tltm

tltm

пикабушник
пол: мужской
поставил 5525 плюсов и 125 минусов
проголосовал за 0 редактирований
3355 рейтинг 305 подписчиков 251 комментарий 40 постов 18 в "горячем"
61

Сундук, полный тайн

Что может заставить человека биться над неразрешимой загадкой? Некоторыми движет упрямство, другими фанатизм или жажда наживы, но только не в случае с Августом Лимейром. У него был только один главный мотив - любопытство. И чем больше он работал над делом, тем сильнее ему хотелось узнать подробности, тем сильнее он разжигал свою неуёмную фантазию. Но жизнь устроена таким образом, что мы не всегда можем получить желаемого. Даже над главой специального отдела ФБР стояли большие люди, которые иногда заставляли его сдавать дело в архив. Но Лимейр не мог так просто забыть эти интригующие секреты, он собирал их в свой заветный сундук, чтобы когда-нибудь вернуться к ним и довести дело до конца.


И однажды этот день настал - Лимейр наконец-то вышел на пенсию. С большим предвкушением он раскладывал драгоценные папки на рабочий стол, он словно оказался в кондитерском магазине перед любимыми пирожными и тортами. Его глаза прыгали по названиям и пробуждали самые диковинные воспоминания.


Вначале ему в руки попалась папка с пометкой “бред” - дело мистера Фарвинга, афериста, который продавал время. Он утверждал, что вступив в его клуб и выплачивая регулярные взносы, каждый человек получит дополнительное и неограниченное время на отдых. И всё бы ничего, но по заверению клиентов это работало. Люди приходили в его большой загородный особняк по вечерам, задерживались там на десять минут и вскоре расходились по домам. Все оставались довольными и заявляли, что пробыли там целую вечность и смогли полностью отдохнуть от тяжёлых будней. Очень быстро все места в закрытом клубе оказались занятыми, и к Фарвингу даже стали тянуться люди с щедрыми предложениями - побывать в клубе хотя бы один вечер за кругленькую сумму. К чести Фарвинга стоит отметить, что он предупреждал всех клиентов об опасности посещения клуба. Но они пристрастились к дополнительному отдыху и приходили в таинственный особняк каждый день. Многие состарились до смерти за несколько месяцев такой жизни. После первых жертв ФБР заинтересовалось деятельностью клуба и захотела прикрыть лавочку - по их мнению за всей шумихой скрывался обычный наркопритон с новым видом отравы для мозгов. Агенты Лимейра быстро скрутили хозяина особняка, но неожиданно встретили ожесточённое сопротивление от “временных наркоманов”. Они уже не представляли свою жизнь без клуба и готовы были драться до последнего. Агенты ФБР успели вывести Фарвинга до непредвиденной катастрофы. Вскоре после стрельбы и пожара проклятый особняк просто исчез - в одно мгновение ока пространство где он находился провалилось в небытие.


Август Лимейр почесал свою ровную плотную чёрную бороду, ему очень хотелось узнать, куда пропали все эти люди, что с ними стало и кто дал Фарвингу технологии, с помощью которых он смог “продавать” время. Конечно, агенты ФБР нашли кое-какие следы: в квартире Фарвинга остались запчасти от портативных генераторов следующего поколения, сверхмощные лазеры и компьютеры повышенной мощности. И все эти вещи были без маркировки, без какой-либо надписи и даже номера. Но пока эксперты Лимейра пытались выяснить происхождение этих высокотехнологичных устройств, к ним пришли коллеги из Агентства Национальной Безопасности и попросили вернуть их собственность. Разгорелся конфликт спецслужб, в котором начальство Лимейра быстро сдалось и постаралось замять дело.


К Лимейру пришло озарение, простая догадка о том, что можно было поискать похожий почерк в других своих избранных делах: должна была существовать большая корпорация, которая проводила опасные эксперименты на людях и пользовалась прикрытием АНБ в случае провала. И если вычислить эту компанию, то через неё можно было раскрыть несколько секретов из сундука за один раз.


С волнением и трепетом Лимейр набросился на папки, он мельком глядел на названия, вспоминал их содержимое и откладывал в сторону, пока не отобрал ещё два дела с необходимыми ингредиентами. На одном из них была пометка “абсурд”, а на другом красовались три знака вопроса. Абсурдное дело крутилось вокруг учёного Кроуфорда Варда, который стремился усилить органы чувств человека. В ходе своих исследований он пришёл к выводу, что у нас есть скрытая способность к восприятию коротких электромагнитных волн. Мозг образовывал специальные структуры нейронов, которые работали как антенны-приёмники, но сигнал от них почти никуда не передавался и угасал без какой-либо пользы. Вард заявил, что по неизвестной причине, в ходе эволюции, мы заблокировали возможность восприятия электромагнитного излучения, но её можно вернуть и посмотреть на мир совершенно другими “глазами”. Естественно, что его цивилизованные коллеги-учёные подняли такую идею на смех, и Вард был вынужден довести дело до конца, чтобы доказать всем свою правоту. Через годы тяжёлых трудов он наконец вернулся с первым результатом - с самим собой. Вард утверждал, что теперь может слышать окружающий электромагнитный эфир также, как мы слушаем музыку. Над ним опять начали смеяться, резонно спрашивая, почему у него не нашлось подопытных получше, и Вард резонно отвечал, что вы всех распугали.


А потом дело стало совсем смешным: учёный начал писать “сенсационные” письма в газеты, в которых заявлял, что окружающий мир, совсем не такой, каким он нам кажется. Большего всего шума и веселья вызвала статья, где Вард утверждал, что многие неживые предметы, которые могут нами восприниматься, например, как простая тумбочка или шариковая ручка, на самом деле являются регистраторами нашего настроения, они записывают состояние организма человека и передают его куда-то в неизвестное направление. А в самом конце статьи Вард обещал в следующий раз раскрыть зловещую тайну комнатных розеток.


Санитары уже готовили особую палату для такого интересного пациента, но после его заявления о том, что некая компания уже создала таких же людей как и он, на сцене появились люди из АНБ. Его объявили в федеральный розыск по подозрению в терроризме. Все спецслужбы получили команду фас и принялись “перекапывать” штат в поисках одного единственного человека. Казалось, что и сам Вард понял надвигающуюся катастрофу и за день до начала розыска ударился в бега. И бегал он очень успешно, словно чувствуя всех своих преследователей за несколько кварталов от себя.


Лимейр очень хотел схватить учёного первым, но его люди пришли слишком поздно. Агенты АНБ настигли Варда на вокзале и “случайно” отрубили ему голову, которая “случайно” затерялась в неизвестном направлении.


Дело с пометкой “???” выглядело ещё более таинственным и невероятным. Молодой бездельник по имени Аарон Кросс любил мотаться по миру и говорить окружающим, что ищет себя и своё настоящее призвание в жизни. Благо его положение позволяло тратить огромные деньги на пустые приключения. Фактически Аарон являлся единственным наследником большой транснациональной корпорации КроссКорп, а его отец Ноа нисколько не контролировал своё чадо - он исполнял любые просьбы Аарона с самого детства. С таким подходом к образованию трудно полюбить точные науки, развить организаторские способности, приобрести навык самообразования и вообще стать полезным для общества. Но Аарон хотя бы тратил свою жизнь не на все семь смертных грехов, как принято у золотой молодёжи, он не бегал по клубам, не умер от передозировки героином, не катался по городу в пьяном виде на полной скорости, не таранил яхтой пирс с людьми и даже не устраивал оргии. Вместо этого он стремился расширить свои впечатления о мире и посещал все мало мальски экстравагантные места: бродил по Долине смерти, забрался на Эверест, спустился на батискафе в Марианскую впадину, посетил самую безжизненную пустыню Атакаму и один раз полетел в космос в качестве бесполезного туриста.


В конце концов оказалось, что Земля круглая, и Аарон Кросс обошёл её уже несколько раз подряд. Он стал скучать и даже начал интересоваться делами отцовской компании. Естественно он искал новых приключений и поэтому первым делом отправился в экспериментальные отделы, к людям, которые могли предложить новую порцию ощущений. Так Аарон испытал новый тип глубоководных субмарин, скоростных вертолётов с автопилотом и машин на парящей платформе.


Неужели этот человек мог пройти мимо отдела фундаментальной физики? Особенно когда учёные предлагали провести шикарный эксперимент с непредсказуемыми последствиями? Он поверил обещаниям, выбил для них финансирование и даже сам лично переключил рубильник, когда установка была окончательно готова к использованию.


Суть исследований сводилась к тому, что наше пространство имеет скрытую неоднородность, что можно найти “слабые” точки в ткани реальности, которые будут уязвимы для энергетического воздействия. С помощью мощных лазеров учёные компании размягчили стены вселенной и открыли дверь в новый мир. По их теориям там скрывалась реальность, синхронизированная с нашей временной веткой, у них должны были быть небольшие отличия в истории и минимальные различия в физическом устройстве вселенной.


Было достоверно известно, что устройство работало в штатном режиме, что команда из семи человек отправилась внутрь зеркальной сферы - портала в другой мир, и что вернулся только Аарон Кросс. И дальше следовали сплошные белые пятна: Кросс пробыл там не более пяти минут, но успел возвратиться совершенно другой личностью. Это был уже не психологически молодой и наивный юнец, который с добрым энтузиазмом познавал мир, а человек, столкнувшийся с жизненными трудностями, с лишениями, с насилием, познавший горький опыт и носивший мрачный серый взгляд.


Сразу после своего прибытия в наш мир Аарон приказал выключить устройство и не дожидаться остальной части команды. Когда ему попытались возразить, то он достал оружие, которое стреляло шаровыми молниями, и молча уничтожил всё лабораторное оборудование. Результаты такого “эксперимента” не удалось утаить от общественности - пропали известные люди, к тому же журналисты уже кружились вокруг исследовательского комплекса и ожидали горячих новостей с участием Аарона. И они их дождались.


Вскоре за дело взялись люди из отдела Лимейра, они многократно допрашивали наследника корпорации, но он выдержал психологическое давление и не выдал ничего интересного. По его заверению в той реальности были проблемы с окружающей средой, всюду царила жуткая вулканическая активность, падали булыжники с неба, извергалась лава и земля уходила из-под ног. Он шёл позади всех и по счастливой случайности избежал неожиданного удара с воздуха - раскалённый кусок породы вылетел из жерла вулкана и попал прямо в них, выжил только сам Аарон и ему пришлось возвращаться обратно. Лимейр лично присутствовал на допросе и смотрел, как некогда наивный Аарон Кросс обходил острые углы в своей истории, как он избегал лишних деталей и умудрялся не запутаться в показаниях, хотя опытные агенты ФБР старались добиться обратного. Кросс запомнил свою историю до мелочей и воспроизводил её с заученной монотонностью, не оставляя слабых мест для следователей. Его пытались поймать на том, что он притащил с собой оружие из будущего, на что Кросс пожал плечами и ответил, что всего лишь нашёл эту игрушку по дороге в портал. Потом агенты стали цепляться за то, что его поведение слишком сильно изменилось после путешествия, и Кросс просто ответил: “Это из-за скорби по погибшим”. Наконец у него спросили, почему он так спешил уничтожить портал в ту реальность? И опять Кросс оказался невозмутим и лаконичен: “Поддался панике”.


Лимейр не сомневался, что весь рассказ Аарона являлся одной сплошной выдумкой - он скрывал правду, потому что не хотел прослыть сумасшедшим или для того, чтобы избежать новых смертей. Агенты ФБР не смогли расколоть Аарона, а потом за дела взялись адвокаты его отца. Он подключил все свои связи и выкрутил руки Лимейру. И снова появились люди из АНБ, чтобы лично высвободить Аарона Кросса из заточения. А потом все чертежи устройства были уничтожены по решению суда как несущие опасность для общества. Любой другой глава отдела ФБР сразу бы забыл про этот инцидент и переключился на более насущные проблемы, но только не Август Лимейр. Вместо этого он организовал тайную слежку за Аароном и продолжил собирать сведения об этом интересном молодом человеке.


И чутьё не подвело старого главу спец отдела - Аарон начал вытворять весьма интересные штуки. Вначале он провёл полную ревизию имеющихся ресурсов в семейной корпорации. Потом он начал финансировать наиболее прогрессивные университеты и школы, которые предлагали новые подходы в образовании, потом, одновременно с проектами в образовании, начал развивать медицинские технологии, которые обещали проникнуть в тайны устройства головного мозга.


Такое поведение не могло не вызвать бурного интереса у Лимейра, он буквально не мог уснуть по ночам, гадая над тем, что же могло произойти с беспечным наследником в той неизведанной реальности? Что должно было произойти с человеком, чтобы он превратился из беспечного лентяя с дефицитом внимания, в хладнокровного организатора с большими и тайными планами на будущее? Теперь Аарон Кросс продвигался к реальной власти и избавлялся от старых акционеров компании, которые задавали слишком много вопросов или мешали с финансированием очередных непредвиденных проектов в сфере медицины и образования. Он действовал жестоко, с опережением событий и маскируя свою деятельность под филантропию и меценатство. Неужели это был всё тот же Аарон? Или в том мире действительно прошли годы, прежде чем он вернулся обратно?


Наконец Лимейр смог откопать что-то интересное против своего подозреваемого - оказалось, что он притащил из параллельного мира не только пушку, стреляющую шаровыми молниями, но и интересный артефакт - пятисантиметровый левитирующий куб, покрытый объективами в стиле человеческих глаз. Этот объект он умудрился спрятать в своей одежде и передать надёжному другу после суеты с уничтожением лабораторного оборудования. Много позже люди замечали, как он убирал этот куб во внутренний карман пиджака, как только они неожиданно входили в комнату. Создавалось впечатление, что ему нужно было постоянно пользоваться этой штукой, но её применение на людях вызвало бы множество вопросов. И нашёлся лишь один свидетель, который умудрился подкрасться к Аарону достаточно неожиданно, чтобы увидеть, что куб проецировал трёхмерные голограммы высокого качества с объёмным звуком.


Август Лимейр попробовал развить эту тему и объяснить начальству, что Аарон Кросс скрывает опасные технологии, которые могли бы послужить государству. Но было уже слишком поздно - следующее увлечение молодого Кросса сделало его неуязвимым для органов правопорядка. Теперь Кросс занялся разработкой передовых средств вооружения. И ему очень хорошо это удавалось - его экзоскелеты нового поколения вызвали фурор и принесли корпорации миллиарды. Тоже самое произошло с дронами-вертолётами, модульной бронетехникой и гиперзвуковым оружием. И Кросс не собирался останавливаться, он собирался реформировать всю армию, внеся свои изменения в концепцию обороны государства. Он проталкивал идею о максимальной мобилизации населения и удара огромным числом по разным направлениям, что нужно сразу готовиться к большим потерям и затёжной войне на истощение.


И всё это Аарон Кросс совмещал с инвестированием в образование и медицину. А один случай и вовсе поставил Лимейра в тупик. Однажды Аарон вызвал шумиху в прессе и принялся защищать человека, которого обвинили в умышленном убийстве собственной жены. Аарон выступил чуть ли не главным общественным защитником подсудимого, которого даже ни разу в жизни не видел собственными глазами. И первый тезис, который продвигал Аарон заключался в том, что человек оказался главным подозреваемым только потому, что выглядел как хладнокровный и очень сдержанный педант. Казалось, что эта тема просто взбесила Аарона Кросса, он негодовал на теле-шоу и не переставал возмущаться тому, что если человек выглядит сдержанно, то мы сразу думаем, что он странный и способен на “многое”. В некоторые моменты Аарон раскрывал свои измышления о мире: “Почему вы вообще думаете, что он ненормальный? Может быть это вы все нормальные, потому что слишком мало думаете, и слишком много действуете? Большую часть времени вы живетё под властью чувств, на автомате, не задумываясь о собственной правоте, о том как вы выглядите со стороны, вы не анализируете своё прошлое, чтобы хоть как-то учиться на ошибках и развиваться! И всё это вы считаете нормальным?!”.


Таким образом вся жизнь Аарона после путешествия в параллельный мир стала похожа на набор несвязанных друг с другом пазлов, которые образовывали одну сплошную загадку.

***

Лимейр отложил папку с делом, он увидел прекрасную возможность, чтобы достать Аарона Кросса и приблизиться к таинственной корпорации. И теперь он мог действовать без оглядки на начальство и с помощью самых “прямолинейных” инструментов. И таких инструментов у него была целая красная записная книжка - набор профессиональных преступников, которых он не успел посадить за решётку. На каждого из них имелся компромат и дополнительные способы воздействия, чтобы заставить играть под свою дудку.


Лимейр прошёлся по опытным грабителям, которые могли устроить наглое разбойное нападение средь бела дня. Глаза сразу выхватили имя Патрика Бейтса, пухлого крепыша с квадратной головой и пастью как у гиены. В целом это был надёжный и деловой человек, который не тратил слов по пусту и если брался за дело, то шёл до конца без каких либо жалоб. Лимейр набрал заветный номер и сразу же услышал дружелюбный рык преступника.


- Мистер Лимейр? Я знал, что когда-нибудь смогу вернуть долг, - каждый человек из красной записной книжки знал особый номер телефона, с которого им тайно названивал глава спецотдела ФБР.


- Добрый вечер, Патрик. Я хотел предложить тебе самую большую наглость в твоей карьере.


- Без особой жестокости?


- Определённо. Нужно только побузить и привлечь внимание, чтобы клиент сам пришёл ко мне в гости.


- Я готов начать прямо сейчас.


- Хорошо иметь дело с профессионалами. Встречаемся у Линкольн Роуд 13. Все детали обсудим на месте.


Ночная дорога, кругом лес, тополя, стрекотание кузнечиков и одинокий рекламный щит, за которым скрылась машина Бейтса с Августом Лимейром. Патрик Бейтс с гордостью демонстрировал свой джентльменский набор: травматический пистолет, электрошокер, ружьё стреляющее быстрозатвердевающей пеной, светошумовые гранаты, бомбы с веселящим газом и конечно же классическая бейсбольная бита. Лимейр заглянул в багажник машины, где находились инструменты преступника и сразу же заметил знакомую игрушку. Он не удержался и взял её в руки - это был счастливый талисман Бейтса - плюшевая игрушка Патрика Стара из мультфильма для детей. Именно эту безделушку он стащил из дома губернатора и тем самым привлёк внимание Лимейра. Он сразу же задумался над вопросом, почему грабитель взял среди всех игрушек именно Патрика? Почему он привлёк его внимание? И тогда Лимейр стал искать всех кандидатов с идентичным именем и обнаружил, что у Патрика Бейтса не было на тот момент алиби. Глупый след, но он оказался правильным. И Патрик отправился бы в тюрьму, если в тот вечер он не украл вместе с той игрушкой и деньгами из сейфа важные документы, которые выводили на чистую воду людей, отмывающих деньги для наркомафии. Комбинация ошибок и случайностей привела к тому, что грабитель Бейтс уклонился от правосудия, мести бандитов и стал личным доносчиком Лимейра.


- Не жалеешь, что в тот день взял маленького Патрика с собой? - Лимейр аккуратно положил игрушку на свой трон.


- Ни сколько. Тогда я не знал, что украл и кому насолил. Если бы я не взял его, то вы бы не спасли меня от мафии. И, честно говоря, работа с вами немного успокоила мою совесть.


- Неужели?


- Хоть что-то сделал полезное для общества. Надеюсь, что сегодня мы не будем творить ничего скверного?


- Почти. Только слегка попугаем кое-кого. Наша цель - Аарон Кросс. Он будет проезжать по этой дороге к своему загородному особняку на спортивной машине. Он ездит без охраны, но быстро.


- Остановить и ограбить? Что забрать?


- Серебряный куб, который лежит во внутреннем кармане его пиджака.


- Тяжёлый? Опасный? На нём есть датчики?


- Никакой опасности. Насчёт датчиков не знаю, но это неважно. Кросс должен понять, что ты забрал эту штуку и бежишь с ней прямо ко мне. А я буду ждать вас за этим рекламным щитом.


- И всё?


- Да.


- Отлично. Всё проще паренной репы. Я слышал об этом Кроссе из профессиональной тусовки. Его легко тормознуть с помощью любопытства, просто изобразим здесь аварию, разбросаем вещи, а я буду сидеть посередине шоссе в позе мыслителя. Дорога тут длинная, он успеет затормозить и сам придёт ко мне в руки.


- Его раньше пытались ограбить?


- Насколько я знаю, нет, все боялись мести его отца, он имеет большие связи и авторитет в преступном мире.


- Уверен, что твой план сработает?


- Он уже пару раз так останавливался и помогал случайным встречным. Но на всякий случай я установлю шипы вниз по дороге. Надеюсь, что до этого не дойдёт, не хотелось бы рисковать - вдруг его машина перевернется, и он улетит в кювет.


Патрик поставил свой автомобиль рядом с деревом, словно он недавно слетел с дороги и начал разбрасывать случайные вещи на проезжую часть. В этом не было особого смысла, он просто хотел вызвать любопытство у Кросса. Потом, когда он закончил наводить бардак, Патрик поставил раскладную табуретку в центр дороги и сел на неё с задумчивым видом. Со стороны это выглядело так, будто он сейчас думал над самыми тяжёлыми проблемами человечества. Лимейр наблюдал за этой картиной со стороны, стоя в тридцати метрах за большим щитом у дороги. Он нисколько не сомневался в способностях Патрика и лишь наслаждался работой профессионала.


Через тридцать минут ожидания появился красный феррари Кросса. Он сразу же заметил Патрика и остановился в пяти метрах от фальшивой аварии. С прямолинейной простотой он вышел из машины, огляделся по сторонам и почесал затылок, Патрик всё это время продолжал делать вид, что ломает голову над проблемами бытия. Наконец Кросс не выдержал и задался вопросом.


- А что собственно говоря происходит?


Патрик оживился и встал с табуреточки.


- Понимаешь, брат, у меня неразрешимая проблема.


- Неразрешимая?


Бейтс знал чёртову дюжину способов, чтобы завладеть всеми вещами Кросса, но ему требовалось вызвать азарт у клиента, чтобы он побежал за ним без оглядки и не заподозрил неладное. Если бы Кросс понял, что попал в аферу, то он перестал бы вести разговор с мошенниками и попытался держать язык за зубами.


- Конечно, неразрешимая, - ответил Бейтс со всей серьёзностью и нахмурил брови, - я врезался в дерево, сильно повредил машину, но не получил никаких травм. Как мне это теперь объяснить страховой компании? Кто поверит в правду, если она целиком состоит из случайностей?


- Как я вас понимаю.


- Не могли бы вы меня избить? - Патрик изобразил взгляд надежды.


- Знаете ли, никогда не начинал драку первым, - Кросс не чувствовал перед собой никакой угрозы и вёл себя откровенно.


- Вы стесняетесь? Честно говоря, я тоже. Сроду никогда не дрался, - про себя Патрик добавил: “Ну разве что только в тюрьме, на работе и каждое воскресенье в баре”.


- Ну, у меня есть кое-какой опыт, но в основном с пьяных вечеринок.


- Я мог бы вас ударить, чтобы вам было проще начать.


- Неужели нет никакого способа попроще?


Кросс не успел докончить фразу, как к нему подпрыгнул Патрик и нанёс легкий, но болезненный удар по носу. Аарон рефлекторно ответил тем же и только после этого пришёл в удивление.


- Так, стоп, вам не больно?! Всё хорошо?! - Сказал Аарон, потирая нос, в то время как Патрик изображал агонию.


- Всё прекрасно, у вас хорошо получается!


Патрик мгновенно оживился и нанёс ещё один удар по лицу молодого мультимиллиардера.


- Прекратите немедленно! - Теперь Кросс возмутился и попытался со всей силой ударить Патрика по лбу.


- А вот сейчас обидно было!


Патрик ответил сокрушающим ударом в челюсть и повалил Кросса прямо на асфальт.


- Вы всё перепутали! Это я должен был вас бить, а не наоборот, - в голове Кросса всё кружилось, как после столкновения с поездом, он лежал внизу и пытался прийти в себя.


- А к чёрту эту страховку! Ты у нас богатенький и у тебя есть чем поживиться. Мне этого хватит!


Патрик склонился над жертвой и начал обыскивать его карманы. Он захватил бумажник, пластиковые карты и заветный куб.


- Постойте, уважаемый, вы что творите?! Я же хотел помочь!


- Уже помог, брат! А что это за игрушка такая? - повертел куб в руках.


Аарон Кросс оживился и попытался встать на ноги, Патрик начал отходить назад, подстёгивая его к тому, чтобы начать погоню.


- Отдай куб! Я заплачу за него любые деньги!


Патрик увидел, что Кросс пришёл в себя и пустился в бегство, они быстро добежали до рекламного щита и Патрик кинул заветную игрушку Лимейру. Тот положил его на асфальт и взмахнул над ним заранее приготовленным молотком.


- Ещё один шаг и я разнесу его на кусочки! - крикнул Лимейр.


Кросс замер от ужаса и непонимания.


- Что?! Нет! Прошу вас, не делайте этого! Я сделаю всё, что угодно, только не трогайте куб!


