vbuben

vbuben

пикабушник
поставил 3 плюса и 0 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
6749 рейтинг 29 подписчиков 36 комментариев 5 постов 4 в "горячем"
72

Сказка про лошадь

Когда мне стало лет больше, чем было раньше, у меня участились дни рождения. В детстве дни рождения были редкостью, и их приходилось чертовски долго ждать. Потом они немного участились, и ждать их уже не приходилось. Потом дни рожденья начали случаться так часто, что слоило проводить гостей и помыть посуду, как в дверь снова звонили и снова поздравляли. Когда тебе лет гораздо больше, чем было раньше, твое время уходит гораздо быстрее.


А тут еще у меня появилась внеплановая работа, которую надо было делать между днями рождения. Я вешал подковы. Сначала мой друг, кузнец, подарил мне одну подкову.


- Вот тебе подкова на счастье, - сказал он и ушел, сославшись на занятость.

Я повесил подкову над дверью и стал ждать прихода счастья, но следующий день рождения пришел быстрее. А с ним еще одна подкова. Потом еще.

- Четвертая? – спросил я друга на этот раз.

- Четвертая, теперь тебе точно повезет, и счастье не за горами, - ответил друг, и хотел уже было снять ботинки, как в дверь позвонили.

- Вот и счастье пришло. – Пошутил я, открывая дверь.


На пороге стояла лошадь.

- Я не счастье, я лошадь, - пояснила лошадь, - и хотя нас часто путают, я настаиваю на этом тезисе.

- Нифига себе, - вырвалось у меня.


- А я, пожалуй, пойду, - друг передумал снимать ботинки, - я, кажется, горн у себя в кузнице не выключил, - оправдался он и, уходя, тихо добавил, - да и лошади почему-то мерещатся.


Мы остались вдвоем: я и лошадь. Я молчал, а лошадь взялась разговаривать:

- Может, спросить о чем-то хотите? – сказала она, - так вы спрашивайте, не стесняйтесь.

- Хочу, - ответил я и спросил, - зачем мне лошадь?

- Странный вы народ, люди, - лошадь прошла в комнату, и я пошел за ней, - я вовсе не «зачем», а «почему». Потому что если у человека есть четыре подковы, то обязательно должна быть лошадь.


- Может конь? – поддержал я разговор.

- Кому конь, кому лошадь, - лошадь присела в мое любимое кресло перед телевизором, - я вообще отвергаю гендерную дискриминацию, но вы можете потребовать замены.

- У кого потребовать? – поинтересовался я.

- Не знаю. – Лошадь устроилась в кресле поудобнее, - но у кого-то точно можете.

- Жалко, что кузнец ушел, - сменила она тему разговора, - мне перековаться нужно. Вы-то небось не сможете?

- Смогу, - я прикинул наличие инструмента, - только у меня специальных гвоздей нет.

- Гвозди у меня свои. – лошадь помахала мешочком с гвоздями у меня перед носом, - Несите молоток и рашпиль. Подковы на плите калить будем.


- А конюшня у вас где? – спросила лошадь, и я ляпнул молотком себе по пальцу, в попытке загнать последний гвоздь.

- Нет у меня никакой конушшшни, - прошепелявил я. Нормально разговаривать мешал находящийся во рту ушибленный палец, - сарай есть. На даче.

- Поедем смотреть? – лошадь встала из кресла, и рассматривала новые подковы, - или я у вас тут жить буду? - и зачем-то посмотрела в сторону спальни.

- Нет уж, - отрезал я, - сарай на даче – это как конюшня почти. У меня там сразу две лошади поместится может и даже для велосипеда место останется. Поехали смотреть. Если тебя в метро пустят. И в электричку потом с автобусом.

- Зачем нам метро, - удивилась лошадь, - если у вас лошадь теперь есть? Верхом ездить умеете? Нет? Ну ничего, быстро научитесь, если не упадете сразу и ничего себе не сломаете. Едем.


И мы поехали. Ехали долго. Лошадь ехала медленно, потому что рассматривала окрестности и разговаривала сама с собой, а я ехал медленно, потому что медленно ехала лошадь. Погода была хорошей. Воздух чистым. Я научился ездить верхом до такой степени, что заснул.

