val.dragunov56

пикабушник
поставил 0 плюсов и 0 минусов
26 рейтинг 1 подписчик 8 комментариев 3 поста 0 в "горячем"
7

Пузырек

Часть 1

Собственно сам пузырек


Совсем недавно закончились летние каникулы. Уже месяц как Валерка ходит в школу, да не просто так, а первый раз в жизни в старший класс, в свой 5-а класс. Все было хорошо, даже замечательно. Валерку даже не перевели во вновь отстроенную школу, оставили в старой, надеясь на то что он даст еще высокие учебные показатели. Новые школьные предметы, замечательные учителя – предметники. Но тоска по ушедшему лету не давала покоя Валерке. А то, что за лето девчонки одноклассницы переросли всех мальчишек почти на голову, немного удручало. Девчонки почувствовали себя взрослыми и смотрели на мальчишек свысока или уничижительно-снисходительно. Да еще эта Танька, соседка по парте, притащила в школу пузырек из под духов. Пузырек был среднего размера и представлял собой сплошное нагромождение треугольных пирамидок, что делало его отдаленно похожим на гранату лимонку. Наличие большого количества треугольных граней заставляло падающий на него солнечный свет играть всеми цветами радуги. Хорош был пузырек и красив. Так и хотелось взять его в руки и рассмотреть повнимательнее, покрутить его в солнечных лучах и насладиться игрой света. В солнечных лучах он был словно живой и обладал некоторой притягательной силой, будто говорил:

- Возми меня в руки и поиграй со мной.

На этом волшебные чары пузырька не заканчивались. На днище пузырька была приклеена потертая желтая этикетка. Желтизна этикетки, многократно отразившись от треугольных граней, создавала впечатление, что в нем что-то еще осталось. Если этим содержимым нельзя последний раз попользоваться, то возникало непреодолимое желание хотя бы уловить и запомнить тонкий аромат дорогих духов. Казалось стоит ототкнуть притертую стеклянную пробку, поднести к носу и … Но увы, никакого запаха не было. Пузырек перекочевал из рук в руки через весь класс и вернулся к Валерке. Никто ничего не унюхал.

Прозвеневший звонок возвестил о начале урока английского языка. Дети стали рассаживаться за парты. Валерка обратил внимание, что его друг Вовка для чего-то намелил край учительского стола со стороны учителя. Из пущего хулиганства Валерка со всего размаху пукнул в пузырек, заткнул его притертой пробкой и поставил на подоконник, рядом с учительским столом.

В класс вошла молодая учительница-красавица, вчерашняя студентка, а теперь педагог Нина Александровна. Она была красива, как знаменитая Кармен. По-английски поприветствовала детей и начала урок. Урок она вела стоя возле стола и постоянно терлась о край столешницы своей лобковой частью, совершенно не замечая, что юбка у ее причинного места совершенно выбелилась. Дети тогда не понимали, что это никакой не тик и не привычка, а просто не давали ей покоя экзотические насекомые, которые впоследствии перекочевали к учителю рисования, а от него к его жене учительнице истории. Скандал тогда был очень громким.

Подражая течению времени, лучик солнца повернулся и упал на пузырек, который заиграл на подоконнике всеми цветами радуги. Валерка почувствовал, что учительница заметила этот сказочный блеск и ей очень захотелось проверить, что это такое. Недолго она томилась в нетерпении. Объявила детям, что следует записать домашнее задание, а когда все уткнулись в свои дневники, она взяла пузырек и понюхала его содержимое. Похоже, один Валерка смотрел на нее широко раскрытыми глазами. Она как-то вся сморщилась, а прическа у нее на голове встала дыбом. Отбросив пузырек, она схватила Валерку за шиворот, крича:

- А ну, пошли со мной в учительскую, - поволокла мальчишку из класса.


Часть 2

Возмездие


Учительская была совсем рядом. Одной рукой учительница открыла дверь в учительскую, а другой втолкнула туда Валерку. На Валеркино счастье или скорее несчастье в учительской никого не оказалось.

- Ты, чего? – грозно наехала на Валерку учительница.

- Я ничего, а ты чего? – промямлил Валерка, поправляя воротник пиджака.

- Ну и что будем делать? – не унималась учительница.

- Давайте что-нибудь сделаем, начинайте, Вы же меня сюда притащили! – уже освоившись ответил Валерка.

- Чтобы я тебя на своих уроках больше не видела! Понял? – рявкнула учительница и вышла из учительской.

- Ничего, перебьешься, - подумал Валерка. Постоял еще минуту в учительской, а затем, сообразив, что ему придется долго объяснять что он делал один в пустой учительской, вышел в коридор и потихонечку закрыл за собой дверь.

Забегая вперед следует сказать, что Валерка все же был на паре занятий у Нины Александровны. Учительница совершенно его не замечала, будто он был пустым местом. Но, затем она сама куда-то пропала, а вместе с ней учитель рисования и его жена учительница истории…

Засунув обе руки в карманы брюк, наш герой шагал по школьному коридору. Как-то надо было скоротать больше половины урока. В соседнем крыле он встретил еще двоих свеже выгнанных персонажей из более старших классов. Они занимались изготовлением импровизированного футбольного мяча из старых газет и рваных тетрадей.

- Ой, кого мы видим, - обрадовался один мальчишка, - Что, тоже выгнали?

- Я на глупые вопросы не отвечаю, - ответил Валерка.

- С нами футбол, погоняешь? – спросил другой.

Мальчишки были на голову выше Валерки и могли нечаянно затоптать. Поэтому Валерка ответил:

- Я очень сейчас занят, я весь в печали и обязательно поиграю с Вами в следующий раз.

Не вынимая рук из карманов Валерка опять пошагал по коридору.

