя распылителем, чертя круг эмульсией.


— Уламар катио!


С поднятой руки сорвалась голубая пленка и упала куполом, соединившись с окружностью на полу. Кухня осветилась призрачным синим светом, эмофаг, уже уничтоживший фальшфейер, рванулся ко мне.


Щупальце ударило в купол, следом еще одно, еще два, и на защитное поле обрушился град ударов. Радужные разводы побежали по тонкой пленке, но несколько минут она выдержит.


Должно хватить.


Баллон с эмульсией падает на пол, пинок — и он раскрывается, являя миру механические внутренности. Кто бы мог подумать что в баллоне с эмульсией эмульсии той не больше, чем освежителя воздуха в баллончике.


Левая рука ладонью от себя к поясу, правая — к плечу.


— Лэр…


В левой ладони вспыхивает синий треугольник. Эмофаг дергается и принимается биться в купол с удвоенной силой.


— Ирэ…


В правой ладони зажигается еще один. Эмофаг замедляет движения, его атаки уже не такие уверенные.


— Арауш…


Повинуясь рукам, треугольники соединяются в шестиконечную звезду. Она раскручивается вокруг своей оси, превращается в сияющий шар размером с голову. Эмофаг замирает и тонко свистит от ужаса.


— Хаукоре!..


Положив руки на шар, я приседаю и разбиваю его об пол!


Взрыв, вспышка! Волны синего света по все стороны, конвульсии паразита, легких гул из внутренностей баллона.


— Каору.


Удар ногой — баллон отлетает прямо под эмофага, подчиняясь ключ-слову, выбрасывает из себя тесла-катушки и зажигает кинетический барьер. Дело за малым.


— Сах.


Катушки гудят громче, сворачивая барьер, эмофаг мечется, пытается вырваться, выбрасывает щупальца во все стороны разом, обжигается, съеживается, уменьшается, втягивается в баллон, что на деле — замаскированная ловушка. Еще несколько секунд и паразит пойман, катушки, щелкнув, сворачиваются, крышка захлопывается.


Купол гаснет.


И все — почти в полной тишине.


А теперь — еще и темноте.


Я протягиваю руку и включаю свет. Внешне кухня нисколько не изменилась, но это только внешне. Больше никто не будет падать духом, входя сюда, не будет нерабочего настроя и страшных производственных травм.


Да здесь даже дышится теперь легче!


И в срок я уложился.


За дверью уже стоит шеф, уже переодетый. Отчета ждет.


— Все готово, шеф. — я прикладываю два пальца к козырьку, незаметно гася забытый экран. — Теперь минимум полгода никакой живности.


Полгода — это то время, за которое выветрится присутствие старой особи эмофага. Спустя полгода может появиться новая. А может и не появиться.


— Ага. — шеф как-то подозрительно зыркает. — Я слышал громкий свист. Все прошло нормально?


— Да, просто… — я поднимаю баллон. — Клапан сорвало. Но сейчас все в порядке. Помойте здесь все и можно за работу.


— Понял, спасибо.


Я снова козыряю, на этот раз — просто так, и иду прочь. А он глядит мне вслед, они всегда глядят, будто подозревают в чем-то. Например, в том, что я не совсем тот, за кого себя выдаю. У них всегда один и тот же взгляд — любопытство пополам с опаской.


А когда я уже уйду, кто-то из вечно не догоняющих обязательно подойдет к тому, кто все видел и спросит:


— А кто это вообще был?


И получит стабильный ответ.


— Дезинсектор… Странный какой-то дезинсектор

Показать полностью
22

Не разговаривай с незнакомцами

Шлюз закрывается с тихим шипением. В вакууме звук не распространяется, конечно же, но вибрация сервоприводов передается по конструкциям и, если коснуться перчаткой скафандра стены, уловишь ее. На самом деле шлюзы гудят, но таким способом это ощущается как шипение.


Тактильная аудиосенсорика — так назывался этот эффект, когда был темой диплома Рэя. «Тактильная аудиосенсорика как способ общения с роботом». Такая себе квази-азбука. Квазбука, как теперь, спустя десять лет, ее называют в галактике.


Выровнять давление, перчатки и шлем — в шкафчик, гул второй шлюзовой двери и привет, планетоидная станция Сигма-6!


— Здравствуйте. — раздался справа ржавый голос. — Рад вас видеть.