- Слезайте, приехали, - сказала лошадь, и я проснулся, - это что ль ваш сарай?

- Этот, - я слез с лошади и протер глаза, - а как ты умудрилась дорогу найти?

- Вы, сударь, навигатор в телефоне включили ведь. Он и довел. – лошадь отщипнула клок газонной травы, пожевала и продолжила, - вкусная. Жалко, что у навигатора голос противный, и маршруты на лошадей не рассчитаны. А так ничего штуковина – полезная. Надо будет себе такой установить.

- Телефон, значит, уже имеется, - буркнул я, открывая двери сарая, - пожалуйста, вот и конюшня.


Лошадь вошла и опасливо осмотрелась.

- Косилка? - сказала она, - это хорошо. Можно сено заготавливать. А мыши тут есть? А тоя мышей не люблю, потому что боюсь.

- Мышей вроде нет, а косилкой можешь пользоваться сколько влезет. Газон у меня большой, а не хватит – там поле есть большое за деревней.

- Поле газонокосилкой не косят, - резонно заметила лошадь, - но я что-нибудь придумаю. Яблоки у вас растут? Я яблоки люблю.

- Яблоки растут и груши еще, только они еще зеленые совсем и маленькие. Зато много. Там морковка еще на грядках посеяна. А на всякий случай тут и магазин рядом, я тебе денег оставлю.


Так мой сарай стал конюшней. А я уехал в город. Мне на работу надо было.

Лошадь в деревне освоилась быстро. Взяла косилку, накосила себе травы, высушила ее на солнышке. Сена получилось немного, и лошадь договорилась с соседями: она им газоны косит, а они ей сено отдают и яблоки, когда лишние есть.

А еще она извозом стала подрабатывать, кто-то ей тележку подарил небольшую. Работящая, в общем, лошадь попалась, ничего не скажу. Только мышей боится. А мыши в сарай сразу пришли, как сено появилось. Когда там косилка стояла и бензином пахло, сарай мышам совсем не нужен был. А как сено появилось, они тут как тут и объявились.

Но лошадь с соседскими кошками познакомилась. Кошки стали приходить к ней в гости, ловили мышей и спали на сене. А когда не спали, то разговаривали. Общих тем для разговора с лошадью у кошек было немного, но лошадь оказалась хорошим рассказчиком и они любят ее слушать.


Я приезжаю туда по выходным, привожу молоко и бублики и мы пьем чай с молоком. Я, лошадь и соседские кошки. С молоком, потому что кошки без молока чай не пьют, а лошадь от молока без чая отказывается. Потом я уезжаю обратно в город работать и счастья ждать.


Я по-прежнему дружу с кузнецом и он дарит мне подковы на день рождения. Дни рождения у меня часто, и подков уже три. Скоро четвертая появится. Интересно, кто теперь в дверь позвонит: конь, лошадь, или счастье? Мне-то все равно уже, а лошади с конем веселее будет, я думаю.

А насчет счастья… Не верю я в эти приметы с подковами. В лошадей, впрочем, тоже не многие верят.


Наивный

Показать полностью
842

Дембельский аккорд

- Товарищи солдаты! Вы опустились ниже канализации!!!


Произнеся своё традиционное приветствие, капитан Езепчук прошелся перед строем заложив руки за спину и глядя на носки своих сапог, что свидетельствовало о его крайне неблагоприятном расположении духа.


- Канализация, товарищи солдаты, - продолжал он, - это система утилизации отходов жизнедеятельности человека!


Огромный как шкаф, под два метра ростом, крупными чертами лица и пышными усами напоминающий Петра Первого из советских фильмов, Езепчук говорил короткими, рублеными фразами, вколачивая их в головы личного состава. Его раскатистое «эр» проникало в мозг как сверло перфоратора в кирпичную стену.


- Устроена эта система, товарищи солдаты, следующим образом. Поступая в канализацию, продукты жизнедеятельности под действием силы тяжести выводятся за пределы среды обитания человека, где подвергаются окончательной утилизации. Все вы, товарищи солдаты, знакомы с этой системой, потому что регулярно ею пользуетесь. Но вряд ли кто из вас хоть раз в жизни задумывался о том, что испытывают эти самые продукты жизнедеятельности, покидая ваш организм и попадая в систему канализации.