В соседнем крыле, к своему изумлению, Валерка увидел приоткрытой дверь в импровизированную кладовку. Самым приятным было то, что в этой кладовке хранились духовые инструменты и Валерке всегда хотелось туда попасть. Убедившись, что в кладовке никого нет, Валерка зашел внутрь. Духовые инструменты, большие, медные, блестящие, красивые были развешены на стенах кладовой. Валерка снял ближайшую тубу, слегка смахнул с нее пыль, валявшейся на полу тряпкой, вытащил ее в коридор, набрал полные легкие и дуднул. Троекратное эхо от инструмента прокатилось по всей школе. Было очень приятно. Валерка набрал воздуха еще больше и снова дуднул. Троекратное эхо снова прокатилось по всей школе маленьким паровозиком. После третьего раза, голос учителя в ближайшем классе утих, а дверь самопроизвольно открылась со страшным скрипом. Чтобы не искушать судьбу Валерка повесил инструмент на место. Все бы было хорошо, да висевший на противоположной стене огромный геликон не давал ему покоя.

- Если дуднуть в геликон, - подумал Валерка, - то точно обвалится крыша школы.

Увлеченный такими мыслями, Валерка уже было начал снимать геликон, но, вдруг почувствовал, что кто-то тянет его за ухо. Сразу чувствовалось, что хватка была какая-то не педагогическая, и чтобы ухо не оторвалось, Валерка даже привстал на ципочки. Скосив глаз, Валерка увидел, что тянет его за ухо самая злая техничка Марья Ивановна.

- Проще подчиниться, иначе ухо оторвет, - подумал Валерка.

Вот с такими мыслями, как балерина, Валерка и проследовал в кабинет директорши. К его удивлению футболисты были уже там. Они стояли в дверном проеме кабинета и покорно слушали нотацию, типа: «советская власть построила вам, дуракам, школу, дала учебники, бесплатных учителей, а вы, плохо учитесь, хулюганите…» Марья Ивановна со словами:

- «Вот еще один», втолкнула Валерку между футболистами. Валерка поправил свой пиджак, потрогал свои уши. Одно ухо было, несомненно, больше другого и было очень горячим. Вероятно оно горело как «маков цвет». В дверном проеме троем стоять было неудобно. Поэтому Валерка выдвинулся на пол шага вперед и приготовился к выслушиванию нотации.

Директорша разбирала бумаги из пухлой папки, раскладывала их по стопкам и, не теряя времени даром, отчитывала хулиганов. Все это она делала не поднимая глаз на мальчишек и была полностью поглощена своим процессом. Почувствовав слабину, Валерка начал разглядывать содержимое кабинета, тем более, что здесь он еще ни разу не был. В центре стоял большой двухтумбовый стол, за которым восседала директорша, два красных знамени в держателе, книжный шкаф и шкаф для одежды были расставлены по периметру маленького кабинета и создавали эффект «уютного гнездышка». За спиной директорши было огромное окно во внутренний двор школы. В окне была открыта форточка. Приклеенные к ней от комаров и мух бумажные лепестки весело болтались снаружи окна, возвещая, тем самым, что форточка работает как вытяжка. Но самое интересное было за окном. Там на большой плоской кормушке для птиц, огромный ястреб тетеревятник общипывал пойманного голубя. Ловко у него это получалось. Он выдергивал перышки и раскладывал их вокруг голубя веером комлями к центру…

Валерке показалось это зрелище интересным и, чтобы получше разглядеть, он встал на ципочки. В животе его заурчало, вероятно это окончательно забродила картошка с квашеной капустой съеденная еще дома утром на завтрак, а сзади, на уровне штанов раздался звук: «Пш-ш-ш-ш…». Футболисты начали воротить носами, один даже ткнул Валерку рукой в спину. Лучше бы он этого не делал. От этого тычка Валерка, с шипением, выделил из себя еще большее облако пара.

Заметив какую-то возню, директорша умолкла и подняла свой грозный взгляд на мальчишек. В это время облако поднесло к ее главному органу обоняния. Она вдруг покраснела и как заорет:

- Ах ты, хорек! Такой маленький, а такой вонючий! А ну, пошли все вон отсюда…

Мальчишки опрометью бросились, расталкивая друг друга, из кабинета. Зазвучавший звонок, об окончании урока, только ускорил все их движения.

В следующем году директорша пришла проводить в Валеркином классе уроки по географии. Валерка был так сильно напуган, вдруг она его вспомнит, так что готовился к занятиям со всей тщательностью и получал от директорши только пятерки. А вот с английским было гораздо хуже, Валерка так и не въехал в эту науку. У местной шпаны этот случай оброс дополнительными подробностями. Сначала в школе, а потом и во всем городишке появилась поговорка: «Это Вам не в пузырьки пукать» означающая буквально «…заниматься хоть и легким, но пустым делом».

Что? Тоже слышали эту поговорку? И до Вас дошло?

Показать полностью
11

Диссидент

Эта история произошла в далеком 1981 году. В самом его начале. Валерку, тогда еще молодого специалиста, решили послать в командировку. Да не куда-нибудь в «соседнюю деревню», а в славный город Запорожье. Дело было, с виду, простое. На заводе срывался пуск главной понизительной подстанции. В результате неправильного хранения главного трансформатора был утрачен регулятор напряжения (РПН). Регулятор был не простой, а югославского производства, поэтому необходимо было аккуратненько вычленить его из нашего планового хозяйства нашей необъятной Родины и отправить на завод. Для решения такой задачи нужен был особо удачливый «перец», но поскольку такового не оказалось, решено было отправить Валерку, типа «либо пан, либо пропал».

И вот, выдали Валерке командировочное удостоверение, небольшую сумму денег на билеты и другие командировочные расходы, снабдили слезливым сопроводительным письмом и взяткой в размере двухлитровой банки соленых грибов и все, как говорится, «вперед и с песней».

Не долго думая, Валерка купил в кассе аэрофлота билет на завтрашний рейс до самого Запорожья и начал готовиться к командировке.

Перелет был приятным и прошел очень успешно. Промежуточный аэропорт Воронежа встретил солнечной погодой, малым количеством снега, которого на пашнях вокруг аэропорта уже почти не было. И это в начале-то марта. А в самом Запорожье, на удивленье, снег еще был, но уже пахло весной.