- Всё, что угодно?


- Мистер Август Лимейр?! - Кросс узнал своего старого противника и ещё больше запутался в ситуации, - вы же на пенсии!


- Именно так, я на пенсии, но не мои дела, я хочу расставить все точки над i. Поклянитесь, что расскажите мне всю правду о том, что произошло с вами в том параллельном мире, - Лимейр продолжал замахиваться над кубом, всем своим видом давая понять, что может уничтожить его в любую минуту.


- Я не делал там ничего противозаконного!


- Для меня это уже вторично, я здесь не ради законности, а ради любопытства. Я просто хочу знать то, что произошло с вами в том измерении.


- И всё? - вопросительно развёл руками в стороны, - всё шоу ради любопытства?!


- Для вас это должно быть знакомое чувство, не так ли?


- И потом вы отдадите мне куб и мы просто разойдёмся по домам?


- Да.


- В независимости от того, что я вам расскажу?


- Это будет разговор, который не имеет никакой юридической силы. Мы не будем ничего записывать и сделаем вид, что этим вечером мы вообще с вами не виделись.


- Хорошо, я согласен. Звучит глупо, но безобидно.


- Поклянитесь. Я знаю, что в этом плане вы требовательны к себе и к окружающим.


- Обещаю, что расскажу вам всё, что знаю и отвечу на все ваши вопросы.


- Вот и славно, этот кубик побудет со мной до окончания разговора, - наконец убрал молоток в сторону и сунул вещь Кросса в карман, - я знаю отличную опушку неподалёку, обсудим всё при свете полной Луны. А наши машины припаркует мой знакомый Патрик у обочины.


- Хорошо, давайте уже поскорее закончим с этой ерундой.

// Окончание рассказа в комментариях или в этой [ссылке]

Показать полностью
125

Черви в подсознании

Эдриан Новак не планировал этим вечером вершить правосудие, он просто вернулся к себе в квартиру, поужинал и сел за домашний компьютер. Окружной прокурор Новак каждый день тратил час свободного времени на личный дневник, но это не было прихотью или удовольствием, он считал это дополнительными издержками профессии - ему периодически угрожали, пытались убить и скомпрометировать. И Новак полагал, что в случае его гибели дневник поможет следствию разобраться в ситуации. Как никто другой он знал, что мелкие детали и косвенные улики могут легко затеряться во времени, если их где-нибудь не зафиксировать.


Новак приближался к неизбежному, каждое его слово занесённое в дневник вело к дьявольской кульминации. Последовательно, шаг за шагом, он описал как провёл свой рабочий день, как заехал в гости к бывшей жене, чтобы забрать вещи, оставшиеся с развода, как он потом отправился в новую квартиру и встретился с соседями на лестничной клетке. Прокурор перечитал текст в поисках неточностей и обнаружил знакомые нотки фальши. Профессиональное чутьё просто кричало о том, что с какого-то момента появляется наглая и даже бесстыдная ложь. В его голове завертелись безжалостные шестерёнки логики, отточенные в многолетних судебных баталиях. Со всем упорством и яростью он принялся искать то, что так сильно не нравилось его подсознанию.


Прокурор перечитывал каждый абзац и спрашивал самого себя: “Всё ли нормально?”, таким образом он дошёл до описания соседа и остановился. Его глаза “замылились”, он слишком быстро пробегал по тексту и не замечал никаких странностей, что ещё больше злило крайне упёртого Новака. В пылу чувств он встал из-за стола, прошёлся по квартире и прокричал самому себе:


- Хорошо! Если каждый фрагмент нормальный, то значит есть внутренние противоречия! - прокурор рассуждал так, словно этот текст написал преступник, который пытался скрыть правду. - Значит нужно сравнивать куски текста друг с другом!


Через полчаса логического отбора Новак нашёл два абзаца, которые просто резонировали в его мозгу: в одном он описывал внешность своей жены, а в другом внешность соседа сверху. В этот момент Новак впервые ощутил, что что-то или даже кто-то пытается остановить его рассуждения, накинуть туман на его разум и отправить лечь спать. Но эта идея показалась ему слишком безумной, он с лёгкостью откинул чары Морфея и вернулся к делу. Для него это был ещё один вызов, ещё одна красная тряпка. Он чувствовал, что его где-то обманули и теперь Новак завёлся настолько, что уже ничто не могло его остановить или отвлечь.


Эдриан Новак методично и аккуратно собрал описания внешностей разных людей из дневника и начал их сравнивать с тем, что он недавно написал про свою бывшую жену и соседа Дугласа Корнелла.


Сознание не видело никаких ошибок и противоречий, глаза просто проскакивали через скучные, похожие подробности и оставался лишь горький привкус лжи. И опять в голове Новака промчалась посторонняя мысль: “Вот видишь, ничего странного, ты убедился в этом и теперь можешь со спокойной совестью ложиться спать”. Как только прокурор подумал о поражении, то он сразу же принялся менять тактику. Он просто взял первый попавшийся параметр из описаний людей и начал составлять график. Через несколько минут всё было готово, Новак с торжеством наблюдал на распределение роста его знакомых и соседа Корнелла. Почти все значения группировались около средних 170 сантиметров, и только последняя точка падала до каких-то жалких 40.


Сильный прилив крови в голову заставил Новака отойти от компьютера, ему потребовалось время, чтобы совладать с собой и вернуться к графику на компьютере, каждый раз, когда он пытался взглянуть на точки, что-то пыталось его отвлечь. Но его организм приспособился и отбил атаку. Разум Новака всё запомнил и теперь ему было всё слишком очевидно. Никакое стороннее давление не могло убедить мозг Новака, что такая наглядная и огромная разница в росте может быть нормальной.


С первой упавшей печатью забвения, все остальные начали слетать со своих мест. Эдриан Новак бегал по комнате и кричал самому себе.


- Внешность! Вся его внешность ненормальная! И он это скрывает!


Прокурор выбежал в домашнем халате на лестничную клетку и постучал соседке по этажу. Дверь открыла одинокая домохозяйка в бигудях.


- Добрый вечер, мистер Новак, какими судьбами в столь поздний час?


- Как выглядит Дуглас Корнелл? Опишите его! - Новак был слишком взволнован, чтобы начинать с прелюдий.


- Что? Зачем?


- Как выглядит Корнелл, - жёстко и безапелляционно повторил прокурор.


- Э-э-э, такая среднестатистическая внешность. Он вообще ничем не выделяется.


- Хорошо. Назовите хоть какие-нибудь конкретные характеристики, сравните его с кем-нибудь, - Новак быстро взял себя в руки, чтобы провести допрос с максимальной эффективностью.


- Лицо такое, - наморщила лоб и начала вспоминать, - в общем лица нет, он низенький как собачка, зато щупальца длинные.


- Мисс Биркинс, у кого из ваших друзей растут четыре щупальца из-за спины?


- Ни у кого. Но вроде для Корнелла это нормально.


- Вам не кажется странным, что всё, что касается Корнелла воспринимается нами как норма? Ведь в каждом человеке должно быть что-то ненормальное.


- Это в вас говорит прокурор.


- А вы не согласны с моим утверждением?


- Вообще-то согласна, просто с языка слетело. И знаете что? После ваших слов он мне кажется просто приторно нормальным.


Новак обернулся наверх, в сторону квартиры Корнелла.


- Кажется кто-то переборщил с внушением?! - прокричал прокурор наверх, - Начинаешь паниковать, Корнелл?! Или тебе трудно подавлять сразу двоих? А как насчёт троих?


Любопытный сосед снизу поднялся на шумиху и всем своим видом говорил, что он просто жаждет услышать подробности разговора Новака и мисс Биркинс.


- Корнелл что-то натворил? - глаза соседа Штейница горели в предвкушении.


- Да! - с радостью ответил прокурор. - Корнелл скрывает свою внешность! Он убедил всех нас, что выглядит нормально, а сам является куском красной плоти с клыками и щупальцами! Это даже не человек, а какой-то монстр!


Штейниц выпучил глаза и начал переваривать услышанное, три категории завертелись у него в мозгу - Корнелл, монстр и человек. Что-то пыталось отбросить монстра, но после услышанного от Новака, Штейниц не мог просто забыть про внешность Дугласа Корнелла, он не мог отрицать, что тот является монстром и значит нужно было отбросить категорию человек. Новак не собирался ждать, пока в голове соседа уляжется битва. Вместо этого он хлопнул Штейница по плечу и дал ему дельный совет.


- Расскажите это всем немедленно, пройдитесь по всем этажам, стучите в каждую дверь, скажите что я заявляю, что Корнелл монстр, потому что он ростом ниже пуделя и у него когтистые щупальца покрытые слизью.


- Ни слова больше!


Штейниц был окрылён, теперь он мог рассказывать сплетни, которые были связаны с прокурором. Одновременно с этим кто-то сверху из квартиры Корнелла застонал от изнеможения. Но для Новака это было только началом, он хотел получить дополнительную информацию о таинственном соседе сверху, прежде чем приступить к действиям. Прокурор вернулся в свою квартиру и принялся изучать новостные хроники, связанные с местным районом.


Монстр сверху ещё пытался воздействовать на прокурора, но у него уже ничего не получалось. Новак даже позволил себе отвлечься и позлорадствовать, он говорил со своей люстрой на потолке, адресуя эти слова Корнеллу.


- Ты только упростил мне работу! Теперь я знаю, что иду на правильном пути!


Прокурор инстинктивно прошёлся по недавно пропавшим без вести и погибшим при странных обстоятельств. Методом исключения он отбрасывал все случаи, которые не мог совершить маленький монстр, у которого из оружия были только острые щупальца и подобие телепатии. Было вопросом времени, когда в руках прокурора окажется нужное дело. Оказалось, что этом же доме полгода тому назад погибла молодая девушка - её очень сильно изрезал собственный муж в припадке безумия. Он не смог дать никаких объяснений, но признал свою вину. Новак нашёл описания режущих ран и пришёл к выводу, что это действительно мог сделать монстр Корнелл. Конечно, невидимая сила сверху ещё пыталась “удалить” эти мысли из мозга Новака, но это были уже слабые и отчаянные попытки остановить поезд, несущийся на полном ходу.


Следующим шагом окружной прокурор стал искать похожие раны у других жертв, и у него получилась зловещая галлерия из покалеченных судеб и мертвецов. В каждом эпизоде фигурировала растерзанная девушка и человек, который брал всю вину на себя. Последней каплей стал тот факт, что возможно девушки находились в положении. Новак отодвинул клавиатуру в сторону и отправился к своему сейфу с оружием - настало время действий. Тогда он впервые отчётливо услышал голос Корнелла в собственной голове.


- Что ты делаешь?! Это же самосуд! Ты же борец за справедливость!


Эдриан Новак усмехнулся, но не остановился. Он одновременно открывал сейф и разговаривал с пустотой.


- Иногда жизнь требует, чтобы мы были больше, чем мы есть. Иногда надо быть не только прокурором, но и судом присяжных и даже палачом.


- Я готов сдаться! Пусть ваши горе-учёные попытаются меня вылечить! Я могу принести пользу науке!


- Нельзя рисковать и давать тебе возможность на побег. У тебя слишком опасные способности.


- Я не виноват, что родился монстром! Я пытался выжить! Мне необходимы специфические вещи из живых людей!


- А что ты ещё делал, кроме того, что пытался выжить за счёт других? Ты ничуть не лучше лютого зверя.


Прокурор зарядил помповое ружьё и отправился на охоту за чудовищем. У выхода из квартиры, Новак опять услышал испуганный голос в своей голове.


- Я могу помочь тебе побороть преступность! С моей помощью ты очистишь город от мафии и спасёшь тысячи жизней!


- Не трать силы понапрасну. Сейчас мы поговорим о моих условиях.


Новак пробежался по лестнице, дошёл до двери Корнелла и сделал пару точных выстрелов, чтобы снести её с петель. Прокурор не боялся сражения и ринулся в бой, он прошёлся по комнатам и застал монстра на кухне. Красный кусок бесформенного мяса пытался уползти на балкон, половина его тела обмякла как после инсульта - он надорвался, пытаясь угомонить бурю слухов, которую создал Штейниц.


- А теперь поговорим о том, что я хочу получить. Для начало вот это, - сказал прокурор и сделал пару выстрелов по щупальцам, которые росли из спины монстра. Получив серьёзные ранения, “Корнелл” окончательно обессилел и упал на пол.


Эдриан Новак начал вкладывать новые патроны в дробовик и проводить зловещий допрос.


- Как приятно работать с преступником, которому не нужно доказывать, что ты не блефуешь. Ты ведь прекрасно знаешь, что я люблю стейки, и что я с удовольствием буду вертеть тебя на медленном огне, если не получу ответы на свои вопросы?


- Ты сам чудовище! Я никогда в жизни не видел такого скучного и серого человека как ты! Ни с кем не возникло столько возни как с тобой, ты во всём сомневаешься, ни чему не доверяешь, копаешься в каждой мелочи до скукоты! Даже после работы ты рисуешь графики и прямоугольники! - настоящий голос этого создания был весьма неровный, низенький и сбивчивый.


- Эй! Это гистограммы, идиот! - пнул монстра ногой, от чего тот влетел в стену на полной скорости.


Тот кто представлялся Корнеллом пришёл в себя от удара и принялся отвечать на вопросы.


- Они создали меня из стволовых клеток! Я очередной эксперимент, который зашёл слишком далеко. Они хотели посмотреть, что будет если собрать большое количество этих клеток и попытаться слепить из них новый организм. Я пытался объяснить им, что мне нужна специфическая еда, но они не слушали меня!


- Да неужели? Ты же телепат. Как ты не смог до них достучаться?


- У них были средства защиты от меня.


- Тогда бы ты от них не сбежал.


- Ну хорошо, хорошо, я не мог жить в пробирке, я хотел выбраться и вырасти. У меня есть мечта, что я смогу полностью овладеть своими силами и использовать стволовые клетки, чтобы создать себе новое тело.


- Вот это уже больше похоже на правду, ты не мог контролировать большую бюрократическую организацию, и, может быть, у них действительно были какие-то средства, которые частично тебя подавляли. Ты хотел большего и сбежал. У меня один вопрос, как называется фирма?


- Ларзук! Если я скажу их имена и должности, то ты сохранишь мне жизнь?


Новаку не требовалось ничего говорить, монстр Корнелл уже увидел ответ в его голове.


- Спасибо, не надо. Этого вполне достаточно.


Эдриан Новак добил чудовище и неспешно покинул соседскую квартиру. Он не чувствовал облегчения или радость от того, что кошмар закончился. Этот человек не мог просто успокоиться, он собирался копать дальше и дальше. Окружной прокурор снова сел за компьютер и принялся искать информацию о компании Ларзук.


К своему удивлению он вообще ничего не обнаружил и это опять подействовало на него как очередной брошенный вызов. Новак почувствовал уже знакомый привкус стороннего давления и ему сразу всё стало ясно. Прокурор, как опытный параноик, легко смог представить, что его использовали как оружие против монстра Корнелла. Это была относительно простая схема с подбором нужного человека и почти “естественным” заселением его в новый дом.


Но теперь Новак был вооружён - он знал как обойти телепатическое давление. Прокурор взял имена всех компаний из своего дневника и начал сравнивать их побуквенно с названием компании “Ларзук”. И Новак нисколько не удивился, когда совпадение было наконец обнаружено. Представители этой компании действительно выходили с ним на связь несколько недель назад.


Новак огляделся по сторонам и начал кричать в пустоту.


- Может быть уже наконец выйдешь из тени?! Даже Корнелл не был настолько труслив! Я всё понимаю - вы не хотели спугнуть сбежавшего подопытного. И вы не могли мне ничего сказать, иначе он прочитал бы мои мысли и всё понял. Но почему вы выбрали именно меня? Не думаю, что я являлся безопасным кандидатом для вашей компании.


- Я настоял на твоей кандидатуре. Я знал, что ты справишься, - голос был жёстким, уверенным и немного злобным.


- Спасибо за доверие. Но вы должны были понимать, что я захочу вас всех посадить в тюрьму за незаконные опыты?


- Ничего страшного, я всё равно планировал тебя немного помучить и убить.


- Ты такой же монстр как и тот комок мяса?


- Нет! Его сделали с нуля, вот и получилось не пойми что. А в этот раз они использовали мозг живого человека как основу. Чтобы получить более контролируемого подопытного.


- И зачем я тебе сдался?


- А как ты думаешь, кто поставил им жертву для экспериментов? Ты! Ты отправил меня в газовую камеру! А потом я очнулся в руках этих бездушных корпоративных крыс.


- Радуйся второму шансу на жизнь.


- Буду радоваться, как только поквитаюсь с тобой! Никто не верил, что я мог совершить предумышленное убийство! Но ты всех смог убедить в обратном! Ты выставил меня чудовищем, который убил родного брата ради наследства и статуса! Но я то знаю, что я не виновен!


- О! Пройдоха Джулиус! Рад встрече ещё раз. Ну, что, уважаемые присяжные заседатели, мы начинаем повторный процесс, - прокурор поправил воображаемый галстук и встал в центр комнаты, словно сейчас был тот самый суд.


Телепат смутился, он ожидал запугать Новака и прижать его к стене, а теперь он сам ощущал тревогу и неосознанный страх.


- Ты с ума сошёл? Какой ещё процесс? Здесь никого нет!


- Я убедил двенадцать человек, что ты совершил умышленное убийство. И сейчас я сделаю тоже самое с тобой. В роли присяжных будет твоя совесть и здравый рассудок. Ты готов начать, Джулиус? Или ты боишься правды?


- Как ты смеешь! Я знаю, что я не совершил ничего плохого!


- Ни в мыслях ни в поступках? Согласись, что первый пункт ты точно не можешь отрицать. Как после всего случившегося ты не мог затаить ничего дурного? Отец передал компанию твоему старшему брату. Герберт обещал, что сделает тебя вице-президентом, когда ты закончишь университет. Формально он сдержал обещание, а ты не справился с возложенной ответственностью. Тебе пришлось уйти и остаться ни с чем. Но что ты говорил окружающим? - Новак ходил кругами перед воображаемым судом, для него это было просто ещё одного дело, которое нужно было выиграть в кратчайшие сроки.


- Мне не повезло! Это было стечение обстоятельств!


- Вот именно! Ты никогда не говорил, что облажался, что это была твоя вина. Нет! Ты оставил пространство для манёвра. Всегда можно было добавить, что брат подгадал момент и назначил тебя на должность, когда дела в фирме пошли на спад и требовалось найти козла отпущения.


- Я сказал это только один раз, когда был пьяным в баре!


- Давай сделаем уточнение. Есть всего лишь один задокументированный случай, как ты сказал это в баре. А теперь ответь самому себе, сколько раз это было на самом деле? Можешь не говорить, всё равно присяжные заседатели сидят в твоей голове.


- Даже если это так, то это ничего не меняет!


- Джулиус! Ты обычный человек! Именно поэтому я был уверен, что ты совершил это убийство. Потому что обычный человек в твоём положении должен был затаить огромную обиду и выплеснуть её наружу в самый “подходящий” момент. Что ты чувствовал все эти годы, если не обиду? Разве ты не мог её не чувствовать? Ты что супер буддист? Сумасшедший альтруист? Второй Христос? Спроси самого себя ещё раз, разве тебе не приходилось заставлять думать хорошо про родного брата? Разве не было двойственного поведения? Любви смешанной со злобой? Естественно, что ты боишься признаться в этом даже самому себе.


- Вы не психиатр!


- Я гораздо страшнее. Я тот кто уже видел твою историю в самых разных вариантах. И всегда после убийства человек пытался убедить самого себя, что это был несчастный случай. Это позволяет забыть внутренний конфликт любви и ненависти.


- Это хорошая история, но она ко мне не относится.


- В тот вечер был твой день рождения. Герберт приехал пьяным с дорогими подарками. Он пытался быть весёлым и обходительным, он говорил и шутил весь вечер, а ты молчал как партизан. Потом ты неожиданно предложил отвести его домой пока не стемнело.


- Я всё это прекрасно знаю, нет необходимости пересказывать эту историю!


- А скажи пожалуйста, что он рассказывал тебе во время поездки? Этот момент ты упорно обходил во время всех допросов. Скажи хотя бы сейчас.


- Ничего серьёзного, просто пьяный бред.


- Вот именно! После всего случившегося ты едешь поздно вечером с пьяным братом, к которому питаешь противоречивые чувства, а он несёт всякий бред, дополнительно действуя на нервы. Уверен, что оставшись наедине, Герберт захотел извиниться за то, что не удалось устроить тебя в компанию. И насколько я знаю людей, он должен был сказать это в специфической манере.


- О чём ты?


- Уверен что он тоже испытывал чувство вины перед тобой. И у него тоже был внутренний конфликт. Он не мог просто сказать: “Извини, это я во всём виноват”, о нет! Герберт должен был сказать, что извини, что не смог тебе помочь, всё само получилось, так звёзды сложились и не держи на меня зла.


Прокурор вопросительно развёл руками, ожидая получить ответ. Но молчание говорило само за себя. Тогда Новак продолжил.


- Ты был пристёгнут, а он нет. Вы аккуратно врезались боком так, что весь удар пришёлся по той стороне где сидел Герберт. Готов поставить свой любимый галстук в полоску, что это был слепой порыв чувств. Слова твоего брата просто взбесили тебя и ты решил его заткнуть.


- Но ведь это же было не умышленное убийство!


- А что было потом, Джулиус? По твоим словам ты просто потерял сознание, а когда очнулся, то было уже слишком поздно - Герберт истёк кровью. Именно этот момент ты пытаешься выкинуть из своей жизни. Именно на него ты не хочешь обращать внимания. Уверен, что ты долго думал над тем, что нужно делать. Ты просто сидел и размышлял, а твой брат постепенно умирал от потери крови. Вот скажи мне сейчас, разве это всё в сумме не умышленное убийство? Ты осознавал, что для его спасения нужно позвонить в скорую, но другие доводы взяли верх.


Раздался вполне материальный крик за окном: кто-то сидел в машине у обочины и корчился от боли. Телепатический дар сыграл с Джулиусом злую шутку, его мысли слишком тесно переплелись с мыслями Новака, и из-за получившегося симбиоза он не смог больше дурачить свою совесть. В голове Джулиуса разгорался конфликт с собственной памятью, годы самоубеждения стали ломаться как карточный домик.


Эдриан Новак хладнокровно перезарядил дробовик, он считал, что смертный приговор, который вынесли Джулиусу, должен быть приведён в исполнение.

Показать полностью
19

Судьба проклятых

//продолжение рассказа "Вознесение проклятых", читать можно в любом порядке


Чарльз Бетругер любовался своим последним творением - стендовой моделью современного общества: бункер в виде перевёрнутой пирамиды, в самом низу которой располагались золотые этажи, где жили такие же управляющие директора, как и он сам. Здесь была роскошь, большие пространства, парки, искусственные озёра с рыбками и голограммами прекрасного неба под потолком, одним словом здесь было всё, чтобы создать иллюзию счастья. Затем следовал серебряный уровень, где жили военные. Директора были вынуждены делиться роскошью с людьми, которые возводили их волю в закон. Они специально отделили солдат от остального бункера, чтобы те чувствовали себя элитой, другой частью общества, которая живёт по своим особым законам. Естественно, солдат было гораздо больше чем директоров, поэтому они жили в более тесных условиях, но им позволяли в качестве отпуска спускаться вниз, чтобы вкусить плоды золотого сектора. Эти два уровня занимали половину всего бункера, они пожирали большую часть ресурсов и заставляли других работать в поте лица. Бетругер без лишних сомнений изобразил на моделе своих коллег-директоров в виде жирных свинолюдей во фраках, которые беззаботно валялись на лужайках. Что касается жителей восьмого уровня, то им сам бог велел предстать в образе оловянных солдатиков без головы.


На следующих уровнях существовали простые смертные, и чем выше находился этаж, тем хуже были условия - грязь, теснота и радиация, исходящая от поверхности земли. К своему “счастью” они могли только догадываться о том, что их хозяева живут в страшной роскоши - это была главная тайна бункера, которую директора боялись раскрыть больше всего. Они справедливо полагали, что люди не поймут и не приемлют такого устройства мира, если оно будет столь очевидным и наглядным. Поэтому вход на золотые и серебряные уровни находился под строжайшем контролем, а то что там происходило являлось тайной за семью печатями.


Бетругер изобразил седьмой уровень в виде жестокой сцены отбора, где глазастые селекторы выхватывали стальными руками юношей для грязной или смертельно-опасной работы. Раньше это называлось школой - теперь это был отдел сегрегации человеческих ресурсов. Далее следовал не менее опасный для простых людей уровень - медицинский отдел, где любого работника могли забраковать как лошадь на ипподроме, которая сломала ногу. Потом следовал отдел гидропоники и животноводства, который производил дешёвую массовую еду в виде зелённых брикетов под названием сойлент грин. Здесь работало много женщин, совмещявших свой труд с постоянным деторождением.