Тут Капитан Езепчук сделал паузу и обвёл взглядом строй, чтобы удостовериться, до всех ли доходит смысл его слов.


- Так вот! Вчера несколько военнослужащих нашего подразделения решили на собственном опыте выяснить, что испытывают отходы жизнедеятельности человека, когда непреодолимая сила стремительным потоком уносит их в неизвестном направлении!


Капитан Езепчук снова прошел туда-сюда перед строем и продолжил.


- Итак! Позавчера шесть военнослужащих, которым до увольнения в запас оставалось десять дней, и фамилии которых я называть не хочу, настолько они мне отвратительны, получили простое задание - задерновать участок территории вокруг спортивного городка. Для чего?! Для того чтобы солдат во время занятий физической подготовкой мог испытывать не только физические нагрузки, но и эстетическое удовольствие. Задача состояла в следующем. Получить у старшины лопаты, носилки, пойти за территорию части, найти там подходящий участок, отделить слой дёрна от остальной почвы, нарезать дёрн аккуратными ровными квадратами, доставить его с помощью носилок в расположении части, и аккуратно выложить этим дёрном территорию вокруг спортивного городка. Всё! Задание настолько простое по своей сути, что с ним легко справилось бы не только племя неандертальцев, а даже стая хорошо обученных бабуинов! Но только не группа военнослужащих, которые два года несли боевое дежурство в составе стратегических сил! Шесть долбойогов со средним, а кое-кто и среднетехническим образованием, шесть отличников боевой и политической подготовки, которым Родина не побоялась доверить самое мощное, самое страшное в мире оружие, эти шесть уникальных военных решили, что их интеллекта в сумме недостаточно для решения такой задачи. Поэтому они взяли себе в помощь десять молодых бойцов, и выпросили в хозвзводе телегу. Телегу они просили вместе с лошадью, но лошадь им к счастью не дали. Почему к счастью? Потому что долбойогов в нашей части полтысячи, а лошадь только одна!


- Таким образом группа военнослужащих в составе - одного старшего сержанта, двух сержантов, двух младших сержантов, одиннадцати рядовых, и одной телеги, вчера после развода отправились на выполнение поставленной задачи. Однако вместо того, чтобы воспользоваться ближайшим подходящим участком лесного массива, окружающего нашу часть со всех трёх сторон, группа покинула территорию через КПП, и проследовав по бетонке мимо боевой зоны на расстояние примерно трёх километров, углубилась в лесной массив. И пока десять молодых бойцов резали и укладывали дёрн на телегу, шесть старослужащих стали изображать из себя римских патрициев, предаваясь разврату и чревоугодию. Иначе говоря, развели костёр и стали жарить картошку.


- Удовлетворив таким образом свои низменные инстинкты, а именно нажравшись картошки с салом, эти шесть военнослужащих забрались на телегу с дёрном, и приказали молодым бойцам катить её в расположение части. Выехав на бетонное покрытие, они отдали команду «Бегом!», и путём выкрикивания угроз в адрес молодых солдат, заставили их катить телегу с максимально возможной скоростью. Сами они при этом, лёжа на телеге, издавали звуки, которые в их скудном воображении должны были символизировать звук дембельского поезда.


- Наука, товарищи солдаты, говорит нам о том, что десять молодых здоровых человеческих организмов могут развить скорость до тридцати, а в определённых условиях даже до сорока километров в час. Но только на очень короткой дистанции. После этого организм резко теряет силы, и стремится к состоянию покоя. Проще говоря, пробежав сто метров с максимальной скоростью, десять бойцов сдохли, и игнорируя угрозы старослужащих перешли на шаг.


- Телега весом в несколько тонн, груженая дёрном и шестью телами, в отличие от человеческого организма обладает таким свойством как инерция. И может какое-то время двигаться самостоятельно. Таким образом, когда бойцы выдохлись и отстали, телега продолжала двигаться, а шесть долбодятлов продолжали с энтузиазмом изображать дембельский поезд. Вскоре телега по законам физики должна была неминуемо снизить скорость и остановиться.


- Если бы, товарищи солдаты, не одно НО!