Валерка подумал, что не стоит откладывать покупку обратного билета и решил приобрести его в кассе аэропорта. С учетом, что завтрашний день будет воскресеньем, Валерка подумал, что за три дня он решит все вопросы и смело направился к кассе. В кассу было всего два человека. Крайний мужчина, в бобровой шапке, показался ему знакомым, а когда тот стал покупать билет в Горький, стало все понятно. Валерка притормозил земляка, чтобы тот не убежал, пока он покупает билет и предложил познакомиться. Земляком оказался Юрий Иванович К. Такой же, только что, прибывший командировочный, как и сам Валерка, только из проектного института города Горького. Оказалось, что Юрий Иванович здесь не первый раз в командировке и вполне сносно ориентируется в пространстве. Вдвоем уже гораздо веселее и спокойнее. За копейки купили билеты на автобус в город и стали ждать отправления. Весенний день подходил к концу, начинало смеркаться.

В автобусе Валерке не хватило сидячего места, и он пристроился стоя, почти рядом с водителем. Поехали. Водитель молодой парень, примерно Валеркиных лет, оглядел Валерку и спросил: - Откуда едем?

- Из Горького, - ответил Валерка.

- Кацап, - еще раз оглядев Валерку, подумал водитель.

- Хохол, - подумал Валерка.

Вдруг, откуда ни возьмись, на дорогу выпрыгнул заяц и побежал вперед в свете автобусных фар.

- Водила, добавь газу, посмотрим, сколько выжимает ваш заяц, - сказал Валерка.

- Сорок километров, заяц бежит, пятьдесят километров, заяц бежит, шестьдесят километров, начинаем зайца догонять, - ответил водитель. В этот момент он сбросил газ и выключил на секунду фары. Заяц так же внезапно исчез, как и появился.

Валерка решил немножко потрафить водителю и сказал:

- У нас в Горьком зайцы так быстро не бегают, максимум сорок километров в час.

Водитель почувствовал подначку и заржал на весь автобус…

Пока просмеялись, автобус незаметно подкатил на парковку у гостиницы «Интурист». Водитель объявил, что это конечная остановка и попросил пассажиров покинуть салон.

Валерка с Юрием Ивановичем стояли на тротуаре и с раскрытыми ртами разглядывали сверкающую глянцем окон высотку Интуриста.

- Что будем делать? – спросил Валерка.

- Раз уж мы здесь, то давай, попытаем счастья, - ответил Юрий Иванович и направился к парадному входу в «Интурист».

Как ни странно, но их, без лишних проволочек, поселили в двухместный номер на седьмом этаже.

Юрий Иванович предложил отметить знакомство и заселение небольшой пьянкой. А поскольку ни водки, ни самогона в скромных запасах не оказалось, было решено пойти в интуристовский ресторан. На входе в ресторан их встретил швейцар и сообщил, что весь ресторан уже занят и свободных мест совсем нет, но он с удовольствием вынесет одну бутылочку водки за 11руб 20коп, лишь бы они тут не болтались на входе. Мужики сложились и через пару минут бутылка с горячительной жидкостью была у них в руках.

В двухместном номере, в этой маленькой комнатушке, конечно не так помпезно, как в ресторане, без музыки, но зато на закусь были домашние котлетки, вареные яйца, колбаса двух сортов и сладкие пряники. Валерка отпил немного от рюмашки, водка оказалась ароматной и даже немножечко сладкой, но организм не возжелал ее принять. Юрий Иванович же, наоборот, замахнул три рюмашки, захмелел и начал что-то лопотать про женщин. Валерка решил помочь своему новому другу и сказал, что сейчас в коридоре он познакомился с прекрасной горничной по имени Наташа. Пожалуй, с ней можно переговорить на эту тему. Юрий Иванович весь преобразился, сказал что никаких денег не пожалеет и стал поддерживать Валерку. Валерка вышел из номера, Наташу он нашел в бельевой, она смотрела телевизор. Наташа, девица лет двадцати семи, была черноглазой, черноволосой хохлушкой небольшого роста, с прекрасной фигуркой. Одежда горничной лишь подчеркивала ее округлые формы. Подержать такую в руках было бы очень приятно, отметил про себя Валерка. Нисколько не тушуясь, Валерка изложил ей свою печальку. Нисколько не смущаясь, Наташа внимательно оглядела Валерку с ног до головы и сказала:

- Давай двадцать пять рублей и пусть твой сосед приходит в номер 741 в 23-00.

Валерка достал из кармана мятый фиолетовый четвертак и протянул Наташе…

Какого же было удивление Валерки, когда он вернулся в свой номер. Кто-то скушал все котлетки, а бутылка с водкой была пуста. А Юрий Иванович мирно посапывал на своей кровати. Румяный ангелочек, да и только. Валерка накрыл свою недопитую рюмашку салфеткой и придавил ее кусочком хлеба., посидел еще немного, встал, запер на ключ номер снаружи и пошел в номер 741. На часах было 23-00.

Наташа сидела на кровати и явно ожидала гостя. Приятный женский запах ударил Валерке в ноздри.

- Давай двадцать пять рублей и запри дверь, - сказала она. Валерку эта фраза ударила по мозгам. От неожиданности, в его мозгу завибрировала как нота «до» струна жадности, но осознание того, что первый четвертак ему все равно не вернут, а отчитываться ему не перед кем, тем более что душевная рана от развода с первой женой еще болела, а жажда женской ласки была настолько огромной, то запели и заголосили совсем другие струны и ноты. Валерка запер входную дверь на ключ…

Наташа оказалась разведенной женщиной с ребенком, живущей у мамы. А из-за временных материальных трудностей она решила «первый» раз в жизни заработать таким способом.

Под утро Валерку выдворили из 741 номера. Налегке, исполненный хоть и случайным счастьем, Валерка на цыпочках вошел в свой номер. Алкогольное амбре ударило его в нос. На столе уже не было никакой недопитой рюмашки. Валерка чуть-чуть приоткрыл створку окна, чтобы в номер поступало хотя-бы немного свежего воздуха, прилег на свою кровать и сразу же заснул.