На пятом и четвёртом уровне моделер Бетругер разгулялся на славу, там находилось конструкторское бюро и ремонтный отдел с техниками и генераторным отсеком. Со всей любовью директор безопасности Бетругер вырезал шестерёнки и примитивных стимпанк-роботов, чтобы изобразить жителей этого уровня. На всех остальных у него не хватило терпения, и они получились как есть: шахтёры на втором уровне, и разведчики на самом верху, которые поднимались на поверхность и искали в проклятом мире остатки ценных ресурсов.


Директор безопасности отошёл назад, чтобы взглянуть во всей красе на метровый деревянный куб, который занял целый угол его кабинета. Эта стендовая модель олицетворяла собой древний механизм, который уже изрядно подгнил и даже трещал по швам. Он мог рухнуть в любой момент, и Бетругер собирался принять в этом самое непосредственное участие.


Любование директора прервал стук в дверь, затем, не спрашивая разрешения, внутрь вломился директор стратегического развития Стив Майлз.


- До вас стало трудно добраться, Чарльз! Вы перестали появляться на людях, и целыми днями пропадаете в своём кабинете, а ваш зам словно Цербер никого не пускает, якобы вы либо заняты, либо отсутствуете!


- Это не правда, - крепкий безопасник, который руководил армейскими людьми, нисколько не боялся гражданских, он мог просто игнорировать все их возмущения с помощью шикарной волчьей улыбки.


- Вы так просто отрицаете очевидное? - молодой и недавно назначенный на свою должность директор опешил от такой невозмутимости.


- Если бы это было правдой, то вы бы сюда не попали.


- Ну, мне пришлось подкупить Цербера, - Майл виновато развёл руками.


- Ай-яй-яй! - демонстративно помахал пальцем, а потом поманил директора к себе, - Ладно, хватит нежностей, лучше гляньте на это чудо.


- Что это?!


- Это моё хобби, модель нашего бункера.


- Да это же пародия на девять кругов Ада из божественной комедии Данте!


- Комедии? - Бетругер знать не знал ни о каком Данте, но почему-то уже был возмущён, - я всё делал сам, это оригинальная работа из дерева, пластика и дорогой краски.


- Теперь понятно, куда вы убиваете столько времени!


Майл огляделся по сторонам - всюду были шкафы с высокими полками и стендовыми моделями на разные темы: ядерные грибы над городами в самом начале третьей мировой войны, проклятые руины старого мира на поверхности, безумный конвейер государства из шестерёнок, который пожирал обычных людей и превращал их в зелённые брикеты и целая армада старых битв из прошлого.


- Человеку нужно бездельничать, чтобы потом хорошо работать, - наконец ответил Бетругер.


- Но в последнее время вы вообще не работаете.


- Напротив. Я так хорошо работал, что довёл систему до автоматизма. Я отсылаю приказы и всё вертится как шестерёнки в этом чудесном механизме, - указал пальцами на одну из моделей, символизирующих конвейер государственных репрессий.


- Неужели вы не понимаете, что на вашу голову выпала огромная ответственность?


Бетругер присел за свой рабочий стол и стал вырезать очередную фигурку свиньи из дерева, его нож сверкал грозно как молния, но сам хозяин кабинета делал вид, что не понимает намёков директора стратегического развития. Тогда Майлз был вынужден продолжить.


- Это раньше мы были хорошо отлаженным часовым механизмом, а теперь все шестерёнки проржавели насквозь, мы держимся на последнем издыхании!


- Не вижу причин для паники. Наше слово закон, и все выполняют наши команды как и много лет тому назад.


Майлз поднял одну из пружин со стола Бетругера и начал сжимать её до предела.


- Нужно видеть процессы, Чарльз! Мы исчерпываем ресурсы вокруг бункера, а аппетиты золотого уровня продолжают расти. Вначале голод появился на верхних этажах, а потом он опустился уже до седьмого. И процесс уже не остановить, как только солдаты начали испытывать дискомфорт, то наша система приблизилась к краху, - сжатая пружина вырвалась из-под пальцев директора Майлза и улетела в угол комнаты.


- Уверяю вас, что мои солдатики держаться как огурчики, - говорил Бетругер, не отрываясь от вырезания свиньи.


- Потому что они привыкли жить под строгой армейской дисциплиной. Но это не значит, что в них не растёт скрытое недовольство. Всё больше солдат поддерживает людей с “неправильными” взглядами.


- Да что вы говорите! - Бетругер поднял глаза на Майлза, он хотел запомнить его черты, чтобы отобразить их в этой деревянной хрюшке, которая должна будет стоять в центре девятого уровня и истерично указывать наверх, как знак того, что от “неба” рухнул кусок.


- Нужно что-то делать! - молодой Майлз не понимал, что с ним играют.


- Я весь во внимании, - Чарльз Бетругер отложил инструменты, откинулся на спинку кресла и изобразил хорошего собеседника, Майлз приободрился и начал оживлённо рассказывать свой план.


- Главная проблема - это ресурсы. Мы больше не можем ходить вокруг да около и не обращать внимания на этого розового слона в гостинной. Если мы хотим выжить, то нам рано или поздно придётся прибегнуть к отчаянным мерам. И лучше начать готовиться прямо сейчас.


- Готовиться к чему?


- Наша цель - это взять всех людей с верхних этажей и отправить их на поиски места для возведения нового бункера. Нужно будет подготовить снаряжение, создать новые улучшенные костюмы радиационной защиты, снарядить машины для возведения временных стоянок и обучить солдат действиям в экстремальной обстановке.


Бетругер сильно удивился, ему пришлось использовать всю армейскую выдержку, чтобы сдерживать смех.


- И солдаты тоже пойдут в этот проклятый поход, из которого скорее всего никто не вернётся?


- Конечно! Кто-то же должен следить за тем, чтобы лентяи не разбежались. Вероятно будут большие потери на марше и ещё больше при строительстве.


- И все эти люди добровольно пойдут на самоубийственное задание?


- Ну, нет.


- Вот тут начинается самое интересное.


- Нужно устроить катастрофу на верхних этажах. Чтобы радиация проникла на первые уровни и заставила всех задуматься о нашем варианте.


- Гениально! - Бетругер развёл руками и медленно поднялся с кресла.


- Вы так думаете?


- У вас чёткая и безукоризненная логика, - нежно взял Майлза за руку и повёл прочь из своего кабинета, - Трудно найти более подходящее решение. Завтра же я начну думать над тем, как устроить катастрофу в сверх прочном корпусе бункера, чтобы напугать людей, но избежать большого урона. Идите домой и ни о чём не волнуйтесь.


Чарльз Бетругер снова остался наедине со своими моделями. Он вернулся к столу, повертел деревянную свинью и отложил её в дальний ящик стола. Внезапно ему надоела резьба по дереву, и он переключился на более примитивное занятие. Бетругер достал колоду карт и принялся возводить основание карточного домика.


Директор безопасности со всей грустью понимал правоту первого тезиса Майлза - они игнорировали ресурсное истощение, проблему которую нужно было решать. Но также Бетругер знал, что это “общество” было создано для решения совершенно других задач. Его лепили в спешке, чтобы сохранить старый порядок вещей, чтобы самые богатые люди продолжали жить в роскоши за счёт всех остальных. Оно держалось на подавлении, расчеловечивании, бездумном подчинении силе, оголтелой пропаганде и затхлом консерватизме. Эту организацию людей невозможно было направить на великие свершения, им требовалось тотальное переосмысление жизни, чтобы начать жить ради общих целей, а не ради своей миски супа.


В дверь снова постучали и снова вошли без разрешения. Теперь это был директор распределения ресурсов Руперт Тансен: бородатый, косматый, морщинистый управленец, который “немного” тронулся от долгого пребывания у власти. Он всегда одевался в строгий чёрно-полосатый костюм и носил с собой неуместную трость из слоновой кости.


- Добрый вечер, Чарльз! Рад, что смог застать тебя в столь тяжёлое время.


Бетругер поглядел на свои плечи, подвигал руками, встал и снова присел на своё место.


- Странно, а вот мне не тяжело, моя ноша не давит, - вернулся к строительству карточного домика.


- Рад, что ты сохраняешь бодрость духа, - Тансен подошёл к столу и поднял первую попавшуюся карту - это оказалась шестёрка пик, - всюду плохие знаки, Чарльз!


- У кого плохие знаки, Руперт?


- У нас всех. Я понял это давно.


- Да неужели, - вырвалось у Чарльза Бетругера, но он попытался скрыть сарказм и добавить нотки искреннего удивления.


- Ужели, Чарльз, ужели, - ударом трости разрушил карточный домик Бетругера, тот с невозмутимым спокойствием принялся возводить его заново, ему было лень смотреть в глаза своему собеседнику, и тогда Тансен продолжил, - я знаю о твоих планах, мерзавец.


- Я, конечно, повторяюсь, но всё-таки, да неужели?!


- Военная диктатура. Это обычное решение, к которому приходят армейские чины, когда видят надвигающуюся катастрофу в обществе. Ты отправишь нас под нож и будешь обещать разгневанной толпе равенство и достойную жизнь.


- Ой, какая интересная идея. Я бы до такого никогда не додумался.


- Заклинаю тебя не делать этого! Не все солдаты пойдут за тобой, ты только развяжешь гражданскую войну внутри золотого и серебряного сектора. Многие из твоих подчинённых симпатизируют другим директорам, ответственным, например, за пропаганду и сегрегацию.


- Переходи уже наконец к делу, а то у тебя голос слишком противный, - Бетругер построил уже пять этажей и почти закрыл угрюмый вид на Тансена.


- Корень всех зол - это чрезмерная численность населения. Я неоднократно заявлял, что нужно более экономно подходить к выращиванию новых работников. Но меня не слушали, и теперь мы наплодили целую армию лишних людей.


Бетругер заинтересовался и даже поднялся из-за своего стола, чтобы взглянуть Тансену в глаза.


- Лишних людей?


- Именно так. Причина всех кризисов в истории - это перенаселение, создание лишних ртов, которых потом нужно куда-то утилизировать, или они устроят бунт и скинут государство в хаос.


- Странно, - директор безопасности почесал затылок, - мне совсем непонятен этот термин, наверное, потому что каждый из нас смотрит на мир со своей колокольни.


- Для вас это слишком сложная идея? - Тансен чувствовал себя учёным, который рассказывает простаку великие истины.


- Нас учили истории на примере войн и гражданских конфликтов. Армия победителей усложняет свою организацию, чтобы использовать новые технические возможности и управлять большим количеством людей. Чем больше людей - тем лучше. Люди - это трудно восполнимый и самый ценный ресурс, потому что они могут принести тебе всё что угодно. А хорошие кадры так вообще на вес золота. Надо лишь их учить, дисциплинировать и направлять куда нужно, - Бетругера заинтересовал этот вопрос, и он ожидал услышать от Тансена мудрые ответы, как от человека с большим жизненным опытом и образованием.


- Чепуха! Это частный случай того, когда ресурсов много, и когда армия может черпать их из кормушки государства.


- Почему-то я помню, что вначале идёт технологическая революция и усложнение организации общества, и только потом благодаря этому происходит рост численности населения.


- А откуда тогда берутся лишние люди?! - Тансен ударил тростью об пол, впервые в жизни кто-то по настоящему критиковал его идеи.


- Ну, люди консервативны, они не спешат менять структуру общества, пока в этом нет необходимости. Какой дурак начнёт пускать новых людей к государственной кормушке?


- Вот! Видите, численность населения подводит страну к кризису!


- Смотря с какой стороны на это посмотреть. Мне кажется, что государство, которое не может использовать самый ценный ресурс в мире является отсталым.


Тансен взял в себя в руки и решил уйти от бесполезного спора с человеком, которого он собирался переманить на свою сторону.


- Согласен, что картина немного сложная. Когда-нибудь мы ещё обязательно поговорим на эту тему. Но давайте для начала поверим мне на слово. Итак, главная проблема нашего бункера - это лишние рты. Можно сказать, что это даже розовый слон в гостинной, которого никто не хочет замечать.


- Окей, давайте согласимся с этим и пойдём дальше, - Бетругер сел обратно и принялся увлечённо строить второй карточный домик рядом с первым.


- Теперь либо природа восстановит естественную численность популяции через гражданскую войну, либо мы. Но есть проблема, мы не можем действовать в лоб. Иначе это приведёт к панике и к несправедливому недовольству. Мы должны быть хитрыми, чтобы люди сами приняли мою новую концепцию общества.


Чарльз Бетругер замер от нехорошего предчувствия.


- Что вы имеете в виду?


- Ну, если мы с вами просто расстреляем половину смертных, то люди проявят недовольство. Чувства, предрассудки, эгоизм и другие животные пороки не позволят им понять, что всё совершается ради всеобщего блага. Зато если тоже самое произойдёт из-за действий природы, то все пожмут плечами и будут спокойно жить дальше. Видите ли, природа имеет индульгенцию от всех грехов, а такие люди как мы с вами почему-то нет, - Тансен наклонился над карточными домиками Бетругера и аккуратно дунул на их основание, - эти дома упали сами собой, это был ураган.


- Что вы планируете сделать?


- Мне нужен доступ к военным арсеналам, чтобы использовать биологическое оружие. Думаю, что модифицированный туберкулёз будет как раз кстати. Он убьёт всех слабых и никчёмных. Потом за дело возьмутся органы пропаганды. Мы объясним людям, что это было спасением для нас всех, и что в будущем можно прибегнуть к такому же решению в случае необходимости. Сейчас это кажется немыслимым, но потом, постепенно мы сможем протащить эту идею. Каждый будет надеяться, что болезнь утащит слабого соседа и позволит выжить ему самому.


Чарльз Бетругер выдохнул и откинулся на спинку кресла.


- Знаете, Руперт, я вроде бы как военный и работаю со смертью, но на вашем фоне я выгляжу как гуманист.


- Не время проявлять слабость!


- Я всё понимаю и обещаю подумать над вашим предложением. Я дам ответ уже завтра утром, - в золотом секторе существовала условная смена суток в виде изменения освещения в парках.


- Отлично. Думаю, что пораскинув мозгами вы поймёте, что другого выхода не существует.


Руперт Тансен не подал виду, что потерпел поражение и с довольным видом покинул кабинет директора безопасности. После этого Бетругер скинул карты в ящик стола и попытался найти что-нибудь ещё, что будет отвлекать его от безумных разговоров с неугомонными директорами. Наконец он нашёл домино и принялся выстраивать их по кругу. Про себя директор безопасности отметил, что такие безумные старики как Тансен, гораздо более опасны чем наивный Майлз. Все планы молодого Майлза рухнули бы, даже не успев начаться - он действовал слишком очевидно и прямолинейно. А вот опытный Тансен вполне мог добиться своего. Собравшись с силами Бетругер прокричал, не вставая с места, своему заму, чтобы тот впустил следующего посетителя.


В комнату вбежал директор автоматизации и управления Фредерик Крейн - человек средних лет и убеждений, в меру опытный, но слишком амбициозный. Ему всегда хотелось управлять чем-то большим, чем примитивными роботами и механизмами.


- Привет, Чарли, есть разговор, - сразу подсел за стол к Бетругеру, - я пронюхал про твою афёру и хочу поучаствовать.


- Что конкретно ты унюхал?


- Боевые роботы. Твои люди расчехлили эти жестянки со склада. Конечно, они жрут много ресурсов, расходников и энергии, зато они очень преданные, не правда ли? С их помощью ты сможешь быстро зачистить золотой и серебряный сектор. Не будет никакой “гражданской” войны, которой пугает Тансенс, будет победный блицкриг! Но тебе нужна помощь, чтобы завести и поддерживать этих малюток. Это всё-таки моя епархия!


- А как ты думаешь, что будет после?


- Железная диктатура. Роботы жрут много ресурсов, но зато мы вырежем весь золотой сектор и сократим число военных за ненадобностью. Но нужно будет больше моих техников, чтобы управиться со всем этим хозяйством. Под защитой этих чудовищ никто не вздумает восстать против нас, новая элита будет более сплочённой и малочисленной.


- Ты мне не нужен, чтобы управиться с роботами.


- Что ты несёшь?! - Крейну такая мысль казалась просто смешной. - Твои спецы не идут ни в какое сравнение с моими.


- Но они всё равно управятся с этими железяками.


- Как?


- Очень просто. Я приказал их уничтожить, а не реанимировать.


Директор автоматизации выпучил глаза и замычал что-то невнятное. Тогда Бетругер продолжил, разумно предположив, что у него спрашивали: “Зачем?”.


- Чтобы такие умники как ты не наделали глупостей! - директор безопасности ударил кулаком по столу и вызвал цепную реакцию падения домино.


- Но они же нужны для подавления бунтов, а солдаты становятся слишком ненадёжными, - Крейн наконец собрался с мыслями и нашёл, что ответить.


- Мне лучше знать - это моя епархия.


- Послушай, это всё очень серьёзно, голод и нарастающее недовольство масс являются ключевой проблемой нашего общества. Это проблема, которую никто не хочет замечать.


- Как розовый слон в гостинной?


- Хм, забавно, что ты вспомнил, - достал из кармана пиджака тонкую книжонку с картиночками, - в основах менеджмента в первой главе сказано, что для создания впечатления, нужно раздувать озвученную проблему и сравнивать её с чем-то большим, - начал зачитывать абзац подчёркнутый красным цветом, - например с розовым слоном в гостинной, которого никто не хочет замечать, таким образом нерадивые слушатели лучше запоминают материал и правильно понимают поставленные приоритеты.


- Мне эти слоны уже являются во снах вместо овечек, прыгающих через забор! За эту неделю ко мне пришли уже все директора золотого сектора, и каждый сравнивал проблему нашего бункера с этим розовым слоном. Боже мой, какие же вы все “оригинальные”! И каждый второй думает, что я хочу захватить власть и установить жёсткую диктатуру.


- Но ведь нужно же что-то сделать, чтобы спасти положение!


- Обещаю, что сделаю всё от меня зависящее, только не мешайтесь под ногами.


- А может быть, всё-таки подумаешь над моим предложением?


- Насчёт железной робо-диктатуры?


- Да-да! Насчёт робо-диктатуры! - глаза Крейна загорелись огнём.


- Ну, хорошо, даю слово, что серьёзно обдумаю твоё предложение и дам ответ завтра утром.


Довольный директор автоматизации и управления покинул кабинет Бетругера. Крейну казалось, что в этот раз ему должно повезти не смотря ни на что. Но, естественно, сам Бетругер думал иначе, он наконец вздохнул с облегчением и позвал своего зама Чака Стокмана.


- Чак! Это был последний?


В комнату зашёл относительно молодой и бодрый помощник Бетругера с пухлой папкой бумаг. Внутри неё были пустые бланки для приказов.


- Да, сэр! - закрыл за собой дверь и подпрыгнул к шефу, - всё как вы и предсказывали, они все предложили взятку, чтобы попасть к вам в кабинет. Все заплатили твёрдой валютой, и у меня собрался настоящий склад драгоценностей в кладовке!


- Прелестно, - сложил руки на пузе и начал качаться на стуле, - а как получились видеозаписи?


- Всё просто шикарно, картинка великолепна, звук идеален, каждый директор попал в кадр в момент своего безумного “предложения”.


- Будет забавно показать наших добродетелей перед простым народом.


- Мы ведь будем действовать на опережение и не станем дожидаться утра? - помощник пытался предугадать своего босса, человека, которого он думал, что хорошо знает.


Но Бетругер не понял о чём говорит Чак и почесал за ухом.


- Мы уже давно всех опередили.


- Мы начнём прямо сейчас?


- Что начнём?


- Отдавать приказы на зачистку золотого сектора?


- Нет, не будем.


- Тогда что вы планировали делать?


- Господи Боже мой! Почему вы все решили, что я вообще что-то должен делать? Особенно учитывая тот факт, что лидеры восстания уже заплатили мне за бездействие? Зачем прилагать столько усилий, чтобы сохранить старый порядок, когда гораздо проще устроиться в новом? Согласно моим последним приказам солдаты просто отойдут в сторонку, и позволят разгневанной толпе линчевать всех этих свиней. Если так подумать, то какая польза от хрюшек, если их не зарезать?


Чак положил папки на стол и схватился за голову.


- Но кем мы будем после восстания?!


- Той же полицейской организацией, что и ранее. Всем нужна грубая сила, чтобы создавать закон.


- Но мы не сможем диктовать им свою волю, они будут говорить с нами как на равных!


- Какой кошмар! Никогда такого не было и вот опять.


- Но мы упускаем столько возможностей!


- И обходим столько рисков. Зачем мне эта власть? Чтобы ещё раз облысеть от чрезмерной ответственности?


Помощник Бетругера помрачнел и собрался к выходу.


- Чак, задержись ненадолго, есть один бонус специально для тебя, - директор безопасности заглянул внутрь папки с документами, которую невольно оставил его зам.


- Бонус? - Чак Стокман снова удивился и обернулся к своему шефу.


В этот момент Чарльз Бетругер достал самодельный пистолет из углепластика.


- Оружие?! Но в золотом секторе не может быть оружия!


- Какие вы все наивные простаки. Я сделал его сам из деталей, которые невидимы для наших металлодетекторов.


- Но, сэр, я всё ещё предан вашему командованию!


- Ну да! Конечно! Даже не забрал свою любимую папку, в которой оставил ключ-карту от рабочего компьютера. Уже вздумал бежать к Тансену? - в конце концов оказалось, что шеф знал своего подчинённого лучше чем он.


- Но как вы скроете моё тело? - начал медленно отходить спиной к двери.


- Никак. Завтра утром тут будет полно таких же покойников как и ты.


Чарльз Бетругер ничего не стеснялся, он считал, что человек в жизни вынужден делать самые разнообразные вещи. Например, выходить из кабинета через труп своего заместителя. Директор безопасности отправлялся в серую зону, в место которого не было ни в одной схеме - недостроенный участок бункера рядом с серебряным сектором. Он был спокоен и даже радовался тому, что ему больше не придётся говорить с людьми, оторванными от реальности. Бетругер уже наладил доверительные контакты с повстанцами, и они могли даже по дружески выпить чего-нибудь крепкого.


- Эй! Икс? Ты тут? - Бетругер оглядывался по тёмным и заброшенным коридорам серой зоны. Вокруг был бетон, строительный мусор, кабеля, трубы и высохшие скелеты рабочих, которые так и не достроили ненужный отсек.


- Конечно. Надеялся прийти раньше меня? - вышел с самодельным фонарём.


Они встретились посередине коридора и устроили импровизированный обмен алкоголем, Бетругер презентовал дорогое вино, которые было для него слишком слабым, а Икс-33 подарил качественный самогон, который уже давно приелся каждому разведчику бункера.


- Время никого не щадит, Икс, - Бетругер указал на новые шрамы на лице старика, повстанец относился к тем людям, что были слишком упёртыми, чтобы умирать, а его голос до сих пор был наполнен силой и отвагой.


- Ты на себя глянь. Весь истух на сидячей работе.


- Помню, что ты раньше был совсем другим бойцом. Горячее сердце, светлые мечты и простые идеи. Мне это нравилось - никогда не любил усложнять.


- Но тогда ты за мной охотился как на врага государства.


- Тогда это было выгодно. Теперь выгодно быть друзьями от чистого сердца, - разлили стаканы.


- Согласен. Это взаимовыгодное сотрудничество.


- Мне тоскливо, что всё становится запутанным и неоднозначным. Даже ты, Икс. У тебя появился большой опыт в хитрости и коварстве.


- У меня были хорошие учителя и мотивация.


- Когда всё начнётся?


- Минут через пять.


- А ты успеешь на вечеринку? Кто будет командовать оркестром?


Икс-33 усмехнулся и выпил драгоценного вина.


- У нас нет уязвимого центра. А я вообще идейный лидер, а не организатор перестрелок.


- Это хорошо. Значит механизм запущен, и его уже не остановить. Но зачем так спешить? Разве вы успели подготовиться к штурму?


- Нет выбора. Как ты уже сказал, у нас есть опыт в хитрости, и мы понимаем, что эти гады готовы на любую подлость и безумие, чтобы остаться у власти.


- Это точно. Чего только я от них не выслушал.


- Дело не только в их планах на будущее. Я говорю про то, что они готовились к такому развитию событий заранее. Мы изучали конструкцию бункера и обнаружили, что верхние этажи построены особым образом. Имеется много уязвимых мест, где заложены бомбы с направленным действием. В назначенный час вся конструкция рухнет как карточный домик, половина бункера сложится внутрь самого себя. Если директора поймут, что восстание неизбежно, то они нажмут на кнопку и погубят нас всех. Поэтому мы должны действовать быстро и очень внезапно. Если всё сделать правильно, то у них не будет причин идти на крайние меры, мы уже будем в золотом секторе и это никак не улучшит их ситуацию. Может быть мы даже пообещаем им сохранить жизнь, чтобы подтолкнуть к капитуляции.


- Стоп! Об этом вы мне почему-то ничего не рассказывали!


- Естественно. Ты ведь мог передумать после такого, - ответил Икс-33 со всей своей холодной логикой.