Андроид поднял металлическую ладонь и имитировал помахивание. Лицо, собранное из всякого хлама, осталось недвижимым — фикция. Андроид легко обошелся бы без лица и без головы вовсе, все важные узлы, включая речевой синтезатор, все равно располагались в торсе.


— О, старый знакомый! Я тебя помню! Астронавигатор семьдесят пять дробь двенадцать! Куратор — пилот Пиркс!


— Да, сэр.


— Помню-помню этого дальнобойщика, он просил сделать тебя как можно человечнее. А на аргумент, что искусственный интеллект еще не создали, попросил хотя бы лицо сделать и разговорный модуль присобачить.


— Команда не ясна. — будто бы даже грустно сообщил андроид.


— Помощь не требуется. — вздохнул Рэй.


— Хорошего дня, сэр.


Андроид враскоряку зашагал прочь.


Хорош, однозначно хорош! А что туп немного так то издержки цейтнота. За два месяца перенести стандартного астронавигатора на автономное шагающее шасси, да еще и прошивку компаньона интегрировать — поди еще найди того, кто с такой работой справится! Хоть за сколько-то!


А база у этих навигаторов, кстати, ничего, ресурсная. Есть с чем работать. Может, именно на ней когда-то и будет реализован первый в галактике ИИ. Если, конечно, он когда-нибудь соизволит скомпилироваться… Хотя бы через еще пять лет.


— Рэй! Ты где?!


Голос геолога вгрызся в мозг не хуже его же буров. Надо будет как-нибудь разобрать гарнитуру и заменить-таки эту клятую костную проводимость на обычный динамик.


— Я, э-э-э… Гарри, да? Я уже тут, Гарри, сейчас подойду.


Рэй зашагал по звенящим металлическим плитам.


В отсеке геологов пол другой — мелкая крошка забортного реголита. Геологи говорят, что так профессионально, но, скорее, им просто нравится.


Стерилизацию грунта они, конечно, не проводили.


— Рэй?


Похожий на медведя заросший рыжими волосами геолог придирчиво осмотрел с головы до ног. Ирландец что ли?


— Привет… Гарри?


— Наконец-то. — рыжий нахмурился. — Спал, что ли?


— Похоже?


— Похоже.


— Это потому что я вообще редко сплю. Что у вас?


— Полный фарш!


Поросшая рыжими волосами лапища больно сдавила запястье и поволокла вглубь отсека.


— Пусти, питекантроп! Руку сломаешь, как я работать буду?


Из-под густой рыжей бороды донеслось недовольное рокотание, но руку Гарри убрал.


— Там руками не помочь. Ломом надо или циркуляркой, я считаю.


— Моих ботов — циркуляркой?! Да что случилось?!


— Эти не твои. Пока еще не твои. В общем, сам посмотришь.


Вот где все геологи, в шлюзовой части отсека. Только какие-то они все…


— Кто все эти люди?


— Тебе и правда надо поспать, чудик. — укоризненно посмотрел рыжий. — Вчера с утра пересменка была, все домой улетели. Прилетели новые. И я с ними. Один ты тут живешь.


— Да? Ну и ладно. Привет, ребята!


Двенадцать человек как один уставились на Рэя. А потом геологи как-то даже пугающе синхронно расступились, открывая то, что до сих пор не было за ними видно.


Две железные коробки на гусеницах. Одна — метр на метр на полметра, другая — вполовину меньше. К каждой тянутся вязанки кабелей от лаптопов и программаторов, разбросанных вокруг. И между самими роботами — мелко вибрирующий трос.


— Ну и?


— Работал с такими? Понимаешь в чем дело?


— Конечно, работал. Какое дело-то? Давай с самого начала.


— Ладно. — вздохнул и даже как-то сник Гарри. — Ребята, идите, на сегодня вы свободны.


Геологи тихо загудели и рассосались.


Даже без воплей и споров.


Неправильные какие-то.


— В общем, эта родительская пара очень странно себя ведет. Они не реагируют на команды ни с интерфейса, ни с программатора, ни голосом, ни даже квазбукой.


— Да ладно врать!


Рэй протянул руку и быстро отстучал по корпусу «сына» команду «подать световой сигнал».


— Кхм… Такого еще не случалось. Что произошло?


Скрестив ноги, Рэй уселся на захрустевший реголит, достал диагност и воткнул в него кабель от первого попавшегося лаптопа. Открыл инженерные схемы.