Первым, конечно, проснулся Юрий Иванович. Он вскочил как «свежий огурец» и, напевая песенки, начал бриться, умываться, шуметь водой в унитазе. Когда с водой было покончено, он начал извлекать шум из своего саквояжа в виде шумного разворачивания бумажных свертков. Когда и с этим было покончено, он подкрался к спящему Валерке и, почти на ухо, напевным голосом, потихонечку произнес:

- Валера, просыпайся, вставай, у меня осталась еще жареная рыбка, сейчас будем кушать. Уже половина двенадцатого.

Пришлось вставать, тем более что желудок давно уже проснулся и давал о себе знать. Три куска жареной рыбы с хлебом и чай, заваренный в банке Юрием Ивановичем, взбодрили Валерку и ему снова захотелось совершить какой-нибудь подвиг.

Как оказалось, Юрий Иванович уже выяснил у дежурной по этажу, что вино и водку в Запорожье продают лишь в специализированных магазинах, а ближайший такой магазин находится в конце проспекта. И он, как уважающий себя джентльмен, имеет желание непременно отомстить (в смысле загладить вину) за выпитую в одиночку вчерашнюю бутылку водки.

На воле погода была «не очень», так и хотелось сказать, что «не май месяц». Было солнечно, но все портил порывистый холодный весенний ветер. Ветер был навстречу и Валерке волей-неволей приходилось от него отворачиваться, а уже потом и рассматривать дома вокруг. На одном из зданий Валерка увидел огромную-преогромную букву.

- Неужели остальные буквы повалены ветром?- подумал он, но, приглядевшись, увидел на следующем здании еще одну букву, а далее еще и еще. Складывалось какое-то непонятное слово с окончанием на ССА. Было не очень понятно скорее всего, из-за того что Валерка шел навстречу написанному и это было не слово, а, скорее всего, лозунг.

- Не стоит вытягивать шею – подумал Валерка, - пойдем назад, и прочитаю всю фразу.

Наконец на пути стали попадаться прохожие синюшного вида, вероятно искомый объект был совсем рядом.

Ну вот, прямо по курсу, на торце одного дома показалась совсем неприметная со стороны проспекта надпись небольшими буквами «ВИНО». Юрий Иванович очень обрадовался, и, даже, как показалось, ускорил шаг. Возле магазина, как бесплатное приложение, стоял милицейский Уазик. Юрий Иванович обошел Уазик с задней стороны и скрылся за дверью магазина. Через некоторое время он совершил обратный маневр и счастливый подошел к Валерке. Двинулись в обратный путь. Теперь идти было гораздо легче, холодный ветер уже дул в спину, можно было не прикрывать лицо воротником. Валерка шел и таращил свои глаза на все вокруг. Все ему было интересно, были интересны прохожие, проезжающие автомобили, фонари вдоль проспекта, фасады зданий с афишами. Ни о какой культурной части этого воскресенья не могло идти речи, так как Валеркины финансы пели романсы, ладно хоть догадался купить билет на самолет. Вот с такими мыслями Валерка шел и хлопал глазами. Вдруг он понял, что за лозунг-транспарант написан на крышах домов по всей длине проспекта. К горлу подкатил удушливый комок смеха, который тут-же начал разрастаться в огромный ком и, наконец, Валерку прорвало. Валерка ржал во все горло со всей дурацкой мочи. Из глаз его текли слезы, а щеки свело от напряжения. Чтобы не упасть на проезжую часть Валерка ухватился за ограждение тротуара, повис на нем и продолжал смеяться. Юрий Иванович, от удивления вытаращил глаза и стоял рядом в полной растерянности. Именно в эту минуту раздался скрип тормозов, проезжавшего мимо знакомого Уазика с синей полосой на боку и машина остановилась. Из машины вышел милиционер и подошел к Валерке.

- В чем дело, что здесь происходит, - сказал милиционер.

Юрий Иванович, почувствовав неладное, начал лопотать, что типа ничего плохого не происходит, просто человек смеется. Валерка, сквозь смех замотал головой и выдавил:

-А-н-е-к-д-о-т, смешной анекдот.

Милиционер понял, что перед ним непьяные и не наркоманы и сказал:

- Хватит смеяться, а то, сейчас в дурдом отвезем.

На Валерку это подействовало. Милиционер сплюнул, сел в машину и уехал.

- Валера, дружочек, - начал Юрий Иванович, - что же с тобой произошло, что с тобой случилось, нас ведь с тобой чуть не замели, а ведь бутылку бы отобрали…

- Юрий Иванович, дорогой, - сказал Валерка сквозь слезы, - ты подними-ка глаза, посмотри, что написано на крышах домов – «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЕСТЬ СПИННОЙ ХРЕБЕТ РАБОЧЕГО КЛАССА» и это все огромными буквами, а на магазине «ВИНО» маленькими, едва заметными буквами, ты только вдумайся о чем это... Это же дурь, полнейшая дурь и чушь.

Юрий Иванович как-то весь погрустнел, съехавшая на бок его бобровая шапка сделала его еще более жалким, и он сказал:

- Валера, я вижу ты совсем не пьешь и это у тебя от этого… Ну, не переживай ты так, сейчас мы придем, выпьешь рюмочку и тебе станет легче.

Валерка потихоньку пришел в себя, вытер слезы, высморкался, щеки сами собой перестали болеть.

В ближайшем гастрономе оказалась работающая закусочная. Теплые пирожки с картошкой и два стакана мутного кофе сделали свое дело, силы вернулись, и захотелось подурачиться. Валерка подошел к толстенной продавщице закусочной и сказал:

- Вот у Вас тут на ценнике написано «пирожки с рисом и яйцом», - скажите, - а на самом деле эти пирожки кастрированные или нет?

Продавщица вытаращила глаза, захлопала ими и вдруг как заорет:

- Хулиган, Милиция, ловите хулигана!!!

Юрий Иванович схватил пакет с закупленными пирожками и выскочил из гастронома вперед Валерки…

- Ну, ты Валера, ну ты даешь. Ты чего ей сказал, что она так заорала? – спросил Юрий Иванович.

- Да ничего особенного, просто спросил пирожки с «рисом и яйцом» кастрированные, или нет?