- Но это же самоубийство! Если они нажмут на кнопку, то окажутся погребёнными под землёй без источников еды, воды и кислорода!


- На складах золотого сектора числились особые роботы для создания жизни в замкнутом пространстве. Они способны работать в течение двадцати лет. И я почему-то уверен, что это не все козыри в руках наших врагов.


Чарльз Бетругер выкинул бутыль с самогоном и начал истерично бить ногами об бетонный пол.


- Ну почему всё всегда так усложняется!


- Не волнуйся, у нас тоже есть туз в рукаве. После долгих блужданий на поверхности мы нашли атомное оружие. Мы пронесём его в бункер и приведём в боевую готовность. Если корпус бомбы будет пробит, то она сдетонирует и уничтожит вообще всё внутри этого места.


Директор безопасности покрылся холодным потом.


- Что же мы натворили, - произнёс он измученным голосом.


- Это обыкновенная война.


- Ты не понимаешь. В золотом бункере ходили слухи, что избранным будет дарована вечная жизнь.


- И я действительно не понимаю. У вас там случались приступы безумия?


- Есть платиновый бункер. Там самые передовые медицинские технологии и средства автоматического обслуживания. Теперь я понимаю, что это не вымысел, не легенда, это дом настоящих правителей бункера. И именно там и находится пульт управления бомбами.


- Ну и чёрт с ними! Мы всё равно начнём восстание, мы попробуем успеть добраться и до них тоже! - из Икс-33 вырывался гнев, накопленный от множества лет несправедливости.


- А вдруг они не испугаются вашего оружия? Ведь их бункер может располагаться в глубине скальных пород? А что если они решат, что вы блефуете?


- Другого шанса не будет. Если мы будем медлить, то такие тираны как Тансен нанесут удар первыми. Либо мир справедливости, либо смерть.


- Останови штурм! Прикажи им остановиться, они послушаются тебя как духовного лидера!


- Ни за что в жизни.


Бетругер принялся вытаскивать свой пистолет из внутреннего кармана пиджака. Икс-33, как матёрый боец, сразу понял, что происходит и разбил стеклянный стакан о трубу. Чарльз Бетругер успел выстрелить в сердце старому повстанцу, но получил смертельное ранение осколком в шею. Он схватился обеими руками за артерию, чтобы хоть как-то ухватиться за жизнь. Но всё было тщетно - рана была слишком большой. Директор безопасности быстро потерял силы и упал на пол. В голове у него вертелась только одна мысль.


- Почему в жизни всё всегда так сложно?

Показать полностью
4

Вопросы подписчикам, вначале бонус

Чтобы пост не был совсем бесполезным для начала посоветую фильмы, которые вы могли пропустить, но они супер. (Вопросы подписчикам после них)

Спартак. 1960 год, Кубрик.

Вопросы подписчикам, вначале бонус Литература, Творчество, Фильмы, Длиннопост

В фильме удачный сценарий, богатый актёрский состав, режиссура (Кубрик!), много хороших персонажей, которые не затмевают друг друга, шикарные диалоги и есть идеи. Внимание - не смотря на то, что это история про Спартака, и казалось бы понятно чем всё закончится и что вообще будет, но оказывается, что ничего подобного, фильм удивляет до конца. Очень мощное кино, мало что с ним может сравниться.

Обычный диалог из фильма:

- Сенат опять вернулся к разговору о Спартаке, у нас есть восемь легионов, а повести их некому, стоит назначить командира, как он тут же начинает "хворать".


- Такая хворь уже случалась раньше.


- А как твоё здоровье?


- Всегда прекрасно, значит сенат предлагает принять мне командование?


- Ты этого ждал.


- Ждал, но мои услуги будут стоить дорого.


- В наше время продаётся всё, даже твой патриотизм. Назови цену.


- Консульская власть, командование всеми легионами и невмешательство сената в дела судов.


- Диктатура, - презрительно фыркает.


- Порядок, - отвечает стальным голосом и встаёт, чтобы закончить разговор, - передай мои условия.


- А я и сейчас скажу, что они неприемлемы.


- Сейчас то я знаю, но мы посмотрим, времена меняются и сенат тоже. Я буду ждать своего часа.

(я нашёл нормальную версию фильма на руторе http://rutor.lib/torrent/659205/spartak_spartacus-1960-bdrip-ot-hq-video-d-p , смотреть только в хорошем переводе)

Лицо со шрамом

Тоже эпический фильм, если смотрели в раннем возрасте, то советую пересмотреть. Можно сказать, что это вечная история про то, как "рыцарь" приезжает в королевство, чтобы подняться (это метафора, в фильме нет рыцарей!). Можно сказать, что эта история повторялась и будет повторяться и в жизни и в искусстве ещё очень много раз. В общем, наркомафия, бандитизм, размах, без соплей,  без мути и с Аль Пачино.

Вопросы подписчикам, вначале бонус Литература, Творчество, Фильмы, Длиннопост

- В нашем деле долго живут только те, кто предан своим, кто сдержан и тих. А те, которые слишком многого хотят - девочек, шампанского, шика, те надолго не задерживаются.


- Ты всё сказал? Я пойду?

International

Более современное и актуальное кино, про принципы, про честность и про то, что может сделать человек в одиночку. Главный герой против корпорации.

Вопросы подписчикам, вначале бонус Литература, Творчество, Фильмы, Длиннопост

И далее по списку.

Любителям камерного кино (ограниченное место действия) есть пара цветных фильмов Хичкока на рутрекере: "Верёвка", и "В случае убийства набирайте М" (Dial M for Murder), Хичкок в этом деле мастер. Нуар, как снять детектив/триллер, чтобы он не устарел: "Двойная страховка", "Печать зла". Любителям чего-то действительно оригинального (но не супер дорого) "В финале Джон умрёт" , сюжет этого фильма даже трудно описать, фантастика какая-то. Один из спорных фильмов Карпентера - "В пасти безумия", на мой вкус весьма оригинальное кино + Лавкрафт стайл. Один из моих любимых фильмов братьев Коэнов "Перекрёсток Миллера", про коварство и хитрость. Парни, кто знает хорошую фантастику в стиле "Сквозь горизонт", "Пандорум", "Груз"?

Окей, хватит развлечений, перейдём к делу.

Вопросы подписчикам, вначале бонус Литература, Творчество, Фильмы, Длиннопост

Я обнаружил, что у меня появилось 240 подписчиков, сильно/приятно удивлён. Большое спасибо за внимание. Если лень читать, то самый главный вопрос в конце. (Кстати ник на пикабу tltm почти ничего не значит, это отсылка к ФИО, когда выбирал первое название почты, не хотелось долго придумывать и брать длинное название, вот методом тыка и получилось tltm@bk.ru , так сказать это стало моим логином по default, когда где-то регистрируюсь, просто набираю эти 4 буквы.)

Вопрос №1: А какие рассказы собственно говоря вы хотели бы получить? Я больше ориентируюсь на произвольные (каждый раз на новую тему) фантастические рассказы, которые часто при написании доростают до повести. Не любитель продолжений, если и делать продолжения, то так, чтобы полученные рассказы можно было читать в любом порядке. Есть кое-что отложенное на Фентези (весьма специфическое, например в стиле Сомнамбулический поиск неведомого Кадата). Если вам кажется, что у меня больше получаются определённые тематики и жанры, например космос, или обычный человек в экстраординарной ситуации, кибербанк, отвратное капиталистическое будущее, постапокалипсис, то тоже можете оставить своё мнение в комментах (вдруг тут всем нравятся космическая фантастика, а я про путешествия во времени собираюсь писать). Предполагаю, что лучше писать как и раньше на произвольные темы и стремиться к коротким, вычитанным рассказам с классическим повествованием (в том смысле что меня часто несёт на резкие боевиковатые повороты, надо быть спокойнее).

Вопрос №2: Продолжения. Никогда бы не думал, что люди хотят увидеть продолжения моих рассказов (не всех естественно). В большинстве случаев я стремлюсь построить рассказ таким образом, чтобы выжить максимально всё из истории, чтобы вызвать максимум чувств, что требует финального грохота (иногда это достигается заданием новых вопросов, когда герои приходят в совсем неожиданную ситуацию). При таком подходе продолжение девальвирует оригинал. Зачастую это технически проблемно - потому что когда люди говорят, что хотят продолжение, это подразумевает собой, что оно должно вызвать ещё больше чувств, чем оригинал. А я уже выжал из истории всё, что смог.


Итак, насчёт продолжений, народ, вы действительно хотите получить продолжения для рассказа Вознесение проклятых ? Это вроде как не очень оригинальная тема. Пока даже не знаю, что ещё можно дополнить к этому рассказу, вроде в нём всё сказал.


Насчёт Мистера Борга,  извините, что не закончил. Тут нужны объяснения - это одно из моих любимых произведений, оно мне дорого (считаю что в нём много контента, оригинальных идей и фантастики), и я хочу для него лучшей участи. Судя по рейтингу оно не имело успех, оно не удалось, хотя у него большой потенциал (Вот "Я проспал конец света" или "Двенадцатая жизнь" или "Самое величайшее преступление" имели успех, это как бы целевые показатели). Так вот, план Б - приквелы, отдельные рассказы про Борга и Сардана, чтобы создать новый интерес, и потом переписать этот большой рассказ в более спокойную версию, меньше боевика, меньше резких движений, больше описаний. Как вам эта идея?


Насчёт "Беспощадная жизнь, великодушная смерть", ну тут полный провал, Дерек Коул отправляется в лимб, может быть когда-нибудь перепишу полностью, переведу из боевика в спокойную научную фантастику или киберпанк. Вообще с боевиками получилась большая неприятная неожиданность - у меня действительно получаются плохие боевики? "Преступный огонь" мне казался классным, как кино прям,  концовка вроде супер.

Какого чёрта "Культ войны" получил 238 лайков? Это же плохо продуманная юмореска написанная за один вечер, ненавижу это произведение. Что в нём хорошего? Не понимаю

Финальный вопрос: Что делать дальше. Совсем не силён (интроверт) в распространении информации. Заводить группу в контакте? Телеграмм канал? Или лучше идти на какой-нибудь сайт писателей? Как вы думаете, нужна ли где-нибудь страничка в инете с информацией о текущем статусе - что сейчас пишется, когда планируется публикация, доп материалы (в основном рефы к рассказам), ответы на вопросы, творческие планы.

Все вопросы/ответы/пожелания/отзывы можете кидать в личку контакта , не пугайтесь авы, это фото с паспорта.

Как всегда попытался коротко изложить некоторые мысли.

Показать полностью 3
76

Безгрешный демон

Трудно сохранять спокойствие, когда твой сосед является воплощением злого рока. Старший налоговый инспектор Самаэль Кроу разорил уже два банка, три фонда и целых пять брокерских компаний, а сколько народу он посадил в тюрьму, даже трудно было себе вообразить. Вокруг него ходили самые страшные и даже безумные слухи, которые только усиливались из-за его пугающей внешности. Естественно, что о таком соседстве финансист Филипп Сарн мог только “мечтать”. Он даже собирался съехать в другой квартал, но было слишком поздно - беда уже стучалась в дом.


Филипп Сарн собрал волю в кулак, чтобы успокоиться и открыть дверь. Перед ним стоял Кроу во всей своей красе - высокий, жилистый человек в тёмно-сером плаще нараспашку, с классическим чемоданом в левой руке, в чёрном костюме-тройке и фирменным взглядом живого мертвеца. Казалось, что инспектор Кроу совсем недавно восстал из могилы - его глаза горели холодным огнём, бледные волосы спускались до воротника, а глубокие скулы на лице были перемешаны со странными малозаметными шрамами.


- Сегодня вы выглядите просто замечательно, мистер Кроу! - Сарн попытался сказать какой-нибудь комплимент, но получился сарказм.


- Оставьте уловки для суда, - Филипп Сарн на время перестал дышать от такого приветствия, - так у нас говорят в отделе, когда хотят побеседовать без всяких формальностей.


- Ну и нравы у вас, у меня аж вся жизнь перед глазами пролетела. Чем я могу помочь вам в столь ранний час?


- Просто пара вопросов о жизни и смерти. Перед тем как устроить налоговую проверку вашей фирмы, я хотел бы воспользоваться случаем и поговорить с вами лично, - в голосе Кроу чувствовалась сталь и нотки кровожадности, он почти облизывал губы, прежде чем слопать очередную жертву.


- Это какая-то уловка, чтобы выведать из меня информацию? - Сарн со всей силой сжал ручку двери из-за психологического напряжения, он всё ещё стоял в дверном проёме, и бизнесмен не горел желанием впускать в свой дом такого гостя.


- Всего лишь подкуп. Если мы решим одну дилемму, то моя инспекция будет чисто символической, и вскоре я исчезну из вашей жизни как кошмарный сон.


- Я никогда не нарушал закон и не собираюсь делать этого в дальнейшем. Ваши действия похожи на вымогательство.


- Весьма смелое заявление. Но уверяю вас, что мы не будем нарушать закон и даже нормы справедливости.


- Ну, что ж. Вы меня заинтриговали, - про себя Сарн решил, что хватить уклоняться от боя, что если этот человек хочет устроить ему ловушку, то у него достаточно жизненного опыта, чтобы вывернуться и обратить всё в свою пользу.


Филипп Сарн наконец впустил зловещего гостя внутрь. Со всей обходительностью он проводил инспектора в гостиную и усадил в самое дорогое и пушистое кресло. Теперь они были окружены роскошью, обязательной для бизнесмена такого уровня: белоснежные обои с золотистыми вензелями и хрустальными вставками, полы из редких пород красного дерева, шёлковые ковры ручной работы, дизайнерская мебель бежевого цвета, античные статуи расставленные по углам, картины Босха в ювелирных рамках, гигантский глобус с секретом и, конечно, мини бар, который был совсем не мини. И если обыкновенные смертные обращали внимание на все дорогие детали и глазели по сторонам, то Кроу даже не удосужился посмотреть на многоуровневую люстру в форме парящего корабля.


- Хотите чего-нибудь выпить? - спросил Сарн из вежливости.


- Самый крепкий кофе, который вы только осмелитесь сделать.


- С удовольствием посмотрю, как вы его выпьете, - подумал про себя бизнесмен.


Пока Сарн нажимал на кнопки кофемашины в баре, его собеседник положил чемодан на свои колени, достал из него пухлые папки с бумагами и начал раскладывать на ближайший чайный столик. Естественно бизнесмен не удержался и попытался взглянуть на эти страшные вещи издалека - это были личные дела всех его друзей и даже членов семьи, а дело Сарна лежало в самом центре этого зловещего круга.


Филипп Сарн взял себя в руки и отнёс две чашки кофе в гостиную. Он сел напротив Кроу и стал ждать его слов. Прошло две минуты, прежде чем инспектор наконец разложил весь пасьянс и приступил к делу.


- Собственно говоря, ваш бизнес мне не интересен. Речь пойдёт о другом.


- Да неужели, - скептически проворчал Сарн.


- Мы заденем эту тему только вскользь, между делом.


- Сколько вы хотите от меня денег?


- Есть более важные вещи чем деньги. Но начнём сначала - у вас есть хобби?


Сарн опустил чашку, он всё больше запутывался в ситуации и у него пропало желание пить что угодно. Он повис на некоторое время в состоянии полной задумчивости и наконец выдавил из себя осторожные слова.


- Ничего серьёзного.


- Совсем ничего?


- Я весь в работе, а оставшееся время я уделяю семье.


- А вот мой брат занимается кинобизнесом.


- Рад за него, - Сарн подходил к тому, чтобы начать возмущаться.


- Пару раз я продавал ему свои любительские сценарии, - Кроу попытался добавить в голос сахарные нотки, но от этого его речь стала ещё более зловещей, - И один из них стал основой для большого блокбастера. Сейчас всё находится на этапе производства. Но вот незадача, я не рассчитывал на успех. Я просто взял часть окружающей меня действительности и размешал её с вымыслом. И так получилось, что вы стали одним из главных героев этой картины. Теперь я хотел бы получить разрешение на экранизацию, потому что в фильме будут фигурировать реальные сцены из вашей жизни и биографии.


Бизнесмен Сарн сделал вздох облегчения и стёр холодный пот со лба.


- И всего то? Делайте что хотите, - махнул рукой и откинулся на спинку кресла, - только измените имена персонажей и укажите в титрах, что события фильма вымышлены.


- Конечно, мы так и сделаем. Но я настаиваю, чтобы вы послушали пересказ сценария, чтобы потом не возникло вопросов.


- Почему бы и нет? - Сарн уже находился на седьмом небе от счастья и планировал задремать по ходу рассказа Кроу.


- Это займёт некоторое время.


- У нас почти час до прихода жены с детьми, они возвращаются с отдыха. А как будет называться кино? - Сарн спрашивал исключительно для того, чтобы продемонстрировать заинтересованность.


Кроу взялся за свой крепкий кофе. Он явно обдумывал следующие слова.


- Это зависит от финала. У нас заготовлены две концовки. Если всё закончится хорошо, то назовём его “Виновен как чёрт” или вроде того. В противном случае придётся поломать голову.


- Странно. Фильм уже в производстве, а вы ещё не определились с окончанием?


- Это будет зависеть от вас. В конце вы сами скажите, как правильнее завершить историю.


- Вы меня снова заинтриговали. Начинайте, я готов слушать.


- Так вот, наша история начинается в параллельном мире с высокоразвитыми технологиями. В той реальности я служитель Фемиды, следователь и палач в одном лице.


- Вы вроде бы говорили, что я буду главным героем, теперь я даже немного расстроен.


- Вы играете одну из ключевых ролей, без вас ничего не получится. Вы поймёте это позже, просто я хочу рассказать вам эту историю так, как её увидят зрители. В нашем параллельном мире есть нехорошая банда, и им заочно вынесли смертный приговор, который я должен исполнить.


- А что они такого натворили, что их хотят убить прямо на месте?


- Самое страшное преступление - фальшивомонетничество, - сказал со всей суровостью.


- Это комедия? Что такого страшного в изготовлении фальшивых денег? Они же не кусаются, - чем больше он слушал, тем больше вопросов возникало в голове Сарна, сам того не замечая, он отогнал от себя все остатки сна.


- Прошу меня извинить, забыл раскрыть детали. Самая ценная вещь в нашем мире это кристаллы жизни. Они выглядят как синие левитирующие пучки электроэнергии в стеклянном коконе. Кристаллы даруют здоровье, долголетие, крепкую память и, естественно, саму жизнь. По сравнению с ними все остальное просто ракушки аборигенов. Теперь вы понимаете, почему так страшно подделывать деньги? Фальшивые кристаллы даруют фальшивую жизнь. Вам кажется, что всё хорошо, а потом всё превращается в Ад, ваша плоть становится рыхлой аморфной массой, ваш разум поглощается безумием, а эссенция жизни в вашей крови смешивается с дешёвой подделкой, которую теперь почти невозможно отделить от вашего организма.


- Надеюсь, мы обойдёмся без очередной истории про энергетических вампиров?


- Да, это лишь начало. Я вышел на след банды, загнал их в угол и приступил к исполнению приговора. Но они готовились к такому развитию событий. На свои грязные деньги они купили запрещённые технологии на чёрном рынке. Речь, естественно, о путешествии в параллельные миры.


- А почему это запрещено? - Сарну стало казаться, что его собеседник опускает детали потому, что они кажутся ему очевидными.


- Миров много, а скрытых опасностей в них ещё больше. Всё должно быть контролируемо ради общего блага. Так вот, часть преступников сбежала от меня в другую реальность. Они пошли на риск, потому что устройство было ещё не готово, навигационная система не работала, и это был прыжок в случайное место. По зарегистрированной вспышке излучения я вычислил их пункт назначения и отправился следом в этот мир. Вот такой расклад - они знают, что я иду по следу, им нужно прятаться и искать запчасти для навигатора, чтобы продолжить бегство.


- Я извиняюсь, что задаю столько вопросов, но мне действительно много чего непонятно. Почему вас боится целая шайка преступников? Почему они не могут просто пристрелить одного человека?


- А я и не человек во все. Я кибернетический организм в неразрушимом корпусе. Я в живляюсь в тело человека и контролирую всю его нервную систему. В любое время я могу бросить неисправную человеческую оболочку и подчинить себе тело какого-нибудь преступника. Таким образом мне легко внедриться в любую мафиозную структуру и уничтожить её изнутри.


- В неразрушимом корпусе? Что-то типа летающего неуязвимого дрона с пушками, скальпелями и щупальцами, чтобы проникать и вживляться в человека?


Самаэль Кроу немного обиделся от такого упрощения, но это длилось недолго, и вскоре он продолжил рассказ.


- Дроны это примитивные алгоритмические создания. А я обладаю полноценным искусственным интеллектом. Я просчитал действия преступников и принялся искать компанию, которая скупает специфические технологии вроде квантовых вычислителей, средств мгновенной обработки данных, генераторов направленного электромагнитного поля и остальных деталей для навигационной системы. Так я вышел на компанию “Пирс и Пирс. Слияния и поглощения”, в которой работал интересный вице-президент Филипп Сарн и его не менее интересная команда друзей и единомышленников.


- Позвольте вас остановить не надолго. В самом начале вы заявили, что ваша история это смесь реальности и вымысла. Но я и мои друзья совершенно не выглядим как банда бежавших уголовников. Мы вроде как приличные и успешные люди. Более того, мы пытаемся направить корпоративную машину бизнеса в благое русло, если так можно выразиться. Ещё пять лет тому назад, до нашего прихода в фирму, компания “Пирс и Пирс” действовала как обычный падальщик, они скупали организации, обременённые долгами и имеющие “вкусное” имущество, а потом распродавали всё по частям. Теперь мы не разделяем на куски, а сращиваем воедино. Вспомните хотя бы нашу последнюю сделку. Мы купили две биомедицинские компании с большим научным и изобретательским потенциалом, навели в них порядок, аккумулировали их мощности и перепродали технологическому гиганту. Раньше им грозило разорение, а теперь они приносят пользу прогрессу, - для Сарна это была не просто стратегия развития компании, а дело всей жизни, попытка сделать что-нибудь большое и значимое, поэтому он не мог говорить о таких вещах без эмоций.


- И вы сохранили часть их акций, чтобы иметь доступ к технологиям, которые жизненно необходимы для навигационной системы. Этот технологический гигант будет инвестировать в них деньги и невольно развивать то, что вам нужно.


- Давайте забудем про ваши фантазии ненадолго и поговорим про реальность. В такую большую компанию как “Пирс и Пирс” нельзя попасть на руководящую должность без серьёзной проверки. Туда не берут людей с чистой или подозрительной биографией. Все боятся шпионов от конкурентов и наша служба безопасности не дремлет. Повторяю ещё раз, мы все честные законопослушные люди с хорошим послужным списком. Например, Шевалье, опытный финансист, выпускник Гарварда с отличием, в прошлом он владел небольшой, но успешной брокерской фирмой.


- Ах, Шевалье, алчный боров, ваш финансовый директор. Шесть лет назад произошла автокатастрофа. Он перенес серию пластических операций и сильно изменился. Удобное прикрытие для подмены, не правда ли? Именно после этого он поссорился с родным отцом, а его мать слегла с инсультом. Жена Шевалье подала на развод, потому что он стал слишком холодным и замкнутым на работе. Тем или иным способом, но имитатор отодвинул от себя всех людей, которые могли почувствовать подмену. Шевалье стал ценным приобретением для банды. С его помощью они нашли подходящую компанию, которую можно было подчинить своей воле. Также они получили доступ к фондовой бирже, чтобы отмывать деньги от своей преступной деятельности.


Филипп Сарн оживился, он снова почувствовал опасность, возможность того, что за историей Кроу скрываются реальные обвинения в адрес его друзей. Но Сарн попытался не выдать своих чувств и продолжил играть в эту театральную постановку.


- Хорошо, вы меня подловили. Про Шевалье действительно можно выдумать фантастическую историю с подменой благодаря той аварии. Но что делать со всеми остальными? Барренс, например?


- Садист Барренс, нынешний глава службы безопасности “Пирс и Пирс”… - поднял в руки папку с личным делом, - Он выбрал простой способ. Настоящий Барренс только вернулся из армии и не обзавёлся друзьями. Он жил как холостяк и прогуливал накопленные деньги - лёгкая добыча для такого матёрого преступника. К тому же родные настоящего Барренса живут на другом побережье, нужно лишь раз в год приезжать к ним на день благодарения и разыгрывать спектакль. Вам ещё нужно учесть то, что это весьма умелые преступники, которые прихватили с собой высокотехнологичные медицинские устройства. У них есть опыт в замене личности и проведении тонких афёр. Должен признать, что ещё никто не бегал от меня так долго.


- Но Барренс подтянул друзей из армии, чтобы основать свою частную охранную компанию.


- Барренс пригласил только тех людей, кто его плохо знал. И ещё тут есть встречный вопрос, а откуда у него взялся стартовый капитал для бизнеса? Банде нужны были помощники, чтобы тащить дорогие вещи для навигатора любым доступным способом.


- Звучит почти нормально. А что насчёт Декстера? Он постоянно держит контакты с семьёй и с ним не происходило ничего странного.