- Это «но», товарищи солдаты, заключается в том, что рельеф местности между боевой зоной и КПП имеет одну особенность. А именно – уклон в сторону КПП. Может быть незначительный с точки зрения пешехода, но вполне достаточный для того, чтобы разогнать телегу весом в несколько тонн до скорости реактивного истребителя. Уклон заканчивается развилкой. За развилкой растёт сосна. Этой сосне, товарищи солдаты, пятьсот лет! За пятьсот лет эта сосна ни разу не видела, чтоб на неё со скоростью гоночного болида мчались шесть долбоёгов на телеге, груженой дёрном!


- Телега, товарищи солдаты, это транспортное средство, не имеющее собственного рулевого управления. И когда до этих камикадзе наконец дошло, что они несутся под уклон, предпринимать что-то было уже поздно. Помните, с чего я начал? С канализации! А почему? Да потому что шесть сидящих на телеге военнослужащих, пять комсомольцев и один кандидат в члены партии, в этот момент больше всего напоминали шесть фекалий, которых несёт по канализации стремительным потоком в неизвестном направлении!


- Итогом этого безумного заезда стали!


Тут капитан Езепчук вынул руки из-за спины и стал загибать пальцы.


- Два сотрясения головного мозга! Четыре перелома конечностей! Рваные раны, ушибы мягких тканей, и прочие телесные повреждения средней тяжести. Нанесение ущерба имуществу, а именно разбитая в хлам телега. Все пострадавшие, за исключением телеги, находятся в госпитале дивизии. А их дембельский поезд, который они с таким энтузиазмом изображали, отправлен на запасные пути на неопределённый срок. И положительным во всей этой ситуации является только одно. Сосна существенных повреждений не получила.


- Но самое главное, товарищи солдаты! Самое главное – поставленная задача так и не была выполнена! А это неприемлемо! Поэтому вы сейчас всем составом группы, под командованием сержанта Герасимова, отправитесь на её выполнение.


- И последнее! По смыслу, но не по значению! Если мне станет известно, а мне конечно станет известно, что кто-то из солдат второго года службы решил откосить от выполнения задачи за счёт молодого пополнения, то я договорюсь с командиром строевой части, и этот боец уволится у меня не просто 31 декабря, нет! Я заступлю ответственным по роте в новогоднюю ночь, и лично выведу этого уже полностью гражданского гражданина за ворота части ровно в 23:50. Даю слово. А слово своё, как вы успели убедиться, я держать умею. От КПП до ближайшего населённого пункта тридцать километров. Пять часов быстрым шагом по морозцу, есть реальный шанс успеть на первую электричку. Кстати, вы слышали, что недавно на сетке П-100 опять нашли убитую рысь? Заповедная тайга вокруг просто кишит разными неожиданностями. Так что лучше не повторять горький опыт своих товарищей.


- Ну что ж, на этом воспитательную беседу считаю оконченной, цели ясны, задачи поставлены, вперёд, как говорится, за работу, товарищи! Сержант, командуйте!


Сержант Герасимов вышел из строя.


- Группа, смирно! Слушай мою команду! Десять минут, перекурить, оправиться, получить инструменты! Через десять минут построение возле расположения! Вольно! Разойдись!


К вечеру территория вокруг спортивного городка радовала глаз свежей изумрудной зеленью, а злополучный дембельский аккорд вошел в историю части зарубкой на могучей сосне, и надписью, которую кто-то вырезал штык-ножом: «Дембель неизбежен!», а буквами помельче – «Главное до него дожить».


P.S. У некоторых читателей может закрасться сомнение, каким образом советский офицер произнёс такую длинную речь, не употребив ни одного крепкого выражения. Объясню. Все такого рода выражения удалены из речи капитана лично мной. Не по эстетическим или цензурным соображениям, а исключительно в целях экономии времени читателя. Просто в противном случае текст получался ровно в три раза длиннее.


Ракетчик

Дембельский аккорд Армия, Юмор, Длиннопост
Показать полностью 1
37

Симпатичная пара

Подобрал эту парочку где-то за Клином, издали ещё заметил, стоят на остановке, нахохлившись как два воробья. Было часов пять утра, мёртвое время, пустая трасса, нудный мелкий дождь. Парень без особой надежды махнул рукой, я подрулил к остановке, опустил стекло.