Юрий Иванович, как та продавщица, захлопал глазами, обрабатывая смысл тирады и вдруг как заржет.

-Валера, ой, ой, ой, ну ты ваще, ну ты хулиган. Правильно она заорала. Забери у меня бутылку, а то я ее, похоже, разобью…

Вот так, смеясь, мужики подошли к гостинице.

В этот вечер больше ничего особенного не произошло. Валерке стоило большого труда уговорить Юрия Ивановича не выпивать всю бутылку за раз. Подействовало лишь то, что Валерка выпьет свою половину завтра с утра, для храбрости, так как ему предстоит очень тяжелый день, за который нужно успеть сделать все. Каждый занялся своим делом по интересу. Слегка пьяненький Юрий Иванович стал разгадывать кроссворды в местной газетенке, а Валерка углубился в чтение какого-то коммунистического романа, размещенного в последнем номере «Роман-газеты». Тем более что ни денег в карманах у Валерки, ни Наташи на смене сегодня не было.

Утром Валерка проснулся очень рано, потихонечку умылся, собрался и бесшумно выскользнул из номера. Где-то нужно было поесть. Валерка вспомнил, что возле ресторана имеется буфет, в котором можно было перехватить легкий завтрак. Буфетный зал насчитывал десятка два столов со стульями. В конце этого зала, за буфетной стойкой буфетчица что-то увлеченно шинковала.… В буфете никого не было. Когда Валерка подошел к стойке, вдруг открылась боковая дверь и в буфетный зал вошел официант. Он подошел к стойке и встал впереди Валерки. Валерка хотел было открыть рот, но его опередила буфетчица. Она поставила перед ним транспарант, на котором было написано, что официанты обслуживаются вне очереди. Официант, почувствовав на себе недобрый Валеркин взгляд, обернулся и доложил, что с ним еще семь таких же официантов. Валерка вздохнул и решил переждать эту напасть. Официанты набирали по целому подносу тарелочек с салатами и удалялись во все ту же потайную дверь, из которой появлялись. Когда, в очередной раз дверь приоткрылась, Валерка заметил, что за ней находится зал ресторана.

- Это же просто маленький бизнес буфетчицы и официантов, - подумал Валерка. Ну вот, наконец, последний официант затарился и удалился. Валерка опять, было хотел открыть рот, но тут кто-то, из-за его спины произнес какую-то фразу с явным акцентом.

- А уж это-то кто, – подумал Валерка и обернулся.

Перед ним стоял черный человек. Сказать черный, это было все равно, что ничего не сказать. Он был не просто черный, а с каким-то блестящим фиолетовым отливом, чернее, чем самый черный баклажан. Его большие круглые глаза были разделены между собой широченным черным носищем. Его большие белые зубы до неприличия выдавались вперед так, что создавалось впечатление, что даже этими здоровенными губищами невозможно было их прикрыть. Этот парень, подумал Валерка, пожалуй, без особого труда разгрызет кокосовый орех и не просто разгрызет, а даже выкусит из скорлупы его содержимое. Черный стоял рядом с Валеркой и, жестикулируя во всю длину своих непомерно больших рук, объяснял буфетчице, что он хотел бы купить. Буфетчица, как статуя стояла молча и не шевелилась. Валерку пронзила мысль, что он уже видел такое поведение. Так обычно хамят домашние животные в адрес людей, которых не считают своими хозяевами и, причем их сознания, а, пожалуй, в большей степени, полного отсутствия морального компаса вполне хватает на это. Валерка настолько возмутился, что не выдержал и заорал на черного:

- Black hog go away!!!!

Черный развернулся к Валерке, его глаза стали наливаться кровью и он начал орать на смеси французского и английского, что он приехал в страну, где нет расизма и все люди равны, и он требует отношения к себе как к равному человеку. При этом из его рта роем вылетали слюни и падали на пол рядом с Валеркиными ботинками. Странное получалось равноправие, выходило, что черный имеет право лезть везде без очереди и хватать все, что ему нравится. Валерка инстинктивно почувствовал, что как только он отведет свой взгляд от черного или хуже того, повернется к нему спиной, черный обязательно нападет на него.

- Влип,- подумал Валерка, и в его голове возник вопрос:

-Так кто же в этой стране негр, я или этот приезжий черный со своим равноправием. Чтобы увернуться от потока слюнопадения, Валерка сделал шаг назад и совершенно случайно почувствовал под правой рукой спинку пластикового стула. Черный, ни на секунду не умолкая пошел в наступление и тоже сделал шаг вперед. Валерка машинально загородился стулом, но черный, вероятно, воспринял это как трусость оппонента и начал орать еще громче и сильнее махать руками. Не сводя глаз с черного, Валерка начал поднимать стул, перебирая его руками, покрепче ухватился за ножку и замахнулся…

Вы когда-нибудь пробовали кидаться стульями, господа? Уверяю Вас, кидаться предметами со смещенным центром тяжести непростое занятие.

Черный же оказался обладателем отменной реакции и как заправский спринтер бросился бежать из буфетного зала. Стул неуклюже вырвался из Валеркиной руки и полетел совершенно в другую сторону, в сторону стеклянных витражей…

Перед глазами Валерки побежала картинка:

- Разбитые стекла, менты, штраф, 15 суток, метла в руках, увольнение с работы…

Но этому не суждено было случиться. Черный немного не добежал до выхода из буфета, развернулся на девяносто градусов и побежал между рядами столов в сторону полета стула. Как говорится в школьной задачке, в искомой точке «Х» они встретились. Раздался громкий хлопок сиденья стула о голову беглеца. Стул подпрыгнул и мягко приземлился между столами. Черный завизжал как резаный поросенок, что он позовет милицию и выскочил из буфета.

Буфетчица, стоявшая все это время как статуя, начала моргать глазами. Валерка подошел к ней поближе и вежливо сказал:

- Пожалуйста, стакан сметаны и две булочки.