- О, коварный Декстер, директор инновационного развития и по совместительству глава разведки “Пирс и Пирс”. Он поступил хитрее всех. Декстер первым делом отправился по барам в поисках человека, который уже будет похож на него. С таким собеседником просто познакомиться. Можно легко начать разговор, сказав, что глянь на меня, мы почти одно лицо. Декстер предложил выпить за свой счёт и втёрся в доверие. Он рассказал трогательную историю о том, что ему не дают визу по политическим мотивам. Но ему надо как-то жить, что его знакомые хотят устроить его в крупную организацию, и ему нужны лишь документы. Заманчивое предложение, не правда ли?


- Он предложил стать его двойником в обмен за щедрое вознаграждение?


- Вначале всё так и было. Настоящий Декстер ушёл со своей никчёмной работы, а его двойник устроился в “Пирс и Пирс”. Декстер стал лучшим другом для своего близнеца. В конце концов он вошёл и в его семью. Он дарил подарки и помогал по хозяйству. Ему оставалось лишь сделать последний штрих - полностью заменить лишнего Декстера для надёжности. Одной рукой он помогал его семье, а другой подсыпал ему специфические наркотики, которые превратили обычного человека в глупого хама. Семья настоящего Декстера отвернулась от своего сына.


- И потом, когда он “случайно” умер, они решили сохранить его смерть в тайне, чтобы и дальше получать деньги от нового Декстера?


- Вы схватываете на лету. Сразу видно, что у вас есть хороший опыт планирования.


- А не слишком ли долгий способ добиться желаемого?


- Смотря как посмотреть. Пока будущие Шевалье и Барренс искали удобных жертв в базе данных, Декстер уже ходил по местным барам. Когда его коллеги готовили подмену, он уже заключил сделку с настоящим Декстером и получил в свои руки документы, чтобы устроиться в “Пирс и Пирс” первым.


- У вас богатая фантазия. Видимо, что вам совсем нечего делать по вечерам. А что насчёт их главаря? Что за голливудская история без колоритного злодея, который стоит над всей шайкой?


Глаза Кроу загорелись кровожадным огнём.


- Ой, кто же может быть их главарём? Неужели не догадались?


- Ну, я тут точно не при делах. Я нормальный семейный человек, который не участвовал ни в каких инцидентах или преступлениях. Чёрт возьми, я просто не гожусь на роль безжалостного тирана - я почти лапочка. Может быть вы имеете в виду нашего босса, мистера Пирса старшего? Все считали, что он отошёл от дел и просто путешествует по миру. А потом он внезапно вернулся и принялся снова руководить компанией. Мистер Пирс активно поддерживает мои начинания.


- Пирс не подходит. Он прожигает семейное состояние и занимается разнообразным гедонизмом, в его действиях нет плана, к тому же он “всплыл” относительно недавно. Подумайте ещё раз.


- Я сдаюсь. Я больше не знаю подходящих кандидатур.


- Напомните мне ещё раз, когда возвращается ваша жена?


- Минут через сорок.


- С вашим старшим сыном и дочерью?


- Да, всё так. А зачем вы спрашиваете?


- Мы ещё вернёмся к этому в самом конце.


- Меня пугает ваша кровожадность.


- Ещё бы.


- По идеи, сейчас вы должны были сказать, что ваши обвинения не беспочвенны, и мы все действительно являемся преступниками, скрывающими свои настоящие личности. Но вам не запугать меня своими дешёвыми фантазиями. Если это была провокация, то она изрядно затянулась.


- В каждой этой папке есть улики, которые они не смогли скрыть. Судя по медицинской карте у Шевалье после аварии снова появился аппендикс и зубы мудрости. Отпечатки пальцев Барренса не совпадают с теми, что есть в базе данных военной полиции. И есть ещё бармены с хорошей памятью и видеокамерами, которые могут рассказать много чего интересного про двух Декстеров.


- Я не собираюсь смотреть на эти бумажки. Это всё подделки. Я просто не могу поверить, что мои друзья могут являться безжалостными убийцами.


- Есть Ахиллесова пята в вашей общей истории. Как познакомились такие случайные люди? Шесть лет тому назад вас вообще ничего не связывало, а потом внезапно вы все ринулись устраиваться на работу в “Пирс и Пирс” как закадычные друзья.


Филипп Сарн пришёл в некоторое замешательство. Ему казалось, что они все подружились сами собой, абсолютно естественно и случайно. А теперь Кроу ставил всё с ног на голову. Пока бизнесмен соображал, что ответить, налоговый инспектор решил продолжить.


- Хотите мы прямо сейчас расставим все точки на i?


- Что вы имеете в виду? - Сарн впился в кресло обеими руками.


- Прямо сейчас ваши друзья играют в покер, не правда ли? В главном офисе компании?


- Да.


- На самом деле они собирают навигационную систему для путешествия в параллельные миры. Хотите поймать их с поличными?


- А если они действительно играют в покер?


- Тогда я не стану брать с вас плату за проезд по Стиксу.


- Может быть вы лучше уберётесь прочь из моего дома?


- Не будем тратить время попусту, вы же понимаете куда идёт разговор? Вы должны попробовать выпроводить меня силой.


- Я не собираюсь с вами драться! - Сарн даже возмутился от мысли, что ему предлагают выяснять отношения на уровне примитивного насилия.


- Насколько я знаю, в вашем сейфе есть дробовик. Не хотите воспользоваться им по назначению?


- Что вы имеете в виду? Вы собираетесь просто сидеть и ждать, пока я вернусь с оружием, чтобы пристрелить вас?


- Да.


- Вы сошли с ума. И в любом случае я не собираюсь прибегать к таким методам. Этот винчестер только для крайнего случая - для защиты семьи. Жена настояла на том, чтобы в наше беспокойное время у нас были средства для самостоятельной защиты. Что касается этой проблемы, то она решается одним звонком в полицию.


Самаэль Кроу развёл руками, он явно хотел продемонстрировать Сарну свои возможности. Но вице-президент “Пирс и Пирс” уже набирал номер 911 по мобильному телефону.


- Алло? Это служба спасения?


- Нет, это снова Кроу.


Бизнесмен отложил трубку и глянул на своего гостя в кресле.


- У вас есть сообщники? Они перехватили сигнал с телефона и включили ваш записанный голос? - спросил Сарн.


- Я ставлю вопрос ребром - вы можете избавиться от меня только через силу. Вы будете действовать или как? - Кроу был недоволен мягкостью и пацифизмом финансиста.


- Нет, - огрызнулся Сарн.


- Даже если я буду угрожать вам расправой?!


- Я не знаю, что буду делать в критической ситуации. Человек загнанный в угол способен на многое. Но я лучше буду спасаться бегством, чем буду погружаться в это грязное болото. Мне противно даже самое понятие насилия.


Самаэль Кроу тяжело вздохнул.


- Тогда что вы вообще собираетесь делать? Сидеть и ждать, когда всё решится самим собой? Только не говорите мне, что надеетесь на приезд жены.


- Хорошо! Хорошо! Я поеду с вами в офис “Пирс и Пирс”. Если так подумать, то это идеальный способ, чтобы избавиться от вас. Там будут охранники, камеры и свидетели. Чтобы ни случилось, никто не сможет меня ни в чём обвинить, моя репутация и репутация фирмы не пострадает.


- Должен вам сказать, как представитель Фемиды и Немезиды, что меня от вас тошнит в самом хорошем смысле этого слова.


- Хватит издевательств. Предлагаю воспользоваться моим Порше. Его знают сторожа, мы легко, быстро и без досмотра попадём на территорию компании. Потом сразу отправимся на партию покер и закончим эту историю.


Филипп Сарн поспешил встать и как можно быстрее покинуть комнату. Ему становилось легче от мысли, что расстояние между ним и Кроу увеличивается. Бизнесмен даже не обернулся, чтобы проверить это. Он просто добежал до своего гаража, в котором вместо Порше находилась машина Кроу - чёрный минивэн, похожий на катафалк. Сарн не успел удивиться, как его кто-то взял за шкирку и легонько закинул на пассажирское сиденье. Кроу молча обошёл автомобиль и сел за руль. Он о чём-то крепко задумался и буквально замер.


- С вами всё в порядке? - Сарн провёл рукой перед лицом “налогового инспектора”, но тот ничего не ответил.


Наконец изнутри Кроу раздался грохот тысячи “шестерёнок” и армады механизмов, что-то огромное перестраивалась внутри него. Звуки были настолько сильными, что Сарн даже не смог закрыть уши, потому что вибрации проходили через всё его тело. Адская канонада длилась не долго и закончилась также резко, как и началась.


- Готовлюсь к обеду, - прокомментировал своё поведение Самаэль Кроу, - теперь можно ехать.


Но вместо того, чтобы поехать, машина Кроу проломила гараж и полетела на сверхзвуковой скорости по прямой линии к офису компании “Пирс и Пирс”. За одну секунду “бедный” финансист вдавился в кресло, а уже в другой момент он смотрел, как они летят на полной скорости в железобетонное здание. Но, естественно, машина влетела аккурат в нужное окно. Ремни безопасности сами высунулись и схватили Сарна.


Филипп Сарн выдохнул, он очнулся и поспешил выбраться из проклятого катафалка. Кроу вышел следом, он никуда не спешил и смотрел строго на вице-президента компании, пока тот приходил в себя. Наконец у Сарна восстановилась ориентация в пространстве, он понял, что находится в закрытом конференц зале, в котором проводились неофициальные переговоры и азартные игры для своих. Большой зелёный стол и трое его друзей - Шевалье, Барренс и Декстер.


- Вот видите! Они играют в покер! - радостно закричал Сарн.


Через десять секунд он понял, что здесь что-то не так. Три человека за столом ни на что не реагировали. Тогда Сарн подошёл к ним вплотную и попытался положить руку на плечо Шевалье - это оказалась трёхмерная голограмма.


- Я ничего не понимаю.


- Это их параноидальные привычки - делать алиби даже если в этом нет крайней необходимости. С другой стороны камеры видеонаблюдения показывают, что они всегда были тут и не занимались ничем странным.


- А где они на самом деле?


- За той железной дверью, которая в форме большой абстрактной картины. Они в секретной комнате, где нет никаких средств слежения.


Филипп Сарн задумался над тем, что происходит, ему стало казаться, что во всех действиях Кроу закрался какой-то зловещий смысл.


- Вперёд, мистер Сарн, судьба ждёт, - Кроу подталкивал финансиста к действиям.

//Окончание в комментариях

Показать полностью
24

Врата Хольтена

Врата Хольтена являлись самым могущественным изобретением человечества. Но, к сожалению, из них мало кто возвращался, а выжившие рассказывали настолько разные вещи, что не было никакой возможности понять правила, по которым они работают. Кто-то увидел прообраз рая, некоторые попали в невиданные миры, а часть путешественников вернулась со странными способностями. Но Алистер Вейд не собирался рисковать и становиться одним из пропавших. Он хотел договориться с создателем врат, с отшельником, который жил и работал среди своих изобретений в заброшенном военном комплексе.


- Вы Дэйн Хольтен, создатель врат?


- Иногда мне кажется, что всё было наоборот. Это они создали меня, чтобы я замкнул цепь событий.


Хозяин комнаты самозабвенно чертил стереорисунок, не обращая внимания на Вейда.


- Вы человек?


- Это философский вопрос.


- Какие законы действуют за вратами?


- Никакие, в этом весь смысл. Врата не могут существовать, поэтому там нет никаких законов.


- Но вы же должны знать их устройство.


- Как я могу описать те чувства и ощущения, которые выходят за пределы моего разума и существования?


- Вы скрываете правду. Я хочу заключить с вами сделку. Мне нужно один раз обмануть смерть. Ради этого я готов пойти на что угодно.


Впервые Хольтен поднял глаза на Алистера Вейда и присмотрелся:


- Для этого вам не нужно никаких сделок. Судьба ждёт.


- Так просто? И что вы собираетесь сделать?


- Ничего. Но я знаю, что врата помогут вам отомстить.


- Это не месть, а желание справедливости, чтобы никто её не избежал. Они отмывали деньги от наркотиков и торговли оружием. И обманом заставили меня принимать в этом участие. Я должен их остановить или стану соучастником.


- Как скажите, мистер Вейд, - хозяин врат вернулся к чертежам.


Вейд понял, что разговор закончен и последовал совету Хольтена, отправившись прямо к вратам. Здесь было безлюдно, СМИ заставили забыть это опасное место и уже давно никто не искушал судьбу. Но Вейд не верил телевизору и готов был рискнуть.


В высоком тёмном ангаре расположились мириады прозрачных цилиндров, внутри которых “плавала” неизвестная науки жёлтая субстанция. А где-то в углу стояли и сами позолоченные и светящиеся пятиметровые врата, двери которых всегда были приоткрыты.


Зайдя внутрь, Вейд обнаружил хрустальный дом с бесчисленным количеством комнат. Пространство между стенами заполнял падающий песок и вода. Эти субстанции стекали в бесконечную даль.


Вейд прошёлся по помещениям. Каждая комната отличалась размером и орнаментом стен. Кое-где образовались трещины, и песок просачивался внутрь. Многие двери вели в пустоту, и поэтому приходилось постоянно искать лестницы на следующие этажи.


В одной из комнат не оказалось пола, вместо неё была воронка из воды и песка. Вейд заглянул в её центр и увидел, как некий человек там внизу разговаривал с Хольтеном.


- Так это же я, но в прошлом. Интересно…


Вейд отправился на поиски подобных комнат. Вскоре они стали попадаться чаще и чаще. В них можно было увидеть самые различные вариации недавнего прошлого и настоящего. Наконец он решился прыгнуть внутрь и подобрал для этого самый подходящий вариант, тот мир, где он просто вышел из врат обратно.


В одно мгновение Вейд вернулся в тёмный ангар. Он ничего не понял из увиденного и стал сомневаться в обещании Хольтена. Но он уже точно не собирался заходить во врата ещё раз.


Время шло, и Вейд стал забывать свои небольшие похождения в хрустальном доме. Вскоре он вернулся к борьбе за справедливость против своих работодателей. Он всеми силами старался привлечь внимание ФБР, но они требовали больше материалов и времени. А его шефы уже начали кое-что подозревать. И всё шло к тому, что однажды Вейда пристрелят в подъезде. Поэтому он стал очень осторожным и замкнутым. Он полагал, что сможет проявить бдительность и избежать опасности. Поэтому Вейд слегка удивился, когда его убили банальным и простым способом. Вейда сбили на пешеходном переходе, и он остался лежать на асфальте и думать о последней надежде.


И надежда оправдалась. Вейд снова очнулся в хрустальном доме. И более того, он знал, что нужно делать и стал искать подходящую комнату. Уже скоро он наткнулся на вариацию прошлого, где он чудом увернулся от машины и не получил ни одной травмы. Вейд прыгнул вниз и стал этим человеком.


Казалось, что дела пошли в гору и врата решили проблему. Полиция завела уголовное дело о покушении на его жизнь, ФБР теперь проявило интерес, и к нему, наконец, приставили охрану.


В один из серых дней, когда расследование шло полным ходом, Вейд возвращался из здания суда в дом для свидетелей. Он взялся за ручку двери и сразу же почувствовал взрывную волну. Но и в этот раз Вейд не умер окончательно, а опять очнулся в хрустальном доме.


Он тяжело вздохнул и огляделся. Его подозрения оправдались, он обманул смерть не один раз, а навсегда. Теперь каждая гибель будет заканчиваться этим местом. Но что будет, когда он состарится? Тогда не будет никакой вариации прошлого, в которой бы он остался в живых.


- Неужели придется жить здесь вечно?


Вейд задумался над этим вопросом. Вполне возможно, что он мог найти комнату, ведущую в далёкое прошлое и начать жизнь заново. Если конечно он правильно понимал законы этого мира. Или он мог выбрать вариант со своей смертью, когда всё надоест.


В конце концов, Вейд решил не спешить, а отправиться к Хольтену и выпытать у него правду. Пришлось истратить много времени и спуститься на километры вглубь хрустального дома. И только там он нашёл вариант прошлого, где бомба просто не сработала.


Алистер Вейд второй раз пришёл в комплекс доктора Хольтена. Но его ждало большое разочарование и атмосфера полного забвения. Уже давно никто не убирался и не ухаживал за помещениями. Большая часть сосудов лопнула, а врата погасли. Но самый большой сюрприз ждал его в кабинете Хольтена. Вейд зашёл внутрь и обнаружил пустой стол.


- Что-то здесь не то…


Вейд подошёл поближе и обнаружил создателя врат лежащим на полу. Он уже давно окаменел и стал серым. Вейд сделал предположение, что создатель врат не являлся человеком, иначе бы он банально сгнил и разложился.


Вейд начал обыск и неожиданно получил вознаграждение. Внутри стола оказалось одно единственное письмо:


- Уважаемому мистеру мстителю на случай моего возможного отхода. Должен признаться, что мы уже встречались раньше, но для вас это было будущим. Поэтому я знал заранее, что врата вас не уничтожат. Как я понял из нашей прошлой встречи, вы добились успеха в своём маленьком деле и теперь изучаете новые возможности. К сожалению, но ни чем не могу вам помочь, потому что ничего не знаю о вашем так называемом хрустальном доме. Теперь вы вольны поступать так, как вам вздумается, вы можете замкнуть круг или создать новую реальность, всё в ваших руках.


Это была хорошая новость. Значит, хрустальный дом позволял отправляться в далёкое прошлое. Вейд стал невольно фантазировать о будущих путешествиях внутри хрустального дома.


Следующее успешное покушение состоялось через два дня, прямо в здании суда.


Теперь Вейд не спешил и стал искать комнату в далёкое прошлое. Причём не столько ради необходимости, сколько ради интереса. По мере спуска вниз он начал задаваться вопросами:


- Если здесь нет света, то почему я всё вижу?


Ещё через какое-то время Вейд стал задумываться и над более тонкими вещами.


- Почему здесь есть воздух? И что будет, если я тут умру?


Он пригляделся к своим рукам и только теперь осознал то, что существует в совершенно другом состоянии, чем в реальном мире. Ему стало казаться, что бытие подстраивалось под его разум. Или, что более вероятно, всё было наоборот.


Так или иначе, Вейд обнаружил, что этажи отражают вариации только ближайшего прошлого или настоящего. Ему ничего не оставалось, кроме того, чтобы пойти в бок. Вначале это было страшно, комнаты гасли, песок исчезал, а тьма наступала. Но потом появился мост через бездну. И Вейд, естественно, пошёл дальше.


Тонкий мост длился многие километры, а на обратной стороне находился ещё один хрустальный дом. И тут Вейда ждал сюрприз. Все комнаты в этом доме вели в совершенно другую версию настоящего. Здесь он не был мстителем и не воевал с компанией. Он просто уволился и ушёл работать на других людей. Теперь он жил в большом особняке, с хорошей машиной, к нему вернулась жена и всё складывалось отлично.


Вейд почесал затылок:


- В принципе, я уже посадил своих боссов в моей реальности, и нужно ли теперь бороться со всеми их воплощениями? Лучше вначале заняться исследованиями.


Путешественник по вероятностям отправился вверх. Он не ожидал увидеть ничего особенного, однако комнаты с воронками стали исчезать, а поток песка и воды становился всё более сильным. В конце концов, Вейд вышел в просторный зал с фонтаном. Вокруг фонтана стояли металлические статуи рыцарей с опущенными мечами. Вейд с интересом туриста обошёл сооружение и увидел за фонтаном живого человека на троне. Тот сидел в позе мыслителя и никого не замечал, поэтому Вейд успел к нему приглядеться: высокий рост, ярко белые волосы, крепкое телосложение и очень властный взгляд. Одежда была в стиле минимализм - френч и какое-то подобие брюк. На коленях лежал золотой сундук в цепях. Наконец Вейд прервал молчание:


- Вы тоже пользовались вратами?


Собеседник очнулся от мыслей и наконец увидел Вейда.


- Кто вы такой? что вы тут делаете?


- Э-э-э, а вы не в курсе? Я просто ищу подходящую вариацию прошлого, свою вселенную, чтобы вернуться к жизни.


Вейд понял, что они общаются друг с другом на уровне мыслей, а этот субъект выглядит совершенно иначе, чем ему кажется. Это был лишь образ, который обрезан его восприятием и разумом.


- Какая ещё вселенная?! Ещё ничего не создано! Есть только вероятности этого. Так кто вы такой?!


- Да не волнуйтесь вы так. Ничего страшного не произошло.


- Сейчас произойдёт, если не будете отвечать на мои вопросы.


Вейд выбежал оттуда прочь к ближайшей подходящей комнате. Но сзади уже слышался крик:


- А ну вернитесь! Вы не сможете скрыться.


Но Вейд рискнул и стал человеком, который жил в роскошном особняке. Он огляделся и не заметил ничего необычного.


- Неужели всё?


- Нет, не всё! - кто-то кричал за окном.


Вейд в страхе подошёл к двери и слегка её приоткрыл. Там стоял уже знакомый субъект с целой свитой себе подобных.


- Так вот, мистер Вейд, с вами творится неладное. Вроде бы вы простой человек. Но одновременно с этим мы нашли ваши следы сразу в нескольких вероятностях. У вас есть, что сказать?


- А что мне за это будет?


- Хватит юлить. Мы будем следить за вами. Рано или поздно, но мы докопаемся до истины. Сотрудничайте с нами, и мы всё приведём в норму.


Вейд остался один в большом пустом доме. Он долго думал, пока к нему не пришло озарение:


- Вот всё и сложилось. Я буду путешествовать, проживать самые различные жизни, исследовать возможности хрустального дома и заметать за собой следы, а они будут меня преследовать. Естественно, я ещё найду своё прошлое. И я обязательно попытаюсь уничтожить врата, чтобы эти ищейки не догадались о моём происхождении…


Вейд налил себе бокал дорогого вина.


- И, наверное, придётся убить Хольтена, чтобы оставить то послание самому себе.

Показать полностью
92

Вознесение проклятых

На верхнем этаже бункера обитали самые серые и убогие. Они занимались тяжёлой и опасной работой – искали на поверхности драгоценные металлы, электронику, топливо и всё ценное, что осталось от старого мира. Но ни один костюм не мог полностью защитить от радиации и вирусов, к тому же им приходилось разгребать снег и разрушенные здания. Всегда был риск повредить защитный слой и заразиться. Даже самые ловкие и осторожные не доживали до тридцати и сгорали на работе.


Шахтёры жили намного лучше – они никогда не поднимались на свет, а работали на шахтах вокруг бункера. Конечно, тоже рискованная профессия, зато никакой радиации. Следующей кастой шли ремонтники, конструкторы и прочие техники. Самые привилегированные из них следили за генераторами.


Специальное место отводилось отделу гидропоники и животноводства, в котором служили преимущественно женщины. Их обеспечивали разнообразным рационом и ограждали от стрессов, чтобы они в будущем могли вынашивать детей. И это естественно, ведь только полностью здоровая женщина способна родить здорового ребёнка.


Что касается меня, то я состоял в элитном отделе сегрегации. Я был учителем и определял судьбу молодого поколения. Конечно, в моём отделе служили ещё и медики, которые занимались выращиванием потомства и лечением генетических болезней, но всё же наш главный продукт – это не здоровое тело, а мозг. Поэтому мой диагноз был самым важным. Я давал разнообразные задачи и анализировал успехи учеников. Потом оставалось только следить за их продвижением.


Человек не раскрывает таланты без должной мотивации. И мотивация у них была просто грандиозная. Кто же захочет угробить жизнь на сборе радиоактивного металлолома или на нудной работе за станком?


Естественно, самыми элитными были военные, спецотдел и командный состав. Их дети тестировались удаленно и мои указания для них не являлись обязательными. Высшие касты занимались пропагандой, организацией труда, слежкой, допросами на полиграфе, подавлением несогласных и выращиванием стабильного общества. Всё это работало очень отлаженно, чётко и оперативно.


Командный состав жил на самом нижнем золотом этаже. Ходили слухи, что в этом закрытом секторе создали настоящий рай. Я считал подобные разговоры опасными и бессмысленными. Они могли подтолкнуть обделённых к бунту или саботажу. И даже если такие слухи имели под собой основания, то борьба с системой не принесёт ничего хорошего. Теоретически мы можем заменить малочисленную элиту, но убрать армию чернорабочих, шахтёров и фермеров невозможно. А другого устройства общества просто нет. Нам лишь остаётся служить общему делу и направлять все мысли на созидание. Естественно, это не решает проблему с эгоистами, дураками и лентяями. Но их нельзя искоренить, их можно только пропалывать. И сколько бы усилий мы не прилагали, процент отсева никогда не уменьшался, всегда появлялись некомпетентные бездари, изворотливые эгоисты и принципиальные нахлебники. В моих глазах они были как шпионы-диверсанты или бомбы замедленного действия, которые необходимо было обезвредить.