- Не в Питер случайно? - спросил парень, наклонившись к окну.

- До Волочка. Хотите - садитесь.

- Здорово! - обрадовался тот.

- А это по пути? - пискнула у него из-за плеча девица.

- По пути. - ответил парень.

Он производил впечатление опытного путешественника, - добротная одёжка, небольшой хорошо подогнанный рюкзак, и гитара в непромокаемом чехле. Что из себя представляла его подружка я рассмотреть не успел, она всё время пряталась у него за спиной. Они устроились на заднем сиденьи, и сразу затихли.

Я охотно беру попутчиков, особенно мне нравятся неразговорчивые пассажиры. И парочка эта мне показалась симпатичной. Я негромко включил диск с Митяевым, парень закрыл глаза и задремал, а девица забилась в противоположный угол сиденья, и внимательно, даже с каким-то мне показалось напряжением стала следить за дорогой.

Минут через пятнадцать она вдруг сказала:

- А можно музыку потише?

Просьба мне не очень понравилась. Скорее не содержанием, а интонацией. Я чуть убавил и без того негромкий звук, и совсем отключил задние динамики.

- Так нормально?

Ответом меня не удостоили. Вместо ответа спустя минут десять последовала новая просьба.

- А можно так не гнать?

Я ехал, сколько позволяла дорога. Стрелка спидометра телепалась где-то в районе ста сорока, и это была далеко не крейсерская скорость. Сбросил до ста двадцати.

Парень дремал, никак не реагируя на происходящее.

Потом она спросила:

- А чем это у вас в машине так воняет?

- Это не в машине, это торфяники за Тверью горят.

Отключил наружную вентиляцию. Минут через пять девица сказала:

- А можно печку выключить? Такая жара!

Я не стал объяснять, что если выключить печку, начнёт потеть лобовое стекло. Чуть приоткрыл окно, достал сигарету.

- Ой, а можно не курить?!

В этот момент парень наконец открыл глаза, посмотрел на девицу, и сказал:

- Слушай, если тебе так неуютно, может ты просто выйдешь и вызовешь такси?

Девица ничего не ответила, поджала губы, надулась, и замолчала. Помолчав минуту, она сказала:

- Остановите!

Я прижался к обочине и встал. Девица, не проронив ни слова взяла вещи, вышла, и пошла по обочине назад от машины. В обе стороны, насколько хватало глаз, стеной тянулся лес.

- Я не понял. - глядя в зеркало заднего вида на парня спросил я. - Вы поссорились что ли?

- Мы?! - удивился тот. - Да я её первый раз вижу! Она на остановке ко мне подошла. "Можно я как будто с тобой, а то я боюсь одна на попутках ездить?" А мне что, вдвоём веселее. А потом стоим, я закуриваю, а она - "А можно не курить!? И так дышать нечем!!". Больше мы и не разговаривали. Кстати, можно закурить? А то уши уже опухли.

- Кури - сказал я и тоже достал сигарету.

Мы курили и наблюдали, как девица неспеша удаляется по обочине.

- И что делать? - спросил я.

Звать девицу обратно в машину было глупо, и уезжать, бросив её посреди леса как-то не по людски. Парень пожал плечами, мол ты хозяин, тебе решать.


Нам повезло, не успели мы докурить, как позади вспыхнули желтые огни контейнеровоза, замигал поворотник, фура остановилась, и девица забралась в кабину. Проезжая мимо грузовик обдал нас выхлопом дизеля, и вскоре скрылся из виду.

Когда минут через пять мы их обогнали, в зеркало заднего вида я успел рассмотреть, как девица сидит в кабине и что-то выговаривает водителю.


Ракетчик

Показать полностью
2577

Улов на сотню баксов

Приехал к деду Олегу на рыбалку, начало 90-х было. Договорились завтра на лодке, на озеро. А сегодня-то? Сегодня-то душа горит! Выпили за приезд по стопочке, поужинали, взял удочки, пошел на протоку, к мосту. Хоть уклейки думаю половить, душу отвести. Уклейка как раз шла на нерест, её там в протоке - тьма.