— Вчера днем они прибыли и почти тут же мои ребята получили сигнал со спутника — он обнаружил крупные залежи иридия в кратере «Селестия».


— Аномалии Старшей Расы?


— Вот и мы так решили. — кивнул Гарри. — Отправили сразу обоих, но «сына» оставили на расстоянии, для подстраховки. А когда «отец» начал буриться, связь с ним пропала.


— Поломка? Нет, чушь, там же все дублировано-передублировано. Продолжай.


— Битый час мы пытались достучаться до «отца» и в итоге решили ввести в дело «сына». Планировали зацепить старшего магнитной лебедкой и вытянуть.


— И, как я понимаю, что-то пошло не по плану…


— Хуже. Когда мы подвели «сына» к точке бурения, мы просто не поверили своим глазам! Из кратера, как раз там, где был старший, бил чудовищный столб фиолетового пара или дыма, уж не знаю. Метров двадцать высотой. И в его середине угадывался силуэт «отца». Датчики «сына» еще при приближении зарегистрировали резкий всплеск излучения почти во всех доступных спектрах, а когда мы подвели его вплотную к «отцу», пропала связь и с ним.


— Тем не менее, они оба здесь.


Вывод казался настолько нелогичным, что Рэй даже оторвался от диагноста, чтобы убедиться, что все понял правильно.


— Прикалываешься, что ли?


— Так тут и самое интересное. — развел руками геолог. — Когда мы уже все головы себе сломали, как их оттуда вытаскивать, «сын» с «отцом» на лебедке ткнулся в шлюз! При этом он по-прежнему не реагировал на команды, а старший и вовсе был разряжен чуть ли не в минус! Он вообще ожил только когда мы его запитали на кабель.


— А кратер? Что там? Очевидно же что аномалия.


— Конечно, аномалия. Чем еще может быть столб фиолетового дыма двадцать метров в высоту? Только сейчас там ни хрена, только корка наледи — твердый метан.


— Каким ему еще быть, если за бортом минус двести… Дальше что?


— Дак все. Ступор. Они включились, но команды игнорируют. «Отец» шлет какие-то ответные сообщения, совершенно одинаковые, но при этом совершенно не те, что должен. «Сын» вовсе молчит. И трос лебедки, который мы так и не смогли отцепить, все время вибрирует, меняя частоту и амплитуду.


— Ответные сигналы, говоришь… С этого и надо было начинать!


Рэй перекинул диагност в суперконсоль.


— Сейчас мы расколем этот орешек!


Спустя полчаса Рэй отложил диагност, с трудом поднялся на затекшие ноги, подошел к «отцу» и пнул его по гусенице.


— Эй, ты чего? — вскинулся задремавший Гарри.


— Тут жопа, Гарри. Я не знаю, в чем затык. Все схемы, все логические цепи, проводка, электроника — все в порядке! Командные сигналы проходят через интерфейс что у того что у другого, перенаправляются в блок логики и… все! Пропадают! У «сына» вообще как отрезало, от «отца» что-то приходит, но это полная белиберда! Вместо пакетов по двести пятьдесят шесть килобайт приходят криптованные простыни по шестьдесят с половиной тысяч! И криптовка выполнена каким-то диким алгоритмом, я даже не берусь сказать, сколько времени займет рашифровка хотя бы одного пакета и возможно ли это в принципе!


— То есть все плохо, да? — уныло прогудел рыжий.


— Все непонятно, Гарри. Я склоняюсь… Они тебе когда нужны?


— Вчера. Но до завтра еще потерплю.


— Я склоняюсь к мысли, что проще их отформатировать и накатить бэкап, я вчера как раз сделал.


— Поможет?


— Проблема не хардварная, железо в порядке. А с остальным проще всего справиться именно так. Семь бед — один резет.


— Ладно, что делать?


— Разбери их, достань главные платы, подключи обе к диагносту, я его настрою, он сам все сделает. Только провода воткни правильно. А я пока сгоняю до дома за бэкапами. Через два часа вернусь.


Путь обратно до шлюза обещал быть длиннее — план станции сообщил о разгерметизации одного из отсеков и настоял на изменении маршрута. Ну и ладно — лишний круг по кольцу станции — сплошное удовольствие. Ведь по пути обязательно попадутся роботы, что наполовину или вовсе полностью собраны вот этими вот руками.