К сожалению, я слишком зациклился на работе и поздно заметил ахиллесову пяту нашего социального организма. Это случилось в тот день, когда меня решили наградить за долгую успешную службу и пригласили к порогу золотого сектора. Естественно, пришлось долго ждать, сидеть в приёмной и разглядывать впечатляющую обстановку. Здесь было много свободного пространства, высокие потолки, и даже казалось, что секретарша в этой комнате работала одна. Наконец меня позвали, просканировали и впустили внутрь. Вокруг была темнота, а вверху горел большой монитор. На нём появился старый человек в очках – исполнительный директор Бенедикт Мальброт. Его портреты можно было увидеть на любом этаже бункера, он был пятым в иерархии и занимался организацией человеческих ресурсов. Фактически Мальброт дистанционно руководил отделами сегрегации и пропаганды.


Это было большим везением, увидеть такого человека по видеосвязи.


— А06, вы самый удивительный работник на моей памяти. Ещё никто не отказывался от жилищных преференций, талонов на еду и права на дополнительное спаривание.


— По моим оценкам, это привело бы к отклонению от справедливого распределения ресурсов, а я старался максимально следовать правилам стабильного общества. Я даже считаю, что после получения мною преференций мои коллеги, имена которых я привёл в донесении №2197, могли начать гнаться за аналогичной наградой нечестными методами. Подставляя других, выбирая надёжных подчинённых вместо эффективных и преувеличивая свои достижения. А оставшиеся не у дел стали бы работать лишь для галочки, чтобы только входить в нормативы. Конечно, и сейчас есть подобные проблемы, но в небольших размерах и только из-за профессиональной конкуренции.


— И вы так легко перебороли соблазн?


— Меня интересует только работа.


— Такая преданность делу не может остаться без вознаграждения. Вы должны войти в историю нашего общества, как образцовый гражданин. Ваша жизнь станет примером для вдохновения. А награда — это завершающий символ, знак успеха и, если так можно выразиться, праведности. Не бойтесь трений внутри коллектива, мы подавим их тщательным контролем и наказаниями. Вы получите новое жильё и даже больше. Скажите, чего вы хотите на самом деле?


— Я… хотел бы узнать наше будущее. К чему мы идём?


Мальброт усмехнулся в ответ.


— Какой интересный выбор, хотите стать носителем большого секрета? Что ж, полагаю, такую просьбу мы вполне можем удовлетворить. Слушайте. Рано или поздно, но нас ждёт ресурсный голод. И мы будем вынуждены снова обживать поверхность, что является тяжелейшей научно-технической задачей. Но это только полбеды. Чтобы решать такие проблемы, нужны хорошие кадры. А их число и качество постепенно сокращается. Мы переживаем настоящую деградацию. Когда-нибудь придётся искать новые источники ресурсов, и я боюсь, что это будет наша последняя, неразрешимая проблема.


— Но мы поддерживаем высокий уровень интеллектуального развития! Я бы заметил неладное…


— Это потому, что вы не имели доступа ко всей базе данных. А из общей статистики следует, что, например, словарный запас постоянно сокращается, так же уменьшается количество новых идей и изобретений. Деградацию можно увидеть даже по статистике развлечений. Круг интересов сужается, а апатия возрастает. Творческие люди вымирают, а исполнителей и приспособленцев становится всё больше.


Естественно, мне рассказали не всё, но этого было вполне достаточно, чтобы сделать выводы. Я прекрасно знал, что никто не занимался проблемой освоения поверхности. Никто не считал это возможным, именно поэтому мы и спустились под землю. Вся наша стратегия была направлена на то, чтобы максимально продвинуться вглубь, пробурить шахты, найти полезные ископаемые, построить подземные теплицы и продолжать освоение до тех пор, пока природа не излечится от ран. Но видимо, этого было недостаточно. Если командный состав не ошибался, то мы все шли к часу икс, к катастрофе с непредсказуемыми последствиями.


Знания даруют скорбь, я впал в меланхолию. Неужели мы обречены на моральное разложение и голодную смерть? Неужели все труды пойдут прахом? Ответом на депрессию стал поиск новых методик выявления гениальности. Это всё, чем я мог помочь нашему социуму. Но, к сожалению, я приближался к пенсионному возрасту и перестал укладываться в нормативы. А мои ученики уже были готовы заменить своего учителя и продолжить дело самостоятельно. Что ж, нас всех в конце ждёт переработка, и нужно принять неизбежное с достоинством.


Именно тогда, в последние дни жизни, я приблизился к ответу, к видению будущего. Я просто решил посетить напоследок своих лучших учеников. Тех, кто показал самые отчётливые способности к той или иной работе. Естественно, я начал с представителей элитных каст, и они все выражали крайнюю благодарность. Каждый был рад тому, что не оказался этажом выше. Это был неосознанный и незапланированный поход по бункеру. Я даже и не собирался заходить на первый этаж. Однако я оказался и там, чтобы встретить очень интересную личность под именем Х33. Он был одним из немногих, кому нравилось выходить на поверхность с самого начала, его манили легенды о безграничных красотах природы.


Скажу честно, до этого я не поднимался к жителям верхнего этажа и не следил за их судьбой. Я не считал их деятельность интересной и научной. И мне казалось, что наверху должна царить депрессивная атмосфера и безмолвие. Но здесь пахло настоящей жизнью и раскованностью, меня встретили с радушием и даже предложили заманчивую идею.


— Эй, А06, — сказал Х33, — вам просто необходимо увидеть старый город. Мы можем устроить вам безопасную прогулку по самым красивым местам.


К своему удивлению, я принял решение, даже не подумав о долге и обязанностях. Мне действительно просто захотелось подняться наверх и получить напоследок новые впечатления. Всё, что оставалось сделать, это попросить Мальброта о маленьком исключении из правил.


Впервые я увидел что-то, от чего подкосились колени. Я оказался абсолютно не готов к встрече с новым миром. Здесь было слишком много пространства, света и циклопических зданий. Мне приходилось держаться за руку своего проводника и смотреть только под ноги. Лишь изредка я поднимал глаза и пытался разглядеть эту необъятную красоту. Но уже через двадцать минут появилось головокружение, дрожь и панический страх. Мне захотелось немедленно уйти с улицы и спрятаться где-нибудь в укромном месте. Как ни странно, мои спутники быстро поняли, в чём дело, и мы отправились в ближайшее, безопасное строение. Это оказался полупустой мебельный склад. Здесь были прочные стены и ставни, а на полу валялись деревянные стулья с табуретками. Я наконец-то смог присесть и передохнуть.


— Захватывающее зрелище, не правда ли? — Х33 встал напротив меня. — Здесь тысячи зданий на многие мили вокруг. И такие города можно найти в любом направлении отсюда. Они просто наполнены сокровищами, фотографиями, книгами, инструментами, радиодеталями и даже рабочими компьютерами. Нужно лишь углубиться в почву, разобрать подвалы и забрать заветный приз.


— Зачем вы тратите на это драгоценное время и воздух? Наша главная цель – топливо и цветные металлы. Всё остальное вторично. А устраивать глубокие раскопки вообще запрещено. Сколько людей вы уже погубили на минах и химических снарядах ради каких-то книг? Вы должны делать то, что вам велят, и не более того.


— Когда-то так и было. В дневниках наших старожил написано, что раньше с нами ходили конвоиры, а в костюмах устанавливались камеры. Всё было расписано до мелочей. Но контроль постепенно ослабевал, следящие устройства изнашивались, а военные начали бояться и лениться выходить на поверхность. Весь надзор уменьшился до подсчёта поступающих ресурсов. Пока мы приносим хороший навар, до нас нет никому никакого дела. А может быть, военные слишком заняты другими секторами? Я слышал, у вас там царит паранойя, склоки и стукачество?


Х33 говорил легко и уверенно. Но меня эта беседа уже начинала беспокоить. Мы приблизились к необсуждаемым темам.


— Вы слишком много сплетничаете и фантазируете. Особенно для человека, который не был даже на третьем этаже. Никаких склок не существует, это отбор наиболее компетентных и результативных.


— А наши смотрители думают иначе. Их легко подкупить за банку консервов или бутылку спиртного. Они могут рассказать самые грязные подробности из жизни бункера или закрыть глаза на нарушения техники безопасности. Мы можем даже уходить из бункера на несколько дней, и никто не удивится.


— Вы превышаете дневную норму облучения в пять раз?! И как вы тащите с собой столько баллонов с воздухом? Это что, какая-то шутка или бравада?


— Я же говорил, мы разгребаем руины и находим много чего интересно. Вот здесь, к примеру, скрыт мини-бункер со всеми удобствами. Хозяин уже давно умер, а мы стали использовать его дом как перевалочную базу. А ещё в этом районе отрыли законсервированную научную станцию и несколько складов со слесарными инструментами. И такие находки есть в каждом городе. Когда-нибудь мы решимся на великое освоение и останемся здесь навсегда. Конечно, на поверхности живётся несладко, приходиться прятаться от бурь, отбиваться от заражённых животных, искать топливо и запчасти, но оно того стоит.


— Неужели вы всерьёз думаете, что вам позволят просто уйти?


— Я думаю, что наши начальники не такие умные, как это может показаться. Мы нашли государственные архивы и узнали много интересных вещей. Вы знаете, что на самом деле не было никакой техногенной катастрофы? Нет? Ну конечно, такому не учат в школах. А как началась третья мировая война знаете? Они утверждали, что смогут безнаказанно нанести ядерный удар по врагу. И ударили первыми. Превентивно. Считая, что враг не сможет ответить. Когда же оказалось, что они ошибались и на наши головы посыпались бомбы со всякой дрянью, эти высокопоставленные идиоты заявили, что есть надёжный план спасения, но для этого всё равно нужно продолжать войну. И не произойдёт ничего страшного, потому что “у нас технологическое преимущество”. Ну, сами видите, чем это закончилось. Кстати, вы не задумывались над тем, почему никто больше не боится врага? Ведь он тоже должен сидеть в бункерах с кучей оружия, с баллистическими ракетами, с техникой и жаждой мести? Наши горе-руководители кричали о том, что создадут развивающиеся подземные города, что противник не сможет сделать ничего подобного и вымрет с голоду на зараженной и отравленной земле. А мы спрячемся на глубине и выживем. Но у них не хватило извилин понять, что это тупик. Враги же бросили все силы на строительство космических кораблей и отправили самых здоровых и умных на новую родину. На Марс. Может показаться, что это ужасное решение: они оставили умирать миллионы своих людей, но тем самым дали будущее новым поколениям. А у нас всё наоборот. Поначалу мы спасли множество жизней, но взамен получили вымирание и вырождение. Теперь у нас целая планета, окутанная бессмертной заразой, ядерной зимой, ураганами и химикатами. А они всего лишь высадились на Марсе с терраформером и кучей оборудования. И знаете что? Мы до сих пор принимаем их сигналы. Они хотят получить ответ и услышать, что новые люди справляются с катастрофой, восстанавливают природу и живут в мире и согласии... Надежды тают, и крепнет убеждение, что Земля – проклятая помойка, бесконечная долина смертной тени.


Его слова произвели на меня сильное впечатление, Х33 заставил посмотреть на вещи под другим углом. И именно в тот момент я действительно увидел будущее. Оно мутное, извилистое и полно сюрпризов.

Показать полностью
374

Двенадцатая жизнь

Джек Кансен дошёл до ручки. Он закрылся в своём кабинете, выкинул телефон и встал на край подоконника. Нужно было сделать всего лишь один шаг и довериться гравитации. Но ноги Кансена отказывались подчиняться, и ему пришлось схитрить. Специально для этого он взял с собой бутылку виски и начал пить. А времени уже почти не оставалось – в дверь ломились полицейские. Если они ворвутся внутрь, то всё закончится плачевно. Начальник Кансена сбежал с деньгами клиентов и сделал его крайним. И это лишь часть беды, которая свалилась на голову простого менеджера строительной фирмы. Совсем недавно от него ушла жена, причём громко стукнув дверью, сделав аборт и забрав половину имущества. Сразу после развода начались финансовые проблемы. На плечи Кансена упали большие долги, а теперь появились ещё и обвинения в воровстве. До какого-то момента Кансен стоически терпел каждый удар. Ему помогала книга «Путь самурая», которая учила бессмысленности и тщетности жизни. Но угроза тюрьмы стала последней каплей, и он решил воспользоваться главным советом книги – в ситуации «или-или» без колебаний выбирай смерть.


Наконец алкоголь сделал своё дело, ноги подкосились и Кансен обрёл покой. Он отбросил страх и тревожные мысли. И на смену страданиям пришла удивительная лёгкость, ощущение счастья. Но эта иллюзия длилась лишь один короткий миг. Раздался чей-то голос, и Кансен начал медленно приходить в сознание.


— Зря ты это сделал, сынок, — перед ним стоял доктор с морщинистым лицом и холодным взглядом, на его бейджике было написано «Лайнел Финд». — Ты больше не сможешь ходить. Но это ещё полбеды, куда хуже то, что под тобой оказался кабриолет, в котором сидела молодая и ни в чём неповинная леди. Скоро придут следователи и предъявят обвинения.


Ощущение лёгкости быстро исчезло. Кансен вспомнил всё и был сильно расстроен. Он хотел вернуть прежнюю радость и отказаться от ужасного прошлого. Кансен собрался с силами и решился на вторую попытку. Ему вспомнилась любимая Япония, самураи и особенно ниндзя. Последние никогда не сдавались и в критический момент могли даже откусить себе язык. В этом случае смерть наступала либо от болевого шока, либо от кровопотери.


Кансен последовал их примеру и получил очень неожиданный результат. Вначале последовала жуткая боль и агония. А потом всё закончилось, он не потерял сознания, не почувствовал вкус крови и даже язык оказался на месте. Но зато мир вокруг Кансена изменился до неузнаваемости. Стены рухнули и обнажили пустое белое пространство. А доктор вскипел от злости и стал метаться по комнате.


— Вот сволочь! Как можно было додуматься до такого в здравом уме? Это опять японцы со своим кодексом чести?! — Финд крушил мебель и ни на что не обращал внимания.


В это время Кансен обнаружил приятный сюрприз – гипс и паралич полностью исчезли. Он сразу же поднялся, огляделся и с философским спокойствием самурая окликнул доктора.


— А что, собственно говоря, происходит?


Финд, услышав своего пациента, остановился и с трудом взял в себя в руки. Его глаза всё ещё были наполнены гневом, а ладони периодически сжимались в кулаки.


— Ты обманул систему. Тебя приговорили к одиннадцати жизням. Это высшая мера наказания. И каждая жизнь заканчивается насильственной смертью или удавшимся самоубийством.


— Одиннадцать жизней? Это что, первая?


— Нет. Радуйся, всё позади.


— Но я ничего не помню.


— Это потому, что большая часть твоей памяти заблокирована. Но не волнуйся, я всё исправлю, — в глазах доктора вспыхнули злорадные искорки.


Финд щёлкнул пальцами, и мозг Кансена чуть не разорвался от шока. Он вспомнил предыдущие жизни, и каждая была наполнена страданиями и разочарованием. Для Кансена они все были до ужаса реальными. Он действительно ощущал себя и мелким уголовником, сгнившим в тюремном аду, и падшим алкоголиком, продавшим себя за бутылку, и продажным полицейским, который бегал от мафии и собственных сослуживцев, и даже нелегальным эмигрантом на рабской стройке.


Вскоре боль сменилась возмущением, и у Кансена возникло множество вопросов.


— За что мне всё это?! Что я такого натворил?


Доктор пожал плечами. Он немного смягчился и говорил уже без злости.


— Я не знаю. Меня не интересуют такие мелочи. Чтобы сохранять профессиональные навыки, нужно держаться от пациентов на расстоянии. Тем более что я специалист широкого профиля, — Финд заложил руки за спину, а его голос стал возвышенным, как на параде. — Я создаю масштабные и трагические произведения, которые не связаны с самим преступлением жертвы.


— Боже мой. Неужели я всё это пережил?


— Большая часть воспоминаний ненастоящие, — с некоторым сожалением успокоил его Финд. — Нет смысла моделировать всю жизнь от самого рождения. Нас интересует только часть с наказанием. Именно эти моменты ты и прожил в реальности. Ну, почти в реальности. Это криосон. Твоё тело находится в законсервированном состоянии, а мозг получает полную имитацию сигналов от внешнего мира. Так что можно сказать, что для тебя всё было как по-настоящему.


— Я хочу вернуть свои воспоминания.


— Исключено! — радостно оскалился Финд. Казалось, ему доставляет истинное удовольствие сообщать неприятные для пациента новости. — Твоя исходная память полностью и окончательно удалена. Считай, что это часть наказания.


— А я вообще смогу жить в настоящем мире? У меня хватит навыков, чтобы освоиться?


— Ничего страшного, привыкнешь. Настоящий мир почти не отличается от того, что ты видел. Просто есть несколько новых технологий.


Доктор Финд говорил с лёгкостью и пренебрежением, ему было действительно безразлично будущее своих пациентов. Он был одним из немногих, кто не имел ни совести, ни сострадания. Лайнел Финд просто не понимал подобных вещей, они казались ему бессмысленными и иррациональными.


— По-моему, всё это слишком жестоко, — сказал Кансен, скорее рассуждая с самим собой, чем с безумным доктором.


— Криосон – самое гуманное и справедливое наказание в истории. Нет никакого ущерба для здоровья, никаких лишних трат и достигается максимально эффективное перевоспитание! — похоже, что Кансен затронул любимую тему доктора Финда. — Представь себе, что можно сделать с преступником, имея хоть крупицу фантазии. Любого убийцу можно сделать многодетным и любящим отцом, чтобы отобрать жизнь каждого ребёнка прямо на его глазах. Насильника можно сделать хрупкой девушкой, а потом бросить его в лапы ненасытных монстров. Те, кто продают наркотики, просто обязаны испытать их разрушительное действие на себе. Воры должны понять вкус утраты и голодной жизни. А самые падшие попадают ко мне для полного морального уничтожения. Разве это не справедливость? — Финд говорил о своей работе с большим воодушевлением, его глаза загорелись восторгом, а на лице появилась кровожадная улыбка.


— Вы можете менять разум человека?


— Нам позволено корректировать воспоминания. Если человек помнит, что он, например, менеджер и в него заложили нужные навыки, то разум не заметит ничего странного. То же самое с расой и полом. Но, к сожалению, есть большие ограничения. Никому не разрешается лезть в мысли человека, и каждое изменение памяти утверждается начальством. Мне так и не позволили удалить твои воспоминания о самураях. Они являются неотъемлемой частью твоей личности.


— Вам никто не говорил, что вы чудовище? — спросил Кансен с искренним интересом и без капли упрёка. Ему казалось, что доктор давно оторвался от реальности и не отвечал за свои поступки.


— Естественно, говорили, — Финд гомерически рассмеялся. — Нужно быть слепым, чтобы не заметить столь очевидного. Но это великое благо, когда каждый занимает своё место. Я заслуженный творец кошмаров, палач высшей категории. Мои произведения не пользуются большой популярностью, но их запоминают до конца жизни.


Кансен выдержал паузу, собрался с мыслями и перешёл к самому главному.


— Меня немного пугает следующий вопрос. Однако я думаю, что тянуть бесполезно. А что будет дальше?


Финд снова стал серьёзным и мрачным.


— Есть небольшая дилемма. Если следовать правилам, то я должен тебя отпустить. Но мои полномочия позволяют истязать преступника долгие годы. И мне кажется, тебе не помешает ещё одна дополнительная жизнь.


Картина в голове Джека Кансена окончательно сложилась – Финд любит доводить жертв до отчаяния, чтобы они молили о снисхождении. Но Кансен никогда не жаловался на суровую жизнь, не выходил из себя, не проклинал судьбу, не просил Бога о помощи и старался забыть все несчастья. Видимо, этим он и раздражал Финда.


— Всё что угодно, только не это! — Кансен решил обмануть доктора и разыграть спектакль. Он упал на колени перед Финдом и стал просить о прощении.


На лице палача появилась ухмылка и удовлетворение.


— А ты не такой кремень, каким хочешь показаться… Ладно, думаю можно принять во внимание смягчающие обстоятельства. Всё-таки ты нашёл уязвимость системы. В следующий раз я выбью жертве зубы и сломаю челюсть. Или остановлюсь на радикальной альтернативе. Придётся дать человеку то, ради чего он захочет жить до самого конца. Нить, которая будет удерживать от самоубийства. К примеру, жизнь сына или предсмертное обещания матери… Кстати, вот анкеты, которые нужно заполнить, — Финд метнул стопку бумаг в лицо Кансена.


— Что это?


— Данные для статистики, — Финд сладко улыбнулся и стал потирать руки. — Мне нужно знать, какие трагедии произвели на тебя самое сильное впечатление, что ты чувствовал при каждой утрате, какие мысли терзали душу и не давали уснуть по ночам. Всё это нужно для создания моих новых творений.


— Может быть, после?


За спиной Финда возникли страшные картины. Кансен увидел всех своих знакомых, которые корчились в самых изощрённых муках.


— Хорошо-хорошо, я просто спросил.


— Вот и славно.


Через тридцать минут Кансен закончил нудную писанину. Его палач обрадовался тщательно заполненным анкетам и перешёл на более официальный и отстранённый тон.


— Мистер Джек Кансен, вы можете идти дальше, — указал рукой на появившуюся деревянную дверь.


У Кансена создалось впечатление, что Финд потерял к нему интерес. Теперь доктора волновали только эти бумажки.


— Это конец?


— Почти. Остались сущие пустяки. Ваше дело рассмотрит последний двенадцатый палач.


Кансен поспешил войти внутрь и обнаружил другую бесконечную комнату, но уже чёрного цвета. Это было некоторое подобие кабинета без стен и с большим архивом бумаг. За столом сидел крупный человек в зелёном френче, на его груди было написано «У.Д. Хенкер». Он выглядел как помесь военного и бюрократа.


— Присаживайтесь, — довольно любезно кивнул он вошедшему Кансену, — в ногах правды нет.


— Спасибо, я постою, — Кансен встал перед Хенкером. — У меня есть столько вопросов, надеюсь, я получу ответы?


— Конечно, но всё по порядку. Вначале о деле. Я подвожу итоги и даю дополнительные наказания в случае необходимости.


Хенкер открыл толстую папку и стал быстро перелистывать страницы.


— Итак, первая стадия пыток, — голос его был профессионально сух и лишён эмоций. — Уголовные преступления. Убийства, насилие, воровство, мошенничество, наркомания и коррупция. Я бы добавил ещё азартные игры, но четвёртый палач предпочёл коррупцию. Здесь всё хорошо, вы страдали по полной программе. Вторая стадия – особо тяжкие преступления. Терроризм, торговля органами, маниакальные наклонности… Вот тут непорядок, — он нахмурил брови и постучал пальцем по бумаге. — Видите ли, седьмой палач решил, что вы можете получить психоз и приостановил программу. Но я считаю иначе.


— Что это значит? — у Кансена возникло нехорошее предчувствие.


— Скорее всего, я назначу вам недолгое возвращение в седьмую жизнь. К психологическим пыткам и телесным наказаниям. Но посмотрим дальше. Третья стадия – экономические преступления и бюрократия, — он метнул на Кансена быстрый взгляд. — Хм, видимо, у вас есть задатки на этом поприще. Вы долго и успешно сопротивлялись, но вас всё-таки сломали. Ладно, будем считать, что третья стадия закончилась успешно. И теперь самое главное – четвёртый этап.


Хенкер замедлил чтение и удивился.


— А вот это уже перебор. Здесь сказано, что вас пытал Лайнел Финд. Причём четыре раза подряд. Это нарушение правил. Для каждой новой жизни должен выбираться новый палач, это основной закон, — на его лице промелькнуло возмущение и раздражение. Он отложил бумаги и снова задумался.


— Это плохо? — Кансен решил прервать затянувшееся молчание.


Хенкер поморщился, потёр подбородок и доверительно сообщил:


— Это ужасно. Мистер Финд — самый жестокий палач криосна. Удивительно, что вы не сошли с ума. Знаете, думаю, что с вас достаточно. И дальнейшие пытки просто бессмысленны.


— Вы серьёзно? — с недоверием переспросил Кансен.


— Естественно.


Сбоку от стола появилась кушетка. Хенкер указал на неё со словами:


— Просто лягте и постарайтесь уснуть. Вашему разуму потребуется время, чтобы вернуться в реальность.


Кансен сразу же лёг, но не стал закрывать глаза.


— А можно задать пару вопросов до отбытия? Мне не терпится узнать правду. Кто я такой?


— Какой-то юрист.


— А поконкретнее? Из какой я семьи? Я женат? Кто меня встретит на той стороне?


— В реальном мире вас никто не ждёт. Вы одинокий сирота-подкидыш.


Кансен огорчённо вздохнул.


— Жаль, а то я уже начал мечтать о нормальных родственниках... А за что меня приговорили к высшей мере?


— Сейчас, подождите, — Хенкер снова принялся листать дело, нашёл нужную страницу и удивлённо хмыкнул. — Ни за что. В графе «преступление» стоит прочерк.


Кансен встал с кушетки и ринулся к палачу.


— Что?!


Хенкер отбросил Кансена одним движением руки на пол.