Уклейка конечно рыбёшка несерьёзная, но вкусная. Соседка у деда Олега приспособилась отличные котлеты из неё делать. Принесёшь бывало ей полведра, она котлет накрутит, половина себе, половину нам.

Стою у моста, таскаю уклейку. По дороге - черный джип. Затонированый по самое немогу, боевая машина братвы, летит только пыль столбом.

И вдруг перед самым мостом - фррррр, по тормозам, и встал как вкопаный.

Пыль осела, выходят трое. Реальные такие тревожные ребята. Быки. Кожа, бошки бритые, взгляд, все дела.

Встали у джипа, смотрят на меня сверху. Посмотрели, потом один:

- Слы, братан! Чо, рыба есть?

- Да ну, какая рыба! - отвечаю.

Двое остались у джипа, тот что спрашивал спустился вниз. Заглянул в ведро, кричит этим наверху:

- Реально рыба!

- Ну так бери, да поехали! - отвечают ему сверху.

- Слы, братан! Продай рыбу! - говорит он уже мне.

Просьба была настолько несерьёзной, что попахивала каким-то явным разводом.

- Ты чего, издеваешься? - говорю я ему.

- Братан, реально! Мы заплатим, не ссы!

Я говорю:

- Нахрена вам эта мелочь?

- Да нам по барабану!

И понизив голос на полтона объяснил.

- Понимаешь, мы тут ездили, туда-суда, ну, с девочками, отдохнуть, сам понимаешь... А бабам сказали - типа на рыбалку. Чо мы им, селёдки пряного посола с рыбалки привезём?! Ну так чо, сколько?

- Да ладно, перестань! Забирай если надо.

- Чо, серьёзно? Вот ты реальный чувак! А ведро?

- Ведро не могу. Ведро не моё.

- Во! А мы у тебя его купим.

Порывшись в лопатнике нашел там бумажку в десять баксов, скомкал и сунул мне в карман рубашки.

- Нормально? На новое типа ведро.

- У меня сдачи нету.

- Ха-ха-ха! Ты прикольный чувак! Слышь, сдачи говорит у него нету! Ха-ха-ха!

Всё это время, пока длился наш интеллектуальный диалог, я продолжал неспеша дёргать уклейку. Двое наверху за этим наблюдали. И вдруг один крикнул:

- Слы, братан! А на чо ловишь?

- На хлеб.

- Просто на хлеб, и всё?

- Просто на хлеб. На булку.

- Булка это батон?

- Батон.

Он толкнул в бок приятеля.

- Прикинь? На батон! Я тут поехал с одними кентами на рыбалку, понял. Реальные такие рыбаки! Одних понтов на штуку баксов. Лодки, моторы, удочки импортные, все дела. Целый день сидели! Хоть бы блять один головастик! Ни-ши-ша! А тут чувак на палку и булку, зырь, одну за одной таскает.

Они спустились к нам и стали с любопытством наблюдать, как я таскаю уклейку.

- Слы, братан! А можно я попробую? - спросил тот, что интересовался наживкой.

Я пожал плечами, уступил ему место и передал удочку. Двух других это изрядно развеселило.

- О, секи! Щас Лось сома поймает!

Они гыгыкали и толкали друг друга. Меж тем тот, кого они назвали Лосём, неуверенно забросил, поплавок мгновенно ушел под воду, и через секунду у него на крючке уже переливалась в лучах вечернего солнца серебристая рыбёшка. Принять рыбу в руку сноровки у него не хватило, и уклейка, сорвавшись с крючка, плюхнулась в траву.

- Держи!!! Держи её!!! А то ускачет!!! - заорал счастливый рыбак.

- Есть!!!! Ееесть!!! - орали остальные так, что наверное стёкла в деревне дрожали.

Они ползали на коленках по траве, пытаясь поймать бедную уклейку.

- Ух ты! - отдышавшись сказал Лось. Глаза его заблестели азартом. - Видали, как я её чотко?! Токо раз! - и всё! Братан, давай батон!

Он наживил крючок, и снова забросил.

- Братан, а у тебя ещё удочки нету? - спросил один из оставшихся двоих.

У меня в чехле, который я даже не разбирал с приезда, лежало ещё две удочки. Через пять минут все трое выстроились вдоль кромки воды. Но оказалось, что ловить просто так им неинтересно.