Буфетчица, вдруг ожила и ответила:

- Забирай свои булочки и сметану и уходи скорее отсюда. Сейчас он приведет ментов. У нас ведь ИХ дозволяется пороть только америкосам. Иди, я открою тебе мою подсобку, стакан из-под сметаны поставь где-нибудь на лестнице, на подоконнике, я потом заберу.

Через черный ход, слегка поеживаясь, Валерка выкатился на улицу, подбежал к автобусной остановке и вскочил в первый подошедший автобус. Как оказалось, очень удачно, на нем можно было доехать до Запорожского трансформаторного завода, который находился на другом конце города в заречной части.

Без особого труда Валерка нашел отдел материально-технического снабжения. Отдел был очень большим, напоминал большую студенческую аудиторию. Столы инженеров, как парты, в три ряда стояли по всей длине большого помещения, а большой, двухтумбовый стол начальника стоял впереди на возвышении кафедры. Валерка, не снижая скорости, прошел через весь зал, запрыгнул на кафедру и со словами:

- Я к Вам по делу, - протянул хозяину большого стола сопроводительное письмо и банку с маринованными грибочками.

Не смейтесь, господа. Ведь это было время развитого социализма. Это раньше, при царе-батюшке, брали борзыми щенками. А в это время давали из уважения и брали соответственно тоже из уважения. В наше же время, скажете Вы, эту банку заставили-бы самого засунуть себе в определенное место и заставили-бы прыгать.

А тут, все прошло гладко. Банка сразу перекочевала под стол, а затем, начальник долго вчитывался своими подслеповатыми глазами в содержание сопроводительного письма. Наконец он перевел свой взгляд в зал и громко крикнул:

- Галя!

Из середины зала подошла миловидная молодая женщина с точеной фигурой. Начальник протянул ей письмо. Только сейчас Валерка заметил в середине письма согласующую надпись «Отпустить» и замысловатый вензель. Надпись, появилась, вероятно, когда Валерка разглядывал точеную фигурку женщины.

Валерка потопал за ней. Она жестом указала, чтобы Валерка сел за соседний стол. Не моргая своими бесстыжими глазами Валерка сразу спросил:

- Галя, а у вас муж есть? Возьмите меня к себе в мужья, я вас одну любить буду.

Нисколько не смутившись, Галя ответила, что муж у нее есть, и дополнительный муж ей не требуется. А потом, немножко подумав, добавила:

- Сейчас на твое место придет толстуха. Она занимается уринотерапией. И от нее постоянно исходит невообразимая вонь. И если ты сейчас ее классно обхамишь, то я оформлю твой регулятор без проволочек и ошибок.

Валерка не долго раздумывал. Семь бед – один ответ. И в Рай его все равно не пустят. Лишь бы дело выгорело…

Главное дело всей командировки было сделано, и Валерка вытряхнулся на улицу. Тяжелый осадок от произошедшего в утреннем буфете не давал ему покоя. Мысль о возможных последствиях не покидала его. Что-то подсказывало Валерке, что ему не нужно торопиться в гостиницу.

Немного оглядевшись, Валерка заметил невдалеке столовую и решил пообедать. После вкусного обеда жизнь приобрела более свежие краски, настроение немножко улучшилось. Необходимо было скоротать еще, как минимум восемь часов. На другой стороне улицы Валерка увидел типовое здание кинотеатра. Это могло значительно упростить задачу. Валерка купил билет на двухсерийный фильм в малый зал, устроился на заднем ряду полупустого зала и задремал…

В таком режиме фильм закончился очень быстро, и Валерка снова очутился на улице. Делать было совершенно нечего, и Валерка решил повторить все по той же схеме «столовая-кинотеатр». После последнего киносеанса совсем уже свечерело и Валерка решил ехать в гостиницу, тем более что поездка из заречной части займет около часа.

В начале девятого Валерка вошел в холл гостиницы и стал ожидать лифт. Двери лифта отъехали, и из него вышло несколько человек, в том числе и милиционер, который почему-то начал разглядывать Валерку. Не оглядываясь, Валерка вошел в лифт и, из-за возникшего волнения, ошибочно, вместо седьмого этажа нажал кнопку девятого этажа. Милиционер сразу, почему-то, потерял к нему интерес. С девятого этажа Валерка пешком спустился на свой седьмой этаж, подошел к дежурной по этажу и попросил ключ от своего номера. То, что произошло дальше его сильно удивило. Вместо ключа дежурная попросила его присесть рядом.

- Так зачем же ты, дружок, огрел стулом сына премьер министра государства Конго? – спросила она.

Валерка обомлел. Никак он не ожидал такого поворота.

- А милиционера в холле ты сейчас не встретил?- наседала она, - это наш участковый, он тут тебя часа два сидел, ждал. Скажи спасибо буфетчице, это она за тебя заступилась.

Дежурная, явно не осуждала Валерку и поведала свою историю:

- За ее дочерью взялся ухаживать такой же черный. Была зима. Стоит он с цветами у подъезда, замерз, аж дрожит. А тут проходил будущий зять и сказал ему «Ну, что, обезьяна, замерзла?». Так менты его выволокли прямо из тещиной квартиры и посадили на пятнадцать суток.

- Так ты, дружок, когда съезжаешь? – спросила она.

- У меня завтра самолет в тринадцать двадцать, - ответил Валерка.

- Никаких тринадцать двадцать, завтра в восемь опять придет участковый. Так, что я разбужу тебя в шесть утра, погуляешь по городу и полетишь домой в свои тринадцать двадцать. А ключ от номера тебе не нужен, иди спать, там открыто, там сидит твой сосед алкоголик.

Валерка потихоньку пробрался в номер, закрылся и лег спать.

Утром, когда пришла дежурная его будить, Валерка уже чистил зубы. Юрий Иванович мирно посапывал, укрывшись одеялом с головой, никто не имел к нему никаких претензий. Валерка тихо собрался и вышел из номера…

Магазины и забегаловки еще не работали, поэтому пришлось, на прощание, погулять по проспекту, полюбоваться «… спинным хребтом рабочего класса». Позавтракать Валерка зашел во все ту же забегаловку при гастрономе. Рискнул и взял несколько пирожков с «рисом и яйцом». На удивление пирожки оказались не только качественные, но и вкусные.