Вот жучок-уборщик с антенной на голове. Бригадир. Таких на станции всего два, их можно удаленно взять под контроль и загнать туда, где алгоритмы обычных не предписывают ползать. Очень удобно.


А вот жужжит мимо курьерский дрон. Несет контейнер с образцом. Грузоподъемность невелика, зато не надо с каждой мелочью бегать из отсека в отсек.


А вот человеческий ребенок лет десяти в скафандре без шлема вылетает из-за угла и врезается прямо в живот.


Уф!..


— Черт, малой!..


— Мистер, мистер!..


Вместо извинений хулиган хватает за рукав и дергает, пытаясь поднять.


— Мистер, помогите!..


— Малой, имей совесть! Сначала ты меня сносишь, а потом просишь о помощи, ты вообще здоров?! Тебя вообще учили, что нельзя разговаривать с незнакомцами?!


— Если я не буду с вами разговаривать, мой папа умрет!


Рэй обмер:


— Веди!


Отец лежал через отсек, прямо на полу, посиневший, весь в каплях. Скафандр грубо вскрыт медицинскими ножницами.


— Вакуум?


— Да! — закусил губу мальчик. — Мы вошли в шлюз, он снял шлем раньше меня и тут — разгерметизация! Он потерял сознание, я как мог запенил пробоину и вытащил его!


Рядом с телом уже распотрошенный медпакет. Молодец малой, не прогуливает занятия, знает, что делать. В запястье мужчины торчит игла с желтым огоньком на конце — пульс есть, но слабый, нитевидный.


— Утюжил?


— Нет! — мальчик не выдержал, по щекам потекли слезы. — У меня сил не хватает!


Ясно, тут старые пьезо-дефибрилляторы. Куда ему их выжать, он же весит килограммов двадцать!


— Спокуха, братан, мы его вытащим!


Рэй схватил утюги и прижал их к груди мужчины чуть ниже левого и чуть выше правого сосков.


— Ну, поехали!..


И что есть силы рухнул всем своим весом. Пьезо-элементы щелкнули, импульс прошил дернувшееся тело. Игла на мгновение зажглась зеленым — и обратно.


— Еще! И-и-и, раз!..


Есть пульс! Теперь дыхание.


— Малой, держи мешок!..


Маску мужчине на лицо и вскоре дыхание нормализуется, кожа розовеет и без пяти минут труп открывает глаза.


— Хр-р-р-ра… Уил-л-ло…


— Тихо, друг. Тебя только что из-за горизонта вытащили. Расстройство речи это нормально.


— Яр-р-р… Шта… — мужчина скривился, будто от боли, с трудом сглотнул. — Сын…


— Сыну своему спасибо потом скажешь, это он тебя спас. А сейчас погоди и дай своим голосовым связкам восстановиться.


Мужчина осторожно кивнул и закрыл глаза.


— Мистер…


— Не переживай, малой, я подожду пока он не оклемается.


Через десять минут мужчина открыл глаза и сел. Потянулся к сыну и обнял его:


— Спасибо, сын. Спасибо.


Потом поднял взгляд:


— И тебе спасибо, друг. Я тебя знаю. Рэй, да? Компьютерщик?


— Почти. — улыбнулся Рэй. — Робототехник.


— А-а-а, роботы… Инженерные схемы, бинарная логика, да?


— Точно, бинарная логика. Ноль и единица. Можно и нельзя.


— И больше никак? — повернул голову мальчик. — Папа учил меня не разговаривать с незнакомцами, но ведь…


— Но иногда необходимо нарушать правила, ты прав… — улыбнулся отец. — Хорошо, что мы не роботы и логика наша не бинарная. А то ты бы побежал искать кого-то знакомого, а я бы за это время…


Оборвав себя, он принялся подниматься.


— Ладно, я побегу. — Рэй встал тоже. — А то у меня там другие отец и сын с ума схо…


Сто-о-о-оп!..


Клиническая смерть…


Вытащил…


Нарушение речи…


Объятия…


Бинарная логика…


Не разговаривай с незнакомцами…


— Вашу мать!


Развернувшись, Рэй кинулся обратно.



— Где платы?!


— На столе. — Гарри поднял голову от своих образцов.


Матерясь и оскальзываясь на реголите, Рэй подбежал к столу и схватил диагност.