- Ну чо, пацаны, по соточке?

-! Давай!

- Братан, ты судья!

Они достали каждый по сто долларов, и вложили мне в ладонь.

- Банк короче. Делайте ваши ставки!

И пошла потеха. Они радовались каждой пойманной уклейке так, что младшая группа детского сада на новогоднем утренике по сравнению с ними была просто унылой кучкой ветоши.

Я расчертил на песке табличку, и считал пойманную каждым рыбу. Когда сумерки сгустились так, что уже нельзя было рассмотреть поплавок, подвели итоги. С основательным преимуществом победу одержал Лось.

- Да ну, так нечестно! Лось хоть в детстве на рыбалку ходил! А я вобще удочку первый раз в жизни в руках держал!

- Вот-вот!

- Честно нечестно, а я вас за язык не тянул! - Лось явно радовался победе.

Я достал деньги, и отдал победителю. Тот отделил одну купюру и протянул обратно мне.

- Держи!

- Не-не! Это ж ваша рыба, сами наловили!.

- Братан, ты не понял! Это не за рыбу! Это за удовольствие!

- Бери-бери! - поддакнули остальные. - Треть банкиру эт нормально, это по понятиям.

Смеясь и обмениваясь впечатлениями они развернулись и пошли вверх по склону, к джипу. И тут я вспомнил про ведро.

- Э, парни! А рыбу?

Они обернулись.

- Да нафиг она нам теперь? Нам теперь и так поверят, мы ж реально на рыбалке были!

Смех постепенно стих, и уже от машины, когда хлопнули дверцы, кто-то крикнул:

- Спасибо те, братан! Будут проблемы, найди нас в городе. Спросишь Лося, тебе каждая собака скажет!

Джип, плюнув гравием из-под колёс и мигнув габаритами, скрылся за поворотом, а я стал собирать удочки, пока совсем не стемнело. Проблема у меня была только одна - завтра дед Олег поднимет ни свет ни заря, и будет весь день бухтеть, что я его любимое ведро хотел продать за десять баксов.


Ракетчик

Показать полностью
2990

Плюшки и оплеушки

Возвращались как-то из детского сада, Никита маленький ещё был, года может четыре. Были у нас с собой цветные мелки, и мыльные пузыри, мы всегда какую нибудь ерунду по дороге покупали. Поднимаемся на пешеходный мост через железнодорожные пути, и тут нам приходит в голову великолепная идея - попускать с моста мыльных пузырей. С моста, докладываю, пускать мыльные пузыри значительно эффектней, чем с земли.


Внизу две платформы, одна совершенно пустая, на другой приличная толпа народу в ожидании электрички на Москву.


Подходит электричка, народ загружается, "Осторожно, двери закрываются, следующая станция Клязьма!", электричка отходит, я смотрю, как наши пузыри, подхваченные потоком, летят вслед уходящему поезду, и вдруг замечаю, что почти в самом конце опустевшей платформы стоит ребёнок. Издали даже не очень понятно, мальчик или девочка. И главное - ни единого человека кроме нас троих в пределах видимости.


- Пойдём-ка, дружище, посмотрим, что за дела. - говорю я Никите, беру за руку, и мы идём вниз.


Такое бывает, детей забывают в транспорте и на остановках, теряют в супермаркетах и парках. Сам однажды три дня жил у дежурной по вокзалу, когда мои родители отстали от поезда, в то время как я спокойно спал себе в купе. Всяко случается.


Спускаемся на платформу, стоит девочка, возраста примерно Никиты, плачет. Подходим осторожно, чтобы не напугать, присаживаемся неподалёку.


- Ты что плачешь?


Рыдает, молчит.


- Уехали, а тебя забыли?


Кивает.


- Ты с кем была?


Рыдает, молчит.


- С мамой?


Кивает.


- Не плачь, мама сейчас вернётся.


Рыдает.


- Можно мы тут с тобой посидим?


Кивает.


- Ты добрая девочка. А мы из садика едем. Ты в садик ходишь?


Кивает.


- Здорово! Смотри, что у нас есть.


Смотрит, размазывая слёзы по щекам.