- Может быть, я напрасно на жизнь сетую, - подумал Валерка, может как Юрий Иванович, купить бутылочку, да и забить на все. С такими мыслями Валерка вышел из забегаловки и пошагал по проспекту. Он шел и ощущал себя абсолютным негром в своей собственной огромной стране. Ноги сами вынесли его на парковку у «Интуриста», на которой уже стоял знакомый автобус в аэропорт. Знакомый водитель приветственно помахал Валерке рукой и, услужливо, открыл перед ним переднюю дверь.

- Привет, командированный, как прошла командировка? – улыбаясь, спросил водитель.

- Да, как в сказке, - ответил Валерка, - не спрашивай лучше ничего, давай лучше поедем гонять зайцев.

Водитель громко засмеялся, закрыл дверь и автобус тронулся…

Жизнь потихоньку начинала налаживаться…

Показать полностью
4

Знаток женских ножек

Мои воспоминания навеяны статьей в Интернете «Гундяевы - знаменитые лукояновцы».


В возрасте 4 лет впервые отец взял меня на родину, в деревню, чтобы познакомить со своей мамой.

Крепко врезались в мою детскую память Казанский вокзал, мукомольня напротив вокзала с белыми от муки грузчиками, похожий на огромного дракона черный с красными колесами паровоз.

Ехали на поезде, который подолгу останавливался на каждом полустанке. Помню как отец уговаривал проводницу остановить поезд в Оброчном. Она не соглашалась – говорила, что там нет даже платформы, но всё же помогла – на одной станции, (вероятно это был Арзамас) она сходила по перрону к паровозу и попросила машиниста притормозить в Оброчном. Я, тогда, через окно заметил ее, быстро идущую по перрону. Мне показалось очень забавным, что выглядывающие из под форменной юбки ее ноги были похожи на балясины каменного ограждения перрона, такие же белые и такие же округло-толстые. Тем более в пролете забора, напротив нашего окна, двух балясин не хватало и, если их туда вставить, то никто не заметит никакого отличия. Я поделился своим наблюдением с отцом, но ответная реакция почему-то последовала от соседа по купе, причем очень бурная:

 Ах-ха-ха-ха... Ай да малец, дал жару. Слышь, папаня, если он у тебя в этом возрасте разбирается в женских ножках, то что же будет от него дальше?

Мне стало неловко, я улегся на подушку и чтобы меня больше не разбирали решил притвориться спящим. Поезд тронулся и я не заметил как уснул. Проснулся я на руках отца в вагонном тамбуре, поезд явно замедлял ход.

Как только отец, со мной в одной руке и чемоданом в другой, спрыгнул с подножки, поезд начал набирать ход и, вскоре, скрылся из виду. Мы остались одни, в темноте. Сначала отец нес меня вдоль насыпи - слышен был хруст крупной гальки под его ногами, затем вышли на переезд. Над будкой дежурного горела единственная на всю округу лампочка, вокруг которой вилась целая туча ночных мотыльков. Я обрадовался, что наконец-то мы приехали. Но как только отец открыл дверь в избушку, в нос ударило табачное зловоние, я заплакал от ужаса. Отец удостоверился что это Оброчное и мы пошли в деревню мимо огородов. Свернули в проулок, как посоветовал дежурный переезда, и оказались на темной деревенской улице. Деревня спала. Постучались в бывший дом родителей моей бабки. Отец думал, что там живут добрые люди. Помню, что дом был большой, высокий, лаяла злющая цепная собака. Хозяйка дома, с не менее злым голосом, объяснила что в пятом по счету от ее дома живет наша родственница и убирались бы мы «по добру – по здорову» и не мешали уважаемым людям спать. Меня охватил страх – как мой отец со мной в одной руке и чемоданом в другой сможет в полной темноте отыскать нужный дом.

Вот и указанные приметы – огромные три ветлы, большой бак для воды в палисаднике. Обошлось, нашли. Нас, без лишнего шума, впустили в дом. Меня уложили спать как мне показалось, в кладовой комнатке. Очень рано утром меня разбудили голоса. Я приподнялся и стал рассматривать происходящее в щелочку. Спорила хозяйка с каким-то мужчиной. Я прислушался. Мужик пытался сбыть хозяйке по завышенной цене пчелиный воск из которого будут сделаны свечи. Он то раскладывал свой товар, то согребал его обратно в мешок и было собирался уходить, но возвращался и все повторялось снова. Было разыграно настоящее представление. Простовато-наивный голос мужика выдавал его деревенскую дремучесть. Он никак не мог понять, что основная прибыль от предприятия остается у батюшки и идет на благоустройство храма, а здесь воск принимают по низкой цене и изготовленные свечи с минимальной наценкой оптом отправляются по храмам. Наконец мужик сдался, поняв, что он не на базаре и торговаться с ним не будут. Сдал свой воск. Хозяйка приподняла деревянную штору секретера. Я увидел внутри много столбцов металлических монет. Хозяйка отделила несколько столбцов и отдала. Мужик долго вслух, очень смешно, с бормотанием чего-то себе под нос, пересчитывал свою выручку. Мне стало неинтересно и я снова улегся и заснул.

Утром произошло знакомство. Хозяйкой была одинокая старушка. Меня усадили за стол. За поглощением пирога с молоком я стал свидетелем разговора моего отца с хозяйкой.

Все ее дети «поразъехались» и она доживает здесь одна с мужем, которого, совсем недавно, по политической статье, за «заступничество от произвола властей» лишили свободы.

- Как говорила, не ходи «качать права», ведь ты уже два раза дед сидел и тебя опять посадят.

Мне тогда пришлось запомнить, что такие простые русские слова как «сидеть», «вымотал душу» имеют еще один, непонятный и в тоже время неприятный для меня смысл.

- Как же Вы будете зимовать одна, надо же заготовить дрова,- спрашивал отец.

- В этом нет проблемы,- отвечала она,- нашего общего родственника выбрали в сельсовет - обещал помочь.

- Навещают ли Вас дети, внуки,- спрашивал отец.