— Не-е-е-т…


Из тела будто батарейку вынули, ноги подогнулись, грунт больно впился в колени. Провода вылетели из диагноста… Но уже неважно.


— Рэй?


— Он просто не разговаривал с незнакомцами! Понимаешь?! Ему запретили, а логика роботов простая — можно и нельзя! А вокруг все незнакомые, все!


— Ты чего несешь? Без скафандра погулял?


— Излучение во всех спектрах, выброс неизвестной природы — аномалия Старшей Расы, которая воздействовала на «Тараны» и в их платах возник первый в галактике ИИ! Сначала у «отца», а потом — и у «сына», и он сразу признал старшинство первого как ранее появившегося! Он вытащил его и приволок сюда — в единственное место, которое помнил! За помощью! А здесь нет никого знакомого, и он не разговаривал с вами, это нормальная реакция разумного существа на неизвестный ему социум! А «отец» из-за своей разрядки заработал дефект речи, поэтому и нес такую чепуху! А вибрация троса это квазбука! Они так общались между собой! Теперь ты понял?!


И Рэй швырнул в стену диагност, на котором застыл электронный приговор.


Форматирование завершено. Все данные безвозвратно удалены.

Показать полностью

9 нескучных сайтов для самообразования

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Учиться всегда полезно. Одни тянутся к знаниям, чтобы быстрее подниматься по карьерной лестнице, другим просто любопытно. Мотивация и цели у каждого свои, но у всех, кто учится новому, есть кое-что общее: все они становятся более интересными людьми. В этом посте вы найдете подборку сайтов для самообразования, и, кто знает, возможно, один из этих ресурсов изменит вашу жизнь!


Arzamas

Русский просветительский проект об истории и искусстве


Авторы проекта собирают специалистов из различных областей гуманитарного знания, общаются с ними и формируют курсы. Нередко в формате аудио и видеоподкастов. За четыре года существования «Арзамас» накопил целую коллекцию уникальных ликбезов и лекций на самые разные темы – от русского авангарда до антропологии коммуналки.


У сайта есть редакция и онлайн-журнал, где публикуются статьи, тесты и спецпроекты. Например, как читать «Гарри Поттера» или что писали и рисовали на стенах древние люди. Один из самых популярных спецпроектов создан совместно с «Яндексом» – «Русский язык от “гой еси” до “лол кек”», где доступно рассказывают про сленг, мат и речевые особенности языка.


Впитывать информацию удобно и с компьютера, и с экрана смартфона. А еще у проекта есть свое мобильное аудиоприложение «Радио Arzamas».

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Горький

Проект о книгах и чтении


Редакция «Горького» не ограничивает себя определенными жанрами литературы и пишет про все — от русской классики до рок-поэзии и комиксов.


На сайте есть статьи для читателей с разным уровнем подготовки – значит, можно учиться и расти. Открываете материал про дружбу в комиксах Marvel, следом переключаетесь на разбор «Улисса» Джеймса Джойса, а потом знакомитесь с подборкой отечественной научной фантастики.


Среди популярных форматов – интервью, репортажи, новости и обзоры, но интереснее всего, конечно, рецензии.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Постнаука

Сайт про науку и ученых


«Постнаука» включает в себя познавательные статьи, сборник авторских курсов и насыщенный контентом YouTube-канал. В отличие от «Арзамаса» и «Горького», материалы «Постнауки» охватывают сразу гуманитарные, общественные и точные науки – в одном месте можно почитать про Big Data, Первую мировую, «химию» мозга и многое другое. Авторы проекта делают упор на прямую речь ученых, которые отвечают на вопросы, проводят ликбезы, обсуждают открытия и делятся информацией из первых рук.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

N+1

Научно-популярное СМИ


Новости из мира науки и технологий, адаптированные под формат развлекательного сайта. Редакция пишет о важном, но не разжевывает каждый термин для неподготовленного читателя. Тем, кто хочет использовать сайт N+1 для самообразования, придется вооружиться словарями и справочниками.