- Пузыри и мелки. Ты что выбираешь?


Выбор пал на мелки. Мы познакомились, галантно представившись друг другу, достали салфетки, вытерли слёзы, носы, и все втроём стали рисовать прямо на перроне. Для начала, конечно, обсудили сюжет будущего полотна. Умело манипулируя детским сознанием, я привёл их к мысли, что рисовать мы будем парусник. Дело в том что художник из меня не очень. И единственное, что я действительно умею рисовать - это прекрасный трёхмачтовый парусник. На фоне конечно моря, солнца, неба, и чаек.


Мы договорились, что я рисую корабль, Света (так звали девочку) рисует солнце и облака, а Никита рисует чаек. Мы разобрали мелки, и с энтузиазмом стали ползать по перрону, очерчивая границы будущего шедевра.


Мимо прошла электричка, но на ней никто не приехал. Девочка так увлеклась рисованием, что на электричку даже не обернулась. Надо сказать, что солнце у неё получилось отлично, чего не скажешь про чаек. Чайки у Никиты больше напоминали куриц. Мы обратили его внимание на сей сомнительный факт, на что Никита резонно заметил, что чаек он никогда в жизни не видел, а куриц он видел у бабушки в деревне, поэтому ничего странного в том, что чайки у него похожи на куриц, нету. И если у кого-то его чайки вызывают сомнение, то пусть он их сам и рисует, а Никита с удовольствием будет рисовать волны. Чаек никто рисовать не хотел, и мы тактично согласились, что чайки это по сути те же курицы, только морские.


Короче, мы рисовали, смеялись, и болтали. Прошло примерно полчаса, я как раз дорисовывали бушприт, когда со стороны Москвы показалась очередная электричка, и я подумал, - если и на ней за девочкой никто не приедет, то придётся звонить в милицию, и вести детей домой. Потому что вечерело, становилось зябко, Никита был голодный, да и девочка явно тоже.


Когда электричка отошла, я увидел бегущую по перрону женщину. Она бежала и смотрела в нашу сторону. "Ну, слава богу!" - подумал я. Женщина пробежала по мосту, спустилась, и уже не бегом, а просто быстрым шагом направилась к нам.


- Смотри! - сказал я девочке. - Это не твоя мама?


Та подняла голову, радостно крикнула "Мама!!!", раскинула руки, и кинулась навстречу.


А вот дальше произошло то, чего я никак не ожидал.


Вместо того чтобы подхватить ребёнка на руки, женщина наклонилась, что-то зло ей сказала, и вдруг отвесила такой силы шлепок по попе, что ту аж подбросило. Потом выдрала у неё из рук мелок, бросила на асфальт, и потащила девочку по перрону прочь.


Мы стояли и молча смотрели вслед, слегка шокированные таким поворотом сюжета. Я боялся, как бы Никита не расплакался. Но он вдруг поднял голову, посмотрел на меня, и выдал наверное слышанную где-то фразу:


- Вот так нифига себе! Ждали плюшек, а получили оплеушек!


Потом мы, уже без особого настроения, дорисовали парусник (все дела надо доводить до конца), собрали вещи, и пошли домой. Никита, который обычно тарахтит без умолку, задумчиво молчал. Я тоже не особо знал что сказать. Так молча, каждый думая о своём, мы и дошли до дому.


* * *


Сколько лет прошло, а история эта нет-нет да и выплывет из памяти. Особенно когда бывает прилетит, а ты ни сном ни духом, откуда, за что, и почему. Только хлопаешь растерянно глазами, и повторяешь - "Вот так нифига себе! Ждали плюшек, а получили оплеушек!"


Как-то так...


Ракетчик

Показать полностью

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Вячеслав Лебедев – сотрудник и аспирант МГУ им. М.В. Ломоносова. При знакомстве с трудами нейроученых понял, что мозг – целая вселенная внутри человека, и при более глубоком его изучении возникает еще больше вопросов. Вячеслав создал центр нейрофизиологической немедикаментозной помощи детям NeuroFuture, где уже несколько лет занимается развитием внимания и концентрации у детей.


Такие истории успеха вдохновляют, заставляют искать профессию мечты и посвящать свою жизнь тому, что любишь.

Отличная работа, все прочитано!