— Остыньте. Вы не в том положении, чтобы жаловаться.


— Чёртовы изверги! — Кансен медленно поднялся на ноги, но его ещё шатало от удара и психологического потрясения.


— Я здесь не при чём. Вы согласились на высшую меру наказания добровольно. Вас никто не принуждал. Но это было необходимо. Взамен вы получили самую привилегированную должность в нашем обществе. Вам будет позволено продлевать собственную жизнь по желанию. Я уж не говорю про деньги, статус и власть.


— Я не понимаю о чём вы, — Кансен стал терять равновесие и схватился за край стола.


— Вы верховный судья, ваша честь, — сказал Хенкер с подчёркнутой вежливостью и почтением. — Теперь понимаете? Благодаря предварительному наказанию вы станете выносить точные и справедливые приговоры. И если вы когда-нибудь ошибётесь, то вас будет ждать всего лишь пенсия или временное отстранение. Неправильный приговор является серьёзным преступлением, но вы заплатили за него заранее.


Хенкер уважительно взял Кансена под руки и направил к кушетке.


— Не волнуйтесь, ваша честь, у нас будет ещё очень много времени, чтобы всё обсудить и осмыслить, мы все тут – тесная и дружная компания. И я уверен, что вы станете хорошим судьёй и руководителем.

Показать полностью
26

Путешествие среди сомнений и лжи

Глава 1


- Какая изумительная картина! Двигатели корабля разбиты в хлам, мы летим по сбитому курсу в космическую пустоту, а капитан валяется в восстановительной камере с простреленной головой! Надеюсь у вас есть разумные объяснения случившемуся?! - система безопасности недавно подняла старшего помощника Джека Боумена из криосна, и теперь он выражал справедливое недовольство и непонимание, пока остальная часть команды возилась с телом капитана в мед блоке.


- Нет, - сухо ответил пилот Райан Тайлер - этот человек даже собственный дом сжёг на спор без тени эмоций, он всегда говорил просто и невозмутимо, то ли от вселенского просветления и достижения нирваны, то ли от скрытого алкоголизма.


Боумен прекрасно понимая, что Тайлер говорит абсолютно серьёзно, переключился на техника Сидни Риверс, которая как раз заканчивала настройку восстановительной капсулы.


- Сидни?!


- Да мы сами ничего не поняли! Капитан Крул просто обезумел, он как с цепи сорвался и побежал громить машинный отдел с плазменным резаком на перевес.


- И вы его пристрелили?


- Отчасти. Мы пытались его остановить, но он хотел окончательно вывести двигатели из строя. Я сказала Тайлеру, чтобы он сделал что-нибудь, - Риверс наконец отвлеклась от панели медблока и повернулась к старшему помощнику Боумену.


- Какое у него состояние?


- В ауте. Компьютер пытается найти в оставшихся мозгах сознание, но это надолго.


- Двигатели? Курс?


Риверс развела руками.


- Первым делом вы возились с Крулом, чтобы он не окочурился. Но я успела отдать приказы ремонтным роботам, чтобы они начали базовый ремонт и консервацию. Здесь мы всё сделали по уставу, а что касается курса, то летим по инерции куда-то в никуда, тут докапывайся до нашего горе-пилота, - Риверс постепенно приходила в себя и в ней просыпался токсично-огненный характер, соответствующий её панко подобной внешности.


- Райан! Беги на капитанский мостик, настрой навигационный компьютер, чтобы мы как можно быстрее вернулись на главную магистраль.


По иронии судьбы пилот не занимался пилотированием, он настраивал и контролировал искусственный интеллект, который прокладывал диковинный маршрут среди космоса на сверхсветовой скорости. И Тайлер, как опытный и прирождённый специалист в своём деле, чувствовал машину на уровне интуиции, он мог спокойно полулежать за пультом управления, менять ползунки на панеле одной рукой и пить пиво другой. Поэтому пилот только и ждал, когда же его наконец отпустят отдохнуть на работу. Остальная часть команды занималась чем-то подобным: они настраивали систему, которая будет работать вместо них. Риверс заправляла стаей ремонтников, связист Тоби Ванг, который в тот момент стоял в самом углу, заведовал электронными мозгами корабля, а Джек Боумен в свою очередь стоял над ними и организовывал их так, чтобы они тоже работали как хорошо отлаженный механизм. Единственный, кто выпадал из общей канвы - это сам капитан Штефард Крул, человек который ставил задачи перед коллективом и занимался “коммерциализаций”. Именно старые армейские друзья Крула помогли основать ему эту небольшую транспортную компанию, они владели большей частью бизнеса и подкидывали ему выгодных клиентов. Коммерческая удача капитана позволила таким разным людям жить вдали от невзгод и тяжёлого физического труда. Им нужно было лишь поддерживать существующий порядок и не сходить с ума.


У Риверс появилось желание выйти на первые роли и покомандовать, и она даже не знала, чего хотела больше - сунуть шпильку в спину капитана или показать себя в роли хорошего управленца.


- Дело ясное, мы должны записать в бортовом журнале, что капитан Крул потерял дееспособность и нам пришлось взять управление кораблём в свои руки. Он больше не может отвечать за свои поступки, и даже если он очнётся в ближайшем будущем, то мы будем вынуждены изолировать его в закрытом помещении.


Боумен не показал ни капли удивления и сразу же принялся контратаковать. Он прекрасно знал, что порыв Риверс нужно было тушить также, как и первые ростки пожара, иначе она начнёт штамповать свои инициативы как пирожки с конвейера.


- Кто был рядом с капитаном, когда с ним случился этот так называемый приступ “безумия”?


- Так называемый?! Ты на что намекаешь? Что я могла ошибаться?


- Да.


- Мне лучше знать, что я видела!


- И что ты видела?


- Мы сидели на кухне, ужинали с Тоби, а капитан молча смотрел в окно иллюминатора. Потом он повернулся к нам, весь вспотевший и смотревший сквозь нас, просто ужас. Он реально чокнулся.


- Весь диагноз по мимике лица за пару секунд?


- Тоби может подтвердить!


Связист наконец решил открыть рот.


- Да, да, я тоже это видел.


- Каким образом? Учитывая то, что вы всегда сидите друг напротив друга?


Тоби Ванг сдался и вернулся к молчанию, но Риверс не собиралась сдаваться просто так.


- Штефард побежал как ошпаренный, мы последовали за ним следом и догнали только в машинном отделе. Он уже не слышал, что мы ему говорили, он потерял адекватность.


- Окей, убедила, он псих. Объясни, как он сошёл с ума?


- А откуда я могу знать? - возмутилась тому, что от неё требуют думать в том направлении, которое ей не нравилось.


- Никто не становится безумцем по щелчку пальцев. Должны быть события, предыстория, процесс. А мы ничего такого не видели.


- Перед нами конечный результат! Псих, который пытался нас всех погубить!


- Конечный результат это то, что капитан по какой-то причине решил повредить двигатели и ничего нам не объяснил. Вот единственный настоящий результат, а всё остальное - домыслы.


- Психический срыв - это самое разумное и единственное объяснение.


- А он что, сильно напрягался? Мы тут живём как в Раю, каждый кайфует как ему нравится.


- А откуда мы можем знать, что у него было в голове? Штефард вёл себя как бездушная замкнутая скотина. Даже мои роботы ремонтники проявляли больше чувств и доброты, чем он.


- Спокойный и рациональный человек неожиданно сошёл с ума от того, что был спокойным и рациональным?


- Да! Все маньяки такие! Из-за слишком большой правильности у него кукушка поехала.


- Такие маньяки действительно существуют. И они действуют согласно своему безумию. Холодно и рассудительно. Они не бросаются сломя голову устраивать экспромты. А если это был нервный срыв, то он должен являться результатом внешнего давления, напряжения, суматохи и всего прочего, чего мы видим только на планетах вроде Земли.


Риверс испустила дух и взялась одной рукой за голову.


- Погоди, ты меня совсем запутал.


- Мы даже не прошли и трёх сосен, а ты уже заблудилась. А я могу таких вопросов накидать ещё с десяток. Может быть мы уже не будем распространять голословные теории и будет отталкиваться от фактов?


- Да ты просто верный пёс, любимчик капитана, всегда рад выполнять его команды!


- Конечно, я рад выполнять его команды! Блаженны старшие помощники, у которых капитаны всегда правы! В отличие от тебя, он ещё никогда не ошибался. Вспомни, даже в экстренных ситуациях, когда решение нужно было принимать за пару секунд, он выбирал самый лучший вариант. Когда толпа пиратов ворвалась к нам в грузовой отсек, у нас почти не было шансов на спасение. Но Штефард мгновенно нашёл выход и вызвал перегрев вентиляционной системы в трюме. Груз сдетонировал, огонь сжёг половину судна и уничтожил всех бандитов, их посудина развалилась на части. Расчёт капитана оказался верным. Мы выжили, наш корабль выдержал удар, мы смогли провести аварийный ремонт и даже дойти своим ходом до местной заправки-астероида.


- Выжили?! Штефард не задумываясь зажарил Джеймса и Вики!


- Если бы он “задумался”, то пираты успели бы добраться до мостика и убили вообще всех. Комиссия признала его действия как единственно правильными. Штефард объяснил и обосновал каждый свой поступок. Ни у кого не возникло никаких вопросов. А что ты скажешь следователям, когда они спросят про имеющийся мотив убийства?


- О чём ты?


- Думаешь комиссия поверит в твою историю про внезапное безумие? Послушай их возможную версию - тебе не нравился Штефард, ты хотела смены руководства, ты подговорила остальных членов команды, чтобы организовать спектакль. Вы просто его пристрелили, а двигатель повредили после.


Риверс выпучила глаза и потеряла дар речи. А Тоби Ванг наоборот начал выражать своё удивление в устной форме.


- Вы ведь не собираетесь обвинять Сидни?!


- Нет, конечно! Я хочу расставить все точки над i. Если Штефард действительно сошёл с ума, то нам не мешало бы найти какие-нибудь свидетельства о его психологических проблемах. Тогда мы выйдем сухими из воды, и никто не будет задавать нам скользких вопросов.


Сидни наконец выдохнула с облегчением, она уже не думала спорить с Боуменом, который получил все карты в руки. Теперь он мог спокойно вести расследование по своим правилам и без помех с её стороны.


- Предлагаешь обыскать комнату капитана? - спросила Сидни.


- Да. Давно пора, - Боумен переключился на голосовую связь через наручные браслеты, - Райан! Как наши дела?


Вместо ответа он услышал звук открывающейся бутылки пива, так Тайлер говорил, что всё идёт своим чередом.


- А можно поконкретнее?


- Раньше мы летели в одну пустоту, а теперь мы летим в другую пустоту, в сторону той пустоты, которую мы зовём главной магистралью.


- Верни пиво в холодильник, встречаемся в комнате капитана. Будем проводить обыск, нам нужны меткие глаза и нетрясущиеся руки. Конец связи.


- Может быть я лучше пойду к своим роботам? - Риверс одновременно хотела глянуть на вещи капитана и думала о своих игрушках.


- Нет. Я не хочу спешить с ремонтом. Вдруг капитан хотел нас уберечь от чего-то.


- Ты так сильно ему доверяешь?


- Просто боюсь ошибиться.


Больше всего на свете Боумен хотел сейчас вернуться к шахматам, нардам и вэйци. К бесконечной тренировке с могучим искусственным интеллектом, чтобы улучшить свой навык и попробовать в будущем одолеть самого Крула. Ему нравились абстрактные логические игры, он погружался в них и уходил от тревожной реальности. Вместе с капитаном они устраивали многочасовые битвы в вэйци, сопровождая их чайными церемониями, выполненными по всем древним традициям.


Но теперь весь этот идеализированный мирок дал первую и глубокую трещину.


Глава 2


- Что ищем? - пилот Тайлер ничего не делал без чётких инструкций, он просто стоял посередине комнаты и смотрел как другие проводят обыск.


- Просто перебирай вещи и откладывай самое подозрительное в центр комнаты, - ответил ему Боумен, погрузившись в шкаф с одеждой.


- Какой критерий подозрительности?


- Хм. Всё что ты не ожидаешь увидеть в капитанской комнате.


Тайлер молча подошёл к большому книжному шкафу.


- Это всё лишнее.


Боумен подумал, что пилот Райан Тайлер напал на какую-то мысль и тоже подошёл к шкафу.


- Почему?


- А кому вообще нужны книги в наше время?


- Это гиперкниги, каждая страница это примитивный мнемо-материал, который меняется при правильном прикосновении к нему. Фактически на каждой странице ещё одна книга.


- Всё равно бред.


- Штефард - весьма старомодный человек.


- Слишком беспорядочные знания. Физика, Квантовая механика, Медицина, Биология, Философия. Ничего значимого, кроме истории самогоноварения, - ради интереса взял книжку в руки, из которой сразу же выпало напоминание капитана самому себе - подарить Райану на день рождения.


Сидни Риверс достала небольшой металлический сейф из-под кровати. Все сразу же обернулись на это чудо, как на знак свыше. Техник Риверс многозначительно обвела коллег взглядом, выдержала паузу и выдала свою сокровенную мысль.


- Держу пари, что там что-нибудь безумное и дикое, вроде кукол вуду, картин кровью или маринованных насекомых.


- Или документы с деньгами, - поддержал беседу связист Ванг.


- Сейчас узнаем, я кое-что прихватила, через пару мгновений я вскрою этот музейный экспонат.


Все с напряжением стали смотреть, как техник Риверс склонилась в откровенной позе над сейфом и колдует своим компактным плазменным резаком. Ей понадобилось две минуты, чтобы аккуратно снять петли и замок. Вскоре дым улетучился в вентиляционные каналы, и они смогли спокойно заглянуть внутрь.


- Вижу деньги и документы, я победил в пари? - Ванг попытался пошутить, чтобы разрядить обстановку.


- Подожди, с деньгами и бумажками всё понятно. А это как понимать? - Боумен указал на детский кибернетический конструктор “собери себе искусственный интеллект, для детей старше тринадцати лет”.


- Это детский конструктор, - Тайлер был в своей стихии прямолинейности.


- Спасибо, кэп. Но что он тут делает среди важных вещей? - Боумен отодвинул всех и сам взял коробку в руки, под ней оказалась открытка “С днём рождения Робби! Моему любимому внуку”, старший помощник вскрыл конструктор и обнаружил обычные чипы и компьютерные детали, - Ванг! Посмотри на эти штучки. По-моему тут что-то не то.


- Ну, да. Это не детский конструктор, это детали передатчика зашифрованных сигналов на короткие расстояния. Всё хорошо замаскировано и стилизовано под конструктор, но тем не менее тут дорогие запчасти. Им можно пользоваться для скрытого общения на околопланетных дистанциях.


- Зачем капитану такое средство связи на корабле, в котором всего этого уже в избытке? Этому есть только одно объяснение, оно нужно для тайных и незаконных переговоров. Крул скрывал от нас какие-то тёмные дела.


- Но капитан Крул не выглядит как преступник. Он никогда не нарушал закон и не сидел в тюрьме, - Вангу не верилось, что вокруг него рушится привычная картина мира.


- Наш дорогой капитан что-то скрывает. Давайте вспомним всё, что нам известно о его прошлом.


- Прямо сейчас?


- Да. Капитан спешил, видимо, из-за какой-то опасности. Поэтому нам тоже нельзя медлить. Начнём. Первый и главный факт о капитане Штефарде Круле - он армейский человек, он воевал в Великую гражданскую войну. И тут сразу же странность. Я ни разу не слышал, чтобы Штефард упомянул свою воинскую специальность, - Боумен оглядел своих коллег, которые подтвердили это предположение, - более того, он вообще старался не упоминать свою прошлую офицерскую жизнь.


- Предположим, что Штефард жил по поддельным документам и вообще не служил в армии, - в спокойной обстановке Тоби Ванг выступал как интеллектуальный оппонент Боумену, - тогда он связан с бандитами. Но кому сдался наш небольшой кораблик? Кому нужны услуги старого капитана?


- Ты счастливый человек, Тоби, похоже, что ты живёшь внутри идеального мира программ.


- Он ужасен! Там сплошные баги и костыли!


- Я к тому, что ты забыл про кое какие “мелочи” нашего мира. Напомню тебе, что Великая гражданская война закончилась не так уж и давно. Мы победили хаос в центральных мирах, и выгнали его на периферию. Но мы до сих пор не добили сепаратистов Кмеров, они устраивают вылазки на планеты федерации и воруют ценные ресурсы. Им как раз нужны шпионы и информаторы вроде нашего капитана. А ещё из наследия войны осталась замечательная наркомафия, оружейные бароны и анархисты. Всем этим господам нужны услуги контрабандистов. Стоит упомянуть и последствия ужасных религиозных конфликтов - культисты Дэфы и ещё орден Сардана.


- Проклятые биотеррористы, - прошипела Риверс от тяжёлых воспоминаний.


- Лучше и не скажешь - проклятые биотеррористы. Вот примерный список ублюдков, которые могли купить услуги нашего капитана.


- Мы же образцовый корабль! У нас прекрасный бизнес! - парировал Тоби Ванг.


- На первый взгляд да. Но может быть мы добились успеха именно потому, что нас щедро финансировала наркомафия? Откуда у нас столько успешных контрактов? Как капитан всегда находил идеальных клиентов? Я не знаю, но нам лучше выяснить это до прилёта на Рейфлис, когда нам начнут задавать каверзные вопросы.


- Допросы, - Тайлер что-то вспомнил и поспешил выдать это коллегам, - когда Штефард выпивал, что случалось редко, то он начинал рассказывать весёлые истории. Все они были про какие-то расспросы, разговоры с подвохом и поиском истины среди лжи.


- Но он никогда не называл это допросом?


- Нет. Но сейчас я понял, что это именно допросы. Содержание всех разговоров было весьма специфическое, вопрос-ответ, вопрос-ответ, а собеседник не хочет говорить, но он должен сказать что-то в ответ, - пилот Тайлер развёл руками и снова замолчал.


- Тогда всё понятно, - поспешил с выводами Тоби, - значит он служил особистом или во внутренних войсках. Может быть он немного стыдился того, что не воевал по настоящему, а занимался подавлением партизанской деятельности.


- Да. Похоже на то, что Крул состоял в карательных отрядах, - Боумен любил называть вещи своими именам, - но такие люди придумывают себе легенду. Они рассказывают, что были связистами, помощниками в робо-артиллерии, медбратьями или типа того. А тут выходит, что своей таинственностью Крул наоборот привлекал к себе внимание, значит сам факт службы в армии таил в себе опасный секрет.


Риверс выдохнула, она покрылась потом из-за жаркого микроклимата в капитанской комнате. Повинуясь рефлексу, она выкрутила кондиционер на минимум.


- Думаю, - откашлялся Ванг, - что я выражу общее мнение, сказав, что мы идём по дороге сомнений.


- И если бы мы не пошли по этой дороге, то не обнаружили бы тайный передатчик капитана. Надо лишь продолжать идти дальше и мы разгадаем головоломку. Давайте парни, продолжайте думать, Тайлер смог вспомнить кое-что, и вы сможете.


- Ещё капитан любил только крепкое пойло, - к пилоту пришло ещё одно озарение, - наподобие рома или виски, и он пил так, чтобы его сразу прошибло.


- Хорошо, добавим это в копилку фактов о Круле. Продолжаем в том же духе. Что ещё?


- Ну, - Риверс попыталась тоже показать себя умной, - ты действительно прав насчёт скрытности капитана по военной теме. Мы не нашли ни одной награды, грамоты, жетона или памятной фотографии с сослуживцами. Ему нечего было стесняться в собственной каюте, он мог держать здесь всё, что угодно.


- Да, да, молодцы, мы копаем в правильное русло. Чёрт, как же здесь жарко…


Они все посмотрели друг на друга, словно к ним пришла одна и та же идея: “А любил ли капитан жару?”. Все сразу стали рыться в памяти и пришли к выводу, что Крул действительно избегал холодов и стремился даже к жаре, чем к простому теплу.


- Поэтому он и пил ром, чтобы испытать чувство согрева. Наверное, это привычка с тех холодных времён, когда они согревались как могли, - Тайлер добавил ещё один пазл в головоломку.


- Ага. Значит он служил в крайне холодных местах. И он никогда не упоминал, что боиться холодов. Неужели это тоже было его секретом?


- Это совсем бред, - Ванг почти возмутился такому предположению.


- Но он ведь действительно избегал холода, стремился к жаре и никому об этом не рассказывал. Почему? Потому что это наводка на место его службы.


Боумен стал чесать подбородок и вспоминать события Великой гражданской войны, которая длилась с разной интенсивностью десятками лет.


- Эх, ничего не приходит на ум, кроме катастрофы на Антартисе. Холодный ад с недружелюбным населением, который зачищали наши войска. Там как раз участвовало множество карателей с нашей стороны. Но это невозможно, федерация бросила всех своих солдат на произвол судьбы - они все умерли.


Старший помощник Джек Боумен случайно разгадал загадку, теперь перед всеми всплыла очевидная теория - биотеррористы и религиозные фанатики Дэфы были единственными, кто занимался запрещёнными науками о мёртвых. Только они могли оживлять трупы.


- Дэфы? Неужели вы думаете, что капитан мог связаться с ними, это же психопаты! - Ванг хотел вернуться в прежний мир, где всё спокойно и никто не нарушает закон.


- Это хуже, чем безумие, Тоби, - ответил Боумен, - конечно, наша пропаганда говорит, что это обыкновенные отбросы и дегенераты. Но это тот случай, когда СМИ не показывает всего ужаса. У них есть идеология, возведённая в религию - самые лучшие и избранные люди должны жить вечно, засчёт органов бесполезных и глупых. Они развили самые бесчеловечные и негуманные технологии ради достижения своих целей. Вполне возможно, что когда Дэфы оживили Штефарда, они внедрили ему скрытые инструменты контроля. Они спокойно могли внести еле заметные, но чувствительные изменения в мозг. Известны случаи, когда их жертвы страдали от сильнейшей боли, если не употребляли специфический наркотик, производимый только в лабораториях культа. Как сказала Сидни - это проклятые биотеррористы.


Сидни оживилась, услышав своё имя.


- Теперь мы знаем, что делать дальше. Кто бы мог подумать, что мы будем искать контрабандное биооружие на собственном корабле?


Глава 3


Джек Боумен предполагал такое развитие событий ещё до похода в капитанскую каюту, по его мнению контрабанда была основным и самым частым грехом, который искушал капитанов с незапамятных времён. “В самом деле, какие ещё тёмные дела мог творить Штефард с транспортным кораблём?” - в который раз подумал старший помощник, накручивая круги в собственной каюте. Он нисколько не интересовался обыском, который проводили остальные члены экипажа в грузовом отсеке, Боумен справедливо считал, что если они найдут какие-то детали и химикаты Дэфов, то это никак не прояснит ситуацию. Это поможет обвинить капитана и отчитаться перед комиссией, но тайна останется неразгаданной.


- Если есть какая-то опасность, то почему Крул ничего не рассказал? Почему не оставил мне записку или хотя бы намёк? Почему он так спешил?


Боумен остановился перед шахматной доской - его король находился в цугцванге и любой ход приводил к ухудшению ситуации. Старший помощник вздохнул и сбросил своего короля, сигнализируя компьютеру начать партию сначала.


- Это какой-то пазл, у нас есть конец истории - как Крул громит двигатели, и самое начало, как Крул попадает в руки Дэфов. Но самая важная часть картины отсутствует. Что было в середине?


Матёрый игрок прекрасно понимал, что если не продумывать комбинации, если не просчитывать ходы, то поражение придёт как неизбежная расплата. Поэтому он продолжал думать и собирать имеющиеся факты словно очередную головоломку.


- Тоби говорит, что у капитана нарастало чувство тревоги. Он ходил на иголках и чего-то ждал, кусал ногти, бегал к иллюминатору. Но ведь ничего не произошло!


В гневе Боумен сбросил шахматную доску - чёрные и белые фигуры перемешались друг с другом на полу. Теперь старший помощник понял, что нужно было обращать внимание не только на те вещи, что произошли, но и на те, что так и не случились. Он поднял чёрного короля как символ озарения и помчался со всех ног в грузовой отсек, чтобы поделиться идей с коллегами лично.


Он пробежал пару коридоров, спустился по лестнице и со всех ног ворвался в трюм. По его лицу уже было понятно, что Боумен до чего-то догадался, но и у остальных были новости. Риверс торжествующе смотрела на находки, которые достал её робот из урановой руды. Их очистили от излучения и теперь вся команда могла изучать эти странные электромагнитные генераторы повышенной мощности, соединённые с мгновенными объёмными распылителями хим реагентов. Ради вежливости и проявляя терпение, Боумен задал очевидный вопрос.


- Что это?


- Ничего хорошего, - ответила техник Риверс, - мы попытались провести беглый анализ химикатов в устройстве, и вроде это штука воздействует на мозг. А вот зачем нужны электромагнитные генераторы нам совсем непонятно.