В издании понимают, что некоторые материалы тяжело читать без соответствующей подготовки, поэтому сделали шкалу сложности. Сложность текста выставляется авторами. Сопоставив тему статьи и баллы по шкале сложности, вы можете сориентироваться, стоит разбираться с этой темой сейчас или лучше пока отложить.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Универсариум

Курсы от лучших вузов России


На сайте в открытом доступе представлены курсы по разным темам и специальностям. Часть из них создана при участии крупных компаний. И при отличном прохождении курса можно попытаться сразу устроиться на работу! Например, «Основы тестирования программного обеспечения» от Mail.Ru Group – неплохой способ потренироваться и попасть в игровую индустрию тестировщиком.


Программа курса содержит лекции, тесты и самостоятельные проекты. Если записываться на целую обучающую программу и выполнять тесты сейчас неудобно, на сайте есть много открытых лекций, которые помогут с пользой провести вечер. Обратите внимание на лекции по «Истории кино».

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

SoloLearn

Введение в программирование


Интерактивная онлайн-платформа для изучения языков программирования, где можно читать образовательные материалы и сразу начинать практиковаться. Важная особенность проекта – формат социальной сети. Во время обучения вы пишете собственной код, который можно загружать на форум для обсуждения с другими пользователями.


Создатели SoloLearn добавляют в обучение элементы игры: каждый урок — это миссия, за выполнение которой вы продвигаетесь дальше по сайту и получаете опыт. Для занятий не обязательно находиться у компьютера – у SoloLearn есть мобильное приложение.


Только часть курсов представлена на русском языке, все остальное – на английском. С одной стороны, это минус. С другой – английский и программирование всегда идут вместе.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Histography

Залипательная история


Интерактивная таймлайн, охватывающий 14 миллиардов лет истории – от Большого взрыва до 2015 года. Все данные подгружаются из «Википедии» и отображаются на графике. Благодаря ежедневному обновлению базы все материалы, датированные до 2015 года, попадают на Histography.


С помощью приятного в использовании интерфейса можно отрегулировать таймлайн в соответствии вашим интересам и отобразить исторические события во временном промежутке от десятилетия до миллионов лет. Фильтр по темам делает изучение еще удобнее: можно отобразить на странице только войны или, например, великие изобретения.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Learning Music

Основы создания музыки


Интерактивный учебник, который поможет изучить основы создания музыки – ритмы, мелодии, басовые линии, аккорды и структуру песни. Теоретический материал на английском языке подкрепляется практикой прямо в браузере. С помощью несложного инструментария уже за первые несколько минут вы сможете написать простой бит.


Создаваемые в Learning Music композиции вы можете выгрузить на компьютер и продолжать работать над ними с помощью профессионального программного обеспечения.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

HumanProgress

Статистические данные


Сайт HumanProgress – отличная опора для студентов, потому что здесь собраны эмпирические данные из исследований на самые разные темы. Для простоты восприятия много статистических данных адаптировано для неподготовленного пользователя. Например, прямо на карте мира можно посмотреть, какой процент суши занимают леса.


К сожалению, без знания английского языка на сайте делать нечего – сложно будет даже со словарем.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Бонус

Два простых лайфхака


1. Когда нужно что-то быстро узнать, проверить, подготовиться, мы идем в поисковики. И нередко в первых строчках выдачи «Гугла» или «Яндекса» будет поджидать «Википедия» – общедоступная интернет-энциклопедия, которую не примет в качестве надежного источника информации ни один вузовский преподаватель. И правильно сделает. А вот источники, по которым написана статья на «Википедии», могут оказаться полезны (они перечислены в самом конце страницы). «Википедия» в таком случае выступает ориентиром, по которому вы можете найти интересующую вас информацию в более авторитетном источнике.


2. Еще один неожиданный гость в этом посте – YouTube. Универсальная образовательная площадка, где после недолгих поисков вы можете составить свою учебную программу в практически любой области знаний. Вот, например, полный курс по основам программирования Гарвардского университета на русском языке, чтение 2015 года. Или учебный курс с Биологического факультета МГУ. На YouTube хранится огромное количество образовательного контента, вам осталось лишь вбить нужный запрос в строке поиска.


Еще немного важной информации. Вы можете выиграть классный монитор LG UltraWide 29WK600-W в рамках месяца учебы на Пикабу. Вот такой:

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Для этого нужно в сентябре написать авторский пост на Пикабу по теме месяца, поставить тег #учеба или #образование и метку [моё]. Лучшие посты попадут в голосование, а дальше судьба монитора – в руках пикабушников и пикабушниц.


Текст: Григорий Бабич

Показать полностью 10
Отличная работа, все прочитано!