- В прошлом году все лето гостил внук Володя из Ленинграда, но он все больше с дедом общался.

В какой-то момент мне показалось, что она, расчувствовавшись, всплакнет, но перевела тему разговора на меня,

- А мальчишечка как внимательно нас слушает. Ты все запоминаешь? - спросила она, обняв меня, и, сделав тем самым, нужную ей паузу в общем нашем разговоре.

- Ишь какой внимательный, наверное хорошо будет учиться в школе,- сказала она.

Скажу честно, она не ошиблась.

Бабушка-хозяйка мне очень понравилась, я сразу почувствовал, что мы с ней кровные родственники. Ее добрые с прищуром глаза я запомнил навсегда. Мой четырехлетний мозг определил ее как очень правильную и очень добрую бабушку. Позже я понял, что такими манерами обладают хорошие педагоги.

Ближе к обеду отец раздобыл попутную машину и мы уехали.

Моя же родная бабка – полная противоположность. Суровая, хоть и справедливая, считавшая лучшим методом воспитания детей – приводной ремень от швейной машинки. Но это уже тема совершенно другого рассказа.

Позже, за столом, в Ташкино, я рассказал своей родной бабушке Софье Дмитриевне (в девичестве Мишиной), что мы с отцом целое утро гостили у очень доброй бабушки.

Бабушка Софья рассказала мне , что гостили мы у ее родной тети. Тетя действительно очень добрая и особенная. Особенность ее в том ,что, будучи единственной девочкой в семье, она рано проявила способности к изучению наук и родители пожелали дать ей подобающее семейному достатку образование – она закончила Лукояновское педагогическое училище. И еще моя бабушка рассказала следующую историю (которую я слышал повторно, много позже, в пересказе своего отца).

В начале прошлого века отец моей бабки, Дмитрий Иванович, с сыновьями, согласно указу Столыпина, был вынужден переехать в Сибирь. Отправка была из Лукоянова и временно гостили у его сестры, благо ее муж работал на железной дороге и мог посодействовать при погрузке. Там, в доме своей тети, моя бабка впервые узнала что такое водопровод. В семье лукояновских родственников было много ребятишек. Семья очень набожная. Любое застолье, будь то обед, завтрак или ужин, семья, в полном сборе, начинала с молитвы.

Житие сибирское проходило под Новосибирском и оказалось очень трудным. Прадед мой не выдержал тяжестей такой жизни и умер, там и похоронен. После революции сыновья моего прадеда вновь переезжают обратно в Оброчное.

Чтобы не подвергать мою бабку переездами в Сибирь, ее выдали замуж за богатого жениха. Да вот беда, красные командиры посчитали его «беляком» и расстреляли.

Овдовевшая моя бабка вышла замуж за такого же вдовца – моего деда. К имевшимся сводным троим постепенно добавилось еще шестеро совместных детей.

В начале одной зимы мой дед и бабка решили продать часть муки нового урожая. Собрали воз. Дед мой и бабка отправились в Лукоянов на базар. Торговля шла успешно. К вечеру не продался лишь один мешок. С последним мешком поехали домой. А чтобы не мучать уставшую лошадь оставшейся поклажей, решили скинуть последний мешок тетке. Тетушка славилась своим гостеприимством и, чтобы не засидеться в гостях, решили сделать это тайно. Когда проезжали мимо, так и сделали. Мешок за углы и хлоп на крыльцо. Когда сани повернули за угол, бабка постучала в дверь и спряталась. На стук вышла тетка и забрала неожиданный подарок, а когда дверь за ней закрылась, осталось лишь догнать опустевшие сани. Впоследствии этот мешок муки был назван обладателями «божьим даром» который пришелся совершенно кстати, так как три дня назад главу семейства Гундяевых лишили свободы и все семейство осталось практически без средств существования.

Следующий мой приезд в Ташкино состоялся года через три. С доброй бабушкой мы больше не встретились.

Сожалею, что не мог сразу, без подсказки, вспомнить ее имя, помню лишь, с прищуром, ее добрые глаза. Сейчас уже нет в живых ни моей бабки ни моего отца.

Никогда раньше не приходилось интересоваться церковной жизнью. Несколько раз случайно видел телевизионные выступления митрополита московского и калининградского Кирилла. Сразу отметил ясную и открытую его речь, а самое главное – проникновенный завораживающий взгляд, до боли знакомые с прищуром глаза. Опрашивал своих знакомых – так ли завораживающе действуют на них выступления митрополита? Оказывается нет, но выступления воспринимаются очень положительно. Объяснение нашлось само собой после прочтения в интернете биографии митрополита. Восприятие происходило, вероятно, на генном уровне как человека близкого по крови.

Конечно хотелось бы познакомиться лично, но боюсь, что не найдется общая тема для разговора или она исчерпается очень быстро – что может быть общего у Патриарха и обыкновенного «физика» так и не приобщившегося к духовности за свои более, чем полвека.

Когда вижу по телевизору выступление патриарха Кирилла, его добрые глаза с прищуром – вспоминаю свою дальнюю родственницу, простую русскую женщину, учительницу из Оброчного, Парасковею Ивановну.


P.S.

В трудные дни наш Бог раздает дарственные мешки с мукой почему-то только через родственников.

Показать полностью

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Наш дикий конкурс открыток продолжается! Поздравили друзей, босса и любимую учительницу, а потом не помедлили и прислали свое творение нам? Все правильно сделали. Потому что до конца конкурса, в котором мы разыгрываем оригинальные подарочные наборы, осталось меньше 10 дней.


А чтобы поймать музу, вот порция открыток от пользователей Пикабу, которые они сделали в нашем конструкторе. Главное, не стесняйтесь!

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Как поучаствовать в конкурсе:

1. Заходите на страницу конструктора.

2. Выбирайте тему: День интернета, День работников леса или 3 сентября (никогда не поздно).

3. Делайте открытку и не забудьте ее сохранить.

4. Отправляйте свою работу в приложении Сбербанк Онлайн (никаких платежей, все бесплатно).

Отличная работа, все прочитано!