- Оставим этот пазл на будущее. У меня есть идея насчёт мотивов капитана, - все приготовились слушать, затаив дыхание, - мы уже недавно летали в этот звёздный сектор. Мы также отвозили урановую руду и я уверен, что там было оружие массового поражения. Капитан видел эти устройства, и он попытался понять, что это такое. У Крула широкий багаж знаний, боевой опыт, богатая библиотека и уйма времени в путешествии. У него закралось подозрение, что это супер оружие имеет огромную разрушительную мощность, что оно может превзойти все ожидания своих создателей. А ещё я уверен в том, что наш корабль должен был пролетать мимо связного Дэфов на главной магистрали. Но что увидел Крул вместо этого? Ничего! К нему стало приходить осознание, что мы летим в никуда, в центр Апокалипсиса, который поглотил даже своих создателей. Мы вообще не встретили встречных кораблей на своём пути. У нас заканчивается топливо, нам некуда лететь, впереди только Рейфлис и неизвестная опасность.


Команда корабля не проронила ни слова, они молча посмотрели друг на друга, а потом снова повернулись в сторону Боумена.


- Ваша дорога из сомнений привела в какой-то абсурд, - Ванг выступил от лица всех.


- Задумайтесь, всё сходится!


- Это просто теория, неподкреплённая никакими доказательствами.


- А что если мы рискуем собственными жизнями? Что если нам вообще нельзя приближаться к Рейфлису?


- Тогда мы умрём от холода и нехватки кислорода. Как вы правильно сказали, мы далеко в космической периферии, рядом есть только звёздная система Рейфлис, наше горючее на исходе, а поломки в машинном отделе оказались серьёзнее чем мы предполагали. Если мы хотим выжить, то нам придётся лететь дальше.


- Хорошо, всё так. Но не будем спешить. Давайте хотя бы приглядимся к тому, что происходит в местных колониях?


- Кхм. Мы уже близко. До нас дошли первые сигналы с Рейфлиса.


- И что? - Боумен занервничал внутри, он не понимал по какому сценарию развиваются события.


- Дэфы произвели серию терактов - очередное биохимическое оружие, которое вызывает панику, безумие, приступы буйства и жажду разрушения. В колониях большой погром, но они уже сейчас заняты восстановлением. Как тебе такой расклад? Крул отравился небольшой дозой яда или вируса, который имел долгосрочный и отложенный эффект.


- А у меня есть такое мнение, что Дэфы никогда не делали ничего подобного. Здесь что-то неладное. Я бы понаблюдал за колонией издали перед посадкой.


Пилот Райан Тайлер вышел вперёд, чтобы закончить разговор.


- Мы высаживаемся на Рейфлис. Не вставай на нашем пути.


Боумен прекрасно понимал, что у каждого в кармане лежит боевой пистолет, поэтому он не собирался доводить дело применения силы.


- Давайте придём к компромиссную решению.


- Каким образом? - с Тайлером было тяжело торговаться, но старший помощник не боялся таких трудностей.


- Я останусь на орбите с капитаном и его кораблём. А вы спускайтесь вниз на спасательных шлюпках.


- Мне нравится комфорт. Я лучше заберу весь корабль.


- Тогда тебе придётся пристрелить меня и объяснять это убийство перед комиссией. В свою очередь я обладаю полной легитимной властью на этом корабле, в отсутствии капитана все его полномочия переходят ко мне. Пока вы работали в грузовом отсеке у меня было достаточно времени, чтобы выпустить дрон с маячком. В назначенное время он начнёт передавать сообщение, что на корабле был бунт. Сигнал обязательно дойдёт до колонии, шестерёнки бюрократического аппарата завертятся, и по всем традициям морского права вас повесят за шею.


- Похоже на блеф.


- А зачем я так экстренно бросил вас во время обыска? Лишь для того чтобы запереться в собственной каюте? Как ты думаешь, кто тут у нас любитель логических игр, головоломок, длинных комбинаций и просчитывания событий?


- Ты.


- Если вы подумаете ещё немного, то поймёте, что я прошу не так уж и многого. С другой стороны, вся ответственность за последствия ложатся на мою шкуру.


- Деньги в капитанском сейфе.


- Это тоже только через мой труп.


- Дай подумать, - Тайлер обернулся к своим единомышленникам, которые совершенно не собирались пачкать руки ради лишней наличности, они просто хотели спасти свои жизни любой ценой, - хорошо, мы высаживаемся в спасательных шлюпках.


- Постойте!


Риверс взорвалась от негодования.


- Да ты задолбал уже! Что ещё?!


- Возьмите с собой передатчик капитана.


- Зачем?


- У меня появились подозрения насчёт вашего будущего. И я хочу подтвердить их как только вы приземлитесь на Рейфлис.


- С удовольствием! Я отправлю тебе торжественный привет как символ моей правоты.


- Скатертью дорога.


Техник Сидни Риверс и пилот Райан Тайлер отправились на выход к спасательным шлюпкам, но связист Тоби остался стоять на месте. Через пару секунд они поняли, что произошло, что-то неладное.


- Тоби, что-то случилось? - окликнула его Риверс.


- Я останусь с Джеком.


- Что? - хором ответили все, и первым возмутился сам Боумен, - Где логика, Тоби? Вы решили валить, так валите, я вас не держу.


- Я надеялся, что мы пойдём вместе. Я не хочу бросать вас одного на пустом и сломанном корабле, вам может понадобится помощь, если произойдут неполадки.


- Ну ты и шутник.


- К тому же я всегда могу сесть на последнюю шлюпку и спуститься к коллегам. Но надеюсь, что я смогу вас переубедить.


Джек Боумен махнул рукой и отправился прочь из трюма.


- Делай что хочешь, только не попадайся мне на глаза, вы мне все надоели.

// продолжение в комментариях

Показать полностью
3

Беспощадная жизнь, великодушная смерть

Глава 1


- Как же я устал… Я словно умер при жизни.


- Так прыгай в мои объятия, я заберу всю твою усталость.


- Не могу, я дал клятву отцу, что исправлю наши ошибки. Я должен остановить корпорацию.


- Это так мило и так тщетно. Неужели ты думаешь, что сможешь изменить мир?


- В любом случае это очень важно для меня.


- Я так люблю тебя, милый, ты один из немногих, кто смотрит мне в лицо. Ты ведь на всё готов ради победы?


Дерек Коул держался из последних сил, несколько дней он шёл среди бескрайних песков мёртвой пустыни, но даже в таком состоянии он без раздумий ответил на этот тяжёлый вопрос.


- Да.


- Тогда заключим сделку. Я помогу завершить тебе свой путь, а потом ты будешь моим.


***


Одинокий странник наконец вышел из Великой проклятой пустыни, теперь перед ним был захолустный город Венисвил - фронтир отделяющий пустошь от цивилизации. Коул взглянул на однообразные здания из серого бетона, и его глаз зацепился только за один объект - трёхэтажное строение с крупной вывеской: “Бар Отель Бордель”. Уставший путник невольно отправился в это заведение словно мотылёк на огонь. В режиме зомби Коул зашёл внутрь, огляделся и подошёл к человеку за стойкой бара, к Бобу, хозяину этой клоаки. Тот сразу же налил гостю порцию виски. Коул вначале выпил, а потом спросил.


- За что?


- Восхищаюсь твоим бессмысленным упрямством. Ты первый человек, который пересёк проклятую пустыню живым.


- Я в этом сильно сомневаюсь, - без тени иронии ответил Коул, только сейчас его глаза начали привыкать к темному помещению, и он заметил, что бармен стоит как вкопанный, словно его ноги прибили к полу.


Крепкое зелье Боба заставило Коула немного протрезветь от знойного безумия пустыни. Он начал задаваться разумными вопросами.


- Как вы догадались, что я прошёл через этот Ад?


- Во-первых, я знаю всех приезжих, я знаю как и на чём они прибывают в нашу маленькую дыру. К тому же у нас не очень “респектабельное” заведение и к нам заходят в последнюю очередь. Поэтому вначале я узнаю слухи о новом госте, и только потом вижу его у себя. А ты, судя по жёлтой пыли, явился из ниоткуда с восточной стороны, где ничего нет. Во-вторых, ты выглядишь именно так, как должен выглядеть человек, который пересёк Проклятую пустыню наземным путём. На твоём плаще куча ожогов от кислотного дождя. Твои дорогие ботинки из крокодиловой кожи покрыты слоем химикалий, которые выпадают только в глубине чистилища, да и взгляд у тебя мертвецкий. Надеюсь ты не проделал весь этот путь пешком?


Из-под плаща Дерека Коула выглядывал дорогой коричневый костюм и серый галстук в полоску, несмотря на всю свою “побитость” этот человек выглядел как персона из бизнес-элиты.


- Слава Богу нет. Мы собирались в спешке, но у нас были машины, оборудование и решительность. Потом нас сильно потрепало в пути. Бури, дожди, плазменные вихри...


- Ты видел небесный огонь?


- Во всей красе. Электроника сдохла, машины сгорели, люди разбежались в разные стороны.


- Если останешься в моём заведении и будешь пересказывать эту историю, то станешь местной достопримечательностью.


Бармен Боб улыбнулся от всей души. Все любили этого пухленького, лысого, спокойного и умудрённого жизнью человека. Дерек Коул ещё не знал, что пристрелит Боба из-за его неуместной жадности.


- Мне нужна информация и комната.


- К сожалению все места заняты.


С верхних этажей раздался звук от выстрела дробовика и шум упавшего тела, словно кто-то уронил большой мешок картошки.


- Похоже, что Мо решил не выплачивать долги. Если вы подождёте минут десять, то мы освободим номер. Предлагаю выпить пива за тем столиком в углу.


- Лучше воды и стейк. А что насчёт информации?


- Готов ответить на любые вопросы. Особенно учитывая то, что в нашем мире всё стоит денег.


- Повстанцы. Мне нужно связаться с Красными Хаммерхэдами.


- Ты бы ещё попросил мешок кокаина с базукой.


- Я смотрю на твои хитрые глазёнки и вижу, что у тебя есть товар. Как не крути, но мы два прожённых барыги, так что не тяни время. Сколько ты хочешь за выход на Хаммерхэдов?


- Сотню.


- Есть шестьдесят серебряных прямо сейчас, - твёрдый эквивалент ценился больше из-за сильной инфляции бумажной массы.


- Продано! И теперь моя очередь удивляться. Откуда ты знал, что найдёшь здесь контакт с повстанцами?


- Твои клиенты - это бедные рабочие, шахтёры, которые не могут позволить себе ничего, кроме этого дешёвого пойла. По-моему это благодатная почва для Красных Хаммерхэдов.


- Тебе просто повезло.


Коул отсыпал тридцать серебрянников на стойку бара.


- Остальное когда я поговорю с их местным командиром.


- Ещё пятёрка за обед.


- Получишь когда я увижу стейк на своём столе, - помахал на прощание бумажной банкнотой.


Дерек Коул присел в самый дальний угол и поддался усталости, поток мыслей медленно уносил его в бессознательную дрёму, а перед глазами стали проноситься события прошлого. Коул предал корпорацию Регнар, он бросил ей вызов, попытался найти сторонников и устроить серию диверсий. Ему удалось расстроить планы компании, но производственные мощности Регнар раскинулись на оба побережья Северной Америки, и для окончательной победы нужно было уничтожить их главный оплот в Калифорнии. Киллеры компании преследовали команду Коула и им пришлось пробираться к цели через Великую проклятую пустыню - их загнали в ловушку, в место, откуда никто не возвращался живым. Эта пустошь, возникшая после химической катастрофы, поглотила весь центр Северной Америки, она разделила страну пополам, и никто не решался пробраться через её ужасы по земле. Корпорация Регнар надеялась, что Дерек Коул затеряется в ней также, как и все их грязные секреты.


Через некоторое время дрёма Коула сменилась на тревогу, он не мог привести свои мысли в порядок - слишком много деталей головоломки, они как перемешанные пазлы летали у него в голове. Наконец мимо него прошла официантка, брюнетка в чёрной блузке, и уронила со своего подноса острый нож, который упал прямо перед Коулом.


- Ах, да.


Дерек Коул вспомнил, что мир находится на лезвии ножа, скоро всё грохнется в пучину войны и неопределённости. Поэтому он здесь, для того чтобы найти оружие против корпорации Регнар, против организации, которая собирается нажиться на глобальной катастрофе. Официантка обернулась на секунду, чтобы добродушно улыбнуться и продолжить выполнять свою работу.


Через пять минут Коул получил свой жёсткий стейк и горькую воду, еду которая показалась ему самой вкусной в жизни. А потом ему принесли и допотопный проводной телефон - средство связи с Красными Хаммерхэдами.


- Говорит Дерек Коул.


- Это из той семейки тиранов? - молодой голос не отражал насмешки или иронии, для звонившего это был очевидный факт.


- Да, лучше и не скажешь, - устало ответил Коул.


- Окей, а я Рич Финли, солдат, сражающийся за справедливость, за свой народ, а не за прибыль.


- Громко сказано, а у меня всё намного проще. Я хочу уничтожить чудовище, которое мы породили. Как вам такая тема для разговора?


- Продолжайте, звучит неплохо.


- Мне нужны люди, чтобы организовать диверсию, возможно будет много жертв.


- Я вам не доверяю. Скорее всего это опять будут разборки между богатыми выродками.


- Вы не любите убивать толстосумов?


- Не люблю бесцельно проводить время, завалишь одного, а на его место уже лезут два новых.


- Вижу у вас богатый жизненный опыт.


- Не будем ходить вокруг да около, мы с радостью поучаствуем в этом весёлом мероприятии, если нам заплатят. Деньги очень хорошо послужат нашему делу. Надеюсь вы не растеряли свою платёжеспоспобность?


- Конечно.


- Вы не в бегах?


- Официально нет, я честный законопослушный гражданин. На моём хвосту были киллеры компании Регнар, но они пока думают, что я затерялся в пустыне.


- Как вы собираетесь расплачиваться? - в голосе чувствовалась интрига и нетерпеливость.


- Перед началом своей бурной деятельности я предусмотрительно распихал наличность в разные банковские ячейки.


- Договорились. Будем через час у Боба, отдыхайте и никуда не спешите, - бросил трубку.


Дерек Коул с раздражением отодвинул телефон на столе - его собеседник даже не запросил цену, естественно он собирался взять всё просто так. Они приедут, прикуют его наручниками к батареи и будут бить, пока не вытрясут все деньги, а у него из оружия только один пистолет и пара обойм.


- Боб! Моя комната готова?


- Да, мистер, сейчас я проведу вас в апартаменты, - бармен наконец вышел из-за стойки и теперь Коул мог увидеть, что на нём был надет экзоскелет для инвалидов, металлическая конструкция окутала его ноги и поднималась до спинного мозга.


Бармен Боб шёл тяжело и медленно, с тихим скрипом и щёлканьем, заметив странный взгляд Коула, он ответил на незаданный вопрос.


- Да, это дорогая игрушка, приходиться постоянно покупать к ней детали и чинить. Экзоскелет связан с нервной системой, и если он плохо настроен, то приносит немалую боль. Каждый ваш серебряный доллар пойдёт на мою спокойную жизнь.


Наконец они поднялись по лестнице на второй этаж, здесь тоже давно никто не убирался - бордовый ковёр запачкали серой грязью, бежевые обои пожелтели и покрылись дырами, люминесцентные лампы на потолке постоянно мигали.


- Это устройство очередное творение корпорации Регнар, - Коул сразу перешёл на свою волну, - они специально делают такие товары, чтобы нажиться на одном человеке несколько раз!


- Ну, такие же ублюдки как и все. Но они создали кое-что действительно хорошее.


- Например?! - они остановились у двери в комнату номер десять.


- Метаголь. Они взяли всё самое лучшее от алкоголя и убрали негативные последствия для здоровья. Пей, напивайся, а завтра всё будет как с чистого листа.


- Может быть в этом и есть зловещий смысл? Раньше людей останавливало то, что это может плохо кончиться. А теперь все пьют каждый день.


- Потому что жизнь тяжёлая, - открыл дверь перед Коулом.


- Интересно знать из-за кого?


- Из-за нас всех. Разве мы с вами не вносим вклад в общее безумие? Или вы строите из себя святого?


Дерек Коул вздохнул, естественно он был далеко не безгрешным человеком.


- Тогда дайте выпить. Скажите, чтобы принесли в номер бутылку вашего ужасного виски. Это как раз то, что мне сейчас нужно.


- Всё есть в минибаре, цены там же.


Боб “поспешил” вернуться к делам, оставив Коула наедине. Но тот и не собирался отдыхать, Коул знал, что время быстротечно, что здесь уже скоро появятся Красные Хаммерхэды. Поэтому он первым делом взял бутыль метаголя и постучал соседу напротив.


- Доброе утро! Мать вашу… - голос на той стороне не определился со своим настроением.


- Эй, брат, мне выпить хочется, а не с кем, - помахал пузырём перед дверным глазком.


- Так, стоп! Предлагаешь мне халявное пойло?!


Человек сразу же открыл дверь и получил бутылкой прямо по лбу. Он упал вглубь своего номера и потерял ориентацию. За это время Коул закрыл за собой помещение, выдернул шнур от лампы и принялся связывать постояльца номера. Вскоре человек был прикован к батарее с кляпом во рту. Но он нисколько не обиделся и даже пытался что-то сказать, он делал намёки глазами и головой в сторону драгоценной бутылки. Коул вытащил кляп.


- Вот вообще пофиг на всё, только дай обнять любимую и никакой кляп и верёвки уже будут не нужны.


- О времена, о нравы! Скажи мне напоследок, где тут ближайший огнетушитель?


- Направо по коридору!


Через пару минут каждый получили своё. Пьяница уже был на седьмом небе, а Дерек Коул подготовился к визиту гостей. Они приехали на полчаса раньше, чем обещали. Две машины резко затормозили перед барделем, группа людей помчалась к номеру №10. Четыре человека вломились внутрь и начали стрелять из электрошоковых пистолетов по комнате. Испытав разочарование они огляделись по сторонам, они не понимали что происходит, пока в комнату не прилетел огнетушитель, потом появился и сам Коул и сделал пару выстрелов по красному баллону. Пена под давлением вырвалась наружу и создала взрывную волну, которая временно оглушила нападавших - они попадали на пол. Пока налётчики приходили в себя, Коул схватил того, который казался поумнее и стал бить его головой об пол.


- Где Финли?!


- Ждёт у барделя в машине!


- Есть рация?


- Да!


- Скажи, чтобы он сам пришёл сюда! - сделал пару выстрелов в пол, чтобы остальные солдаты Хаммерхэдов не вставали.


- Ричи! Подстава! Разберись с этим придурком сам, он схватил нас за задницы!


- Гектор! Вас сколько было?


- Четыре.


- А его сколько было?


- Один.


- Это мозгов у вас один на четверых! Жди, сейчас буду.


Коул раздавил рацию и забрал электрошоковый пистолет у Гектора - это была игрушка, которая стреляла электрическими зарядами. Коул не собирался убивать людей, которых планировал использовать в ближайшем будущем, поэтому он просто слегка поджарил их, чтобы те не мешались под ногами. Потом Коул изо всех сил побежал наружу по пожарному выходу, он предвидел, что Финли отправит вторую группу людей в номер, а сам останется на “безопасной” дистанции.


Перед самым выходом на улицу Коул остановился - его внимание привлёк плакат красивой девушки на двери пожарного выхода, это была брюнетка в чёрном бикини с длинными распущенными волосами и шикарной улыбкой. Коул хотел продолжить свой спринт, но он услышал знакомый скрип и рефлекторно выстрелил из пистолета через дверь.


Боб планировал поучаствовать в охоте, он почувствовал, что может схватить Коула и продать его Хаммерхэдам. Но Боб банально не успел устроить засаду, теперь он получил пулю и истекал кровью на асфальте перед собственной гостиницей. У Коула не было времени на размышления, он открыл дверь пожарного выхода, которая открывалась только наружу, перепрыгнул через тело Боба и помчался к парковке, где остановились машины повстанцев. Благодаря эффекту внезапности ему удалось подбежать сзади армейского хаммера и наставить пистолет на Финли сквозь боковое окно.


- Открывай! - приказал Коул.


- Ну, ты жжешь, мужик! - Финли рассмеялся, но открыл двери в машину.


Коул сел сзади и скомандовал ехать. Они отдалялись от злополучного отеля Боба.


- Я надеялся на цивилизованный разговор! - бушевал Коул с оружием в руках, - Я думал, что хотя бы вы думаете не о деньгах!


- С какой стати мы должны хорошо обращаться с угнетателями? Не вижу логики.


- Неужели вы думаете, что все бизнесмены одинаковые?


- Пока всё было именно так.


- Так вот я исключение!


- Честно говоря, я не знаком с историей вашей шайки-лейки. Я слышал про семейку богачей Коулов и только. Каким образом ты исключение?


- Отец отправил меня в филиал в Латинской Америке. Я пытался создать там нормальную организацию. С нормированным восьмичасовым рабочим днём, с пятидневной неделей, с отпусками, больничными и пенсией.


Финли надавил на тормоза и удивлённо обернулся к своему пассажиру.


- Что же вы же сразу не сказали, товарищ?!


- Потому что у меня ни черта не получилось, - Коул вздохнул с грустью, - В конце концов я не выдержал конкуренции и разорил филиал компании.


- И поэтому вы вернулись на родину?


- Не только. Наш отец, Гораций де Вир Коул оказался при смерти. Я приехал, чтобы проститься с ним.


- Не понимаю, где здесь связь с нынешними событиями?


- У нас с отцом всегда были разногласия по поводу развития компании. Но на смертном одре он осознал свою ошибку. Отец поведал о планах корпорации, что её нужно остановить, пока не поздно.


- А остальное семейство Коулов?


- Брат покрутил пальцем у виска и послал на все четыре стороны. Дэмиен всегда был любимчиком и управление компанией перешло в его руки. Отец просто не успел переписать завещание.


- Как всё у вас закручено.


- Мне нужна ваша помощь.


- А можно поконкретнее?


- Как ты понимаешь, я не случайно приехал именно в этот город.


- Да ладно, а как же наш сад открытых камней? Отличное туристическое место, - Финли думал, что у него прекрасное чувство юмора.


- И что там есть?


- Не знаю, я там никогда не был. Я же не турист.


- Вернёмся к делу. Здесь живёт одно чудовище. Глава службы безопасности Регнар в отставке.


- То самое чудовище?!


- Кличка Минотавр.


- Госпади Исуссе! Ну и запросы у тебя.


- Прежде чем уйти на “пенсию” он прикарманил экспериментальное оружие сокрушительной мощности. С его помощью мы сможем нанести удар по корпорации.


- Ну, завалить Минотавра это благое дело. Давно пора. Просто этот псих не приносил особого вреда простым людям, - про себя Финли подумал, что движению Красных Хаммерхэдов очень нужно современное оружие, и только ради этого стоит нанести визит к Минотавру.


- Я знаю, что он и раньше был ненормальным. А чем он занимается теперь?


- Он живёт в боевом экзоскелете, ходит в полном вооружении и ищет “приключения”. В последнее время Минотавр грабит местных наркобаронов, ворует у них товар и ждёт, когда они явятся мстить. Бандюки приходят к нему в особняк на окраине города и пытаются одолеть чудовище.


- Всё тот же маньяк. Вы сможете его прикончить?


- Зависит от цены. Нам нужны деньги для развития нашей партизанской ячейки.


- Миллион?


- Это что, стандартное начало для торга? Давай десять!


- Четыре. Мне тоже нужна ликвидная наличность для борьбы с компанией. И если делать пойдут хорошо, то я подкину ещё одну работёнку.


- Ладно. Мы поможем тебе, мистер Коул. Но потом ты объяснишь нам, как ты собираешься использовать чудо оружие Минотавра. Я не хочу стать соучастником кровавого преступления.

----------------------------------------------------------------------------------------------

Вторая глава в этой ссылке или далее в комментариях

Показать полностью

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Признайтесь, вы хоть раз, но заходили на Авито. Возможно, продавали старые книги, детские вещи или старинные, но совсем ненужные вам вазы или статуэтки. Когда звезды сходятся, покупка или продажа выходит крайне удачной. Как у наших героев.


1. @MorGott

Почти открыл свой магазин на Авито из детских вещей, из которых вырос его ребенок.


2. @Little.Bit

Привел с Авито третьего в их с женой уютное семейное гнездышко, и теперь они счастливы вместе.


3. @MadTillDead

Собралась с силами и продала на Авито все, что напоминало ей о бывшем.


4. @Real20071

Его жена доказала, что в декрете тоже есть заработок. Причем на любимом деле и Авито.


Своим удачным опытом они поделились в коротких роликах. Теперь ваша очередь!

Снимите видео об успешном опыте продажи, покупки или обмена на Авито, отправьте его нам и получите шанс показать свой ролик всей стране. Представьте, вы можете попасть в рекламу Авито! А еще выиграть один из пяти смартфонов Honor 20 PRO или квадрокоптер. Ну что, готовы принять вызов? Смотрите правила, подробности и ролики для вдохновения тут.

Отличная работа, все прочитано!